Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
9:00 - 12:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Энурия » Березовая роща


Березовая роща

Сообщений 1 страница 30 из 122

1

http://i.gyazo.com/0bfdc66bfabefc1d43b268bb5873ae2a.png
Небольшой лесок неподалеку от песков пустыни - от них его отделяет небольшая речушка, вытекающая из горных недр у Заводи. Будучи в этом место мелеющей, речка доступна для перехода вброд.
Кажется, что палящее солнце в свое время обошло его стороной, оставив этот зеленый островок на радость птицам, однако живности здесь немного: даже белки в этом лесу - большая редкость.

Ближайшие локации:
- Заводь (Энурия)
- Васильковое поле (Даэрис)
- Пустые холмы (Дэарис)
- Мрачный лес (Даэрис)
- (Энурия)
- Змеиные зубья (Энурия)
- Курганы (Энурия)

0

2

Мёртвая глушь пустыни резко сменяется на более приятное и привычное уху пение птиц. Приятно осознавать, что вокруг снова кипит жизнь. Кругом снова зелень, явно указывающая на то, что-то съестное жить здесь да должно. Берёзовая роща произвела на Мирцу более благоприятное впечатление, нежели Заводь. Хотелось надеется, что это лишь часть, начало новых плодородных территорий, где вполне смогут на время обосноваться Темнодревцы. В таком случае преодолеть небольшой кусочек страшной пустыни будет не проблемой.
Гаруна в своём репертуаре, строго попросила, буквально приказала, далеко в лес не соваться. И серая не противилась, хоть ей и хотелось обследовать местность на предмет возможной добычи, медленно вышагивая по левому берегу и вертя головою во все стороны.
Увы, пока крупных животных – да и вообще существ, на которых могли бы поохотится волки – нигде не видно. В принципе, дело шло к вечеру, так что Сорока могла бы предположить, что все уже попрятались по своим лесным «домишкам»… Но всё-таки в это время, например, на родных территориях, обычно можно было найти, чем перекусить. Здесь же – нет.
Охотница глубоко вдохнула, проверяя по запаху, действительно ли здесь нечем поживиться. Кажется, да, действительно. Значит, пока для Тёмного Древа всё-таки не всё так радужно. Заводь с кусочком пустыни, потом живой-неживой лес, где тоже нечем поживиться… Если так пойдёт и дальше, то придётся выбирать другую сторону для путешествия.
«Но река же есть, да? Значит, где-то должны быть и животные».
- Дальше по реке? – оборачиваясь на сестру, снова советуется Мирца с Возглавляющей поход, - Потому что тут, кажется, ловить нам нечего будет.., - серая переменулась с лапы на лапу и каким-то немного испуганным голосом поинтересовалась: - Родных трав тоже не видно? Эриса?.. – последнее слово волчица буквально прошептала, словно какое-то заклинание. Боялась узнать всей правды.
Она глядела на Гаруну, очень желая услышать от неё отрицательный ответ на заданный вопрос. Ведь, если здесь действительно нет привычных лекарственных растений и – не дай Расуэль! – жизненно важного эриса, то всё плохо. Выходцам из Южного Берега долго не протянуть без цветка, спасающего от Чёрной Хвори.

+1

3

Еще на подходе Гару услышала приятные уху звуки, что за половину дня, проведенную в пустыне, были радостным событием. Птицы пели, стрекотали насекомые, в воздухе витала приятная и легкая влага. Вдыхая полной грудью, травница неспешно зашла в лес, выходя из прозрачной воды и ступая на зеленую траву. Она полагала, что сейчас куча запахов забьет ей нос, но чего не случилось, того не случилось. Витали ароматы знакомых трав и незнакомых, но при этом запахи живых существ почти отсутствовали, если не брать в расчет птиц. "Очень странно. Тут должны быть животные, в этом оазисе на краю пустыни" - сейчас это казалось настолько странным и необъяснимым, что волчица даже слегка затревожилась в глубине души. Лес был приятен, спору нет, но его безжизненность пугала.
Держась берега, она немного прошлась вперед, всматриваясь как в верхушки деревьев, так и высматривая растения под лапами. От этого занятия ее не отвлек даже вопрос сестры, на который сразу же был выдан короткий ответ:
- Дальше, - это прозвучало как-то сухо, словно они все еще были в пустыне, - Слышно. Не знаю.
Под "слышно" имелись ввиду запахи, поскольку далеко не все нужные травы она тут увидела. Но наличие зверобоя и вездесущего подорожника уже было достаточным, к тому же, на деревьях было много грибов, называемых Чагой. Если получится найти такое где пониже, чтобы достать, это будет хорошей новостью для Темного Древа и за их иммунитет Гаруне можно будет не беспокоиться. Этот гриб был просто сборником витаминов, необходимых для жизни, но на их территориях его видели редко, а тут - на те. Но проблема в том, чтобы достать.
Нехотя отрывая теплый взгляд от растений и верхушек деревьев, пестрошкурая травница обратилась к сестре:
- Мирца, - окликнула ту, - иди дальше вдоль реки, я пока проверю, есть ли тут эрис.
Ждать ответа волчица не собиралась и потому, стоило произнести последние слова. сорвалась с места и потрусила вглубь леса, держа морду низко опущенной. Чуткий нос быстро и шумно вдыхал ароматы, витавшие над землей, отделяя их от друг от друга и ища среди них один нужный - эрис. Или что-то похожее, все-таки такая находка тоже будет знаменательной в силу уникальности запаха этого цветка, который должен был уже начать распускаться.

+1

4

пост не учтен системой

Для Гаруны
Запахи со всех сторон начали стягиваться к Гаруне. Нежный аромат немногочисленных трав, терпкий и сладковатый - березового сока, были и среди них уловимые нотки смертельно опасной пустыни, что раскинулась за стройными стволами. Однако волчица может "поймать за хвост" то, что было нужно - в роще явно присутствовал эрис, пускай и небольшое количество. Найти его сейчас, когда над землей сверкает солнце, невозможно, но вот ночью, когда начнет смеркаться...

I

+1

5

«Не знаю», - пропела в мыслях Мирца вслед за Гаруной. Что ж, даже такой ответ, хоть и немного, но обнадёживает. Уже совсем скоро даже юная охотница, которая плохо смыслила в травах и их запахах, сможет понять, есть ли тут жизненно важное растение, ведь дело идёт к ночи, а в это время эрис начинает распускаться, и найти его тогда не составит большого труда…
Но Гаруна предложила по иному занять досуг серой. Изначально она подумывала посидеть где-нибудь рядом и подождать, пока пёстра что-нибудь отыщет, но теперь… Мира повернула голову в сторону течения реки, и чуть прищурилась, прикидывая, что там может быть дальше. «Одной, вдоль реки…» Волчица чуть содрогнулась, бросила мимолётный взгляд на сестрицу, а затем на воду.
Не стоит бояться. Вода, как они уже выяснили, действительно несёт жизнь, хоть и не везде. Но в итоге река всё равно должна привести к плодородным землям. Только вот на таких вот самых землях может водиться такое…
Мирца мотнула головою, выгоняя из головы жуткие образы. Ну, волков там точно быть не может, Южнобережные же первые, а из них никто далеко толком не уходил… Вроде. А остальные возможные обитатели почему-то страшили Сороку намного меньше.
Значит, решено. Она быстренько пробежится вперёд, заглянет, что там, и вернётся. Очень быстренько, никто и не заметит. А на крайний случай волчицу спасут её натренированные охотничьи лапы.
- Хорошо.., - протянула Мира, ещё раз взглянув на Сову, - Я быстро. Если что, встречаемся в полночь на границе этого леса и пустыни.
Конечно, вряд ли два волка вообще могут потеряться. Острый нюх, зоркий глаз, возможность связываться посредством воя… Но охотница всё равно таким образом подстраховалась, мало ли, что вдруг может случится.
Теперь относительно успокоившаяся, серая, резко выдохнув, сбрасывая напряжение, лёгкой рысцой идёт далее по течению реки по правому её берегу, очень надеясь, как ни странно, на то, что эта небольшая одиночная прогулка обойдётся без особых приключений.

Отредактировано Мирца (2015-01-14 22:41:32)

0

6

Запахи витали над лесной травой, их было множество и они принадлежали сотням разнообразных растений и редко-редко - птицам, насекомым. Это настораживало, ведь грибов, растений и влаги тут было достаточно - размножайся на здоровье, настоящее раздолье всяким жучкам, червячкам и прочим. "Но нет... мертвый лес. Почти мертвый" - небольшое количество птиц сглаживало ситуацию, ведь что-то дает им корм и удерживает их популяцию в пределах разумного, даже слишком в пределах.
Не смотря на этот тревожный факт, подмеченный ранее и подтверждающийся сейчас, Гаруна не отвлекалась от своего важного занятия, требующего концентрации. Наконец, нос перестал чуять новые запахи, охватив весь или почти весь ассортимент этого клочка леса, позволяя заняться разбором каждого из ароматов по отдельности в поисках нужного. "Ягоды... они тут есть, но как же, как же мало. Печально, в этом лесу будет сложно выжить кому угодно, Темному Древу тут не место" Сладкий запах съедобных растений, терпкий и горький, неприятно щекочущий нос - ядовитых в той или иной степени. Медленно продвигаясь вперед, почти не фокусируя на чем-либо конкретном зрение, Сова шла дальше, ища хоть намек на столь необходимое растение.
Легкий и знакомый аромат коснулся чуткого волчьего носа, заставляя замереть с поднятой лапой и еще раз втянуть воздух. А потом, стоило лишь убедиться, что да, это оно, травница позволила себе облегченно выдохнуть. "Эрис тут есть, пускай и немного. Хорошо, прекрасно" - мягко поставив лапу на землю, пестрошкурая волчица бросила несколько рассеянный взгляд на окружающий ее лес. "Мирца уже ушла... я и не заметила, плохо. Надо догнать"
В спешке вернувшись в точку своего отправление, Гару быстро взяла след сестры и последовала за ней быстрой рысью, перемежающейся с размашистыми прыжками. "Хорошо было бы найти кустики эриса, но сейчас это будет лишней тратой времени. Он есть - и это главное" - несколько сожалея о времени, которого у них было так мало, травница уже начинала нагонять сестру, что убежала вперед. Запах серой охотницы становился все ярче и четче и никуда не сворачивал от реки, чему Гару была удивлена, все-таки не в правилах сестры вести себя столь осторожно и аккуратно.
Догнав все же Сороку через некоторое время, пестрая хищница молча поравнялась с той и кивнула, как бы сообщая, что да, эрис тут есть. Не проронив по прежнему ни слова, Гару постепенно подстроилась под темп сестры, идя с правого бока от той и обгоняя разве что на один-два шага.

0

7

пост не учтен системой

Для Мирцы и Гаруны
Там, куда устремилась Мирца, Узкая начинала преображаться. Иначе говоря, она плавно мельчала и уже практически не напоминала себя прежнюю - такую, какой она была у плотины. Теперь она по-настоящему оправдывала своё название. Обмельчавшая и сузившаяся в русле, она казалась ещё более мирной и тихой. Вдруг, недалеко впереди в позолоченной последними лучами солнца воде что-то тихо булькнуло. Трава примерно возле того же места зашевелилась, привлекая к себе внимание, и быстро затихла. Неужели...живое существо?

G

0

8

Недолго же Мирца «странствовала» одна. Не прошло и нескольких минут, как сестра вновь присоеденилась к ней. Быстро как-то… волчицу эту немного волновало. Она считала исследование леса на наличие эриса делом достаточно продолжительным, а тут... Неужто не нашла ничего Гаруна? Или нашла? Или пока оставила это дело? Собственно, чтобы не терзать себя разными не самыми хорошими домыслами, Сорока так прямо и спросила, поворачивая голову в сторону пёстрой:
- Ну что? – и, чуть вздрогнув, выдохнула. Влипать в неприятности в компании как-то более приятно, чем в одиночку. Да и не так страшно. Как бы там не ответила сейчас Сова, охотница всё равно осталась бы рада тому, что она всё-таки так быстро нагнала. 
Тем временем, с Узкой стали происходит некоторые изменения. Река становилась мельче. Мриа нахмурилась. Она всегда считала, что река вниз по течению должна расширяться и становится глубже и «сильнее», тут же всё было с точностью да наоборот. Как же так? Узкая начинала течь из гор и уже через не очень крупное расстояние так резко заканчивалась. Странно.
Это что же получается? Всё, нечему теперь давать жизнь пустынным берегам, которые могут последовать далее? Или всё-таки закончились эти безжизненные просторы вместе с рекою? Кстати о жизни… Мирца бы совершенно не предала значение бульку в воде неподалёку – ну, рыба, и всё, чему удивляться? – если бы не последующее шевеление в траве. Первое наземное движение, замеченное на чужеродных землях.
Живое? Это может быть что-нибудь съестное! Или… ну, в любом случае, это вот непримечательно движение наверняка признак того, что земли на Юге Южнобережных владений всё-таки не безжизненны! Если есть мелкие зверьки – вполне возможно, что появятся и более крупные.
Охотница резко замерла на месте, уставившись серьёзном взглядом на то место, где что-то вылезло из воды.
- Видела, да? – тихо шепчет она, не отворачиваясь, боясь что-либо пропустить. Надо было точно знать, что это не игра разбушевавшегося воображения, желающего уже поскорее найти место относительно безопасное и пригодное для жизни. Мирца чуть взмахивает хвостом – подаёт сигнал двигаться вперёд, типичный жест для охотничьей группы – а затем начинает медленно и осторожно продвигаться вперёд, не особо скрывая своё присутствие, но также не желая испугать неизвестное резкими движениями. Серая подходит к месту, где видела колыхание, и чуть подаётся вперёд, надеясь разглядеть что-нибудь интересное.

+1

9

По мере их дороги все более и более мельчала Узкая, удивляя этим фактом Гару и заставляя задумываться о нелогичности происходящего. Казалось, еще пара десятков метров и эта тень былой речушки совсем растает, слившись с камнями и землей. Между тем, им до сих пор не повстречалось и намека на какую-либо живность, чтобы можно было подумать о привале тут для всего Темного Древа. Им ведь предстоит долгая дорога и много трудностей ждет еще впереди, а без еды не будет сил для выживания. Это всем известно, это понятно. Но Сова никак не могла понять, почему тут, в этом цветущем саду жизни так мало какой-либо живности? Ведь количество растений и отсутствие конкуренции и хищников - та еще приманка.
Но сейчас больше волновало то, что будет за Узкой. Кончится ли она совсем? Если да, то что же, их опять ждет жгучая сухость пустыни? "Ну уж нет, мы обязаны найти что-то более пригодное для жизни" - эта прогулка может и была приятной, но сейчас уже начинала нервировать Гаруну. Им пора было бы уже вернуться к своим и доложить об увиденном, но все никак не получалось найти что-то более подходящее для хороших новостей.
Внезапный и негромкий всплеск воды заставил напрячься. "Слишком тихое течение для такого яркого звука" - волчица замедлила шаг и точно, след за плеском послышался шелест травы около берега. Впереди что-то было и обе хищницы уже это четко осознали. По привычке кивнув на вопрос Мирцы и не сводя глаз с травы, Сова не сразу поняла, что ее ответ канул в пустоту, но исправлять не стала, поскольку ответ и так очевиден. Сестра, как охотница, взяла инициативу на себя и медленно пошла вперед на разведку. Сова последовала ее примеру, слегка, совсем чуть-чуть, присев на лапы и отставая на полкорпуса. Пестрошкурая доверяла своему чуткому нюху и этот раз не был исключением - она, осторожно и плавно продвигаясь следом за серой, втягивала воздух и витающие в нем ароматы и запахи, пытаясь учуять что-то живое и сразу же классифицировать его.

+1

10

пост не учтен системой

Трава больше не двигалась, а это могло означать лишь одно: неизвестный объект, неуклюже привлёкший к себе внимание, мог оставаться там. И действительно, стоило волчицам подойти ближе и попытаться заглянуть в ворох свежей зелени, чтобы увидеть в ней причину волнения, как та шустро засуетилась.
Из-за высокой травы животное было не рассмотреть - лишь пепельно-серая спина и длинный голый хвост были видны сверху, - но вполне можно было заставить его остановиться, прижав лапой к почве - зверёк явно не составил бы волку добротной компании в битве.
Кроме того, существо двигалось не столько быстро, сколько живо и активно. На фоне умиротворённого леса и располагающими к спокойствию наступающими сумерками, оно, конечно, очень явно выделялось. Животное рвануло - нет, не в противоположную сторону! - к передним лапам Мирцы, обогнуло их и побежало в сторону юной ворожеи...

G

0

11

Чуть только Мирца приблизилась к месту волнения, как трава вновь зашевелилась. Значит, там явно что-то было! Два раза привидеться не может же, верно? Волчица, замирая буквально в шаге от цели, начинает внимательно всматриваться, стараясь опознать, что же там за существо, но из-за высокой травы практически ничего не видно. Только серая шкура и голый хвост. Крыса там, что ли?..
На самом деле, крысы – не лучшая добыча, далеко не лучшая. Так уж повелось, их считают разносчиками болезни и всё такое, и, в общем, у них не самая хорошая репутация. И даже неизвестно, что лучше ещё: помирать от голода или от какой-нибудь невиданной болезни, подхваченной после трапезы.
«Интересно, Гару способна как-нибудь легко определить, заразна ли крыса?» - отведя уши назад, мысленно поинтересовалась охотница. Было бы хорошо, если бы пёстрая это умела. Тогда даже можно будет перекусить немного, ну или заранее узнать об очередной возможной опасности в виде болезни.
Стоило Сороке чуть отвлечься на свои мысли, как существо – точно чувствовало! – рвануло из своего укрытия в высокой траве. Чего-чего, а того, чтобы предполагаемая добыча бросалась прямо в лапы к охотнику – Мирца ещё не видела! Откровенно удивлённая таким поведением, волчица не сумела среагировать должным образом, потому и пропустила мимо себя зверька.
«Э не-е-е, просто так ты теперь не скроешься!»
- Лови! – резко оборачиваясь к сестре, задорно выкрикивает Мира, но на месте не стоит, предоставляя сделать всё Гаруне, а срывается вперёд – в конце концов, кто тут ловец? - чуть задевая сестру боком, мол, давай, не стой, помощь всегда нужна и важна! Серая следует за существом, стараясь поймать его.

0

12

Гару, как слабый и неопытный охотник, держалась позади сестры, чтобы не мешать в случае чего. Обзор с такой-то позиции был не шибко широким, но запахам не важен угол обзора, она равномерно распространяются по воздуху, не игнорируя лишь физические и весьма плотные крупные препятствия. Да, запахи, пожалуй, самый верный информатор в этом мире. Еще есть звуки, но они лишь дополняют ту информацию, что приносят с собой потоки воздуха. А зрение, ну, оно тоже не столь чутко, как нюх, если только речь идет не об обладателе острозоркости. Но присуща ли подобная позиция охотникам? - ответа на этот вопрос Гаруна не могла дать. Во всяком случае точного, поскольку участия в охоте почти не принимала, не считая детства, когда они не начали толком обучение, но уже ловили всяких полевок. Да и тогда не удавалось как-либо проявить способности на этом поприще, в отличии от ловкой и юркой Мирцы.
Вот так вот, раздумывая о далеком и теплом прошлом с чувством легкой горечи, ворожея следовала за своей сестрой, которой сейчас доверяла действовать и быть главной. В конце концов Мирца остановилась подле травы, что была побеспокоена неизвестным созданием. Это в любом случае было небольшим существом, птица или же грызун какой-нибудь. Чуткий нюх верно подсказал, что второе.
В следующие моменты, последовавшие за затишьем в чьем-то укрытии, раздалось шуршание и вот, - что-то серое и напоминающее крысу, рвануло оттуда прямо в лапы Мирцы. Гаруна удивилась не хуже дорогой сестрицы, а меж тем незваный гость обогнул лапы охотницы и несся в сторону стоявшей поодаль травницы. Тело сработало само еще до слов серой, лапы, привыкшие вот так вот охотиться на грызунов, резким и мимолетным движением оторвались от земли и устремились к телу появившейся из ниоткуда добычи, намереваясь прижать к земле, но не убивать. Крысы - очень опасные существа в роли добычи даже для волков с их иммунитетом.

+1

13

пост не учтен системой

Сложно было поймать зверька длиной чуть ли не в сантиметр. Это в несколько раз меньше, чем крысы, которые порой забегали в логово Южнобережных по ночам. Но размышлять о виде и происхождении времени не было, так же, как и возможности заметить все-все детали мечущейся добычи. К тому же, такие звери нечасто ходили к Заводи, что уж тут говорить о логове волков, до которого идти и идти. Серую спину нетрудно перепутать с крысиной или мышиной, но это был совершенно новый вид, с которым волкам только предстояло познакомиться.
Животное бегало быстро и использовало какую-то странную тактику, вовремя уворачиваясь из-под лап нападавших волков. Когда прямо перед носом существа возникла лапа Гаруны, зверёк отпрыгнул назад и в сторону, и тут же оказался пойманным Звероловом. Волчицы удачно остановили убегавшее животное. Сделав это, они сразу смогли бы заметить разницу. Лапа полностью укрыла зверька так, что даже кончика хвоста не было видно. Через секунду из-под лапы раздался тонкий голос.
- Пусти-пусти-пусти-и-и-и! Я тебе косточки дам какие хочешь, только пустии!

G

0

14

Работа в группе всегда приносила свои плоды. Вот и сейчас также. Пусть Гаруна и не была охотницей, но серой в данный момент она представлялось именно этим вот загонщиком зверей, самым настоящим напарником, который знает, как, где и в какой момент надо появиться. Хоть странный зверек был довольно юрким, поймать его - тем более, на пару - не оеазалось таким уж проблематичным делом. И не таких ещё брали!
Довольная этой небольшой охотой, отвлеченная от страшных мыслей, Мирца теперь улыбалась, как прежде, легко и непринужденно. Странный малый - о да, он действительно оказался ну очень мелким, таким, что помещался под лапой у Сороки, "ух, только бы не раздавить!" - теперь находился полностью в распоряжении волчиц. Прекрасно! Не все потеряно, здесь всё-таки есть наземная жизнь!
А знаете, это ведь оказалась совсем не крыса. Это вообще был зверь, коего Мира распознать не могла. Не помнила? Или вовсе не видела ни разу в жизни? На всякий случай, волчица уточняет эти вопросы:
- Гару, ты раньше когда-нибудь таких видела? - она указывает носом на лапу, под которой находится зверек. Если не видела, то... пробовать его на вкус все ещё опасно.
Мирца была очень удивлена, когда вдруг заслышала тоненький голосок откуда-то снизу. Это... говорил с ними пойманный?! Чуть нахмурившись, охотница немного ослабила давление лапой на зверька. Он предлагал косточки в обмен на свободу. Сорока недоумевающе мотнула головой. Э не-е-е, просто так отпустить первое обнаруженное за сегодня живое существо, да ещё и невиданное? Не пойдёт так.
- Эй, - Мира склоняется ниже, - Может, ты лучше расскажешь, кто такой? Я таких существ раньше не видела, - серая на секунду замолкает. Будет ли правильным говорить зверьку, что он первый живой на их пути? - Знаешь, мы ведь не отсюда. И ты - первый, кто попался нам здесь. Давай лучше ты вместо косточек расскажешь о местных землях?
Это бы очень не помешало. Если сестрам удасться хоть примерно узнать - что там впереди, принимать решения и выбирать направления будет намного легче. Свобода в обмен на информацию. Кажется, вполне честно.

0

15

Охотничий навык пестрошкурой тут не справился, но она не сомневалась в реакции своей сестры и отнеслась к своему промаху довольно философски - "не я, так она". Между тем зверек полностью скрылся под светлой лапой Сороки, доказавшей свое мастерство охоты в очередной раз. "Тебе бы быть Совой с твоей прыткостью в охоте на полевок" - впрочем, Гаруна уже понимала, что это и не полевка, слишком маленькое существо. Вариант с крысой был моментом отметен в сторону, поскольку размеры не сходились чуть более, чем полностью.
Сестра-охотница была удивлена не меньше бывшей ведуньи Южного берега, а может и больше, все-таки эмоции пестрошкурой  не славились своей пышностью и яркостью. Исследовательский инстинкт двигал обоими волчицами, так или иначе, но у Гару была гораздо более удобная позиция - не надо держать маленького пленника. Настолько маленького, что тот, очевидно, в еду сгодится только совенку какому или той же крысе.
Помотав озадачено головой на закономерный вопрос сестры, Сова планомерно опустилась на задницу и этот процесс не прервал даже неожиданный разумный писк из под лап серошкурой. Вот теперь обе хищницы были действительно удивлены. Отойдя от секундного замешательства, Гару услышала нелепое и весьма очаровательное предложение от маленького грызуна. "Для чего же тебе эти косточки, мышка-норушка?"
После того, как Мирца начала беседу, Гару смерила ту слегка суровым взглядом, как бы невзначай напоминая, кто тут мастер на разговоры. Впрочем, ничего глупого или бесполезного охотница не спросила, даже задала правильное направление беседы, но сути это не меняло - ворчать и недовольствовать Сова любила при любом удобном случае.
Когда сестра договорила, Гаруна уже лежала на земле, вжимаясь боком морды в траву и вглядываясь в невиданного доселе  незнакомца, ставшего собеседником.
- Ты слышал эту охотницу, - утверждение, - почему в этом лесу, полном сочных и съедобных растений почти нет животных, не считая птиц? - в разговор она влезла сразу после сестры, не давая мышонку, как она про себя его окрестила, и слова пикнуть.
Вопрос был задан довольно мягко, но с отчетливой строгостью, а янтарный глаз внимательно пытался изучить крошечного гостя.
"И все же, зачем тебе косточки?" - ей почему-то представлялись косточки маленьких птичек, а не плодов.

0

16

пост не учтен системой

Маленькое существо задрожало, и эта мелкая дрожь, похожая больше на рябь на воде от дождевой мороси, чем на серьёзную звериную дрожь, даже воспринималась как-то иначе. После сов обеих волчиц прошло немного времени, прежде сем пленник заговорил. Слишком уж сильно он был напуган. Теперь-то и стало понятно: он использовал эту тактику не потому, что был хитёр и чувствовал себя в роли добычи как рыба в воде, он просто знал, как лучше. Был на "ты" со страхом. Знал, потому что обычно эта махинация срабатывала. Но волки оказались ловчее, и вот, кажется, за время этой паузы он, кажется, прочитывал последние молитвы и прощался с жизнью.
- Мама называла меня белозубиком... и другие звери называют нас белозубками.. ой... то есть, меня! Не подумайте ничего, нас тут совсем немного... ой! Меня! Я говорю, меня тут совсем мало... То есть... я тут один... вот! - зверёнок вжался в землю, говорил сбивчиво, его голос начинал срываться. Как бы сердечко его выдержало такую нагрузку.
После ещё одной паузы животное, поняв, что большие и незнакомые ему звери могут что-то заподозрить, продолжил свой сказ:
- Тут не очень много зверей помимо меня. Особенно на этом берегу. Никто не ходит в пески, - под песками он имел ввиду пустыню, которую волчицы долго наблюдали по правую сторону от реки, - все боятся.

G

Отредактировано Game Master (2015-02-01 02:58:11)

0

17

Как выяснилось, зверьков, как этого, раньше не встречала и Гаруна. Получается, только что волчицы встретили совершенно новое животное? Открыли новый вид? Осознавать это было довольно... необычно. И крайне здорово. Они теперь исследователи! Настоящие исследователи, коими так рвались стать в начале дня. Джону и Хеллу, наверное, понравилось бы.
Мирца благополучно пропустила упрекающй взгляд пестрой мимо себя. Да, она не славилась ораторскими качествами, как, например, остальное ее окружение, в том числе и и Гаруна, но сейчас нетерпеливость и любопытство пересиливали трезвые размышления и выводы. Ну, что тут может пойти не так? Чем могут навредить вопросы серой? Вряд ли это может обернуться чем-то нехорошим.
Волчица почувствовала мелкую-мелкую дрожь у себя под лапой. Пожалуй, это даже больше походило на легкую щекотку. Сорока дернула хвостом от неприятного ощущения, но лапу поднять не смела. Бедняга боялся. Оно и понятно, находится в лапах двух грозных волчиц, одна из которых уже не прочь чем-нибудь полакомиться - дело не из самых приятных. Зверек представился белозубиком. И по каким-то неясным причинам он пытался свести свои слова к тому, что он - единственный представитель своего рода. Но поверить в это было бы трудно, особенно после таких запинающихся речей и судорожных попыток исправиться, сделав вид, что оговорился.
Называть вид животных таким вот словом - белозубка- казалось Мирце странным. Ранее она никогда не задумывалась об именованиях разных животных: волк - это волк, олень - это олень, и все тут. Но в данном случае... Такого рода названия чаще дают по отличительным признакам. А тут вдруг "белозубка" - белые зубы, собственно, у всех животных зубы именно такого цвета, это никакое не отличие видовое!
Охотница пока не решилась более забрасывать зверька вопросами по поводу того, кем он является. Белозубик, кажется, отчего-то не горел желанием рассказывать об этом. Следующие его слова вновь вернули в душу Сороки волнение. Значит, тут всё-таки мало животных, и вряд ли дальше их будет больше. Темнодревцам можно, конечно, попробовать совершить "бросок" ещё дальше на юг, но, чёрт его знает, может, там все также пустынно... Ведь, как сказал этот мелкий - сюда мало кто ходит.
- Чего боятся? - сразу же после того, как белозубик закончил говорить, вырвалось у Мирцы. Ответ на этот вопрос может показаться очевидным, но...
"Они боятся бесконечной пустыни и голода и жажды? Или чего-то ещё? А может быть... кого-то?"

0

18

Задерживаться тут и дальше было не лучшим вариантом, поскольку ночь все ближе, а они так и не вернулись к своим состайникам с хоть какими-нибудь вестями и рассказать новости о пустыне и странной березовой роще. Это с одной стороны. А с другой - житель этих мест, который должен много знать и его сведения скорее всего могут оказаться бесценными. "А впрочем, есть одна идея..."
Гару встала из своего странного положения лежа, перестав протирать щекой землю. Зверек был напуган, но все же оказался способным к более-менее толковой беседе. Из этого можно было извлечь пользу. "Белозубик, значит? Странное название, пожалуй" А еще, как оказалось, он переживал не только за свою шкурку, но и за других своих сородичей. "Значит, вас тут много так или иначе, но толку-то от вас, маленьких таких?" Информация о неком причине страхе перед пустыней удивила Гаруну, но не сильно. Чужие земли они на то и чужие. 
- Послушайте, мистер Белозубик, - решила начать беседу по другому, - никто из нас не будет пытаться насытиться вами или вашими сородичами - вы слишком, слишком маленькие, - поспешила заверить травница их переживающего госты, - К тому же, мы сюда пришли не для охоты, - добавила на всякий случай, если предыдущих слов было недостаточно.
После чего она задумчивым взглядом окинула сначала Мирцу, а потом и ее лапу, держащую белозубика. Вопрос ее сестра задала очевидный, хотя Гару бы не ограничилась одним лишь этим вопросом. Перебивать ее и влазить со своей идеей она не стала до тех пор, пока грызун не ответил на вопрос. И только потом уже выступила, попросив сестру взглядом дать ей слово.
- Мистер Белозубик, мы ограничены сейчас во времени, потому у меня есть к вам предложение - почему бы вас не сопроводить нас дальше по течению и поотвечать на наши вопрос и, возможно, мы на ваши тоже ответим. Будь на то ваше желание, - она замолкала на долю секунды, - Конечно, потом вы вас вернем сюда в целости и сохранности и покинем эти места.
Гару навязчиво казалось, что этого может быть недостаточно, потому она более веселым и заговорщиским тоном добавила:
- Вы сможете прокатиться на голове хищника совершенно безнаказанно, - это показалось не особо веским аргументом, - или где пожелаете.

+1

19

пост не учтен системой

Всё это время напряжение не покидало маленького незнакомца, а оттого он и дрожал, как осиновый лист на ветру.
- Боятся... - он чуть притих, замедлился и трусливо вздрогнул в который раз, - Их. Смысловая нить на этом обрывалась. Зверёк вовсе не собирался продолжать говорить о странных зверях, терроризировавших местных жителей. Он ещё пуще вжался в землю и напушился, а неуёмная дрожь в теле стала как будто постоянной частью его организма.
Казалось, зверьку не было дела до обещания ворожеи. Впрочем, ещё бы, ведь когда ты находишься под огромной лапой, которая в любую секунду может сначала раздавить тебя, а потом её грозный хозяин просто возьмёт и съест тебя, мысли о будущем сами собой заполняют всю голову. Зверёк не боялся самой смерти, он больше страшился мучений и чересчур медленного её наступления. Он слышал множество историй, как его сородичей, да и просто других зверей, Они мучили часами, медленно высасывая жизненные соки из истощённых тел. Они так сильно запугали округу, а особенно таких маленьких, как весь род Белозубок, что называть их имена, давать им названия или даже просто много о них говорить или думать считалось дурным знаком.
Поначалу сумеречному охотнику показалось, что эти двое - как раз те, о ком говорили собратья. Действительно, если бы он сам хоть раз видел Их, его бы уже не было в живых. Но потом в голову затесались сомнения, которые ещё позже начинали приобретать вполне отчётливые грани. Это были не те монстры, хотя они и были весьма крупных, внушительных размеров.
Особенно Белозубику запомнилось то, что невидимый собеседник - один из двух - сказал, что он слишком мал, чтобы служить пищей, и что пытаться убить его попросту лишено смысла.
- Хорошо, - несмело ответил он, - вы ищете что-то конкретное? Я могу показать вам одно интересное место, но... - он снова замешкался и тихонечко засопел, видимо, припомнив страх и ужас, вселённый в него какими-то загадочными существами, - но давайте перейдём на другую сторону реки? И... отпустите меня, пожалуйста.

G

0

20

После предположения о том, что сюда не ходят из-за того, что боятся какого-то существа, нехорошие мысли на эту тему буквально моментально и полностью заполнили голову волчицы. А когда же ещё и Белозубик подтвердил это…
Мирца подняла встревоженный взгляд на сестру. Здешние обитатели, точнее, ничтожно малое количество зверей, по словам маленького зверька кого-то боялись. В таком случае это и есть, скорее всего, причина того, что никто волчицам ещё не повстречался из наземных… Кстати. Птиц-то тут кругом полным полно. Получается, их опасность не касается, а это значит, что те, кого страшатся местные – существа наземные.
Тут вряд ли будет пропитание. А ещё тут гуляют создания, которые обращают всех в бегство. Их боятся и они опасны. И, наверняка, не только для мелких животных. Стоит ли тогда вообще идти дальше по этому направлению, не говоря уже о том, чтобы приводить сюда остальных Темнодревцев? Или…
Насколько могут быть опасны те, о ком говорит Белозубик? Каково их количество? Ведь за Меровеем, в конце концов, ушло не мало. Может, есть вероятность того, что Темному Древу удастся в случае чего противостоять опасности?
У них действительно сейчас было не очень много времени. Солнце неумолимо двигалось горизонту, Тарас приказал убраться всем воспротивившемся до следующего полудня. У Темнодревцев чуть больше двенадцати часов, у Мирцы Гаруны – и того меньше, для того, чтобы решить, направится ли в эти опасные земли новая стая, или же выберет другое направление. Может, стоит не терять времени и сразу развернуться и двинуться, например, на запад? Но, кто знает, что будет ждать там. За Молчаливым лесом дела вполне могут обстоять также плохо, как и здесь. Там тоже может существовать что-то опасное и не факт, что справиться с этим будет легче, чем с тем, что обитает здесь.
Сомнения развеялись, когда Белозубик предложил показать им «одно интересное место». Что ж, вряд ли зверёк, который до ужасной дрожи боится даже говорить, кого именно здесь страшаться, решился бы вести волчиц в логово врага. Скорее всего, это самое место очень даже безопасное.
Серая вновь смотрит на Гаруну, будто советуясь, действительно ли стоит отпустить мальца.
- Только не вздумай сбегать, - после Сорока чуть приподнимает лапу, освобождая пленника, но готовая в любой момент вновь ухватить его. Они, кажется, договорились, но мало ли что решит там Белозубик.

+1

21

Зверек не смог нормально объяснить причину страха местных жителей, оставив обоих сестер гадать в неизвестности о том, кто же они такие. На некоторое время травница отодвинула данную тему, не смотря на ее важность. Добиться сейчас от белозубика чего-либо было не то, чтобы невозможно, но помешало бы другим планам.
Гаруна переключилась на более насущные вопросы. К примеру, обдумывание дальнейшего плана действий или вопросов. Второе стало более актуальным после того, как малютка-грызун дал свое согласие на то, чтоб сопровождать волчиц, вызывая у Совы мысленный вздох облегчения. Она не была действительно уверена, что он примет ее предложение, но, к счастью, все пока складывалось хорошо. Мирца приподняла лапу, которой удерживала белозубика, давая тому свободу.
Недолгую свободу. Гаруна в один момент аккуратно подхватила его челюстями, успев лишь кратко буркнуть:
- Не бойся.
В следующие мгновения волчица, не сжимая челюстей, придерживающих их осведомителя, остановила быстрое движение головы над спиной сестры и раскрыла пасть, выпуская на волчью шкуру "добычу". После чего в извиняющемся жесте отвела слегка уши назад, адресовывая его не только грызуну, но и сестре, коей выпала роль эдакой лошадки. Пестрошкурая справедливо полагала, что это не уменьшит маневренности Сороки, а ей самой так будет удобнее вести допрос. Да и мышонку этому странному ничто не мешает руководить направлением волчиц сверху.
- Было бы интересно посмотреть на интересное место, - из вежливости сообщила ему, немного скаламбурив скорее нечаянно, чем нарочно.
- Что лежит дальше по течению этой... реки?
Откладывать в долгий ящик интересующие вопросы она не собиралась, а спрашивать бесполезное о том "интересном месте" не видела смысла - и так его увидят.

0

22

пост не учтен системой

После того, как Мирца подняла лапу, сёстры смогли разглядеть загадочного зверька. Он был действительно небольших размеров. Совсем малюсенький. Выглядел, конечно, так же, как и серая крыска, но морда нового знакомого была больше похожа на морду землеройки. И, конечно же, размеры... такие маленькие, что когда Гаруна взяла его пастью, Белозубик весь сжался от страха, что его вот-вот пусть и ненароком, но проглотят. Тем не менее, поднимаясь наверх, он смерил добрым и благодарным взглядом Мирцу, что та вместе с сестрой выслушала и не обидела его. В душе он надеялся, что ещё вернётся домой живым.
- Тут идти не далеко. Пойдём по течению речки, вперёд, - тихо пикнул он, ещё ощущая себя лишней частью этого общества хищников и в то время забираясь повыше на пестрошкурую ворожею.
- Что говоришь? - переспросил он, прищурившись и обеспокоенным взглядом посмотрев куда-то вправо - туда, где предположительно далеко (или не далеко) за лесом оставалась пустыня, - а-а-а! - быстро вспомнил, - речка-то. Она сужается, сохнет и прячется куда-то в землю. Там дальше полянка есть, она как часть леса у нас считается... у меня, то есть. Такая же полянка, как лесная прорядь леса сбоку, - он посмотрел на противоположную сторону реки. Деревья там были, но было их гораздо меньше, чем на том берегу, по которому они шли, - а за тем местом и то, что я вам показать хочу. А вас, позвольте спросить, много таких? Только... раз, три... нет, четыре, - он запутался в числах и украдкой глянул на свою переднюю лапку, - две. Вас две, да?

Белозубка (для наглядности)

с рукой, чтобы представить размеры
http://www.balatsky.ru/NSO/bestial/image124.jpg

G

Отредактировано Game Master (2015-02-11 23:57:43)

+1

23

Нет, никуда теперь не денется этот Белозубик. Мирца даже чуть приоткрыла пасть, когда Гаруна внезапно нагнулась за маленьким зверьком и ухватила его зубами, а затем ещё и посадила на охотницу. Сорока опешила. Значит, сестра её не  шутила в тот момент, когда предлагала прокатиться на спине у одной из них. Что же, забавно. Пару секунд серая ещё недоумевающее смотрела на Гару, а затем широко улыбнулась и, прикрыв глаза, чуть сотряслась от беззвучного доброго смеха. Ладно, пусть хотя бы так, главное, чтоб перестал бояться и показал, что хотел.
Мира отвела одно ухо назад, чтобы уж точно не пропустить не единого слова их маленького нового знакомого. Белозубик сразу указал направление – далее по течению реки. Волчица решила не медлить с отходом и сразу же после двинулась туда, куда и указал "наездник".
Она продолжала внимательно слушать малыша, его рассказ-ответ на вопрос Совы по поводу речки. Значит, просто так вдруг сужается и пропадает? Мирца пока не могла себе это толком представить. Всю жизнь она прожила возле Гиблой реки, но той ни конца, ни края видно не было. Она казалась широченной, огромной, просто бесконечной. Сколько не беги по течению или против – ни к истоку, ни к устью не прибежишь, сколько не вглядывайся в туманные дали – другого берега не видать. Сильная и мощная… Ну а какая же ещё могла быть та, что разделила двух враждующих братьев?
Итак, там далее есть полянка, похожая на местную территорию. Наверное, там тоже никого, кроме птиц нету? Обидно, что тут, на многие расстояния вокруг практически безжизненные места. И только вот такой вот маленькое существо. Которое, кстати, упорно отчего-то продолжает запинаться на количестве здесь обитающих. Нас, меня… Белозубик просто ошибается? Или что-то не хочет говорить?
С числами у него, кажется, вообще беда… Считает количество волков и тоже спотыкается. Странный. «Забавный», - Мира чуть улыбается. Когда Белозубик спрашивает, сколько всего таких, как они вдвоём здесь, охотница поворачивается к Гаруне и вопросительно посматривает на неё. Что ему отвечать? Что их в скором времени будет намного больше? А не испугается ли тогда этот малыш? Но врать этому милому созданию Мирца тоже не хотела, он им, всё-таки, помощь оказывает…
«Так что же, Гару?»

Отредактировано Мирца (2015-02-12 21:45:52)

0

24

Не то, чтобы эта коротколапая волчица сомневалась в положительной реакции сестры на собственный выкрутас, но беззвучный смех той все-таки заставил где-то глубоко про себя облегченно выдохнуть, но, конечно же, не внешне. Внешне лишь неопределенно и безразлично пожала плечами на подобный жест со стороны Сороки, ну не смеяться же вместе с ней ей? Конечно нет, Гаруна слишком привыкла держать при себе свои эмоции, особенно такие воздушные. 
Белозубик расположился на волчьей шкуре и уже задал направление для волчиц. Мирца, к радости Совы, не стала копошиться и сразу пошла. Пестрошкурая волчица шла справа от нее, не отставая ни на шаг и стараясь принюхиваться, чтобы вовремя уловить малейшие изменения в воздухе. Довольно бесполезное занятие травница забросила быстро, хотя оно никак не мешало внимательно слушать белозубика. "Значит, кончает Узкая? Надо же, и такое бывает. Прямо ручей, а не река". Потом он поведал о некой полянки, опять исправив свое "нас" на "меня", вызывая мысленную ухмылку у ворожеи. Лес, что начал появляться и по ту сторону Узкой, был точно такой же рощей, только более редкой. "Пока редкой" - мысленно поправила себя Гару, осматриваясь по сторонам и сравнивая две половинки одного леса.
Вопрос, начавшийся с попытке сосчитать своих спутниц, был немного неожиданным, тем более, что волчице и самой было что спросить. Она немного задумалась, замечая такой же взгляд и у Сороки, но обращенный на нее. "Правда или ложь? Сложный вопрос. Он может испугаться, скажи мы ему правду и не помочь. Да и правда разная бывает, верно ведь?..."
- Нас... - она сделала паузу, словно бы мысленно считая, сколько их, - две, - наконец вынесла свой вердикт, но почти сразу продолжила, - Но только тут, - жестко, но не грубо добавила спустя мгновения, - Далеко отсюда, если много-много идти против течения реки, минуя сухие земли полные песка, нас ждут другие наши сородичи. Их много, но они далеко, - подчеркнула оба слова, выдавая все как есть с мыслью о том, что доверие - это залог успеха.
Рассказав такую новость, Гару справедливо рассудила, что надо чем-то разбавить ее:
- Там много лесов и полей, есть очень большая река, которой ни в какую сторону нет ни конца, ни края, а течение настолько буйное, что переплыть невозможно- как бы мечтательно, словно вспоминая о чем-то хорошем поведала белозубику ворожея.
Интонации эти не были правдой, ведь теперь это уже не их земли, не их дом, хотя родными они останутся навсегда.

Отредактировано Garuna (2015-02-17 11:49:26)

0

25

пост не учтен системой

Белозубик устроился на волчице и стал внимательно наблюдать за направлением, а так же вслушиваться в рассказ Гаруны. Он облегчённо вздохнул, узнав, что другие волки ещё далеко. Вторую часть рассказа он практически не слушал. Все мечты его вида ограничивались одной вещью: "дожить до завтра".
- Если вы не едите меня потому, что я маленький... То и другие не станут? Они же придут сюда, да?

Узкая сузилась донельзя и пропала в земле, быть может, исчезнув навеки, а может, превратившись в буйный подземный поток. Берёзовый лесочек по "другую" сторону уже не существующей речки манил своей яркой красотой.
Белозубик взял в лапки две охапки волчьей шерсти и, потянув за левую, намекнув, что пора брать левее. Действительно, если бы волчицы просто пошли прямо или повернули направо, то их лапы очень скоро бы перестали ощущать под собой твёрдую землю и свежесть молодой зелени, они бы стали тонуть в золотом песке - таком же, какому не было видно конца и края на Заводи. Также, прямо по курсу виднелся край тёмного обрыва, который и отделял пустыню от леса, в который Белозубик захотел увести группу. Он в конечном итоге тоже оказался не так прост. Как только волчицы миновали первые пару берёзок, на их пути стали встречаться сосны, а линия горизонта безбожно чернеть.
- Это Мрачный лес. В нём холодно и немного страшно, конечно, но вы быстро привыкнете, - бодро начал экскурсовод, - Здесь редко встречаются животные, поэтому Они сюда не захаживают, - шепотом добавил он в дополнение своему рассказу.
- Нам нужно пройти его до конца.


Возможен переход в локацию Мрачный Лес

G

0

26

Значит, всё-таки, правда. Это было честнее со стороны волчиц Тёмного Дерева. Теперь главное, чтобы Белозубка не испугался этой самой правды. Хотя Гаруна успокаивала, говоря о том, что остальные находятся далеко отсюда, зверёк всё равно «подстраховался», уточняя, не тронут ли его остальные, если придут.
- Думаю, не станут, - ответила Мирца, а затем, в очередной раз широко улыбнувшись, продолжила: - Только по другой причине. Волки помощи не забывают.
В каком-то смысле, охотница не убила тогда эту потенциальную добычу как раз-таки из-за того, что он знал, возможно, многое об этих краях и действительно мог помочь. Но другие… Если они придут сюда, голодные, уставшие, точно ли они удержаться? Остановит их этот немаловажный факт помощи либо же маленький размер или нет? Сорока очень надеялась, что остановит. Она совершенно не могла себе вообразить, как можно спустя несколько часов бессовестно пустить на ужин того, с кем они сейчас так мило беседуют, а заодно выясняют, где бы можно было остановиться на отдых, а то и на постоянно житьё.
Белозубик, по видимому, начал осваиваться «в седле». Это стало понятно, когда Мира почувствовала, как шерсть на её загривке, слов поводья лошади, тянут влево. Серая послушно повернула туда, куда её так своеобразно просил маленький проводник. Река, до сего момента становившаяся чуть ли не с каждым шагом всё уже, теперь и вовсе исчезла. Подумать только, а ещё некоторое время назад волчица боялась, что так удачно придуманное Гаруной передвижение по руслу реки может вскоре закончиться по причине серьёзного расширения этой само реки или резкого её углубинения…  Жара, какая стояла в их родном Даэрисе, теперь более не мучила, но расстаться с тем, что освежило и придало сил перед уходом в неизвестные дали, было как-то… печально.
А впереди виднелся лес. Причём не самый лучший лес – тёмный весь, будто в нём обитает нечто нехорошее или на него наслали злые чары… однако Белозубка встречно успокаивает волчиц, говоря, что в этом лесу не водится этого непонятного Зла.
Мирца, судорожно втягивая в себя воздух, а после пытаясь плавно выдохнуть, приободряет себя:
- Ладно… Там же нет почти никого, верно? И «их» нету. Значит, мы вполне можем быстренько пробежать этот лес.., - сорока оборачивалась на пёструю сестру, голос её затухал. А смогут ли они это и вправду перебежать? – Ну или пройдёмся быстрым шагом.
Желательно, очень быстрым шагом.
Охотница, сделав ещё пару успокоительных вдохов-выдохов, ступает вглубь этого мрачного леса, мотивируя себя ещё и тем, что в конце Белозубка покажет им что-то интересное.

0

27

Маленький грызун внимательно внимал честному ответу Совы, за которые воздалось по чести - зверек поверил травнице и отложил свои беспокойства, задав лишь один уточняющий вопрос. Гару успела лишь буркнуть что-то вроде "Угу", поскольку дальше слово свое взяла Мирца, врываясь ураганом в разговор и внося свою лепту о "чести и благородстве". Подобный ребяческий романтизм вызвал внутреннюю улыбку пестрошкурой, которая и сама по возрасту не далеко ушла.
Слова сестры были последним посторонним звуком в этом странном и подозрительном лесу, о котором даже его жители ничего толком сказать не могут. Ворожея Темного Древа с недоверием оглядывалась по сторонам, словно ожидая нет-нет, да и увидеть что-то, что скрывают в себе эти неизвестные доселе земли. "Красивые, сочные, благоухающие, но такие мертвые из-за соседства с бесконечными песками, приютившими неизвестную опасность" - неприятные мысли заставили волчицу недовольно хмыкнуть, выражая свое отношение к происходящему.
Белозубик, которые уже успел обустроиться на волчьей шкуре, изменил направление Мирцы без слов, заставив Гару еще раз задуматься о смекалке, которая все же присутствовала в этом маленьком создании. "Притворяется глуповатым или нет? Или одно другому не мешает?" Полностью глупым или недалеким назвать его было невозможно, все-таки разум и сообразительность у белозубика присутствовали и отрицать подобное было несуразно.
Преодолев край обрыв, который издали поставил в тупик Гару, она увидела темный лес, гораздо более неприветливый и подозрительный, чем та березовая роща, что они оставили позади. Их проводник кратко поведал о Мрачном лесе, чье название оказалось вполне оправданным. "Они? Да кто же эти Они такие?" - раздраженность от того незнания оставляла неприятный осадок на душе. Сорока выразила ожидаемое волнение, поскольку прогулка, судя по всему, приятной не будет.
- Пробежимся, где сможем, а где не сможем - пройдемся. Бояться нам нечего, но времени у нас мало, - напомнила о более насущных и важных проблемах, желая отвлечь сестру от лишних волнений.
Яркие и нарядные березы сменились голыми и высокими соснами. Трава поредела, а потом и вовсе исчезла, оставляя под волчьими лапами лишь голую землю и сухие ветки.
"Жутковатое место"

0

28

Ночь накрывает с головой, будто одеялом. И Белке захотелось оказаться под чьим-то теплым боком, а не шнырять невесть где и невесть зачем. Впрочем, причина была? Поискать волшебную вещицу? Или попытаться выпросить ее у зверя, что хранил подобное? А действительно, где тогда такие штуки брал он? И существует ли этот самый зверь? Она никогда не слышала легенд о чем-то подобном, никогда не слышала сказок, или даже присказок, так почему должна внезапно поверить какому-то бобру? Медленные шаги приближали белое тело к состайнице. Только откуда это ощущение, что еще немного и Ведьма просто-напросто пропадет с поля ее зрения. Испарится, исчезнет, растворится как утренний туман? Белка притормозила, подгибая под себя правую лапу, словно была ранена. Застыла, словно статуя. В глазах отразилась непонятно откуда взявшаяся грусть. Интересно, а если так и произойдет, что она будет делать? Как будет реагировать? Как отзовется ее внутренний мир? Или он как всегда промолчит; пошлет весь мир лететь в бездну и будет дальше молчать? Так же неправильно, да? Как можно оставаться спокойным и безразличным, когда пропадает кто-то небезразличный тебе? А Ферзь тебе небезразлична? Вопрос, который загнал белую в тупик. Вопрос, ответ на который она не знала. Но что-то подсказывало, что внутри просто нарастет ледник, который итак не собирался таять. Ирония, не находите? Бэлаэль опускает лапу, поднимая голову к небу. Хмурое, темное и неприветливое. Вот три слова, которыми можно было столь свободно описать состояние вечного странника. А завтра, ты улыбнешься, мм? Почему, интересно, небо не умеет с нами разговаривать? Пхах. Выдыхает; тихо и практически незаметно. А силуэт белой волчицы все удаляется… Удаляется… Удаляется…
Сердце болезненно стукнулось о ребра, а потом, немного подумал, сделало так еще раз, и еще… Так почему лапы оставались на месте? Почему не рвались вперед? Ты, ведь, за ней пошла? Или передумала? Или тут играет роль иное «или»?
Я не знаю, буду ли сожалеть о твоем уходе, а ты? Ты, Ведьма, будешь? Или твой мир слишком отличается от моего? И все что есть у нас – наша стая, в которой по воле судьбы мы оказались вместе?
Продолжает смотреть, словно ничего иного не остается. Прохладный ветер, наполненный свежестью, словно твердящий – иди! Чего ты стоишь? И тело дернулось, рвануло вперед, не обращая внимания ни на что: ни на тучи, что вот-вот готовы были выплюнуть всю злобу и грусть на несчастных ночных гостей, ни на то, что позади (она могла поклясться) слышала маленькие шаги, ни на тишину, которая просто задушила все этой ночью. Лишь бы догнать. Странная, почему ты такая странная? Ферзь становилась все ближе и ближе… И в тот момент, когда самка приблизилась настолько, что могла разглядеть фигуру состайницы четко, на волков стеной упал дождь. Едва заметная улыбка скользит по морде.
- Знакомая картина, - то ли в пустоту, то ли Ведьме говорит Белка, закрывая глаза. Холодная вода быстро сделала из нее не волка, а какую-то оборванную и обмякшую тряпку. Мерзкое состояние. Еще и шерсть становилась разом тяжелее, словно наполнялась свинцом. Можно сравнить с мешком картошки; определенно она начинала чувствовать себя именно так.
Поворачиваем морду в сторону, откуда только что прибежала. Маленьких силуэтов еще не было видно. Показалось? А, может, затерялись в дожде? А, может, пошли в другую сторону? Лучше бы остались спать, мало ли что может случиться. Тяжело выдыхает воздух.
- И все-таки не остались спать, да? – уже скорее для себя, нежели для Ведьмы произносит Бэль, слегка опуская голову. Вода продолжала течь по морде и шее, заставляя то и дело мурашки бегать по телу. Вот же! Прижимает уши к голове, исподлобья наблюдая пустоту. Но что-то ей подсказывало, что уже вот-вот в поле зрения появятся два маленьких тела.

+4

29

На хвост наступала свинцовая тяжесть утра. Оно добрым не бывает. Брюзжа всем своим естеством отзывается Баст и затихает, исподлобья посматривая на тех, чья жизнь тянется к свету с каждым новым днем. Взглянув на небо мутными от усталости глазами, зверь мысленно приводит тысячи аргументов, чтобы повернуть назад, но желание обезопасить путь для себя и для остальных участников похода заставляет тело упорно ступать вперед, ибо только так, а никак иначе можно было провести поход. Прищурившись и смочив слюной верхние клыки, Ведьма делает еще несколько разведовательных шагов вперед прежде чем окончательно остановиться и прислушаться. Позади слышались запахи, принадлежность которых было не так уж и сложно определить. Впрочем, вместо того, чтобы обождать товарища, разноглазая раздраженно срывается с места, слегка ускоряя шаг и умело прогоняя от себя мысль о том, что Бэль оставила волчат на попечение этих мамаш-раззяв, которые за собой-то уследить не могут, не то что уж за детьми. Но что поделать. Оставалось не так уж много времени до того, как грянет гром, а впереди еще километр необследованной территории.
- Г-р-р-р. Тихо, под нос ворчит белошкурая, наступая на какие-то поломанные ветки, что, словно ежи, скрывались под густым ковром трав рощи. Надо было бы идти на Юг, но ... Она меняет курс, направляясь теперь на Восток земель.. Она точно была уверенна в том, что там её бренное тельце никогда не было, а, значит, хвост позади себя мог повернуть обратно или ... Не-е-ет, взрослая здравомыслящая самка не может потеряться между двух берег, это уж Ведьма знала наверняка. Однако проблема оставалась и паковать вещички и с размазанной тушью в дверь не ломилась. Значит, надо её решать или порешить. Это уж, как пойдет.
Развернис-с-с. Шепот Баст в голове воспринимался как наказание за совершенный грех, как кнут по нежной коже. Стиснутые зубы под давлением другу друга скрипели, портилась эмаль - всё это только мешало мирному течению мыслей. Ба-с-ст не унималась. Ей трудно было гнить в одиночестве, посему, не найдя поддержки в виде двух оставшихся имен, она нуждалась в ком-то третьем, кто мог бы услышать её, понять и принять сторону, чернеющую в ночи. В конце концов, не выдержав змеиного шипения, Ведьма сдается, ловко запрыгивая на какой-то небольшой камушек, она, развернувшись корпус по направлению, откуда должны были слышаться шаги, замерла, словно изваяние или помпезный корабль, ожидающий своего фееричного крушения. В момент, когда памятник самой себе окончательно вошел в роль несокрушимого и непобедимого камня, небо принялось испытывать шкуру на прочность. Мелкая дрожь от прохладной воды невольно заставляет Ферзя отступиться от концепции гранита и вновь обрести живое тело. Гром, подобно молоту, врезается в благоговейный шум небесной воды, и земля содрогается от силы  гнева его.
Впереди маячит белая шерсть. После звенит и голос Бэль. Сквозь мутные капли дождя разноглазой пришлось постараться, прежде чем отыскать четкие очертания состайницы. Слова её звучат как констатация факта, но Ведьма не рискнула сейчас углубляться в давние события. Проблема была очевидна и написана на морде Бэлаэль. Внезапно вспыхнувший гневом взгляд Ведьмы медленно, словно уголек, вылетевший из костра, затухал, но готов был разгореться вновь. Всё верно, пустые вопросы в пустоту подтверждали догадку разноглазой - волчата шли за ней. Какого черта?! Дура! Громким рыком рвал и метал в голове Ферзь. Схватить бы за холку и хорошенько потрепать, научить тому, что молодых надо беречь, что молодые есть наше будущее и их угробление - наивысший идиотизм. Вместо того, чтобы дать волю эмоциям или воспользоваться услугой "лекция от Ведьмы", Баст, спрыгивая на землю и впиваясь лапами в грязь, хмуро сдвигает брови и, очутившись напротив состайниицы, произносит:
- Дождаться их и догнать меня - приоритетные задачи, - командный тон, свойственный ей от самого рождения, теперь окрасился в призывные фюрерские нотки. С возрастом это должно плотно въесться в голос, дабы любые слова звучали как нетерпящие неповиновения и долгих разговоров. Пока ей всего пять лет с хвостиком, с ма-а-аленьким хвостиком, поэтому так ярко и контрастно голос не меняется в моменты утвердительных реплик.
Она разворачивается и продолжает двигаться на Восток.

+4

30

Раннее утро никак не давало себя прочувствовать. Спокойствие и утренняя прохлада могли бы ненадолго помочь забыть Нерке о усталости, но открытая местность встречала его порывистым ветром, молнией и громом. Чёрный не боялся ни того, ни другого. Скорее просто остерегался - говорили, что молнии горячие и могут зажечь любое дерево.
Шерсть его была не настолько плотной, чтобы долго не поддаваться дождевым каплям. Волчонок быстро промок и немножко дрожал. Чтобы не было так заметно - что взрослым, что ему самому, - он побежал. Ведьму и Бэлаэль отыскать взглядом сразу не удалось, поэтому Неро просто бежал вперёд. Даже не принюхиваясь. Потому что ему было непросто привыкнуть к тому, что если нужно что-то найти, то нужно понюхать землю или вообще всё вокруг, медленно и с должным старанием, а не просто бегать и цепляться взглядом. Дождь заливал морду, мешал хорошо видеть. Белые силуэты "волчиц" могли оказаться просто берёзками.
Неро поздно спохватился, что мог бы не бежать сломя голову в дождь, а подбадривать сестру и не терять её из виду. Эта мысль вызвала в нём немного сожаления. "Уже поздно разворачиваться" - отговорил он себя. "Хоть Аир и обидится". Неприятный осадок остался. Уходящая ночь и наступающий день умело мешали в голове голубоглазого огорчение и радость, интерес и досаду.
Не могло случиться ничего другого, кроме того, чтобы волчата и волчицы воссоединились. Бэль решила подождать малышей, а вот Ведьма куда-то спешила. Неро не стал озираться по сторонам и просто подошёл к оставшейся поближе. Должен ли он был что-то сказать? Он думал об этом, пока восстанавливал дыхание, прижавшись заодно к боку волчицы. Она уже тоже промокла и почти не грела его.
Так Нерка и остался молчать. Повернул голову в ту сторону, откуда сам только прибежал и искал Аир. Тогда ему думалось, что "Аир не настолько и медленнее меня", а вот когда они в логове играли в догонялки - совсем наоборот.  Скорее всего, он был счастлив. Среди усталости, чуть болящих лап и мокрой шерсти маленькому щенку сложно было вычленить то самое "счастье".

+3


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Энурия » Березовая роща