Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Ребро


Ребро

Сообщений 1 страница 30 из 92

1

http://s8.uploads.ru/Vxgap.jpg

Каменные разломы от разгоревшегося недавно вулкана аккуратно переходят в мягкую траву, врезаясь в резкий обрыв в виде полукруга. Забраться наверх - дело нелегкое, тут и там уже кто-то пытался осилить Ребро и взобраться на его вершину, поэтому некоторые места, куда можно попробовать запрыгнуть, уже обвалились. Однако можно обойти препятствие со стороны берега... если смочь отвлечь скопища крокодилов, которых вулкан отогнал в самые низовья Сухой реки.

Ближайшие локации:
- Разломы (Даэрис)
- Сухая река
- Мелководье

0

2

Пятая Луна. 31 год.
Утро. Новый день. А если он наступил, то это уже славно, дабы судьба наша неустойчива. Она неустойчива даже после того, как мы нашли это место, когда туман отступил, позволив нам пройти дальше и испытал нас всех. Сердце вновь сжалось при мысли о том, что нас только трое, о том, что многие ушли в неизвестность. Кармелита, Вельхеор, Лира, Джи... Те, кто согласился пойти со мной, кто вверил свою судьбу мне. И что теперь? Где они? Мысль о том, что они умерли самая страшная, но, по видимому, самая правдивая и реальная. Мне казалось, что Лира повернула обратно. Слава богам, если ей удалось выйти на Памятные Холмы обратно. Я не виню её, а наоборот, сейчас, благодарю Высших, если они сохранили для неё тропу в этом тумане, в этом страхе и неизвестности, которая постигла нас всех. Однако, я не теряю мысль о том, что, возможно когда мы продолжим путь мы наткнёмся на Кармелиту, Вельхеора, Джи, которые, как мне показалось, убежали вперёд тогда, в тумане.
Я вздохнула и поднялась на лапы. Пора позаботиться о завтраке, хотя бы для Сентая и Лоста, я после... Пока я не буду уверена в том, что могу добывать добычи столько, сколько необходимо, я буду беспокоится о том, чтобы наша маленькая группа отступников не погибла с голоду. Мало ли, что нас ждёт за поворотом, что здесь будет после испытания с туманом? Что будет дальше?
Вечный вопрос нового...
Посмотрев на волков и убедившись, что они спят, я тихонько отправилась вдоль поля исследовать запахи в надежде узреть хотя бы зайца. Мой взгляд устремился на обрыв. Я с самого начала, когда мы пришли сюда, увидела его и после мы вместе отправились на его край, чтобы посмотреть поближе. Земля по краю рыхлая и я чуть не провалилась туда, ввиду своего любопытства. Если неудачно свалишься, то можно серьёзно поломать лапу, однако здесь не так высоко, чтобы при необходимости не прыгнуть туда. Я видела там травы, а значит в скором времени, нам всё таки придётся туда спуститься, но как?
Отвернув голову от обрыва, я заставила себя подумать о более важной проблеме и поэтому продолжила поиски зайца. Вдруг, прямо перед моими лапами пронеслась мышь. Это случилось так быстро и неожиданно, что я даже не погналась за ней, а даже отпрянула немного назад. Если есть здесь мыши, то и совы есть. А если есть совы, значит есть и зайцы... есть зайцы, есть и лисы. Каннибализмом я не собиралась заниматься, дабы считала что лисы похожи на волков, а значит мы возможно далёкие родственники. Не знаю, как я связала сов и зайцев, но мне почему то всегда казалось, что там где есть совы, обязательно должны быть и зайцы.
В любом случае мысль эта порадовала меня, а вместе с ней меня порадовала и мышь, которая пробежала опять совсем близко, однако здесь я не растерялась и немного поскакав за ней, накрыла передними лапами, пытаясь раздавить...
Таким образом я немного подкрепилась и поняла, что мыши здесь самая лёгкая и простая добыча, а значит если мы останемся здесь ещё ненадолго, то не умрём с голоду.
Очередной раз в пяти волчьих прыжках от меня пронеслась мышь в сторону леса. Я погналась за ней, гонимая азартом и где - то вглубине понимая, что далеко мне отходить не стоит, но тем не менее продолжала свою охоту. Мышь оказалось прыткой... или это я устала? Или это из - за деревьев и хорошим манёврам мыши, тем не менее я отдалялась от поля всё дальше и дальше.
Мышь забежала в нору и скрылась с моего вида. Я остановилась и стала копать яму, разоряя мышиные владения. Мне казалось, что ещё миг и я вытащу беглеца из его дома, но... Меня отвлёк белый яркий свет. Такой свет бывает только тёмной ночью от большой луны, но тут, казалось, луна сама сошла с небес и подошла близко сбоку. Я повернулась и увидела нечто необычное и нереалистичное. Такое, что никогда я не видела и не могла увидеть. Между деревьями, в лесной чаще, которая окутала меня, в шагах десяти, может быть пятнадцати, стоял белый олень, который по странному светился. Его шкуры не было видно, казалось на него одели белое полотно, сама луна развернулась и окутала его. Он стоял смирно и совершенно не боялся меня, потому что все олени начинают бежать как только видят волка. Он был намного крупнее самого обыкновенного его сородича. Я стояла не двигаясь, но уши мои медленно начинали загибаться к затылку, а сама я не зная того, пригибалась к земле. Я испугалась. Я забыла абсолютно про всё и в голове крутилось только одно
- Каинитское создание...
Я почему то не захотела на него наброситься, не захотела убить. Не потому что я не была голодна, а потому что, возможно, почувствовала, что к нему даже подходить опасно. Всё таки я почитала Богов, как своих, так и чужих и полностью была уверена, что это не обычный обитатель здешних земель...
В любом случае я медленно оторвала лапу от земли и попятилась назад. Как только я сделала один шаг назад, существо здешнего леса тут же исчезло, будто и не было совсем. При этом листва, которая находилась возле него, даже не шелохнулась.   Я тут же ринулась обратно, забыв про мышь. Странно, но я достаточно быстро выбежала из леса, только с другого конца поля, то есть до моих состайников мне пришлось брести через всё поле. Выбежав на открытое пространство и увидев небо я вздохнула и отдышалась. Почему я так испугалась его? Побоялась его гнева? Мы всё таки не здешние. Одно было понятно точно, он явился не случайно и в этом мне предстояло разобраться.
Я не собиралась говорить это Сентаю и Лосту до поры до времени. Может быть это вообще мне причудилось и нет никакого лунного оленя.
- Если бы нужно было, он бы убил тебя сразу, а если он не тронул тебя, значит всё в порядке.
Я направилась к волкам, которые, по всей моей уверенности, должны были ещё спать, или по крайней мере находится не там, где я была только что.

Отредактировано Комильфо (2014-05-25 14:17:55)

+1

3

Пятая луна. 31 год.

Как казалось Сентаю, волки за месяц сделали лишь маленький шаг вперед, найдя только широкий, крутой обрыв, в который спуститься без травм, наверное, не выйдет. Однако волки понимали, что сделать это нужно, рано или поздно, потому как в этом обрыве находится очень много трав. Быть может, удастся найти какое-нибудь высокое сломанное дерево, которое волки смогут опустить в обрыв и по нему спуститься вниз? Хотя, вдруг среди этих трав будут одни лишь ненужные сорняки? Была бы Лира, она бы мигом определила ценность трав или через некоторое время открыла бы новое снадобье. Да вот только среди волков нет ни Лиры, ни Кармелиты, ни Вельхеора, ни лиса Джи. Остались только Комильфо, Сентай да Лост. Весь этот месяц Сен пытался найти пропавших, даже думал повернуть обратно в сторону Южного Берега, дабы убедиться, хорошо ли добралась Лира до дома и добралась ли она вообще. Попутно кремовый высматривал зверей, которые могли бы присоединиться к Каинитам. Вот только ни поиск пропавших, ни вербовка в стаю у Тая не получились. Однако, кремовый не сдавался и продолжал присматриваться к здешним животным.
Само Ребро защитнику не очень нравилось. Да, внизу обрыва есть травы, но добраться до них пока что не получается, а вот сам обрыв предоставляет не маленькую опасность: Комильфо чуть ли не провалилась туда в первый же день, но, к большому счастью, всё обошлось. Надо будет пройти дальше по территории и выяснить какая местность, что в ней таится и, наконец, поискать зверей в стаю, а то три волка - это и не стая вовсе, так, небольшая группировка, численность которой не слишком подходит для великой экспедиции.
В данное время Сентай спал довольно крепким и непробудным сном. Волк не заметил, что кто-то уже проснулся, но зато он заметил, что места стало больше и он сможет развернуть свой "колачик" и лечь в полный рост, выпятив при этом немного затекшие лапы.
Сначала снились ему территории Южного Берега, Сентай всё также ходил по ним и высматривал нарушителей, что могут навредить волкам, а особенно волчатам. Мышцы его были напряжены, а уши как всегда навострены. Тай во сне по привычке старался различить запахи хищников от добычи и даже не обращал внимания на то, что запахи были едва ощутимыми, а пение птиц и вовсе казалось заглушенным. Цветовая гамма была сначала зелено-желтой, теплой и успокаивающей, манящей и радующей. Казалось, что теперь не нужно выслеживать ни диких зверей, ни высматривать хищных птиц сверху, а можно наконец расслабиться, а то и подремать в тени большого дерева. Собственно, Тай решил это и сделать. Вот тень уже была совсем близко и можно будет спокойно поспать, но Сентая отвлекла другая тень, живая. Она сначала пробежала чуть ли не под самым носом самца, но Тай не смог определить что это такое, а потом он почувствовал, что кто-то пробежал сзади него. Защитник мигом обернулся назад и увидел черного бегающего переярка. В его чертах кремовый узнал Элоиз, но, не поверив своим глазами, Сентай зажмурился и вновь открыл свои стальные очи. Вот только образ переярка не пропал, а лишь переместился чуть дальше, а  после и скрылся за деревьями.
Клык почувствовал что-то неладное и хотел уже броситься вслед за Элоиз, но его лапы будто бы перестали его слушаться: налились свинцом и просто приросли к светлой земле.
- Элоиз! - хотел было крикнуть кремовый, однако, этот крик застрял у него в горле. - Элоиз! - вновь позвал черного волчонка Сентай, но его басовый громкий голос стал похожим на хриплое шипение и не донесся до переярка.
До ушей волка стали доноситься рычание, какая-то нечленораздельная речь, а после шум сражения. Испугавшись за волчонка не на шутку, Тай стал яро вырываться из плена своих же лап. Звуки становились всё громче и громче, а самому волку становилось всё страшнее и страшнее.
- Я должен помочь ей, - мысленно крикнул на себя Сентай, - Я должен спасти её!
Тут самец всё же сумел вырваться из невидимых оков и он тут же, не теряя времени, рванул к Элоиз. Но... Перед носом защитника пулей пролетело черное тело. Сентай мигом развернулся и побежал вслед за ним, стараясь догнать всё ещё летящую Элоиз и поймать её. За спиной послышался звонкий зловещий смех, Тай не обращал на него никакого внимания и продолжал смотреть на переярка. Неожиданно вместо леса образовался Обрыв Южного Берега и Элоиз полетела прямо в него. Сентай же только прибавил скорости и прыгнул следом за волчонком. Волк открыл пасть и сделал резкий рывок вперед, намереваясь схватить Элоиз за загривок. Сентай уже видел, что его пасть уже касается черной шерсти, и захлопнул пасть, вот только поймал он не волчонка, а туман.
Неожиданно Сентай приземлился на все четыре лапы и оказался с закрытой пастью прямо перед разлагающимся трупом. От неожиданности самец попятился назад и на кого-то наткнулся. Защитник мигом обернулся и увидел Вельхеора, стоило кремовому осмотреться, как пред ним оказались все остальные волки, лис и оцелот.
- Что за бред? - только и пронеслась мысль в голове Клыка, как все образы стали потихоньку становиться прозрачными. - Вельхеор, ты куда пропал? - с упреком проговорил Сентай, не замечая того, что образ старого волка растворялся в тумане.
- Я пойду осмотрю территорию, - послышался голос Кармелиты и Тай мигом повернулся к ней.
- Кармелита! - крикнули в унисон Сентай и Комильфо, однако, белая волчица уже растворялась в тумане, - Куда же делась Лира? - Клык повернул голову назад, но увидел лишь темный хвост, который тоже растворился в тумане.
И тут все исчезли. Остались лишь расплывчатые силуэты Лоста и Комильфо. От пережитого Сентай лишь молча смотрел на Каинитов, а потом и вовсе осел на землю. Силуэты стали снежно-белыми, а после и туман стал такого же цвета. Не успел Сентай и моргнуть, как образовалась непроглядная тьма...

Открыв глаза, кремовый обнаружил себя в незнакомом месте, но, припомнив все события, волк вспомнил Ребро. Тяжело вздохнув, Сентай стал быстро моргать и только, когда он удостоверился, что находится в реальности, Тай встал с места. Голова немного гудела, а мышцы ещё не проснулись, казалось, что Клык всю эту ночь не сомкнул глаз и бегал по поляне. Сентай отошел от Лоста, дабы ненароком его не разбудить, а сам хотел направиться поглубже в лес, но он вовремя заметил кремовую точку где-то неподалеку и сразу же узнал в ней сестру.
- Доброе утро, Комильфо, - пронудил Сентай, когда сестра подошла к волку, - прогуливаешься с утра?
Сегодня в планы кремового входило полностью проснуться ото сна и, по возможности, навсегда его забыть, а далее найти что-нибудь съестное или кого-нибудь не съестного,  дабы позвать к Каинитам или хотя бы предложить помощь.

+1

4

Пятая луна.
Трава, трава, трава, яма, трава... Лисица с опущенной головой едва передвигала лапами. Почти без перерывов на сон, а тем более на еду, Тайга шла по следу волков. Их запах то пропадал, то усиливался. Усталость отягощалась ужасной жарой. Лапа, хоть почти и затянулась, но еще ныла. Тайга не один раз пожалела, что у нее не белая шубка. Вывалив язык и прижав уши, Тайга в полуобморочном состоянии ковыляла вперед. Она уже давно не узнавала местность. Неужто они - искатели новых мест? Тайга попыталась вспомнить что-нибудь из отрывков волчьих разговоров. Не до них мне было... Рыжая потрясла головой, вспоминая ту ночь. От этих воспоминаний по спине пробежали мурашки, несмотря на дикую жару. Что за чертов туман это был? Рыжая вздрогнула, вспомнив, как исчезла Лира. Она была сама не своя. Огонек надежды потух и Тайга осталась один-на-один с темнотой и зловещим туманом. Как она только не обезумела от ужаса? 
И вот она здесь на новой земле. Тут есть кто живой-то вообщ... Тайга не закончила мысль, увернувшись от взлетающей из травы птицы. Лисица отпрыгнула и, наконец-то, подняла глаза. Картина открывалась шикарная. А впереди было что-то масштабное, причем вниз, под землю. Рыжая остановилась и приземлилась на пятую точку, устремив взгляд вдаль.
Что это? - Сначала несколько белых пятен показались ей какими-то огромными белыми птицами. Но, спустя какое-то время, Тайга поняла, что это те самые ее волки. Какая-то сумасшедшая радость и облегчение вытеснили усталость. Тайга завиляла кончиком хвоста.
Лисица живо поднялась и с новыми силами стала приближаться к группе. Она не знала, что им сказать, но лапы сами несли вперед.
- Доброго утра! - Тайга остановилась в нескольких метрах от группы. Голос ее был громким и дружелюбным, но лисица так и не смогла скрыть нотки усталости. - Я так поняла, вы - южане? Ушли с Южного Берега?
Лисица сделала паузу.
- Вы хотите создать популяцию белых волков? - С дружелюбным смешком добавила она, разглядывая их белую шерсть.

+1

5

Пятая Луна.
31 год.

Пустота... Одиночество... Голод... Как странно и как чудесно.
Кто бы поговорил с Грегором. Кто бы издал хоть малейший звук.
Но в голове лишь собственный смех над собой же...
Глупый Грегор.

   Грегор полз. Просто полз, куда глядят глаза. Можно ползти к цели, можно ползти без цели... Лениво переставляя мощные лапы и приподняв брюхо от земли, Грегор полз к иллюзии цели, выдумывая её себе на ходу, дабы просто продолжать ползти. Да, так иногда бывает - существа лишь воображают себе конечную точку лишь для того, чтобы идти к ней, чтобы не спрыгнуть со скалы в немом отчаянии, отчаянии бесцельности. Миром правят не хищники, не боги и не смерть, миром правит лишь цель, а всё остальное - производные от неё.
  Тем не менее, Грегор полз. Грегор изредка останавливался, лениво озираясь по сторонам, в поисках чего либо, могущего его заинтересовать. К сожалению, судьба сегодня отвернулась от Гарки, и ничего примечательного его зоркий глаз не замечал.
- Нет... - тогда повторял он, качая головой и страдальчески вздыхая, а потом снова полз дальше.
  И зачем Грегор только уполз так далеко от воды? Ведь особенно долго он без неё не протянет. Милая, милая вода... Вода-водица, ласковая сестрица... Но Грегору было интересно, что находится дальше, чем немного дальше от водоёмов, в которых он купался. Поэтому Гарка пустился в столь нелёгкое для него путешествие.
  Но, наконец, взору его предстало что-то рыжее в высокой траве. Нет, Грегору не казалось это что-то особенно уж интересным - кажется, это всего лишь пушистый зверёк, похожий на волка, но не волк. Но Гарка никогда не прочь был утолить свой непомерный голод, из-за чего он слегка сменил курс и стал медленно и тихо приближаться к зверьку. Конечно, преимуществ у него нет - ведь это не родная вода, где он мог плавать столь же бесшумно, как ходят по земле кошки. Но всё же Грегор старался идти как можно тише, приближаясь к добыче сзади и лишь сверкая глазами сквозь траву, с которой он почти сливался.
  Оказавшись совсем рядом сзади лисы, Грегор раскрыл пасть и наклонил голову к ней. Всё, у неё нет шансов, она и пикнуть не успеет, как окажется в желудке Грегора. Но... Что это? Что-то белое стоит совсем рядом. Проклятое Грегорово любопытство! Оно заставляет аккуратно закрыть пасть в нескольких сантиметрах от спины лисы и наклонить голову вбок, чтобы получше разглядеть странное собрание странных белых волков. Эх, если бы Гарка не так легко переключал внимание с одного на другое... он был бы страшным охотником! Но он совсем забыл про лису и засопел.
- Странные... Бееелые... Пушистые... Испачкаются ведь в грязи? Зачем белые? Зачем здесь? - Грегор протягивал каждое слово, что означало крайнюю степень замешательства. Он разглядывал всех волков по очереди, внимательно оглядывая с ног до головы.
Почему они все такие похожие? Что им здесь надо, в этом ужасном обрыве?

+2

6

Сентай проснулся, чему я была рада. Я подошла к брату и уткнулась носом в его шею. Вдохнула его запах и почему - то мне сразу стало как - то комфортно и вся моя боязнь белого оленя пропала.
- Как хорошо, что ты пошёл со мной... -подумала я и отпрянула от брата. Я безусловно была очень благодарна ему за то, что он переступил свои принципы ради меня, а я не смогла этого сделать ради семьи.
- Да.. - начала отвечать я брату, - я решила поймать вам с Лостом какой - нибудь завтрак, но знаешь, - я осмотрела взглядом поле,  - здесь только полевые мыши. Достаточно лёгкая добыча, так что, думаю, вы справитесь.
Я вернула взгляд на брата и улыбнулась ему. Я знала, что ловить, скорее всего, придётся мне, потому что я больше остальных занимаюсь таким промыслом.
Тут в поле моего зрения попалась лиса, которая семенила к нам, а за ней стояло что - то необычное и страшное. Я вообще, честно говоря, никогда не видела подобного. Прижав уши к голове, я чуть наклонила шею вниз и мышцы мои напряглись. Я испугалась его страшных зубов, которые так и кричали о своей опасности и остроте. Тем временем лиса уже добежала до нас и как не в чём не бывало пожелала нам утро доброго. Мои глаза неотрывно смотрели на незнакомого животного и я почти не слышала лису, хотя узнала её сразу, как только она направилась к нам. Она была тогда, когда мы "мило" беседовали с ацелотом. Правда потом я её вовсе потеряла из поля зрения и подумала что она местная. Я не заметила, как она подошла к Лире и поэтому не предполагала о их знакомстве.
Однако некоторые слова, которые сейчас говорила лисица, я всё же услышала и поэтому ответила, не спуская глаз с тёмно - зелёного товарища.
- Мы действительно с земель Южного Берега, а зовёмся мы Каинитами. Ты с этих земель или тоже с Южных Берегов сбежала?

Отредактировано Комильфо (2014-06-01 14:37:11)

+1

7

И всё же, как хорошо, когда ты не один. Сентай никогда не понимал зверей, которые живут сами по себе, сами для себя, ведь одному жить на этом свете очень скучно, страшно и одиноко.
Комильфо уткнулась брату носом в шею, что быстро сопроводило ночной кошмар в далекое путешествие. Вот только Тай ещё не знал, что и сестра его тоже видела что-то пугающее. Сентай полностью отошел от своего сна и лениво качнул хвостом.
- Полевые мыши? - вяло переспросил Сентай и резко выдохнул воздух, будто бы сдул невидимую мошку. Если честно, то эта маленькая новость не воодушевила волка на охоту - одними мышами питаться не вариант, тем более, как казалось белому, маленьких грызунов трудно поймать. Клык не маленький, он большой, тяжелый и недостаточно проворный, да и его приближение, скорее всего, мыши услышат ещё за километр. - Что ж, попытаю удачу, может быть, найду кого-нибудь по крупнее, - защитник сразу же представил вкусного оленя, сочного кролика и аппетитного кабанчика, но быстро сменил тему добычи на маленьких и юрких.
Тут Сентай заметил, что к ним направляется лисица. Сначала Тай подумал, что это Джи, но, приглядевшись, волк понял, что это другая лиса. Далее белого привлек ранее невиданный зверь. Страшный. Зубастый. Опасный. Зверь. Сентай мигом прижал уши к голове и окинул незнакомца холодным взглядом, но подходить к нему пока что не спешил. Вот рыжая подошла к волкам, а Тай услышал какое-то сопение, наверное, его издавал тот самый зверь. Слов было не разобрать, но, вроде как, странное животное пока что не собиралось нападать на волков и, наверное, само было заинтересовано. Тем временем лиса заговорила с Комильфо, а после стала рассматривать белошкурых.
- Так уж получилось, что остались только волки с белой шерстью, - отозвался Сентай и дружелюбно улыбнулся лисице, после чего в качестве приветствия волк кивнул и качнул хвостом. - А теперь мне хочется пойти к нему, - далее старший медленно, но уверенно пошел к невиданному зверю.
Где-то в глубине души Тай считал, что к незнакомцу подходить опасно и вообще нужно было бы увести всех от него подальше, однако, интерес всё же заглушил инстинкт самосохранения и настойчиво толкал волка вперед. Зверь был низким и длинным, почти полностью сливался с травой, а ещё у него была странная шкура. Сентай навострил уши и опустил голову ниже уровня позвоночника, остановился он в паре метров от крупного зверя и стал его рассматривать.
- Здравствуй, - поздоровался Сентай с зубастым, не отрывая от него взгляда. - Я Сентай, а вас как зовут? - представился волк, а после украдкой глянул за спину зверя. Белый увидел довольно длинный и мощный хвост, после самец перевел взгляд на лапы хищника и удивился - они были слишком короткими, так что животное вряд ли очень быстро бегает. - Вы... кем будете? - задал очередной вопрос волк и внимательно осмотрел голову самца.

+1

8

Пятая Луна. 31 год.
"Вкусно... И горячо даже. Возьми кусок, пожалуйста", - Лост высунул язык, кивая мордой на окровавленный достаточно мелкий кусок бедра какого-то очень крупного животного. Оленя, кажется? "Почему ты не берешь? Я хочу, чтобы ты поела. Ты же сама скулишь от голода", - продолжал нервно дергая хвостом говорить волк, опуская морду все ниже и ниже к земле. Но волчонок, такой же белый, как сам волк, ни в какую не желал отведать вкусного, по мнению самца, мяса, а лишь тихо скулил и плакал.
Лост поднялся с земли, нервно заходил туда-сюда, тыкался носом в бочок волчонка, нервно рявкал, ругался, снова вместе с ним скулил. Маленький щенок был еще очень маленьким, он не умел есть и пережевывать мясо, а Лост не умел его кормить. И поэтому весь изнывал от незнания что делать, выл...

Когда Лост открыл глаза, они сию минуту же заболели и ему на несколько секунд пришлось закрыть их снова. Волк проспал почти всю ночь, посему утро для него оказалось довольно-таки не приятным. Ну, хотя бы потому что глаза болели от слишком яркого, утрешнего света, остался неприятный осадок ото сна, а в желудке все сводило от голода. Хорошо еще, что черная хворь не дает о себе знать пока что.
Лост потянулся, но его уши встали торчком, когда он услышал сладкий голос Комильфо. Он открыл глаза, наконец-то, достаточно хорошо. И теперь, только сейчас замечая, что вокруг места, где остановились волки, снует большое количество самых разных, новых животных. Волк лениво поднялся со своего места, потянулся, хрустя затекшими косточками и медленной, этакой царской походкой, направился в сторону столпотворения.
Комильфо разговаривала с лисой. Лост поначалу принял ее за вернувшегося Джи, что несказанно обрадовало волка, но после до Лоста дошло, что эта лисица была мельче, чем лис. Брат Коми стоял подле ящера, очевидно, заинтересованный им. Самец немного подумал, но все-таки направился в сторону белой самки, подкрадываясь к ней сзади.
- Ты с этих земель или тоже с Южных Берегов сбежала? - услышал он последние обрывки разговора. Значит, рыжая плутовка была незнакомкой. Лост хмыкнул, подошел к Коми вплотную, кусая ее за ухо в качестве игривого приветствия и перевел взгляд на лисицу.
- В любом случае - присоединяйся к нам, - с хитрой ухмылкой влез в разговор Лост, - с нами не соскучишься.
Заинтересованный новыми постояльцами, самец даже забыл о том, что дико хотел есть.

+1

9

О, как приятно, наконец, напрячь голосовые связки, услышать чужой и свой голос, пусть и с хрипотцой. И, Боже! Где же твоя дикая ненависть к волкам, Тайга? Может характер втоптан в землю последними событиями? Рыжая в сотый раз прокрутила все воспоминания. Это заставило ее вздрогнуть. Тайга вывалилась из реальности на несколько мгновений.
Тряхнув головой, лисица таки вернулась в реальность. Она насчитала троих волков. И... Только сейчас она услышала совершенно посторонние звуки. Странные, страшные звуки из-за спины. Тайга очень медленно повернулась и увидела темно-зеленое нечто. Тайга продолжала поворачиваться, пока не оказалась нос к носу с этим существом. Сердце заколотилось как бешеное, когда она заметила его клычищи. Что за исполинский ящер?! Сразу стало ясно, что он не против отведать лисьих косточек.
Любой адекватный мелкий зверек типа лисицы уже припустил бы в обратном направлении, но Тайга застыла перед ним, глядя в его хищные глаза.
- О, привет! - Рыжая слегка наклонила голову вбок и вздернула хвост. Тайга стала принюхиваться. Это был особенный запах: сразу было ясно, что Он живет рядом с водой. Любопытство стало засасывать лисицу как в воронку. Как же мало я знаю о мире. Еще считаю себя кочевницей...
В этот момент рыжая вспомнила, о волках, которых так невежливо заставила ждать.
...а зовёмся мы Каинитами. Каи...кем?
- Эээ... Д-даа... Я тоже южная. - Излучая щенячье дружелюбие, ответила Тайга.
В любом случае - присоединяйся к нам.
- А разве у вас не стая? - С великим удивлением поинтересовалась Тайга.

0

10

Похоже, не только Грегор был удивлён странными созданиями - создания тоже были немало удивлены ему! И, вот что странно: обычно любая тварь, завидев Гарку, либо пыталась скрыться, либо нападала, считая его за врага. Даже если Гарка вовсе не хотел никого пугать, а ему было немного... одиноко, и он искал друга. Но эти... они и впрямь необычные! Поймав в поле своего зрения Грегора, они, конечно, сделали слегка испуганные и ошеломлённые морды, но не стали ни "защищаться", ни убегать. Один из них даже осторожно подошёл, остановившись в паре метров от Грегора, и начал задавать вопросы, низко опустив голову:
- Здравствуй, я Сентай, а вас как зовут? - Гарка неторопливо перевёл взгляд на обратившегося к нему волка, и довольно высоким и хриплым для своего вида голосом поздоровался, учтиво склонив голову:
- Привет, белошёрррстый, - Грегор опустил взгляд на лисицу, также поздоровавшуюся с ним, - И тебе привет, яркоспиная.
  Уловив, что волк его рассматривает, Гарка повернулся к нему боком, поудобнее, стараясь показать из травы всю свою длину. Гарка любил, когда им любовались и когда его рассматривали, а ещё больше он любил, когда с ним разговаривали. Ведь никто по своей воле даже и не пообщается с чешуйчатыми, подобными ему, а жаль... ведь Грегор может стать хорошим другом! Грегору надо просто... повееерить!
- Имя - Грегор, - ответил Гарка на вопрос белошёрстого, что изучал его, - Сен-тай, - почти по слогами выговорил Рега, а затем уставился на волка большим медовым глазом с узким зрачком, излучая собой непомерное любопытство.
  Как интересно было встретить в этих засушливых землях кого-то побольше, нежели мышки-полёвки или птички. И не просто встретить - а поговорить с ними!
- Вы... кем будете? - задал свой очередной вопрос волк. Другие пока более настороженно, чем этот, смотрели на Грегора, поэтому Гарка решил поначалу поговорить с ним. Рега развернулся мордой к вопрошающему и медленно подошёл к нему на пару шагов.
- Грегор - водный монстр, гаркающий под водой, чешуйчатый - по-крайней мере, Грегор слышал, как его все называют так. Похожие на Грегора зовут себя... - Гарка замялся, словно бы вспоминая нужное слово, которое он вследствие своего безумия забыл, - "крокодилы"! - радостно рявкнул он, вспомнив, и поглядел на волка, - а вы, шерстистые существа... таких, как вы я видел лишь большой стаей с правого берега реки... почему же вы не со своими?

+1

11

Мои глаза не отпускали тёмно - зелёное существо, пока Сентай не решил прогуляться к нему.
- Сентай. - позвала я брата не громко, но настороженно, - я бы не стала этого делать... Сентай.
Бесполезно. Я же прекрасно понимаю, что бесполезно останавливать моего брата, если он что - либо решил для себя. Пока он сам себя не переубедит, что это не правильный выбор, он не отступит.
Я тяжело вздохнула и перевела взгляд на лисицу, ожидая от неё ответа. Краем глаза я поглядывала на гостя и брата, потому что уж очень мне не нравились зубы пришедшего.
Тут меня кто - то дёрнул за ухо, что заставило меня отвлечься от всего и повернуться. Это был Лост. Я была рада видеть его на лапах в полном здравии и конечно же ни чуть не сердилась на него из - за его кусания моего уха. Я может быть даже готова была повались его на землю, если бы не...
В любом случае - присоединяйся к нам, с нами не соскучишься.
Я чуть сузила голубые глаза и напрягла мышцы. Со словами Лоста, в меня будто сам Кхес вселился на несколько мгновений. Я сама потом вспоминала не раз этот миг и не понимала, что нашло на меня.
- Лост, - резко и обрывисто послышался мой голос, он звучал не как обычно, - мне казалось, что тебе не стоит напоминать о том, что я здесь принимаю решения!
В глазах играли непонятные искры, которые, казалось, были настоящими и просто сжигали Лоста. Я сама стояла прямо, будто возвышалась над волком, хотя была ниже его, но тогда мне казалось, что мы поменялись параметрами на несколько секунд.
- Я... и никто другой. - последнее слово я прорычала сквозь плотно сжатые зубы.
Я ещё в течении пары секунд задержала взгляд на волке, а потом обернулась к остальным. Далее я уверенными шагами направилась к говорящим Сентаю и, как мне удалось услышать, Грегору. Весь мой инстинкт самосохранения сошёл на нет. Пока я дошла до них, я успела остыть и вполне нормальным голосом начала разговор, но некая серьёзность в голосе всё же осталась.
- Здравствуйте, Грегор. Меня зовут Комильфо, я лидер небольшой группы, - я обернулась к лисице, - так что мы не совсем стая, точнее мы не совсем её привычный смысл.
Я стояла так, чтобы меня мог видеть и крокодил и лисица, хотя они были по разную сторону от меня. Я продолжила.
- Мы пришли с Южных Берегов, и хотим исследовать эти земли, где никогда не ступала ни наша лапа ни лапа наших предков. Как я услышала, ты, - обратилась я к лисице,  - с Южных Берегов. А Вы? - я обернула голову к Грегору, - откуда будете родом?
Голос мой был с явными нотками неподдельного интереса. Эти звери могли предоставить нам какую - нибудь новую информацию, что было бы весьма кстати.
Я посмотрела на, всё же, неведомое мне ранее животное.
- Крокодилы... -пронеслось у меня в голове, - у них шкура, словно броня... Защита, которую, мне кажется, не просто прокусить зубами, а может быть и невозможно совсем.
От это мысли я невольно провела языком по кончикам зубов.

Отредактировано Комильфо (2014-06-10 12:12:34)

+1

12

С разломов доносится слабый вой одного из волков, возможно этому бедолаге нужна помощь.

0

13

Когда зеленый повернулся, то Сентай в удивлении расширил свои стальные глаза, едва не показав белки. Мда, такую махину волк видел впервые. Быть может, этот зверь окажется хорошим и он не станет сжирать волков, которых он с легкостью может проглотить? Помимо длины, в глаза отчетливо бросилась та самая странная шкура. Казалось, её нельзя ни разорвать, ни пронзить клыками. От рассматривания Сентая оторвал сам зверь, представившись. Белый немного поднял голову и кратко кивнул.
- Приятно познакомиться, Грегор, - после кивка вежливо произнес защитник и слабо улыбнулся.
Тем временем сзади Клыка послышался отчетливый рык сестры и заинтересовавшийся брат повернул правое ухо в сторону рычания. Однако, пронзительный взгляд махины быстро "заглушил" все звуки, что издавали Каиниты и, если честно, Сентаю стало не по себе от этого любопытного взгляда, но волк вновь слабо улыбнулся и, решив последовать примеру Грегора, Тай повернулся к новому знакомому боком и поднял голову чуть выше спины. Услышав шелест, волк вновь повернулся к собеседнику мордой и отметил, что Грегор приблизился на пару шагов.
- Надеюсь, что мы сможем подружиться, - Сентай бросил мимолетный опасливый взгляд на Грегора, однако, тоже приблизился к нему, только уже на один шаг.
Грегор стал отвечать на заданный вопрос Сентая, а последний очень внимательно слушал его. Наверное, волк мог бы прожечь его своим любопытным взглядом, если бы мог. Но, уловив себя на мысли, что так пялиться на кого-либо неприлично, Тай всё же немного потупил взгляд и заглушил сильное любопытство. Грегор стал вспоминать как зовется их вид и, чтобы не сбить его с мысли, Клык продолжил молчать, хотя в голове крутился очень любопытный вопрос, который волку хотелось задать водному монстру. Тут неожиданно Грегор радостно воскликнул, отчего Тай прижал уши к голове и напряг мышцы. Еле слышно выдохнув, Сентай немного помотал головой и уши вновь встали.
- А вы голосистый, Грегор, - дружелюбно отозвался белошкурый и тут же задал свой вопрос, - Значит, вы водный монстр, но, как мне известно, здесь поблизости больших водоемов нет и как вы себя чувствуете? Всё же сегодня утро выдалось довольно жарким, - далее Грегор задал вопрос Сентаю и тот захотел уже дать ему ответ, но подошла младшая и всё стала разъяснять сама.
В конце некоторых предложениях брат кивал головой, подтверждая слова Комильфо, но после монолог заглушил тихий волчий вой, будто отставив все громкие звуки на последний план. Сентай тут же повернул голову в сторону звука и, не долго думая, посмотрел на Лоста и кивком ему указал на сторону, где слышался вой.
- Если поблизости найду место, где много воды, то обязательно скажу где оно, Грегор, - в качестве прощания Сентай махнул своим хвостом и после быстро побежал к волку.
Он рванул, не дождавшись приказа сестры. Наверное, по возвращению обратно на Ребро, Коми будет его также отчитывать, как и Лоста, но пока что до недалекого будущего Сентаю нет дело. Возможно, что это выл волчонок, а может кто-то из ослабевших взрослых волков, которые либо ушли из ЮБ, либо не принадлежат к знакомой стае. Всё же любопытно, так что стоит всё быстро разузнать.

---> Разломы [юг]

0

14

Взгляд ее глаз не ускользнул от Лоста. Да, сам волк ликовал, улыбался; Комильфо была рада видеть его, была даже настроена дружелюбно. Хотелось снова цапнуть ее за ухо, повалить, лизнуть в мокрый нос, подмять под себя и...
- А разве у вас не стая?
- Я бы назвал нашу стаю разношерстной семьей, - лениво ответил Лост на вопрос рыжей лисицы, отвлекаясь от щекотливых мыслей.
- Лост, - волк вздрогнул, впервые слыша от подруги настолько властный, грубый голос. Самец посмотрел в глаза Коми, явно обеспокоенный, удивленный и недовольный таким тоном. А она, как кобра, рвала и метала искры из глаз, отчего волк отступил от разгневанной подруги на несколько шагов назад, прижимая от растерянности хвост.
- Конееечно, не спорю, но мы с тобой еще поговорим на эту тему, - сквозь такие же плотно сжатые губы, огрызнулся самец, когда лидер закончила, но в его голосе слышалась доля лукавства. Лост немного отошел от подруги, ближе к Сентаю и уселся, со скучающим видом слушая, что говорит успокоившаяся Коми лисице и ящеру, что стоял так же неподалеку.
И стоило только закончить лидеру говорить речи, как откуда-то с далека послышался волчий вой.
"Неужели, у кого-то беда?" - нахмурившись, думал волк. Он так же успел допустить и те мысли, что это могла быть та самая стая, труп члена которой, они встретили по пути сюда. Он все еще лелеял, что Южный Берег был не единственной стаей, что есть другие...
Сентая обеспокоил вой еще больше. Он кивнул в сторону, откуда доносился звук, как бы приглашая идти с ним. Что же, пусть его сестра сама разберется с гостями, коли ей этого хочется, сам Лост был больше склонен пойти размять кости. Недолго думая, он рванул за волком, весь в предвкушении и в надежде...
-------->>> Разломы [юг]

0

15

Лисица оказалась в неловкой ситуации, став свидетельницей ссоры лидера и члена группы. Ууу... Тайга попятилась в сторону, дабы не маячить перед волками. Рыжая уперлась в ребристый зеленый бок крокодила. Она поёжилась, представив себя в челюстях этого хищника.
И тебе привет, яркоспиная. Тайга слегка поморщилась от такого обращения. Она даже забыла о том, кто перед ней. Лисица села очень близко к ящеру и принялась рассматривать его удивительную кожу. Не-нет, рыжая не съехала с катушек, она чувствовала себя в безопасности рядом с белошкурыми. Их много, они бы смогли. Тайга перевела взгляд на волков и засомневалась: похоже они видели такого исполина впервые.
Несмотря на свой внушительный вид, Грегор больше не внушал дикого ужаса. Казалось, от него идет тепло и радушие, но стоит ли верить ощущениям? Безопасность важнее. - Решила Тайга.
Беседа шла чуть напряженная, и все внимание было обращено на Грегора. Еще бы! Не каждый день увидишь такого громадного зеленого хищника. Его можно было разглядывать вечно: удивительное существо с необыкновенной кожей, напоминающей камень, с большими клыками и странными глазами. О, а эти бугорки вдоль спины! Как интересно!
В этот момент раздался чей-то едва слышный волчий вой. Тайга точно знала, что белые спасатели ринутся вперед. Так и произошло: сперва один самец, а за ним и второй, рванули на помощь.

0

16

Похоже, не всё у пушистых волков было гладко, насколько Гррегор мог судить, лидер только что весьма вызывающе сделала замечание своему подчинённому. Строгие, однако, у земных зверей порядки. Видимо, это цена жизни в стае. Сам-то Грегор вполне мог эту цену оплатить, ежели с ним будут обращаться, как с другом здесь.
- Здравствуйте, Грегор. Меня зовут Комильфо, я лидер небольшой группы, - наконец, произнесла Комильфо, обращаясь к Грегору и маленькой яркоспиной, которая, похоже, также не была в стае. Волчица стояла весьма удобно, так что и Грегор, и лиса могли видеть её, - Мы пришли с Южных Берегов, и хотим исследовать эти земли, где никогда не ступала ни наша лапа ни лапа наших предков. Как я услышала, ты, - обратилась она к яркоспиной, - с Южных Берегов. А Вы? - она перевела взгляд на Грегора, и Грегор поднял слегка повернул морду вбок, чтобы лучше её видеть, - откуда будете родом?
- Значит, вы водный монстр, но, как мне известно, здесь поблизости больших водоемов нет и как вы себя чувствуете? Всё же сегодня утро выдалось довольно жарким, - на Грегора посыпались вопросы, чему Гарка был очень-очень рад - ведь в последний раз с ним говорили... м... Грегор не помнит... а, ну и ладно. В общем, Грегор решил сразу ответить обоим, одновременно опустив морду к лисице, которая проявляла к нему интерес и подошла ближе. Кончик носа Гарки почти коснулся лисы, а ноздри раздувались и сжимались, изучая её запах.
- Грегора дом - река. Такая спокойная, ласковая и одновременно убивающая, когда на ней волнуется вода... Да, Грегор далеко-далеко зашёл от воды, но Грегором двигало любопытство, желание отыскать чего-нибудь необычное. Слишком застыла жизнь Грегора на месте, да, - почти шёпотом протянул Грегор последнее слово, отрывая взгляд от лисы и переводя его на лидера волков.
  В этот момент раздался странный вой, видимо, одного из них, шерстистых зверей. Обычно они так общаются. Вой не предвещал ничего хорошего, так как два волка из этой стаи тут же сорвались с места, уносясь в его сторону.
- Если поблизости найду место, где много воды, то обязательно скажу где оно, Грегор, - Гарка одним глазом посмотрел на этого волка и слабо кивнул, выражая своё согласие. Тем временем Грегор чуть ближе подошёл к белой волчице.
- Значит, белошкурые волки исследуют эти земли? И что, много чего интересного вы нашли? Или вы ищете что-нибудь конкретное? - Грегор сверкнул глазами и несколько раз склонил голову то влево, то вправо, как бы разминая шею, не сводя внимательного взгляда с волчицы, - Грегора не связывают никакие узы. Быть может, Грегор может вам в чём-нибудь помочь? Грегор был бы рад обрести... друзей, с которыми можно поговорить и которые будут принимать Грегора, несмотря на его ужасающий внешний вид.

+1

17

Конец сезона

Все неотыгранные события можно перенести в раздел флешбеков.

0

18

Неважно, кто из них сейчас был неправ. Мир не изменится оттого, что эти трое снова куда-то разбредутся из-за своих обидок. Надли имела тенденцию к подобному ходу, когда ее и без того натянутые нервы не выдерживали напряжение, которое час от часу росло между ее горе-родственничками. Поэтому она старалась где-нибудь спрятаться на некоторое время и подумать о своем. Сейчас же это выглядело иначе, ведь львица решительно заявила всем свои видом, что глава с Виктором закончилась. Пусть он остается здесь, во власти этих псов, которые когда-нибудь перегрызут ему глотку так, как они делали это с другими кошками Долины, только вот одумываться будет поздно. Что же, Надли, по крайней мере, попыталась изменить ситуацию, но раз отец был сугубо против, это его дело. Уже не ее.
Львица, понуро склонив голову, брела вперед, смотря на расползающийся под лапами песок. В какой-то момент она ощутила легкий удар - ее голова уткнулась во что-то твердое. Отпрянув на шаг, кошка подняла голову, готовая, если что, бежать или защищаться, даже когти выпустила. Но тут же прижала уши - это была всего лишь глиняная стена, возвышающаяся над ней и перекрывающая путь дальше.
Надли обернулась, навострив уши - Джеймса позади не было. Может быть, они еще разговаривают? Даже если так, то лучший способ был только вернуться обратно - черт знает, что поджидает беднягу в незнакомых ей местах.
- Еще чего, - отрезала Надли, нахмурившись сама на себя.
Раз решила идти своей дорогой, значит, надо продолжать, как бы это тяжело ни было. Она еле сдержала слезы, но понимала, что со временем это пройдет - слишком сильной была привычка, так что вполне нормально, что сразу с эмоциями совладать не получится. Что же...
Кошка вновь подняла вверх голову. Чтобы уйти отсюда, надо туда забраться, но никаких выступов тут, увы, не наблюдалось. Посмотрела по сторонам: с правой стороны было что-то, за что можно было бы зацепиться, но кто знает - вдруг это песок, и он тут же обвалится под лапой львицы? В конце концов, не попробуешь, не узнаешь, так? И Надли медленно двинулась к лазу, пристально его разглядывая на предмет подходящего места для подъема наверх. Нужно это сделать как можно быстрее, а то та истеричная волчица, которая так мило говорила о взаимопонимании, а потом вдруг разразилась своими воплями про "проваливайте, если не хотите быть с нами", могла бы сейчас послать своих состайников, чтобы прирезать ни в чем не повинную Надли, которая всего-то просто не хотела существовать рядом с убийцами. Если оно так станет, значит, была права она, а не Виктор. Но это уже совсем другая история.

+1

19

   Медленно на мир опустилась ночь. Чёрный дым на горизонте теперь казался едва видимым, что, однако не преуменьшало его губительного вреда для окружающего мира. Луна, растущая, слабая, вылезла из своего дневного логова, теперь блистая на тёмном небе во всей своей первозданной красе, изредка прячась за мерно плывущими пепельными облаками. Всё вокруг благоговейно затихло; даже ветер, смерив свой пыл, не смел нарушить девственную тишину. Тьма наконец вступила в свои права, пожрав и солнце, и свет, и пылающий багровым огнём вечерний небосвод. Вечная Тьма, Великая Тьма. Дарующая силу и оберегающая своих детей от неминуемой опасности.
  Я не спеша отдалялся от Берега. Пейзаж вокруг становился чуть более разнообразным, дополняя себя зарослями высокой, охристой в темноте травы, да жёсткой землёй под лапами. Время от времени я прислушивался, не сбавляя шаг, умело отделяя звук собственных лап от тишины, царящей в Офирите. Изредка слышалось стрекотание сверчков, иногда из леса неподалёку доносилось далёкое уханье филина. В конце-концов, я услышал неясную фразу, долетевшую до моего чуткого слуха издалека; по голосу я легко распознал цель своих поисков. Недолго оставалось наслаждаться тишиной, рассекая ночной мрак своей светящейся в темноте белой шкурой.
  Принюхавшись, я отчётливо различил кошачий запах. От него в ноздрях слегка защипало, возможно, с непривычки, вызывая лёгкое недовольство. Наверное, я был слишком привередлив... Не только к уму своих потенциальных собеседников и союзников, но и к их внешности, умению держать себя, даже к таким мелочам, как аромат. Надеюсь, подобное свойство не помешает мне убедить львицу в необходимости окончательного присоединения к Каинитам. Если уж то не удалось сделать Комильфо...
  Совсем скоро моему взору открылась чудная картина: обрыв, резко уходящий далеко вверх, будто бы его копнул кто-то огромный и мощный, и самка, видимо, усердно пытающаяся найти проход наверх. Куда она направляется? И почему самцы вновь не присоединились к ней, предпочитая искать свой путь, вдали друг от друга? Если эта троица вообще когда-либо была дружна. В любом случае, оставлять юную львицу на произвол судьбы для столь крепких гривастых было как-то неправильно, неестественно - насколько я знаю психологию конкретно этих кошек.
- По-моему, спасаться от неминуемой катастрофы намного легче сообща. - Спокойно начал я, подходя чуть ближе, но тем не менее продолжая держаться на почтительном расстоянии. Я не я, если вдруг перестану в светском разговоре уважать личное пространство собеседника. - Больше ответственности, но больше и шансов выжить.
  Я не стал сразу "брать крепость штурмом", докапываться до причин ухода самки от Комильфо и до почвы ненависти ко всему волчьему роду. А она была, насколько я мог судить из брошенной ею напоследок фразы, взглядам на белую волчицу, да и просто по ощущениям злости, исходившим от львицы. Я лишь легко улыбнулся, спокойно остановившись неподалёку и являя всем своим видом олицетворение безразличия.

Отредактировано Сантьяга (2015-02-22 15:52:55)

+1

20

пост не учтен системой

Для Nadleeh

Львица удачно заметила что-то вроде узкой тропки, поднимающейся наверх, но, к сожалению, она обрывалась даже не доходя до середины стены. Но если кошка внимательно рассмотрит ребро, то на глаза должен был попасться неширокий, но и не узкий выступ, до которого можно было бы попробовать допрыгнуть от тропки, если аккуратно забраться на нее и не упасть, - очень узко, а поэтому любая ошибка может увенчаться падением, но если все пройдет "гладко", то львица сможет запрыгнуть на крепкую ступень, которая с легкостью выдержит вес кошки.

go

Отредактировано Game Master (2015-02-22 16:11:50)

0

21

Дорожка здесь явно была, но ее было очень плохо видно. К тому же уже опускалась ночь, и рассчитывать приходилось только на свой слух и нюх. Нет, видно было хорошо, но Надли сейчас была в незнакомой местности, поэтому использовала все доступные органы восприятия. Тропинка, которая попалась Надли на глаза, поднималась вверх, но вскоре обрывалась, вызывая ощущение миража. Будто бы она только казалась, и стоит к ней подойти поближе, как она скроется меж камней... Но хорошенько присмотревшись, львица заметила что недалеко от тропки расположен небольшой выступ, и на него можно забраться прыжком. Только Надли решила так и поступить, как голос позади заставил ее вздрогнуть, резко развернуться и встать в защитную позу, чуть прижавшись брюхом к земле. В поле ее зрения был волк, и безусловно, первой реакцией была самооборона. Покажи врагу, что готов защищаться, и он может быть передумает к тебе подходить. Но волк вроде даже и не собирался к ней приближаться. Подходил ближе, но выдерживал дистанцию. Кто его знает, может сейчас из кустов выпрыгнет еще группа таких же, и все вместе они накинутся на бедную львицу... Почему Джеймс до сих пор не идет?...
Мордашка Надли была перекошена злобой и страхом одновременно. Она с детства впитывала эту жгучую ненависть к псовым, покуда они совершали набеги на их скромное жилище, а потом и вовсе разогнали всех и вся, поэтому им ничего, кроме клыков, она показывать не собиралась.
- Не приближайся ко мне, - грозно прорычала кошка, вздыбив загривок и попятившись к стене.
В любом случае, она сможет напасть, Виктор же учил ее многим приемам, пора применять сие на практике. Поэтому она всем своим видом давала понять оппоненту, что готова превратиться в смертоносное копье, если тот посчитает нужным не послушать ее. Правда, если их вдруг станет много... куда ей бежать?
Львица резко развернулась и в пару прыжков забралась на ранее увиденный выступ, сжалась там в комочек, пытаясь втиснуться и не упасть, и не сводила глаз с белошкурого волка.
- Твоя компания мне точно не нужна, убийца, - прошипела та, скаля зубы.
В ее глазах точно читался страх, но заметит ли это волк? Больше всего она хотела уйти в те месте, где живут кошки и где нет места волкам, где бы большие кошачьи семьи могли всем своим количеством встать на защиту своего сородича, и где бы точно не стоило бояться, что до твоей шкуры доберутся волки. Надли всей своей душой верила, что такое место есть, и где бы оно ни было, она когда-нибудь туда придет.
- Уходи, - рыкнула в бессилии львица, не зная, как еще прогнать преследователя.
Сама пыталась краем глаза высмотреть другие уступы, куда точно можно было бы забраться и не сорваться вниз.

+1

22

Именно та реакция, которую я и ожидал. Как порой предсказуемы бывают звери... Даже которых ты видишь всего первый раз в жизни. Это, наверное, может служить очевидным доказательством того, что на самом деле у нас у всех больше общего друг с другом, чем порой кажется. Есть и отличия, определённо, но разве зашуганный волками в детстве шакал на месте этой львицы поступил бы по-другому? Вряд ли. Прижался бы к земле, как и она, оскалился бы, как и она, зарычал, грозно сверкая в темноте горящими при свете луны глазами. Психологическая основа у всех одна, разница кроется лишь в воспитании и среде, в которой взращен был тот или иной индивид.
  Я учтиво склонил голову вбок, всё так же не сводя с львицы глаз. Что бы она ни думала, я не собирался подходить ближе. Зачем? Напугать её ещё сильнее? Боюсь, тогда никакого разговора вообще не состоится. Более того, она ведь с испугу и накинуться может. Я справлюсь, мне не трудно, не зря закалён был многочисленными боями, однако не за тем я пришёл сюда, чтобы грубо набивать кому-то морду.
  Это дело Ортеги.
  Я же пришёл поговорить. Предвидев её настрой, её реакцию, её нежелание кого-либо слушать из моего вида, я всё равно пришёл сюда. Для того ли, чтобы просто уговорить бедняжку-львицу, путающую саму себя, примкнуть окончательно к Каинитской ватаге? Вряд ли, нас достаточное количество, чтобы обойтись без лишнего рта, требующего гораздо больше пищи, нежели двое закалённых долгими переходами волков. Скорее всего, моё желание уладить разгоревшийся конфликт интересов было вызвано лишь стремлением одержать очередную победу. В очередной раз проверить себя, доказать, что мой голос до сих пор хоть чего-то, да стоит.
- Убийца... - повторил за ней я, словно пробуя это слово на вкус, после чего взглянул на львицу чуть ли не с укором, - если смотреть с позиции травоядных, все мы - убийцы. Почему же именно на моём роде должен висеть этот унизительный ярлык? - Я старался говорить мягко, вкрадчиво, однако тоном, не терпящим возражений. Немного наклонил морду вниз, всматриваясь в очертания львицы, и углядел в её сверкающих глазах отчётливую тень страха. Легко усмехнулся. - Ах вот оно что, должно быть, волки причинили вам в жизни немало неудобств. Что же... Печально, но зачем же судить весь вид по отдельным его представителям? Лично меня рядом с вами и поблизости никогда не было. Лично я никогда ещё не пробовал на вкус кошачью кровь. И лично я не горю желанием убивать вас здесь и сейчас. - Я вздохнул, взглянув в тёмное, заволоченное серыми облаками небо. То и дело они загораживали собой Луну, словно отголоски ненависти, застилающие глаза этой напуганной львице и мешая ей видеть реальность такой, какая она есть. - Я стал свидетелем ссоры ваших... друзей на берегу. Честно говоря, они произвели на меня не очень лестное впечатление. Так правда ли, что таковы все представители львиного семейства? Все, как один, похожи друг на друга? Каждый совершает те же ошибки, что и остальные? - Я вновь опустил взгляд на львицу, давая ей возможность самой сделать для себя очевидные выводы. Не глупая, сможет понять. Поразмыслить над моими словами. Хотя, если её ненависть вызвана детской травмой, всё может быть гораздо сложнее. Тогда переубедить её будет трудно, но подобный расклад дел только подливает масла в огонь, заставляя меня думать более основательно. Своеобразная тренировка для мозга.
- Если кто и причинял вам в жизни невыносимую боль, то это точно был не я. - Поставил точку в своей довольно длинной речи. Надеюсь, львица сможет хотя бы на несколько секунд усомниться в правоте своего мировоззрения.

Отредактировано Сантьяга (2015-02-22 18:33:19)

+1

23

пост не учтен системой

Для Nadleeh

Как только львица запрыгнула на выступ, то тропка, от которой кошка оттолкнулась, разрушилась, так что в случае падения заново забраться на ступень не получится, ну... или ее уже точно не достанет волк. Вокруг львицы не было больше ни одного выступа, ни одного лаза, а ведь всего-то осталась половина пути, чтобы забраться на стену. Единственный путь - вверх и только вверх, если, конечно, у кошки получится совершить достаточно хороший и удачный прыжок и зацепиться лапами за землю наверху.

Примечание: прыжок считается удачным, и львица забирается наверх, если при броске кубика выпадают числа 11-20, остальные результаты - неудача.

go

0

24

Была бы Надли менее зависима от своего страха и ненависти, она бы расценила речь волка как заинтересовавшую, но в груди клокотало совсем другое и явно не желающее этому белошкурому добра. Надли, увы, разучилась смотреть на волков без желания разорвать их к чертовой бабушке. Пусть даже этот неизвестный говорил логичные вещи, заставлял чуть-чуть задумываться над своими словами, доверием Крис все равно к нему не пропитается. Они пришли сюда, чтобы вырезать кошачий род - и только попробуйте переубедить, ничего не выйдет. Как еще воспринимать волков, когда с самого детства видишь только то, как они дерут твоих сородичей и ничем другим, в общем-то, не занимаются? Не мудрено, что у Надли сложилось стойкое отвращение к этим псовым.
Ее испуганно-злые глаза зыркнули на волка. Так и хочет, чтобы она сорвалась вниз и никуда не ушла, чтобы накинуться на нее и сделать свое грязное дело. Что же, одним львом меньше станет в этом мире, если только Надли не сможет себя защитить, а Витины учения пойдут на смарку. Но та и не собиралась спускаться со своего уступа.
- Какая разница? - прорычала она, стараясь выглядеть как можно более устрашающей. - Вы все убиваете нас безо всяких причин! Знакомы ли мы или нет, есть ли у нас семьи, дети - вам все равно! Из-за вас даже проснулся вулкан, который заставил всех нас бежать с наших прекрасных земель!
Порой она срывалась на крик, больше похожий на истеричный рев, однако в голосе и правда прослеживались нотки приходящей истерики. Но Надли вовремя замолчала. Она вдруг подумала, что то, что она говорит, вряд ли изменит ситуацию, только волк будет знать, что она его ненавидит уже заочно, а она будет знать, что волк все услышал и все понял. А если посмотреть на все это под другим углом? Что если там, куда она собралась идти, ее тоже встретят волки? Что если кошачьих долин больше нет, и везде правят волки? Рано или поздно они ее убьют, ведь так? Какая разница, когда это произойдет?
- Нет, я хочу жить, - львица зажмурилась, отвернув морду к стене. - Я не хочу умирать сейчас! Я хочу жить!
Но вдруг Виктор был прав? У нее была бы хоть какая-то защита, она с легкостью могла бы сослаться на него, если кто-то из псовых решит показать ей зубы. Почему она чувствует себя беззащитной без него? Так, что даже противно становится.
Надли ощущала себя растерянной, она не знала, как поступить. Ей очень не хотелось возвращаться, к тому же край стены готов встретить ее сильные лапы и позволить взобраться на себя, но... в то же время, ее пугала неизвестность, пугала мысль о том, что волки будут повсюду, и как ни крути, она все равно будет куда-то бежать. Бежать, чтобы спасаться. Только сможет ли она бежать всю жизнь?
Львица недоверчиво взглянула на волка. Идея о том, чтобы найти компромисс с тем, кто убивал, убивает и продолжит убивать твоих сородичей, претила Надли. Она не знала, что делать, но и прыгать не торопилась. Прижала уши, не находя подходящих слов. Все, что вертелось у нее на языке, что рвалось из груди, она уже сказала, дальнейшие причитания о том, что волки перебили всех и вся из ее семьи, тоже не возымеют эффекта. Тогда что делать дальше? Готова ли она, хрупкая и беззащитная, встретиться с волчьим миром и принять его удар на себя? Но может быть... если как-то сойтись с этими псами, то они как-то смогут уверить своих сородичей, что ее не нужно убивать?...
- Что за бред... Да они же просто сдадут меня скорее и все, ничего не скажут - нельзя им доверять! - мысли перебивались одна другой, было тяжело прийти к какому-то общему знаменателю.
Но кое-что все же выбивалось. Они не отвечают за всех своих, они отвечают только за себя. У них все далеко не так, как было в Долине, где каждая кошка была побратимом другой кошке. Нет, этого можно было ожидать, но... является ли это уважительной причиной для того, чтобы поверить этим волкам на слово, и обоснованием тому, что не всякий волк - кошачий убийца? Что если волки-убийцы и эти волки действительно друг друга не знают, и... у них разные цели?
Доказательства в виде добра на вступление в группу от истеричной лидерши было мало, да и... она Надли быстро разонравилась.
- Я не верю вам, - наконец, произнесла Надли, но теперь на ее морде не было злости, скорее, это было похоже на обреченность, будто львица смирилась со своим ничтожным положением, но все еще не знала, куда наступить. - Ни одному из вас.

офф

прыжок оставлю на тот момент, как соберусь прыгать^^

+1

25

Кошкой явно управляла истерика, страх за собственную жизнь и... патологическая ненависть ко всему волчьему роду. Она не могла прислушаться к голосу разума, даже если он сейчас и вовсю твердил ей о логичности моих слов. Да и с чего бы? Если её с детства преследовали только волки, как я понял из слов львицы, если она постоянно, изо дня в день жила в страхе за собственную шкуру, беспомощно смотрела на то, как волчьи пасти разрывают её родных... Если за свою жизнь она ни разу не встречала моего собрата, что не пытался вырвать бы ей глотку, то могу ли я корить её за несмышлёность, упёртость, нежелание принять действительность?
  Как ни странно, могу. Да, она молода. Она напугана и обессилена в своей немой злобе на волчий род. В связи со всеми обрушившимися на неё трагическими событиями она не может принять даже очевидный факт, ломающий все те убеждения, что существовали в её голове до встречи с Каинитами. Но это говорит лишь о её податливости, может быть, даже фанатичности. Она не видит дальше своего носа, на который судьба намотала лапшу из боязни ко всем волкам без исключения, собирая под одну гребёнку и виноватых, и правых. Откинуть многолетний опыт за один день - трудная задача, практически невыполнимая, однако по силам тем, кто способен думать, размышлять, изменяться. Других же необходимо подтолкнуть к этому извне.
  Я выслушал все её претензии, по прежнему не сводя с львицы глаз. Пусть выговорится, пусть. Это поможет лучше понять, по каким частям её психики когда-то в детстве были нанесены роковые удары. Возможно, я найду подход даже для такого тяжёлого, истеричного случая... Время, однако, не ждёт. Чёрный дым из вулкана скоро может накрыть всю близлежащую территорию, перекрывая всему живому доступ к кислороду. Но ради собственной маленькой победы я готов рискнуть. До чего докатился в отсутствие глобальных интриг... Я сел, аккуратно обвив хвостом лапы, символично показывая, что ни уходить, ни гнаться следом за кошкой не собираюсь.
- Ваше право. - Кивнул я в такт её последним словам. Пусть не верит - это нормально, но хотя бы частью разума примет необходимость взглянуть своему страху в глаза. - Вулкан... - Прикрыл глаза, растягивая рот в широкой ухмылке. - Будьте уверены, он проснулся точно не по нашей вине. Возможно, лишь из-за тех волков, о которых вы говорите и о которых мы сами знать ничего не знаем. Обладай мы силой пробудить такую стихию... Вряд ли стали бы это делать - горячая лава означает смерть не только потенциальным врагам, но и нам самим. - Открыв глаза, спокойно посмотрел на львицу. Хорошо, уже много лучше, ведь последние слова её прозвучали гораздо более спокойно, чем первоначальная истерика. Прогресс налицо. - Раз мы все убиваем кошек, притом без причин, то зачем бы Комильфо приглашать вас вступить в группировку Каинитов? Почему она не накинулась на вас, как остальные, говорила с вами на равных? Дабы усыпить бдительность, скажете. Но разве поступали так волки, которых вы боитесь? Нет. Разве они вообще вступали с вами в переговоры, или предпочитали лучше сразу убить? - По-привычке я не сводил с неё глаз, считая, что отвод взгляда равносилен чистосердечному признанию во лжи. - Подумайте сами.

Отредактировано Сантьяга (2015-02-22 20:36:19)

+1

26

Все, что говорил сейчас волк, было вполне логично, но никак не вязалось с восприятием Надли. Она не привыкла делить зверей на одних и других, так как в Долине жила по другим правилам, и сейчас очень трудно было смириться с этим самым делением. С тем, что одни волки действуют независимо от других и имею разные нужды. Но Надли пока не собиралась сдаваться. Правда, то, что сейчас совершает этот белошкурый волк, заставляет проявить к нему чуть-чуть уважения, не просто же так он последовал за ней и решил поговорить, выяснить причины... Или хочет заговорить, чтобы она поддалась его речам и спустилась, а потом его друзья выпрыгнут из кустов и расправятся с ней в два счета...
Все это не давало львице трезво думать. Она словно было ходила по острию ножа, то и дело сваливаясь то на одну сторону, то на другую. Металась словно бабочка от одного фонаря к другому, зная, что и один, и другой принесут ей смерть. Какой-то - раньше, какой-то - позже. Разве у нее был какой-то другой выбор?
Но постойте. Кажется, в Надли заговорил здравый смысл?
- Тем волкам не страшен ни огонь, ни пепел, - уставившись в одну точку на стене проговорила Надли, словно видя их мельтешащие шкуры прямо перед носом. - Я... не знаю, почему так происходит, - в голосе проступила дрожь, и львица отвернула голову, прикрыв глаза. - Я не знаю, почему вы.... они это делают, - она заговорила чуть тише, пытаясь проглотить подступающий к горлу комок. - Куда ни пойдешь - везде будут волки, их морды уже настолько въелись в разум, что нет больше никаких желаний, кроме как разорвать их на части. И никогда не смогу смириться с мыслью, что буду вынуждена жить в обществе... их сородичей, - бессильный гнев отразился в налившихся слезами глазах львицы, она взглянула на белошкурого, будто бы говоря это все конкретно о нем. - Жаль, что куда бы мне ни пришлось идти, я везде встречу волков - это все так неизбежно и очевидно, - прижала уши и прикрыла глаза; первая слеза скатилась с щеки. - Не осталось больше мест в мире, где можно было бы спрятаться и никогда не видеть эти морды.
Тем не менее, вулканический дым медленно и верно наплывал и на эти земли, нужно было куда-то бежать. Львица приподнялась на лапах, и взглянула наверх. Вершина Ребра ждала ее прыжка. На дне же того же самого ждал волк.
- Надо уходить, - снова взгляд в сторону белого волка; кажется, он сейчас - единственный, с кем ей удалось немного прояснить ситуацию и расставить кое-где точечки над i.
Подобравшись, кошка совершает мощный прыжок, но, видимо, ей не хватило упора, и... Надли скользит когтями по стене, едва удерживаясь на выступе. Помнится, тропинка, по которой она запрыгнула на этот камешек, опала под ее лапами, и залезть сюда во второй раз не получится... Нужно быть аккуратнее. Присмотревшись к краю Ребра, львица пытается найти что-нибудь еще, за что можно зацепиться или куда можно встать.

бросок на прыжок, 254

+1

27

На секунду, всего лишь на мгновение мне показалось, что львица сейчас опровергнет все мои слова, снова начнёт гнуть палку, мол, "все волки плохие и я это на себе испытала". Неужто я начал сомневаться в собственной харизме? Нет, просто чувствовал инстинктивно, что львица так просто свои убеждения не отринет. Тот, на кого свалилось много боли, долго будет хранить в памяти образ виновных, примеряя его на всех как-либо похожих на убийц зверей. Она не прекратит ведь вешать ярлыки на волков. Не сейчас. Но, быть может, позже? Не могли же мои слова просто исчезнуть в пустоту, удариться о глухую стену, которой сознание кошки отгородилось от враждебного к ней окружения? Хоть какой-то эффект они должны были возыметь, уж в этом я точно уверен.
  И я не ошибся. Наоборот, даже оказался слегка удивлён тому, как спокойно наконец прозвучали слова львицы. Она вспоминала прошлое, рассказывала мне о причине своих страхов, открывала душу перед тем, кого десятью минутами ранее называла убийцей. Хорошо, очень, очень хорошо. Значит, я всё же добился своего, мне удалось если не пробить брешь, так сделать трещину в казалось бы нерушимой, слепой ненависти кошки.
  Тем более её воспоминания о прошлом разожгли во мне немалое любопытство. Волки, которым не страшен ни огонь, не пепел? Неужели они вправду не горят, или же такими неуязвимыми их рисует только воображение настрадавшейся от убийц в детстве самки? Определённо, это - что-то новое, доселе не ведомое южнобережным. Подумать только, сколько всего таинственного, загадочного, странного и необъяснимого творилось за пределами земель стаи! Но эти... насекомые предпочли и дальше отсиживаться в своём тесном закутке, так и не решаясь выйти за грань, переступить черту, так ревностно оберегаемую на протяжении тридцати лет! Пусть так. Они сами избрали свою судьбу. Пусть прозябают в неведении, пока не погибнут все под напастью Чёрной Хвори.
- Ваша ненависть понятна мне. - Наконец произнёс я, дождавшись, когда львица закончит свой рассказ. - Но мир никогда не станет таким, как нам того хочется, сколько бы мы не старались. Может, стоит попробовать... хоть раз постараться смириться с горечью всех утрат, понять, что не всякий, кто лишь внешне похож на убийц, непременно является врагом? - Совершенно неожиданно мой голос приобрёл нотки горечи и печали. Даже если бы я хотел их скрыть, в этот раз они - всего на мгновение - прорвались наружу. Быть может, это и к лучшему? Пусть кошка увидит во мне такое же живое, мыслящее существо, как и она сама, со своей собственной болью и неприятными воспоминаниями. - Я смирился. - Уже тише произнёс, выдохнув и поглядев на львицу.
  Тем временем, в воздухе уже отчётливо пахло чёрным дымом. Совсем скоро облако непроглядного смога накроет луну, звёзды, мало того лишив нас возможности ориентироваться в темноте, но и окончательно закупорив лёгкие. Я встал на лапы, оглянувшись на восток. Ночь мешала разглядеть надвигающуюся опасность, но я нутром чуял, что она подошла уже совсем близко. Опасность, с которой нельзя справиться, от которой остаётся только бежать.
  То же самое, наверное, кошки думают о терроризирующих их волках.
  Призыв от львицы уходить прозвучал как раз вовремя. Давно пора было сделать это, однако поначалу важно было прояснить некоторые детали. Теперь, когда консенсус достигнут, можно подумать и об обыденном спасении собственной шкуры. Заслышав со стороны самки шуршание скатывающейся земли, я резко повернул туда голову. Благо, она не завалилась вниз, а зависла на отвесной стене, зацепившись за неё выпущенными когтями.
  "Комильфо," - неожиданно услужливо напомнил мне мозг, и я медленно повернул морду в ту сторону, откуда пришёл. Идти за ней или направиться вслед за кошкой? Лидер наверняка и сама о себе позаботится, вдобавок, с ней гиена и тигр. А что подумает самка, с которой мы только что пришли к общему мнению, если я сбегу обратно к группке Каинитов, оставшейся позади? Наверняка не лестно. Посему я поспешил отмести мысли о возвращении, решившись идти за львицей. Сойдёмся потом, не потеряемся.
  К сожалению, мне забраться наверх было гораздо сложнее. У кошки были когти и прыткость, у меня же - только изворотливость, которая в данном случае вряд ли окажет хорошую услугу. Вдобавок, тот утёс, с которого прыгала львица, успел осыпаться, что не давало мне идти след в след за ней. Необходимо было искать иной путь, желательно где-нибудь поблизости. Я двинулся с места, подходя вплотную к обрыву, и побрёл вдоль него, стараясь выискать хоть единственный намёк на возможность подъёма.

Отредактировано Сантьяга (2015-02-22 21:57:30)

+1

28

пост не учтен системой

Для Nadleeh и Сантьяги

К сожалению, первая попытка львицы провалилась, но все-таки можно попробовать еще раз, не так ли? Правда вот, когда кошка соскользнула обратно на выступ, он почему-то осыпался, но все-таки еще был способен выдержать вес кошки, так что попыток, чтобы забраться на стену осталось две от силы, а после ступень обломиться, и львица уже окажется внизу, а при неудачно раскладе так и вообще заработает ушиб. По верху пути больше нет, только наверх.

Примечание: 1-10 - неудача, 11-20 - удача.

У Сантьяги не было ни единого шанса забраться на ступень к львице, тут уже нужен другой способ. И волк это понял, начиная двигаться вдоль ребра. В стороне западной не было никакой тропинки или что-то вроде, но вот в противоположной стороне, если приглядеться, то можно было бы приметить узкий проход по мелководью.

go

Отредактировано Game Master (2015-02-22 22:26:52)

0

29

бросок на прыжок, 255

Покосившись на осыпающийся выступ, Надли боязливо взглянула вверх. У нее есть только одна попытка прыгнуть, и если ей не удастся хотя бы зацепиться за край, то пиши пропало... Есть ли здесь еще один выход? Кто знает... Там не менее, она должна попробовать. Странно, но почему-то она уже не боялась сейчас сорваться и упасть. Казалось, этот волк произвел на нее какое-то особое впечатление, и она немного прониклась к нему. Не настолько, конечно, что согласна подпустить его ближе, но уже такого страха, как несколько минут назад, не имела.
К тому же, некоторые слова заставили Надли вопросительно посмотреть на белошкурого. Смириться так же как он?
- Пока еще есть опасность стать их жертвой, нет смысла смиряться, - сразу же отрезала львица, но так, словно хотела не перебить, не опровергнуть слова волка, а показать, чего именно нужно бояться.
Бояться и ненавидеть за это.
Тем не менее своей фразой Надли как будто бы наконец-таки прочертила, пусть неосознанно, невидимую грань между волками-убийцами и волком, что стоял на дне Ребра. Может быть, она этого еще не осознала, потому что напоминала себе в мыслях совершенно о другом.
Взгляд устремился в небо, в восточную сторону, откуда валил дым. Он приближался, и скоро доберется до этого места, и нужно было немедленно убираться отсюда. Неважно, в каких они взаимоотношениях с этим волком: если он - не такой же, как те убийцы, то и он испугается надвигающейся опасности. Что он, собственно, и сделал, проверяя Ребро на наличие других выступов. В какой-то момент это напрягло Надли, ведь зверь двигается, приближается и хочет за ней последовать.
- Ты не заберешься здесь, - в голосе львицы послышалась угроза - да, она все еще не желает подпускать к себе псового и готова даже дать лапой по голове, если тот забудет об этом напоминании.
Однако тем не менее, понимала, что раз волк ищет выход, значит, к тем самым убийцам его действительно можно не причислять. Убийцы не боялись огня, они могли смело наступать в лавовые лужи и выходить из них целыми. На это было страшно смотреть, а еще страшнее было смотреть на изувеченные ими кошачьи трупы - обожженные и превратившиеся в угольки.
Это воспоминание придало Надли уверенности в том, что именно отсюда нужно бежать как можно дальше. И она, подобравшись, совершает прыжок. Казалось, вся жизнь сейчас пробежала перед глазами...
Когти цепляются за край, и львица совершает усилие, подтягивая себя вверх и помогая задними лапами. Еще пара секунд, и она забирается наверх, тяжело дыша. Все, она наверху, впереди - белесая дымка опустившейся на Офирит ночи.
Выглянув из-за края, львица осмотрела дно в поисках белошкурого. Полезет ли он следом за ней или найдет другой путь? Может, сбежать от него, пока не поздно? Ничего... Если что, удар ее лапы сможет задержать этого псового, и она успеет скрыться. В крайнем случае, будет защищаться, а заодно и убедится, что нельзя верить волкам. Ни одному из них.
- Эй! - окликнула львица белого, пытаясь найти того взглядом.

Отредактировано Nadleeh (2015-02-22 23:24:12)

+1

30

Видимо, львица поняла меня не совсем точно. Имеется в виду идея смирения с тем, что похожая с убийцами внешность не имеет влияния на нравы. Когда-то моя мать погибла от лап двух пум... не львов, конечно, но также представителей семейства кошачьих. То был единственный раз, когда я запер голос разума где-то глубоко внутри. Когда пошёл на поводу у инстинктов и страха. Кто знает, что двигало тогда мной в большей степени - жажда мести или желание обезопасить остальную свою семью от подлых убийц? Теперь же я осознаю, что, возможно, был неправ в отношении тех кошек. И тем более - в отношении их детёнышей, на которых возложил несправедливую ответственность за деяния родителей. Трудно было соображать, когда совсем недавно нашёл растерзанный труп своей матери... Я сожалею о том, что сделал тогда. Быть может, пумы защищали своё потомство? Друг друга от волчицы? Нет возможности теперь выяснить, кто был прав, кто виноват. Посему прошлое должно остаться в прошлом, моя ненависть к кошачьему роду прошла в тот же момент, когда затих последний котёнок из выводка убийц.
  Я пожал плечами, не став ничего ей отвечать. В конце-концов, в подобных вопросах у каждого должно быть своё мнение, моё дело лишь направить разум на нужный путь. Выводы львица в состоянии сделать сама. Как я уже успел подметить, она умна, пусть эмоциональна и психика её неустойчива, но с ней вполне реально найти общий язык.
  Тем не менее, кошка по-прежнему относилась ко мне с осторожность, отчего мне оставалось лишь мысленно похвалить её. Хорошо, нечего доверять каждому встречному, хотя я чувствовал, что всё же сумел произвести на неё должное впечатление. Подходить совсем близко сейчас было довольно опасно - она всё ещё настороже, и явно готова при первом неловком движении ударить меня лапой. Однако то и не требовалось: удобного уступа там, где залезла львица, и так не находилось, поэтому мне пришлось искать другой обход.
  Сперва пройдясь вдоль обрыва от Сухой, через минуту я уже понял, что ничего найти не смогу. Пейзаж сбоку выглядел весьма однообразно - сырая от росы стена земли без единого намёка на рытвины, с помощью которых реально было бы забраться наверх. Фыркнув, я повернул в другом направлении, направившись в сторону реки. Судя по шебуршанию сверху, кошка всё-таки смогла забраться на твёрдую землю. Я мог различить её едва заметные очертания и сверкающие в темноте глаза. Через некоторое время спереди показалась небольшая щель между Сухой Рекой и обрывом, и почти одновременно с этим сверху и чуть сзади раздался оклик львицы.
- Здесь! - достаточно громко ответил ей я. - Я нашёл мелководье, по которому смогу попробовать обойти обрыв! Идите по верху вдоль него в сторону запада, когда спуск станет чуть более пологим, я поднимусь к вам! - После чего я лёгкой рысцой побрёл к тропе, внутренне понимая, что вот теперь как раз самое время немного поспешить. Мало того, что львица попросту не станет меня дожидаться, так ещё и чёрный смог неумолимо приближался к Ребру всё ближе и ближе. Стараясь ступать достаточно осторожно, я побежал вдоль земляной стены на запад, почти касаясь её боком, постоянно оглядывая обрыв в надежде найти пологий спуск.

0


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Ребро