Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Асур » Цветочный луг


Цветочный луг

Сообщений 1 страница 30 из 231

1

http://clickscreen.ru/screens/1/695c7937.png
Сухой песок с Дюн на западе упирается в небольшой обрыв, на верху которого цветет небольшой луг с обилием различных цветов. Вместе с тем, здесь много коварных насекомых, опасных растений и колючек, которые могут впиться в лапы. По этой причине копытных животных тут не встретишь, зато полевкам и ящерицам тут самое раздолье.

Ближайшие локации:
- Зубья Тэмена (Асур)
- Пески (Нижний Тэмен)
- Валуны (Асур)
- Переправа (Асур)
- Серая пустынь (Асур)

0

2

   На Цветочном лугу и вблизи него не было никаких грозы и дождя. Да, грохотал гром, сверкали молнии, но далеко, практически на горизонте, там, откуда мы только что пришли. Даже отсюда, с подножия огромного холма, было хорошо видно громадного размера чёрную тучу, что обволокла собой всё небо над Песчаными дюнами. Здесь же сероватую высь заслоняли лишь светлые облака разных причудливых форм, и порой среди них пробивались, словно из плена, тусклые лучи солнца.
  Я сбавил ход теперь уже до быстрого шага, начиная подниматься на склон холма, на котором раскинулся луг. Быстрота сейчас была не нужна - надо лишь сохранить силы для немаленького, пусть и не крутого, подъёма. Кивая головой, я резво переставлял ногу за ногой, глухо стуча копытами по сочной зелёной траве и начинающим появляться разнообразным цветочкам. Хорошо было бы сейчас здесь попастись - так думают все, кто проходят мимо луга. И кажется странным, почему Армада до сих пор не обретается на столь благодатной территории. Но если узнать это место получше, то недоумение сразу пропадает. Дело в том, что цветы и травы, росшие здесь, не всегда отличались своей полезностью или безобидностью. Вполне можно было нарваться на какой-нибудь болиголов, зверобой или аконит, а средь миллионов запахов ты даже и не почувствуешь, что съел что-то не то. Сперва. А после тебя скрутит так, как не умеет ни один хищник. И вряд ли ты потом вообще очухаешься, скорее, проведёшь остатки своих часов валяясь с нестерпимой болью под палящим солнцем.
   Не сбавляя шаг, я слегка повернул голову в сторону волчицы:
- А зачем тебе этот источник? - очень уж было интересно узнать, чего это она так расстроилась, услышав отрицательный ответ. Воды везде много, пей не хочу, но Скай был нужен именно этот, с чёрной, как она сказала, водой. Её вообще можно пить? А если нет, то зачем такой источник вообще нужен? Я не стал навязываться, торопя Сколь с ответом, а просто продолжил путь, решив, что волчица ответит тогда, когда сочтёт нужным.
  Сегодня было довольно прохладно, что, в общем-то, было нам на лапу. С постепенно нарастающим ветерком легче подниматься на склон, не потея и не дыша так, будто за тобой гонится хищник. Я фыркнул и по привычке мотнул головой так, что моя грива на секунду закрыла мне обзор. Интересно, Авэль уже добралась до Локона? И если да, то через сколько Сенатор будет здесь? М-да, я почти не сомневался, что брат помчится за мной, наполовину из-за боязни за мою сохранность, наполовину из любопытства, что же это за странное создание мы встретили. Локон не отличается доверием к чужакам, и мысль о том, что я в одиночку пошёл показывать незнакомому зверю путь должна как минимум потрепать его нервишки. Я усмехнулся про себя, внешне лишь только растягивая рот в улыбке. Чрезмерно заботливый старший брат...
  Через некоторое время мы уже были наверху холма, достигнув, наконец, своей цели. Я остановился на краю луга, выпрямившись и напряжённо оглядевшись. Вроде никого нет, хотя кто знает, что может прятаться в траве, которая мне почти по пузо. Волчице - так той вообще придётся тяжко в подобных зарослях, зато по части убежища это поле подходит как никакое другое. Если, конечно, волки не собираются жевать здешние цветы.
- Мы на месте, - гордо и с нотками самодовольства произнёс я, прищурившись и оглядываясь на Скай. И что же теперь? Остаться здесь и проследить, чтобы её друг добрался без вреда для себя до этого места? Или уходить к Локону и получать от него очередной нагоняй за неосторожность? Последний вариант устраивал меня меньше всего. А вот личная встреча с везунчиком, которому подфортило иметь в друзьях столь заботливую волчицу, - это уже другое дело. Да и вообще интересно узнать побольше об этом странном виде. Как они живут, как общаются, какие у них взаимоотношения в табуне? Зачем им источник с чёрной водой и что они собираются делать дальше?
  Я поднял голову и посмотрел вверх, любуясь облаками и позволяя ветру трепать мою гриву и хвост. Интересно, что предложит Скай? Я был готов двигаться от её решения, проанализировав то, что собирается сейчас делать черношкурая. Быть может, этот её друг ранен настолько, что едва может самостоятельно передвигаться. В таком случае волчице может понадобиться помощь другого рода, с доставкой её товарища на луг. А я могу помочь, если что. Обычно я более осторожен с чужаками, но это - просто прекрасный случай узнать о волках поближе, что станет несомненно важной информацией в случае, если эти хищники решат поселиться где-нибудь поблизости.

0

3

Дождь закончился. А точнее - волк и конь просто вышли за пределы досягаемости грозы. Когда Скай осознала это, все её существо прониклось неописуемым восторгом. Происходящее давало ей возможность ощущать собствннею силу, власть, мощь - даже над стихией. Казалось бы, над тем, чем владеть невозможно.
"Мы быстры, как ветер" почти пропела у себя в голове Сколь, чуть прикрывая глаза, продолжая смаковать каждую секунду.
Почва под лапами постепенно менялась - песок сменился на землю и камни, которые в свою очередь уступили место траве и редким цветочкам.
Волчица на ходу наклонила голову, игрива сорвала несколько травинок, почти сразу же выплюнула и причмокнула - горький вкус на языке, и как эту траву кто-то ест?
Ранэвей задал следующий вопрос, и Скай задумалась, что стоит ему ответить. Не было никаких причин врать - Сколь не знала ни одно живое существо, которое бы питалось Кхеской водой, как делали это волки, значит и кони - им не конкуренты, не станут скрывать, чтобы самим поживиться.
Остановить бы её могло то, что неизвестный табун мог внезапно ополчиться на волков, закрыть им доступ к источнику...
Да все это глупости какие-то.
- Она дает нам силы. Трава для вас еда... А для нас - это вода. Ну, точнее, она не совсем еда - она... Не знаю, как это работает. Мы её пьем и продолжаем жить. Более старшие волки из моей предыдущей стаи говорили, что она дала нам второе рождение.
Скай не знала, что мертва. Вероятнее, она догадывалась, но её подсознание не воспринимало эту мысль, не давала ей прохода. Видимо, слишком она была шокирующей для волчицы, шокирующей на столько, что все время, после её воскрешение не допускалось в сознание.
Когда хищница и конь поднялась по холму, Скай не смогла сдержать вздоха восхищения.
Волчица подпрыгнула на месте, прежде чем припустить вперед - она бежала вниз с холма, восторженно высунув язык и позабыв о всякой солидности. Кое-где трава почти достигала брюха, Скай делалось смешно от прикосновения стеблей.
Сила притяжения помогала нести вниз, набирать скорость, ветер бил в лицо, и глаза начинали слезиться.
Почти на полном ходу Скай внезапно почти полностью остановилась, сделала еще шаг вперед, умело подгибая под себя одну лапу, затем вторую - перекувырнулась через себя, и покатилась по траве, наслаждаясь вновь нахлынувшим чувством свободы.
Несколько справившись с нахлынувшим восторгом, черная поднялась земли, садясь на землю.
- Спасибо, это отличное место! - прокричала она Двейну

Отредактировано Скай (2014-12-01 17:23:46)

+1

4

Всё это казалось весьма странным. То, что говорила волчица про эту их чёрную воду: силы, еда, второе рождение... Как-то это было неестественно, что ли? Неправильно? Всё в мире, по-крайней мере всё, что я видел, подчинялось одним и тем же законам, несмотря на разнообразие внешнего вида и менталитета: они появлялись на свет из утроба матери, питались той или иной пищей, сами заводили потомство, умирали. Их поражали болезни, они падали жертвами хищников или друг друга - всё одинаково, если зреть в корень. Здесь же, судя по всему, наклёвывалось совершенно другое. Эта Скай происходила явно не из того же рода, что и остальные. Она словно была соткана совершенно из другой материи, да и этот запах... свойственный только лишь умершим, но никак не живым, ходящим, разговаривающим и дышащим существам. А дышит ли она вообще? Я покосился на волчицу. За всё время нашей с ней пробежки она даже не запыхалась, что очень странно. Конечно, я тоже не так уж прям задыхаюсь, но какой-то сбой дыхания всё же наблюдается. А у неё - ничего. Ни малейшего колебания воздуха, ни малейшего звука. Да и на бегу она разговаривала сравнительно спокойно, будто бы не скакала, а просто стояла на месте. Всё это очень и очень странно.
   И её поведение. Только лишь поднявшись на вершину холма, она тут же припустила вниз, высунув язык. Конечно, хищники тоже живые существа. Они тоже способны на такие эмоции, как радость, счастье, наслаждение, но... но не до такой же степени? Да и вообще, какой нормальный хищник стал бы не то что разговаривать с травоядным, подобным мне, но к тому же не попытался бы убить? Нет, это определённо не желало укладываться в моей голове. Казалось, вся картина мира потихоньку начинала исчезать, подобно иллюзии, и всего лишь из-за одной этой волчицы!
  Я наблюдал за её кувырканиями по поляне с лёгкой улыбкой. Надо же, она похожа на жеребёнка. Так же счастлива и так же легкомысленна. Она расслабилась, зная, что я всё ещё здесь и я всё ещё опасен. Вряд ли это было доверием. Скорее, Скай просто была этаким "взрослым ребёнком" в душе, и держаться подобающе всю дорогу со мной ей было довольно тяжело. А теперь выдался шанс вырваться из клетки этикета и... да просто-напросто поваляться и покувыркаться по покатому, противоположному пустыне склону холма.
  Дождавшись, пока волчица остановит своё вращение, я припустил в её направлении лёгкой рысцой. Да, приятно было пробежаться по этой поляне, вдохнуть вкус свежего ветра. Порой этого так не хватает за грузом повседневных забот, но деться никуда нельзя, и только такие редкие моменты позволяют почувствовать себя по-настоящему живым. Я дотрусил до Скай и, постепенно сбавляя ход, остановился рядом, тряхнув головой так, что чёрная грива разлетелась по порывистому ветру.
- Да не за что, - я приподнял переднюю ногу и выставил её вперёд, наклоняя голову и делая реверанс. Обычное проявление уважения к даме, не более, - могу я ещё чем-нибудь помочь? - я выпрямился и упёрся пристальным взглядом в волчицу, - хотелось бы узнать о вашем виде побольше. Да и, думаю, вашему другу всё ещё нужна помощь. Если он сильно ранен, могу подсобить... - наверное, я был слишком безрассуден, предлагая свою дальнейшую помощь. Локону бы это точно не понравилось. И всё же я почти на сто процентов уверен, что мне со стороны этих волков ничего не грозит. А если иначе, я всё равно справлюсь. Всегда справлялся.

+1

5

Скай наблюдала за движениями Двейна, как он легкой трусцой подходил к ней. Все-таки мощное, красивое животное. Сколько можно было всего сделать, обладай она его силой! Сколько возможностей, сколько событий!
Сколь закрыла пасть, расплывшуюся в восхищенной улыбке, снова беря себя в лапы.
Союз с Двейном, Авэль и его... табуном, вероятно, мог значить очень много.
Скай задумалась о том, одобрит ли то Дикий. Он, конечно же, лидер, но что-то подсказывало ей, что фюрер может вспылить. Волчица совершенно не разбиралась в волчьей психологии, все её предположения были всего интуитивными догадками, приобретенным опытом, который теперь складывался в цепочку размышлений.
- Я не знаю, если честно, - Сколь отвела взгляд, будто бы испытывала раскаяние - шаркнула лапкой по земле. На самом деле, Скай никогда не испытывала подобных чувств - они были порождением морали, а морали для Сколь не существовало, как не существовало и благородства, и чести. Для неё все, что имело смысл - это вежливость. Глупая привычка, выдуманная самой Скай, чтобы как-то уравновесить себя, упорядочить тот хаос, что всегда бушевал внутри неё. - Я не видела его. Я знаю, что он жив, я знаю, где он... Я знаю, что ему нужна помощь. Мне сказали, и я решила пойти искать хорошие земли для него. Вот и все.
Скай снова улыбнулась, будто бы сглаживая неловкость, которая могла возникнуть в общении с Двейном.
- Но ты прав, я обиралась вернутся, найти его и других, кто пошел за ним, и привести его сюда. Можешь помочь мне, я как раз вас познакомлю.
Чтобы не думал обо всем этом Дикий - познакомить этих двоих все-таки необходимо.
Дружески кивнув, волчица побежала в сторону песчаных дюн.

+1

6

Ответ Скай привёл меня в небольшое замешательство. То есть как это она не знает? Волчица же вот, совсем недавно говорила, что её другу требуется помощь, или же она имела в виду что-то другое? Может быть, слово помощь на волчьем языке обозначает нечто совсем не связанное с его значением на языке коней? Всё же стоило забывать, что у меня и у Скай совершенно разные народы. Разные традиции, устои и взгляды на жизнь. Поэтому, именно поэтому мне следовало быть более осторожным. Одно неправильно понятое слово, одно неправильно трактованное движение - и все наши разговоры котам под хвост. Неверный ход может испортить все начинающиеся налаживаться дипломатические отношения, и идея дружбы между её стаей и Армадой может растаять в воздухе, как туман в погожий день.
  Глядя, как она неуверенно пошаркала лапой, я задумался о том, корректный ли вопрос задал. Да вроде бы в нём не было ничего особенно - простое предложение помощи, разве оно не должно значить на всех языках у всех животных одно и то же? Но, кажется, волчица была сконфужена не из-за этого. Было что-то иное, внутреннее, что тяготило её. Интересно, что же это?
  Следующие слова Скай были ещё необычнее её предыдущего заявления. Оказывается, что этот её друг ей совсем не друг, а скорее больше напоминает вожака. Да, точно, скорее всего это и есть вожак. Сразу на ум всплыли последователи Цератоса и Ларроса, вызывая в душе необоснованный, будто впитанный с молоком матери, праведный гнев. Неужели Скай и её знакомый также откололись от общей стаи? А если так, то была ли этому причина? Нет, даже не так. Была ли этому невинная причина? В том смысле, что не являлись ли Сколь, её интересный "друг" и их попутчики изгоями из-за какого-нибудь своего проступка? Если так, то стоит ли им вообще помогать? Теперь туча вопросов вертелась у меня в голове, однако я уже предложил свою помощь волчице. Отказаться - значит, нарушить своё слово, пусть я его фактически и не давал. А это уже не по чести.
  Наконец, Скай согласилась позволить мне чем подсобить черношкурой волчице с её дружком. Она собиралась вернуться на Песчаные дюны и отыскать там его, дабы привести сюда, в безопасное, как я ей сказал, место. Что же... надеюсь, она знает, что делает и имеет хотя бы малейшее представление, где его искать. Судя по ветру и далёким раскатам грома, в пустыне всё ещё шла гроза, что делало её не самым приятным местом для разговоров.
- Хорошо, я помогу, - кивнул я Скай, которая уже развернулась и спешно направилась в сторону востока, туда, откуда мы только что пришли. Конечно, я был не прочь снова пробежаться наперегонки с ветром, ведь бег - одно из тех действий, что позволяют мне приобрести силы, как физические, так и духовные. Вновь отдаться ему для меня только радость, каким бы ни был повод снова пуститься вскачь. Поэтому я отправился вслед за Скай, доверившись её чутью и надеясь, что она всё же найдёт своего друга, и наши скитания по пустыне не затянутся надолго. Всё же у меня есть определённые обязанности, которые никто не отменял...

0

7

Скай услыхала топот тяжелых ног, и чуть повернула голову в сторону приближающегося Двейна. Улыбнулась соглашающе, успела только произнести:
- Что есть, то есть...
И внезапный рык, внезапный рывок фюрера заставили Скай отшатнуться прочь, даже остановится, молча лицезрея происходящее. Сейчас, как никогда, Дикий был близок к тому, чтобы его череп проломило твердое лошадиное копы, а посему шерсть на загривке Скай встала дыбом, она чуть пригнулась к земле, совершенно не обращая внимания на то, что после Двейна - попадет и ей. Она готова была к прыжку, не важно, прав был Дикий или нет. Сколь просто предпочитала об этом не думать - лишнее размышление. Правых не существует - существует лишь только разные мировоззрения, а мировоззрение Сколь приказывало черной защищать Белополосого, не важно, на сколько сильно она привязалась к лошадям.
Когда Дикий повернул к Скай  оскаленную морду, она просто покорно отвела взгляд.
- Двейн, гарантии тебе даст или не даст только Дикий. Он вожак нашей стаи, он решает.
И, легкой рысцой снова побежала вперед, показывая дорогу, то и дело притормаживая и прислушиваясь к тому, идет ли кто-то за ней или нет.
Рабское поведение - подумают многие. Является ли рабом тот, кто осознано так себя ведет? Кто чувствует свою свободу внутри? Скай была воспитана мертворожденными в лучших волчьих традициях. Её манеры, и стиль общения - это было лишь дополнение к тому, что она чтила волчьи законы, а главное - иерархию. Слово вожака - закон. Ты всегда должен быть на его стороне, чтобы он не делал, чтобы не говорил. Дисциплина и послушание - вот залог крепкой стаи. Вожак решает, а ты делаешь. Для этого Сколь и была рождена, как считала она.
Черной удавалось соединять в себе качества холоднокровного, бездушного солдата и милой наивной девочки, любящей ветер, цветы и развлечения.
Вскоре дождь снова закончился, в морду подул ветер, несущий цветущий аромат. Скай ускорила темп, и выскочила на холм, под которым растилась Цветущая поляна.
- Пришли. Тут будет всяко лучше, чем в пустыне. И вдалеке от старых территорий. Запаха других крупных хищников я не чувствовала - если они и есть - их вряд ли много. Единственное что, на сколько я поняла, близко к территории табуна. А еще тут красиво.
Теперь сообщение звучало как доклад. Последние фраза про красоту была сказана все таким же деловым и холодным тоном, что казалось странным. Скай дала собственную оценку, но при этом не относилась к ней как к собственной, отдавая её на рассмотрение Дикому, на ровне с остальной информацией. Предложение о табуне Сколь произнесла все так же холодно. Если Дикий не хочет, чтобы она общалась с Двейном и Авэль - она не будет. По крайней мере, пока он видит. В иных ситуациях - это ведь не счет, верно?

+2

8

    Только лишь Сколь успела признать правоту моих догадок насчёт необычности её вожака, как пространство между нами разрезала взъерошенная чёрная молния. Я мигом отпрянул в сторону, подпрыгнув над землёй и взметнув за собою целую тучу песка и грязи, даже несмотря на их тяжесть от нахлынувшего ливня. Что это? Нападение? Волк решил напасть? Я мгновенно затормозил, слегка припав на задние лапы, выставив передние и вскинув голову. Когда мне удалось восстановить потерянное в столь резком прыжке равновесие, до моих ушей наконец долетел низкий, гортанный рык, который клыкастые создания обычно издают перед нападением. Я встал на задние ноги, резко поворачиваясь на месте, и тут же оказался морда к морде с белополосым. Тот стоял в самой что ни на есть угрожающей позе, это можно было понять, даже и не вдаваясь глубоко в язык волчьего тела: вздыбленная шерсть, белёсый оскал острых зубов, вытаращенные глаза, сверкающие неимоверной злобой, и встопорщенный, поднятый вертикально хвост. Я инстинктивно прижал уши, взмахнув хвостом. Что если голос логики, так сильно напоминающий всегда голос моего братца, оказался изначально прав? Что если волкам нельзя доверять ни в коем случае - как и всем плотоядным хищникам? Не бабочек же они на лугу, право, есть будут...
   Приказ отойти от Сколь, поступивший от чёрного, оказался понятен мне лишь отчасти. Понятно, что белополосый - явный вожак в этом "сплочённом" коллективе, и что он желает того, чтобы разговаривали только с ним, исключая заговор за спиной, тем более - с чужеземцами. Но зачем так грубо и резко? Неужели он не понимает, что его злоба всегда - всегда - найдёт у меня ответ. На зло ответом служит лишь зло. Кажется, именно это и зовётся мщением. А то, что говорят некоторые - долой войну, мир во всём мире - лишь пустая брехня. Только грубая сила способна поставить грубую силу на место.
   Некоторое время побуравив меня взглядом, белополосый одним взглядом приказал Скай двигаться дальше, и после уверении последней в несомненном лидерстве вожака оба волка резво помчались в сторону цветочного луга. Так, словно бы ничего такого особенного и не произошло. Я же продолжил стоять на месте, будто вросший в расхлябанный песок, растерянно глядя вслед хищникам. Как так? Я фактически дал им приют, я разрешил им жить на почти что на территориях Армады, показал идеальное местечко для отдыха - а взамен получил лишь неприкрытую агрессию и жестокое разрушение всех моих миролюбивых планов в отношении волков. Нет, я поступил опрометчиво. Решив судить весь вид по одной лишь случайно встреченной Скай, я совершил непростительную ошибку и проявил недальновидность. Да, я не дипломат. Я с детства был выращен воином, и даже заняв столь значительный пост Легата, воином и остался. Командовать у нас Локон мастак, он же лучше владеет языком, силой убеждения и воодушевления. Я же, как это ни прискорбно, идеально способен лишь выполнять какие-нибудь боевые задачи.
   Но теперь ответственность за принятое решение лежит на мне. Опрометчивость должна быть чем-нибудь скомпенсирована, я должен как-то уладить сложившуюся ситуацию. Иначе могут даже пострадать кобылы, жеребята, лошади, что надеются на меня и в меня верят. Верят в мою разумность. Я нахмурился, злобно фыркнув, и ударил копытом мокрый песок. Ничего, чёрный... сперва я поинтересуюсь - мир ты выберешь или войну? Исходя из этого и поскачем...
   Я кинул быстрый взгляд на Авэль, словно бы предупреждающий о любых неожиданностях, с коими мы можем сейчас столкнуться. После резко встал на дыбы, грозно низко заржав, и пустился в сумасшедший бег до Цветочного луга. Я скакал так быстро, как мог, вздымая перед собой грязь и рассекая дождь, подобно яростной серебряной молнии. Несколько раз мои копыта поехали по мокрой жиже, в которую превратился под ливнем песок, но я всё равно удерживал равновесие, зная, что должен успеть. Успеть что? Скорее всего, расставить приоритеты для обоих наших народов. Поставить точку в отношениях, или же заключить по-любому невыгодный для нас союз. Волки должны понимать, что принимаем мы их только по доброте душевной, и не более. "Предложи кров заплуталому путнику". Но есть небольшая поправка: коли путник будет представлять существенную опасность для всего того, чем дорожит Армада, единственный добрый жест со стороны лошадей - тотальный геноцид...
    Домчавшись до луга, я заметил, как Скай и Дикий остановились, и волчица принялась докладывать своему царю о состоянии этой местности и об её пригодности. Погоди-ка, чёрная. Перед тем, как давать белополосому пищу для размышлений, стоит бы кое-что прояснить. Я резво забежал на холм и обогнул волков, вырастая перед ними словно из-под земли и перекрывая путь дальше на поляну. Хотелось бы встать на дыбы и стукнуть копытами прямо перед носом чёрного зверя, но неимоверным усилием мне удалось сдержать этот эмоциональный порыв, ибо такой жест с моей стороны может быть сразу же расценен, как нападение. Впрочем, как и некорректные действия вожака волков в Песчаных Дюнах.
- Остановись, - грозно приказал я, опуская голову и впиваясь раздражённым взглядом в его янтарные глаза. Нет, хищник, это только своих тебе удастся запугать грозными порыкиваниями и ссутуленными плечами. Со мной такое не пройдёт, - Цветочный луг - приграничные земли с территориями моего табуна. То, что я даю вам право отдыхать на них - всего лишь жест доброй воли с моей стороны. Однако знай, зубоскалый, - я злобно фыркнул и со свистом рассёк воздух хвостом, - если с твоей стороны или со стороны твоих подчинённых будет исходить хоть самая малейшая опасность.... я узнаю об этом, и вскоре твоё жалкое подобие стаи будет окружено моими воинами. Нас легион, мы - Армада! Мы сотрём тебя в пыль! Каждый мой воин стоит трёх твоих, разве не видишь? А ежели не видишь, - я расправил плечи и напрягся, пару раз ударив передней ногой о землю. После вздёрнул голову и презрительно вызывающе хмыкнул, - проверь это прямо сейчас! Решение за тобой. Выбирррай, мир или война?
   Я ждал его решения, внутренне будучи готовый к любому развитию событий. Да, Скай, несомненно, с прочищенными мозгами. Она нападёт без раздумий, стоит только этому безумцу приказать хотя бы даже взглядом. Ну ничего, на моей стороне - Авэль. Она вскоре уже должна быть где-то рядом, я знаю. И даже если я погибну в бою, на моё место придут другие. Волки всё равно проиграют, ведь убийцы...
Никогда. Не остаются. Безнаказанными.

+4

9

Да, именно так. Чтобы ни одно лапа, ни одно копыто не пошло следом за его пусть небольшой, но стаей. Сейчас ему было все равно куда идти, лишь бы идти и искать это чертов источник, который так необходим. Нет дороги назад, уже не вернуться к Черноводному озеру - стоит навсегда забыть об этой идее, мысли, желании... Нужно искать другой путь.
Неизвестность, однако, нисколько не пугала фюрера. Скорее, немного удивляла, но страха перед неизвестностью он не чувствовал. Да и вообще, какой еще страх у зверя, боготворящего войну? Даже поднятые от неожиданности копыта лошади его не напугали - он стоял как стоял, облизывая резцы и выпиливая в оппоненте дыру.
Убедившись, что жеребец прикусил язык и не собирается следовать за делегацией, получив, к тому же, небольшую поддержку в лице своей уже состайницы Скай, Дикий двинулся за ней следом, отставая как минимум на пять-десять шагов. Олов следовал за ним словно тень, его движений даже слышно не было, но Белополосый ощущал его присутствие. И да - вспомнил он о нем только сейчас.
- Следи за этой копытной шаблой, - тихо рыкнул командир в сторону серого, даже не обратив внимания, точно ли он идет именно по ту сторону его плеча или нет.
Не услышит - его проблемы. Винить потом будет только себя.
Как только лапа ступила на наконец-то более или менее мягкую траву, Дикий остановился. Поднял кверху морду, вдыхая новые незнакомые запахи. Сюда дождь еще не успел добраться, поэтому самое время было найти какое-нибудь убежище, чтобы, когда он и сюда придет, спрятаться от него подальше, переждать и вновь двигаться куда-нибудь еще.
Чуть поодаль Скай отчитывалась об этом цветущем месте, а Дикий пристально и медленно осматривался. Территория рядом с табуном? Она что, издевается?!
- Какой к черту табун, - пророкотал он напряженно, обратив свой горящий взгляд на Сколь; поза говорила сама за себя: наставленные вперед уши и застывший в напряжении хвост. - Чтобы они нам в хвосты дышали?!
Глупо было с ее стороны предлагать Дикому такой, казалось бы, хороший вариант. Он прекрасно знал и понимал, что лошади легко могут сюда завалиться и попередавить их всех и каждого, стоит им только того захотеть. А их, Инквизиторов, не столь много, чтобы взять этих травоядных в оборот. Это трудно принять, да, но иначе поступить Дикий не мог. Он и так с трудом сдерживал свою гниль внутри, и ведь, останься они здесь, он рано или поздно не сдержится и пойдет на лошадей в лобовую... От этого нужно воздерживаться, ибо то время, когда это можно будет провернуть, еще не наступило.
- Пойдешь и найдешь другое место, - зубы мелькали в оскале, Дикий был чрезвычайно раздражен.
Странно, наверное, привыкнуть к нему такому - старающемуся держать себя с подчиненными без особого зубоприкладства, однако, неясно, как долго он сможет это делать.
Отвернулся, давая понять, что разговор окончен, и обсуждать что-то еще он не намерен. Более того, послышался топот позади, и губы фюрера со вспененной слюной вновь оголили челюсти. Чего этот неугомонный жеребец еще не успел про себя послушать? Это ты Дикому-то войну предлагаешь?
Черный приопустил голову, хвост все также оставался по линии спины, напряженный как палка, лапы были чуть расставлены - волк стоял буквально напротив своего соперника, которому ну просто жутко не понравился жест Дикого там в Дюнах.
- Иди домой, копытное, - членораздельно, с ярким отвращением прорычал Белополосый, замечая, как серая шкура, что вилась рядом, выдвинулась чуть вперед него, давая лошади понять, что готово броситься в любой момент.
Но сам он вел себя так не потому, что Станнум был по левое плечо сейчас, а лишь потому, что его, Дикого, природа была такая. Ему всегда было плевать, какая тварь перед ним: она - всего лишь тварь, и он всего лишь может убить ее, если того захочет.
- Сунешь сюда еще раз свой поганый нос, я приду к тебе в гости и вырежу весь твой чертов табун до единой малявки, падали кусок, - каждое слово было пропитано такой ненавистью и ядом, будто, моргни он сейчас, и вся поляна покроется неистовым огнем; гортанный рык сопровождал слова, но речь была относительно тихой, словно Дикий наслаждался тем, что говорит, и тем, как воспринимает информацию его оппонент. Он даже ухмыльнулся, и в глазах его заплясали бесята - то самое безумие, которое он с таким титаническим трудом удерживал в себе все это время. Он был готов дать этому пламени вновь разгореться, и не важно, что за этим последует - Дикий никому не покорится.
- А теперь развернулся и пошел вон, - его выражение морды резко изменилось, с губы упала капля слюны, волк был настолько сейчас суров и серьезен, что любое лишнее движение его могло сейчас спровоцировать на рывок вперед. Ни одна живущая на этой земле тварь не в силах заставить Дикого делать что-то, что не сходится с его волей. Ни лошадь, ни две лошади, ни табун лошадей. Он надеялся, что доходчиво объяснил свою позицию.

+3

10

Дикому не понравилось, а Скай несколько огорчило исключительно то, что он не оценил красоты этого места. Рассчитывать, конечно, что фюрер проникнется видом цветов и их сладким ароматом было глупо, но Сколь думала о том, что она хотя бы попытается.
Впрочем, и это тоже не беда - она найдет новое место. Побегать по ближайшим территориям было не трудно, учитывая что Скай любила бегать. И прыгать. И ходить. И искать. И вообще, заниматься какой-либо деятельностью.
Волчица послушно кивнула. Может, еще кого-то интересного найдет... Не лошадей - так оленей. Они Дикому могу больше понравится. А могут и нет.
У оленей рога красивые, это в любом случае.
И, может, они по податливее будут... Сколь прекрасно понимала, какие союзники нужны Дикому. Сильные и смелые, но при этом покорные, которые бы просто выполняли то, что им скажут. Вот как и сама Сколь, например.
Черная с шага перешла на легкую рысцу. Но голос Двейна заставил волчицу вновь насторожится.
Нашла коса на камень. Похоже, никто из этих двоих уступать не собирается. А это значит, что Скай нужно поторопится с новым местом локализации, и желательно - подальше от Армады.
Хищница чуть замедлила бег, полуобернувшись.
Дикий рычал. Ох, похоже, никуда она сейчас не пойдет - придется вытаскивать мохнатую задницу фюрера из неприятности.
Сколько их? Строе, против двоих лошадей. Есть ли у них какие-то системы призыва, вроде волчьего воя?
Пока бить тревогу рано... Двейн может оказаться куда рассудительнее, прямо сейчас развернутся и убежать за подмогой. Тогда троим волкам остается только побыстрее убраться куда-нибудь.
К слову, а где Канто, который так лихо в первый раз отправил Сколь на разведку? Сейчас его не было видно, быть может, он идет по следам?
Была бы Скай человеком или чем-то с подвижными конечностями - просто махнула бы рукой. Ходит где-то, да и все.
И Скай потрусила в северном направлении.

+3

11

Я молча стоял и ждал ответа от чёрного волка.
  Мы оба стояли друг напротив друга, и каждый из нас уже был готов к атаке. Отступать никто не собирался; да и куда здесь отступишь? Я видел безумие в глазах этого зверя. Бушующее пламя, пожирающее всё живое на своём пути и крепко держащее любую дышащую глотку в оголённом оскале. Он не остановится ни перед чем и ни перед кем. Я не знаю, что это - фанатизм ли, слепое поклонение Богу Смерти, сумасшествие ли, или просто... мировоззрение? Если, конечно, взгляд на мир маньяка можно считать отдельным, сформировавшимся, не извращённым. Я стоял, глядя ему прямо в глаза, и видел перед собой хладнокровного убийцу.
  Он же мог лицезреть воплощённую честь и гордость. Кто я, чтобы последовать отзвучавшему, как водопад о камни, призыву своего врага об отступлении домой? За кого он принимает меня, великого воина Армады? Быть может, я слишком высокого о себе мнения. Быть может, я не стою и копыта тех предков-воинов, что звались Обвинителями, что горой стояли в борьбе за мир и справедливость. Но я всё же - сын своего народа. Сын битвы, сын войны, дитя проливающейся на поле брани крови. Проливающейся не ради убийства, нет, но ради чести. Ради доблести. Ради священного правосудия.
   Следом за полными ярости словами чёрного волка последовала его угроза. Каждое слово выкатывалось из его оскаленной пасти, словно валуны с шатких скал, с треском и громом разбиваясь о копья лежащей под копытами земли. С каждым словом мои глаза всё больше расширялись, а уши всё сильнее прижимались к голове. Нет... нет, нет, нет! О, духи предков! О, Святые Обвинители! Как же я был слеп, когда пустил этого монстра на самые подступы к территориям Армады! Достоин ли я, дитя порока, после этого зваться Легатом, что хранит мир своего бесценного табуна? Достоин ли я вообще зваться стражем границ, коли не смог разглядеть в волках таких же хищников, коими они и являются, коли я слепо доверился пустым заверениям Скай? Как же я низко пал! О, Локон, брат мой, душа моя! Прости меня, неразумного своего боевого товарища! Возможно, я совершил самую роковую ошибку в своей жизни, буквально предоставив путь к нашим жеребятам этому отвратительному чудовищу...
   Но в моих силах исправить эту ошибку. Ибо иначе мне не зваться воином.
   Остальные слова чёрного не были восприняты мною, стоило только прозвучать его угрозе лошадям армады. Передо мной словно махнули красной тряпкой, и в голове отчётливо прозвучали так и не сказанные безумцем слова: "я выбираю войну". Ты хочешь битвы? Ты получишь битву сполна, безумный зверь!
Пусть я и не Обвинитель, но мне хватит сил остановить заразу твоего вида, на корню пресекая ваш расползающийся по миру порок!
   Я выдохнул, и взгляд мой переместился куда-то поверх чёрного волка. Время будто бы замедлилось, давая мне секунды на то, чтобы принять решение и собрать все силы. Где-то вдалеке прогремел гром, и в такт ему через мои ноздри со свистом вырвался застоявшийся в лёгких воздух.
Ты. Не прольёшь. Ни единой. Капли крови. Коней. Из моего. Табуна.
   Через какое-то мгновение взгляд мой прояснился, и в нём запылали те самые огоньки задора войны, что неустанно сопровождали в бой моих предков. До этого я не сделал практически ни одного малейшего движения в сторону белополосого и его серого прихвостня, замерев, словно каменная скала. Краем глаза я уловил движение; Скай уходила прочь. Это даже к лучшему, ибо даже её жалеть я не собирался. Если мне удастся всё же уничтожить этот источник вселенского зла, я обязательно направлюсь вслед за волчицей и убью её. Быстро. Безболезненно. Нельзя оставлять волкам ни единого шанса вновь возродить ту тьму, что они с собой несут.
   Я резко сорвался с места, привставая на задние ноги и, пользуясь тем, что находился непосредственно близко к врагам, пытаюсь ударить им по челюстям вздёрнутыми копытами. Конечно, в первую очередь большая вероятность, что я достану до серого, но главной моей целью являлся их лидер. Уничтожу его, и выкорчёвывать плоды его извращённого ума станет гораздо легче. Одновременно с этим ударом я отклонил шею как можно дальше назад, закрывая головой доступ к потенциально уязвимому горлу.

Бросок, пост 181

Отредактировано Двейн Ранэвей (2014-12-23 22:26:54)

+1

12

Происходящее казалось весьма неприятным сном для оптимистично Авэль. И даже бушующая погода, гремящее небо тут были. Волки теперь не казались такими хорошими и милыми друзьями, особенно белобровый с его безумными горящими глазами. Авэль этот взгляд пугал, точнее то, что он мог сулить, что за разум за собой скрывал. Однако, рядом был Двейн, ее Легат и это присутствие не давало испугаться по настоящему, дать волю этой эмоции. Нельзя пасть мордой в песок, когда рядом лидер твоего табуна. Понимая сложность и серьезность ситуации не смотря на всю свою внешнюю легкомысленность, дозорная непривычно для себя стояла подле коня, сохраняя внешнее достоинство и некоторую невозмутимость, не влезая в дипломатические дела.
Когда Скай повела своего вожака к месту, которое ей показал Ранэвей, Авэль незаметно, почти про себя, облегченно выдохнула, чувствуя, навалившаяся от напряжения тяжесть сваливается. Легат отдал приказ быть в хвосте и получил в ответ довольно сдержанный кивок. Кобылица почувствовала некоторую гордость за то, что ведет себя как настоящий суровый вояка. Но эти секунды, отведенные на эмоциональную передышку, были коротки. Стоило серому коню догнать бегущую Сколь и завести беседу, как к ним черной стрелой сорвался белобровый. Кобыла успела лишь заржать, предупреждая Двейна, но срываться сама с места не спешила - во-первых, было поздно уже нагонять хищника, а во-вторых, ей пришлось бы подставиться третьему, серому волку и нарушить приказ. К ее счастью черный вожак ограничился лишь агрессивной речь, не проявив и намека на уважение к тому, кто дал приют им. А вот реакция Сколь, к которой она прониклась искренним дружелюбием, удивила, причем неприятно удивила, оставив повод для немедленно размышления по пути к Цветочному лугу.
Сейчас даже бег не приносил привычного умиротворения и спокойствия, но это было и к лучшему. Ни к чему сейчас расслабляться и терять нить важных размышлений, ведших к тому, что волкам, даже Скай, не место рядом с Армадой.
На лугу, чья двуличность сейчас казалось как никогда символичной, разверзлась буря эмоций и слов. Белобровому словно совсем крышу снесло, он посылал восвояси не абы кого, а коня. "Сумасшедший безумец! Он же вообще ничего не соображает! Как можно быть таким... мерзким? Неблагодарный безумец, для ничего ничего святого нет." Кобылица стояла примерно на полкорпуса позади Двейна и на метр вбок, давая тому достаточно свободного места для чего угодно. Стальной взгляд тяжело переходил от одного волка к другому, становясь лишь на Сколь более мягким, но в тоже время разочарованным.
Стоило черному вожаку заговорить совершенно нелепые и безумные вещи, угрожая табуну и жеребятам в частности жестокой расправой, как Авэль поняла, что живым этот сумасшедший хищник отсюда не уйдет. Его слова, пропитанные желчью и ненавистью, разрезали воздух, мешались с запахом гниющей мертвичины и не оставляли после себя ничего, кроме непонимания, ненависти и желания стереть это зло, а потом забыть об этом дне и вспоминать лишь в кошмарах. Между тем с луга начала удаляться Сколь, что было только лучше для темногривой, все-таки она была довольно мягкосердечной и вряд ли заставила бы себя пойти в атаку на волчицу.
Двейн начал первым, но и его дозорная не позволила себе отставать.
Тихо, непривычно для себя тихо и безмолвно, без лишних слов языка и тела, серая кобылица рванула вперед и, оказавшись ближе к серому, что с самого начало был бесцветной тенью своего вожака, сильно оттолкнулась от земли передними ногами, целясь и в голову или тело волка более сбоку, нежели Двейн. Шею защищала почти рефлекторно, прижимая к ней голову, да и чтобы видеть тех, кто внизу, в любом случае приходилось так сгибаться.

Бросок. Пост 184.

Отредактировано Авэль Фастрид (2014-12-24 01:55:31)

0

13

пост не учтен системой

Для Скай
Чем дальше волчица отходила от фюрера, тем чаще она натыкалась на камни и щебень. Местность явно становилась суше, пускай и диковинные цветы продолжали выглядывать из-за редеющего травянистого покрова. Затянутое пеленой небо скрывает возвышающийся над землей силуэт - похоже, впереди имеется что-то вроде горной цепи. И она явно больше, чем что-либо, что самка могла встретить в своей жизни.
  У волчицы есть два варианта - попытаться подойти поближе и исследовать эту скалистую местность, либо повернуть чуть западнее, в сторону, где растений меньше. Что она выберет?


Порядок отписи в локации
Первая очередь: Станнум, Дикий, Двейн Ранэвей, Авэль Фастрид
Вторая очередь: Скай, [Game Master | I]

Примечания
Лимит ожидания поста: 4 дня.
Очереди друг с другом не взаимосвязаны.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

I

0

14

Скай развернулась на сто восемьдесят градусов почти инстинктивно, за мгновение до того, как Двейн и Авэль, как по команде, почти одновременно, взвились на задние ноги.
Какая слаженная работа, восхищенно подумала Скай. У них прекрасные имена, прекрасные навыки и сами они прекрасны. Волчица уже переходила на "автопилот", позволяя мышечной памяти взять свое. Благо, она не успела отойти очень далеко: оттолкнувшись натреннированными лапами Сколь ринулась в сторону двух волков и лошадей на максимально возможной скорости.
Волчица больше не задумывалась о равности сил. Перед ней вновь стояла четкая задача, и хищница стремилась её выполнить.
В её глазах не было того злого или алчного огонька, который присутствовал в глазах многих существ, когда они вступали в драку. Она не жаждала победы, но стремилась к ней, относясь нейтрально и к победе, и к поражению. Она, Сколь, сделает все возможное, все, что от неё зависит - остальное не важно. И пусть в этот день всем троим волкам пробьют голову копытом - это тоже не важно, ведь это всего лишь смерть. Скай не боялась смерти, она считала, что в ней нет ничего ужасного. Ты не знаешь, куда попадешь, и есть ли что-нибудь за этой гранью, которую, рано или поздно пересекает любое существо, но даже если там ничего и нет - твое тело распадется на тысячи молекул и атомов, и ты станешь каждой травинкой, каждой пушинкой, цветком. Станешь частичкой неба, солнца, облаков... Новой жизнью, в конце концов. Может, частичка Скай будет в новом рожденном жеребенке, которому дадут такое красивое имя, и вырастят из него такого прекрасного зверя с гибкой шеей и гривой.
Невозможно боятся смерти, когда знаешь о таком. Но и не следует её жаждать - просто принять, когда это понадобится.
Волчица не знала, успеет она или нет. Она просто торопилась, что есть мочи, целясь жеребцу под брюхо - если ей удастся проскользнуть под его брюхом и порвать сухожилья его задних ног - это сильно подорвет устойчивость Двейна.
Скай знала это слабое место копытных. Их главное оружие - их ноги, в отличии от хищных зубов волков.

Бросок, пост № 185

+1

15

офф

станнум дал мне добро на отпись боевых действий за него, поэтому в посте две заявки

Дикий ждал. Дырявил в своем оппоненте дыру, всем своим видом показывал, что на лошадиное ржание ему все равно. Настолько все равно, что он был готов доказать это клыками, а заодно и заставить этих копытных убраться отсюда и заявить о себе в здешних местах. Пусть, как говорится, знают наших. Но Дикий не видел проблем в этом побоище, он считал себя чуть ли не сыном Кхеса, который повсеместно ему помогает и показывает пути к спасению, хотя нельзя сказать, что только поэтому он так легко разменивается своей жизнью. Он по натуре был такой - если нельзя решить проблему одним словом, то в ход пойдет сила и авторитет. Неважно, каким будет исход - он не даст никому считать себя слабаком или чьей-то подстилкой. Балом правит Дикий.
Жеребец, судя по всему, был молод. Молод и горяч, дерзость и неприветливое отношение пропустить мимо ушей не мог. Матерый зверь (или хотя бы разумный) навряд ли позволил себе такое поведение, ведь если так подумать, все началось с предложения лошадью выбрать - война или мир будет между ними и волками. Ему не важно было, интересно ли волкам вообще соседство с лошадьми или они планируют передохнуть и отправиться в странствия (как было на самом деле). Даже мысли у этого копытного не промелькнуло о том, что, может быть, этих хищников стоит просто оставить в покое? Их же всего трое, какую опасность они могут представлять для их чертового табуна? Безусловно, объяснять это лошади, которая с порога орет про войну, было делом провальным, да и не собирался Дикий распинываться во имя того, чтобы он спокойно смог уйти. Огонь уже разгорелся, потушить его сейчас очень трудно.
Из поля зрения пропала Скай, и Дикий на мгновение заколебался. Их осталось двое против одного жеребца, и при удачном стечении обстоятельств, конягу можно было завалить, "чтобы не мешалась под лапами". Но приближение той "молчащей овечки", которая была вместе со своим дружком, шансы уравняло.
Но Дикий улыбался. Улыбался как обезумевший, страстно желающий разодрать врагу брюхо и изваляться в его кишках. Его глаза блестели, верхняя губа то и дело дергалась, показывая резцы, хвост напряженно застыл в воздухе. К черту дождь; в мозгах Белополосого уже играл реквием по павшему жеребцу, он уже заранее похоронил его.
Взметнулись вверх копыта, и Дикий было сорвался с места... как перед его носом проскочила серая мощная фигура, буквально ныряя под тело лошади и пытаясь вцепиться той в голень. Это затормозило фюрера только на долю секунды, глаз приметил появившуюся буквально из ниоткуда волчицу, которая не раздумывая напала на жеребца в тот же момент, что и Олов. Как назло, рядом оказалась та самая кобыла, которая торопилась на помощь своему товарищу, и только сейчас Дикий заметил еще одну пару копыт, взвившихся прямо перед носом. Именно ноги представляли наибольшую опасность, и драть было нужно в первую очередь их. С гулким, но негромким рыком волк резко двинулся в дальнюю от побоища сторону, уходя от опасных копыт и разворачиваясь к кобыле перпендикулярно, чтобы та не смогла его прямо сейчас задеть. Да, он давал ей возможность видеть себя и подбирать положение, но и сам не терял времени - ловил "в прицел" место, за которое можно было бы ухватиться и доставить копытной массу неприятных ощущений.
- Тупые животные, - эхом разнесся рык лидера Инквизиции.

бросок Олова (187)
бросок Дикого (188)

0

16

пост не учтен системой

Ранэвей не попал по подвижному Дикому, а сам оказался в опасности: жеребца с одной стороны атаковал Станнум, а  с другой - Скай. Атаке первого не хватило мощи, а потому, вместо того, чтобы схватить зубами голень коня, он получил ею же по носу. Впрочем, и у Скай дела были не ладны: она не успела подскочить к лошади вовремя, времени на остановку ей так же не хватило, а потому-то и не оставалось ничего, кроме как врезаться в Двейна сбоку.
Копыта подоспевшей Авэль пролетели прямо перед самой мордой Дикого, который, заметив противника, уже пустился в другую сторону. Он удачно отскочил в сторону и приземлился на землю  практически в тот же момент, когда передние ноги Фастрид коснулись почвы. Дальнейшее развитие событий зависело лишь от тактики обоих оппонентов.

G

0

17

Мне повезло - Авэль появилась достаточно быстро, чтобы успеть атаковать практически синхронно со мной. Волки же оказались весьма толковыми воинами: двое из них, в том числе и Скай, возвращение которой я приметил краем глаза, метнулись под меня, намереваясь вцепиться в ноги и лишить подвижности. Сразу смекнули, в чём моя сила, хотя я всё же надеялся, что чёрная волчица уйдёт подальше. Слишком... другой была Сколь, слишком уж она доброжелательна и непохожа на этих зубоскалых, что только и норовят вцепиться кому-нибудь в глотку. Но достойна ли она жизни? Ведь волчица, по всей видимости, либо необычайно верна, либо до смерти фанатична, иначе как объяснить то, что она нападает на знакомых ей уже лошадей только потому, что мы не понравились её вожаку? Очевидно, она разделяет его точку зрения. Очевидно, и как ни прискорбно, ей также придётся умереть.
   Лидера волков достать мне так и не удалось - он вовремя отскочил в сторону, но не от моих копыт, а от Авэль, обдумывая дальнейшие действия. Мне же помешали свершить удачную атаку двое бросившихся с разных сторон прихвостней белополосого. Бросок серого потерпел неудачу, зато своей ногой я прилично заехал ему по носу. От Скай последовал сильный удар сбоку, её манёвр укуса не удался, и она на полной скорости в меня врезалась. Таким образом, я оказался фактически зажат меж двух огней, так и норовящих порвать мне сухожилия и тем самым упростить себе задачу. А вот как бы не так! Не нашёлся ещё конь, что добровольно бы сдался в лапы врага только из-за сомнительного страха быть поверженным! Быть может, моя гвардейская выучка и в этот раз сослужит хорошую службу; о том, что надо бы сделать далее, я не думал, ибо сейчас было самое главное - одолеть неутомимого врага.
   Я злобно фыркнул, опуская передние ноги на землю, таким образом буквально нависая над застывшим подо мной серым волком. Времени на раздумья оставалось всего ничего - каких-то пару секунд, пока серый солдат не опомнился и не атаковал меня снизу, что будет очень и очень не на лапу. Плюс к тому Скай... я вновь кинул быстрый взгляд на белополосого; увы, достать его не получится, от меня его неудачно загораживает Авэль...
Она справится, - тихо раздаётся внутри голос надежды, и мне ничего не остаётся, как доверится ему. В конце-концов, что за отряд, где никто не может положиться друг на друга? Фастрид не маленькая, а повидавшая много Дозорная, она сможет выстоять перед напором дикого безумца. А я пока разберусь с другими - чем меньше прихвостней, тем больше у нас шансов, учитывая, что мы с Авэль находимся в меньшинстве и сильно рискуем.
   Потратив на размышления чуть больше половины секунды, я резко отталкиваюсь от земли по направлению влево, неутомимо дёргая всеми конечностями, двигаясь в левую сторону боком и под сильным креном к земле; таким образом я стараюсь потеснить волчицу, сбивая ту с ног и подминая под сминающие копыта, одновременно с этим проделывая то же самое с серым волком, находящимся у меня под брюхом.

Бросок, пост 194

Отредактировано Двейн Ранэвей (2014-12-30 19:50:45)

0

18

Авэль часто приходилось гнать Цератосцев и некрупных кошек, что могли быть опасны жеребятам, но ни те, ни другие не походили на волков и их "стиль" боя. Кобылица видела опасность их челюстей и тупость когтей, силу мышц и горящие глаза. Что делать? - вопрос в пустоту, ведь никто не смог бы подсказать, разве что сами хищники.
Чуть раньше момента свершения своего маневра, серая кобыла успела увидеть пролетевшую черную тень, гораздо меньшую, чем та, по которой чуть не попала она сама. "Сколь...", - но целью волчицы был Двейн. Дальнейшее развитие событий поставило все наперекосяк - тот, в кого целилась Авэль, ускользнул в сторону жеребца, а оппонентом стал вожак стаи, безумец с белыми бровями. Да, не этого хотела дозорная, определенно не этого, но что сделано, то сделано.
Оказавшийся рядом сумасшедший волк был опасен и Фастрид ни сколько не сомневалась в своем желании увеличить дистанцию, тем самым оставив больше места для своих маневров и больше времени для реакции на атаку противника. Прижав голову к шеи, кобылица отскочила назад, в свободную часть луга, оттолкнувшись передними и задними ногами, тем самым на секунду закрывая живот от возможной атаки. Такой маневр был хорош тем, что ноги, оказавшиеся одновременно согнутыми под телом, не давали хорошего доступа волку и к тому же шея по прежнему была в безопасности. Действовать, сломя голову, кобыла не собиралась. Врага надо узнать получше.

бросок, 196

Отредактировано Авэль Фастрид (2015-01-03 21:00:02)

0

19

В голове зазвенело от резкого удара, но сейчас работала память тела, то, что уже успело стать частью самой Сколь. Станнум оказался по близости, так же пытаясь вывести из строя самое грозное лошадиное оружие - ноги. Автоматически волчица глянула на Авэль и Дикого - справиться ли фюрер? Все таки, сейчас главная цель - защитить его. Но Авэль, на сколько Сколь могла судить, младше Двейна, а значит менее опытна. Учитывая, что сам Дикий был довольно неплохим бойцом, оставалось надеяться, что он справится с одной Авэль.
Ни её, ни атака Станнума не увенчались успехом. Хорошо только, что пока им обоим удавалось избежать смертельных ударов копытами, но из-за неудачного нападения оба волка оказались в опасной близости от ног Двейна.
Двух сразу тебя не завалить, подумала Сколь без злорадства, а просто мысленно констатируя факт в своей голове.
Главное - это повалить Двейна на землю. Если это получится - полдела сделано. Лошадь, поваленная на землю становится беспомощной и уязвимой.
Маневр, о котором думала Сколь был опасным, но рискнуть стоило. Вместо того, чтобы пытаться уйти из-под копыт, волчица развернулась плечом, перенося вес своего тела, намереваясь врезаться со всей силы в голень коня, пользуясь тем, что он находился в не совсем устойчивом положении.

Бросок №199

0

20

офф

продолжаю писать за олова

Удар серому пришелся прямо по челюстям, он едва устоял на лапах и чуть не потерял ориантацию в пространстве. Лишь жгучее желание разорвать оппонента во благо и честь своего фюрера сейчас билась в его голове и затмевала любые другие ощущения. Морда Олова по траектории удара была откинута в сторону, но времени на раздумья и приведение себя в порядок практически не было. Впрочем, как и боли. Конь тем временем решил, видимо, заняться Скай, которая нападала с другой стороны, и резко бросился в сторону, открывая Станнуму свое огромное брюхо... Рывок, раскрытая пасть, челюсти с силой захлапываются, пытаясь вонзиться в открывшуюся правую "подмышку" жеребца - место достаточно узкое, чтобы ухватиться за него, да и больнючее. Если хватка окажется удачной, у Олова будет возможность доставить коняге ма-а-ассу неудобств.
И пока они двое со Сколь пытались свалить неугодного серого жеребца, кобыла, не найдя ничего подходящего, просто отпрыгнула в сторону, и Дикий не пытался ей препятствовать. Он лишь проследил за ее движениями, ехидно ухмыляясь и облизнув губы. Еще бы ему страшиться какой-то тупоголовой копытной...
- Чего скачешь, падаль, - пророкотал Дикий, глядя ровно в глаза кобыле.
Да, воинский азарт, ни капли страха или сомнений в глазах, уверенный шаг в сторону лошади. Сейчас, развернувшись к ней мордой и оказавшись вновь напротив нее, Командир раскрыл пасть в насмешливой ухмылке. Вариантов для атаки было не столь много, да и... Идти на таран - именно так ходит Дикий. Испугается ли его эта кобылка, или предпочтет напасть первой? Как бы она ни решила, контратака будет молниеносной.
Чавкнув в предвкушении того, как челюсти фюрера вцепятся в мощную лошадиную шею, Белополосый медленно двинулся навстречу кобыле, тем самым отделяя ее от драки, которая теперь была за спиной Дикого. Он словно совершал какие-то сложные математические расчеты в своей голове, пытаясь предугадать действия соперницы, и был готов к любой ее атаке.

Бросок Станнума, пост 200

+1

21

пост не учтен системой

Двейн использовал весь свой потенциал. В момент, когда копыта оказались бессильны, он прибегнул ко всему своему телу, начав заваливаться на бок, чтобы подмять под себя волков. Однако жеребец не учёл, что Станнуму не составило труда вынырнуть из-под опрокидывающегося тела и контратаковать. Атака Олова полностью прошла: он схватил коня за намеченное место. Легату хоть и не удалось придавить собой серого, но Скай он всё же поймал. Прижав волчицу своим боком к земле, он лишил её возможности двигать задними лапами, однако передними она всё ещё могла пытаться выбраться из-под тяжёлого лошадиного тела.
Другой представитель Армады не стал драться с тем, с чем столкнулся впервые. Авэль отскочила назад, дав время на раздумья как себе, так и Дикому. Её дальнейшая судьба зависит лишь от её реакции на действия белополосого.

G

0

22

Скай была сдавлена и смята мною, так что, в принципе, атака прошла на славу. Но удалась ли? Нет. Самая большая моя роковая ошибка заключалась в том, что я забыл о факте ведения мной боя одновременно с двумя волками. Я предпринял атаку на волчицу Сколь, но чем мне это обернулось? Конечно, мгновенным прыжком в мою сторону серого как тучи, нависшие над лугом, самца.
  Почувствовав сильную, разом ударившую в мозг боль со стороны правой передней ноги, я выпрямил шею и скосил туда глаза. Всё верно. Воспользовавшись моим броском на Скай, волк пустил в ход своё самое опасное оружие - зубы. Его клыки впились в мягкую плоть за моей передней ногой, туда, где проходили чувствительные к повреждениям артерии. Нашёл же, что предпринять... я злобно заржал, наполовину от боли, наполовину - от переполнившей меня до краёв злости. Как же так? Ведь правда, ведь справедливость на моей стороне? Видимо, этого недостаточно. Добро всегда побеждает зло? Детские сказки. Заманчивые, но болезненно пустые детские сказки.
  Чувствуя биение тела Сколь, придавленное моим, я на секунду замешкался. Боль, пульсирующая и тупая, забиралась мне в самый мозг, буквально парализуя на месте. Нет, надо сопротивляться. Надо срочно искать в себе силы бороться дальше. Что я за воин, если меня останавливает какая-то маленькая ранка?
  Вплотную прижав уши к голове, я лихорадочно соображал, что делать дальше. Скай? Сколь, Скай, волчица... Нет, удержать её не получится, если я не хочу конечно лишиться подвижности из-за прокусанной насквозь ноги. Вонзись клыки волка глубже, и артерия однозначно будет задета. Чаша весов в этом бою переместится на их сторону, пусть изначально уже наблюдалось явное отсутствие равновесия...
  Поэтому я попытался встать, дабы предпринять рискованною, но единственно возможную с моей стороны атаку по серому. Скай пришлось, естественно, отпустить, но зато у меня теперь появился шанс избавиться от внезапно возникшей пиявки на правой ноге. Я практически максимально изогнул шею, направляя раскрытую в злобном ржании пасть в сторону серого волка. Я надеялся сомкнуть немаленькие, сильные челюсти у него на основании черепа - чтобы знал, что лошади тоже вполне могут укусить...

Бросок, пост 201

0

23

Авэль Фастрид, дозорная великой Армады, была удивлена реакции волка, что не стал на нее нападать, а лишь медленно пошел на нее, светя своими безумными глазами. Сейчас она не боялась, ведь на кону не ее благополучие, а жизнь Армады, ее благо и спокойствие. Конечно, трое хищников многого не сделают, но что с того? Даже одна смерть от их зубов - это уже недопустимо. На секунду ее отвлекло ржание Двейна, который уже был на земле, но кобылица не позволила себе большую роскошь, чем секундная потеря внимания к сопернику. Это могло бы стоить слишком дорого, ей надо было верить в Легата и она верила. И молилась, чтобы тот выжил, он ведь сила и опора Армады, ее защита, одна из главных составляющих.
Серая кобыла внимательно смотрела на черного волка с белыми отметинами, старалась наблюдать за его лапами, взглядом, мышцами, надеясь увидеть то, что поможет ей действовать верно. Но ничего, абсолютно. Он просто медленно шел, приближаясь к ней и немного сбивая с толку. Сама же Авэль не двигалась и стояла словно изваяние, не сводящее глаз со своего врага. "У меня нет права на ошибку" - это то, что она знала точно. Такое право было у нее когда угодно, но не сейчас, не тогда, когда на кон поставлена жизнь Легата и благополучие Армады. Не тогда, когда она и сама была виновата в том, что случилось. Не тогда... не сейчас.
Выпустив воздух из ноздрей, глухо фыркнув при этом, серая кобыла подождала, пока волк приблизится поближе и сама начала делать шаги тому навстречу, но пытаясь при этом пытаясь зайти сбоку. Приближаясь к волку, она наклонила голову, прикрывая слегка изогнутую шею.

0

24

Отчасти, бросок удался. Двейн упал на землю, пусть Скай не совсем осознала: произошло ли это по её вине, либо же он просто потерял равновесие и упал бы и без участия волчицы.
Приятнее, конечно, думать, что упал он только благодаря ей, Сколь.
Был и не приятный момент - задняя часть волчицы оказалась придавленной к земле, и черная разочаровано рыкнула. Будет не очень хорошо, если в ближайшее время Двейн решит еще несколько поелозиться по земле.
Благо, конь не захотел, зато он захотел обратить свое внимание на Станнума, поднимаясь.
Только ощутив свободу, Сколь извернулась под Двейном, поворачивая голову в сторону лошадиного брюха. Она целилась в сейчас близкий и доступный живот. По намерению Сколь, она должна была как следует ухватить Двейна за брюхо и резким движением порвать мышцы, при этом, особо не задерживаясь подле столь опасных задних конечностей.
Станнум в это время все-таки ухватил коня за ногу и Сколь мысленно его похвалила. Если он вложит в этот укус максимальную возможность сил и умение - может удастся порвать жили коня, и все станет намного проще.

Бросок №204

0

25

Ничего, кроме рефлекторных, давно заученных и стабильно употребляемых в повседневной жизни действий. В чем Мертвоземцам повезло, так это в отсутствии болевых ощущений. Тело не чувствовало, как рвались мышцы или ломались кости, но слабело, стоило хотя бы нескольким каплям черной воды пролиться на землю. Однако ни одного последователя Дикого то не пугало. Хорошее будет начало у их новой стаи - с победы над "соседями".
Серый лишь почувствовал, как жеребец, завалившийся на бок и, по всей видимости, придавивший Сколь, переключил свое драгоценное внимание, на него, пытаясь вцепиться тому в шею. И, едва заметив движение массивной головы лошади, Олов, сцепив зубы что было сил, сделал рывок назад, резко мотая головой, тем самым стараясь просто разорвать мышцы плеча, чтобы противник в последствии даже встать не смог. Обездвижив одну лошадь, можно и другой заняться... а Дикий, судя по всему, даже и не собирался вступать в бой. Станнуму, конечно, не чудилось, что фюрер трусит, но был уверен, что тот просто тянет время, чтобы добить кобылу числом.
Хотя у того явно были свои идеи на этот счет. Белополосый наверняка просто ждал удобного момента и вышагивал перед противницей только по этому поводу. Его пылающие глаза смотрели на серую лошадь, пытаясь не выходить из ее слепой зоны - эти травоядные тем и слабы, что ничерта не видят впереди себя. И стоило только той как-то поворачивать голову, чтобы уловить движения черного, как тот поворачивался так, чтобы находиться вне зоны видимости лошади. А приблизившись к ней на расстояние броска, Дикий резко сорвался с места, отталкиваясь задними лапами, и совершил рывок вперед (стараясь все еще находиться в слепой зоне лошади), пытаясь вцепиться зубами в мягкий лошадиный нос и максимально сдавить челюсти.

бросок Олова, пост 205
бросок Дикого, пост 206

0

26

пост не учтен системой

Двейн, будь внимателен. Попытка встать  - хорошая такая заявка на заявку. В следующий раз ата-та.
Положению Легата позавидовал бы только полный дурак. Его незавидная участь неясно просматривалась в недалёком "будущем" и, должно отметить, в оном скрывалась вовсе не радуга и счастливые деньки на фривольных лугах вместе с компанейскими братьями по дозору. Двейн, в лучшем случае, проведёт с монахами ближайший месяц. Впрочем, этот исход подвергался сомнению, поскольку Станнум, удачно совершивший атаку, не планировал отступать. Напротив, он резко подался назад и начал интенсивно мотать головой из стороны в сторону. Это давалось с трудом из-за веса оппонента, но совершенно точно причиняло ему неудобства. Конечно, с первого раза волку не удалось порвать намеченную мышцу или задеть жизненно важную артерию. Тяжелое тело коня лишь последовало вслед за волком в своей ленивой, неохотной покорности. Самому Ранэвею этот толчок принёс немало боли: острой, дурманящей и, конечно, способной разбудить в безобидной лошади свирепого зверя. Он уже предпринял неудачную попытку схватить Олова за голову, но поскольку тот двигался свободно и резко, у коня совершить задуманное так и не получилось.
Скай, конечно, везло больше, чем Армадовцу. Он был практически полностью увлечён другим своим врагом, да и его положение было крайне уязвимым и, что главное, неустойчивым: свалить его на землю снова - раз плюнуть. Но Сколь атаковала в другое место и в суете происходящих событий снова промахнулась. Её зубы звонко щёлкнули в воздухе, ничего не схватив.

Другой бой, тем временем, снова разгорался.
Исход действий Дикого будет определён после ответного поста Авэль.

G

0

27

Я вновь завалился на бок, однако под ним теперь уже не было мягкого тела Сколь - только сырая трава и грязная вода с неба. Вода в крови. В моей. Волку удалось довершить начатое, мне же - нет. Каким бы хорошим ты ни был воином, сколько бы сражений не прошёл, всё равно исход борьбы определяет лишь одна слепая удача на пару с насмешницей-судьбой. Видимо, слишком долго я оставался победителем, слишком часто уходил из оскаленной пасти смерти. Видимо, сегодняшний бой обещает быть последним...
  Но разве я вправе предаваться горечи? Разве я вправе решать за судьбу, какой сюрприз она преподнесёт мне в следующие секунды? Быть может, моя новая ответная атака обернётся лучше, и треклятый враг будет повержен. И что случится, если я вдруг сдамся и не приму во внимание остающийся у меня шанс? Так поступают только трусы и глупцы. Глупцы и трусы. Я же - воин Армады, Легат. Вдобавок, рядом Авэль. Что станет с ней, если я вдруг паду? Если я не справлюсь? Нет. Не должен. Я не подведу свою семью, даже если ради этого придётся умереть тысячу раз!
  На несколько мгновений я стиснул зубы от боли. Волку удалось задеть меня достаточно сильно, так что иной боец на моём месте мог бы уже гулко заржать, зовя на помощь. Но мне по статусу было такого не положено. Коли я Легат, должен терпеть молча. И не просто терпеть, а всеми силами стараться ударить в ответ намного больнее, чем атаковали меня. Чтоб мне сдохнуть, эта шавка не уйдёт с Цветочного Луга живьём... Этот холм станет для него могилой!
  Я злобно зафырчал. Зрачки расширились от боли, однако страха в глазах по-прежнему не было. Лишь ярость, гнев, агония, и злость, злость, злость... Столько злости, что хватило бы наполнить ею весь мир! Столько злости, сколько я видел лишь в глазах этого безумного белополосого вожака. Не думал, что смогу настолько ему уподобиться... Практически нелошадиное, низкое клокотание раздалось у меня в глотке, не предвещая атакующему ничего хорошего. Словно бы в такт ему я, и не собираясь себя сдерживать, наотмашь замотал всеми ногами и забарахтался телом, пытаясь достать врага копытом по груди, одновременно с этим вновь наклоняя к нему морду и стараясь зубами со всей силы вцепиться серому в лоб.
  Он взревёт от боли! Он взвоет, моля о пощаде! Он будет жалко просить всех своих Богов о быстрой смерти!

Бросок, пост вонючий 207

0

28

Ей не нравился этот волк, он не дружил с головой и был злобен, как стая оголодавших шакалов, но при этом, ведомый чем-то неясным, показывал свой ум. Странный, изощренный, но пугающий. Авэль не хотелось иметь с ним никаких дел, но сейчас у нее не было выбора, как и у Двейна. Их жизни сейчас не принадлежали им, хотя никто не мешал быстроногим лошадям убежать за подмогой. Конечно, это было бы безопасным и удобным решением, но только для них, а не для Армады. Дозорная даже не задумывалась о таком варианте развития событий, который пошел бы лишь ей на пользу. Не для того она живет.
Кобылице было тяжело следить за движениями волка, что подбирался к ней все ближе, но опущенная во время вниз голова предоставляла лучший обзор, ровно как и легкие движение мордой в стороны. Она не собиралась ни умирать, ни сдаваться. Дозорная Фастрид любила жить так же, как и Армаду, но могли ли существовать одно без другого? Нет.
Когда черный волк наконец начал действовать, Авэль была готова к этому. Этот волк - умный, а значит он знает, откуда нападать не следует. Но даже не смотря на то, что кобылица как-никак ожидала атаки, позиция хищника была неудобна лишь ей и полностью следить за движениями того не представлялось возможным. Но уклониться - вполне возможно, если только не подведет ее легкое тело. Чепрачная кобыла с силой оттолкнулась передними ногами, откидывая туловище назад, чтобы встать на задние ноги и потом опустить молотящие воздух передние копыта на врага. Она надеялась уклониться от стремительной атаки того и даже, возможно, задеть по наглой морде своим "оружием".
бросок, 209

Отредактировано Авэль Фастрид (2015-01-16 10:20:22)

0

29

Бросок не удался, но Скай вырвалась из-под тяжелого тела Легата, оказалась на свободе. Вся задняя часть тела несколько онемела, но, впрочем, лапы слушались волчицу, а это было главным.
Черная внезапно широким взглядом оглядела поляну. Прекрасное место, такое красивое... Что-то есть загадочно-удивительное в том, что ему было суждено обагриться кровью.
Видимо, такого уж судьба Мертвоземцев - оставлять за собой этот кровавый, неприятный след.
Размышления не заняли больше минуты, секунды, Сколь мысленно вернулась на поле боя. Станнум буквально повиснул на плече коня, не давая тому подняться, а Двейн, чуя смерть, душащую ему прямо в затылок, принялся беспорядочно колотить лапами и пытаться достать зубами до Станнума.
Черная понимала, что Олов долго не продержится в таком положении, но была надежда, что мышцы и нервы Двейна уже повреждены настолько, чтобы не дать ему возможность подняться.
Нужно было добраться до горла, и чем скорее, тем лучше.
Скай вновь бросилась в атаку. Она зашла со стороны затылка коня, и прыгнула так, что почти вся её передняя часть тела оказалась между плечом и шеей Двейна. Скай знала, куда целиться: желобок, который то набухал, то расслаблялся, в зависимости от движений коня. Волчица сделала резкий рывок, стараясь вцепиться зубами в то место, где должна быть яремная вена. Если повезет и укус окажется более глубоким и уничтожающим - она заденет еще и сонную артерию.
Конечно, было бы лучше, если бы она зашла с другой стороны - но Скай боялась помешать Станнуму, как-либо сбить его, или же быть откинутой копытами коня. То, что она обошла Двейна с одной стороны, давала свободу действиям Станнума, и ей самой - со спины коня ничто не прикрывало, а с другой - усложняло возможность добраться до нижней части шеи коня.

Бросок №210

0

30

пост не учтен системой

Для Дикого и Авэль
Увернуться от атаки, не видя при этом атакующего - счастливая, очень счастливая случайность. Она встречается предельно редко, и, к сожалению, случай Авэль не стал исключением из большинства. Лошадь попыталась встать на дыбы, но клыки Дикого сомкнулись на её носу прежде, чем кобыла смогла совершить задуманное. Конечно же, волку пришлось приложить немало усилий, чтобы схватить лошадь, да и сделал он это в последний момент... но победителей не судят. Чистая атака!
Авель не успела хорошенько оттолкнуться, чтобы встать на задние ноги, но не стояла на земле как вкопанная. Это могло бы помочь ей в будущем.

G

0


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Асур » Цветочный луг