Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Верхний Тэмен » Пустая пропасть


Пустая пропасть

Сообщений 1 страница 30 из 46

1

http://clickscreen.ru/screens/3/23d92ea6.png
Весьма сухая местность, где редко встречаются звери. У очевидца всегда складывается такое ощущение, что пустыня достала даже эти высокие земли, и до сих пор их пожирает. Однако, здесь весьма часто можно встретить гнездящихся в скалах небольших птиц.

Ближайшие локации:
- Туманная изгородь (Верхний Тэмен)
- Восточный берег (Верхний Тэмен)
- Алые поля (Верхний Тэмен)
- Пустынный рифт (Верхний Тэмен)
- Красная река (Верхний Тэмен)
- Медовые холмы (Верхний Тэмен)

0

2

Лилит навряд ли могла бы даже предположить, как далеко ее унес Скайграспер, но время от времени ощущала, что орел начинал уставать. Он то снижался, причем настолько низко, что волчица спокойно бы могла выпрыгнуть и даже опуститься на все четыре, то вновь взмывал вверх, ухватываясь за шкуру "пассажирки" поудобнее. Впрочем, так или иначе, такая "синусоида" сохранялась недолго, и вскоре, как только под лапами Лилит огромная пропасть превратилась в плато, птица как можно аккуратнее поднесла ту к земле и выпустила из своих громадных когтей. Сам же синеперый красавец приземлился рядом, в паре метров от Лилит, чуть приопустив сложенные крылья. Смотрел в глаза волчицы так, словно ждал от нее благодарностей за столь нелегкий путь. А Нео пока что видно не было. По всей видимости, белый волк пошел в обход разверзшейся за спиной волчицы пропасти и вскоре должен будет здесь появиться, однако... Все же он был простым волком, и соревноваться в скорости с тем же Кирой ему было глупо.
Скайграспер что-то гаркнул на своем орлином, чуть вытянув шею и не переставая глядеть на волчицу. Пойми его, чего он хочет.

0

3

Когда пернатый начал вилять, меняя высоту, то поднимаясь, то опускаясь, у волчицы стало тяжело на сердце. Рыжая травница всерьез начала опасаться, что орел вдруг решит, что слишком много сил потратил на эту нежданную путешественницу, и решит сбросить внезапный балласт, совершенно не узнав, что думает по этому поводу сам "балласт".
Но длилось это не вечно. Орел отпустил Лилит, и та не успела охнуть, как оказалась лапами на твердой земле. Только теперь рыжая решилась открыть глаза и глянуть, что она стоит на обширном плато, пропасть осталась позади, и самая большая опасность - тоже.
Видимо, это и спровоцировало то, что к Скайграсперу у Лилит появилось некое доверие, смешанное с симпатией. Не выпустил, не бросил, и вот сейчас - сидит напротив, смотрит понимающими и выжидающими глазами.
- Нуу... Спасибо, Скайграспер, - произнесла хищница то, что, как ей казалось, от неё ожидали. Лилит действительно была признательна пернатому, потому как ожидала, что их путешествие окончится куда более плачевно.
Рыжая оглянулась, в поисках Нео - этой белой, спасительной фигуры сейчас очень ей не хватало. Только он мог понять, что на уме у крылатого хищника, только он мог рассказать Лилит, чего от неё ожидают.
Скаграспер курлыкнул что-то на своем, орлином, и травница окончательно растерялась, даже присев от неожиданности.
- Мне... Надо что-то сделать?
Настроение у Лилит было не самое "деловое". Она устала от долгой дороги, и сейчас была еще и морально измотана постоянным страхом за свою жизнь. Все, что хотела Лилит - просто лежать и не двигаться, застыть в одной позе и ждать, пока силы вернутся в её тело.

Отредактировано Лилит (2015-01-27 01:23:33)

+1

4

Судя по всему, орел был удовлетворен благодарностями волчицы - чуть расслабился, издал тихий клекочущий возглас и как-то по своему орлиному кивнул, чуть раскрыв крылья. Со стороны казалось, что орел довольствуется столь уважительным отношением, хотя на деле все было совсем иначе. Слишком уж гордый этот Скайграспер, посему смотрел на волчицу, как говорится, свысока, оценивая ее со всех сторон и не мог определиться, нравилась ли эта дама ему или нет.
На вопрос Лилит птица и вовсе отреагировала страннее некуда: раскрыла крылья, будто защищает свою добычу под лапами, раскрыла клюв, встряхнула головой, совершила действие похожее на кивок. Выглядело так, словно орел хотел, чтобы волчица поклонилась ему.
- Эй, не-е-ет, Скайграспер, - раздался крик невдалеке. - Прекрати свои дурацкие шуточки.
Появившийся откуда-то снизу, из-за края пропасти, Нео подошел к волчице и орлу и громко выдохнул, опустив голову.
- Фух, - усмехнулся он, глядя на Лилит. - Давненько я не пускался в такой спринт, - глянул на орла, ехидно ухмыльнувшись. - Ну а ты что? Не задирай нос перед дамой; она - волчица и слушать тебя не будет. К тому же, гостья, так что подбери-ка перья и веди себя как джентльмен.
Подпихивая орла лапой, Нео весьма быстро усмирил высоко мнящего себя Скайграспера. Он растерянно попятился, опираясь на крылья и едва не запинаясь, но после замолк и встал ровно.
- То-то же, - цокнул белошкурый волк и обернулся на Лилит, дружелюбно улыбаясь. - Как ты, Лилит? Страшно было, пока летела?
Уселся, быстро взглянул на небо, оценивая тучность облаков, и снова уставился на волчицу. Да, орлу требовался отдых, чтобы смочь нести груз дальше, поэтому Нео решил сделать недолгий привал.

0

5

Лилит несколько раз непонимающе моргнула. Неужели этот пернатый хочет... Да нет, не может быть. Он же просто орел! Большой, синекрылый и сильный орел! Но неужели он хочет, чтобы рыжая травница опустилась перед ним на колени?
Это уже слишком!
Впрочем, хищница почти сразу оценила свои перспективы. Вернуться назад не получиться не только потому, что она не знает куда идти: теперь она банально не дойдет - умрет где-нибудь по дороге. Но потакать всем желаниям крылатого...
Положения спас Нео, который, к счастью, так вовремя появился рядом.
Лилит радостно выдохнула:
- Нео, ты не представляешь себе, как я рада тебя видеть, - волчица позволила себе несколько лукавую и кокетливую интонацию, хотя вместе с ними в голосе прозвучали оттенки усталости, но попыталась приободрить себя.
Скайграсперу нужен отдых. Орел передохнет, и вновь понесет её... К спасению. Быстрее бы уже.
- Ничуть, каждый день это делаю, - отозвалась хищница, иронично улыбаясь. - На самом деле - толком и не поняла. Глаз не открывала весь полет.
Рыжая опустилась на землю, а потом и легла. Все же, так было куда проще держаться в ясном сознании.
- А разве ты не бегаешь так быстро, как Кира?
Лилит была несколько удивлена тем, что Нео не прибежал на место одновременно с ней и Скайграспером - слишком хорошо помнила травница, как её первый спаситель умчался вперед со скоростью света, когда полностью погрузился в свои мысли. Они ведь, кажется, вместе с Нео - из одной стаи, так почему же её новый провожатый не может развивать такую скорость?
В общем-то, задумываться об этом особенно не стоило: слишком много странностей вокруг происходило, что если подробно раздумывать над каждой - голова переполниться новой информацией, путаницей событий.

+1

6

Лилит было тяжело - это было видно по одной ее усталой морде. Интересно: каково это - быть на грани смерти, когда в твоем теле не остается черной спасительной воды? К счастью, подобного ему никогда не дано было испытать - Нео был абсолютно живым волком и не нуждался ни в каком труднодобываемом источнике. Вообще, среди Инноваторов бывших мертвоземцев было примерно поровну с живыми, но силами Обвинителей их всех удалось лишить судьбы стать иссушенными, и каждый из них теперь почти живой. Их сердца по-прежнему не бьются, но в проклятой черной воде они уже не нуждаются и живут жизнью обычных волков. Некоторых же пришлось возвращать к жизни полноценно. Киру, например. Потому что Обвинитель не может быть мертвым. Такая же участь ждет Асурана, когда подойдет его срок, хотя Нео все еще верил, что Кира немного образумится и разглядит в своем друге не самого достойного на эту роль претендента. Асуран слишком ветреный, порой его мотивы граничат с безумством, в то время как тот же Кира учится принимать правильные решения. Увы, отозвать передачу клейма может только тот, кто его дает, и только тогда, когда оно еще не передано. Поэтому время еще было.
Усевшись, волк запрокинул голову, разминая шею. Воу, волчица, кажется, совсем не льстит - ну да, в компании высокомерного орла, который, при желании, мог бы разорвать ее на мелкие клочки (безусловно, при условии, что того хочет спутник) торчать было не самым приятным. Жаль, что знакомство Скайграспера и Лилит оказалось таким... грустным. Но может быть, они со временем привыкнут друг к другу? Если, конечно, Минерва оставит волчицу в живых...
- Ладно, попробуем что-нибудь сделать. Раз это - добыча Киры, навряд ли Минерва к ней притронется, - прокомментировал мысль Нео и вздохнул.
Лилит, тем временем, прилегла - кажется, ей становилось тяжелее, и Нео обеспокоенно наклонился к ней. В тот же момент она задала такой странный вопрос, что белошкурый немного растерялся. Он повертел головой по сторонам, пытаясь найти слова, чтобы объяснить феномен.
- Нууу, - начал робко, но через мгновение продолжил более уверенно. - Мы с Кирой немного разные. Ты знакома с понятием "Обвинитель"? - вопросительно уставился на волчицу. - Существо, наделенное частью силы Судьи. В свою очередь, Судья - наивысшее существо, имеющее безграничные возможности. Обвинитель обязуется поддерживать в мире баланс, именно поэтому ему даруются Судьей необъяснимые ничем способности. Вот Кира - Обвинитель, а я - всего лишь простой волк. Просто много тренируюсь и поддерживаю себя в форме. Знаешь ли, волчицы любят крепких и подтянутых самцов, - усмехнулся, припомнив "требования" своей возлюбленной, и взглянул на орла. - А это - наши друзья. Их тяжело приручить, но когда находишь с орлами взаимопонимание, считай, у тебя появится настоящее бронебойное оружие, способное тебя защитить. Знала бы ты, какой у них потенциал... - вздохнул и вновь глянул на волчицу. - И все же... Никогда не был в вашем "мертвом" мире, и мне даже интересно, что же у вас на тех дальних землях творится. Расскажешь? - дружелюбно улыбнулся.

+1

7

Объяснения Нео не объяснили ничего. Точнее, они объяснили вопрос Лилит, но больше - только запутали. Какие-то Судьи, какие-то Обвинители, какие-то силы...
Хотя в сверхестественное Лилит верила (трудно в него не поверить, когда ты являешься всего лишь ходячим мертвецом), и то, что делал Кира было для рыжей травницы за гранью возможностей, хищнице на мгновение показалось, что перед ней стоит умалишенный.
Но всего лишь на мгновения. За последние несколько часов с ней произошло столько удивительного! И эти орлы, и все события, и непонятные слова и новости, которыми обменивались Кира и Нео.
Лилит показалось, что она стоит на пороге чего-то нового и неведомого, и от волнения у неё зачесались подушечки. Новая стая, новые возможности, в сравнении с которыми скудные попытки Вольных как-то наладить свою жизнь выглядели жалкой попыткой дергаться в непонятном направлении.
Что ждет её впереди? И что с ней могут сделать столь могущественные существа? А главное - как это можно использовать?
- И что же... Вы все делаете? Какова ваша цель? - небольшая пауза. - И какой ценой вы добиваетесь... Баланса в мире?
Значит, Кира не страдал манией величия, когда говорил, что следит за гармонией мира. Он сказал, что обвиняет этот самый мир... Сколько же могущества в существе, которое, как оказалось, вовсе не бросается столь сильными словами.
Но следующие фразы произвели на Лилит не меньшее впечатление. Глаза её удивленно расширились, и она чуть приоткрыла рот, будто бы собиралась что-то сказать, но слова застряли у неё в горле.
Рыжая все так же молча встала, хоть это и стоило ей усилий, и подошла к Нео, приподняла лапу и ткнулась ей в мягкий белый бок.
- Ты что... И вправду живой?! - наконец выдохнула Лилит то, что хотела сказать с самого начала.
Мягкий и теплый. Настоящий.
Что-то дрогнуло внутри волчицы. Лилит подумала, что это очень странно - чувствовать такое живое тепло. Ей захотелось прижаться к Нео, чтобы в полной мере ощутить то, что никогда, казалось, не чувствовала. Лилит знала, что раньше была такой же, как стоящий перед ней самец, но совершенно ничего об этом не помнила, а потому ей казалось, что разницы между двумя этими состояниями нет никакой.
Но Нео был теплый, а она, Лилит, стояла тут, и веяло от неё мертвецким холодом. И он был теплый всегда, и тепло жило внутри него, и он мог им кого-то согреть.
Интересно, жилось бы ей как-нибудь по другому, если бы она знала, что может кого-то согреть? Жилось бы всем мертворожденным по другому?
Как я жила вообще? Кем я была тогда? Было ли это все со мной?
Лилит казалось теперь, что все её знания о реальной жизни были обманчивыми: что общего у неё и у Нео?
А еще... Было еще кое-что. И Лилит знала о том, что ей хотелось узнать о живых больше всего. Узнать и услышать. Волчица была так взбудоражена, что даже пропустила вопрос Нео мимо ушей. Она лишь рассеянно дернула ухом, и переспросила:
- А?
Но тут же, не выдержав, наклонилась к грудной клетке хищника. Сейчас у неё было одно желание: прижаться ухом к этому заветному месту, где, как она знала, бьется сердце.
- Нео... Можно... Можно я послушаю? - спросила рыжая, несколько запинаясь от волнения. Она будто бы совершенно позабыла о том, что должна быть строгой, внимательной, что должна пользоваться любым предоставленным шансом. Забыла, что не так уж давно дала себе в очередной раз обещание - не поддаваться эмоциям, сильным эмоциям, таким, которые могут причинить боль. Забыла, что в свое время ей пришлось завоевывать доверие к себе со стороны своих состайников сначала один раз, а потом и во второй - уже с Вольными.
Все как-то смешалось в голове волчицы, оставив её, беспомощною, наедине с самыми сокровенными мечтами, наедине с чем-то, что было для неё самым большим чудом, которое ни в какое сравнение не идет со всякими силами, Обвинителями и Судьями.

+1

8

Почему Минерва выбрала в преемники именно Киру, сказать было сложно. Даже несмотря на ее теплое отношение к нему, нельзя опираться только на чувства, ведь Обвинитель - это не просто титул. Это ответственность за все живое. У Киры изначально-то и задатков не было, но его мировоззрение как-то по особому переплеталось с идеологией Инноваторов, что и он проникся к ним, и они к нему. Однако, несмотря на взаимопонимание между Кирой и остальными, сам он порой мог позволить себе вольности, которые шли в разрез с планами Минервы. Он любил говорить "так меня зовет сердце" и, судя по всему, считал это неплохим аргументом, когда поступал не по плану. Так или иначе, Нео всегда одобрял поступки Киры, хоть и часто волновался за него - слишком уж тот любил рисковать. А уж получив себе необъятную силу, почти и вовсе забыл, что такое "беречь себя". Видимо, так влияет это... клеймо Обвинителя. И ведь знала бы Лилит, насколько это тяжелая ноша...
Волк вздохнул и растерянно улыбнулся на ее вопросы. Как Обвинитель "обвиняет"? Забавно...
- Весь наш мир - это сплошное сражение. Кто-то получает слишком много, а кто-то не получает ничего. Несправедливо ведь? - вопросительно глянул на волчицу, потом устремил взгляд куда-то вдаль. - Даже в глубине твоей или моей души есть хоть маленькая, но жажда узнать или получить как можно больше, чем мы имеем сейчас, и задача Обвинителя - усмирять чужие амбиции. Если в мире есть что-то неправильное, то, что нарушает гармонию и баланс, Обвинитель должен это исправить. Путем слов или же путем силы - он имеет право использовать все имеющиеся возможности.
Образовалась пауза, Нео несколько погрустнел. Не хотелось огорчать эту волчицу раньше времени, но слова так и просились наружу. Благо, она очень кстати перевела разговор в другое русло. Да, точно, мертвоземцы ведь никогда не встречали живых волков. Насколько знает Нео, со слов Минервы и Лаки, на северной части Офирита живые волки были необычайной редкостью. Все это обусловлено их историей, в которой, к сожалению, все гораздо запутаннее и глубже, чем знакомо многим.
Лилит притронулась к нему лапой, будто перед ней стоял призрак, но волчица очень хотела ощутить его. Нео, конечно, призраком не был, но отказывать не стал - пусть хоть раз в своей жизни посмотрит, пощупает настоящего живого волка. И... что-то кольнуло в груди. В тот момент, когда она прильнула к нему, вслушиваясь в стук сердца. Горькая улыбка медленно расползлась по его морде - ему правда было жаль. Ей, мертвой, уже навряд ли выдастся возможность почувствовать и в своей груди биение сердца - она и жить-то не должна. Именно эти слова хотел сказать ей Нео - уж лучше, он ей скажет, чем строгая и неприступная Минерва. нет, она была доброй и милой, но только не с мертвыми волками. В свое время ей хватило насюсюкаться с ними, да и к тому же, с целями Обвинительницы дружба с мертвецами шла сугубо вразрез.
- Это здорово наверно, - растерянно пробормотал Нео, не зная, как отреагировать на ее поступок. - И больно одновременно. Жаль, мне вас, мертвых, никогда не понять... - вздохнул, поймав еще одну паузу: говорить ей о Мертвоземцах или не стоит?
Он дал немного времени Лилит, а сам раздумывал. Он - солдат, он привык воспринимать информацию прямо, какой бы она ни была. Но вот эта волчица... А хотя, был ли у нее сейчас выбор? Не скажет же она со злости, чтоб они все проваливали к чертям?
- На самом деле, тебя не должно быть здесь, Лилит,- волк, наконец, нагнул голову, пытаясь заглянуть в глаза рыжей. - Весь мертвый род, получивший возможность вновь стоять на лапах, есть черное пятно в этом мире. Вы появились случайно... вполне вероятно, что по чьей-то воле или чьей-то неосторожности, - волк говорил тихо, с сожалением в голосе, не хотел никак задеть волчицу, но правда должна быть услышана рано или поздно. - Но именно сейчас Мертвая Земля, как вы себя называете, это... - слова тянулись, Нео всячески пытался подбирать правильные выражения. - ...то, что нарушает гармонию.
Стоило ли говорить ей, какая задача стояла перед Кирой?

+1

9

Биение сердца. Как не пыталась, Лилит не могла вспомнить, какого это - чувствовать сердце внутри себя. Наверное, это странно, наверное, чувствуешь куда больше. Рыжая знала, что живые волки чувствуют боль. Интересно, какого это - ощущать её?
Травница попыталась представить боль - тщетно. Она не могла даже предположить, как она может ощущаться. А сколько всего она потеряла еще?
Хищница закрыла глаза, вслушиваясь в заветный стук. Вон оно - живое, и бьется, совсем рядом. Бережет ли жизнь живущих? Или многие из них желают смерти?
Нет, явно не Нео.
Рассуждения волка заставили Лилит, наконец, от него оторваться. Волчица резко подняла голову, оказавшись с Нео нос к носу, на некоторое время она поймала ярко-голубой взгляд самца.
Ты расслабилась, детка, фыркнула про себя Лилит. Ты расслабилась, потому тебе сумели запудрить мозги. Неужели ты хоть на мгновение поверила в их благие намерения?
Рыжая отвела взгляд. Слабая, запутавшаяся, потерявшая надежду. Вот такой она предстанет перед врагом. И нужно было сразу понять, что это враг - слишком хорошо все было.
Нет, у Лилит не было сердца, но она боялась потерять и ту малую связь с жизнью, которая в ней еще была. Рыжая ощутила ярость: вот он, стоит, живой Нео, готовый отвести к тем, кто отберет у неё то самое малое, что у неё осталось.
Издевается.
Лилит не знала, что сказать. Она снова бессильно опустилась на землю. А ведь выбора-то у неё нет. Внутри неё чувства сменяли друг друга, а она не привыкла к такому водовороту ощущений.
Ей хотелось кричать, злиться, обзывать Нео. Хотелось ластиться, подкупать своей ложной невинностью, уговаривать, молить. Хотелось получить хоть откуда-то силы, просто для того чтобы убежать. Все равно куда, только подальше бы отсюда.
Но вместо того она просто спросила:
- Кира поэтому спас меня? Потому что я получилась случайно?
Хотелось продолжить: чтобы потом собственноручно меня убить?
Но Лилит не стала - в горле что-то замкнуло, едкий комок встал поперек, не давая продолжать. Никому не доверять - это ведь было правило Лилит, и этим она пренебрегла, совершенно забывшись.
Отчаянье предавала какое-то мужество. Легко  как-то вести себя, если все известно наперед. Лилит захотела сказать об этом Нео, но не смогла.
Она опустила голову на лапы, остекленелым янтарный взглядом устремляясь куда-то вдаль.
Так устала... Уже так устала... Постоянно всего бояться, постоянно всего избегать. И даже сейчас - страх въедается во все органы, разъедает то малое, что еще осталось от Лилит.
А что после этой части? Новая случайность?
- Похоже у меня нет выбора, верно? - наконец вновь подала голос волчица. - Зачем ты тогда вообще ведешь меня хоть куда-то? Если оставишь меня здесь - меня очень скоро не станет. И мороки меньше.
Голос холодный и безразличный.
Но больше всего Лилит не хотелось оставаться одной в ту самую последнюю секунду.
Ирония, а? Всю жизнь скрывать себя от других, не подпускать близко, чтобы бояться сдохнуть в одиночку.

+1

10

Да, правда могла колоть все существо, подрать его на лоскутки, лишить рассудка и заставить делать необъяснимые вещи. К тому же, самки были более предрасположены к резким перепадам настроения, поэтому Нео был готов к тому, что сейчас произойдет. Ему было интересно, о чем начала думать и размышлять Лилит. Какие мысли крутятся в ее голове, строятся ли планы? Одновременно с этим, ему было жаль ее. У нее слишком горькая судьба... если бы не одно "но".
Он взглянул на вновь улегшуюся волчицу, прикрыл глаза на пару секунд, осознавая всю тяжесть положения, и тихо проговорил в ответ:
- Кира - Обвинитель. Как он скажет, так и будет. Если он просил помочь тебе, значит, мы поможем.
Образовавшаяся очередная пауза заполнилась шуршанием перьев рядом восседавшего орла. Он смотрел на двух волков - и ведь определенно ему было все равно, что делать с этой самкой? - и не произносил ни звука. Нео не смотрел на него, чувствовал себя несколько растерянным.
- Где же весь твой оптимизм, Нео, подбодри же эту несчастную даму. Неужто тебе так нравится смотреть на ее страдания? - проносилось в голове, и волк улыбнулся этим мыслям.
- Не считай нас убийцами, Лилит, - начал, наконец белошкурый. - Этот мир не заслуживает того, чтобы его населяло зло и боль. А зная, на что нацелена Мертвая Земля... зная, что может произойти, если не сдержать эту силу вовремя... Офирит просто погрязнет в хаосе. Для нас это тоже нелегкая задача, и мы тоже смотрим на это с опаской, - улыбнулся и даже чуть-чуть засмеялся. - И только один Кира не боится. Он молод, но у него столько сил и желания навести порядок в этом мире, что я порой задумываюсь, зачем мы ему вообще нужны. Но я верю в его дело и готов помочь ему всем, чем смогу.
Взгляд в небо. Зачем же Кира спас волчицу из Мертвой Земли, Нео бы и сам хотел это знать. Слишком доброе сердце у него было - вот и все оправдание.
- Нет повода грустить, Лилит, - Нео повернулся на волчицу; его слова сейчас звучали наверняка абсурдно, ведь он только что буквально выписал ей приговор. - Скажу тебе по секрету, в нашей группе тоже есть мертвые волки, и их до сих пор никто не убил. Они просто присоединились к нам и следуют целям Обвинителей, так же, как им следую, например, я. Может быть, и в тебе тоже проснется желание привнести в этот мир чуть-чуть света, мира и гармонии... - улыбнулся. - ...тогда и умирать незачем.
Выдохнув, волк встал, встрепенулся и сделал пару шагов к орлу. Их разговор был беззвучным, но можно было заметить по их глазам, что они не просто так глазеют друг на друга, а ведут по-настоящему телепатическую беседу. У Лилит было время обдумать его слова.

+1

11

Лилит горько усмехнулась. Значит, этот милый, добрый Кира, рискующий собой ради первой встречной - их вожак? Не очень-то благоразумные решения он принимает, как для вожака. Хотя, с его-то возможностями...
Рыжая поняла, что зла на своего спасителя. Нужно ли было её спасать, чтобы потом ставить в такое неловкое положение Нео? Даже звучит смешно.
Нео говорил, а Лилит слушала. Да, она прекрасно знала, на что нацелена Мертвая Земля. И Вольные. И почти все погибшие волки, которые получали второй шанс. Знала, на что нацелена она сама. Интересно, такое отношение к миру и другим в волков во время нового рождения? Это бы объяснило наличие стольких... Стольких злобных существ. Нет, были конечно же и другие.
И сейчас рыжей захотелось во что бы то не стало поверить в то, что она и есть другая. Что всегда чувствовала себя среди мертвоземцев не в своей тарелке, что всегда тянулась к чему-то другому. И это было не правдой.
Соврать для Лилит никогда не было проблемой. Особенно во благо себе. Сейчас было бы самое время сказать Нео, что она тоже готова, что жизнь с мертвыми ей осточертела и она готова менять этот мир к лучшему. Особенно, когда выбор либо быть убитой, либо стать частью их стаи.
Но Лилит молчала. Не смотря на все происходящее, Нео и Кира не стали ей казаться такими уж плохими. Да, они оба заманили её в ловушку, но ведь если задуматься, если на мгновение допустить... Её могли бы убить еще там, в том темном лесу. Или Скайграспер сбросил бы Лилит с огромной высоты. Или... Да мало ли у них шансов было!
Просто рыжая волчица не знала, кем она будет среди новых волков. В том, былом мире все было ей знакомо и давно известно. Она несколько лет привыкала к этой жизни и срослась с нею, она стала частью той злобы и ненависти, о которой говорил Нео, была одной из многих, под чьими лапами Офирит превратился бы в хаос.
Белый волк говорил с Орлом, и волчица подумала о том, что сейчас перед ней выбор: либо же начать жить по другому, пока незнамо как, где и с кем, то, чего она всегда желала, даже не признавая себе, либо же вернутся к привычке, потому что так проще. И погибнуть вместе с остальными. Потому что это тоже гораздо проще.
- То есть выбора у меня все равно нет? - иронично выдохнула рыжая. - Либо я погибну, либо стану одной из вас.

+1

12

Синеперый, кажется, немного отдохнул и был готов к дальнейшему полету. Помимо прочего, он интересовался, все ли в порядке и есть ли смысл вообще как-то заниматься этой чужеземкой. Конечно, ему было все равно на то, останется она живой или погибнет, он делает только то, о чем его просит спутник, не более. Может быть, чуть позже, если та решит остаться с Инноваторами, он привыкнет к ней, но сейчас он не испытывал к волчице каких-то притязаний. Возможно бы, Фридом отреагировал иначе - он куда более благороден, научит своего собрата манерам.
Лилит чувствовала себя обреченной. Интересно, что бы было, если бы обо всем этом узнала сама Мертвая Земля? Что бы сделали волки: разочаровались бы в себе или продолжили бы свое черное дело? Скорее, последнее было бы более реально, хотя разницы все равно не было - все они должны покинуть этот мир и уйти туда, где им было место. И даже если не все из них готовы воевать во имя тотального царствования Мертвоземцев, существование их в мире как таковое - так или иначе недопустимо.
Нео обернулся на волчицу; кажется, она смирилась со своим бедственным положением.
- Прости, я не хотел тебя пугать или разочаровывать, - с сожалением выдохнул волк, виновато прижав уши. - Правда всегда горька, да и... ты не виновата, что "родилась" такой. Вероятно, даже не виновата в том, что умерла, когда была на юге. Не предавайся отчаянию, просто прислушайся к голосу своей души - она подскажет тебе, что ты хочешь больше всего.
Волк отпрянул на пару шагов от орла, и тот захлопал крыльями, наверно, приглашая продолжить путешествие. Впереди был более тяжелый разговор - Лилит предстояло встретиться с Минервой, кто и решит дальнейшую судьбу этой волчицы. Нео надеялся, что все обойдется, и Кира сможет уговорить Обвинительницу оставить Лилит с ними. Ведь сколько интересного она сможет узнать: об Инноваторах, Обвинителях, о себе и своем прошлом...
- Что же, нам пора, - белый легонько ткнул Лилит носом в загривок. - Тебе предстоит познакомиться с нашей альфой, постарайся быть с ней честной и открытой. У нее доброе сердце, но она - солдат.
Скайграспер тихонько клекотнул, будто бы уточняя, можно ли уже лететь, и заметив одобрительный кивок своего спутника, раскрыл свои огромные синеперые крылья, высоко подняв их.

0

13

Зачем продолжать все это? Кому есть какой толк? Все, что происходило сейчас вокруг Лилит обрекало её на бессмысленное существование. Вдали от привычных мест, в компании странных волков и орлов, в окружении множества странных слов, Лилит чувствовала себя особенно ненормальной, чужой, радикально другой. Тот мир, к которому привыкла волчица - рухнул, оставив лишь руины.
Лилит оторвалась от созерцая "ничего" и повернула голову, вновь положив её на лапу, на этот раз рассматривая Нео снизу вверх. Волчица не могла понять, как именно к нему относиться. Да, она завидовала ему, и была зла, но разве же он хотел ей этого зла?
Не хотел бы - помог добраться домой, едко подумала рыжая, едва мысленно коснувшись того факта, что на территории Вольных наверняка бы погибла - источника волка так и не нашли. Пришлось бы каким-то образом добираться до Мертвой Земли, но уже без помощи орлов-переростков.
То, что предлагал Нео было непонятным и неизведанным.
- Если бы я помнила, как умерла, - тихо откликнулась Лилит, вновь мысленно возвращаясь к своим переживаниям. Только сейчас она поняла, на сколько мало может судить о самой себе. А ведь когда-то она тоже дышала.
От прикосновения Нео по телу волчицы пробежала дрожь. Она редко когда позволяла прикасаться к себе, подобное проявление каких-либо эмоций для волчицы было практически недопустимым. Но в движении белого хищника было что-то дружески поддерживающее, такое непривычное, что рыжая невольно вздыбилась, но почти сразу же взяла себя в лапы.
Быть честной и открытой? Очень смешно. Уж кому эти два качество свойственны - так это точно не Лилит. Остается только надеяться, что их альфа не умеет читать мысли.
Травница приподнялась, только согласно кивнув. Разговор с альфой надо пережить, во всех смыслах этого слова.
Солдат - так солдат. Она, Лилит, уже навидалась солдатов - их было просто уйма у Дикого, при чем многие из них безумно гордились тем, что могут назвать себя солдатами, видимо, это слово значило для них куда больше, чем просто звук. Обычно это означало, что им можно беспрепятственно убивать все, что они хотели.

0

14

Предположить, что будет происходить в Лагере, было трудно. Там ли сейчас Кира? Какое настроение у Минервы? Может, планы и вовсе поменялись по случаю вербовки еще одной морды? И почему все произошло именно сегодня?...
Как бы то ни было, Нео не волновался, но ему было бы не очень по душе, если Минерва решит избавиться от волчицы. Надежда была на Киру, а может и сам Нео сможет что-то сделать.
- Не велика беда, - усмехнулся на слова Лилит белошкурый и приготовился уже было бежать. - Ну... я пошел. Жду вас в Лагере.
Подмигнув рыжей, Нео сорвался с места и унесся вперед. Тем временем Скайграспер издал очередной призыв-клекот, глядя на Лилит, и хлопая крыльями, поднялся в воздух. Он не дожидался ее разрешения - нагло навис над волчицей, ухватил за воротник и приподнял над землей, как обычно примериваясь по весу. Этот пернатый все еще не привык к ней, но относился к ее шкуре более чем бережно.
Пролетая над землей, Лилит могла увидеть несущегося по зеленым раздольям Нео, который очень быстро отстал, оставшись позади. Какое-то время Скайграспер нес свой груз беззвучно, и для Лилит мог оказаться неожиданностью его громкий клекот. Птица сбросила скорость, зависая в воздухе, откуда-то сверху раздался клекот другого орла. Он буквально отрезал путь Скайграсперу, махая своими белоперыми крыльями, но скорее, просто пытался выяснить, что происходит, так как буквально спустя пару мгновений, Скайграспер вновь набрал высоту и скорость. Чуть ниже и дальше него парил тот самый орел с белыми маховыми перьями и хвостом.

0

15

Орел подлетел вверх, на несколько секунд завис над волчицей, а потом ухватил её за загривок когтистыми лапами. Вновь рыжая ощутила, как земля уходит из под лап и как она поднимается все выше вверх. Сердце ухнуло куда-то вниз, волчица вновь судорожно зажмурилась.
Хотя чего, в сущности, ей нужно бояться? Хуже уже не будет. А так - не понятно, как альфа расправиться с ней, если пожелает это сделать. Может, оставит умирать и травница будет чувствовать, как жизнь покидает её тело уже окончательно, будет чувствовать, как каждая клеточка организма становится сухой и сморщенной. Если Лилит упадет с высоты - умрет быстрее.
Если Скайграспер её все же дотащит до лагеря - хоть несколько приятнее будет, что напоследок увидала дивные пейзажи у себя под лапами.
Травница открыла глаза, и от взгляда вниз закружилась голова. Все плыло, земля была невообразимо далеко, и даже дух захватывало от того, какое же все мягкое. Белая точка - бегущий внизу Нео - уплыл куда-то назад, оставляя вперед дивные просторы.
А ведь все это - неизведанные земли... Сколько же его, этого Офирита? Сколько еще тайн он хранит? подумала волчица, а подняла взор к уходящему вдаль горизонту - месту, где соприкасаются земля и небо.
Внезапный клекот заставил Лилит вздрогнуть. Чужой орел пронесся совсем близко к Скайграсперу и волчице, внутренности мгновенно сжались в один плотный, холодный ком. Белокрылый возмущенно преградил дорогу, но через мгновение он уступил дорогу синекрылому, позволив ему продолжать свой путь, сам же особо никуда не отлетая. Он контролировал, что ли?
Быть может, это орел той самой альфы?
Лилит уже поняла, что, видимо, у каждого в этой странной стае был собственный орел. Только вот и у Киры, и у Нео орлы были с синим оперением, а этот же был белым. Отличительная черта, признак величия?
Оставалось только гадать.

0

16

...Он едва не задохнулся во сне. Испугавшись, белошкурый опрометью кинулся к другу, тыкаясь тому мордой в шею, с щеки, в плечо - куда угодно, только чтобы знать, что тот дышит и с ним все в порядке.
- Все хорошо, Асуран, - приговаривал тихонько Обвинитель, тепло глядя на черношкурого.
Тот вскочил, совершенно не чувствуя, что рядом с ним кто-то находился - едва не снес Киру и...
- Зала! - не сдержавшая чувств Кагари бросилась наперерез к волку, чуть не сбивая его с лап. - Ты в порядке?
Зеленоглазый оторопел. Кира отошел чуть в сторону, наблюдая за другом - он тоже помнил свои первые чувства, когда заглядывал в свое прошлое. В это не хотелось верить, казалось немыслимым, ненастоящим, чужим... но со временем привыкаешь, глядя на это каждый раз, снова и снова, до тех пор, пока не станешь уверен, что все, что ты видел, это - именно твое прошлое.
Черный непонимающе смотрел на Кагари, в глаза его все еще читалось недоумение, ошеломленность, ему казалось, что все, кто находился рядом - совсем чужие волки, незнакомые... Кира улыбался. Он знал, что Асуран в тот момент увидел то, что вскоре его навсегда изменит.

Может быть, все это было зря. Если бы Асуран не знал всей правды, он бы не отправился в столь рискованное путешествие назад. Кто знает, вдруг он готов был остаться в числе Мертвоземцев только потому, что там был Исак, которого он так хотел образумить. Существо, не желающее этого у себя внутри, никогда не изменится и не позволит кому бы то ни было себя изменять - Асуран никак не мог этого понять. Но самое страшное было впереди. Самое страшное - уговорить Минерву повременить с выходом. Плохо еще и то, что Мертвая Земля уже знает о том, что некогда ушедшие волки способны как-то выживать, а значит, они уже сейчас могут пуститься искать источник.
- Зачем ты это делаешь, Асуран... - все мучился вопросом Кира.
Его лапы несли худощавое, но сильное тело вперед; он легко перемахивал через небольшие ущелья и забирался на высокие выступы - обычный волк затратил бы на все это гораздо больше времени. Возможности Обвинителя были действительно большими - одна ловкость, сила и сноровка чего стоит, однако, превращать привычную еду в пищу для мертвецов Кира не умел. Неизвестно, еще не умел или вообще не умел и уметь не будет. Минерва говорила, что дар переходит к последователю частично, и какой-то кусочек остается предшественнику. Вполне вероятно, что Кира не был способен ни на превращения, ни на погружения в сон Прошлого. Казалось бы, что он - действительно всего лишь ученик, и многое ему пока что недоступно. Хотя Кира не жаловался - ему не нужно было все это. Хватало и того, что этим занимается Минерва, свои полномочия белошкурый не желал поднимать до ее уровня, полагая, что его удел - сила. И он очень умело ею пользовался.
На противоположную сторону пропасти Кира забрался буквально спустя несколько секунд после того, как Фридом опустил на землю Рейкстрир. На этот раз молодой Обвинитель был более лучезарным и ничем не обремененным. Глубоко выдохнув, Кира присел рядом с орлом, который то ли выковыривал шерстинки из когтей, то ли "прилизывался", и взглянул на бурую.
- Чуть-чуть передохнем, и последний заход, - уведомил волчицу Кира...
Как тут же получил клювом по голове.
- Хей! - протестующе отозвался Обвинитель, поднимаясь на лапы. - Я не сказал, что ты слабак.
Но синеперый, видимо, уже что-то придумал себе на уме, и с растопыренными крыльями понесся на своего спутника, смешно переставляя лапы. Кира, безусловно, отпрыгивал в сторону с каждым шагом пернатого и задорно смеялся.
- Да ладно, ладно, Фридом, - смеялся белый и припал на передние лапы, будто бы собираясь контратаковать. - Две минуты!

+2

17

Во второй раз уже знаешь, чего примерно нужно ждать от полёта, страха уже меньше, как и, увы, положительных эмоций. Однако это всё ещё вселяет радость и восторг, пусть уже и не такой сильный, как в первый раз. Внизу проносятся множество пейзажей, разглядеть их толком не получается. Подобный путь много времени бы, наверное, занял у волка. А Кира же «пролетает» его за несколько минут, вот так вот. Интересно, если набрать воды под завязку, реально дойти до лагеря Инноваторов? Кстати, в той местности, куда они направляются, выходит, тоже источник какой-то есть, раз Асуран и Кира так легко решились отвести туда чёрно-бурую? А если нет… чем питаться?
Очередная остановка для того, чтобы передохнуть. Вновь завораживающий спуск, Фридом ставит свою ношу на землю. Перед глазами достаточно большая пропасть, из которой через несколько мгновений вдруг появляется белый волк. Ну вот как он так быстро это сделал, а? Потому что Обвинитель?
Рейкстрир кивает головой на слова Киры о последнем отдыхе и предстоящем последнем перелёте и погружается в размышления. Много вопросов в голове, теперь уже по поводу устройства жизни Инноваторов, их быта, повседневных занятий. Много вопросов и пока практически ни одного ответа. И опять-таки, с чего стоит начинать?
Но мертвоземку внезапно отвлекают Фридом и Кира. Они… разыгрались? Так просто и беспечно выглядела эта их небольшая «потасовка», будто и нет нигде никаких проблем, нет никаких терзаний души и волнений за состайников, будто мир так лёгок и спокоен. Этого добиваются Инноваторы, верно? Что ж, пусть и в каких-то мелких делах, но получается очень даже хорошо. Наблюдение за двумя существами дарит Рей на некоторое время ощущение спокойствия и счастья, невольно нагоняя улыбку. Сомнения по поводу того, что орлы волкам – сотрудники, а не товарищи, развеивается буквально в одно мгновение, и волчица верит ранее сказанному Кирой. Нет, тут не заметно ни капли корысти или выгодны, эти двое действительно друзья, вот и всё.
Просто смотришь и радуешься. Отдыхаешь морально от всего этого напряжения, царившего в Мёртвой земле, понимая моментально – всё это уже далеко от тебя, хочешь верить, что не вернёшься в подобную атмосферу снова.
Некоторое время Стрир ещё молчит, не решаясь нарушить царящую лёгкость очередным своим вопросом. Но уж любопытно очень было, что за Обвинители такие. Да и если так подумать… не такая уж это должна быть серьёзная тема.
- Вот ты сказал, что Минерва – абсолютный Обвинитель, - чуть наклоняет голову, устремляя свой блестящий радостью, передавшейся от игры Киры с синепёрым, взгляд на белого, - И Асуран тогда, на озере, вроде тоже назвал тебя Обвинителем. Так и кто такие Обвинители?

+2

18

Дурачество с орлом было частым событием - Кира был очень привязан к своему другу и боялся его потерять. Не в сравнение, конечно, с остальными, но Фридом был важным звеном в огромной Инноваторской цепи для Киры, и его потеря будет большим горем для него. Ведь не только другом был ему орел, но и верным могучим помощником, которого дала ему Лаки.
Упав на спину, белошкурый выставил вперед лапы, пытаясь защититься от напирающего на него орла, задорно смеялся, не успевая даже вставить хотя бы слово. Синеперый тоже был разгорячен игрой, что-то курлыкал на своем непонятном языке и, расставив крылья, пытался когтистыми лапами достать до груди своего спутника. Несмотря на смертоносную остроту когтей, Кира вовсе не боялся нечаянного удара - Фридом никогда намеренно не причинит ему боль. Это только Гайя, похоже, страдала такими расстройствами - нелегко же Тигру с ней, видимо...
Но вот Рейкстрир заговорила, и Кира, наконец, нашел момент вставить веселое "сдаюсь!" и покорно свалить лапы в одну сторону. Синеперый довольно раскрыл клюв и приподнялся, складывая крылья и с интересом глядя на волков, слушая их очень даже занимательный разговор.
- Обвинители? - переспросил Кира, неторопливо поднимаясь на лапы и отряхиваясь. - Ну... Есть в мире что-то вроде надзирателей, которым Судьями дана возможность решать проблемы и конфликты. Судьи, в свою очередь, высшие существа, - белошкурый взглянул в серое небо. - Их принято считать богами, потому что их никто ни разу не видел, но Минерва говорит, что Судей в мире больше нет, и присматривать за Офиритом больше некому, - морда Киры внезапно погрустнела, но ненадолго - следующей же фразой молодой волк вновь мягко и легко улыбнулся, переведя взгляд на Рейкстрир. - Остались только Обвинители - те, кто помогает Судьям сохранять мир в равновесии. И пока они существуют в нем, существуют и сам мир, - скромно прижал уши и прикрыл глаза, чуть отвернув морду в сторону. - Минерва выше меня по званию, поэтому у нее больше возможностей. Но она очень добрая и чуткая. Именно поэтому я доверяю ее решению.
Так вышло, что как раз с Координатором стаи Кира поддерживал весьма теплые отношения, несмотря на то, что та была воплощением идеального армейского командования. Ей нравилось, когда в стае поддерживали нужную атмосферу, и Кира, несмотря на то, что был не очень близок ко всему этому (видимо, все еще воспоминания о Мертвой Земле заставляют противиться новым привычкам), но вел себя так, как было принято. Чем и вызывал уважения всего командирского состава.
- Она не очень любит мертвоземцев, - с небольшой горчинкой в голосе произнес Кира, глядя в землю, почти себе под лапы. - Причины всем понятны, и я тоже ее понимаю. Но, - аккуратный и теплый взгляд на собеседницу и подбадривающий кивок. - ...если показать ей свою заинтересованность и радушие, она примет.
Своеобразная подсказка, как нужно вести себя с Обвинительницей.

+2

19

Звонкий смех раздавался над пропастью. Нет, не злорадный и издевательский, который зачастую можно встретить в Мёртвой земле, а смех лёгкий и радостный, счастливый. Стрир, кажется, ни разу в своей новой жизни не смеялась…
И невольно задумываешься, а будет ли шанс и себе получить такого прекрасного товарища в пару? Такого вот орла, который станет одним из близких друзей. Чёрно-бурая переводит взгляд на Фридома. Было бы здорово. Но Суд не любит мертвецов... позволят ли? Впрочем, Асурану же позволили, а он мертвоземец бывший.
Рейкстрир хмурится, осмысливая ответ Киры. Каждый новой ответ буквально порождает новый вопрос. У Инноваторов та же цель, что у Обвинителей, выходит, они буквально сплотились возле этих двоих волков? Судьи, высшие существа… они создали Офирит? Белый говорит, что обыватели называют их Богами. Богами, значит? Вслед за волком смотрит в рассветное небо, сменившее пасмурность Нижнего Тэмена. «Судьи – Боги». В голове сильнее всего стучится один навязчивый вопрос, одно навязчивое заключение:
- Кхес – Бог, он тоже Судья?
Они ведь не могут тогда отвергать неправильность мертвоземья. И если Кхес – Судья, который следил за Офиритом и определял его судьбу, как и остальные подобные ему, то значит и Мёртвая земля – не просто такая стая, нарушающая гармонию. Если Кхес – высшее существо, значит, у Мёртвой земли действительно есть какие-то высшие цели в Офирите, которые Бог-создатель, возможно, просто не успел поведать толком. И что если мертвоземцы – своеобразные Обвинители Кхеса? Ведь если он Судья, должен был оставить кого-то после себя… Во взгляде янтарных глаз смутно читается вызов. А с этой стороны они на проблему смотрели? – И если нет, то кто тогда он? - Это ведь явно какой-то непростой волк, раз сумел возродить мёртвых и дать им новую пищу.
Значит, Минерва доброжелательна и понятлива, но при этом не любит мертвецов. Естественно, ведь по мнению Обвинителей, возрожденные просто какое-то грязное пятно в этом мире. Но Кира подсказывает, что нужно делать, чтобы завоевать доверие этой волчицы: показать всю свою заинтересованность в их деле и полное согласие с Инноваторами. Рейкстрир кивает, показывая, что всё поняла, а между тем ещё раз убеждается, что пытаться оправдать Мёртвую землю в первую встречу действительно не стоит. А лучше, наверное, вообще это дело засунуть куда подальше и забыть, даже не пытаясь ничего поменять…
Неужто снова придётся молчать о том, что так хочется доказывать и о чём так хочется кричать? Снова для того, чтобы сохранить свою жизнь, а не быть вышвырнутой на задворки, без капли Кхесской воды. Новая жизнь, значит, с новыми начинаниями и попытками что-то менять? Да не будет никакой свободы, пока зависишь от этой проклятой Чёрной воды.
«Да только подумай ещё, Стрир, зачем тебе оправдывать мертвецов, которых так не любишь?..»

+2

20

Кхес. Это имя заставляет улыбку Киры мгновенно исчезнуть. Словно очередное напоминание о ставшем чужим доме, оно огромной тучей нависает над сознанием. Белошкурый молчит, глядя куда-то вперед; могло сложиться впечатление, что он будто бы что-то выжидает, думает, решает... Но нет. Он просто ищет в своих воспоминаниях варианты ответа.
- Я тоже ищу ответ на этот вопрос, - наконец, ответил Обвинитель, вновь поднимая взгляд к серому небу. - Наш судья - только Расуэль.
О нем в Южном береге рассказывают как о боге, создавшем волчий род, и он для них до сих пор является тем самым господом, которому южане не перестают молиться по сей день. Хотя бы какая-то часть истории осталась для волков открытой, и Кира не совсем понимал, почему предыдущие Обвинители скрыли такие важные данные от первых волков. Знай они бы сейчас о том, что мир нуждается в Суде, то им бы и помощь ни за что сейчас не требовалась. Тяжело чувствовать себя птицей, несущей на своих крыльях истину, в которую мало кто верит.
- Минерва тоже не знает, откуда возникло это имя, - Кира чуть нахмурил брови, выражая глубокую задумчивость. - Поэтому мы и относимся к Мертвоземцам без особой радости, - повернув чуть морду в сторону Стрир, белошкурый и взгляд свой переводит на нее. - Будь бы мертвые волки следом вмешательства Судей, вся история повернулась бы иначе. Но пока никто в этом не уверен, мы делаем то, что должны делать, - последние слова Обвинитель произнес более чем твердо.
По крайней мере, у него точно не было другого выбора. Ему дали силу, и он должен использовать ее правильно. Минерва дала ему новую жизнь, и он будет стоять насмерть за ее шкуру. За шкуры всех, кто стал для него семьей и родным домом. Пусть он ошибется... пусть они все ошибутся в конечном итоге, но Кира ни за что не отступится от своей маниакальной нужды защищать всех Инноваторов ценой собственной жизни.
- Что ж, нам нужно выдвигаться. Я обещал вернуться к утру. Встретимся у лагеря, Рейкстрир, - вновь появившаяся из ниоткуда легкая, добродушная улыбочка озарила морду Обвинителя, его лучезарный взгляд, казалось, просто плавил все сомнения и тревоги; вздернув морду, Кира крикнул в сторону синеперого. - Фридом, пошел!
А сам, сорвавшись с места, в очередной раз пустился в стремительный безостановочный бег, словно соревнуясь со своим орлом в скорости. Интересно, если бы у Киры были крылья, догнал бы его Фридом?...

+1

21

И действительно, зачем? На кой чёрт сдались ей эти мертвоземцы, от которых хотелось избавиться, скрывшись куда подальше? Или волчице хотелось исправить их?.. Исправить, показав как-то, что смыслом жизни не должно быть убийство. Убежать от проблемы или же прогнуться под устои было бы слишком просто и… унизительно. И Стрир хотелось показать всем мёртвым своё видение мира, доказать ужасность их намерений. Просто так с этим мириться? Ни за что.
Но разве сейчас чёрно-бурая не бежала от проблем? Да, именно так дело и обстояло. И, наверное, именно поэтому так цеплялась сейчас за одну из своих целей, за желание изменить мёртвых всеми лапами, пусть и противоречило это в чём-то другим намерениям.
Хотелось не ударить в грязь лицом, не показаться всему миру каким-то отребьем, жестокой машиной; Рей не столько волновалось за кого-то конкретного в стае, сколько за всю стаю в общем. В конце концов, Мёртвая земля дала ей второй шанс и волчице хотелось показать, что Родина её - не место сборища волков, которое бы следовало уничтожить.
Вот, вот оно что! Не волки дороги, но стая, её образ в глазах других.
Кира не знает, кто есть Кхес. В таком случае вряд ли это знают и Инноваторы, и их глава. И признают они только одного Судью.
- Расуэль? – Рейкстрир ни разу не слышала этого имени. В мертвоземье знают и признают только лишь Кхеса, в их «запертый» мирок практически не поступает ни единой новой информации о мире… Ты либо сидишь ровно на месте и ждёшь у моря погоды, либо рискуешь жизнью, уходя за пределы. Но этот риск ведь стоит того: чёрно-бурая за несколько часов узнала то, до чего вряд ли бы дошла, продолжая оставаться в Мёртвой земле. Однако это всё же далеко не полный объём информации. Вот, Инноваторы, например, ещё не знают о происхождении мертвецов, вряд ли знают о свойствах Кхесской. А сможет ли Стрир пытаться раскрывать эти аспекты, живя в лагере новой стаи? Хотелось бы.
Инноваторы поступают по заданным правилам. Да только вот кажутся данные поступки всё равно несправедливыми: не выяснив толком ничего о Мёртвой земле, готовы просто избавиться от неё. Вот и ещё один повод защищать Родину для Рей.
Кира объявляет о ещё одном, теперь уже завершающем перелёте. Последний рывок, и Рейкстрир окажется в лагере Инноваторов, месте, которое должно стать новым домом. Но ведь они, считай, тоже дают новой шанс волчице, так и что же заставляет цепляться за прошлое местожительства? Фридом взмывает в небо вместе с чёрно-бурой, она же чуть поворачивает голову в том направлении, откуда прибыла. «Вера в нечто лучшее, в нечто благородное». Просто смириться с ненужностью, ужасностью Мёртвой земли Рейкстрир не хочет. 

+3

22

Вуфей трусил ровной рысью, погруженный в свои невеселые мысли. Краем глаза он заметил, как снялся с верхушки могучего дерева Натаку, и последовал за ним, бесшумной черной тенью. Только Вуфей хотел, чтобы отвлечься, поиграть с орлом в догонялки, как тот сказал:
— Оглянись, друг.
Черный не понял, зачем ему это вообще нужно, но все-таки последовал совету своего спутника, притормозил и повернул голову. За ним следовал Хиро, с непонятными Вуфею целями, которые требовали немедленного уточнения. До последнего черный надеялся, что у бурого найдутся любые дела возле пустой пропасти… Любые, кроме одного. Хиро ни в коем случае не должен внезапно решить сопровождать Вуфея в разведке. Ну, не станет никому от этого весело. Ни Хиро, ни Вуфею, вообще никому. Ведь Вуфей знал Хиро, как практически полную свою копию. Столь же грубую, безразличную ко всем. А два Вуфея на одну пустую пропасть это как-то чересчур… То есть, в лучшем случае, все закончится тягостным молчанием. Хотя, можно разделиться и не мешать друг другу. Ну, во всяком случае, для начала нужно хотя бы спросить.
— Ты зачем идешь-то сюда? Со мной, в разведку? — не скрывая досады, кинул черный Хиро через плечо. Конечно, Вуфей уже принял решение смириться с любыми невзгодами, которые может подкинуть ему этот день, но все-таки он искренне надеялся, что на утренних неприятностях все и закончится. А тут вот тебе, абсолютно ненужная компания, и шиш от нее отделаешься.
В ожидании ответа, черный снова потрусил вперед, на этот раз чуть-чуть потише. Чтобы одновременно показать, как ему безразлично присутствие бурого, не терять зря ни минуты, но все-таки услышать отрицательный ответ, который принес бы черному большое облегчение. Натаку же был безразличен к появившейся компании. Единственного, чего он не разделял в Вуфее, так это его нелюдимости.

+1

23

Хиро грузно шагал за чёрным, опустив голову и задумавшись. Ему не до конца была ясна ситуация с Асураном и это его несколько напрягало. Чем дольше он думал, тем его морда становилась более хмурой. Он уже совсем не смотрел куда идёт. Если бы на его пути была яма, он бы без проблем угодил в неё. Ну, если бы Зеро, который в это время парил прямо над парочкой, выписывая в небе круги, не сообщил бы Хиро о возможной опасности под носом. К счастью, до этого не дошло. Из раздумий бурого вывел вопрос Вуфея. Хиро даже не сразу сконцентрировался. Так резко его вывели из внутренних размышлений, что волк ощущал себя, будто медведь после зимней спячки. Некоторое мгновение он даже не соображал кто он, где он и зачем. Но быстро пришёл в себя.
- Твоя морда не мила, но покрасивше чем у тех. - без тени юмора сказал бурый. Под "теми" он имел ввиду Киру и Кагари. И насколько Хиро знал Вуфея, чёрный бы согласился с ним, хоть самец и был уверен, что Вуфею и его морда не по нраву. Особенно здесь и сейчас. Но вот незадача - Хиро на это было абсолютно плевать. Догнав чёрного и поравнявшись с ним, самец вновь немного опустил голову и смотрел вперед исподлобья.
- Как думаешь, куда пропал Асуран? - не то чтобы мнение Вуфея для него многое значило, но оно могло бы внести хоть какую-то долю ясности и уверенности в мысли Хиро. Сам бурый считал ситуацию крайне неприятной. Более того, он полагал что отсутствие Асурана вредно не только потому что поход на Мёртвые земли был отложен, но и несёт в себе другую, пока еще непонятную бурому опасность. Вопрос Вуфея про разведку Хиро вообще проигнорировал. Для него было априори, что если и идти в разведку как за конкретной целью, то явно без таких помех как Вуфей. Один добьёшься куда большего и быстрее. Не всегда, конечно, но всё же дела, которые можно сделать и самому, Хиро предпочёл бы делать в одиночку. Вуфей наверняка это понимал и вопрос его был скорее риторическим, а может и просто от удивления, что бурый какого-то лешего попёрся за ним.

+1

24

Для Хиро и Вуфея.
Трое грифов.

Мирную беседу путников нарушили протяжные и громкие звуки. Они были похожи на карканье, но более растянутое, противное даже. Недалеко от волков на умершем теле какого-то животного взгромоздились крупные птицы, которые между собой при трапезе умудрялись делить добычу. Птицы пока не видели пришедших гостей, но чувствовали их присутствие. Если волки не соизволят близко подойти, то стервятники даже не посмотрят в их сторону, т.к слишком увлекаются любимым делом. Всё еще что-то громко вскрикивая, нарушая тишину, грифы делят между собой добычу, не смотря в сторону волков.

~ Sirius

0

25

Вуфея неимоверно раздражали шорох шагов Хиро за спиной, и он недовольно притормозил, теперь уже не труся рысцой, а идя спокойным шагом, чтобы бурый смог с ним поравняться. Вообще-то, такое положение черного тоже не очень устраивало, но все-таки намного лучше, чем когда кто-то сопит в спину. Некоторое время царила тишина. Очевидно, бурый был погружен в какие-то раздумья, и не сразу услышал Вуфея. К тому времени, когда черный подумал было, что его вопрос проигнорирован, бурый наконец-то выдал:
- Твоя морда не мила, но покрасивше чем у тех.
Черный неопределенно хмыкнул.
— Если это комплимент, то спасибо. А коли тебе так не милы наши морды, то и шел бы себе… Сторон-то четыре, а мы только две заняли, — раздраженно выдал Вуфей длиннейшую тираду, которая была явно не в его стиле, и весьма четко указывала на то, насколько волк сейчас взбешен. Не присутствием Хиро, но днем в целом. — Мне, знаешь, харю твою видеть тоже не особо хочется, — еще немного подумав, добавил черный, опустив морду вниз и сосредоточенно глядя себе под лапы. Нет, он определенно не хотел сейчас замечать ничего, из того, что его окружало.
- Как думаешь, куда пропал Асуран? — спросил бурый. Надо сказать, Вуфея эта тема тоже занимала, но он не любил делиться догадками и домыслами, просто потому что не был в них уверен. Разумеется, эта пропажа предвещала что-то зловещее, но зачем каркать попусту. Именно поэтому черный весьма громко и в не особо цензурных выражениях пояснил Хиро, насколько ему безразлична эта тема. Он, пожалуй, выражался бы еще долго, если не хриплый клекот впереди. Подняв голову и принюхавшись, Вуфей почуял, как явственно потянуло падалью, а потом увидел и ее саму, да в придачу – крупных стервятников, дерущихся между собой ради куска тухлого мяса. Несмотря на то, что птицы были огромны, черному на них сейчас было до лампочки. Во-первых, он не собирался покушаться на добычу стервятников, во-вторых, был уверен в своих силах и силах Натаку, в-третьих… в первый раз за весь день ему выпала возможность безнаказанно впустить в кого-то зубы, и он собирался использовать ее по максимуму. Разорвать этих птиц на куски, к чертовой волчьей прабабушке, и хоть как-то выместить свою ярость.
Выбрав себе птицу покрупней, черный рванулся вперед, намереваясь ухватить хоть кого-нибудь за крыло, хвост, или что-нибудь подобное. Он рассчитывал на то, что большие птицы не смогут взлететь сразу и без разгона, а значит удастся кого-нибудь подмять и расчленить.

Отредактировано Вуфей (2015-06-18 23:54:10)

+1

26

Вся брань Вуфея отскакивала от ушей Хиро как с гуся вода. Пока чёрный драл глотку, высказывая своё негодование присутствием и вопросами бурого, Хиро тем временем искоса, подняв одну бровь, поглядывал на оратора, а сам погрузился в себя поглубже, где брань чернозадого не доходила до него. "Вот вроде взрослый парень, а всё ведёт себя как самка в пубертатном периоде." Не будь перед бурым Вуфей, он бы поставил наглеца на место. А с этого балабола и взять нечего. В этом Хиро убедился уже давно. Самец вообще сомневался, что что-то способно в этой жизни повлиять на чёрного и изменить его. Даже года, время вряд ли смогут сделать Вуфея менее темпераментным. "Может ему самку найти? Да любая самка убежит, скуля, после дня с ним." Хиро тяжело вздохнул. Неприятно волку было что его вопрос про Асурана, который его так волновал остался без должного ответа. Слов вылилось от чёрного много, но ни в одном не было ни капли смысла. Только бурый повернул морду, дабы в очередной раз вынести Вуфею вердикт о том, что тот попусту тратит слова и сотрясает воздух, как чёрный сорвался с места к стае стервятников. "Моя компания его явно бесит. Пытается уйти от логичных ответов, да и от меня в целом? Серьезно? Потасовкой с этими падальщиками? Ну щенячья забава..." Никакого желания просто так щёлкать зубами бурый не испытывал. Падаль ему эта была не нужна, птицы тоже не вызывали потока слюней. "Если Вуфей хочет сбросить напряжение - пускай. Возможно, потом он будет более спокоен и сговорчив?" - оценил обстановку Хиро, но тут же в мыслях усмехнулся сам себе: "Вуфей-то? Серьёзно? " Однако Хиро знал, что пара больших птиц могут смело выклевать приличную дыру в голове Вуфея. "И каково будет их разочарование, когда они не найдут там ничего? " Бурый был готов при атаке пернатой группы на товарища, постоять за него, но пока никаких действий принимать не стал, лишь ближе подошёл к этой бездумной потасовке, чтобы в случае чего среагировать сразу же.

Отредактировано Хиро (2015-06-19 13:12:11)

+1

27

Для Вуфея и Хиро
Трое грифов
Гриф, что был ближе всех к волку, не сумел отпрыгнуть на достаточное расстояние, поэтому волк успел схватить крыло, но не полностью. Хватка была слаба, поэтому стервятник стал громко и протяжно вопить. Остальные двое отвлеклись от пиршества и соскочили с туши, обходя волка. У них было на уме одно: не дать хищнику посягнуть на их добычу. Подпрыгивая, падальщики выбирали более хорошее место для удара, при этом они издавали какие-то непонятные волку звуки, но было понятно, что они недовольны эдаким вторжением. Но теперь, когда птицы соскочили с любимого места и источника питания, волкам можно разглядеть то, чем лакомились некоторые мгновения назад стервятники. Это было тело одного из мертвоземцев-состайников.

~ Sirius

0

28

Как ни странно, но как всегда бывает, когда обиженный не пытается возразить, Вуфей не почувствовал обычного удовлетворения от того, что нагрубил Хиро. Ведь бурый волк молчал, и Вуфею, который стоял к нему спиной, казалось, что Хиро смотрит на него с презрением и укором. А кому от этого может быть легче? Досада, прочно поселившаяся в душе черного с самого утра, теперь пустила крепкие корни и засела там надолго. Возможно, именно поэтому Вуфей с таким ожесточением мотал косматой башкой, нещадно терзая зажатое в зубах птичье крыло. Да, его выпад на стервятника завершился успехом, что и подтверждалось громкими хриплыми воплями жертвы. На остальных птиц Вуфей уже не смотрел, ему важно было не упустить эту, так как вцепился в нее зубами он очень слабо. Не смотрел он и на то, что стало для птиц ужином – широкие крылья орущего стервятника загораживали черному весь обзор. Впрочем, птица не смогла вырваться на волю, чем и подписала себе смертный приговор.
Широко размахнувшись лапой, Вуфей пришиб бьющегося стервятника к земле и, на долю секунды выпустив из пасти его крыло, тут же впился в хребет, заработал зубами, поминутно отплевываясь от перьев и с жестоким удовлетворением прислушиваясь к хрусту позвоночника. Птица уже не орала, а хрипло клокотала. Потом и вовсе замолкла, свесив голову на уродливой лысой шее и закатив потускневшие глаза. Грифы, собравшиеся вокруг, недовольно каркали.
— Нечего вам тут! Лучше же, вот еще сколько еды, — грубо обратился к ним Вуфей, облизываясь. На душе все еще было сумрачно и пусто. Он украдкой оглянулся на Хиро, потом резко повернул голову, чтобы бурый не заметил этого, и взгляд его уперся в мертвое тело волка. Волк был знаком, это был один из мертвых состайников.
— Хопачки… — мало обращая внимание на истошно орущих птиц, Вуфей подошел к телу и поморщился от запаха, — это кто же до нас тут мог поработать? — черный задавал вопрос словно бы в пустоту, обращаться напрямую к Хиро, после недавнего разговора, он опасался. Внимательно рассматривая мертвеца, Вуфей пытался понять, помер ли он каким-то образом во второй раз сам или ему кто-то помог?
— Натаку, спустись к нам! — мысленно попросил черный парящего над ним орла, и огромная птица пошла на снижение. Таким образом Вуфей намерен был решить три проблемы: разогнать оставшихся стервятников, сгладить неловкую ситуацию между ним и Хиро, и по возможности, получить добрый совет от птицы.

+1

29

Хиро слишком пристально следил за оставшимися двумя птицами, чтобы обратить внимание на жертву пернатых. Они явно не собирались уходить, им не нравилось вторжение волков, а уж тем более наглое поведение чёрного, так злобно разорвавшего на части их товарища. Слова Вуфея так же пролетели мимо ушей. Уже давно разработанная тактика: если Вуфей открыл пасть - заткни уши. Всё равно ничего хорошего не услышишь. А вот Зеро, который всегда старался быть ближе к волку, как раз-таки обратил свой взор именно на тушку. Орёл подлетел и сел рядом с ней, внимательно осматривая. "- Хиро, кажется падальщики ели одного из ваших..." Даже мысленно, а всё равно чувствовалось что Зеро напрягся. Хиро же не хотел привлекать к себе внимание падальщиков, поэтому остался на месте, продолжая внимательно следить за двумя пернатыми. "- Мертвоземский или "наш"?" - спросил бурый орла. Под "нашими" Хиро имел ввиду всех, кто ещё ни разу не умирал и был живее всех живых, как он и Вуфей. "- Мертвоземский..." - отозвался Зеро. Внутри бурого как молния ударила. Мысли тут же начали сменять одна другую. С одной стороны, Хиро ненавидел мертвоземских и считал их падалью. Сдох - будь добр гнить и кормить стервятников, а не разгуливать мёртвой тушей. С другой стороны, если уж тело было состайника - это никуда не годилось. Как бы бурому не нравились мертвоземские, а за состайников он был готов не просто обнажить клыки. "Странно. Пустая пропасть не то место, где зачастую можно встретить опасного хищника. А эти три птицы... Просто в мозгу не складывается картина как мог бы здоровый волк умереть, заклёванный. Да, волк мог бы, защищаясь, потерять глаз, уйти с тяжёлыми ранами, но всё же выжить. А тут... " Но волк решил избавляться от проблем по мере их поступления. Мёртвая туша никуда не денется, а стервятники вполне могли бы ещё причинить массу неудобств. "Сначала живых - потом мёртвых." Хиро находился в достаточно выгодном положении для атаки, как он считал. Он ведь так и не приближался больше к Вуфею и пернатым, а поэтому находился на небольшом расстоянии от них, да ещё и позади, чуть сбоку. Надеясь, что стервятники достаточно увлеклись персоной Вуфея, вместе с Натаку и Зеро, посягающих на их добычу, бурый рванул к одной из птиц, желая сразу вцепиться в её длинную шею и покончить с ней как можно скорее, а не потрошить её от каждого пера, как Вуфей.

+1

30

Для Вуфея и Хиро
Трое грифов

Стервятники явно не ожидали такой настойчивости со стороны чужаков. Обычно на их добычу никто не посягает, а тут на те раз. Раздражённые таким заявлением, птицы решили отстоять свою падаль. Глупо звучит, не так ли? Но для них падаль - как для волков мясо, за которое надо бороться во избежание смерти. Но падальщики решили действовать не слаженно, а каждый взял своего противника. Им было даже безразлично, что их приятель уже превратился в месиво из перьев и мяса. Гриф, на которого напал Хиро, попытался увернуться, дабы избежать атаки волка. Второй же, который был недалеко от Вуфея, подобрался близко и попытался цапнуть своим клювом его за глаз. Подколодные твари. Действуют исподтишка.

~ Sirius

0


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Верхний Тэмен » Пустая пропасть