Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Разломы


Разломы

Сообщений 1 страница 30 из 63

1

http://clickscreen.ru/screens/2/ea6ff30a.png
Огромное скалистое плато, поражающее своим причудливым ландшафтом, растянулось далеко за горизонт. В этом удивительном месте с разлившейся по нему рекой можно встретить и низменности, и возвышенности - такое нечасто увидишь вкупе. Острые, огромные валуны, вырастающие будто бы из-под земли, ничем друг с другом не соединены и образуют самостоятельные, "миниатюрные" горные цепи, одна выше другой, коими испещрено плато. В низинах между этими валунами располагаются выжженные равнины. Несмотря на очевидную близость разливов реки, растительность здесь скудна, так как земля покрыта толстым слоем вулканического пепла.

Ближайшие локации:
- Медвежий Клык (Даэрис)
- Берег Сухой реки (Даэрис)
- Ребро (Даэрис)
- Предгорье (Даэрис)
- Обрыв (Даэрис)
- Памятные холмы (Даэрис)

0

2

===>>>> Памятные холмы.
И вот я оказался на вершине каменистых разломов, с этого места открылся красивый вид. Впереди, большое озеро и его потоки, множество возвышений, в виде гор, ну и конечно же... леса, большие и просторные леса. Я повернул голову левее и заметил уже другую картину: пустота, на подобии серой пустыни, земля покрытая чем-то темным и лежащими черными камнями, меня аж передернуло от мыслей, а еще там виднелась огромная гора, которая манила и притягивала взгляд, разжигая детское любопытство. Сделав шаг вперед, я замер, так как посыпалась земля и камни, на меня взошло озарение, что пора бы включить свой маленький мозг и подумать о безопасности, а иначе оказаться маленьким трупом. Я бросил взгляд вниз, где виднелась вода и небольшая тропинка ведущая к скалистому каньону. Немного осмотрев местность, я прикинул, как лучше добраться до воды и не заблудиться, да поможет мне Русаэль.
С каждым шагом вперед, в каменистую неизвестность, у меня прибавлялось уверенности и появлялся боевой дух, дышалось легче, а усталость осталась на холмах. Из под лап вылетали камни, я пытался притормаживать передними лапами, от чего они горели еще больше, так как земля и камни были достаточно нагреты из-за солнца. Пекло проводило меня до двух вершин, похожих на братьев близнецов, они то меня и укрыли своей тенью, от палящего утреннего солнца. Что же будет днем, когда солнце в зайдет на свой пик? Я сгорю? Мысли были бредовыми, после такой-то пробежки, это весьма предсказуемо, видимо вскипятило мозг по пути. Я высунул язык, теперь он болтался справа, глаза были бешеными от счастья, что я удрал и до сих пор со мной ничего не приключилось. Немного сбавил темп, так как выдохся, пока спускался в это ущелье, ладно не сорвался вместе с камнями вниз. Подняв голову, заметил, на до мной летают птицы, таких я не видел, от чего и решил идти ближе к скалам, там ведь полно укрытия в виде наваленных камней и мини пещер. Задние лапы предательски задрожали, то ли от перенапряжения, то ли от страха быть заклеванным, пока не решил.
Глубокий вдох, горячий воздух ожигает своим дыханием мои маленькие легкие, я покашливаю. Непривычно бродить в такое жаркое время, угораздило меня выползти с утра пораньше, нет чтоб в пещере отсидеться до вечера. Да и в этом утре был свой плюс, не было грозы и бури, которой я побаиваюсь, особенно когда нахожусь один. Разъяренная молния - страх для малышей, а я вроде как уже не маленький.Иду и ругаю себя, за свои же детские страхи. Всегда хотел быть бесстрашным и сильным, ну и от мудрости бы не отказался, ведь для вожака эти качества превыше всего. Никто не поставит во главу стаи какого-то труса и хлюпика, поэтому я не давал себе поблажек, смотря на воинов стаи.
Лапы гудели и горели от садин, что я получил при спуске. Повертев головой, заметил небольшую расщелину и направился именно туда, думая, что еще немного и прибуду на место, но увы, выйдя из нее, понял, что я заблудился. Только этого не хватало для моей больной головушки, шляться тут до вечера на смех птицам и ящерицам, которых здесь полно. Я рухнул у стены одной из скал, возле нее было прохладно, да и тенечек хороший, навес есть, а значит я укрыт от глаз воздушных хищников. От того что стало грустно, я громко взвыл, осознавая, что без чьей либо помощи, из этой местности, мне не выбраться в одиночку.

Жду Сэнтая

после его прибытия продолжу игру, пока волчонок здесь полежит.

+1

3

---> Ребро

Жара давала о себе знать, так что белошкурый не долго также резво бежал, как и уходя с Ребра. Правильно ли было оставлять Комильфо и лисицу вместе с малознакомым Грегором, у которого и челюсть мощна, да и эти обе с легкостью поместятся в его желудке? Но что-то подсказывало Сентаю, что этот крокодил не навредит ни сестре, ни лисице, быть может, даже защитит их в случае атаки? Было бы замечательно подружиться с таким зверем и узнать его получше. Да, да, любопытство Сентая снова вылезло наружу.
Сбавив шаг, Тай протяжно завыл в ответ, надеясь, что волк тоже завоет и можно будет точно узнать его местонахождение. Коралловый язык Сентая уже болтался где-то с левой стороны клыкастой пасти, так что о перегреве можно будет некоторое время не беспокоиться. Рельеф стал более каменистым и неровным, так что и это тоже замедляло волков. Сентай старался ступать быстро, но аккуратно, дабы не повредить свои лапы на смех здешним обитателям. Также Клык периодически поглядывал на состайника. В общем, глаза глядят в оба, уши на макушке и всё такое прочее.
Чрез некоторое время местность стала рваной и появлялось всё больше высоких выступов, а солнце всё больше и больше напекало шкуру. Хотя, как раз-таки эти высокие разломы, а именно их длинные тени спасали волков от самой жары, надежно укрывая светлые шкуры от солнца.

0

4

=====> Памятные Холмы

Волчица аккуратно пристроилась на вершине одного из каменных гребней. Они был похож на большие разломы, но Хилдер и понятия не имела, как называется это скалистое место. У неё, худощавой волчицы, была лишь одна цель – найти брата. Задача не из простых, но Хилд надеялась на успех. Вперед, после препятствий из камней, располагались леса, реки и озёра. Слева, темнота и мгла, так пугающая молодую волчицу – самочка ни на мгновение не задержала на тех землях взгляд, любопытность и храбрость покинули худой дух. Тяжело вздохнув, Хилдер наполнила свои лёгкие горячим воздухом, обнадёживающе облизнулась и начала вертеть головой из стороны в сторону, дабы осмотреться. Словить запах не получилось, но рядом с лапами волчицы, в крохотном слое песка, она заметила следы брата. Наверняка, он пошёл вниз, но склон такой резкий, покатый. Как он себе шею не свернул? А если свернул? Хилдер от испуга зажмурилась и помотала мордой. Нет, не бывать такому. Распахнув золотистые очи, Мелкая побрела вниз. Ей казалось, что немного впереди она видит братца, который, накрытый волной храбрости, скачет козликом по тропинке, ведущей куда-то вниз. Временами она скользила, тормозила, оставляя когтями борозды на притоптанной земле. Запах Тэма всё чаще появлялся в том направлении, в котором она шла. Хилдер начала воодушевляться и бесстрашно подумала, что если так и дальше пойдёт, легко найдет брата по запаху, используя лишь один свой нюх и внимательный взгляд.
Только стоило Хилдер отвлечься на свои мысли, как левая лапка невольно подвернулась и худенькая волчишка повалилась на один бок, от чего лёгкое туловище и задние лапы подскочили высоко над упавшей на землю головой. Хилдер почувствовала, как её заворачивает одна лишь закреплённая лапа, и вот уже задом вниз, Мелкая скатывается по отвесному склону. Пыль проникает в рот, в нос, в глаза, в уши, но фыркнуть и сглотнуть не выйдет, пока она на большой скорости протирает тропинку. Вместо поворота внизу, она вылетела на вираже в кустарник и взвизгнула. Выбираясь из зарослей, Хилд поняла, что ничего не сломала, только поцарапала подбородок, лапы, от подушечек до локтей, а ещё лысоватый и без того живот. Волчица выбралась на кусочек травы и улеглась на нём.  Сильнее, как ни странно, пострадала лапа, которой Хилдер пыталась удержаться. Зато, левая теперь неприятно хрустела при шаге, но как показывал крошечный опыт, после сна заживёт. Лёжа в тени ещё одного кустарника, с золотистыми отблесками на шерсти, Хилдер впервые понимала, что воздух стал свежее – вода-то, впрочем, не далеко. Поднимая морду на тропу, по которой Хилдер скатилась, она так же осознала, что могла просто умереть, но ей повезло. Такая высота! Пора идти, точно. Мелкая поднялась, отряхнулась, представила какая ущербная на вид и пошла по запаху брата. Через две похожие вершины, через гряду скал. Хилдер застыла в тени тех самых близнецов, когда услышала вой. Прометей, точно, совсем не далеко. Слетом другой вой, незнакомый. Хотя, что уж говорить, для Хилдер всё было в данный момент не знакомым. Она лишь радостно завиляла хвостом, но устало наклонив голову, побрела туда, откуда слышала вой брата. То и дело волчица смотрела на небо, голубое и чистое. Видела только птиц, которые пугали её. Вскоре, она дошла до небольшой расщелины в скалах и почуяла, что нашла место. Ей захотелось снова лечь в тени, закрыть глаза и уснуть, но она не дома, нет. Поэтому, она, похоже, вообще начала забывать об усталости. Расщелина была длинной, но Хилд держалась, лишь жадно хватала языком воздух. Разлом в породе кончился, а брата не нашла. А если она заблудилась? Наконец, Мелкая полностью покинула расщелину и увидела очередную гряду скал, а в тени одной расположилось знакомое чёрное пятно.
– Прометей! – Только воскликнула Хилдер и всю усталость, хоть и на время, словно лапой сняло! Волчица счастливо поскакала к другому волку, яростно размахивая хвостом. Глаза волчонка просто сияли, ярче солнца в небе. – Нашла, нашла!

Отредактировано Хилдер (2014-06-14 07:34:46)

0

5

И вот, я в полном одиночестве, лежу среди огромных каменных глыб. Утешает одно, что в тени нахожусь, а не на солнцепеке, иначе, солнечный удар мне обеспечен.
На мой вой никто не откликнулся, что ввело меня в некое недоумение. Так и надо, не фиг шляться где не попадя. Начал ругать себя, мысленно. Так далеко, я еще не уходил, и, видимо, не зря. Сам удивляюсь в кого я такой непослушный, да еще и бунтарь. Иногда, думаю, что я вовсе не из стаи Южного Берега, а подкидыш какой-то.
Я поднял голову вверх, когда немного вылез из укромного местечка. Птицы и не думали разлетаться, видимо, к обеду готовятся, только  им не по зубам буду, точней нужно выразиться иначе, но не знаю как. Пусть только попробуют спуститься вниз, все перья по выщипываю и поджарю на камушке. Я не злой, но бывают времена, когда мне совсем скучно, обычно в такие моменты Лост выручал, который куда-то пропал, как и остальные волки, даже не попрощался. Во мне затаилась детская обида на взрослого друга. Раньше в стае было полно волков, порой даже не удрать из лагеря, так как могли заметить и пресечь, мою попытку к бегству, а сейчас редеет стая. Кто-то, умирает еще не вкусив жизнь, другие, от черной хвори, третьи, от зубов и лап других хищников, ну и кто-то, как я, взял и заблудился.
Немного полежав и подумав о безысходности своей жизни, я приподнялся от прохладного камня и полностью вылез из укрытия. Будь, что будет - пронеслось в моей больной головушке. Я было потерял надежду, пока не услышал знакомый вой, это был, кто-то из взрослых, скорей всего самец, так как вой грубоватый и отрывистый. Вот и славно, приключения заканчиваются, сейчас получу по шее и вернусь в прохладное логово. - Пронеслось у меня в голове, и тут же, хвост пришел в движение. Я был очень рад, что меня найдут. Уже предвкушал встречу с Новой, которая не так давно, проводила разучительную беседу на тему: " О вреде гулянок по собственному желанию, в детском возрасте".
Немного погодя, вовсе пришел в восторг, на горизонте заметил фигуру Хилдер, а затем и голос её услышал. Сестрица стояла на каменном выступе, поэтому я немного заволновался, дабы она оттуда не слетела кубарем.
- Ты что тут делаешь? - произнес я с неким недовольством и недоумением.
О своей шкуре, я могу и не волноваться. Сам, прекрасно знаю, на что иду, а эта балда, увязалась за мной, чего я никак не ожидал.
- Спускайся сюда живо, пока кто-нить тебя не заклевал. Только будь осторожней, камни здесь не устойчивы. Да и идти уже пора, итак долго ждал - невозмутимо, сказал я, не сводя глаз с мелкой.
Я громко завыл, точней, как только мог, дабы искать было проще, тому волку. Сам не понял, от куда доносился тот вой, поэтому решил дождаться сестренку, ну и спасителя или спасительницу, не суть важно, главное, чтобы пришли.
С сестрой мы всегда были разными, я более бойкий и любознательный, как и должно быть, ведь я парень. Сестрица же, была спокойной и тихой, от нее практически не было проблем, так как она послушна, да и больше времени была с матерью. Никогда бы не подумал, что она пойдет за мной, ведь Хили, считает мои выходки не опрометчивыми и глупыми, поэтому не ходила со мной, а оставалась в стайном логове. Не понимаю, чего там интересного, сидеть целыми днями и ждать, когда тебя выпустят погулять по окрестностям. Хоть я и не понимал сестру, но всегда беспокоился и присматривал за ней, ведь она последняя, кто остался из моей семьи. Братец, куда-то исчез и не вернулся, не знаю что с ним, но после того монстра, что я видел на предгорье, боюсь, что братца в живых-то нет.

0

6

Конец сезона

Все неотыгранные события можно перенести в раздел флешбеков.

0

7

--->> Вне игры

28 день Пятой Луны. 31 год.

Он вальяжно развалился на одном из миниатюрных горных хребтов, что был по площе, подставляя холеную шкуру солнцу. Ленивым, хозяйским прищуром обводил золотой тигр окрестности, но никто не смел нарушить его покоя, кроме птиц, безбоязненно примостившихся рядом с хищником. Видели, как тот недавно изволил утолить голод аккурат на подступе в взгорью, придушив нерасторопного молодого барашка. И с благодарностью приняли более чем щедрые остатки с барского стола - мяса на костях осталось предостаточно. Зефиос не испытывал трудностей с пропитанием практически никогда. Так уж повелось с самой юности играючи добывать дичь, потому что его мать, искусная охотница, передала сыну свое мастерство чуть более, чем полностью. Даже сейчас, когда сила тигрицы клонилась к закату, она без проблем могла прокормить себя.
По непроницаемой морде кота пробежала еле заметная тень улыбки, когда он вспомнил о матери, к которой питал самые нежные чувства. Как, впрочем, ко всему своему семейству. Кровное родство занимало важнейшее место в системе ценностей Зефиоса. Он любил своих собратьев так, как может любить бесконечно далекий, не компанейский зверь подобных ему одиночек. Трепетно, глубоко в душе, несмотря на внешнее хладнокровие и отрешенность. Ценил их.
Птицы, окружившие золотого тигра, негромко переговаривались между собой, с некоторым любопытством косясь на оного. Видимо, ожидали продолжения банкета. Однако, тот не спешил оправдывать их мечты, и с безбрежным спокойствием, неподвижный, как скалы, на которых лежал. Величаво подняв массивную голову, он подставил ее солнцу, мурлыча под нос старую, как мир, песню.
- Солнце я видел, в сиянии ярком, все мысли в нему обратив...
  Солнце я  видел, и чудилось мне -то великий Бог, пред ним я склоняюсь...

Зефиос был заядлым культистом, одним из тех, что почитали небесное светило, дарующее миру жизнь. Мать говорила, что неспроста он рожден с золотой шкурой - его отметило Солнце. Добрый знак. Ходили легенды о счастливцах, кого опалил его свет. Славные герои, отчаянные храбрецы и былинные силачи, выручавшие собратьев в беде, были примером для Зефиоса долгие годы. Да и сейчас он любил послушать о них, если выдавалась возможность. Жаль, что в последнее время встречалось мало бродячих скальдов, готовых потешить историей за сухую пещеру в непогоду, да половину кабана. Платить рассказчику за труды Зефиос никогда не скупился.
Тигр повел лапой, свесив ее над обрывом.
Кажется, за камнями мелькнуло нечто белое... Показалось?

только не "начало", а дата х)

Отредактировано Zefios (2014-12-30 12:58:03)

+1

8

--->> Вне игры


Основ для раздумий было более чем достаточно. Новые члены группы, львы, говорили о волках - убийцах. По их рассказам наши сородичи были просто ходячими убийцами и не щадили род кошачий. Но вот вопрос. Они нападают только на кошек или вообще на всех? Если тот волк, с глазами внушающими страх, гнался за мной, чтобы убить, тогда ответ был однозначным... Или придётся бороться или мы все здесь поляжем.
Лоста и Грегора не устраивали наши новые союзники, но в них была необходимость. Во - первых они имели историю о волках - убийцах, а значит наверняка знают или наслышаны о их особенностях и повадках. Ну и во - вторых, пусть это не правильно и до этого мне не хотелось бы доходить, но всё же... Львы были некой приманкой для волков - убийц, а значит теперь наткнуться на них не составляло большого труда. Конечно гривастых отдавать им в зубы я не собиралась. Лишать кого - то жизни не в моих принципах, но рисковать здоровьем придётся...
Я брела куда - то далеко и в голову не приходило мысли об опасности, о тех же самых волках - убийцах. Опрометчивых шагов делать не хотелось, но сейчас, по сути, они получались сами собой. Мою белую шкуру куда - то несло и несло, до тех пор, пока я медленно, но верно не набрела на скалистые разломы.
Зрелище было не из душевных, смотря на это не хотелось остаться здесь, чтобы отдохнуть и подумать о чём - то лёгком. Грубо говоря, здесь мне не хотелось бы быть в дождливый период, когда с каждым новым шагом есть вероятность подскользнуться и угодить головой на острый камень. Совершенно не весело, не правда ли?
Не знаю, хотела ли теперь я остаться здесь, обдумать всё, побыв в одиночестве, среди этих гордых изломов... Однако мне всё же предстояло здесь провести какое - то время, потому что моё внимание привлёк один объект кошачьей натуры.
Моё тело невольно напряглось на несколько секунд, но когда тигр обернулся в мою сторону, то шерсть на моей холке начала медленно опускаться.
Не могу сказать точно, но я определённо не испытывала никакого раздражения при виде Зефиоса. Да, я запомнила его имя, более чем... В прошлый раз наша первая встреча закончилась на не совсем приятной ноте... Сейчас в воздухе витал лёгкий запах добычи, да и птицы, окружившие кота говорили мне о том, что только что они не плохо пообедали за счёт другого.
- Зефиос, - поприветствовала я полосатого зверя и сделав несколько шагов в его сторону остановилась, присев, прекрасно зная, что информация, которую я собрала у себя в голове, может сейчас пополниться.
- Удачно поохотились? - чуть направив морду в сторону костей убитого травоядного поинтересовалась я.
Голос мой был спокойным и учтивым, с нотками доброго приветствия, но ввиду последних событий, я уж точно не светилась от счастья.

+1

9

Мелодичное гудение резко оборвалось.
Его глаза опасно сузились, когда белая фигурка выступила из за нагромождения высоких валунов, подтверждая тем самым, что зрение не подвело. Всего на мгновение, стоило их взглядам пересечься, под шкурой рыжего заходили крепкие мышцы, а передние лапы с выпущенными когтями цепко обхватили каменистое ложе. Зефиос быстро признал в волчице знакомую и расслабился. Она была исключением из правила, которое гласило: кликнешь волка, а явится стая, что служило небольшим бонусом для нее. Группа псовых - это сила, с которой приходилось считаться даже ему, а вот по одиночке они ничего из себя не представляли. Нельзя сказать, что по своей сути он склонен к конфликтам, однако обстоятельства бывали разными, и пару стычек с превосходящими силами противника он помнил отчетливо. А вот по-одиночке волки в здравом уме редко отваживались приближаться к тигру ближе, чем на пятьдесят верст. Побаивались. Трудно их осуждать за это.
- Комильфо. - Негромко поприветствовал ее кот, однако причудливая акустика разломов усилила голос, что эхом заходил в многоступенчатых лабиринтах. Видимо, наученная прошлой встречей, волчица поняла, как найти подход к полосатому педанту, вооружившись всей доступной манерностью, которой обладала. Золотой тигр повел плечами в ответ на вопрос об охоте, мол, как видишь, и с легкой задумчивостью посмотрел на гостью. Размышлял, стоит ли предложить ей отведать мяса с остова барана, благо, его там осталось предостаточно. Он мерно подергивал кончиком хвоста в воздухе в такт своим мыслям. Решил, что не стоит. Оскорбится. По его меркам, доедать чужие объедки было презренным делом, низким, которого достойны лишь падальщики и немощные старики.
Зефиос принюхался, встопорщив усы.
- От тебя разит львами. - С едва ощутимым неудовольствием заметил Светлый, смотря в ее глаза. Песочные коты были не самым уважаемым слоем населения для золотого, что подобно псовым собирались в стаи, будто бы не способные выжить по одному. И если волкам и прочим шакалам это простительно в силу их скромных габаритов, то этим детинам попросту стыдно цепляться друг за друга, как котятам за мать. Особенно самцам, сидевших на шее у самок. Где их гордость, хотелось бы знать?
Выходит, в окрестностях объявились еще и львы. Зефиос тихо фыркнул, отворачиваясь от белой, и устремляя взгляд на горизонт, как будто соперники, претендующие на его землю и дичь были уже на подходе.

Отредактировано Zefios (2014-12-30 16:53:51)

+1

10

После фразы о львах я усмехнулась, как то по доброму, но всё же с неким парированием в адрес тигра.
- От меня теперь так будет часто... разить, Зефиос. - сделав акцент на слове "разить" ответила я.
В голосе не было раздражения или недовольства. Я говорила правду, а если хочет общаться, пусть привыкает к новому запаху. Если честно, я как то сама не заметила присутствие нового запаха... В любом случае он скоро выветриться, однако это ненадолго. В голову тут же пришла мысль о том, как там сейчас Лост и Грегор... Хоть бы опять не начали драться с гривастыми иначе и первым и последним попадет, для кошаков я теперь тоже лидер и если мне что - то не понравится я не буду это скрывать от их мохнатых огромных морд.
Однако, не секрет был в том, что я была сторонницей разрешения проблем словами, а не физическим методом... Сил мне не хватало против любого сородича то выступить, а тут эти махины. Но силы мне явно были нужны, пусть и не в моём лице, но под моим контролем. Мне нужны были крепкие тылы и это было ясно как день.
- Могу я тебя кое о чём спросить? - чуть прищурившись обратилась к тигру я смотря на его профиль не отрываясь, как бы требуя, чтобы он повернулся ко мне мордой. Мне необходим взгляд с глазу на глаз. Когда собеседник не смотрит на меня, мне кажется, что он врёт... Но это уж свои маленькие принципы, которые для меня играют определённую роль...
- Ты слышал что - нибудь о... волках - убийцах? Страшные и опасные волки, которые группой нападают на кошачьих и ... убивают... Мне о них львы рассказали, даже на лопатки уложили утверждая что я одна из них, - немного усмехнулась, на выдохе, скривив улыбку и посмотрев на пару секунд себе под лапы... вернула взгляд на Светлого, -... я видела сегодня утром одного волка... у него были бешеные глаза, а потом он увидел меня и сорвался с места, побежав в мою сторону. Я, конечно же, рванула от него... Не знаю что за волк... Но потом пришли львы и стали рассказывать мне о массовых убийствах львов и целых семейств... Найдли... о тех самых волках - убийцах...
И в этот момент,  почему то подумала о том, что Зефиос сможет мне помочь... Нет, даже не так. Он сможет помочь мне разобраться во всём, направить на верный путь... Вдруг он знает что - то... Почему то мне захотелось довериться ему и будто я была уверена, что он даст мне ответы на все вопросы... На самом деле мне сейчас этого очень не хватало.

Отредактировано Комильфо (2014-12-30 19:12:55)

0

11

Он хмурился, невидящим взглядом бороздя пустынный ландшафт.
- Часто? - Золотой хлестнул свернутым в кольцо хвостом словно плетью, прижимая уши к голове. - Мне ли, посланнику великого Солнца делить свои владения с шелудивыми бродягами? Бездомными оборванцами, без чести и принципов? Мне ли?! - В каменно неподвижной фигуре Зефиоса только нервно подергивающийся хвост выдавал клокотавшую в нем ярость. Волчица с такой легкостью обмолвилась о новых соседях, что невольно заставила призадуматься о том, какого рожна она не выпроводила пришлых туда, откуда они вылезли. Это было бы самым простым и логичным исходом для обеих сторон... - Союзники? - Тигр угрожающе прищурился, упрямо глядя вперед. - Вот как... - Интересно, каким образом Комильфо уломала чужаков к мирному сосуществованию? Что пообещала?
Он, погруженный в невеселые мысли, ощутил на себе пристальный взгляд и не заставил себя ждать. Повернувшись, кот пригвоздил к земле волчицу взглядом холодных серых глаз, и не отвел их ни на секунду, пока та рассказывала о своих напастях. Сказать, что его выражение было недобрым, значит, не сказать ничего. Что за аферу устроила белая, невинно сидящая перед ним, со львами - вот это вопрос первостепенной важности. А все эти россказни о волках-убийцах и прочей чепухе... Ему показалось, что она просто заговаривает зубы, увиливая от главной, и, что характерно, опасной темы.
- Не только слышал. - Кратко обронил золотой тигр, сохраняя визуальный контакт, от которого цепенели многие. - Все вы, волки, убийцы. Каждый из вас убивает для охоты ли, для развлечения ли - велика разница? Другое дело, что жизнь антилопы для вас сущий пустяк, а жизнь собрата - весомее всех антилоп Офирита... - Философски протянул Зефиос, невесело усмехаясь в усы. Псовые спесивы, не ценят жизни тех, которыми кормятся, считая только себя недостойными могилы. Он же ценил жизнь в каждом из его проявлений, подобно Богу-Солнцу, взращивающему всех существ, от мала до велика в своем ослепительном сиянии и тепле. Оно бывало жестоким, выжигая непокорных или слабых, очищая мир.
Таким был и Зефиос.
Если верить белой, на его земле объявились душегубы, разрушающие все вокруг лишь потому, что могли. Нехорошо...
- На юге, где стелются бескрайние прерии, раньше жили львиные семьи. - После продолжительного молчания заговорил он. - Пока не пришла твоя братия. - Лаконично закончил золотой, умалчивая о красной от крови земли и неба, темневшего от полчищ вьющихся над побоищем воронов. Под братией он имел в виду волков, которых считал, в целом, однородными, не делая различий по стаям и характерам.
Эти аспекты его не интересовали.

+2

12

Все вы, волки, убийцы.
- ну опяять старая песнь... Я недовольно закатила голубые глаза к небу и покачала головой. Проделала я всё это, пока Зефиос взирал вдаль. Не хватало мне ещё ощутить его когти на своей шкуре, однако эти кошки уже начинали действовать мне на нервы. И даже моё ангельское терпение имело грани.
Вновь переведя взгляд на Зефиоса я не переставала слушать его, как никак, но он мог сказать  что - либо новое для меня... Ну вот и сказал. На юге жили львиные семьи... Значит волки начинают гнать кошачий род с сих земель. Ну вот тут я с ними не согласна. Какими бы противными и несговорчивыми были эти гордые пушистые комки, с ними можно было договориться. Я же договорилась, даже с тремя сразу, однако это было нелегко и не совсем можно назвать "договорилась", но они сейчас под моей лапой, в любом случае... А тут просто какая то болезнь, если они их вырезают... Видимо здесь ещё страшнее болезнь, чем Чёрная Хворь на Южном Береге.
Видимо мне придётся научится петь песни про себя, когда говорят о жестокости волчьего рода, чтобы не слышать этого, пока другие высказываются...
- Убийцы... Что ж, так устроена природа, не тебе ли лучше других знать об этом? ...мыслитель
Я считала светлого достаточно умным и весьма особенным, но даже он не отказывался от идеи волков - убийц, хотя у него были доказательства.
- Ну и..? - сев на мохнатую белую пятую точку я решила вывести тигра на заключение, - будешь бегать от НАС, если ты любишь обобщать?
Я говорила спокойной, без ноток наглости или самодовольства, мол, чего ты хочешь то от меня теперь? Нет, мне действительно хотелось знать, что у этого кота в голове, кроме красноречивых рассуждений. Что он намерен делать дальше? Будет бежать от всего этого? Или может в одиночку пойдёт защищаться?
Не думаю, что это выход. По рассказам Найдли, против стаи этих бешеных волков с горящими глазами, выходить одному бесполезно. Наверное я попытаюсь уломать светлого вступить в наши ряды, но пока, по моим речам, этого слышно не было. Не было намёков, предложений, мне просто нужно было знать какого лично он мнения о волках, историй на сегодня мне предостаточно о жестокости и дикости МОИХ СОБРАТЬЕВ.
Ничего, наступит время и весь этот кошачий род признает, что волки различны и так же, как и они сами, бывают дурны и умны, опасны и миролюбивы. Сейчас выступать за нашу правду не было мне смысла, но вот позже... просто нужно время, нужно уметь ждать и я готова к этому.

0

13

Было ли для него оскорбительным считаться убийцей? Отнюдь. Все те, кто питались мясом, так или иначе ими являлись. Суть заключалась в том, что некоторые признавались в этом честно, а другие обманывали себя, называя убийцами тех, кто убивал их собратьев. Вот и вся разница. Зефиос, в отличие от большинства, был честен как с собой, так и с миром.
- Даже убивая, я созидаю. - Обронил золотой тигр, обводя взглядом окруживших его птиц, сидевших на отвесных склонах очень близко к нему. Он отнял жизнь у барана, но подарил ее и себе, и пернатым. А еще насекомым, которые обглодают с костей все до последнего. Хорошая смерть, не напрасная, она была в порядке вещей. Простая и правильная. И Зефиос не ставил свою жизнь выше его жизни, несмотря на то, что был сильнее и умнее копытного. Потому что все смертные равны не тогда, когда умирают, но и тогда, когда живут. Душа ценна сама по себе, сколь долго иной зверь не убеждал себя в том, что только он достоин места под солнцем. Таковой была логика самовлюбленных глупцов, коими полнится Офирит.
- Ты слишком большого мнения о вас, если думаешь, что мне есть до этого дело. - Качнул массивной головой тигр, странно сверкнув серыми глазами. Комильфо ходила по краю крутого обрыва, косвенно относя его к трусам, а себя - к хозяевам положения. Слишком самонадеянною И опрометчиво. Он допускал возможность того, что волчица не вполне корректно задает вопросы, и поэтому был мягок в суждениях. До поры.
- Угрожаешь мне? - Прямо спросил светлый, приподнявшись над землей для того, чтобы сесть. Он выпрямился во весь немалый рост и обернул лапы хвостом, неподвижный и чопорный, как судья, готовый вынести приговор. Что ему стоило перешибить хребет голубоглазой и выставить поломанное тело на всеобщее обозрение, в назидание другим? А потом передушить каждого из ее шайки по одному, очищая свой дом от чужаков? Верно, ничего. Стоило хорошенько подумать, прежде чем противопоставлять себя истинному владыке здешних земель. То, что Зефиос уважал жизнь не значило, что он мягкотел и безобиден, о нет. Он мог жесток, как безжалостное солнце пустыни, испепеляющее растения и зверя.
С таким, как он, мирно сосуществовать можно было только при двух условиях - взаимоуважении и равенстве. Служить Зефиос не станет. И отступать перед опасностью - тоже.

Отредактировано Zefios (2015-01-02 15:24:26)

0

14

Ты слишком большого мнения о вас, если думаешь, что мне есть до этого дело.
Думаешь? По мне казалось, что это всего лишь защита... Каждый будет защищать свой род, каким бы он ни был, разве не так?
Это был спорный вопрос. Я не знала, как Зефиос относится к своим собратьям. Готов ли он защищать их или же спасёт лишь свою шкуру? Я не старалась защитить волков - убийц о которых все говорят мне, о которых я могла бы уже свихнуться, я защищала тех, кто ушёл со мной от Вальда. Мне не нравилось, что Зефиос и те львы, которые теперь были в моей группировке, смешивали их с помешанными на крови львов, тигров и кого ещё там?
Напряжение в воздухе нарастало, это было ощутимо, однако мне не хотелось этого, совершенно.
Я старалась утихомирить разбушевавшееся "море" кипящего масла внутри Зефиоса, потому как я чувствовала его холодные голубые глаза на моей снежной шкуре. "Ещё не хватало драки мне. Ну уж нет, мохнатый, на меня ты лапу не поднимешь"
Угрожаешь мне?
Ну вот... ну вот у этих кошек мания, всё переворачивать вверх тормашками? додумывают себе, а потом мы знаете кто? Волки - убийцы! арарарр! Такие страшные и опасные! А они, бедные овечки, которые за своим грозным оскалом скрывают страх. Пусть мы в их глазах убийцы, но мы не привыкли поджимать хвост перед опасностью. Стая - вот наша обитель и защита. Именно поэтому эти кошки - одиночки бояться тех обезумевших. Они обречены, если будут так горды. Им бы остановится и образумиться, для начала.
Я посмотрела на Зефиоса, который тоже решил присесть. Смотря в его голубые глаза с полным спокойствием, я хотела, чтобы он услышал меня, именно чисто меня, а не то, что мог нарыть в моих фразах находя там двойной смысл, обман... Пойди теперь, пойми этих кошек, однако я и раньше с ними не больно контактировала.
Ну и зачем мне это? Вот сейчас я сижу здесь, перед тобой, абсолютно одна, без защиты... И ты предположил что я могу тебе угрожать? Извини, но я ещё в здравом уме...  - я посмотрела на передние лапы и хвост, лежащий справа, потом вернула взгляд на тигра, - и тебе не кажется, что я немного не похожа сумасшедшего на волка - убийцу?

Отредактировано Комильфо (2015-01-02 19:56:35)

0

15

- Так иди и приголубь того, что чуть не сожрал тебя утром. - Насмешливо фыркнул тигр в ответ на нелепицу. Ишь ты, защитница. Странные они, эти волки, как в речах своих, так и на деле. Полосатое племя живет поодиночке, и чуждо ему селиться кучно, друг у друга на головах, подобно львам или псовым. Они привыкли рассчитывать на себя, не переваливая груз ответственности на чужие плечи. В этом их сила. - Моя семья защитит себя сама, а не справится - помогу. У нас не принято совать нос в чужие дела и беды без разрешения. - Напутствовал Зефиос, испытующе глядя на белую. На его памяти никто посторонний не интересовался кошачьим бытом, богатство которого, как ему казалось, было достойно всех сочиненных песен и мифов. Он немного лукавил, открещиваясь от сородичей общепринятым этикетом, где каждый был сам за себя. Золотой, бесспорно, помог бы каждому нуждающемуся, который попал в беду, совершенно искренне и безвозмездно. И если бы пришла беда в чужие земли, он без раздумий отправится на выручку, даром что тамошние обитатели будут долго отказываться от лишней пары лап. Потому что семья превыше всего. И недостойных среди своих он не знал.
У Комильфо одно на уме - пресловутые убийцы и ее имидж, который те портили. Нездоровая зацикленность на своей персоне вызывала как минимум насмешку. Он-то не зависел от чужого мнения, и мерилом для него была совесть и принципы, а уж как на это другие смотрят - неважно.
- Это сейчас ты одна. - Негромко возразил он, наклонив голову так, что подбородок едва не казался груди. Должно быть забавно они выглядели со стороны: согбенная тигриная туша нависла над легковесной волчьей да расспрашивает, не угрожают ли ей. - Я в поле воин, но нынче мало кто чтит законы честной борьбы, предпочитая наваливаться гурьбой.  - Глаза его затуманились, когда он припомнил схватку с тремя матерыми волками там, южнее, где этих тварей несметная тьма. Тяжко пришлось с этими змеями, бросавшимися трусливо, со всех сторон, да и приемы у них подлые - порвать сухожилия на лапах и только потом куражиться над обездвиженным. Чудо, не иначе, помогло ему проучить нахалов. Интересно, далеко те уползли с перебитыми хребтами?...
- Хорошо, коли так. - Обронил Зефиос, восстановив контакт с реальностью. - Можешь считать себя хоть невинным агнцем - твое право. - Отмахнулся золотой тигр, не имеющий никакого желания играть в бессмысленные игры. - Но скажи мне вот что: зачем же ты пришла? - Если это не переговоры, не диктовка ультиматума, то что?

0

16

  Путь до разломов и вместе с этим окончательный уход с земель Южного Берега дался гораздо легче, чем я мог ожидать. Это не могло не радовать - моя цель находилась теперь где-то совсем близко, и первостепенной задачей становилось не терять голову при подходе к ней. Ведь чаще всего именно так и случается: видя то, к чему долго стремился, сразу начинаешь пасовать и теряться в выводах, из-за чего упускаешь свою птицу удачи, так и не поймав её за хвост.
Предо мной предстал интересный и удивительный пейзаж: далеко за горизонт раскинулись скалистые выступы, перемежающиеся с низменностями и растекшейся по ним широкой рекой. Под вечерним солнцем это выглядело особенно завораживающе; мраморного цвета утёсы, словно разверзнутая в оскале пасть дикого зверя, крутым спуском сползали вниз, к выжженным равнинам, покрытым местами жухлой травой. Я остановился на одном из уступов на самой границе Разломов с Памятными Холмами. Черта, за которую лишь Комильфо решилась наконец ступить, пусть пренебрегая всеми горячо хранимыми устоями и запретами Южного Берега.
Полюбовавшись немного медленно закатывающимся за скалы солнцем, я принялся спускаться вниз, осторожно ступая по камням и стараясь попросту не съехать с утёса. Передвигаться здесь, несмотря на всю красоту местности, было довольно сложно - то тут, то там казалось бы пологий спуск мгновенно превращался в крутой обрыв, местами даже нависающий над землями внизу. Возможно, безопаснее было бы обойти эти расщелины внизу, у оснований, чем карабкаться по ним, как по волнам на бурной реке. Однако в таком случае я рискую пропустить чего-нибудь важное, ведь сверху, с очередного высокого каменного пласта, я могу хорошенько оглядеться по сторонам, дабы хоть немного сориентироваться на местности. Вдобавок не стоило забывать и о моём невольном "хвосте". Чисто чтобы поразвлекаться можно было попробовать измотать его постоянными подъёмами и спусками - он напрягается гораздо больше моего, тратя силы ещё и на то, чтобы оставаться незамеченным.
Спустившись вниз и пройдя некоторое расстояние по ровной земле между скалами, я вновь оказался перед высоким каменным пластом. Каиниты выбрали не самую лёгкую дорогу для своей группировки, и, надеюсь, у них была для этого веская причина. Не очень сейчас хотелось пылить свою шкуру и стирать в кровь лапы об острые камни, да и возможность сломать себе что-нибудь в падении отнюдь меня не радовала... Я старался перемещаться лёгкими прыжками, пользуясь своими длинными лапами как рычагами для подъёма тела по практически отвесному уступу. Один неверный шаг - и вполне можно сорваться вниз... Остановившись на несколько секунд для того, чтобы немного передохнуть, я мельком глянул вниз. Немаленькое уже расстояние от земли, но и до вершины ещё надо постараться добраться без каких-либо помех.
Помедлить в таком случае можно было и наверху утёса, поэтому я продолжил своё восхождение, оценивая каждое место, куда ставлю лапу, во избежание нежелательного обвала...

0

17

Чем дальше становились Памятные холмы для нашего героя, тем большее напряжение охватывало его разум, а подозрения никак не давали ему покоя вместе с сомнениями. Куда уж без всего этого стремиться к успеху? Двести раз отмерь, один раз отрежь. Мало того, что моральная нагрузка была велика, так еще надо было просчитывать каждый шаг, чтобы не оступиться невзначай в своих действиях.
Когда Сириус окончательно отдалился от Холмов и ступил на Разломы, он с облегчением заметил, что тут много разных валунов, также подъёмы и спуски. Его глаза уже находили возможные укрытия, а сердце усмирило свой взволнованный темп. "Здесь у меня меньше шансов быть замеченным, потому что можно скрываться за камнями", подумал волк, легко улыбнувшись самому себе. "Но с другой же стороны.... все эти взлёты и падения, моральная нагрузка могут меня запросто вымотать в пути. Расслабляться я не думаю, но как тогда быть? Пожалуй, займу нейтральную сторону. С одной стороны буду экономить свои силы, но в любой другой момент тратить, использовать их по назначению. Наверняка, если Сантьяга станет взбираться по этим глыбам, следуя за оставленными следами Комильфо и остальными, то устанет, захочет отдохнуть, с тем отдохну и я, спрятавшись где-нибудь, чтобы меня не было видно, и пережду"
Утешения Бродяги для него самого стали "передышкой" от волнения и сомнений. Разведчик из лёгкой рыси перешёл в быстрый шаг. Он в пути не раз так делал с целью проверить, нет ли кого поблизости. Он шарил глазами по сторонам, но не крутил головой, потому что это заняло бы лишнее время и дало уйти цели. Никого не обнаружив, волк принюхался, слегка приподняв голову, но ничего нового не прояснилось за короткий миг. Но шпион заметил, что по мере приближения к глыбам камней, запах сразу нескольких зверей увеличивался. И это дало понять ему, что, придя на место, придётся изрядно попотеть. "Коли оно так, это не пугает меня. Я узнаю всё, что смогу, и отправлюсь обратно с хорошими или плохими вестями. Ведь, для этого я преодолевал этот путь?"
Сириус перешёл на рысь, увидев, что Сантьяга успел скрыться из виду. Волк следовал за ним, но взял немного левее, чтобы быстрее прибиться к какому-нибудь камню. Но спешка не главное, иначе неловкое движение повлечёт за собой шум, а дальше его может легко обнаружить цель. Шпион ступал легко, иногда притормаживая, спускался с холма. Поравнявшись с одним из валунов, разведчик спрятался за глыбу и молча выдохнул. Маленький перерыв перед тем, как придётся снова себя кидать в колею напряжений.
Бродяга, подождав немного, выглянул из-за камня. Старец приготовил для разведчика подходящую дистанцию, позволяя ему продолжить своё движение за ним. Шпион вышел осторожно из укрытия и стал красться по проходу, ожидая любого внезапного момента. Волк вдруг остановился и отпрянул за угол, увидев Сантьяга, который забирался без какой-либо помехи вверх по каменному пласту. Сириус отвернул морду, чтобы его не было видно, задумался, давая своей цели завершить начатое дело. "Хитёр старик", бранился в мыслях герой, "Повёл меня по сложному пути, надеясь вымотать. Он расчётлив, а я его недооценивал. Подъём явно меня задержит, но.... если мне посчастливится, то я успею забраться за ним, прежде чем он успеет скрыться из виду"

Отредактировано Sirius (2015-01-05 01:00:57)

+1

18

--->> Вне игры

28 день Пятой Луны. 31 год.

Солнце. Сегодня, впрочем, как уже многие недели оно было единственным спутником, неизменно, изо дня в день, сопровождающую гиену в ее скитании. Остановившись у самого края каменистого обрыва, она взглянула вверх и зажмурилась, ощущая как тепло – щедрый дар светила всем живущим, разливается по уставшему телу. Зверь рождается, живет, страдает и радуется, пока, наконец, его тело не растворяется в земле -  вся жизнь его проходит под неусыпным наблюдением безмолвного светила. Когда-нибудь не станет и ее, но Солнце, оно будет жить вечно, неизменное в вечно меняющемся мире оно продолжит дарить тепло и свет многим поколениям после нее – подумалось Сахихи.
Взмахнув хвостом от очередного порыва ветра, гиена бросила взгляд вдаль: на раскинувшуюся до самого горизонта и обрамленную скалами долину, в чреве которой блестела река, серебрясь в солнечных лучах, словно огромная рыба, выброшенная на берег. Утопающая в голубой дымке гора одиноким великаном высилась на горизонте. Так вот он какой, бывший дом... Именно отсюда когда-то ушли ее предки, боясь гнева гривастых кошек – может быть они же и вернулись сюда? За этим пришла Сахихи, но ответ на этот вопрос пока не был найден. Чахлые деревца и кустарники, упорно цепляющиеся за жизнь, редкая трава, странная почва похожая на пепел - эти земли походили своей суровостью на те скудные предгорья, в которых она родилась. Неужели это и есть те места, о потере которых все так сожалели?
  Новый порыв ветра принес на своих крыльях запах, заставивший гиену отвлечься от своих размышлений. Втягивая влажным темным носом воздух и поворачивая голову она силилась найти точное направление откуда он шел. Обоняние никогда не обманывало ее и сейчас оно подсказывало, что где-то тут находится пища – чей-то стол, но вот чей? Одинокий, презренный падальщик, беззвучной тенью следовавший за удачливым охотником в надежде собрать остатки пиршества – такой ей пришлось стать, потеряв свою стаю. Спустя месяца такой жизни она стала внимательнее, замечая то, на что ранее не обращала внимание и делая выводы из этого. В своей новой жизни она научилась даже быть благодарной и льву и леопарду за то что они существуют - мысль недопустимая для гиены. Кошки не едят кости, прочные связки и черепа им не по зубам. После волков же обычно не остается практически ничего, даже жалких крох, что могут насытить несчастную, одинокую гиену.
Пройдя сотню метров вверх по камням, Сахихи остановилась. Величавый ворон пролетел над самой ее головой, громко хлопая черными как смоль крыльями. Ворон тоже падальщик, и, так же как и Сахихи, он летит туда, где зверь утоляет свой голод. Растворившись среди высокой сухой травы, гиена следовала за тенями деревьев и булыжников, подбираясь все ближе к месту источающему столь приятный запах плоти.
Еле слышно зашуршали кусты, в тени которых мелькнула пара блестящих крысиных глазок, взгляд которых торопливо пробежавшись по камням и траве тут же нашел свою цель, остановившись на полосатой тигриной спине и белом пятне за ней.
"Волк и тигр!" - удивленно подумалось гиене, скрытой булыжником и тенью кустарника. Отсюда она могла видеть как вздымается полосатый тигриный хвост. О чем могли вести разговор столь разные звери? Такие же враги друг другу как гиена и лев. Невольно ей даже стало интересно это узнать и гиена стала вслушиваться в их разговор. Недалеко, в окружении птиц лежал остов от добычи. Но Сахихи была слишком осторожным зверем, чтобы действовать пока хозяин тут. Голодный, алча и желая поскорее насытиться сунется вперед позабыв об осторожности за что и поплатиться. Разговоры же рано или поздно заканчиваются, звери уйдут - каждый своей дорогой. Сахихи была терпеливой.

Отредактировано Сахисса (2015-01-05 21:24:38)

+3

19

Слова, слова, угрозы.
Это печально, когда тебя не понимают так, как хотелось бы тебе. Сейчас этот тигр явно не правильно понимал меня... а может просто не хотел понимать?
Однако я ещё до последнего надеялась выбраться из под его нагнетающего взгляда живой.
Но скажи мне вот что: зачем же ты пришла?
Я вздохнула глубоко, набрав в грудь побольше воздуха, дабы на несколько секунд остановится и прийти в себя, после этой загнанной "погони" слов хищника за травоядным. Мне как то захотелось начать разговор с новой ноты, более здраво, с более холодным разумом.
Я встретила тебя случайно, мне просто нужно было побыть одной и как - то всё обдумать, в тишине, в одиночестве,... но я рада, что встретила тебя, потому что, может быть мне есть что предложить тебе, но ты не должен воспринимать это за грубый жест.
Да, если он не слишком расположен к волкам, то моё предложение о вступление в группу может показаться ему глупым и смешным, после того, как он полил грязью весь мой род. Ах, кошки. Из этого следовало, что предлагать ему вступить в наши ряды было бы глупо, но вот союзничество, почему бы и нет? Я уже имею опыт с львиным родом у которых не отнимала свободы, так же, как и не отниму никогда ни у кого из Каинитов. Свобода это всё, для любого зверя. Меня в этом ограничивали и поэтому я остро чувствую когда её не хватает или её отнимают. Порой именно изъятие свободы перекрывает нам все мозги и мы не в состоянии мыслить так, как хотим, нам кажется, что многое не возможно и посему бесполезно. Бред! Бред, от которого я старалась высвободить Южный Берег, но меня, увы, поняли не все.
Я хотела бы... - тут мой голос прервался и я замерла на пару секунд.
Всё замерло, вместе со мной. Оторвав взгляд от тигра, я посмотрела сначала вправо, а потом влево. Всё моё тело напряглось. Я ясно чувствовала присутствие волков, где - то поблизости и ещё кого - то, похожего на волка но не совсем... Шкура на холке встала дыбом, а мышцы в лапах напряглись. Я чуть опустила голову к земле  и навострила уши, готовая услышать что - либо подозрительное. Потом вновь замерла, но тут же подняла голову и вытянулась в струнку, не убрав с лап напряжения. Я подумала, что смогу что - то увидеть, если подойду к краю... так я и сделала. Подойдя к краю пласта я увидела внизу что - то белое... а точнее фигуру белого волка... а после ещё одного.
Я тут же оскалилась и глухо зарычала, шкура на холке вновь поднялась.
Я не могла пока понять кто это. Если это волки -убийцы, то нам не сносить голов, однако я готова была попробовать отвоевать свою жизнь и выяснить наконец, кто же такие волки - убийцы и что она из себя представляют... А если не убийцы, то... неужели Южные? Что они здесь забыли тогда! В любом случае они вряд ли пришли с благими намерениями... Доверия нет ни тем, ни другим.

+1

20

Я мельком взглянул вниз, туда, где остался мой подневольный сопровождающий. Камни, трава, снова камни, утёсы, об которые многие до меня наверняка стёрли лапы в кровь... но белого нигде не видать. Неплохой из него, значит, шпион, раз всё же умеет держать себя на расстоянии и не позволять желанию закончить дело пошустрее взять верх над расчётливым и натренированным умом. Хотя видно же, что природа это своё дитя не для слежки задумывала - белая шкура, такая же, как у меня, выдавала волка на любой местности, совершенно не давая скрыться в траве или меж деревьев. Вот Бога был идеальным разведчиком, да. Мало того, что быстрый и выносливый, так ещё и угольно-чёрного цвета, более менее не выделяющегося меж кустов. И всё же... Белого нигде не видать. Скрылся, заподозрив, что я могу обернуться и вновь начать искать его глазами. Молодец.
  Я принюхался, надеясь интереса ради определить хотя бы примерное место его дислокации. Медленно, словно бы со вкусом втянув в себя воздух, я различил его запах, знакомый ещё с Памятных Холмов. Однако здесь витал не только он... ещё пара, и не сказать, что совсем уж незнакомых. Один волчий, один, похоже, какой-то крупной кошки, и один мне доселе неведомый. Но не этот новый для меня зверь сейчас больше всего взволновал, заставив чуть ли не радостно сузить глаза. Нет. Этот волчий запах, не того шпиона, а новый, исходящий откуда-то сверху... Старый, давно забытый, но всё же мне известный. Один из группировки Комильфо или даже она сама. Они выжили, надо же. Я просчитывал варианты моих действий и на другой исход, но раз всё для них закончилось хорошо, их смело можно отбросить. Теперь, значит, надо правильно появиться...
  Но, услышав шум и подняв морду вверх, я понял, что являться к отщепенцам с шиком уже поздновато. Он - вернее, она, - сама уже засекла ставшие чужими для себя запахи и теперь, как водится, встала на краю, встречая меня на своей территории. Что же, оперативно, придраться не к чему. Разве что к выражению её морды - не очень-то, кстати, дружелюбному. Я и не ожидал тёплого приёма со стороны ушедших, но чтобы сразу так, в штыки... По-моему, это было не очень разумно.
  Тем не менее, я, глядя на волчицу, обворожительно улыбнулся и вильнул хвостом, заранее показывая, что не намерен вступать в сражение. И лишь после продолжил неторопливое восхождение прыжками, надеясь только, что ей не придёт на ум скинуть меня вниз киданием камней...
Да брось, Сантьяга, кому такая глупость понадобится? В конце-концов, я пришёл поговорить ни много ни мало о своём вступлении в группу исследователей... Думаю, им до сих пор нужны волки. Хотя бы для того, чтобы дать достойный отпор возможным врагам.
  Через некоторое время я уже был почти на самом верху, предусмотрительно остановившись в опасном для меня положении - камни, на которых я стоял, в любой момент могли поползти вниз, - но зато в нескольких метрах от волчицы. В которой я совершенно внезапно узнал саму Комильфо. О, значит, так будет ещё проще. Неизменный лидер. Хорошо. Очень хорошо... Я упёрся лапами в землю и выпрямился, насколько мне позволяло неустойчивое положение, дабы выглядеть соответствующе при столь важной персоне.
- Комильфо, - мягко сказал я, учтиво кивнув в её направлении, - рад видеть вас в добром здравии. - Я слегка наклонил голову вбок и отвёл глаза в сторону, приметив там, довольно далеко от края плиты, лежащего на земле золотистого тигра. Легко улыбнулся, вновь возвращая взгляд волчице и спокойно, дружелюбно глядя ей в глаза. - Позволите? - я кивнул на край уступа, явно намекая на то, что мне вообще-то в таком положении слегка неудобно вести светские беседы.

Отредактировано Сантьяга (2015-01-06 01:20:53)

+1

21

Ни то, ни другое - случай, вот что привело белошкурую в неприветливые, облюбованные солнцем и ветром места. Что ж, поверим на слово. Он не ставил цели проливать попусту кровь, как могло показаться притихшей под пронзительным взглядом Комильфо. Спокойствие, не знавшее конца и края, не покидало полосатого ни на секунду, делая любые опасения необоснованными. Зефиос миролюбиво прищурился и тактично отвел глаза в сторону, сознавая, что мог непреднамеренно запугать волчицу. Когда на тебя с нездоровым энтузиазмом пялится в четверть тонны по неволе может сделаться неуютно.
- В самом деле? - С доброй усмешкой поинтересовался кот, памятуя о предыдущей вербовке. В прошлый раз попытка не увенчалась успехом. Интересно, чем она попробует склонить его на свою сторону теперь.
Белая замерла, а после затравленно огляделась, будто ожидая нападения. Он же с нескрываемым любопытством следил за ее беспокойством, расслабленно покачивая хвостом, как маятником. Зефиос не боялся. Будучи полноправным хозяином этих земель, он не страшился никого, уверенный в том, что сможет дать отпор кому угодно, вне зависимости от силы и количества противников. Свои притязания нужно отстаивать. И он к этому готов.
Золотой тигр потянул носом воздух, чуть приоткрыл пасть, выбирая из уймы различных запахов те, что могли испугать Комильфо. Пыль, жухлые травы, застаревшая кровь, куча пернатых, "кучи" баранов... И солнечный пес. Гиена. Светлый видел их мельком, когда проходил сквозь их территории, но близких контактов не имел. Ему не соперники.
Идем дальше.
Волки. - Их испугалась? - Это уже больше походило на правду, принимая во внимание рассказ о недоброжелательных чужаках. Полосатый, находившийся на самой высокой точке хребта, взглянул в ту же сторону, что и волчица, однако заметил лишь смазанные белые пятна. Видимо, это и были незваные гости.
Полосатый обернулся назад, высматривая еще одну фигурку для полного счета, однако та, видимо, была умнее и затаилась неподалеку, опасаясь большого зверя. В принципе, такой поворот его устроил бы, если он находился здесь в одиночку, но вот с волчицей... Светлому не нравилось, когда за ним шпионили.
- Не трону. - Гулко произнес золотой тигр в сторону прячущейся, которая, по его предположениям, была куда ближе, чем волки. - Даю слово. - Он сильно сомневался, что гиена поверит ему, времена ныне не те... И нравы. Впрочем, бог с ней, с волками бы разобраться, а уж если это те, что душат все живое в его владениях... Лучше им поостеречься, видит Солнце.
Быстро же оные штурмуют скалы.
Появившись на подступах к облюбованному тигром плато, чужак сделал ровно две ошибки. Первая заключалась уже в том, что он сюда пришел. А вторая, она же главная, в неверной оценке ситуации, а именно того, кто здесь владыка и к кому по этикету следует обращаться первым. Зефиос, сидя неподвижно, словно статуя, зарычал. И рык его по звучанию напоминал лопающиеся струны.
Хозяин требовал объяснений. А не последует - полетит белый к подножью так же быстро, как забрался.

Отредактировано Zefios (2015-01-06 01:49:34)

+1

22

Сириус внимательно слушал, как взбирается старец по склону. Его цель вот-вот должна достичь финиша и устремиться далее в путь, как тут Следящий различил в тишине подозрительное рычание. Откуда оно? На миг-другой шпион впал в панику, вжавшись в камень так, что чувствовал на себе холодную поверхность, и медленно стал припадать к земле. Но, чу! Ужели он ошибся и принял поспешное решение?
- Комильфо, рад вас видеть в добром здравии.
По голосу, думал Бродяга, это мог быть сам Сантьяга. Да, определённо. Шок, что наш герой перенёс пару мгновений назад, не давал ему прийти в себя. Вроде бы рык, а он многое значил для шпиона. И первые вопросы, что ударили бешеным потоком в голову волка, были: откуда? Как? Но и тень разочарования постигла расслабленную душу. «Ведь», как думал он, «меня могли в два счёта раскрыть! Этот рык я принял за разоблачение очень быстро, но оно на самом-то деле являлось не тем, чем казалось. Извлекаю следующее из этого: не делать никогда поспешных выводов. Не паника в таких ситуациях решает дело, а разум» Постепенно, вся эта кутерьма исчезла, потому что являлась мимолётным заблуждением разведчика.
Сириус не думал вставать, а чуть опустил морду к земле и стал слушать разговор далее. Но вместо слов послышалось гулкое, но едва различимое рычание. На этот раз разведчик себе спуску не дал, а стал обрабатывать информацию. Звук доносится с той стороны, куда направлялся старец. Значит, пока шпиону не грозит опасность, может, ни к нему даже обращено было «приветствие». «Но с другой стороны всё может быть наоборот», напомнил он сам себе. Волк замер, чуть дыша. Любой неверный или резкий шаг сейчас сулит ему гибель, и герой держал себя в «узде». Если он стоит на месте, не перемещаясь из одного места в другое, не занимая разные позиции, может, это плохо? Но с другой стороны, если он сделает один шаг в верном или не верном направлении, его могут засечь, ибо взор обращён именно в то место, где стояла цель героя, а, значит, и к нему самому.

0

23

Звери, словно два хороших знакомых, вели учтивую беседу меж собой. Не было слышно ни рыка, ни раздраженного фырканья, отсюда было видно, как полосатый тигриный хвост покачивается из стороны в сторону, иногда ударяясь о камень – но не более. Большие звери были слишком горды, чтобы снисходить до разговоров с малыми. Так чем же волк мог так заинтересовать тигра? Властью? Они и так могущественны. Дарами? Тому, кто может убить самую крупную дичь, живя в богатстве и роскоши, они неинтересны. Угрозами? Дерзить, бросая искру на сухую траву, будет лишь глупец, большие звери слишком высокомерны и вспыльчивы, чтобы уступить без крови, пропустить удар по собственной гордости для них недопустимо.
Волк стал озираться, ища что-то глазами – Сахихи показалось, что он напрягся... Неужели ее заметили? Замерев за камнем, гиена проследила за тем, как волк прошел к обрыву и остановился у края. Но нет, что-то другое привлекало его внимание. И тигр, и волк смотрели в ту сторону, пока, наконец, из-за камней не показался тот, к кому было прикован взгляд двух пар глаз. Еще один белый волк – край его морды она могла видеть отсюда.
Тигр неожиданно обернулся назад, вальяжно и, казалось бы, расслабленно. Сахихи торопливо пригнула голову, спрятав нос, и подалась чуть назад, за серый, такой неинтересный булыжник. Громкий раскатистый голос, пронесшийся над камнями спустя пару секунд, заставил сердце дернуться – тигр обращался именно к ней.
Эх, вот так вот и заметили ее... Не иначе этот богами проклятый куст колючки виноват в этом. Высунув морду она тут же вздрогнула от неожиданного звука - тигр зарычал, заставив несколько птиц взлететь. Но гиена немного успокоилась увидев что смотрел тигр теперь не в ее сторону – взгляд его был прикован ко второму волку. Поняв, что прятаться далее бессмысленно, гиена выступила вперед из-за спасительной сени кустарника. Если хочешь быстро заиметь себе врага - оскорби его гордость, поэтому Сахихи не стала делать подобную ошибку, обращаясь к тому кто по ее мнению был сильнее:
Всего лишь презренная падальщица, ищущая среди моря лжи острова правды и пищу, которая сможет насытить ее после долгих скитаний, – смиренно проговорила она, учтиво поклонившись спустя десяток шагов, осторожная, но не пригибающаяся к земле подобно шакалу. – Идя каменистой тропой меж этих утесов Сахихи увидела тигра и волка, говорящих друг с другом и это невиданное зрелище посеяло в ее голове зерна удивления.
Вот так просто и спокойно. Какое дело орлу, летящему в небе до копошащихся где-то там, внизу, воробьев и крыс? Ни лев, ни тигр не будут тратить силы на того, кто уйдет от одного лишь брошенного в его сторону грозного взгляда. Нет, не тигра следовало ей опасаться, а волков – эти стремительные ястреба могут быть очень жестоки к тем, кто нарушает границы их владений, гоня прочь и лису и шакала, всех тех, кто охоч до любой их дичи. В чем-то они были даже более опасны, чем львы и тигры, равные гиенам в силе и амбициях, оттого и смотрящих на них как на конкурента, а не как на мошку, зависшую у морды. Гиена перед тигром – ничто, перед волком же – соперник.
Она оставалась достаточно далеко, чтобы оставаться в относительной безопасности, но теперь могла видеть этих зверей в подробностях.

Отредактировано Сахисса (2015-01-07 02:32:08)

+1

24

пост не учтен системой

Порядок отписи в локации
Первая очередь: Zefios, Сахисса
Вторая очередь: Комильфо, Сантьяга, Sirius

Примечания
Лимит ожидания поста: 4 дня.
Персонажи находятся в прямой видимости друг друга (за исключением Сириуса), расстояние между очередями персонажей - несколько десятков метров.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

w

0

25

Всё таки это были не волки - убийцы, однако радоваться я не стала. Заключила лишь про себя, что останусь живой... скорее всего. Зефиос чуть отделился от меня, я повернула голову в его сторону и тихонько кивнула в знак того, чтобы он был на чеку, однако на мою помощь он может рассчитывать... С другой стороны тигру от волка помощи мало, но в любом случае, спину ему я готова прикрыть.
Не уделяя Зефиосу особого времени, я почти сразу же обернула голову обратно, голубыми глазами смотря на поднимающегося волка. Он был мне знаком, это точно Южанин! А точнее, если я помню правильно его имя, его звали Сантьяга. Не была с ним в близких отношениях, от этого и не знать мне было, что от него ожидать. "Кхес бы тебя побрал, волчина! Чего ты явился сюда?"
Эти мысли отразились новым приглушённым и предупреждающим рыком. Я была полностью уверена, что он здесь не случайно. "Наверняка Вальд, этот серый старик, доверил ему такую работу... проведать нас! О, что вы! Как это благородно... А что у тебя за спиной, приятель? Шайка Южных, которая хочет вырезать нас?"
Не могу сказать, правильными ли на тот момент были мои мысли, но в первую очередь за меня говорил инстинкт самосохранения, не более. Я немного немало боялась за свою группу. За волков, в особенности, потому что Вальд вряд ли даст им второй шанс, а значит может убить. Мы ему больше не нужны, да и я поклялась не возвращаться...
Сантьяга поднялся и остановился у подножья пласта, потому что на краю его стояла я и не давала возможности пройти. Мои глаза внимательно следили за ним, стараясь вот - вот прочитать в его зеркалах души подвох. А он был на поверхности. В его голосе! Что за манерность?!... что со мной происходит? Мне захотелось спустить его со скалы, перед этим прокусив глотку... Швырнуть его вниз, как бездыханную плоть только что пойманной дичи. Я была агрессивно настроена, кончик моего хвоста нервно ходил из стороны в сторону. Неужто я так бесповоротно отрицательно отношусь к Южанам теперь. Однако, возможно это говорил во мне тот самый Лидер и Совершенная, как называет меня Грегор... Я будто чувствовала необходимость охранять всю свою группу, которой сейчас со мной не было. Я сейчас готова была защищать и тех львов - невежд, да и Зефиоса. Всех, кто находился, можно сказать, за моей спиной сейчас, в моих мыслях. Я что - то отгораживала от Сантьяги, по сути пустоту, но для меня эта пустота была всем... даже больше, чем всем.
Я сделала шаг назад и чуть в сторону, чтобы дать белому волку встать ровно на все четыре лапы. Каким бы он мне не казался, а стоять мы должны на равных условиях, даже в прямом смысле. При всей этой перестановки я не сводила глаз с белошкурого посланца.
- Довольно! - пресекла его я на остальных возможностях лести и приветствия. Было так сладко, что аж першило в горле, а ощущение было просто противное. - Что тебе здесь надо? Вальд прислал? Ну и что же он обещал за наши шкуры, мне интересно. Титул? Защиту? О, а может лекарство от Чёрной Хвори! - последние слова я прорычала, проговорила сквозь плотно сжатые зубы.
"Уходил бы ты по хорошему! Сколько можно уже предупреждать о том, что тебе здесь не рады."

Отредактировано Комильфо (2015-01-09 15:47:49)

0

26

Рычание тихим громом покатилось на меня сразу с двух сторон. И тигр, и волчица, видимо, находились в данный момент не в самом хорошем расположении духа и гостей отнюдь не ждали. И вдруг, понимаете ли, является какой-то странный волк со стороны Южного Берега и приветствует Комильфо, как свою старую знакомую! Не знаю правда, отчего это золотистый так взъерошился в мою сторону? Судя по тому, что его гортанный клокот послышался сразу же за словами, адресованными мной Комильфо, он был не доволен моим к нему пренебрежительным отношением. Разумеется, такого я за собой не наблюдал, просто элементарно не выдалось времени как следует поприветствовать данного представителя кошачьего племени. До этого я стоял в, скажем, не совсем удобном положении для разговора, отчего не счёл требующимся проявить вежливость и к золотому. Вот и всё, никакого неуважения. Видимо, тигр оказался другого мнения. Что же...
- Прошу прощения, что сразу не обратил на вас внимания, - практически игнорируя оскал Комильфо, обратился я к полосатому, одновременно с этим забираясь на один уровень с волчицей и становясь в более удобную позу в нескольких от неё шагах. Помня правила учтивости, я склонил голову перед тигром в уважительном жесте, - добрый вечер.
  После, потеряв интерес к сидящему достаточно далеко, и поэтому не представляющему ощутимой угрозы тигру, я переключил всё своё внимание на Комильфо. И, судя по всему, вовремя: уже по одному только выражению морды белой можно было понять, что мне здесь не рады. Не гонят - уже хорошо. Остальное можно наладить, не прибегая к силе - именно это называется умением дипломатии, которая сейчас очень мне пригодится. Агрессивно настроенные, звери не так хорошо обрабатывают информацию и порой делают неверные выводы. В моих силах не допустить подобной оплошности.
  С должным вниманием выслушав гневное обращение ко мне волчицы, я коротко вздохнул, слегка прижимая уши. Не люблю, когда меня обвиняют. Ещё больше не люблю, когда меня обвиняют в том, в чём я не виноват. Вальд прислал? Что за чепуха... я никогда не стремился занять место рядом с вожаком, да и, честно говоря, не питал к нему ни симпатии, ни особого отвращения. Пустышка был этот ваш Вальд... не в моей кондиции бегать за ним хвостом и выпрашивать титулы, защиту и прочие вещи, что так манят молодых и неопытных волков. А вот своим предположением о лекарстве против Хвори волчица вызвала во мне лёгкую, контролируемую вспышку гнева. Ни один мускул не дёрнулся на моей морде, даже взгляд не выдал раздражения, что на мгновение промелькнуло глубоко в душе. Уж так вышло, что с самого детства я научился прятать эмоции под маской спокойствия и вежливости. Пусть так и останется навсегда. Лекарство от Чёрной Хвори... оно никогда не интересовало Вальда всерьёз, иначе бы он не воспринял так в штыки уход Комильфо и её собратьев из стаи.
- Вальда больше нет, - равнодушно произнёс я, глядя ей в глаза. Мне нечего скрывать перед лидером группировки - всё прошлое, связанное с Южным Берегом, меня более не интересовало, - он исчез почти месяц тому назад. Последовал за своим сыном, также пропавшим без вести, - предугадывая хотя бы тень удивления, которая должна была поразить Комильфо при подобных известиях, я неспешно продолжил, - с момента вашего ухода, Комильфо, многое изменилось. Южный Берег... Не знаю даже, что старого в нём осталось помимо названия. Что до меня... я не связан более с этой пропащей стаей. Хотите верьте, хотите нет, но я покинул её ради того, чтобы двигаться вперёд, а не бесцельно крутиться на месте, ловя за хвост трон вожака. Помнится, вы и ваша группировка некоторое время назад поступили точно так же. Я не шпион, а скорее изгой. - Я легко улыбнулся, вспомнив одну занимательную вещь, и понизил голос так, чтобы следящий за мной волк не услышал этого. - Кстати насчёт шпионов. За мной прибыл "хвост", не спорю. Но вряд ли он способен сделать хоть что-то катастрофичное, скорее, его ведёт желание просто-напросто выслужиться перед новым вожаком стаи. Для вас угрозы нет, и от меня в том числе, - я опустил морду, прикрывая глаза так, чтобы упереться взглядом в камни между передних лап волчицы, ожидая её ответа. Есть вероятность, что она поверит мне сразу... Был бы здесь Тамир, он непременно просчитал бы её. Но прозорливого аналитика рядом нет, и приходится рассчитывать на слепую удачу. Скорее всего, Комильфо примет мои заверения за ложь. Слишком быстро всё произошло. Слишком быстро случилось то, чего в душе ожидала вся стая, но боялась назвать хотя бы точку отсчёта для новой эры. Неизвестность всегда пугает неискушённых...

Отредактировано Сантьяга (2015-01-10 00:01:49)

0

27

Ох уж эта слежка за целью, ох и рисковое дело. Сириус, конечно, находился сейчас на нейтральной позиции, в отличии от говоривших волков, но всё может в любой короткий момент измениться. Волк заранее всё обдумал, чтобы потом не вести суждения, а целенаправленно двигаться "по ветру".
- Довольно! Что тебе здесь надо? Вальд прислал? Ну и что же он обещал за наши шкуры, мне интересно. Титул? Защиту? О, а может лекарство от Чёрной Хвори!
Тон, на котором говорила Комильфо с Сантьягой, не внушал доверия главному герою. Доверие или не доверие, а важнее получаемая информация. На данный момент ничего не было, кроме бестолковых слов, искалеченных иронией и сарказмом. "Ужели можно так долго ругаться? День не удался, что ли?", фыркнул про себя разведчик, слушая вожака Каинитов.
- Прошу прощения, что сразу не обратил на вас внимания, добрый вечер, - стал говорить Сантьяга.
Интересно, кому это? Нет, это явно не Комильфо. "Странно", заметил про себя разведчик. "Почёт можно отдавать только вожакам или вышестоящим по должности, я не слышал слов возмущения от того, к кому обратился старец", предположений у Сириуса было множество, но он решил пока их оставить про запас. Может, сама ведущая стаи представит Сантьяге вслух тех, кто сейчас с ней заодно.
Далее тот, за кем хорошо следил Бродяга, стал вводить в курс дела волчицу. Шпион пропустил мимо почти все слова старца, потому что в них не было ничего стоящего, но про себя выделил некоторые моменты сказанного. "Чтобы наведаться в новую стаю необязательно оскорбить старую. Я не думаю, что Комильфо ушла из Южного берега, только потому что там все гоняются за престол вожака, а потому что ей важнее было найти противоядие. Однако, она не обобщала, как обобщил ты", мысленно укорил разведчик говорившего. "Всё что угодно скажет, лишь бы ему поверили" Шпион откинул свои упрёки и стал слушать дальше.
Если бы услышать, но ничего, кроме бормотания, расслышать Сириус не мог. "Неужто этот старик сказал про то, что видел меня на Памятных холмах?", кольнуло неприятно героя внутри. Разведчик заволновался. "Но, быть может, это что-то другое? Более личное? Уж не знаю, посмотрим на реакцию Комильфо, а там будет видно"

0

28

Тигриный рык превратился в низкое, недовольное ворчание, клокотавшее в широкой груди. Он не сводил пронзительных светлых глаз с чужака, разошедшегося елейной речью да неуместными ухмылками. Нагло. Поступать следует осмотрительнее, исходя из расчета на то, что не каждый привык к таким вольностям. Комильфо тоже была не в восторге от гостя, хоть и позволила тому встать с нею вровень.
Зефиос, дождавшись отклика от белого, пренебрежительно фыркнул, поворачиваясь к волчьему племени спиной. Его слова отчасти задобрили кота, но несмотря на это, радости от появления еще одной физии на облюбованном им плато не наблюдалось. Мало того, что они решили выяснять отношения там, где он намеревался отдохнуть, так еще и считали это чем-то нормальным. Золотой чопорно воздел очи горе, будто прося дать ему терпения, что было на исходе. Досадливо насупив брови, он дернул ухом, когда заслышал обращенную к нему речь.
Солнечный пес, по-монашески согбенный, чутко ступал по камням, приближаясь. Морда Зефиоса прояснилась, стоило ему вслушаться в слова гиены - значит, еще не все забыли правила приличия и помнят древние законы. Без раздражения он взглянул на нее и едва заметно качнул лобастой головой. Оценил хороший тон. Конечно, ее слова вполне себе могли быть неискренними, надиктованными здравым смыслом, однако главное было в другом - та соблюла формальность. А соблюдение подобных легких в исполнении законов он очень ценил.
- Что-то кончается... - Пробормотал золотой тигр, медленно сметая лапой птичьи перья, которые подхватил ветер и понес прочь. С появлением новых лиц представительство пернатых основательно поредело. Видимо, остались самые смелые. Или глупые. Как знать?
Удивление гиены закономерно. Он бы и сам удивился, понаблюдай себя со стороны.
- И начинается. А теперь я говорю с тобой. - Зефиос потянулся и опустился на камень, вытянув лапы вперед. - Много ли правды ты желаешь услышать? - Спросил он, чуть склонив голову к правому плечу и с прищуром глядя на искательницу. Разговор за спиной перестал занимать его чуть более, чем полностью, он даже не вслушивался. Все внимание обращено к Сахихи, застывшей в паре десятков метров от него. Необычный зверь. Необычные речи. Так ли она проста, как хочет казаться, кротко приравнивая себя к стервятнику?

0

29

Мне было действительно интересно, о каких дружелюбных встречах мог думать белый волк. Явился, от лица Южного Берега, тычет, можно сказать, мне в нос, что у них Вальд куда то затерялся... Искренне рада, но мне то какая от этого беда? Лишь мысль о том, что не от имени серого пришли про мою душу.
Кстати насчёт шпионов. За мной прибыл "хвост", не спорю. Но вряд ли он способен сделать хоть что-то катастрофичное, скорее, его ведёт желание просто-напросто выслужиться перед новым вожаком стаи.
Я посмотрела вниз, на край каменного пласта, где несколько минут назад находился Сантьяга, в предверии того, что возможно увижу эту наглую морду.
- Пусть слушает, мне нечего скрывать, а если не трус, то пусть предстанет перед нами или он стеснителен? - достаточно громко высказалась я, чтобы шпиону было хорошо слышно. Я вновь перевела взгляд на Сантьягу.
- Так кто же теперь вожак? - более спокойным голосом, но не без ноток самоуверенности спросила я. Всё таки сто процентов верить белому я не могла, а с другой, зачем ему врать мне? В любом случае его приход был как минимум странным.
- Ты говоришь о движение вперёд... Поспешу тебе напомнить, что мы совершаем новое движение, а не вперёд. Мне нет интереса тащить за собой мохнатые зады Южного Берега. Все те, кто последовал за мной, почти забыли о своей родине и ты должен это понимать, так как это нелегко... Почему ты решил прийти к нам именно сейчас, а не тогда.
- Он прошёл такой нелёгкий путь, чтобы найти нас... Возвращаться обратно нет смысла, он может и не выжить...тоже самое касается и этого чёртового шпиона. Интересно, это вожак, так печётся о своих состайников, что побоялся выпускать за "границы" в одиночку одного волка или он... или он боится меня. О, Каинит, кто же? - ухмылка про себя, - кто же, скажи мне, этот новый дурак, который, как видимо, ничего не изменил. Оказался таким же слепым, вот его и оставили на месте и, раз Сантьяго пришёл один, поддерживают его взгляды... а может они его страшатся? Южный Берег гиблое дело, до тех пор, пока там не свершиться чудо... А если я ошибаюсь, то умереть мне от их лапы.

Отредактировано Комильфо (2015-01-14 18:26:57)

0

30

Я терпеливо ждал, пока Комильфо обдумает все мои слова и убедится в их правдивости. Да, верить каждому без разбора нельзя. Но что мне скрывать, зачем врать? Быть может, она считает, что Южному Берегу так уж нужно напакостить Каинитам, отобрать у них всё то, что они успели или не успели найти? Нет, что за глупости; Южному Берегу сейчас - по моему мнению - ничего не было нужно. Слишком сильно завязли волки в своих внутренних политических дрязгах. Слишком сильно ещё напряжение в стае, связанное со сменой незыблемого рода лидеров. Сможет ли Тарас достичь того, чего не достиг Вальд и потомки Араклеона? Кто знает, однако ждать, пока на вожака снизойдёт прозрение, я не собирался. Оттого и стою сейчас перед Комильфо, как дезертир на допросе.
  Неторопливо кивнул на её слова о шпионе, приняв их как должное. Что же... я ведь тоже не придал ему особого значения. Причём ведь неизвестно ещё, что это за волк. Может статься, что он вообще никакой не следователь, а просто притащился следом в надежде на лучшее будущее. В таком случае его ждёт небольшая толика разочарования.
- Род Араклеона более не правит Южным Берегом, - ответил я на вопрос о новом вожаке. Пусть сейчас это было уже не так важно, но если Комильфо так хочет узнать, что стало с её бывшим домом... я не против, - бывший добытчик, впоследствии Старший волк, а теперь - вожак, Тарас, захватил власть, пользуясь слабостью регента Вейна. Возможно, вам этот Смутьян знаком.
  Наконец страсти понемногу улеглись, и я смог хоть на чуть-чуть расслабить напряжённые мышцы. Внешне, конечно, это никак не выражалось, но понапрасну обращать тело в боевую машину надолго - вредно. Тем не менее, бдительности я не терял. Подобное было бы слишком опрометчиво в моём-то уязвимом положении да на чужой пока территории.
- Тогда я был почти также слеп, как и остальные волки стаи. - я легко, обворожительно улыбнулся, вновь поднимая глаза на волчицу и впиваясь взглядом в её морду. - Я поддерживал вашу инициативу с того момента, как только оказался о ней осведомлён. Однако - скажем так - в Южном Береге оставалось тогда слишком много того, что не давало мне разом всё бросить и исчезнуть. Теперь, - короткий вздох, - я могу себе позволить такую вольность.
  Ни одна мышца на морде не дёрнулась, лишь коротко дрогнули кончики ушей. Внешне совершенно нельзя было сказать, что в этот самый момент по мне ударила волна горькой тоски. Отец, которого я потерял... он не был достоин такой смерти. Погибнуть в бою, благородно, - вот чего желал этот непримиримый воин и философ. Но вместо того Князь просто высох, как растение, лишившееся влаги. А я помочь не смог. Не сумел... Нельзя позволить подобному случиться с кем-нибудь ещё - жизнь Ортеги, Боги, Доминги и Тамира теперь только в моих лапах.
- И я всё же хотел бы - с вашего позволения, естественно, - пополнить собой ряды группировки. Только за этим я сюда и пришёл, право слово, не будем же оттягивать момент. Разговоры разговорами, а я обязан услышать точный ответ. - я буравил волчицу пронзительным взором стальных глаз. Откажется она сейчас или нет - всё равно дороги домой для меня уже не существует. Да и дома как такового тоже. Идти некуда, пока я не отыщу лекарство от Чёрной Хвори. Ведь вернуться к своим с пустыми лапами много хуже, чем не вернуться совсем. Знаю, позиция кажется мнением труса, но видеть, как умирает ещё кто-то из моей семьи... Нет.

Отредактировано Сантьяга (2015-01-15 19:01:49)

0


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Разломы