Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Верхний Тэмен » Юг Вечной пустыни


Юг Вечной пустыни

Сообщений 1 страница 30 из 52

1

http://i.gyazo.com/4c1bae23a6688ca4f56b7c34c9f39d62.png
Сухое, песчаное место. Трава здесь - редкое явление, зато много пустынных животных вроде рептилий и мелких грызунов. Мягкий песок зачастую сменяется каменными проплешинами; дождь не скапливается здесь, а сразу уходит в землю, едва смочив ее.

Ближайшие локации:
- Центр Вечной пустыни (Верхний Тэмен)
- Пустынный рифт (Верхний Тэмен)
- Тэменский хвост (Верхний Тэмен)
- Тэменский хвост (Нижний Тэмен)

0

2

Кира чувствовал вину перед волчицей - все же неловко вышло. Можно списать на общение с птицей, конечно, но вины это перед Лилит не умаляет.
- Прости, Лилит, - улыбнулся Кира, поравнявшись с самкой и осторожно взглянув ей в глаза.
А у самого в голове звучало совсем другое имя, совсем по другому поводу.
- Что скажет Минерва по поводу Асурана? И что... скажет Асуран, когда вернется? - прикрыл глаза на мгновение. - Если вернется...
Они столько лет скрывались в лесах Верхнего Тэмена, и их никто никогда не видел, не знал о них или как минимум не помнил... А тут, стоило только Асурану получить столь значимую роль в жизни, как он немедленно ушел...
- Не дай Расуэль, чтобы все так вышло...
Рано было еще выступать. Рано было показываться перед врагами. Но зная Мертвую Землю, пусть даже времен Восса, нельзя быть точно уверенным, что из Асурана не выпотрошат причин его возвращения и то, как он существовал все это время.
- Ладно... - выдохнул в сторону. - Я верю тебе, друг.
И улыбнулся в своей привычной беззаботной манере. Даже если все окажется иначе, он просто обязан будет встать на защиту Инноваторов... и последних Обвинителей.
В пустыне дождя не было, ее тучи по какой-то причине обошли стороной, однако это не было поводом к тому, чтобы расслабляться. Чем больше движений делала Лилит, тем больше сил она тратила, и вполне вероятно, что ей просто не хватит воды, чтобы дойти до места назначения.
Клекот издалека - явно не Фридом; Кира тут же меняется в выражении морды. Он вскидывает вверх голову с удивленно-недоуменными глазами, и оборачивается на волчицу.
- Началось...
Оповещение было к месту: Минерва решила ускорить возвращение Киры, и теперь их очень скоро должен встретить Нео - ее плохо скрываемый фаворит. Волчица-Обвинитель всегда хотела казаться строгой и самостоятельной, и, собственно, и была такой, но предпочитала скрывать более теплые чувства от глаз посторонних. В то время как Нео действовал наоборот и заигрывал с высокородной волчицей прямо на глазах у всех. Впрочем, это нельзя было назвать именно так, но достаточно было взглянуть в глаза этих двух существ, когда они смотрят друг на друга, чтобы понять, что между ними что-то есть.
- Нас должны встретить, - сообщил белошкурый, пытаясь не выдать своего волнения - его несколько пугала вся эта ситуация.
Однако, отступать было некуда. Сбавляя скорость, чтобы не забегать вперед Лилит, волк все же решил поинтересоваться:
- Как там сейчас, на вашей земле?

0

3

Лилит еще дулась. Когда Кира осторожно заглянул ей в глаза, которые не выражали ничего, кроме искреннего раскаяния, рыжая волчица только обиженно фыркнула и отвернулась, впрочем, отвернувшись, так и не смогла сдержать польщенную улыбку. Поведение Киры в корне отличалось от поведения любого из тех волков, которых Лилит знала. Те отчаянно пытались скрывать какие-либо эмоции, прикрываясь жестокостью и коварством. Лилит привыкла к тому, что должна выживать, выдумывать уловки и хитрости, быть скользкой, непостоянной, скрываться самой. Лилит привыкла, что сильные эмоции означает сильные проблемы.
Но, похоже, Киру особо это не волновало. Он извинялся перед ней открыто, не пытался скрыть чувство вины, не прикрывался надуманной жестокостью, не глушил негативные эмоции какими-то дешевыми уловками, вроде откровенного безразличия. Лилит поражало такое отношение к жизни. Точнее, она даже не думала, до встречи с Кирой, что кто-то может так жить. Подобное было чем-то из разряда фантастики.
Когда белый волк в очередной раз улыбнулся, Лилит не выдержала, и улыбнулась в ответ, несколько лукаво, будто бы давая понять: хорошо, прощу, но попробуй еще что-нибудь такое вычудить!
А Кира вновь погрузился в свои раздумья и на этот раз пришла очередь Лилит заглядывать ему в глаза.
О чем он думает? Что чувствует?
Клекот орла привлек внимание волчицы. Она сначала подумала, что это Фридом, и думала так до момента, пока Кира не сообщил о том, что их вскоре встретят.
И снова волнение поднялось внутри, рыжая обреченно опустила голову. Ну вот, все таки началось.
Кто его знает, какими окажутся эти новые провожатые?
Вопрос волка отвлек рыжую от скорбных мыслей.
- Не знаю, - честно ответила Лилит. - Мы с еще несколькими волками покинули исконные территории Мертвой Земли.

Отредактировано Лилит (2015-01-08 00:56:08)

+1

4

--->> Вне игры

Конец Пятой луны, 31 год.

Все началось с Асурана. По какой-то неведомой причине Нео казалось, что этому малому доверять не стоит. Его текучее мнение, которое имело свойство меняться от одного к другому, слегка напрягало самого Нео, да и Минерве это не нравилось вдвойне. Нео, как более или менее разбирающийся в личностях, впрочем-то видел мальца насквозь и мотал на ус, и совершенно не понимал, что такого Кира нашел в своем друге особенного, чтобы сделать того Инноватором. Не только одним из группы, но еще и Обвинителем. Разве этот вечно сомневающийся подросток способен совершать что-то правильное, руководствуясь своими постоянными сомнениями? Нео не одобрял такого поступка, но отговаривать Киру не стал: все же тот - Обвинитель и сам решает, кому в последствии передать эту ношу. Никто не в праве решать за него, что, по мнению самого Нео, безусловно, с какой-то стороны прискорбно. Так или иначе, волк верил, что Асуран со временем сможет оправдать свой статус, однако перед Минервой защищать того не пытался. У избранницы была своя точка зрения на этот счет.
Собственно, с того момента, когда в группе обнаружилось отсутствие Асурана (включая его спутника Джастиса), страх за тайну об Обвинителях у Минервы усилился - зеленоглазому волку та не доверяла, хоть и открыто это не показывала. Но вот стоило только ему пропасть, как Обвинительница буквально начала грызть когти от волнения. Первое, что пришло ей на ум, так это отправить на его поиски Киру. По крайней мере Обвинитель способен сделать так, чтобы волк забыл какое-то событие начисто и не смог о нем вспомнить. Это было рискованно, но... кто еще из числа Инноваторов согласился бы отправиться на поиски Асурана, кроме как его лучшего друга? То-то же.
Нео старался не тратить силы и двигался на умеренной рыси. Пески пустыни к тому же были мягкими и зыбкими, нужно было передвигаться осторожно. Фигуру Обвинителя Нео приметил задолго до того, как та приняла какие-то очертания. И все бы хорошо, если бы...
Нео остановился как вкопанный.
- Что же ты делаешь, дружище, - с горечью выдохнул волк в сторону.
Кира вел с собой еще одного волка или, скорее, волчицу, судя по ее небольшому росту. Минерве очень не понравится такая вольность Киры, и более того, она может временно отстранить его от патрулирования, посадив под личную охрану. Тогда за Асураном точно некому будет идти...
Скайграспер - синеперый орел-переросток - разрезая воздух крыльями парил над своим спутником, лишь на доли метров опережая оного. Именно он подал сигнал Нео о том, что почувствовал присутствие Фридома, а после - заметил и белую крупную точку в посеревшем из-за погоды песке.
Мотнув голову и дернув ушами, Нео двинулся навстречу Обвинителю, стараясь изобразить на морде приветливость и лучезарность.
- Вот ты где, Кира, - крикнул он, когда расстояние между ним и белым волком сократилось до десятка метров. - А я ищу тебя повсюду - у капитана есть работка для тебя, - и невольно перевел взгляд на волчицу, что сопровождала Обвинителя, продолжая говорить с оным. - Смотрю, подружку нашел? Не боишься жгучей ревности своей барышни? - весело хихикнул и даже подмигнул незнакомке.

+1

5

Новость не была шокирующей, но знание о присутствии на ближайших территориях еще каких-то волков было весьма кстати. Все это вызывало в Кире волнение - сейчас он подписывается на то, чтобы держать под своим контролем волчицу, которая сейчас бежала рядом с ним, и не выпускать ее дальше лагеря ни при каких условиях. Никто не должен узнать местоположение Инноваторов, а лишить мертвеца сознания можно только если пустить ему кровь и дождаться прихода слабости. Тяжело не согласиться с тем, что метод не самый эффективный, поэтому Кира и вел Лилит за собой, пока у той были силы.
- Другие волки, - размышлял белый волк, сохраняя на морде будничную улыбку, дабы не волновать спутницу. - Надо быть слишком глупым, чтобы не догадаться об этом... Они все ищут источник.
Будь бы воля Киры, он бы чисто из своей добросердечности открыл бы мертвым новый источник, но представляя, чем это может обернуться, был вынужден согласиться с Минервой и хранить в тайне эту пока что бесценную информацию.
- Интересно, как далеко они уже зашли... Я должен защитить... - мысли рвались под натиском принесенных Лилит новостей, и если бы не она, белошкурый бы сейчас рванул шерстить весь Тэмен, чтобы убедиться, что граница на замке. Минерва была козырной картой - она не снизошла бы до того, чтобы проделывать такие действия самостоятельно. У нее есть Архангел и они - Инноваторы.
- Ясно, - чуть шире улыбнулся Кира, пытаясь выглядеть как можно более искренним. - Все ищут источник, так ведь?
Глупо было задавать вопрос, на который ответ уже известен, но все же... убедиться в этом было необходимо.
Приближающаяся белая знакомая фигура отвлекла Киру от общения с Лилит. Чувствовал волк какое-то волнение, понимал, что его ждет, но держался молодцом.
- Привет, Нео, - белый остановился в метре от товарища, добродушно улыбаясь. Кира все же чувствовал в его словах некое предупреждение.
Меньше всего ему сейчас хотелось слышать, что у Минервы есть претензии по поводу Асурана и она хочет об этом поговорить. Избавиться от него она точно не имеет права отдать приказ, но тем не менее...
- Что-то серьезное? - несколько напряженно спросил Кира; по нему было видно, что он догадывается, о чем, а точнее, о ком идет речь.
Шутку про Лилит и Лаки, свою подружку-возлюбленную Обвинитель тоже оценил, смущенно прижав уши, робко улыбнувшись и отведя взгляд в сторону. Лаки, казалось бы, была не способна на ревность - слишком чистыми были чувства между ней и Кирой, чтобы говорить о таких "чернильных" пятнах, как ревность.
- Это Лилит, - проговорил белошкурый, повернувшись к волчице, но через мгновение перевел взгляд на Нео. - Она с Запада, я нашел ее в Серых душах, - пауза, будто бы Обвинитель пытался подобрать оправдание, почему она здесь. - Я хочу показать ее Минерве.
Однако, в глазах была уверенность; складывалось впечатление, что Кира даже в комментариях своего напарника не нуждался, а всего лишь констатировал факт.

+2

6

Все, казалось бы, пока было хорошо. Кира не был похож на того, кто способен соврать или же лукавить. И пусть Лилит сомневалась в том, насколько радушно примут её "друзья" Киры, она считала свое сомнение вызванное именно тем, что Кира, со своим наивным взглядом на жизнь, мог просто не подумать, что Лилит разорвут на части, поскольку сочтут опасной чужачкой. Странно было доверять в этом плане Кире, но в очередной раз мысленно вернувшись к размышлениям на эту тему, травница поняла, что выбора у неё просто не было.
Кира был честен, но когда он спросил про источник, Лилит ощутила в его голосе невольное напряжения, пусть волк и старался выглядеть веселым и не принужденным, улыбался... Почти искренне.
Лилит чуть нахмурилась. Что-то происходит, и это что-то мне не нравится. Тебе не удастся обхитрить меня, дружок.
Рыжая медлила с ответом. Все мысли Вольных были заняты поисками источника, и не удивительно - от него зависело выживание волков клана. Но почему-то эта простая мысль беспокоила Киру, заставляло его вот так вот натянуто улыбаться.
- Ищут, конечно, - наконец отозвалась Лилит. - Но мы ушли недавно, наши запасы еще не истощены и их хватит относительно на долго. Разве что мой запас воды поуменьшился, - рыжая постаралась вложить в улыбку все свое очарование и возможную наивность. - Так что мы пока озабочены больше тем, как бы избежать преследования с стороны Мертвоземцев.
Это была откровенная ложь. Кира боялся того, что источник могут искать, а значит, вряд ли Лилит удастся выведать у него, где он может находится. Но если перевести его внимание на что-нибудь другого, сделать вид, что это не так важно...
Чужой волк приближался все ближе и ближе, и Лилит заинтересовано наклонила голову, разглядывая еще один причудливый крест на морде волка. Интересно, они рождаются с этим? Или же им их рисуют?
Над его головой кружил орел, но уже с синим оперением, не таким, как носил Фридом.
Нео не казался таким потрясающе-нереальным. Нет, он тоже был красив, и Лилит могла бы сказать, что это второй самый_красивый_волк_на_свете, которого она видела в своей жизни. Но в нем было что-то обычно-привычное, хотя бы это его смешливое поведение, манера речи. Это было привычнее для Лилит и в тоже время настораживала. Ей трудно было представить Киру, жестоко выскрывающего брюхо своему недругу, а вот Нео - вполне могла.
Но все в его фигуре и поведении вынудило Лилит добродушно улыбнулся.
- Если его подружка хотя бы в половину так же мила, как он сам - ей бояться нечего. Никто не захочет терять такое сокровище, - усмехнулась Лилит, в очередной раз ощущая на этот раз свою уникальную ущербность - рыжая шкура среди белых спин.
Остановившись, Лилит пошатнулась, но со всем возможным достоинством вновь нашла точку опоры: она потеряла довольно много воды и слабость распростронилась уже по всему телу.
-

+1

7

Некоторые опасения закрались в голову белошкурого волка. Он бы с удовольствием спросил сейчас, по какой причине Кира тащит с собой эту незнакомую волчицу, но прекрасно понимал, что это не его дело. Не ему говорить Обвинителю, что ему делать, хотя, будь бы воля Нео, он бы почитал тому нотаций. Даже если Кира попытался завербовать эту даму, об этом нужно было предупредить заранее... Но... пусть Минерва сама решает, что делать с этим.
Гостья с западных земель, пусть и была мила, не проявляла какой быто ни было агрессии, от грозных и кардинальных решений госпожи Минервы ее это не спасет. Эх, Кира...
- Надеюсь, ты понимаешь всю ответственность на себе за это, - улыбнулся Нео своему товарищу, пытаясь освободить фразу от нравоучительного тона.
И так понятно, что Кира не ждет сопротивления или укоров по этому поводу, но Нео посчитал нужным напомнить тому, какой груз на его плечах. Даже если то было задумано самим белошкурым подростком, это не лишает его звания Обвинителя - причины всегда должны быть, и Нео надеялся, что они есть. Иначе как объяснить Минерве, почему Кира решил притащить в группу назнакомку.
- Асуран, - вмиг Нео стал серьезным и даже несколько обеспокоенным. - Он ушел вместе с Джастисом. Минерва хочет отправить тебя по его следу и...
Отвечать за то, что готова сделать командирша с незатейливым юнцом, Нео не желал, поэтому оставил фразу незаконченной. Главное, чтобы сам Кира не развернулся сейчас и не отправился за своим другом, не получив должных указаний от лидера.
Перевел взгляд на Лилит, пытаясь легкой улыбкой подбодрить чужеземку - столько непонятной информации свалилось на ее голову сейчас. Но заметив, как та остановилась и едва устояла на лапах, волк обеспокоенно спросил:
- Ты в порядке? - он прекрасно понимал, что происходит, отчего тело волчицы слабеет, но представляя, сколько еще займет путь до Лагеря...
Бросившись к волчице, Нео подставил той плечо, стараясь как можно быстрее сообразить, как поступить.
- Воу-воу, спокойней, девочка, сейчас что-нибудь придумаем, - подбадривал беднягу он, глядя в серое небо.
Скайграспер наверняка не сможет долго нести такое крупное животное, несмотря на то, что птица сама по себе была невероятных размеров. Но иначе волчица просто погибнет, так и не дойдя до точки назначения... Взгляд на Киру - может быть, и ему есть что предложить.

0

8

Безусловно, Кира все понимал. Тем не менее, он же не мог бросить бедную волчицу на растерзание местных шакалов... Может быть, Минерва поступила бы именно так, лишь бы сохранить тайну, но у Киры просто, наверное, слишком доброе сердце...
Прижав от смущения уши, волк улыбнулся еще шире. Так непривычно слышать комплименты, когда ты - солдат... Покосившись на Лилит, не решаясь заглядывать в глаза волчице, Кира вдруг напрягся. Улыбка спала с морды, уши устремились вперед, в глазах отчетливо вырисовывалось волнение. Все получилось так, как он и представлял: Асуран ушел, и скорее всего, именно туда.
- Почему он... - начал бубнить белый волк, опустив взгляд куда-то вниз и в сторону, но вовремя замолчал, заканчивая свой вопрос в мыслях. - ...не сказал?
Между ними двумя практически никогда не было недомолвок, скрывать друзьям друг от друга было нечего. И если Асуран ушел, не предупредив, значит...
- ...на то была причина. Он пошел туда за чем-то... или кем-то.
Волк задумчиво нахмурился, потом опустил по сторонам уши. Выдержанная пауза оказалась ощутимо большой, при желании ее можно было бы заполнить какой-нибудь шуткой... Кира пытался понять намерения своего товарища, предугадать реакцию и действия Минервы и придумать, что делать в данном случае ему самому. Фридом уже отправлен на разведку, но вряд ли он что-то выяснит у своего родственничка Джастиса на этот счет, а с Асураном ему связаться не получится - птицы выбирают себе только одного спутника.
И было бы больше времени на обдумывание ситуации, если бы не пошатнувшаяся от усталости Лилит, к которой тут же бросился Нео. Рядом стоящий Кира оказался быстрее, несмотря на тотальную задумчивость - в мгновение ока волк откинул все лишние мысли, поставив себе в приоритет вопрос о том, как доставить волчицу в Лагерь. Самой Лилит волк упасть не позволил, оказавшись рядом и пригнувшись, чтобы, если что, послужить той опорой.
- Нео! - отчаянный выкрик, решение было необходимо принять сейчас же, и, судя по всему, Кира просто прочитал мысли своего состайника. - Без Скайграспера тут наверняка не обойтись - я отправил Фридома на разведку. Боюсь, Лилит погибнет быстрее, чем мы продолжим идти... будет куда лучше, если орел перенесет ее на максимально возможное расстояние. 
Настороженный взгляд обратился на волчицу, потом вновь на Нео. Несмотря на то, что Кира являлся Обвинителем - прямым исполнителем воли Судьи, позволить Лилит вкусить другой источник он не в праве, пока на то нет разрешения высшего командования.
- Я отправлюсь вперед и постараюсь привести Минерву, - белошкурый сделал шаг в сторону, намереваясь сорваться с места, однако, фразу закончил опять-таки мысленно, хоть и был уверен, что Нео и без слов его поймет. - ...если она меня послушает.

0

9

Лилит ни слова не понимала из того, о чем говорят волки, хотя отчаянно старалась. Какой-то Асуран куда-то ушел, и все по этому поводу страшно переживают.
Интересно, он такая большая шишка, или же знает так много, что его вообще не желательно отпускать очень далеко?
Понять это было трудно, но Кира, кажется, переживал по этому поводу куда больше, чем Нео.
Стоило рыжей пошатнуться и выявить как-то собственную слабость, как оба белошкурых мгновенно бросились к ней, поддерживая с двух сторон.
А травница так и замерла, боясь шевельнутся, удивленная таким беспокойством о своей персоне. Ей всегда было тяжело подпускать к себе других, как морально, так и физически, а тут сразу два совершенно незнакомых, странных, непривычных существа, оказались в опасной близости от неё самой. Именно потому мышцы на всем теле невольно напряглись, будь Лилит живой - точно бы забыла, как дышать.
Но секунда сменялась секундой и ничего не происходило. Никто не раздирал её клочки, не лез ей в душу, в общем, ничего такого уж прям ужасного не происходило, и Лилит позволила себе расслабиться и повалиться на плечо Нео.
Когда заговорил Кира, глаза рыжей расширились от ужаса.
Она вдруг со всей яркостью осознала, насколько сейчас близка к смерти. До этого все казалось мелочью - присутствие такого уверенного в себе Киры внушало ощущение, что все обойдется, будет в порядке, хоть как-то образуется. То, как он себя вел, как говорил... Все это было обнадеживающим, вселяло веру в лучшее.
И тут он прямо сказал о её смерти...
По телу Лилит пробежала холодная дрожь.
И следующее предложения о том, чтобы Лилит понес орел, вызвало в волчице бурю протеста. Нет, она не боялась высоты и смело смотрела вниз с ущелья, не отбегая трусливо от края. Но у неё тоже был инстинкт самосохранение и травница прекрасно понимала, что смотреть вниз, когда у тебя под лапами твердая почва, и смотреть вниз, когда тебя несет орел - это совершенно разные вещи. И вот последнее никак не вязалось в голове волчицы со словом "безопасность".
- К-как перенесет? - от волнения Лилит даже начала заикаться. - Я же в лепешку расшибусь, при чем в прямом смысле этого слова!
И, будто бы до конца не веря в то, что волки могут воплотить этот безумный план в жизнь, рыжая отчаянно замотала головой, от чего в голове несколько помутилось.

Отредактировано Лилит (2015-01-16 12:14:00)

0

10

Безусловно, Кира определенно переживал за Асурана не меньше, чем Минерва, пусть у того были совсем иные причины. Если командирша могла легко записать пропащего во враги за разглашение тайн, то Кира переживал за него потому, что был его другом, и ему явно будет не все равно, если Минерва попросит Киру ликвидировать Асурана. Не нужно быть слепым, чтобы не понимать этого. С другой стороны, может быть, у Асурана были и свои причины, чтобы уйти? Не просто же так он покинул лагерь и исчез вместе с Джастисом... Хотя и не доверять этому волку тоже были основания.
Нео понимающе взглянул на своего напарника. Кто, как не Кира, сможет помочь своему другу, попавшему в такое неловкое положение? Кто, как не Кира, сможет отстоять перед Минервой право своего друга на жизнь? Ведь он - будущий Обвинитель.
Дальнейшие действия Киры были предсказуемыми - Нео бы и сам предложил крылья своего спутника, чтобы хоть как-то переправить мучащуюся от жажды волчицу. С двумя орлами можно было бы это сделать быстрее, но раз уж Фридом в разведке, придется бедняге Скайграсперу немного помучиться.
- Понял, - коротко ответил напарнику синеглазый волк, кивнув, но тут же непонимающе взглянул на Лилит - та предложением явно была недовольна и, более того, вовсе не согласна на подобные путешествия.
Нео буквально на мгновение взглянул в небо, словно к чему-то или кому-то взывая, и перевел взгляд на волчицу, пытаясь поддержать ее дружелюбной улыбкой:
- Не переживай, у Скайграспера сильные крылья и крепкие лапы - не выпустит... если не будешь сопротивляться, - даже постарался пошутить, чтобы развеять опасения Лилит.
Буквально через полминуты громкое хлопанье крыльев раздалось в воздухе, огромная тень, несмотря на пасмурность, пролетела чуть ли не над головами путников, и, сделав небольшой круг, перед волками грузно опустился крепкий и могучий орел с синими маховыми и хвостовыми перьями. Он был почти в два раза больше Киры, страшно подумать, как огромен размах его крыльев... Спокойный взгляд, абсолютно нейтральное поведение, будто бы он действительно слушался Нео...
- Удачи, Кира, - бросил вслед напарнику синеглазый - слова эти были обнадеживающими и искренними.
Да, удача этому подростку и впрямь необходима - один Расуэль знает, в каком настроении сейчас госпожа Минерва.
Выдохнув, Нео повернул голову к Лилит, улыбнувшись.
- Все еще боишься? - кивнул на здоровенную фигуру стоявшего перед ними орла.

0

11

Убедившись, что Лилит держится на лапах, Кира, пытаясь скрыть свое волнение, улыбнулся волчице.
- Все будет хорошо, Лилит. Верь в это.
Пожалуй, на данный момент только и оставалось верить, что все обойдется, и отведенного Кхесом времени для Лилит хватит. Он ведь сам однажды страдал этим и почти бы умер, если бы не Лаки, а после - и все Инноваторы. Трудно было поверить, что их небольшая группа, не насчитывающая и десяти волков в составе, сможет как-то исполнить волю Расуэля, давшего силу своим подданным. Впрочем, это нельзя было назвать конкретно волей Судьи, но откуда-то же появилось убеждение, что мертвых волков не должно быть на Офирите... Минерва утверждала, что первостепенной задачей было силовое сдерживание Мертвоземцев от любых продвижений далее своих территорий. Никто и не говорил о вербовке, если кому-то из них удастся преодолеть свои собственные границы, но Кира просто навряд ли смог убить Лилит, чтобы скрыть свое присутствие и искоренить всяческое знание о существовании "еще каких-то волков". Он верил, что волчица поменяет свое мертвоземское мнение на собственное существование, особенно после того, как сможет узнать правду о себе, и что примкнет к ним после этого. Боялся разочароваться, но верил, что это возможно.
Оставалось подготовить Минерву к этой новости. Несмотря на то, что волчица-командирша наделила его силой Обвинителя, сделав изначально Инноватором (так повелось, что Инноваторами в их группе считались только те волки, которые в последствии могли бы стать Обвинителями и которые были "обращены" в помощники этих самых Обвинителей, однако в последствии группа сама по себе начала так называться), она не способна "забрать" клеймо обратно. Только Расуэль, Судья ордена Духов, мог лишить Обвинителя его дара. Но Судьи больше нет, со слов Минервы, поэтому... если госпожа Обвинительница решит как-то наказать своего последователя, то лишь закрыв его в Лагере под собственным присмотром. Но удержит ли это Киру - вот в чем вопрос.
- Пожалуйста, поторопитесь, - голос белошкурого волка приобрел взволнованные нотки, лиловые глаза взглянули на Нео.
Подоспевший Скайграспер, что был так похож на Фридома внешне, уже был готов к поставленной Инноваторами задаче. Хоть и ни одна птица этого Ордена не сравнится с белоперым Архангелом, все орлы были огромны для своих размеров и необычайно сильны и маневренны. Именно они являлись обязательным звеном ударной силы Инноваторов, за что можно смело сказать спасибо командирше.
- Все, я выдвигаюсь, - бросил Кира напоследок, и через пару минут его фигура бесследно пропала среди песочного края и серых облаков.

0

12

Все, что происходило вкруг было путано и не понятно, правда, соображала Лилит сейчас туго. Её мутило, голова заполнилась вязким туманом. Волчица в очередной раз подумала, что умирать - очень страшно. Хорошо, что не больно - хоть это должно успокаивать.
Когда перед рыжей приземлился орел, у Лилит затряслись поджилки. Огромный, невероятный пернатый хищник, способный одним ударом клюва превратить волчью голову в лепешку.
Лапы травницы онемели и словно бы приросли к земле, она не могла заставить себя сделать ни одного шага.
- Ну, как тебе сказать... - растянуто протянула волчица, обращаясь к Нео. Страшно стало еще больше - перед смертью не надышишься, как говорят.
Но, в любом случае, выбирать особо не из чего. Либо же она остается здесь и умирает, поскольку идти, видимо, действительно далеко, либо соглашается проделать весь путь по воздуху и может быть умирает.
Скудный выбор.
- Кира, не уходи! - моляще позвала Лилит, но было уже поздно - белый зверь унесся куда-то вдаль, оставив после себя только пыльный, вздымающийся вверх, след.
Не то, чтобы травница не доверяла Нео - он тоже был довольно добродушен и, видимо, помогал ей с радостью. Не велел же Кире бросить её умирать где-нибудь на обочине?..
Но к Кире Лилит уже начала привыкать, с ним было как-то надежнее. Его доброта и наивность, с которой о смотрел на мир, не могли не удивлять волчицу.
- А... как долго надо лететь? - наконец задала животрепещущий вопрос волчица, скорее не потому, что ей так уж важно было знать на него ответ, а для того, чтобы просто растянуть время, и отстрочить вынужденный полет.
Ладно, соберись. Глупо вот так вот растягивать момент - тем более, ты же не хочешь высохнуть, как трава под палящим солнцем?
Уговаривала сама себя хищница, а потом выдохнула и произнесла устало:
- Ладно... Давай, пернатый, покажи, правдиво ли тебя расхваливали.

+1

13

Безусловно, местные орлы могли произвести впечатление. Нео, когда первый раз увидел их, отреагировал примерно так же, как и Лилит. Привык тоже со временем, не сразу, но когда научился разговаривать со своим, проникся.
- Не бойся: может быть, и тебе удастся получить одного из них, - улыбнулся белый волк, загадочно прищурившись.
Но судя по всему, Лилит боялась не только полета, но и... остаться наедине с Нео. Казалось бы, он выглядел весьма учтивым и добропорядочным, но вероятно, просто привыкла к общению с Кирой, пока имела счастье провести с ним время. Да, этот подросток выглядит весьма наивным, простым, добродушным, летящим спасать кого угодно безо всяких переживаний о том, какова опасность погибнуть. Да, несмотря на то, что Кира был вторым по статусу среди живых существ, он все так же оставался смертным, что печалило. Почему Судьи не дают своим подданным способность к самоисцелению, например?
Очень грустно было бы потерять таких как он... Особенно когда Обвинители - слишком редкие существа в этом мире...
- Мы встретимся с ним чуть позже, Лилит, - взглянул вслед Кире Нео, и повернулся к волчице.
Он выглядел каким-то динамичным, восторженным, будто бы раз - и сорвался с места, улетая в небытие. Наверное, пытался и Лилит заразить своим позитивом, бесстрашием... На самом деле, пока она с Инноваторами, хотя бы с одним из них, с ней ничего не случится. И Нео очень хотел, чтобы она поняла это в первую очередь.
Скайграспер недоверчиво прищурился, глядя на волчицу. Скорее всего, ему просто пришлись не по душе ее слова - так получилось, что именно этот орел имел о себе весьма высокое мнение, хотя, к примеру, перед Фридомом склонял голову в почтенном поклоне. Пока никто не видит, почему бы не пораспушать перышки?
- Эй, дружище, будь более вежлив: все-таки дама перед тобой, - укоризненно проговорил белый волк, усмехнувшись.
Если уж он привык к такому поведению своего спутника, то Лилит явно может воспротивиться идее о полете еще больше. Кому понравится летать в лапах огромной птицы, которая тебя вовсе не уважает? Но Скайграспер, видимо, все понял, и, взмахнув крыльями, поднялся буквально на метр-полтора над землей, готовый нести груз куда угодно.
- Ну, - выдохнул Нео и взглянул на Лилит. - Я побегу следом. Не бойся его, из лап не выпустит точно.
Легонько подтолкнув волчицу вперед, белошкурый подмигнул ей и, сорвавшись с места, унесся вперед, придерживаясь цепочки следов Киры.
Орел же, аккуратно подцепив волчицу когтями за холку, приподнял ту над землей на небольшое расстояние (видимо, оценивал вес), и буквально через пару секунд, усиленно махая здоровенными крыльями, начал набирать высоту. Вполне вероятно, что через некоторое время Скайграспер устанет, и ему придется опустить волчицу на землю, чтобы через какое-то время вновь понести ее дальше.

0

14

Когда огромные крылья взмахнули прямо над головой рыжей, она невольно вздрогнула, прижала уши к голове и вжала голову в плечи.
Легко думать, что ты доверяешь кому-то на словах, когда доходит до дела все равно сомневаешься: стоит ли идти на риск, а вдруг?..
В случае Лилит - она даже на словах не очень-то и доверяла, чего уж тут говорить о действиях. Волчица ощутила, как орлиные когти ухватили её за загривок, и едва удержалась, чтобы не испустить отчаянный душетрепещащий стон, и плотно закрыла глаза, опасаясь разжать веки хотя бы на мгновения.
Рыжая ощутила, как почва уходит из под лап, оставляя только пустоту, как высота сжимается твердым, холодным комком где-то в животе травницы.
Холодный ветер трепал шерсть, Лилит не знала, как высоко они поднялись, и проверять это не собиралась. Она вся была напряжена, мышцы сжались до такой степени, что лапы несколько раз хватали приступы отчаянной судороги, мышцы сокращались, но травнице везло, что она не чувствует боль.
Хищница потеряла счет времени, и мысленно просила, чтобы это ужасное путешествие вскоре закончилось.
В какой-то момент Лилит, не выдержав, все-таки немного приоткрыла глаза, и охнула. Под лапами проплывали песчаные дюны, редкие кустики, камни... Она, порой, видела все это с такой высоты, но стоя на горе или крае ущелья, теперь же чувство было абсолютно иное. Лилит всей своей сутью ощутила, как срывается вниз, и разбивается о твердую землю, превращаясь в лепешку. Холодный и тяжелый ком в желудке из-за этого сжался еще сильнее, и Лилит показалась, что она сама враз сделалась тяжелой, и орел вот-вот её уронит.
Небольшим белым пятнышком Лилит увидела бегущего внизу Нео, который казался сейчас меньше и беспомощней. Если бы волки умели летать - каким же было их преимущество в боях друг с другом, так просто атаковать сверху! Задумавшись об этом, Лилит подумала и о том, что это самое настоящее чудо - такие огромные орлы и помогают волкам, а могли бы запросто превратить из в одно только воспоминания этих земель.
Не выдержав напряжения, рыжая вновь зажмурила глаза, плотно сжав челюсти от страха, будто бы боялась, что любое попадание внутрь свежего высокого воздуха сотворит с ней что-то неприятное, нехорошее. 

0

15

Конец сезона

Все неотыгранные события можно перенести в раздел флешбеков.

0

16

Трава быстро сменилась мелкими и острыми камешками и абсолютным отсутствием всяческой живности. Здесь редко бывали дожди даже в этом месяце, но если уж и снисходили до этого, то под лапами образовывалась такая грязь, что невольно останавливаешь себя, поддаваясь страху увязнуть в глиняной трясине. В этом году дождя здесь было еще меньше чем обычно. Солнце палило превращая воздух в парилку, как то и бывает в пустынных местах, однако это благоприятно сказывалось на птичьем полете - Фрага всегда переживал за своего "птенца" и не позволял тому растрачивать силы понапрасну, особенно под дождем. Скайграспер был легким орликом, вряд ли сила стала бы его коньком (если бы только в детстве не переедал), но Фрага воспитывал в нем мобильность и маневренность. Не факт, конечно, что он Фридому наваляет, но того факта, что в паре они порой делают совершенно безумные вещи, отрицать никто не станет.
Синеперый, наконец, дал о себе знать, правда, мысленно, и белошкурый, глядя вдаль, попытался разглядеть очертания птицы. Он шел впереди, не особо торопясь, чтобы Лилит успевала за ним, но и не сбавляя темпа, чтобы, если что, рвануть вперед. Спрашивать у волчицы Нео ничего не стал - ее дело все-таки, кто и как ее встретил и что сказал. Грустно только то, что, возможно, эти звери, этот самый Азазель теперь знает о существовании Инноваторов и, возможно, захочет их отыскать рано или поздно. Предложенная разумом идея о взаимопомощи лопнула как воздушный шарик, и теперь приходилось переигрывать ситуацию в другом ключе. Вероятно, раз Лилит пришла одна, эта стая станет еще одной проблемой в планах Ордена, и...
Обернулся. Вроде одна идет. Попытался чуть улыбнуться, чтобы это не выглядело как самопринуждение. Все дело было в количестве мыслей, и они мешали пока думать, что же там у Лилит приключилось. Так или иначе, обо всех ее похождениях обязательно узнает Минерва, и Обвинительница сама решит, что с этой информацией делать, но... Пока в стане врага был Трова, можно было акцентировать свое внимание на более крупной проблеме - Мертвой Земле. Пожалуй, только это сейчас успокаивало.
- У меня не очень хорошие новости от Скайграспера, - зачем-то проронил синеглазый, останавливаясь и глядя в небо в ожидании прилет своего пернатого напарника.
Хотя, стоит ли знать Лилит, что Минерва отправляет дипломатическую делегацию к водам Черноводного?
- Если у тебя есть незаконченные дела здесь, - кивнул назад, имея ввиду Вольную стаю. - ...то можешь остаться до нашего возвращения. Если все решено, то не будем медлить - дело не требует отлагательства.
Голос Фраги был напряженным, но в нем не было волнения - скорее, в нем ощущались уверенность и желание, с которыми Нео планировал поскорее вернуться в стаю, ведь скорее всего, Минерва отправила на столь серьезное задание Тигра, а следовательно, защищать Обвинительницу будет некому. И все это не давало повода стоять на месте и размышлять о тучках и звездах.
Совсем скоро в небе показалась стремительно приближающаяся точка, превращаясь в орлиную фигуру.

0

17

На голос Хайд Нео обернулся. Улыбнулся натянуто, и как-то не слишком натурально. Это не было похоже на весельчака-Нео, но Хайдарак не особо предала этому значение.
Волчица была слишком занята своими размышлениями. Она все еще сомневалась в Голиафе, и снова хотела поговорить с Фрагой, как с единственный близким сейчас к ней существом.
Все-таки надо будет попросить Лаки об орле, когда все это разрулится, подумала волчица. Помимо того, что она могла бы через него связываться со всеми, орел был бы одним из немногих существ, которые бы действительно понимали Хайд. Раньше подобное пугало волчицу - она бы хотела скрыть всякие мелочи собственных размышлений, ей нравилось чувствовать собственную независимость, но сейчас был совершенно другой случай.
Нео встретил её словами о каких-то новостях, и только сейчас разведчица заметила его обеспокоенное выражение морды. Она несколько раз открыла и закрыла рот, будто бы пытаясь переварить услышанное.
Что там происходит сейчас? И почему Нео опять не хочет ей ничего говорить? Но, тут как не крути - ей придется сказать Фраге о том, что она собирается привести Голиафа.
Предложение Нео о том, чтобы остаться было чревато. Если Азазель снова наткнется на неё... Что это будет? Ей тогда точно  несдобровать. Здесь она оставаться не будет.
- Что там произошло? - спросила волчица чуть резче, чем того требовалось. Её уже не на шутку начало задевать недоверие белошкурого война. Она могла бы понять такое со стороны Флей, но Нео...
И затем быстро добавила, будто бы пыталась сгладить резкость своих слов.
- Нео, там мой сын... Я не ожидала встретить его тут, но встретила. Он хочет пойти с нами, - о том, что Хайдарак сомневалась в его честности она уточнять не захотела. Минерва должна будет понять, что скрывается за его примирением.
Но станет ли она разбираться в этом сейчас, когда произошло что-то серьезное? Понятное дело, Хайд не стоит всего этого.
Тогда, может быть, она сможет подождать? Главное - задержать до того времени Голиафа.
Разница в той Хайд, которая пришла на предгорье и та, что сейчас была здесь - была разительна. Сейчас рыжешкурая снова готова была бороться за свою семью. Разница была только в том, что когда она задумывалась об Азазеле, внутри возникало неприятное чувство опустошенности.

Отредактировано Хайдарак (2015-08-11 15:21:28)

+1

18

Голос волчицы, которым она обратилась к Нео, показался ему слишком... резким. Не похоже на нее, шутливую и спокойную - словно ее чем-то сильно задели. Может быть, старик Фрага уже  чего-то не так делает, и ей это не нравится? Или все-таки ее из этой Вольной стаи прогнали прочь, не став слушать? Какой-то ворох негатива, не знаешь, куда от него прятаться... однако и для улыбок-то времени совсем не было.
Белошкурый не спускал взгляда с приближающейся птицы, сам же ответил довольно жестко - хотя бы чтобы голосом выделить всю серьезность происходящего:
- Минерва только что отправила делегацию к вашему озеру, - покосился на Лилит. - ...чтобы передать кое-какое послание мертвой стае. На мой взгляд, слишком неразумное решение, если учитывать, что нас вдвое меньше, но именно поэтому мы и должны возвращаться домой. Будем считать, что наша экскурсия до твоих сородичей закончена, - все же постарался сгладить тон шуткой.
Медленно и неторопливо двинувшись вперед, Фрага продолжал наблюдать за птицей, словно идя ему навстречу. Что же, его присутствие рядом с Обвинителницей сейчас крайне необходимо, иначе кто еще, как не ее "орел" будет последним рубежом защиты Инноваторского оплота?
- Ты полетишь вперед, я следом, - тон, не терпящий возражений - сейчас Ла Фрага был как никогда сильно похож на истинного командира. - А насчет родственников...
Прикрыл глаза на мгновение. Сын... Муж... Да тут вся семья, по ходу дела, расположилась.
- Черт, тащат в стаю всех, кого выкопали из своих воспоминаний, - не сказать, что Нео был в восторге от этой мысли, но... Инноватораом просто нужна численность.
Мертвые волки - все же хорошо: им не страшны никакие недуги, которыми могут страдать живые, им вообще ничего не страшно. Только еда - вот все, что им нужно, чтобы существовать. Нельзя не признать, что они, благодаря этому весомому плюсу, являются довольно сильными фишками в любой войне, но... это слишком цинично.
- Лилит, - волк обернулся на волчицу и остановился; морда его была слегка обеспокоенной, словно он собирался сказать ей что-то больное, но сейчас так необходимое. - Я боюсь, тебе придется вернуться за ним позже - сейчас у нас нет ни сил, ни времени на вербовку. Мы слишком слабы сейчас, и любой шаг может оказаться смертельным для всех нас, даже если это - пополнение в стае, - чуть осклабился. - Знаешь ли, я - конечно, парень рисковый, и мог бы согласиться на это, но боюсь, госпожа Минерва не оценит ни твоего, ни моего поступка. Давай не будем ее огорчать еще больше - ей и так последнее время очень нелегко, - обернулся на хлопающую крыльями птицу, тормозящую в воздухе перед волками, и хмыкнул, глядя тому в глаза. - Привет, здоровяк, - вновь взглянул на Лилит и кивнул. - Ну все, отправляйтесь. Встретимся у озера.
Сам же стрелой сорвался с места, вздымая под лапами клубы песка.

0

19

Похоже, я оторвался. Обернувшись, я увидел лишь силуэт, который, похоже, и не собирался торопиться.
«Ух, своенравная скотина!» – единственное, что мне оставалось, это побурчать про себя.
Вот уже и видны два силуэта. Я  решил пробираться незаметно. А всё из-за белого. Ух, как мне он не нравится! Куснул бы, будь моя воля!
Я подождал минуту, вторую. Но не сидеть же мне тут вечно! Аккуратно, выглядывая из-за булыжника, я заметил, что с небес спускается птица. Да ладно бы, если бы это была обыкновенная птаха, вот, сами такую имеем, но это была ОЧЕНЬ огромная птица. Орёл синепёрый. Раньше я таких не видел. Да, что уж сказать, у меня просто отвисла челюсть, но в глазах заиграл лукавый огонёк.
Вот Кхес и тут помог. Вредный волчишка умотал куда-то, значит, теперь мой выход!
Не спеша, я подошёл к Ашлеше.
– Ну ты, мать, даёшь! Вижу, у тебя много друзей появилось. – я кивнул в сторону орла улыбнувшись, с лёгким доброжелательным смешком и горстью юмора. Он возвышался, как какая-та живая скала, что заставляло меня чуть-чуть вжиматься в себя. Кончено, всё это было немного наигранно, но внешне отличить просто нельзя было!
- Приветствую... – для учтивости надо бы добавить «вас», но я сомневался, стоит  ли. Поколебавшись несколько секунд, я всё-таки добавил. - Вас.
Я стоял, всё ещё поражённый таким зрелищем. Лучезарно разулыбавшись птице, я наклонил голову к Ашлеше и тихо, в шутливой форме произнёс:
- Надеюсь, она не кусается?
Мда, сказать, что я был доволен собой, значит вообще ничего не сказать! Это же просто новость дня, да и, тем более, можно будет слегка приукрасить. Такого поворота я не ожидал. В противном же случае, просто не брал с собой такой якорь, ка Ковара! Ну, кто же знал, что всё может быть ТАК!?
Я отошёл на несколько шагов от места прибывания птицы. Не сказать, что я её боялся, нет, просто опасался немного. Но всё-таки, не стоит забывать, что я пришёл сюда не лицезреть это чудо света, а разговаривать с рыжей.
Оставалось надеяться, что разговор не сорвётся. Очень уж не хотелось, зря я что ли за ней пёрся? Нет, конечно, не будет вековечной обиды, но что-то может задеть моё самолюбие. Ещё я за самками не бегал! А самое ужасное, если эта «маленькая птаха» проявит крайнее недружелюбие. Нет, всё-таки, наверное, правильно, что я прихватил свой «якорь».
Я встал около волчицы, ожидая увлекательного рассказа, который постоянно откладывался на потом.
«Ну, давай уже, хватит тянуть! Если не хочешь, чтобы он слышал, шепни просто мне!» – конечно, любой бы на моём месте сгорал от любопытства. Но я был не обделён самообладанием, но и злоупотреблять моей терпеливостью не позволю!
Очень хотелось развернуться и посмотреть, тут ли Ковар, но не сделать же это под пристальными взглядами! Приходилось надеяться и верить, что за каким-нибудь булыжником за нами наблюдает наш бурый лазутчик!

0

20

Для всех
Скайграспер (орел Ла Фраги)

В отличие от волков орлы не столь сильно волновались за происходящее в мире, поэтому единственным, за что они беспокоились, были только их спутники. Возможно, в будущем эта ситуация изменится, но сейчас у птиц не было причин ввязываться в события, которые их не касались. Только если их сила была нужна их спутникам.
Синеперый приземлился перед волчицей, но не стал складывать крылья, чуть распластав их по бокам. Приоткрыл клюв как будто собирался что-то сказать, хотя на деле просто призывал рыжую скорее собираться с мыслями и отправляться в путь.
Приближение посторонней фигуры вызвало в орле неоднозначную реакцию: он приподнял киль, вытягиваясь в весь свой гигантский рост и демонстрируя чужаку свое силовое преимущество. На пару с длиннющими кинжалообразными когтями и здоровым тяжеленным клювом размеры тоже имели весомое значение. Птица не скрывала, что хотела возбудить в прибывшем чужаке страх и панику, угрожающе раскрыв клюв еще больше и встопорщив перья. Фрага не говорил про еще одного постороннего, поэтому... пернатый собирался прогнать несчастного прочь безо всяких раздумий.

~ Maxwell

0

21

офф

Извиняюсь за вот это, но времени и в правду нет. А когда ещё предоставиться возможность - не знаю(

Вот бывает же, что в один день все неудачи валяться на тебя всем скопом! Вот сейчас такой день! Вот шёл же с Кенуэем, никого не трогал, а тут всё выливается вот в такое!
В общем, шёл я, прячась за камнями. Буравя взглядом спину Голиафа, я заметил двух волков. Конечно же, понятно кто это. Выбрав отличную позицию, я засел в камнях.
- Скайграспер прилетел.
Вот этим всё и было сказано. Тихо выругавшись, я просто стал наблюдать за происходящим. Вот орёл уже виднеется, а вот Нео уходит. Конечно, они собираются в обратный путь, а тут, как назло, притащился этот чёрный засранец. Ладно, теперь уже ничего не исправить, засветили птаху!
Огорчённо смотря за этим балаганом, я уселся. Камень меня надёжно скрывал, а окрас не давал возможности так просто заметить.
Было интересно, как же поступит волчица? Рискнёт Инноваторами ради какого-то умершего волчары или образумится и вернётся туда, куда ей следует? Вот тут даже определить нельзя, ведь волчицы какие-то непредсказуемые! Что первое в голову вбредёт, то и творят!
«Ну, за что такое несчастье?!»
Прикрыв глаза, я начил стоить разные вариации того, что могло бы произойти. Жаль, что ничего не исправить.
«-В случае чего, я не знаю о твоём присутствии.» - да я бы с радостью вообще тебя не знал бы! Ладно, пора успокоиться. Действуем по плану Голиафа, всё равно Скайграспер не даст волчицу в обиду. А тут я выйду, порычу что-нибудь, да и разойдёмся. Да-да, именно так и будет.
Такие рассуждения вообще успокоили мои нервы, и я снова стал невозмутимым Тровой, а не каким-то там Коваром. Взгляд зелёных глаз впился в волчицу, и лишь изредка он переходил на орла.
«Расуэль, да не закрывай же глаза на это!»

0

22

Голос Нео звучал жестко, и Хайд отвела взгляд, просто для того, чтобы скрыть отчаянье. Ну почему, почему все это происходит так сразу! Почему Минерва именно сейчас решила отправляться на переговоры, почему бы ей не сделать это на час позже, а лучше - на день... Почему она не предупредила никого! Нео, видимо, тоже узнал об этом в последний момент.
Хайдарак могла его понять, но... Не хотела. И не из-за того, что Фрага ей не доверял, хотя это тоже сыграло свою роль. Ей казалось, что белокшурый совершенно не хочет понять её переживания.
Волчица почувствовала, как эмоции с новой силой захлестывают её. Вокруг было слишком много живых существ, чтобы она позволила своим чувствам взять над собой верх, а потому она с новой силой сцепила зубы, стараясь сдержать отчаянье.
За Минерву и результаты переговоров Хайд не боялась. В Обвинительнице рыжешкурая разведчица видела чуть ли не всесильное существо. В голове Хайдарак совершенно не укладывалось понимание, что Координатор может отправить кого-то на опасную миссию, заранее не позаботившись о том, что есть путь к отступлению, что все под контролем. Да и сама Минерва, по мнению Хайд, просто не могла пострадать.
Отвернувшись от Нео, Хайд уставилась в стремительно приближающуюся черную точку: Голиафа. Невольно рыжешкурая залюбовалась им: пусть он давно уже не дышал, но смерть ничуть не испортила его, сохранив волка в его лучшем виде. Хайдарак не видела, каким он вырос, но ужасно гордилась тем, каким красавцем стал её сын.
Наверняка в Южном Береге от волчиц отбоя не было, с нежностью подумала волчица и впервые за последние несколько дней на её губах появилась действительно счастливая улыбка.
Голиаф приближался. Хайдарак услышала прощание Нео, но никак не откликнулась на него. Позади приземлился Скайграспер, готовый отправится в путь.
Внутренности рыжешкурой снова сжались.
Что она могла сделать сейчас? Остаться?
Волчица выдохнула. Нет, Голиаф все еще представлял опасность... Хайдарак готова была поверить ему, но ей не хватало еще чего-то... Маленького импульса, чтобы окончательно убедиться во всем.
Повернувшись к орлу, Хайд вежливо попросила.
- Дай нам несколько минут попрощаться, пожалуйста.
Ковара рыжая не заметила, даже если бы тратила свое время на разглядывания окрестностей. В её душе бушевала такая буря, что половина мира, с его зрительными образами, запахами, звуками, как будто перестала существовать для Хайд.
- Голиаф, - обратилась наконец рыжая к волку, игнорируя все его вопросы. -У меня появились непредвиденные обстоятельства - я должна вернутся туда, откуда пришла.
За то время, пока черношкурый приближался, Хайдарак успела унять дрожь в голосе. Теперь он звучал более властно и решительно. Видно было, что волчица приняла какое-то решение и теперь будет следовать ему до конца.
- Но я не обману тебя, - не говори с ним, как с маленьким волчонком!, и, чуть снизив голос, добавила: - Приходи сюда завтра, в тоже время. Я снова буду тут, я покажу тебе кое-что.
Хайд чуть отодвинулась от сына.
- Приходи один и не говори никому о завтрашней встрече.
Да, все что она могла сделать - только попросить об этом. А потому поспешно добавила:
- Пожалуйста.
Рыжешкурая в последний раз задержалась взглядом на алых глазах Голиафа, а потом развернулась и подошла к Скайграсперу.
- Полетели.

0

23

--->> Вне игры

18 день Шестой Луны. 31 год.
Разгар дня.

Азазель попросил посмотреть, откуда пришла Лилит. Кенуэй этим и занимался сейчас. Из разговора он понял, что Лилит очень долгое время выживала без воды Черноводного озера. Как? Азазелю, наверняка, и это интересно. Кенуэю тоже интересно. Он сразу же последовал в сторону Тэменского предгорья. Стоит быть осторожным. Не хотелось привлекать лишнее внимание. Всё это казалось Кенуэю каким-то смешным: ответственная и опасная слежка, но отнёсся он к ней более, чем серьёзно.
Кенуэй прибыл в Тэменское предгорье именно в тот момент, когда Лилит уже собиралась куда-то уходить. Отлично. Всю дорогу Кенуэй следовал конкретно за её фигурой. Не придётся долго ждать. К сожалению, о чём разговаривали волки, Кенуэй не слышал. У него острое зрение, но не слух. Также беркут заметил Голиафа. Что он тут делает? Кенуэй видел, как Азазель что-то ему сказал на Неизведанных холмах, но ничего не разобрал. Голиафа он тоже послал следить за этой девицей? Если было бы слышно, о чём они там говорят, вопросов было бы меньше. Слежка привела Кенуэя в какую-то пустыню. Куда это Лилит идёт? Совсем уже в песках помереть хочет? Конечно, в Офирите много чего неизведанного, но происходящее очень странным выглядело.
- "Как тут много волков," - подметил Кенуэй, кружа где-то высоко-высоко в небе не над волками, а вообще в стороне. - "И Трова... Зачем он с ними пошёл? Здесь опасно. Почему он не ушёл? Болван," - снова подумал беркут и прищурился, пытаясь запомнить, как выглядят эти волки.
Последив за своими "целями" ещё какое-то время, Кенуэй заметил какого-то приближающегося орла. Это ещё что такое? Было видно невооружённым орлиным глазом, что этот орёл необычайно огромен. Когда орёл появился в поле зрения Кенуэя, тот сразу же упал камнем в щель скалы и следил уже оттуда. Волки рядом с этой громадной птицей были совсем крохами.
- "Надо же," - удивился Кенуэй и присмотрелся к орлу из щели. - "Беда, если эта птица служит Лилит, которую Азазель обидел. Двойная беда, если у них много таких птиц," - немного поволновался Кенуэй, не прекращая слежку.
Беркут увидел, как Лилит оставила Голиафа и остальных и улетела в лапах этого орла. Как интересно. Кенуэй пребывал в полном недоумении, но выражение его морды было спокойным, но глаза могли показаться удивлёнными.
Кенуэй вообще не понимал, что происходит. Чёрт знает, что творится. Картинки без звука. Только еле слышен бубнёж какой-то. На этом всё равно следить не стоит прекращать. События развиваются очень интересно. Придётся следовать за этим гигантским орлом, чтобы понять, куда Лилит намылилась. Кенуэй плохо знал эти земли, поэтому вообще не представлял куда лететь, если что-то случиться. Большой орёл определённо двигался туда, где Кенуэй никогда не был. Вот беда.
- "Придётся лететь максимально тихо. Я могу держать огромную дистанцию благодаря своему зрению. Буду держаться у земли," - решил Кенуэй и тихо вылетел из щели, нырнув за скалу, чтобы волки его не заметили. Беркут летел очень далеко от орла вблизи земли между скалами и щелками, стараясь запоминать дорогу. Иногда останавливался, а потом вновь продолжал лететь, редко махая крыльями, чтобы просто тихо парить.

Отредактировано Кенуэй (2015-08-19 20:15:57)

0

24

Мои взгляд вновь прошёлся по громадному орлу. Похоже, что ему не очень-то нравилась компания, по крайней мере, моя особа. Ишь, распушился, да клюв открыл! Да, если честно, это заставило меня встопорщить шерсть и прижать уши к голове, но через минуты-две всё снова встало на свои места.
Ашлеша попросила орла дать время на прощание. Мда, интересно, кто это тут у нас в подданстве ходит?
В общем, как в первый, как во второй, так и в третий раз просто произошло кидалово. Меня просто взяли и кинули! Да и кто кинул, какая-то волчица!
«Голиа-а-аф, я тебя не обману, покажу завтра что-то.» – передразнил я в мыслях рыжую.
Насупившись, я смотрел, как орёл подцепил волчицу, как они взмыли в воздух и полетели. Мда, настроение совсем испортилось. И вы думаете, что после такого я вновь приду сюда и буду ждать её как наивный трёхмесячный щенок? Нет, вы ошибаетесь, господа, всему есть терпение! И вот у меня оно как раз закончилось. Надо будет, сама найдёт! Один плюс, что хоть Ковар здесь, засвидетельствует это дивное зрелище!
И историю не послушал, и задание не выподнил! Щёлкнув зубами, я направился туда, где был зеленоглазый волк. Хотелось размести всё вокруг, но вместо этого я лишь вдохнул порцию воздуха и медленно выдохнул, попытавшись успокоиться и убедить себя в том, что достоинство не потеряно.
- Будешь свидетелем. – негромко сообщил я Ковару.
Из-за этой смазливой девки я теперь должен в этом клане вертеться, как уж, чтобы всё замести! Ну, спасибо, угодила!
Что сказать, теперь явно, если ещё раз её увижу – згною, вот только не своими клыками, нечего марать их о чью-то тухлую воду. Не доросла она ещё до того, чтобы именно я её убил!
Посмотрев туда, куда улетела парочка, рыкнув негромко, я поплёлся назад. Надо теперь найти Азазеля, чтобы передать ему информацию самому, а не так, чтобы кто-то про меня чего-то наболтал.
Потрусив по песку, я ушёл в свои мысли.
«Зачем она меня водила за нос? Зачем обещала вернуться? Я просто уверен, что она больше не ступит на землю клана и прилегающую к нему. Она кинула на с Азазелем, потом ещё раз, и сейчас. Нет, она стала хитрее, но я не могу разгадать её тактики, а раз так, пускай её тактика навсегда погибнет вместе со своей хозяйкой!»
На несколько секунд я остановился, развернул морду, будто желая проверить, нет ли за мной хвоста. Хвоста не было, была одна пустота.
«Ну, хоть сейчас доберусь без лишних глаз, ушей и носов!»
Да, они уже порядком достали!

Отредактировано Goliath (2015-08-23 06:05:00)

0

25

Слава тебе, Расуэль! Слава... Да уже хоть чему слава, главное – эта волчица его отшила, по крайней мере, так мне показалось. Однако, минус так и оставался минусом, а именно – Скайграспер. Как же хотелось сохранить в секрете от других существование гигантских орлов, по крайней мере мне, но жизнь довольна зла, и в данный момент она не усмехается, а в открытую смеётся над Инноваторами. Чтож, пускай.
Лилит улетела. Ну, и славно! Я вылез из укрытия, отряхивая хвостом задние лапы от пыли и песка, которые изрядно прилипли к шкуре. Я задумался о сохранности Талгиса. Вот действительно, кого я не хотел выдать этим Вольным. Тут бы такая шумиха началась, пришлось бы вдвоём выкручиваться, а зная краснопёрого, то порой он бывает неуправляемым! Видите ли, никто не должен его видеть, а те, кто рассекретил... В общем, и так понятно. В этом он чем-то похож на меня, уж если припёрло к стенке, то надо любыми способами выкручиваться.
- Ну вот, один твой собрат рассекречен. – как-то безмятежно сообщил я орлу.
- Ну, бывает. – в том же тоне ответил Талгис. Ну, от него больше ничего и не смел я ожидать, всё-таки, как ни как, он выбрал меня, значит хоть в чём-то мы похожи и просто обязаны располагать друг к другу.
Я заметил приближение Голиафа. Ух, похоже, он не в духе? Чтож, поделом ему! Нечего выделываться на какой-то полудохлый павлин! Да,как вы заметили, моё отношение к нему было негативным. Признаюсь, я видел в нём угрозу, достойного соперника, способного просчитать ходы на несколько шагов вперёд, нежели я, но в это же время я порой видел в нём подлизу и лицемера, по крайней мере, со стороны. А раз это вижу я, то, возможно, это увидят и другие. В общем, этот нахальный тип уже был в паре шагов от меня. Свидетелем? Чтож, раз Ваше Величество так просит...
Я кивнул в ответ. Смотрю вдогонку, чтож, наверное, в нём есть хоть капля смелости, если он осмеливается перечить начальству. Хмыкнув ему в след, я поднял голову к небу.
Витиеватая серость, приманивающея свой взгляд разными узорами, пушистые томные облака, изрыгающие тонну воды, - всё это было лишь фоном, а главным объектом был силуэт, паривший под облаками, справляющийся с каплями дождя и порывами ветра. Лишь если приглядеться, можно заметить красные пятна на крыльях и на хвосте. Я невольно залюбовался им, вспомнил тот момент, когда он меня выбрал. Лёгкая улыбка прорезала мою каменную морду. Я дорожил им, а он дорожил мной, и эти узы до такой степени прочны, что их не удастся разорвать, пока тот или иной жив.
Вернув голову в исходное положение, я вновь посмотрел туда, куда ушёл Голиаф. Не хотелось бы снова с ним встретится. Покрутив головой, я тоже двинулся, только в сторону, где должны были в ближайшем будущем показаться Неизведанные холмы.
«И вновь я возвращаюсь на уже почти ставшие мне родными территории клана. – хмыкнул я про себя. Не думал, что продержусь здесь так долго. Мастерство. Нет, я не хвалюсь, правда ведь, не каждый сможет.
Оставляя за собой пыльную дорожку, я покидал это место.
– Держись в облаках или намного позади меня. – попросил я Талгиса. - А ещё лучше – приземлись куда-нибудь и отдыхай.
- Я пока что побуду с тобой, а чуть побольше покину тебя, отдохну.
Ну, вот и договорились. А то не хотел улетать. Вот, дождь сам выматал. А то мне аж плохо становится, когда он неустанно долгое время проводит в небе. Натренировался уже на эти две недели. Зато теперь с лёгкость летает, вот только «отвык» меня поднимать. Ничего, в скором времени нагоним упущенное.

Отредактировано Трова (2015-08-23 06:00:46)

0

26

В последнее время Кенуэй слишком часто стал попадать в неприятные разговоры. Все товарищи стали какими-то безответственными и наглыми. Никто из них не умеет слушать и признавать свои ошибки. Каждый хочет выставить себя правильным и увильнуть от наказания или элементарного разговора. Что Ковар, что Голиаф - оба слишком вспыльчивые. Если бы Кенуэй был ближним помощником Азазеля, то давно бы выгнал эту парочку из рядов Вольного клана. Ярые противники порядка, по мнению птицы, не должны были существовать в таком серьёзном образовании. Как Князь терпит их? От них было бы больше проку, если вспороть им брюха и пустить чёрные соки. В любом случае, это уже неважно. Кенуэй улетел из леса и твёрдо направлялся в логово покорителей гигантский орлов. Они, волки с метками, не выглядели враждебно. Может, они придерживаются светлой стороны этого мира? Лилит пришла к Азазелю с этим самым миром, а он прогнал её. Да и Ла Фрага вёл себя достаточно приемлемо. Лучше того, они живые. Наверняка они не преследуют те же ужасные цели, что и Мёртвая Земля. Им не нужна кхесская вода, а значит они не нуждаются в убийстве себе подобных.
Кенуэй очень много рассуждал над тем, что произошло за последние два дня. События были невероятными. С каждым разом всё сильнее хотелось верить в какие-то потусторонние силы. Почему-то гигантских орлов Кенуэй считал чем-то невероятным и неземным. Он и сам был орлом, поэтому для него это считалось очень странным. Это тоже самое, что обычный волк встретит волка-великана, хотя большая гривастая волчица в лагере волков с метками будто была тому примером. Они все у них там такие большие?
Кенуэй продолжал лететь и думать обо всём. Ему предстояло вновь проникнуть в чужой стан. Нужно приложить множество усилий, чтобы беркута не заметили. Кенуэю не нравился этот план так-то; слишком опасно возвращаться туда вновь, но что поделать. Почему-то беркут был уверен в своих силах. Он, конечно, ожидал, что там его могут заметить, а сейчас был совершенно спокойным. Кто сможет его поймать в небе сейчас? Кто сможет достать на такой огромной высоте? Никто. Кенуэй немного расслабился, задумался над своими словами. Он ставит обязанности выше дружбы или товарищества. Правильно ли он поступает? Он часто задавал себе такие вопросы, но они не к чему его не приводили. Стоит определённо поговорить с Коваром, когда выпадет шанс вернуться домой. С Голиафом тоже. Нужно, чтобы они поняли, что ругал Кенуэй не со зла. Зачем порождать конфликты? Соклановцы же.

0

27

Я продвигался, следуя интуиционному чутью. В голове уже успели пройти свыше десяти подробнейших планов и ходов развития событий. Однако, я решил, что буду действовать по ситуации. Талгиса я попросил держаться ровно надо мной, но так высоко, чтобы Кенуэй, до поры до времени не видел его. Орёл, согласившись с этим, скрылся в гуще облаков, растворяясь в чёрной дымке. Зная, что краснопёрому видно ничего не будет, я взял всё в свои лапы, управляя процессом и регулируя направлением орла, ориентируясь по ветру (так как высовываться я ему запретил).
Мой взгляд спокойно блуждал по небу, выискивая нужную мне точку. Пока на горизонте не прорисовывался объект, я успевал оглядываться и по сторонам, сканируя местность, чтобы, в случае чего, скрыться. Внутри уже разгоралось томное чувство, что я вот-вот вернусь домой. Конечно, я бы смогу и ещё неделю, и месяц прожить заброшенным в чужую стаю, но... Порой просто хочется вернуться и проверить, всё ли там в порядке.
Заметил Кенуэя. Вон как торопится! Конечно, я уже представлял, что увидев меня, беркут будет очень и очень спокоен, ведь он в воздухе, а я на земле, и даже при ужасном моём желании, достать я его не смог бы. Собственно, на это и было рассчитано, но даже если что-то пойдёт не так, то всё равно ему не удастся скрыться.
- Поверни чуть левее и пари, когда я скажу. – предупредил я Талгиса.
Я прибавил скорость, резко переходя с рыси на галоп. Когда до цели оставалось десятков пять, я снова сбавил шаг, теперь уже неспешно семеня за ним.
- Всё, операция «Поимка строптивого» началась. – фыркнул я. Да, настроение было прекрасное, не скрою. Я уже привык к крови, ручьями стекающей с моих лап, из пасти, до такой степени привык, что убийство одного беркута ничего мне не сделает.
- Скажешь, когда начинать.
- Конечно.
Теперь я был прямо под Кенуэем, не отставая и не забегая вперёд.
- Начинай. - скомандовал я Талгису.
"Ну давай, скажи хоть что-нибудь напоследок. Побудь приличным в последние минуты жизни."
Не знаю, жаль ли мне его или нет, но жизнь – она такая, когда всё равно он ляжет, так пусть хоть за дело, во имя своей стаи, во имя своего дела. Ведь я тоже шпионю, тоже ввязываюсь не пойми куда ради своей стаи. И я мог бы умереть, и не пожалел бы. Так пусть и он умрёт с достоинством. Интересно только, какие будут его последние слова? Как всегда, какое-нибудь хамство или же решит хоть что-нибудь приятное выдавить из себя? Чтож, увидим.

Отредактировано Трова (2015-10-02 16:49:19)

+3

28

Офф

Все действия обговорены.

Кенуэй теперь хорошо знал дорогу, ведущую к волкам с метками. Плоские песчаные горы говорили о том, что скоро появится большой разлом. Какое же хорошее местоположение для своих территорий выбрали эти хищники. Этот широкий разлом надёжно защищал их логово от чужих глаз. Даже мертвоземцы, старые и вшивые, как сама смерть, не разу не бывали на этих землях. Очень же интересные эти волки. Вольному клану стоит заключить с ними какой-нибудь союз или хотя бы нейтралитет, чтобы можно было попробовать пообщаться с этими орлами. Конечно, может, их всего два, но если больше? Сама мысль о том, что эти громадины кому-то служат, была для Кенуэя немного непостижимой. Зачем таким птицам волки?
Кенуэй допустил большую ошибку, когда решил, что находится в безопасности на большой высоте. Он и не подозревал о том, что кто-то сможет достать его. Взгляд беркута стал стеклянным, потому что тот задумался и летел уже будто на автопилоте. Единственное, что успел сделать Кенуэй, это услышать и почувствовать мощный поток ветра над своей головой. Что-то огромное и крылатое будто оказалось у него за спиной и попыталось схватить. Кенуэй вовремя очнулся и дёрнулся вбок, но полноценно увернуться не смог. Тот самый орёл с красными перьями, который был замечен над холмами, толкнул брата меньшего своим плечом. Видимо, он хотел вцепиться в жертву когтями, но немного промахнулся, когда Кенуэй попытался увернуться. В любом случае гиганту удалось сбить маленького летуна. У того что-то защемило в спине, не давая нормально махать крыльями. Кенуэй пытался лететь, но ничего не получалось. Получалось лишь замедлять падение, но высота оказалась слишком большой. Кенуэй плюхнулся на землю, и над ним образовалась туча пыли и вихрь из его же перьев.
Рядом стоял Ковар. Что он здесь делал? Кенуэй, не двигаясь, перевёл глаза на большого орла в небе, а потом на волка.
- "Вот оно как," - догадался маленький беркут и тяжело вздохнул, задыхаясь. Сейчас его фигурка выглядела очень беспомощно. Одно из крыльев невозможно вывернулось. Взгляд был переведён и сосредоточен на волчьих глазах.
- Не жди, что я раскаюсь и извинюсь, проведя крылом по твоей щеке, - тяжело, слабо произнёс он, тихо дыша рывками. - Но я рад, .. что погиб не в пасти хищника, - глаза печально сузились. - Я не зол, но мне жаль. Мне жаль, что мы поверили тебе тогда, - говорил Кенуэй. Можно было понять, что он тоже ему верил, несмотря ни на что.
Кенуэй хотел поднять голову с земли, но ничего не вышло. Тело будто было пригвождено к земле огромными кольями.
- "Шпион... Я никогда больше не увижу Азазеля. Кто у меня был, кроме него? Отец погиб рано... Печально, что я не увижу, каким станет Вольный клан. Теперь... Хотел бы я сказать, чтобы Азазель не связывался с этими орлами, но уже поздно. И я не виню его в своей смерти. Нет. Он так и не узнает, где логово этих волков. Я рад, что он не узнает. Это убережёт его и остальных от смерти," - думал Кенуэй, медленно закрывая глаза. Что ж, он умрёт не напрасно, достойно.
Хотелось верить, что Вольный клан узнает о его смерти. Тогда они не будут думать, что он вдруг предал их или заблудился. Кого попросить рассказать..?
- Скажи им, прошу, - сказал последние слова, а "прошу" было сказано очень-очень тихо. Беркут подозревал, что Ковар соврёт клану, если решит доложить о смерти летуна. Что он придумает..?
Хотел бы Кенуэй жить вновь? Существовать мёртвым? Вряд ли Кхес поднимет его, но Кенуэю и не хотелось. Он был удивлён, что Ковар - шпион. Никогда бы не подумал, что умрёт от его "руки".

--->> Вне игры

Отредактировано Кенуэй (2015-10-01 20:12:11)

+5

29

Я поднял морду вверх, стараясь не упустить не одного момента, чтобы, в случае чего, закончить начатое.
Талгис резко снижался, и теперь его уже можно было заметить невооружённым глазом (больше не мешали мрачные тучи). Вот он уже выпустил когти, готовый схватить цель, но Кенуэй, заметив гигантского сородича, увернулся. Я продолжал на ходу наблюдать за этой сценой, невольно сжав зубы. Как мог Талгис так оплошать?! Но всё оказалось не так уж и плохо, краснопёрый толкнул его, тем самым сбив с ритма. То ли только этого хватило, то ли ещё что-то приключилось, а я не заметил, но Кенуэй став пикировать на землю. По его «полёту» я заметил, что тот уже не управляет ситуацией. Я ускорился, хотелось, чтобы жертва пала около меня, дабы убедится в её смерти.
- Догнать?
- Нет, если что, я сам его добью.
Вот до земли осталось не больше двух метров. Я остановился, больше не было смысла куда-то семенить. Пернатое тело глухо ударилось о песок, поднимая тучу пыли и песчинок. Когда всё рассеилось, я заметил, что беркут всё ещё жив. Крыло его было невероятным образом вывернуто, перья птицы лежали рядом, а сам «бедолага» еле дышал, не в силах пошевелить.
Я смотрел на него какими-то стеклянными глазами. Не в первой доводилось видеть такое, и чувства уже притупились. Над нами парил Талгис, наблюдая за действиями обоих. Кенуэй начал говорить слабым голосом. Ну, и где же вся его ярость, где пафосные слова, гневные реплики в мой адрес? Неужели, теперь ты хочешь состроить из себя бедного пострадавшего? Хм, возможно, я тебя просто не знаю, и ты лучше, чем кажешься на самом деле, но... Тик-тик, время вышло.
Ему жаль, что мне доверились... А что вы хотели от зеленоглазого живого волка? Ваша глупость пошла мне на «руку». Твоя смерть, это лишь случайное стечение обстоятельств.
Для меня это – война. И я не в праве остановиться, попытавшись избежать крови. Неужели ты никого не убивал? Убивал, но ведь жизнь – это борьба, и этот раунд за мной.
Рассматривая беркута, я слушал его, но не слышал. Моя миссия завершена, я выведал то, что важно моей стае, и в мыслях я уже давно покинул это место. Я оторвал взгляд от мученика, переводя его вдаль.
«Если бы я переживал о каждом убитом, то я бы давно уже валялся в каком-нибудь овраге, переживая страшнейшую дипрессию.»
- Ты был достойным... – я сделал паузу, подбирая слово. - Противником.
Не смотря больше на вывернутое тело, я двинулся прочь, оставляя за собой территории Вольного клана, ставшего мне на эти долгие дни домом. Если Кенуэй был дорог стае, то его пойдут искать. Пойдут, и найдут, найдут его тело, а я же больше не хочу оставаться там.
Я думал о минутах, недавно прошедших. Удача, стечение обстоятельств? Талгис промахнулся, но как кстати! На теле нет никаких следов от когтей и зубов, а значит, никто не причастен к убийству, мало ли что с ним могло бы случиться! А теперь не подкопаешься.
«Ты был хорошим малым, Кенуэй. Но всё-таки я разочарован. Я видел в тебе угрозу, видел соперника, но ты не видел этого во мне. Я ожидал, что ты во всём догадаешься, но ты, увы, не оправдал «ожиданий», не догадался. Чтож, хоть и в последние минуты, но ты увидел правду. Я рад, что судьба свела меня с тобой, но вряд ли ты мог бы сказать то же. Мы бы не стали друзьями, но соперником ты был отличным!»
Я шёл, не оглядываясь. Моё деяние осталось позади, брошеное на растерзание стервятникам, впрочем, я уверен, что его скоро найдут Вольные, и, возможно, в их глазах он будет героем.

--->> Вне игры

+3

30

Конец сезона

Все неотыгранные события можно перенести в раздел флешбеков.

0


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Верхний Тэмен » Юг Вечной пустыни