Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Нижний Тэмен » Тэменский хребет


Тэменский хребет

Сообщений 1 страница 30 из 48

1

http://clickscreen.ru/screens/4/5eb7cb51.png
Огромная каменная гряда, на которой практически ничего не растет. Но несмотря на это, здесь часто можно встретить хищных птиц, гнездящихся в разломах и выступах. Лапам наземных существ здесь ходить тяжело из-за неисчислимого количества резких обрывов и обвалов.

Ближайшие локации:
- Зубья Тэмена (Асур)
- Пески (Асур)
- Тэменский хвост (Нижний Тэмен)
- Обвал (Нижний Тэмен)
- Тихий пруд (Нижний Тэмен)
- Драконьи пещеры (Нижний Тэмен)
- Спуск (Нижний Тэмен)

0

2

пятая луна, тридцать первый год


Уже несколько дней Кали с Амоном пересекали Выжженную гряду. Место это было ужасно - сухая почва, неровности рельефа и редкие, пугающие выкрики хищных птиц. Страх к ним Кали питала ещё с самого своего мертворождения, хотя бы потому, что на территории предыдущей стаи водились орлы. Они скапливались в одном месте и нападали на любой движущийся объект. Местные птицы благоразумно скрывались днём и парили над головами мертвяков ночью. Ночью тут не так жарко, но деваться некуда. Волки не останавливались, им не нужна была еда или вода, отдых. Мускулы уставали от монотонности действий - подняться сюда, немного опуститься, пройти вперёд. Гряда была больше похожа на пустыню.
С другом все дела веселее. Амон был не чужой бурой, но её пугало его молчание. Ужасное, пустое молчание. В нём не было укора, не было стремительности мысли, не было ничего. В то же время предводитель не молчал, будто немой. Кали верила, что конец этому наступит тогда, когда они пересекут гряду. Просто это место нехорошее, в нём волков преследуют плохие мысли. Быть может, Амон вспоминает, как и она, своё прошлое? Бурая старается не отгораживать себя от того, что так навязчиво лезет "думаться", но старается уничтожать маленькие частички памяти - имена, названия мест, внешний вид кого-нибудь. Прошлое должно стать серым и безвкусным, чтобы от него можно было с лёгкостью отказаться.
Волчица была вынуждена смотреть себе под лапы. Она не была против того, что ей невозможно было увидеть закат или рассвет, палящее жёлтое солнце и голубые небеса. Всё равно этого всего оставалась небольшая полоска, если смотреть строго вперёд. Гряда будто бы вырастала у их носов, становилась выше. Самка верила, что потом не последует спуск, не придётся им ещё несколько дней идти по этому мёртвому месту. Мертвая она и есть мёртвая, но жизнь вокруг не должна от этого прятаться и исчезать.
Кали поморщилась, наступив на небольшой камень. Камни тут не были острыми. Они были круглые и шерховатые. А волки и так стёрли подушечки лап, и каждое соприкосновение с камнем было болезненным. Перестав думать о том, какой всё-таки вред был нанесён лапе камнем, Кали решила продолжить попытки заговорить с Амоном. О чём может говорить этот волк? Такие типы зачастую разговаривают только о том, что знают. Он хорошо знал места рядом с Мостом, ушёл туда немногим раньше их... Но есть ли сейчас смысл спрашивать о нём? Амон был немного похож на Могрима. Немного много, просто волчица сомневалась, можно ли живых сравнивать с покойниками. В степени "сильно похож". Это, по её мнению, могло приблизить Амона к могиле.
- Чувствуешь, как стало влажно? - спросила бурая. И правда, солнце с каждой минутой припекало всё меньше и меньше, потому как не пробивалось за плотные тучи. Огромные рваные куски неба. Кали не хотелось сейчас дождя. "Пусть просто будет прохладно и без солнца". Дождь она не любила ещё в предыдущей стае, но с приходом в новую она его возненавидела. Жизнь показала ей, что в дождь случается всё самое плохое. Кали нейтрально относилась к трудностям, которые могли бы появиться в её жизни, но не к смерти. Смерть была необратима, статична. Раз - и всё, больше никакого движения и изменения. Висит где-то твоя заснувшая душа. Дойдя до мысли о душах, Кали огляделась. Вдруг сейчас, в момент просветления ей удастся увидеть хоть одну? Но вокруг была лишь Выжженная гряда, от которой глаза успевали уставать за десять минут.
- Я бы не хотела присваивать это место, - сказала самка. Она владела заклинанием Присвоения. Поэтому и шла с Амоном в неизвестность. Бурая не знала, многое ли будет решать её голос, когда нужно будет прибрать местечко к лапам. Даже такое противное как гряда.

0

3

Пятая Луна. 31 год.
-------> Начало игры.
Амон уже потерял счёт времени, волк не замечал, как минуты перетекают в часы, а те плавно перерастают в дни; к этому, уже обыденному и не меняющемуся пейзажу, привык ярко-алый волчий глаз. Шествуя по камням, по этой пустыне, коей пока не было видно конца, Адлэр перестал замечать что бы там ни было; надо признать, что он на какое-то мгновение забыл и вовсе, что не один, что с ним шла Кали, исследовательница, которая хоть как-то морально, пусть пока и молча поддерживала самца. Волк понимал, рано или поздно придётся заговорить, тем более он вызвался быть правителем, быть лидером, а молчание при такой то чести должно отойти на второй план. Нельзя отрицать того, что хищник вспоминал прошлое, жизнь или каторгу под началом Дикого, каждый это представлял по-своему; Амон не считал его ужасным правителем, но его суровость, это вселение страха на всё что двигалось по методу силы и клыка не было особо любо бывшему крестоносцу. Бурый стремился теперь основать свою стаю, дабы показать, что слово тоже может сильно влиять на окружающих. Чем больше сила, тем больше и ответственность, это он и чувствовал. Да, физическое превосходство сразу было видно, даже если брать в пример Кали и Фауста, но всё же какие-то моральные принципы не позволяли правителю как-то оскалить на них клыки или повысить тон. Наоборот, сейчас они оба были самыми близкими для Адлэра, он был и будет готов защитить их, выступить вперёд ради их безопасности, это ли не цель правителя?
Мысли, их было слишком много, но и Выжженная гряда не позволяла им исчезнуть, словно заставляя повернуть обратно, сломать всё, к чему были направлены стремления и потрачено не мало усилий. В какой-то момент на некогда безэмоциональной волчьей морде показался оскал, а в ярко-алых глазах блеснуло искромётное пламя. Холодок проскользнул по густой шерсти, солнце скрылось за свинцовыми тучами, а над головами так и летали хищные птахи с острыми клювами и цепкими когтями.
В дурной голове Адлэра словно зародился какой-то план, в тот момент, когда Кали подала голос.
- Да, ты права, - отозвался Амон, поднимая голову и глядя на небо и свою спутницу. Глаза волка пристально смотрели на самку, поймёт ли она его или посчитает это пустым, бурый наверно никогда не узнает.
- Присвоить это место? Хммм... Удачно было бы в случае нападения, эдакое изматывающее испытание, насколько хватит ваших нервов... - Голос правителя был хриплым, но толика насмешки в нём прозвучала отчётливо.
"Конечно, Амон, у тебя старческий маразм? Самое время для шуток..." Уже пожалел хищник о том, что сказал, хорошенько постучав мысленно себе по голове.
- Надо пройти дальше, - плохой шутник моментально улетучился, уступив место мудрому волку, полагающемуся на своё чутьё. Амон немного сбавил шаг, отведя взгляд от исследовательницы, смотря теперь вниз, на землю. - Время для этого места ещё не пришло, но он ещё сыграет свою роль в этом мире, хорошую или плохую будет видно позже, а пока это такая проверка, повернём ли мы назад или будет радоваться тому, что пока есть... -
Такие слова, которые будут восприняты всеми по-разному, но Адлэр надеялся, что Кали поймёт то, что он хотел этим сказать...

0

4

Конец сезона

Все неотыгранные события можно перенести в раздел флешбеков.

0

5

Кагари. Асуран произнес эту фразу, это имя так, словно не намерен больше видеть свою подругу. Белошкурый совсем на секунду задержался, глядя другу в глаза, но не нашел ничего, кроме как кивнуть и улыбнуться. Только в душе от этой улыбки не легче. Что станет, если Асуран решит сменить цвет своих фигур на шахматной доске? Какой будет их следующая встреча?
Проводив волчицу взглядом вверх, Кира разворачивается и срывается с места. Казалось бы, такой большой зверь, да так быстро и точно двигаться просто не может, но Обвинитель летел по горным валунам и кручам словно по ровному цветочному лугу - быстро, перемахивая с камня на камень без особых трудностей, легко... и что самое интересное, успевал за крыльями своего орла. Это удивляло непосвященных зверей и заставляло восхищаться тех, кто имел представление о способностях Обвинителя. Но Кира всем этим не хвастался - он просто торопился, поэтому не разменивался на свои таланты, буквально летел, отталкиваясь даже от покатых стен. Он редко передвигался по земле, предпочитая полет, и Фридом был как нельзя лучше подготовлен к переносам крупных животных, был более вынослив, нежели остальные орлы Инноваторов. Большинство последних, кстати, вообще не используют своих спутников в качестве переносного транспорта, предпочитая беречь их для боев или дальних полетов.
Под лапами простирались огромные песчаные хребты, где едва можно было заметить пучки трав. Там даже негде было толком пройти, и лишь богам известно, как там перемещался Кира. Он настолько быстро анализировал предстоящий путь, что не задумывался о том, куда прыгнет в следующее мгновение, оттого его движения казались еще более необъяснимыми. Клекотнул орел только тогда, когда один из хребтов начал уменьшаться, втыкаясь в пока еще темнеющую в предрассветных лучах пустыню. Не так давно Кира здесь же останавливался и с Лилит... В этот раз Нео наверняка его не встретит.
Белый волк остановился, как только услышал орлиные призывы к привалу. Уставали вовсе не крылья, а лапы, которые находились в одном и том же положении и были постоянно напряжены. Небольшое возвышение над спуском в пески стало временной остановкой путешественников.
Белый волк встретил спускающуюся в орлиных когтях волчицу доброй и приветливой улыбкой.
- Ну как тебе, нравится? - спросил он, вильнув своим длинным хвостом. - Как тебя зовут?
Синеперый, тем временем, аккуратно опустил волчицу на возвышение, а сам взобрался чуть выше, расставив в стороны полусложенные крылья. Смотрел куда-то вдаль - видимо, караулил внезапный кортеж.

+1

6

Внизу быстро проносятся каменные стены Моста, равнинные территории… Иногда Рейкстрир кажется, что внизу она видит мелькающее белое пятно. Кира? Как так быстро и легко ему удаётся не отставать от стремительного орла? Впрочем, волчица не уверена точно, что видит именно Киру. Да и смотрит она туда не слишком часто: стоит взглянуть на землю, как сразу начинает кружиться голова, внутри всё замирает, и так и представляешь себе, как навернёшься вниз… и от этого суетишься, судорожно стараясь найти опору, мешая тем самым синепёрому. Потому Стрир больше смотрит вперёд, вверх, в пока ещё тёмное и тучное небо. Ветер бьёт в морду, чувствуется свежесть, свобода… Чёрно-бурая намеренно глубоко вдыхает и от наслаждения прикрывает глаза. О, нет, несмотря на все страхи, полёт – это прекрасное чувство. Прекрасное неописуемое чувство.
Пролетели они не слишком много, однако Фридом уже начал своё снижение. Оно и понятно, Рей-то не слишком легка. Что ж, для первого полёта, наверное, и вправду достаточно. Вопреки очередной боязни чёрно-бурой, орёл снижался вполне осторожно и не резко. Однако волчица всё равно закрывала глаза, не желая видеть пусть и не резко, но быстро приблежающейся земли. Два метра, метр... Стрир наконец касается лапами устойчивой поверхности. Её чуть шатнуло, однако равновесие сохранить всё-таки удалось. Качает головою, потихоньку приходя в себя. Да, эти минуты полёта - бесценны, но все же на твёрдой поверхности чувствуешь себя намного увереннее.
А Кира уже тут как тут, встречает! Неужто и правда его углядывала чёрно-бурая среди сливающихся видов земель?
- Это просто.., - Рейкстрир задирает голову вверх, открыто улыбается и чуть усмехается. Нет, она не в силах сейчас полностью совладать с эмоциями после полёта, слова смешиваются, мысли толком не формулируются, - Охх, да! Неописуемо.., - волчица вновь качает головой. Мог хоть кто-нибудь когда-нибудь подумать, что волки смогут как-то приручить орлов, а потом ещё и, буквально, летать на них? О, вряд ли, - И многие так у вас летают? - интересуется Стрир, кивая на Фридома, а после переводя взгляд на белого волка. Странно немного представлять такую картину: множество волков в когтях орлов куда-то летят. Но если действительно так, то... у этих волков есть доступ в любую точку Офирита. Вообще в любую. В том числе и к живым через реку.
- Рейкстрир, - представляется чёрно-бурая, шумно выдыхает весь тот набранный высоко в небе воздух, постепенно начиная успокаиваться. Снова верх берут размышления и молчаливость. Рей, чуть наклоняя голову, принимается по новой изучать Киру. Пришелец из далеких земель, член этого загадочного Суда. Что он может рассказать о мире? - Вы... где обитаете все? - осторожно начинает волчица очередной за сегодняшний день познавательный опрос. В этот раз уже не так волнительно, не так опасно. В спину чёрно-бурой больше не дышат разъяренные мертвецы, больше не угрожают жизни. А значит, сейчас от заданых вопросов уже не слишком сильно зависит дальнейшее существование Стрир. И не надо боятся за неудачно сказанное слово, белому можно задавать вопросы чисто из любопытства, и этот добродушный волк наверняка ответит на всё.
Чуть ранее Рейкстрир решила, что Асуран и Кира представители стаи за рекой, на юге. Итак, подтвердиться ли это? Живые вроде нигде более не обитают, а эти двое, они, - Живые, да ведь?

+2

7

Несмотря на свою внешнюю лучезарность, в душе Кира очень переживал. Конечно же, он никому об этом не скажет и не покажет этого, кроме одной... двух. Ему сейчас очень хотелось увидеться с Кагари и уведомить ее о решении Асурана, объяснить ей все, но в то же время... Асуран ведь должен сам это сделать. Сам объяснить и оправдать свой поступок хоть чем-то. Помнит ли волчица Исака? Поддержит ли она мнение Киры, что Асуран совершает серьезную глупость? Зная ее вспыльчивость и моментальный запал...
Вздохнул, переключаясь вниманием на Рейкстрир. Той, вероятно, было очень здорово после полетов с орлом - она ведь никогда этого не делала. На мгновение Кира задумался, припоминая слова своего черношкурого друга про эту волчицу. Те, которые не хотят войны и стремятся к дружбе с другими существами... Попадут ли они под одну гребенку Минервы, которая очень серьезно намерена свершить свой суд. Пусть не Судья, но она, и это ее право как первого помощника Судьи. Мог бы Кира спасти и эту волчицу от геноцида? Все зависит от нее самой.
- Нет, немногие, - отозвался Кира, присев и поглядывая на чуть более светлый, но все еще подернутый тяжелыми тучами горизонт. - Зависит от того, к чему приучен орел. Некоторые акцентируют внимание на его маневренности и скорости, поэтому не заставляют его таскать тяжести вроде себя. Фридом же приучен к мультизадачности, он должен уметь все, - весьма теплый, заботливый, даже скорее, любовный взгляд в сторону орла, который, как ни странно, на своего спутника и вовсе не смотрел. - Орлы - наши друзья, а вовсе не помощники или подчиненные. Мы не имеем над ними власти.
Голос Киры был по своему обыкновению тих, на морде присутствовала легкая улыбка, казалось, он ничем не был обречен, ни о чем не думал. Он взглянул на Стрир, ища ее заинтересованный и воодушевленный взгляд, и от нее снова поступил вопрос.
- Рейкстрир, - Кира в миг стал каким-то серьезным, словно был готов вылить все, что его мучило внутри; напряженный, но по-прежнему тихий голос продолжал говорить. - Асуран тебе рассказал, кто мы? - взгляд лиловых глаз был направлен ровно в глаза волчицы; кажется, он переживал за то, что та может и не смочь найти себя в той цели, которую преследуют Инноваторы. - Если ты готова смириться с тем, что ты перестанешь быть Мертвоземкой, не смотря на то, что физически ею являешься, то у тебя будет возможность действительно зажить той жизнью, к которой тебя тянет. Мы - не убийцы, - Кира подчеркнул последнее слово, слегка кивнув. - Мы делаем только то, что призваны делать - защищаем друг друга. Я призван защищать нас всех. И нет ни одного существа, способного помешать мне это делать, - морда повернулась к орлу, и Фридом тоже взглянул на Киру, словно услышал какой-то призыв. - С Фридомом или без, но я обязан защищать тех, кто мне дорог. У тебя - тот же путь.
Прикрыл глаза. Наверное, у Лаки получилось бы куда лучше, но Кире было просто необходимо сказать это именно сейчас, пока лагерь был еще очень далеко. Минерва должна встретить перед собой волчицу, которая будет готова умереть ради того, чтобы защитить своих друзей и близких.
- У тебя есть выбор, куда пойти: вернуться назад, к своим друзьям, либо... - снова взгляд в сторону бурой. - ...обрести новых и быть верным им. Я не могу и не имею права тебя принуждать - ты сама вольна решать, как тебе поступить.

+2

8

Интересный вид сотрудничества двух совершенно разных животных. Волчица переводит на несколько мгновений взгляд на Фридома. Они их как-то обучают, получается? Они общаются, понимают друг друга с помощью каких-то определённых жестов? И почему вдруг столь мощные пернатые существа соглашаются сотрудничать, а точнее, как выразился Кира, дружить с волками? Чёрно-бурой чуждо ещё это понятие, и понять и принять межвидовую дружбу, где выгоды одной из сторон, казалось бы, никакой нет, было сложно. И ей бы хотелось задать все эти вопросы, связанные с загадочными огромными цветастыми орлами, да только, видимо, остались ещё невыясненные вещи посерьезнее.
Кира быстро забирает инициативу в свои лапы, и вот теперь уже Рей сама готовится отвечать на его вопросы. Что рассказал Асуран?..
- Возможно, не всё то, о чём мне следует знать.., - тихо начинает волчица. Взгляд её бегает: то на Киру взглянет, то отведёт взор, на лапы уставится. Она почему-то не может долго и прямо смотреть на белого, словно боясь чего-то. Но не врать не собирается, нет, - Вы вроде как принадлежите к Суду. А Суд должен истребить всех мертвецов.
«И Ему всё равно, какими они могут оказаться». Жизнь в Мёртвой земле научила держать язык за зубами и не возмущаться. И Стрир молчит, не смея жаловаться. С этим фактом ничего не поделаешь, плакаться не имеет смысла.
Следующие несколько реплик Киры чёрно-бурая встречает как-то совсем безрадостно, можно сказать, даже слегка разочаровывается в этом волке. Получается, он думает так же, как все его стайные? Впрочем, что же ещё нужно думать о волках, собирающихся истребить всё живое на другом берегу реки. Но даже если так, во взгляде Рейкстрир всё равно можно заметить нотки горечи, укоризны. Будто она убийца какая, будто она так и жаждет пролить чью-либо кровь. Нет! Неправда! Чёрно-бурая ещё ярко помнит, как для того, чтобы сохранить свою жизнь, бросалась на волка, что впервые встретил её в этом мире, хотя совершенно не хотела этого делать. Ей не хотелось вступать в битву, но это было необходимо, чтобы выжить. Никто бы в мертвоземье не встал на защиту волчицы, не способной идти в бой, и потому от убийства Зарокса некуда было деться. И как же отчаянно хочется его забыть. Зубы стиснуты, глаза прикрыты, где-то внутри снова начинает зарождаться дрожь. Она бы кричала об этом, кричала о том, что не хочет убивать, не может смотреть на убийство, не хочет терпеть. Да только что слова-то доказать могут толком?..
Во второй раз Рейкстрир предлагают выбор между Мёртвой землёй и новой стаей. Друзья среди мертвецов, ага, как же. Волчица горько ухмыляется. Нет у неё там друзей, не к кому туда идти, тем более, сейчас, когда власть снова в лапах волков, у которых одна цель – истребить южан. Суд же… да, может, у них свои предубеждения насчёт мертвецов, но ведь Рей разве не идёт, чтобы развеять их? И если верить словам Киры, да и судить по двум встреченным волкам, принадлежащим Суду, то у них есть нормальные персоны, с которыми вполне можно найти общий язык, с которыми можно подружиться, а значит… начать практически абсолютно новую жизнь.
Стрир поднимает взор от земли и теперь старается прямо и ясно глядеть на белого волка.
- Если я сейчас стою здесь, собираюсь продолжить путешествие до вашего лагеря, то это значит, что выбор уже сделан. И отказываться я от него не собираюсь.

0

9

Метка на лапе волчицы уверяла, что перед Кирой стояла самка, которая занимала важный пост в стае. Но судя по ее жестам, мимике, движениям, она не была той, кем являлась. Возможно, это место досталось ей по какой-то определенной причине, но на самом деле должно было достаться другому. Нет, она не вела стаю, это было видно. Это - обычная волчица, которая, по всей видимости, пыталась пронести в общество мертвоземцев хоть какую-то искорку дипломатии и вежливости. Видимо, не вышло, раз она решила оттуда уйти. И все же...
Кира на ее фоне выглядел лидером их дуэта. Бесспорно: сейчас только от его воли и желания могло зависеть, полетит ли Стрир дальше или останется в этих богом забытых землях, чтобы искать дорогу домой. И несмотря на его мнимую легкость и приветливость в общении, под шкурой его словно бы была сталь. Тяжелый непробиваемый свинец, лишающий любые доводы всякой силы.
Суд. На этом слове Кира прижал уши и взглянул куда-то вниз в сторону. Если на то пошло, Судом он вовсе не являлся. Да и не нес его никуда. Он лишь стоял на защите тех, кого любил и кого боялся потерять. Суд - это Минерва, волчица, которая говорит гласом Судьи и имеет полномочия на то, чтобы свершать этот Суд во имя мира и справедливости. Кире очень хотелось объяснить это бурой волчице, и он поднял на нее взгляд. Морда же все еще смотрела в землю.
- Чтобы мир существовал в гармонии, нужно помогать ему в этом, - нейтрально сказал белошкурый. - Вот наша задача. Мертвый волки появились неестественным путем, не путем рождения от матери и отца, а следовательно, они нарушают баланс в этом мире. Понимаешь, почему все так? - Обвинитель чуть склонил голову в бок, с горечью глядя в глаза Стрир, словно бы говоря ей одним своим выражением морды, как чуждо ему свершать этот самый Суд над себе подобными. - Нам приходится делать из мертвоземцев врагов, но лишь для того, чтобы сделать Офирит чистым и наполненным добром, - отвернулся в сторону, нахмурившись. - Хотя бы потому, что мертвоземцы угрожают расправой нашим семьям, оставшимся на том, южном, берегу, - вновь грустный взгляд в глаза Рейкстрир. - И я хочу защитить их. Только вот для тебя, мертвой, целью это навряд ли станет, - звучало вовсе не укоризненно, а с каким-то сожалением. - Я ведь тоже был мертвым, я знаю, что значит не знать, кому ты вообще нужен в этом мире. И кто нужен тебе, - прикрыл глаза на мгновение, отвернувшись от Стрир, и взглянул в нависшие над горизонтом тучи.
Фридом очень тихо клекотнул, словно отвечая Кире на что-то или поддерживая его только что сказанные слова. Нет, орел не ждал приказа взлетать, он тоже смотрел на горизонт и видел тучи: лететь в дождь с грузом - не очень-то и сахарно.
- Инноваторы, - чуть ли не по слогам произнес волк, вильнув своим здоровенным хвостом, и, расплывшись в улыбке, прикрыл глаза, словно это слово приносило ему неимоверную радость.
Безусловно: кто как не они могут изменить твое мировоззрение настолько, что даже будучи безумцем или жестоким убийцей, ты можешь превратиться в существо, жаждущее мира, добра и гармонии. Именно Инноваторы нужны были сейчас Стрир... но нужна ли Стрир Инноваторам? Для Минервы она - не более, чем источник некоторых сведений о Мертвой Земле и лишняя пасть, которую нужно накормить пищей. Только вот Кира чувствовал, что склоняя кого-то на свою сторону, он делает исключительно благое дело. Ради тех, кого хотел бы уберечь от опасности.
- Так мы себя называем, - продолжил Кира, оборачиваясь на волчицу; на его морде по-прежнему рдела улыбка, а взгляд был добрым и дружелюбным. - Твоя задача - всего лишь желать того же, чего желаем мы - мира и гармонии. Минерва объяснит тебе.

+2

10

Всё-таки пребывающий в гневе, отчаянии Асуран не сумел со всех сторон описать объединение, в котором состоял вместе со своим живым другом. Факт возможного убийства собственного брата новыми состайниками повлиял на рассказ, и получилось так, что чёрный выставил Суд не в самом лучшем свете для мертвоземки. Получается, он ещё не окончательно «порвал» с волками Мёртвой земли, и ему всё так же сильно дороги не только брат, но и остальные? Ведь в противном случае, Зала бы, наверное, об Исаке и мертвецах отозвался злостно, а не о Суде…
Что ж, Кира сразу поспешил показать чёрно-бурой обратную сторону медали. И знаете, с этой стороны всё выглядело куда лучше, благороднее. Поддержание гармонии и мира, можно ли сказать, что к этому стремилась Рейкстрир, отчаянно надеясь переубедить мертвецов, желая найти более гуманную цель для них, более правильный путь в это новой «жизни», предотвратив конфликт между мёртвыми и живыми на другом берегу? Но если бы даже удалось как-то отбить желание истреблять, то Суд бы всё равно пришёл за волками Мёртвой земли, ведь они мёртвые и, как сказал Кира, именно этим и нарушают баланс.
Да только Стрир не устанет повторять:
- Но ведь мы не по собственному желанию возрождаться стали, - «никто не просил второй жизни» - хотела было прибавить волчица, да осеклась: чёрт его знает теперь, просили они об этом в прошлой жизни или нет, никто же ничего не помнит, - Мёртвые нужны кому-то в этом мире, и этот «кто-то» наверняка влиятелен в Офирите, - «Кхесу мы нужны? Или бог – просто выдумка, прикрытие ещё кого-то?» - И я думаю, что уж точно не для истребления волков по ту сторону реки. Мы ведь, кстати, так и не знаем, откуда эта цель появилась, - откуда такая уверенность в благородных намерениях? Думать, что тебя выбрали из числа живых по каким-то не самым лучшем признакам, выбрали только лишь как убийцу, было совершенно неприятно. И Рей не хотелось верить в это, не хотелось признавать того, что в прошлой жизни она была волчицей, проявившей себя как профессиональный головорез. Наверное, потому-то чёрно-бурая и приучилась считать целью Мёртвой земли нечто большее, чем просто истребление. А возможно и потому, что хотелось казаться хоть кому-нибудь нужной в этом мире.
Значит, всё-таки они не те самые южане. Мертвоземка делает такой вывод после слов Киры об оставшихся семьях на другом берегу. Живые на другом берегу. Рейкстрир вся замирает, когда речь заходит о них. Живые, не знающее, что на другом берегу гуляют их возрождённые погибшие состайники, в свою очередь ни грамма не знающие о живых родичах, с которыми собираются беспощадно расправиться. Где-то среди них есть и родные чёрно-бурой. Мертвоземка ярко представляет себе ступор, ужас в глазах живых, встретивших восставших из мёртвых родственников и друзей, идущих убивать. Жмурится, прогоняя страшный образ. А Кира говорит, что ей не понять его цель…
- Ну почему же нет, - шепчет Стрир, открывая янтарные глаза и в очередной раз отворачиваясь вбок. Если у мертвецов действительно только одна цель – уничтожить живых южан, то, значит, чёрно-бурая отречётся от них раз и навсегда и найдёт себе другой смысл в жизни: защищать других, поддерживать мир в Офирите, чем и занимаются, как назвал их белый, Инноваторы (да, всё-таки не Суд, а именно Инноватоы). Ведь не просто так же волчица к ним направляется, верно?
Условия оказываются достаточно простыми: надо только поддерживать цели этих волков. Что ж, Рей, в принципе, уже готова это делать, а значит, дело остаётся за малым – всего лишь добраться до их лагеря, а после прослушать объяснения некой Минервы.
- А… Минерва – это кто?

+2

11

Глупо было утверждать, что Кира не понимал, что существование мертвоземцев не случайно. С другой стороны, кому вообще нужно поднимать мертвецов и для какой цели? А главное, кто этим занимается?
- Да, - согласился белошкурый со словами Рейкстрир, кивая. - Никто до сих пор не знает истинных целей мертвоземцев. Но так или иначе, они отравляют Офирит. Нельзя допустить, чтобы эта болезнь разрослась по всему миру.
Кира прикрыл глаза, на морде его показалось огорчение. Да, он сам прекрасно понимал, что где-то есть просчет, который Инноваторы упустили, но... Минерва до сих пор не смогла увидеть, кто этому всему причина и какую цель этот кто-то преследует. Молодой Обвинитель действует только согласно тому, о чем может узнать от своего Координатора.
- Мы должны выступить, - подняв на волчицу лиловые глаза, наполненные обреченностью и грустью, Кира выдохнул.
Стрир говорила так, будто отделяла себя от общего числа мертвых. Даже несмотря на то, что упоминала слово "мы", ее слова звучали отрешенно, словно бы она говорила о существах, которые к ней не имеют никакого отношения. Она как будто уже вычеркнула себя из их истории, вписывая в историю новую, туда, где ее душе, наконец, найдется успокоение. В отличие от Лилит, эта волчица отнеслась к существованию живых волков совсем иначе, в ее глазах виделась, скорее, жажда влиться в этот коллектив и приписать себя к "живым", нежели просто необходимость хотя бы одним глазом увидеть их.
- Минерва - это наш Координатор, - пояснил Кира, чуть улыбнувшись. - Лидер Инноваторов. Она - абсолютный Обвинитель, именно от ее решения зависит, будут ли существовать мертвоземцы или нет, - к этим словам улыбка спала с морды белошкурого, складывалось впечатление, что он боялся говорить о таких вещах Рейкстрир.
Боялся, что она испугается масштаба возможностей новой для нее стаи. Хотя... раз она решила стать одной из них, то должна знать, что к чему и кто есть кто. А главное, кто и на что способен. Все-таки, слыша о Минерве многие поджимали уши и хвосты, представляя мощь и способности этой волчицы - даже на словах она вселяла трепет и уважение. Но стоит с ней познакомиться поближе... как ты понимаешь, что благороднее существа в мире просто нет. По крайней мере с Кирой было все именно так.
- Ладно, - вильнул хвостом и повернулся почти всем корпусом к орлу. - Фридом, ты готов?
Синеперый приоткрыл клюв и чуть пригнулся, словно сейчас взлетит. Кира обратил на него очень теплый, заботливый взгляд - орел, пожалуй, был единственным, что так радовало его уже по-настоящему живое сердце.
- Тогда я выдвигаюсь. Нам еще придется останавливаться - путь неблизкий. И двигайся поменьше, Рейкстрир.
Снова напоминание, чтобы волчица осознала, что с каждым ее движением тают и ее запасы Кхесской воды.
Взмахнувший своими огромными крыльями Фридом, задорно клекотнул что-то на своем орлином и поднялся в воздух, будучи готовым вновь вцепиться в шкуру мертвоземки. Киры же уже и след простыл - его белая фигура мельтешила меж высоких валунов, превращаясь в маленькую точку.

0

12

Подумать только, и за всё огромное время существования мертвоземцев никто, наверное, и не пробовал разузнать, правдива ли заданная цель и откуда она вдруг взялась. А Инноваторы? Даже если образовались недавно, разве не пытались узнать, кто и для чего создаёт мертвецов? Почему? Просто потому, что проще просто сказать, что они – нарушение гармонии, и пойти избавлять от них мир? Возможно, это правильно с точки зрения Инноваторов и их целей, но с другой стороны – несправедливо судить Мёртвую землю, не выяснив, для чего их «прислали» в Офирит.
Асуран считал так же? Или укорял Инноваторов только по одной грозной белошёрстной причине, которую никак не мог склонить на свою сторону? Пошедший против своих новых состайников, подаривших ему новою жизнь ради только своего брата или всех мертвецов? В любом из этих случаев Рейкстрир восхищалась смелостью этого чёрного волка. Вот Зала смог противиться могучим волкам во имя своих интересов, а она – нет. Потому что боялась за свою жизнь и знала, что слова канут в небытие вместе с ней. А теперь всё изменится? Теперь Рей попытается и наверняка найдёт поддержку среди тех, к кому ведёт её Кира. Только для начала надо определится толком со своей точкой зрения.
Жалко ли Рейкстрир мертвецов, радикалов, которых пойдут убивать? Если переубедить их невозможно – нет. И пусть поплатятся за своё неведение и жестокость. Но ведь даже если уничтожить всех мертвецов, они же всё равно будут появляться снова и снова, пока существует источник, пока кому-то это надо, и в итоге получается, что до конца избавится от подобных нарушителей гармонии невозможно, пока не избавишься от причины возрождения мёртвых. Найдут причину – поймут, для чего нужны мертвоземцы. А когда поймут, то либо останутся при своём мнении, либо изменят его, в зависимости от того, что окажется истинной целью Мёртвой земли. И вот тогда уже можно будет с полной уверенностью говорить, подлежат ли мертвецы уничтожению или нет…
Значит, Минерве, главе этой группировки, как поняла чёрно-бурая, нужно попытаться доказать, что стоит повременить с очищением мира до тех пор, пока о Мёртвой земле не узнают больше информации. А параллельно с этим нужно убедить в том, что Рей готова следовать их целям. И как же убедить в том, что эти две цели не противоречат друг дружке? Может, тогда, лучше повременить с первым пунктом до тех времён, когда Стрир окончательно освоится и закрепится в составе Инноваторов? Да, наверное, так она и сделает…
Хватается ещё за одно определение: Минерва – абсолютный Обвинитель. Мертвоземка уже слышала это слово, и, если она не ошибается, сказано оно было Асураном по отношению к, как раз-таки, Кире. Кто таки – эти Обвинители? Рей так и не спросила тогда, и сейчас тоже не успевает, так как пора уже отправляться дальше. Белый отправился вперёд, напомнив волчице ещё раз о том, что двигаться нужно как можно меньше, а орёл уже через несколько секунду вновь подхватил её и поднял в небо.
Кто такие эти Обвинители? Явно особенные. Чем особенен Кира? Чёрно-бурая приметила только его возможность быстро передвигаться, вровень, а то и обгоняя своего орла. Но это же явно не все возможности и задача Обвинителя. Так что же тогда?..

+2

13

Конец сезона

Все неотыгранные события можно перенести в раздел флешбеков.

0

14

Понятное дело, что связываться с волками, которые водят дружбу с большими птицами, нужно очень аккуратно. Азазель сейчас не готов был ко второму фронту и прекрасно понимал опасность своей задумки. Если эти волки, у которых поселилась Лилит, не пожелают сотрудничать, то придется искать другой способ завоевания Черноводного, да и к тому же...
- Черт, - Азазель ухмылялся, но ухмылка эта была не от удовольствия.
Азазель уже выказал Лилит, какой он на самом деле; как не вовремя проснулась ярость в столь, казалось бы, спокойном и миловидном волке. Если волчица рассказала о встрече своим состайникам, то вся дипломатия может накрыться дырявым лопухом, и бедные Вольные зажмут в ловушку сами себя.
- Ничего, Гишу не подведет меня, - уверил сам себя Князь.
Пожалуй, единственная, кто смог бы поддержать Азазеля в трудной ситуации, была именно эта гиена. Благодаря своему уважаемому положению, она подчиняла себе других гиен, а это - не самая хилая сила, гиены если дерутся, то не боятся измазаться в чужих кишках. Наверное, поэтому Аз был абсолютно не против того, чтобы его доверенная подбирала везде, где встретится, своих сородичей и приводила в клан, потому как... Гишу нужны друзья, а Азазелю - сила. С кошками было сложнее: даже Фрэнчис так или иначе как-то сторонилась общения с Князем, и тот понимал подобную позицию. Кошки всегда гуляют сами по себе, и для полосатой тигрицы было просто странным подчиняться какому-то волку. Даже если у нее есть друзья и товарищи, она находится в клане только из-за благодарности Князю за проявленную им доброжелательность. Если наступит критичный момент, кошка навряд ли прикроет его мертвецкую шкуру, поэтому вся надежда была только на гиен.
Что касается волков, то в Вольных они играли совсем посредственную роль. Существовали в клане и те, кто скоро погибнет, и те, кто еще мог насладиться княжеским доверием, полагая, что Азазель к ним более благосклонен. На самом деле, Аз излишне мягок только по той причине, что озеро пока еще под властью Мертвой Земли. Как только Вольные его захватят...
- Го-ли-аф, - будто смакуя имя, произнес Князь, приторно улыбаясь и косо глядя на напарника, пока волки рысили с одного взгорья на другое. - Меня мучают сомнения, что тебе не по душе наше соседство с гиенами.
Навряд ли Князь это знал наверняка - ткнул лапой в небо, но если осторожно проследить за реакцией...
Вопрос имел двоякий характер, и Голиафу, возможно, нужно было верно подбирать слова, ведь если он скажет правду, то может обречь себя на принудительное иссушение, а если соврет, то потеряет доверие своего вожака, что приведет к тем же последствиям. Однако на самом деле у Азазеля не было подобных мыслей, он лишь хотел знать мнение того, с кем делит кров.

+2

15

Я молча брёл, не желая вступать в дискуссии. Если честно, то мне как-то не особо стала нравиться политика Азазеля. Он сильно добр к тем, кто не заслуживает этого. Да и, что сказать, он стал предсказуемым. Самое последнее действие, которое я не мог предугадать – злоба на Лилит. Вот тогда было действительно хорошее представление, а сейчас... Сейчас всё управление в лапы взяли гиены, и, даже если Аз будет это отвергать, то и так уже видно, что он готов разодрать зад каждому, даже самому себе, лишь бы остановить предпочтение гиен на своей персоне. Он им пользуется, да, соглашусь, пользуется умело, но при этом теряя контроль над самим собой.
«Может, когда он захватит озеро, оно понадобиться лишь ему?» – и, действительно, в составе, прошу обратить внимание, волчьего клана! Лишь пятьдесят процентов приходится на представителей этого рода. И это, не считая того, что мы и так потеряли некоторых живых жителей!
Я взглянул на Князя. В какой-то степени, его действия ясны. Гиены – сила, а волки – сосуды, бесплатная доставка Кхесской. И ведь правда, не удивлюсь, если где-нибудь в пещерке зажал бедолагу да и высосал из него последние соки! Но, конечно, кто этим из Вольных не грешил, но убивали мертвоземских жителей!
«И я для него доставка воды... А когда он не будет в этом нуждаться, то и цена на состайников упадёт. Больше он не потерпит каких-либо неприятных разговоров в его сторону. Но, если он оставит гиен в клане, то, рано или поздо, начнётся бунт. Никого не будет устраивать, что над ними, помимо Азазеля, будут главенствовать мерзкие, вонючие падальщики!»
И, словно услышав мои мысли, Князь завёл тему о пятнистых.
Тема мне эта с первого слова не понравилась. «Меня мучают сомнения» - понятно, что он не хочет слышать ничего оскорбительного в сторону его дружков. Чтож, будем вливать в его уши отчасти то, что он хочет услышать. Лучшая ложь – это полуправда!
- Я вижу в этих пятнистых силу и отвагу. Они борются за наши идеалы, а не за свои, покорно слушаясь Вашим приказам. И, поверьте мне, цены бы им не было, будь они все хоть чуточку схожи с Гишу! – да, конечно, отваги я не сильно-то и видел, но вот про Гишу было правдой. Она реально самая адекватная в их шайке. - Разве Вы не замечаете, что иногда они ведут себя, как дети? А детьми, особенно такими гиперактивными, очень и очень трудно управлять. А уж если они найдут слабину... О-о-о-о! Будут специально давить на неё, как бы их не просили об обратном! А всё потому, что им в данный момент весело. Взять, к примеру, Самеди. У него бывают вспышки клоунизма. По сути, он ещё ребёнок, который будет делать только то, что хочет, а если не дать – выдавит из себя все слёзы и сопли, истошно крича. Но стоит их лишь заинтересовать... – лил свою речь я, делая то сожалеющую, то улыбающуюся морду. - Не было бы Гишу, их бы ничего тут не удерживало, да и не сдерживало! Они видят в ней, как бы так получше сказать... Мать, которой, в свою очередь, командуете Вы! Но, ведь и она с ними одной крови, а значит, ей свойственны эти же штучки. И она всегда будет той гиеной, ИХ корешом, как бы не пыталась в вашем присутствии стать волком. Она – вожак их компашки, пока она у Вас, то и они Ваши, пускай и доставляя некоторую лишнюю подвижность, к которой немного тяжело привыкнуть, в унылый мёртвый коллектив. – плавно перевёл я тему разговора на то, как же хорошо, а главное – разумно поступил Азазель. Я не отрицал тот факт, что немного подустал от их присутствия, но и не высказывался против пятнистых, изображая их в своём рассказе детьми, от которых иногда нужно отдохнуть, как бы не любил.

Отредактировано Goliath (2015-12-02 13:05:47)

+4

16

Херудим был в сто раз шустрее меня в своём воздушном пространстве, я же медлил, аккуратно переставляля лапы. Мне хватало практическое отсутствие зрения на один глаз, лишиться лапы по собственной неосторожности было бы слишком большой роскошью сейчас. Иногда я останавливался, всматриваясь вдаль, и... практически ничерта не видел. Одно дело смотреть себе под нос в Лагере, да на близстоящие морды глазеть, а другое дело - открытое пространство. Настроение постепенно портилось, я становился угрюмым и хмурым, но всё же четко следовал плану и намеченной цели, и в мыслях не было как-то передумать, повернуть. Я всё решил.
- Нейл, впереди два волка. - обеспокоенно предупредил пернатый. Если бы всё было, как того хочет Херудим, я бы вообще никого не встретил. Уж больно мой Тэменский спутник не хотел моей встречи с кем-то, кроме Инноваторов. Я даже готов вторым глазом поклясться - он лелеет надежду, что мой план провалится и меня просто прогонят вновь, как та гиена.
"Прости друг, но на этот раз даже гиена не станет мне помехой."
Пошёл уверенной походкой по направлению к волкам, и с каждым шагом, хоть и различал лишь два силуэта, но нос бил тревогу: это не те, это не то. Падаль. Мертвоземцы! Данусерьёзно?
Я пдошёл к парочке достаточно близко, не пытаясь скрыться или как-то обезопасить себя. Прямо вот шёл тараном к ним и всё тут. А что? Даже глухой и не от мира сего Инноватор знал: после стычки на озере между Мертвоземцами и Инноваторами некоторые сотруднические отношения. И если бы меня кто спросил, "Нейл, как ты к этому относишься?", я бы сказал что вы все сошли с ума! И сейчас от необдуманного нападения меня удерживало только уважение к Минерве и её мнению. Если она посчитала нужным эту шайку гнили - то это неспроста.
- Что-то далеко ушли, парни. Обсохнете ведь без своей лужи Кхесовской. - припомнил я шутку Тигра и не удержался проверить её эффект на самих потребителях. Я ухмылялся, но напряжение было заметно в каждом моём движении, вздохе, взгляде. Казалось, я вот-вот сорвусь в бой.
- Ты бы полегче, приятель. У мёртвых с шутками как-то дела неочень. Вспомни даже Сэцуну... Всегда морда кирпичём. - очень вовремя проявил свою обеспокоенность Херудим. И как же ловко он напомнил мне про этого чернозадого сорвиголову. Я тут же угомонился, немного расслабившись.
"Может, эти двое тоже неплохие ребята, как и Сэцуна? Чего сразу всех-то клеймить..." - пытался я как-то настроить себя на позитивный лад. "Но вопрос остаётся вопросом. Что мертвоземцы забыли так далеко от озера? Херудим, не вздумай показываться. Я самостоятельный мальчик, разберусь." - сам не заметил как стал веселеть. Стоит отдать должное Сэцуне...

+3

17

Азазель вовсе не ждал полноценного отчета от своего состайника, прекрасно понимая, что любое слово, сказанное им, может быть ложным. Так заведено в Вольном клане: ври, чтобы выжить, и вероятно, это понимают абсолютно все. Все считают лизоблюдство нормой, потому что иначе цельного клана не построить. Когда Энтони еще только задумывал этот клан, он даже и подумать не мог, что он так сильно упрочнится. Понятное дело, что союзом разных существ с разными понятиями и образом жизни мог управлять только один сильный и умный вожак, который будет брать в расчет все мелочи и учить своих состайников взаимопомощи. Когда нет достаточно ресурса, чтобы составить стаю, почему бы не ухватиться за что-нибудь другое?
- Да, ты прав, - выслушав длинный монолог Голиафа, протянул Азазель, оглядывая местность безучастным взглядом. - Гиены очень похожи на месячный выводок.
Нет, Азазель не собирался выгораживать Гишу и ее сообщников перед Голиафом, какая разница: ему-то все равны.
- Вы все на них похожи, - как бы подтвердил свою позицию Князь в мыслях, и продолжил, растянув на морде улыбку. - Но ты думаешь, только у гиен такое встречается? Я покинул Мертвую Землю потому, что там была просто орава таких идиотов, о которых говоришь ты. У гиен, в отличие от них, еще есть мозги.
Нет, вполне возможно, что Азазель многого не знал, какие там взаимоотношения между волками и гиенами были, главное, чтобы при нем этого не показывалось. Однако, как видится, это плохо работает, и находятся индивидуумы, с которыми нужно проводить подобные беседы.
- Когда озеро будет нашим, - Князь повернул морду к Голиафу, посмотрев на того каким-то хитрым и опасным взглядом, как будто у него была сейчас пачка весомых тузов под шкурой, и он собирался их продемонстрировать, предвкушая свою победу. - ...ты забудешь о них как о страшном сне.
Навряд ли гиены останутся рядом с Князем после завоевания Черноводного. Их, казалось бы, крепкий союз распадется, все друг друга отблагодарят и разойдутся, забыв друг о друге раз и навсегда. Нужно просто выждать нужное количество времени, озеро тоже не сразу появилось.
Внезапно чуть в стороне показался какой-то силуэт, и темно-бурый приостановился на мгновение, всматриваясь в него и шевеля носом, улавливая запах. Логические умозаключения подсказывали, что это был волк, живой, отчего Князю тут же вспомнился Ковар, однако ныне это был какой-то светлый зверь, на него не похожий.
Удовлетворенно хмыкнув, Аз продолжил путь, идя прямо навстречу незнакомцу. Птиц поблизости не было - воздушное пространство Князь оценил сразу же - а чужак даже не думал сворачивать, как будто намеренно шел к вольным. Заблудился? Какая ирония... В груди у темно-бурого словно расцвел прекрасный бутон - кажется, он сейчас очень близко к своей цели. Больше ведь здесь живых нет? А как только незнакомец приблизился достаточно для того, чтобы рассмотреть на его лбу зеленую метку, Азазель едва сумел сдержать в себе дикий хохот. Выдерживая приветливо-улыбчивое выражение морды, Князь остановился, оценивая саркастический тон попавшегося собеседника.
- Как раз ищем ей достойную замену, - буквально промурлыкал волк, дернув ушами. - Спросить сейчас или... Нет, сразу поймет, что я хочу от него... Где же твой орел, покажи же его, - очередная необходимость воздержаться от взглядов в небо. - Очень лестно, что вы осведомлены о нашей маленькой слабости... - сострадательное выражение морды. - Из-за нее нам приходится шариться по всему Офириту, дабы найти что-нибудь аналогичное. Меня зовут Энтони, - широкая искренняя улыбка, кивок в сторону состайника. - А это мой напарник, Шиноби. А вас как зовут?
Если Лилит что-то рассказала своим состайникам про Азазеля, будет логичнее прикинуться путешественниками, никакого Азазеля не знающими.

+3

18

На морде у меня читалась невозмутимость, но внутри всё тело кололо напряжение. Я улыбнулся и открыто посмотрел на Азазеля, пытаясь понять его реакцию.
«В следующий раз надо быть поаккуратнее в присутствии Князя обращаться с этими пятнистыми.»
Ох, слава Кхесу, Азазель согласился со мной! Месячный выводок! Да-да, действительно! Оу, да я иногда вижу в этом волке часть себя, он ведь чертовски прав! И Мёртвая Земля состоит из таких же щенков! Взять, к примеру, тех же Дожей! Эрнотон, Ллойд, Рейкстрир – они же даже не смогли власть поделить, хотя строили из себя непонятно что. И, кто претендовал на место? Сначала Ио (да, слухи о воссоединении раздробленной стаи расходились быстро), а потом и Сехмет. У-у-у, что, интересно, этот месячный выводок сделал? И как хорошо, что я ушёл оттуда.
- Ты прав, как всегда прав! – рассмеялся я.
Но вот когда речь зашла об озере и о гиенах, то тут я лишь только хмыкнул, опасаясь показывать какие-нибудь однозначные чувства. Да, теперь, как только слышалась эта тема, мне надо было держать ухо востро, да и вести себя. Как только представлю, что мне на цырлах перед ними ходить, так сразу хочется разорвать этих падальщиков. Ой, как хотелось бы сделать своё собственное озеро из их крови. Да, мне от этой лужи никакого толку не будет, зато настроение хоть как-то поднимет!
Неожиданно на горизонте показался волк. Сразу пахнула живой душой. В голове всплыл образ Ковара, но это был точно не он. Я как-то хищно облизнулся, когда заметил на лбу путника метку.
«Прям, отголосок Лилит!» – да, метки были схожи. - И Ковара...
И ведь, действительно, «росписи» на морде совпадали с меткой Лилит, а сам факт живости совпадал с Коваром.
«Может, они все в одной стае? Или, по крайней мере, просто знакомы.»
За всю свою жизнь я встретил уже второго живого, причём с небольшой разницей во времени. Значит, где-то рядом должно быть их поселение.
Самое интересное, что это зеленоглазый знал о существовании Кхесского озера. На то, как он обозвал нашу единственную надежду на жизнь, он был удостоен лишь фырчка. Князь сразу изменился, похорошел и стал таким интеллигентным... Представились чужими именами. Шиноби... А, что, мне нравится!
- Тоже не можешь на месте сидеть али приказ тебя поднял? – решил я тоже вставить слово, улыбнувшись и рассмеявшись как можно добродушнее, да так, что аж мне тошнотворно стало!
«Похоже, сегодня мы всё-таки найдём ответы на некоторые вопросы!»

+3

19

"Бла-бла, бла-бла-бла. Бла."
Это всё, что я слышал. Хотя могу признаться честно -  был крайне удивлён столь снисходительным обращением. Практически все мертвоземцы, коих мне довелось повстречать (разумеется, кроме тех, кто оказался в рядах Инноваторов), имели особенность в поведении - паталогическую злобу. Все они прыскали ядом, дерьмом и матюгами, когда дело доходило до перебрасывания словцом, а эти прямо как с почтенным говорят. Ажно неловко так. Даже мысль пробежала, точно ли они из Мёртвой Земли? Судя по рассказам тех, кто присутствовал на Черноводном в тот день, то в мёртвой Земле нет ни одной адекватной морды сейчас. Но мысль эта улетела от меня ровно так же быстро, как появилась.
- Ну и имечко. - хрюкнул я от смеха, глядя на страдальца, названного Шиноби. - С чего такие любезности? - перевел я взгляд с неприкрытым подозрением на бурого. Хотя если уж совсем честно говорить, то ответ именно на этот вопрос меня интересовал мало.
"Не хочешь знать ответ - не задавай вопрос." - тихо кинул мне Херудим обеспокоенным тоном. Ох и нервничал же этот пернатый.
- Вряд ли вы найдете здесь какие-то иные источники. Если бы они были, я бы знал об этом. - вот уж не знаю зачем я решил прикинуться довольно осведомлённым парнем, но по сути-то, Инноваторы и вправду знали бы, да? - Разве что таких же как вы. Заплутавших. Сожрал бы их, а, приятель? - с ухмылкой глянул я бурого, как будто бы хотел взять его на "слабо".
"А вот мою семью вы убили... И не для "пожрать", а просто так!" - внутри меня вновь начинал разгораться маленький огонь ненависти. Я прекрасно понимал, что если не успею взять себя в лапы и под контроль, то огонь вырастет до пожарища, а там и разум потерять недалеко. К счастью, я нашёл спасительный глоток воздуха. Прикрыв глаза на несколько секунд и глубоко вздохнув, я вовремя представив беспечную улыбку Лайла.
"Лайл..."
- Динамес. - сухо отрезал я своё позывное. Вот уж до чёртиков не хотелось, чтобы из мёртвой пасти звучало моё настоящее имя. - Нет у меня приказа. Я брата ищу. Да. Гиена видала его неподалёку. А вы не видали его часом, м? Точная копия меня, вот только без этой... особенности. - глазами указал я на свой лоб. - Ну, или хотя бы гиену. Наверняка вам от них отбоя нет, а? Они любят тереть шкуру рядом с падалью. - эх и грубо же прозвучало, но на такой эффект я и рассчитывал. Если я смогу вывести их на бой, то у меня будет весомая причина убить эту парочку. Ухмыльнулся явно издевательски, да и смотрел на них чуть свысока.
- А по честности говоря, ну, как союзник союзнику... временному. Что у вас там в планах в Мёртвой Земле? Что говорит Белополосый? - решил я заодно и разнюхать чем там эта Мёртвая Земля занимается после стычки на Черноводном. Делает ли Дикий какие продвижения, дошёл ли до них смысл, который пытались вдолбить Инноваторы? - А я вам о настроении в наших рядах чего расскажу. - лукаво улыбался, как будто предлагаю ребятам сделку века.

+2

20

А птицы до сих пор не было. Может быть, не все эти...
Давайте условно назовем их Неизвестными.
Так вот. Может, не все эти Неизвестные могут похвастаться дружбой с орлами? Вообще: как это все у них, интересно, устроено? Где они находят этих птиц, как могут их контролировать, если контролируют? Азазелю даже будет достаточно рассказать, где проживают эти птицы и как с ними сдружиться, но все же понимают, что просто так эти Неизвестные такой информацией не поделятся. Тут нужен более... тонкий подход.
Стоящий перед Азазелем и Голиафом волк, как ни странно, начал производить совсем другое впечатление, чем при первых его словах. Однако Князь, чтобы не вызывать подозрений, по-прежнему растягивал губы в дежурной улыбке.
- Уж извини, Голиаф, что пришлось придумать тебе столь "дурацкое" имя, - мысленно прокомментировал отзыв Неизвестного Азазель, не сводя довольно приветливого взгляда с незнакомца.
Любезности? Ну да, все мертвоземцы - это один большой сгусток ненависти, и никому нет дела, что на самом деле все - далеко наоборот. Аз не причислял себя к мертвоземцам именно из Мертвой Земли, потому как Мертвая Земля и Вольный Клан - это совершенно разные вещи, которые нужно различать.
Ощущение, что что-то пошло не так, усиливалось прямо пропорционально словам Неизвестного; особенно следующая его фраза заставила Азазеля чуть приподнять брови в изумлении и едва не убрать с морды улыбку. Хотя к черту. Пусть считает, что собеседник удивлен тем, о чем говорит этот меченый.
- Без Лилит точно не обошлось. Она все им рассказала. Стерва, - все ведь ясно как божий день.
Мертвая Земля не жрет друг друга только потому, что есть озеро. А значит, наиболее вероятно, что этот серый говорит конкретно о Клане, а значит нужно отвести от него столь повышенное внимание.
Азазель хохотнул и как-то косо глянул на Неизвестного, буднично улыбаясь.
- Зачем нам есть друг друга, когда есть целое озеро? Лично я в этом не заинтересован. Но раз уж ты говоришь, что там дальше источников нет... - взгляд перешел на Голиафа, словно бы Азазель ждал чего-то от него; пауза была буквально секундной. - ...тогда нам, наверное, стоит возвращаться.
Дальнейшее, будь бы Князь живым волком, заставило бы его вспотеть. Назвавшийся Динамесом начал говорить такие вещи, как будто сутки напролет ошивался у приграничья Вольных и знал, что здесь проживают гиены. Лилит не знала о гиенах, так как Динамес узнал про их здесь существование? Они ведь сами пришли сюда аж с запада, с территорий Мертвой Земли и дальше.
- Кова-а-ар, - а кто еще? - Значит, он шпионил за нами и просто собирал информацию. Только метки у него не было, как и у того, о ком говорит этот Неизвестный. Из одной ли они стаи?...
Самое время спросить. Азазель поднял глаза на метку, состроив задумчивое выражение морды, словно пытаясь разглядеть в перекрестии на лбу Динамеса какой-то тайный смысл.
- А что это за метка? - а ведь у Лилит была такая же! - Получается, она есть у всех вас или у кого-то нет? - выглядит как типичное любопытство, навряд ли это как-то сможет облачить помыслы Азазеля. - А гиены... - отвел морду в сторону, взглянув куда-то вдаль, выдержал еще одну недолгую паузу, делая вид, что вспоминает, и продолжил. - ...лично я не видел никаких гиен, но может быть Шиноби их видел? - взглянул на напарника растерянным взглядом. - Только скажи хотя бы слово, и я выпотрошу тебя лично.
И все же как здорово, что им двоим попался именно Динамес и без Ковара. Будь бы последний здесь, выпутываться было бы куда сложнее. Тем не менее, делать вид ни к чему непричастных морд, которые знать не знают ни о каких гиенах и ушли искать источник по приказу Дикого, было необходимо, чтобы Неизвестные... доверились?
Однако последняя фраза, сказанная Динамесом, заставила Азазеля и вовсе сжать зубы. Он был так оглушен странной и непонятной новостью, что будто бы потерял землю под лапами, благо хоть не вытаращился на меченого, как будто слышал обо всем действительно в первый раз.
- Союзники? Что? - вертелось в голове.
Страшно было представить, что значат сейчас в контексте Динамеса эти слова. Он так уверенно заваливал мертвецов вопросами, как будто... и вправду...
- Контактировали? Значит... - заставил себя расслабиться, чтобы не потерять внешний образ. - ...нет смысла. В Мертвую Землю просто так не завалишься, наверняка они светили своих птиц. выходит, "дома" уже знают о них и, возможно, даже больше, чем о них знаем мы. Но это - лишь моя догадка, мало ли, может, на самом деле все было иначе? Нужно узнать.
Навряд ли собеседникам было заметно, что Азазель нервничает - тот мастерски скрывал это, прекрасно понимая, какова цена будет его проколу. Темно-бурый театрально выдохнул и голосом провинившегося заговорил.
- Война и поход на юг - это все, что мне известно. Простых смертных он не посвящает в свои планы, - а ведь все на самом деле было именно так, даже до того, как Азазель, будучи Энтони, ушел оттуда. - Так что если ты мне что-то расскажешь, Динамес, навряд ли я смогу рассказать тебе в ответ что-то интересное. 
Хотя послушать он бы совсем не отказался. Особенно про то, о каком именно союзе или его форме говорит сейчас этот Неизвестный. Если догадки Князя будут верны, то... орлы отпадают. Нужно будет искать другой способ. Или...
Мысленно ухмыльнулся.

+2

21

Я с любопытством оглядывал ещё одного живого волка. И вроде бы у меня даже успело сложиться неплохое впечатление о нём, но вдруг этот меченый оскорбил моё новое имя, созданное специально для него!!! Если бы честно, то я бы оскалился, а если бы и не оскалился, то сказал какую-нибудь колкость. Но рядом стоял сдерживающий фактор, который, в случае одного моего неправильного слова, мог и придушить меня где-нибудь в тёмном лесу. И поэтому единственно, что мне оставалось делать – это хмыкнуть в знак несогласия.
- А мне нра-а-авится. – упрямо, но в тоже время достаточно миролюбиво протянул я.
Я решил прикинуться таким добрячком, чтобы потом, в случае чего, мог бы резко, а самое главное неожиданно показать клыки.
Стоять в стороне не хотелось, но разум говорил, что лучше не вмешиваться хотя бы потому, что я ещё слишком молод, чтобы умирать!
«Если держать язык за зубами, то можно ведь и схлопотать из-за отсутствия поддержки!» – нет, ну а что он один отдуваться будет. Именно поэтому я стал усердно вспоминать обычаи Мёртвой Земли и усиленно воображать, что там сейчас происходит. - «Опять, поди, жрут друг друга за власть!»
- А я бы съел парочку особенно надоедавших. – Сказал я, добродушно ухмыльнувшись. Сейчас там правит Дикий... Да, я был осведомлён, кто стоит у престола, а больше мне и не надо, итак понятно, что твориться с этим зубоскалом.
«Никогда не думал, что Тамерлан хотя бы косвенно поможет мне... Удивительно, но помог информацией! Вот попался же им с Гишу нужный волк! Ай, молодцы!»
- Но, боюсь, начальство не одобрит, что кого-то убивают без его ведома. – подумав, добавил я.
Наконец, волк назвал своё имя.
«А у тебя прям шикарное!» – не смог не отметить я без сарказма. Хотя, если уж помягче посмотреть, то достаточно не плохое, но, уж из принципа, не признаю в этом даже самому себе! Шиноби лучше всякого там Динамеса!
Этот меченый сказал, что ищет брата, при этом упомянув гиен.
«Я знал, что эти пятнистые когда-нибудь окажут нам медвежью услугу!»
Азазель ответил, что никого не видел, ясно давая понять, что и мне никого замечать не следовало бы. Ну, чтож, Голиаф видит их каждый день, живёт и ещё как-то терпит их присутствие, а вот Шиноби ни разу замечал. Договорились!
- Что? – переспросил я. - Гиены? Пф. – фыркнул я, отрицательно мотнув головой, таких гадостей не держим-с.
А вот то, что Мёртвая Земля и эти волки были союзниками, было огромнейшей новостью для меня. Ну, Азазель, сворачивай свой театр ко всем чертям, вряд ли они попрут на свои союзников. Балаган закрыт, расходитесь, господа!
Теперь, с помощью этих молодчиков, Мёртвая Земля была сильнее нас. Неужели я зря ушёл? Неужели, когда Дикий найдёт Вольный клан, мы все умрём, как предатели Кхесской воли (или что он ещё придумает?)? Да, не отрицаю, я – перебежчик, но я так долго подкрадывался к Азазелю, что отвернуться и пойти назад было бы очень и очень плачевно. Я молчал, обдумывая всё. Это был какой-то тупик. А самое главное, что у нас закрылась «доставка воды», ведь Дикий, как я думаю, убивает все сбегающих, и до нас эти дезертиры просто не в силах добраться.
«Кхес, ну за что? Ну, пусть эти мертвоземцы свалят куда-нибудь, ну, или хотя бы ослабеют, ну пожалуйста, мы ж тоже волки!»

+1

22

- Ооо... Я бы тоже съел парочку... - пробубнил я себе под нос в ответ на замечание черношкурого мертвеца о том, что он не побрезгует своими товарищами по несчастью.
"Мерзкое зрелище. Вообще ничего святого под их шкурами не осталось."
Дыхание моё становилось всё тяжелее, а шерсть предательски стала топорщиться, обнажая всю мою напряжённость и недовольство этой парочке.., этой парочкой.
- Если у тебя есть целое озеро, что вы здесь-то забыли? Сам же сказал - источники другие ищете. Мало, значит, озера-то? - ухмыльнулся я бурому, хоть в ухмылке и не наблюдалось даже доли юмора или шутки. Вообще, толку от этих двоих было чуть больше, чем никакого. Гиен не видели, ситуации у мертвецов не знают. А больше всего расстраивало их какое-то подозрительное дружелюбие. Я всё никак не мог понять, это моя паранойя и укоренившийся взгляд или тут где-то есть подвох.
Вопрос про метку я проигнорировал. Не больно-то и весомые знания для мертвецов, им-то какое дело до наших меток? Меньше знаешь - дальше от логова инноваторов. Если им собственный вожак не доверяет своих планов, с чего бы мне раскрывать наши?
- Пойдём, провожу вас до озера, раз возвращаться решили. Может, кто из ваших слышал о моём брате. - кивнул я бурому головой в сторону, мол "проходи, я за тобой".
Разумеется, общаться с остальными мертвоземцами я и не собирался. План был таков, что я покину эту парочку на подходе к озеру и сверну к Кире, проведать как они там с Асураном и Рейкстрир.
"Погодите-ка... А может и не надо никуда идти? Тот Азазель, он ведь мертвый. А мертвецы все появились из Кхесского, все друг друга знают. Может, эти ребята..."
- Хэй. А имя Азазель вам ни о чём не говорит, м? У меня есть к нему важное дело. Было бы неплохо с ним поговорить. У меня есть то, что нужно ему, а у него то, что нужно мне. Тоже ведь ваш браток, уроженец озера? - пристально переводил я взгляд с одного на другого, прищурив глаза. Где-то внутри я яро надеялся, что они хотя бы знали его раньше.

+2

23

А ситуация начинала выходить из-под контроля, как казалось Азазелю. Голиаф зачем-то высказал свое очень весомое мнение насчет парочки неугодных морд, развеяв весь благородный образ двух бродячих одиночек, ищущих еще одно озеро.
- Болван, - мысленно нашел ему характеристику Князь, но на морде старался не показывать абсолютно ничего, выражая истинную любезность и нейтралитет.
Прямо как тогда, пока был Энтони - невинный волчок, цепляющийся своими вопрошающими к доброте и милости улыбками за каждого, кто хоть как-то был к этому расположен. И все ради того, чтобы иметь в своей власти огромный стратегический запас черной воды.
Динамес же тоже оказался не лыком шит, задавал такие вопросы, прямо с подковыркой, что, будь бы он в рядах Вольных, Азазель бы немедленно нашел слова, чтобы его осадить. Но сейчас игра идет по другим правилам, и отвечать было нужно так, словно Аз был не Князем Вольного клана, а универсалом Мертвой Земли.
- Негоже столь многочисленной стае тринадцать лет сидеть в одних и тех же границах, даже не зная, что творится по ту их сторону, - парировал темно-бурый, глядя на меченого и легонько улыбаясь.
Сейчас это могло напоминать сражение один на один: "крестоносец" ехидничал, а вольный отвечал ему аккуратно, но не менее остро. Возможно, это даже могло бы сейчас создать какое-то напряжение между ними двумя, но захотят ли оба воспользоваться этим?
- Почему нет? - ухмыльнулся себе в мыслях Азазель. - Голиаф ведь не подведет, у него просто не будет иного выбора.
Предложение пройтись до озера встало Азу комом в горле. Нельзя появляться на Мертвоземских землях, даже под угрозой иссушения! Если этот Динамес столь легко заявляет о подобном, значит, его стая действительно заключила союз с Мертвой Землей, но в голове это никак не укладывалось. Хотя бы потому что Аз очень хорошо знал Дикого, а Дикий навряд ли стал бы с кем-либо сотрудничать. Здесь явно что-то не то. Либо это повод вытрясти какие-либо факты, либо...
- Ладно. Предположим, что это - правда, - рассуждал в мыслях Князь. - Значит, до озера мы не пойдем.
Косо взглянул на Голиафа, ожидая от него поддержки - все-таки не станет же этот серый рисковать и противиться убеждениям целых двух оппонентов? С точки зрения тактики, он может создать проблемы для своей стаи.
- Все бы хорошо, Динамес, но... - начал Азазель, намеренно выдерживая паузу и глядя куда-то в сторону. - ...у нас задание. Мы ищем другие источники, о которых у тебя есть все основания умалчивать, даже несмотря на наше сотрудничество. Я верю, что ты ответил о них честно, но... и у меня есть право о чем-то молчать, - явный намек на то, что "крестоносец" проигнорировал часть вопросов, а значит, и Азазель сделает то же самое. - К тому же, вернуться с пустыми лапами к Дикому - не очень хорошая затея. Поэтому извини, но мы продолжим наши поиски. Идем, Шиноби, - глянул на Голиафа и кивнул ему, дескать, ловить больше нечего, двигаемся дальше.
Подобный ход был сделан специально: если оппонент будет заинтересован, то он бросится следом, а если нет...
О, как вовремя прозвучал этот вопрос! Азазель уже отошел на пару метров, стоя к Динамесу круп к крупу, и остановился, едва воздерживаясь от широкой довольной ухмылки.
- Азазель? - задумчиво переспросил темно-бурый, повернув голову в сторону и направив взгляд в землю, словно вспоминал что-то. - Ммм... - развернул корпус, вставая к Динамесу боком. - Да, что-то слышал о нем от разведки. Он сбежал с толпой предателей пару месяцев назад в эти края, но на его след до сих пор не напали. Возможно, если нам повезет, нам удастся отыскать его - из наших ребят так далеко никто не заходил, - позволил себе ехидно ухмыльнуться. - У меня тоже есть к нему пара вопросов.
Пусть думает, что Энтони - все-таки мертвоземец и хранит преданность своей стае. Ярко выразив свое отношение к беглецу и согласие союзника помочь в поисках могло бы чуть больше сплотить две разные стаи, опять же с точки зрения тактики. Если Динамес учитывает это, то явно молчать не станет, особенно если у него есть дело к Азазелю. Сам же Азазель, кажется, догадывался, о каком деле речь.
- Сочту за честь, если составишь нам компанию, - довольно радушно выдохнул волк и вильнул хвостом. - Хотя бы здесь будет возможность поближе узнать друг друга.

+5

24

Только сейчас я отметил про себя, что если всё сорвётся, то и мой зад может попасться даже не под горячую, а под огненную лапу Азазеля! Хотелось просто прикрыть лапами глаза. Игра становилась всё плачевнее и плачевнее. А может вообще не следовало разыгрывать весь этот цирк? Ну, наорал на Лилит, ну дал бы тебе этот оплеуху за состайницу (если, конечно, они всё же состайники), ну и разошлись бы или на крайний случай побазарили бы о жизни, об огромных птицах... Нет, ему же подавай всё через одно место! А всё почему? Потому, что самая хорошая ложь – это полуправда! А самая отличная та, в которую сам начинаешь верить! А это, как бы то странно не звучало, какой-то лепет полудохлого хорька.
На заявление меченого о том, что он тоже съел бы парочку, я приподнял бровь, удивлённо посмотрев на него.
«Ты грань-то знай, Ди-На-Мес!» – но, это – всего лишь мысли. В жизни я продолжал строить из себя паиньку и идти не то на поводу Азазеля, чтобы он не разозлился, не то на поводу нового знакомого, приставучего и с каждой минутой наглеющего.
Вопрос про озеро. Я полностью предоставил ответ на него Князю, не желая разжёвывать такие очевидные вещи ТАКОМу волку. Да, он живой, но разве он не понимает, что сидеть на одном месте не выгодно? А что, если озеро пропадёт, а? Что тогда?
И тут этот зеленоглазый решил нас проводить до озера. Если бы у меня билось сердце, то я явно бы почувствовал, как сердцебиение участилось раза в два.
- Мне казалось, что раз мы – союзники, то такой особенный характер нашего вожака у вас уже все знают! Извини, но жить ещё хочется, и так мы с тобой задержались! – сказал я и последовал за зовущим меня Князем.
Идя медленно, делая острым каждый шаг, я надеялся, что мы разойдёмся миром, но этот любопытный опять задал вопрос.
Да, дошла очередь и до Азазеля.
- Такие долго не живут. – сказал я, то ли подмечая беспомощность нашего Князя, то ли просто говоря о том, что мертвец не может так долго жить без воды, особенно дезертиры, на которых в любой момент могут устроить облаву. - Ну, раз ты спрашиваешь, значит где-то слушок о его живости проходил?
Было бы интересно послушать, что именно этот меченый хочет от Князя Вольных? Теперь я уже не сомневался, что всё это сделано благодаря этой рыжей суке! Гм, или, вряд ли, конечно, прошёлся в Мёртвой Земле слух о Вольных... В любом случае разыскивают именно этот благородный зад. А что, если за него награду дадут, например, в виде огромной лужи воды? Или власти, что конечно, вряд ли... Я бы отдал эту тёмную шкурёнку. Вольные, надеюсь, не распались бы. Я бы просто выгнал этих пятнистых и оставил в стае только полезные морды. Но, что-то я опять размечтался, сейчас надо сосредоточиться на этом зеленоглазом!

+3

25

- Вот и шли бы благим делом занимались - переправу себе искали. На Севере-то вглубь что забыли? Не тем делом занимаетесь, совсем не тем. Фыркнул я в сторону бурого, подмечая оплошность Мертвоземцев.
"Да чем они вообще думают? Какой Север? Шуруйте на юг, ребята. Вся заварушка там..."
Вообще скитания мертвоземцев по округе меня напрягало. Если бы эти ребята сидели тихо мирно у себя на озере - проблем бы не было. А такие вот "гуляки" и убивают мирных жителей, разрушают семьи.
Чем больше говорил бурый, тем сильнее я стал сомневаться в их принадлежности к Мёртвой земле. Планов Мёртвой земли они не знают, только-только уже готовые были возвращаться и тут же дали ход назад.
"Может они и вправду ищут источники, наподобии озера. Но вот только не для Мёртвой Земли, а для... клана? Трова говорил, что Азазель одержим идеей озера. Но пока там Мертвоземцы, озеро ему не светит. Как же он со своими мёртвыми напарничками живут? Ловят таких вот заплутавших мертвоземцев? Стоило бы, пожалуй, поблагодарить даже лично от себя... Санитары. Но мертвоземцы - ресурс не ежедневный. Чтобы не сдохнуть вот уж кому кому, а именно Азазелю и его мертвецам в первую очередь стоило бы искать иные источники. Так не вероятнее ли тот факт, что передо мной как раз они?"
Энтони мог говорить долго и красиво, но взгляд мой становился всё более подозрительным с каждым его словом. И, кажется, парочка собралась уходить.
"У тебя нет здесь абсолютно никакого права, Энтони." Ухмыльнулся я, ожидая когда эти двое двинутся.
"- Херудим. Как только отойдут дальше... Твой - бурый. Чёрного беру на себя. Нападаем со спины. Хватай его и тащи вверх. Можешь просто сбросить. Пусть последним, что увидит чёрный, будет его расплющенный друг."
Эти двое просто так не уйдут, кем бы они ни были. Даже если они и вправду окажутся мертвоземцаи, и что с того? Никто не узнает, куда делись две шкуры. Их просто не досчитаются.
И только я уже напрягся всем телом, готовый к бою, как бурый заинтересовался Азазелем. Шерсть на загривке так и осталась стоять дыбом, обнажая весь мой настрой.
"Ну, они же не думают, что я с ними целоваться будут? Такое можно разве что с Сэцуной." Собственные мысли отвели меня от беды и неверных шагов. Что могла увидеть парочка? Как я прожигал их взглядом со вздыбленной шерстью и тут же заржал? Да уж, да уж.
Предложение совместной прогулки устроило меня гораздо больше.
- Плутать не придётся. Я знаю где он может быть. Туда и направлялся, пока не застал вас. Я кивнул в сторону предполагаемых земель клана, предлагая парочке пройти вперед. - Идём.
Чёрный же задался правильным вопросом, над которым я уже успел порассуждать. И я был готов ему ответить, но опять же, не раскрывая личность Тровы, не рассказывая про нашего разведчика. Всё, что рассказал Трова, будет сказано в моём ответе от другой морды, на которую мне плевать...
- Вот именно, приятель. Ухмыльнулся я, глядя на Шиноби. - Я точно знаю что он жив. И он там не один. С ним и другие мертвые. Да ещё и гиены. Кстати, одна из них и является моим источником информации. Главное - умеючи подмазаться. Им ведь что, кусок мяса дал - они и мать родную продали. Никакого понятия чести и верности. Напускал я лишней грязи в разговор, пороча незнакомые мне морды. - И ведь смотри. Азазель жив, да живее всех живых. И это-то без озера! Вот как раз у него-то может и есть пара источников, необходимых вам? Предлагаю найти его вместе. Но с одним условием! Я не дам вам причинить ему вред. Он мне нужен. Он может знать где мой брат.
И хоть я и расслабился, но строгость морды говорила о том, что я тут не шутки шучу, и , как бы абсурдно это не звучало, но Инноватор защитит дезертира Мёртвой земли. Он был для меня слишком важным ключом...
- Ну? Вперёд и с песней? Вновь кивнул я в ту же сторону, готовый отправиться.
- Меняем план. Херудим, следи за нами и близлежащей округой. Если появится ещё кто-то - незамедлительно доложи мне. Будь то враг, друг, Инноватор, кто угодно!

+3

26

И какое ему было дело, чем там занимаются мертвоземцы? Да и говорил этот серый так, как будто пытался нравоучать... Нравоучать мертвецов, которые были рождены убивать таких, как он. Глупец.
- Увы, это - не моя прихоть, - довольно беззаботно пожал плечами Азазель, отвечая на фразу Динамеса про "пошли не туда", и чуть повернул морду, глядя на собеседника чуть искоса. - Это - приказ Дикого.
Впрочем, в этом Азазель нисколько не юлил, искать другие источники было заданием двухмесячной давности, которое потребовал исполнить Белополосый. Жаль, что никаких новостей он до сих пор не получил, но это уже дело десятое.
Голиаф, слава Кхесу, умело поддержал складывающуюся игру и поддерживал ее в нужном русле. Вполне вероятно, что собеседник уже о чем-то догадался, ведь, на минуточку, Лилит были известны все мотивы Азазеля до момента ее пропажи, а раз она там прочно затесалась, нет сомнений, что про личность Азазеля там знают абсолютно все. И уж тем более о его замыслах. Исходя из этого, Князь начинал приходить к мнению, что кое-что нужно было немного переиграть, но...
Челюсти едва заметно сжались, стоило только Динамесу сказать, что знает, где кроется Азазель. И не только это! Все, что сказал этот плут следом, едва не заставило Азазеля встать как вкопанный, чтобы удостовериться, что почва под ногами еще осталась. Ему стоило больших усилий не выдать себя с потрохами и сохранить на морде хотя бы задумчивость с легким оттенком сомнения - еще чуть-чуть, и Аз был бы готов ощериться во все клыки.
Но это еще не все! Динамес говорил про гиен, одну из них, в напарники к которой этот волк тактично затесался. То есть, рядом с Азазелем живет предатель? Гишу?
- Нет, та знает, что такое честь, врать точно не будет. Или это я ей так слишком доверяю, что она грязно этим пользуется? Самеди? Не-е-ет, этот - тихушник, даже не интересуется особо тем, что в клане происходит. Сцилла? Хмм, - Аз ухмыльнулся на одну сторону, которая была не видна шедшему рядом серому волку. - Можно было бы предположить, что этот Динамес врет - Лилит же была не в курсе про гиен... кроме... Кова-а-а-а-ар! - в груди так заклокотало, что Князь чуть не спалился во второй раз, вовремя сдержав в горле злобный рык.
Как же быстро все это произошло. И вроде бы ты живешь себе, никому не мешаешь, ищешь свое проклятое озеро и ведешь скрытный образ жизни, а остальные уже про тебя все знают и даже хотят разобраться с тобой... Один вопрос: зачем? Если главный враг - на западе.
Однако причина была озвучена Динамесом в завершении, и Азазель даже как-то смутился.
- Брат? Откуда мне знать о твоем брате? Или... Ковар... - нельзя описать то, с какой силой заставлял себя Князь воздерживаться от резких слов и действий.
Он едва смог вернуть себе самообладание и отрезвить рассудок, чтобы быстро и четко размышлять. Итак, задача усложнялась новой порцией фактов, а если учесть, что между Мертвой Землей и Неизвестными заключен какой-то союз (хотя это тоже может быть вбросом), и перед вольными сейчас - представитель последнего, у которого наверняка может быть птица, то... следует заманить этого несчастного куда-нибудь в лес или пещеру, чтобы его нельзя было найти, а там... Как здорово, что весь клан разошелся по заданиям и в Серых душах никого нет. Главное, не показывать, что они - твоя территория.
- Мы проходили по горной гряде, но никаких гиен не встречали, - слова могли показаться оправданием, хотя Азазель старательно делал вид, что пытался припомнить хотя бы мимолетную встречу с падальщиками. - Возможно они живут в низовьях? То есть, ты хочешь сказать, что этот Азазель спелся с гиенами? - вполне себе вопрос на засыпку, над которым в пору подумать всем собравшимся. - Не понимаю, зачем они могли ему понадобиться - я помню его не очень разговорчивым и одиночным типом, - но да ладно, пора закидывать другую удочку. - А что с твоим братом? Он потерялся? - довольно озабоченно спросил Князь, заинтересованно уставившись на Динамеса. - Или думаешь, Азазель мог его... ну... убить? Или взять в плен?
Образ темно-бурый выдерживал как надо; гнев закрылся где-то в глубине души, оставляя хозяина шкуры с точностью ювелира подбирать себе нужное настроение и тон для подачи информации.

+5

27

Этот новый знакомый слишком уж докапывался до каждого слова. Надо было остановиться пока не поздно, но Князь уже не мог. Хотя, этот Динамес кое-чем и помогал.
«Идти на Юг? Хм, ачто, если они говорят, что тут ничего нет, то может быть на Юге найдётся хоть капля! Но, с другой стороны, вряд ли мы вообще сможем туда добраться, скорее найдём вторую смерть!»
Удивил и тот факт, что этот живой знал, где располагаются земли клана. Это могло означать только то, что меченый давно уже на Вольных глаз положили. Подозрения падали на Ковара, который тоже был живым, но как только Динамес сказал, что источником информации была гиена, я чуть было не расплылся в ехидной ухмылке.
«Я знал, знал это!»
Когда радость внутри немного поутихла, я начал перебирать варианты в голове, которые могли бы продаться за мясцо. Гишу отметалась сразу, она, я давно уже  это заметила, была верна Князю, что меня очень огорчало. Самеди? Возможно, хотя вряд ли бы он рассказал всю правду, обязательно бы приукрасил, сказал, что тут целая орда, да мало ли, что он мог сказать! Может эта третья дрянь? Да, вполне вероятно! Никогда мне не нравились эти пятнистые вонючие шкуры! Ну что, Азазель, пригрел у себя змеюку?
Так же в голову закралась мысль, что тут и Ковар всё-таки может быть замешан. Извините, конечно, но как-то не часто я тут вижу живых волков.  Вот, чёрт! А я же тогда просил его пойти за мной, чтобы в случае чего помочь убить Лилит! Интересно, если бы они даже просто были знакомы, он убил бы её? Или убил бы меня?..
Думаю, Азазель тоже догадался, что тут наш бурый живой тоже замешан. Вот бы найти его и устроить допрос! Хотя, он не из болтливых, вряд ли бы что-то удалось вытянуть, а вот этот явно попался нам на удачу! Столько информации за такое непродолжительное время!
- Да, неплохо этот волчара устроился! – нет, ну реально, неплохо Аз устроился, прям у Кхеса за пазухой! - Вот, если бы мы его голову Дикому принесли... – я тут же осёкся, так как живой добавил, что причинить вред не даст. - Жаль, очень жаль. Но, если он гиенами окружился, вряд ли нам удастся прорваться к нему. Ну, если их там, конечно, не парочка, да и если рядом других не будет... Слушай, а ты вообще уверен, что тебя вот так просто к нему пустят? Всегда нужен запасной план, сомневаюсь, что нам троим под силу будет прорваться.
А вдруг повезёт, и этот болтун скажет, что у него имеется ещё сила в качестве близко находящихся состайников или даже гигантских орлов.
Я сделал шаг назад, показывая, что мы, ну, по крайней мере я, готовы пройтись с новым «другом».
«Азазель ещё ни разу не видел этих большекрылых, не сталкивался с ними нос к носу. Он не понимает, с кем связывается, даже сейчас, когда он узнал, что меченые сотрудничают с Диким, он не хочет отступать, увязывая того за собой. Ну, да, не моя шкура пострадает, если Аза найдут, но всё равно, о других бы подумал.»
Я ещё раз устремил свой взгляд туда, куда кивнул зеленоглазый. Они о нас знают многое, а мы о них практически ничего. Жаль, что у нас нет таких козырей, как у меченых.

+1

28

- Ну да. Беззаботно пожал я плечами, в ответ на вопрос Энтони про союз Азазеля и гиен.
"Надо же ему как-то отжать ваше озеро. Или вам отжать их озеро?" Усмехнулся я себе в усы, всё ещё томимый сомнениями про личности этих двоих и их принадлежность.
- Да хоть с орлами, какая разница? Рассеяно бросил я фразу* и даже не задумался над смыслом сказанного. Плевать мне и вправду было с кем он там дружбу водит. Это было его личное дело и предпочтения.
- А ты, чёрный, защёлкни пасть. Я ещё раз говорю тебе. Ни один ваш клык не коснётся Азазеля.  Предупреждающе обратился я к Шиноби, тыкнув в его сторону лапой.** - Я не знаю где мой брат и что с ним. В этом и загвоздка. Я точно знаю, что он был рядом с шайкой Азазеля. А если же этот мертвец убил его или хоть клыком тронул - самолично убью. Ну, а если предоставит мне ценную информацию о брате, то... Я дам ему то, что он так желает... Вам ни пучка шерсти с его шкуры в любом случае не достанется.
Ну а что? Следовало дать понять ребятам раз и навсегда, что Азазель - мой, и мне всё равно на их задачи и цели. У меня есть свои. С остальными пусть делают что хотят. Бьют, пытают, что угодно.
- Я же сказал уже не раз - у меня есть для Азазеля то, что ему нужно. Небольшая информация про одного волка - моего брата, ничто по сравнению с тем, что ему дам я... Немного раздражённо фыркнул я в сторону чёрного, замучавшись повторять одно и то же.
"Может, у этих ребят просто никогда не было конкретной цели в жизни? И они не понимают, какого это - отдать всё, что у тебя есть, лишь бы получить желаемое? Возможно в чем-то, мы с этим Азазелем похожи... Лишь бы найти его."
На самом деле, если Азазель решит убить этих двоих, я не буду ему мешать. Это было бы даже немного забавно, как одна падаль самовыпиливает другую.
"Брат брата..."
Но... Этим ребятам было ни к чему знать о своей никчемности в моих глазах. Зачем же я беру их с собой? Они вероятно видели Азазеля в морду и смогут мне безошибочно указать на него. Жаль только, что они всё ещё мялись и тормозили, словно бы я силой тащу их туда, куда им хода нет. Чтож, не хотят проявлять инициативу... Будь по вашему.
Я, деловито выпятив грудь вперед, направился в сторону месте, где встречался с местной гиеной, где Трова встречался с Азазелем. Нутро чуяло - бредовая идея поворачиваться спиной к двум мертвецам, все мы знаем их натуру, но я надеялся на Херудима и его поддержку.
"Если хоть один из них предпримет попытку атаковать меня сзади - убиваем их на месте."

*

http://s2.uploads.ru/5tL1y.gif  http://s3.uploads.ru/YG42E.gif

**

http://sg.uploads.ru/8ftha.gif

Отредактировано Нейл (2016-01-04 03:16:31)

+3

29

- С чего он так уверен во всем этом? Неужто и правда какая-то пятнистая падла за кусок мяса сливает проходимцу ценную информацию? - стучало в голове Азазеля, пока он неторопливо шел и слушал Динамеса.
По канону, Вольный клан должен был стать стаей-призраком, о которой Мертвой Земле знать не обязательно. Все там твердо уверены, что коли раз ушел за границы Мертвоземья, то там же и подохнешь от иссушения в ближайшие дни, поэтому существование Азазеля и Вольных для них могло бы стать просто нонсенсом. А тут... эти чертовы живые со своими орлами, заключившие союз с Диким (да это же невозможно!)... Они ведь наверняка обо всем ему рассказали.
- Нужно уходить с этих территорий, - заключил Азазель. - Пока Белополосый не добрался досюда. С гиен или без них.
Хотя где-то в закромах сознания существовало нечто, что твердило обратное, дескать, стоит ли выставлять себя таким слабаком, когда можно проявить себя и продемонстрировать свои дипломатические навыки? С Диким, конечно, это наверняка не пройдет, а вот с Неизвестными...
Резко покосился на Голиафа, буквально одними глазами, прервав все свои думы.
- Черт возьми, какого хрена он городит?! - челюсти сжались, морду едва не подернуло негодующим оскалом, но Азазель сдержался.
Это по-настоящему дико трудно - сдерживать гнев, когда необходимо мило улыбаться. Азазелю, правда, давно это вошло в привычку, ведь перед Диким нужно было ходить именно так, но сейчас, когда темно-бурый все чаще и чаще давал своим чувствам волю, хватка едва не потерялась. И все-таки смог воздержаться.
- Я не собираюсь лезть ему под шкуру, - уведомил идущих рядом Азазель, явно ознаменовывая свою позицию. - И ты на него тоже не разевай пасть, Динамес, - добродушно хмыкнул в сторону серого. - Он - мертвоземец, а значит, умрет там, где родился.
Дескать, оттащим к Дикому, а тот пусть сам решает, как поступить с дезертиром.
Однако слова Неизвестного звучали довольно заманчиво: тот собирался чем-то поделиться с Азом, если тот расскажет про брата. Хотя сам Аз ни про какого волка, внешне схожего с этим, да еще и живого, здесь не видел в помине. Кроме подлеца Ковара, который здесь просиживал зад добрых две недели, в этих краях не было абсолютно никого. Или, может, гиены и правда слишком много молчат?
- И чего же он хочет? - заинтересованно приспросился Князь, делая вид, что совсем не понимает, зачем с врагом надо было чем-то делиться, если ты собираешься его убить. - Судя по твоим словам, ты просто уверен в том, что он чего-то от кого-то ждет. Что если все наоборот, и он просто пытается выжить?
А Серые Души приближались... Какие-то шаги отделяли этого несчастного от предстоящей смерти. Даже если с ним есть орел, сквозь плотные кроны деревьев он не пробьется вниз.
Азазель довольно ухмыльнулся себе в мыслях.

+2

30

Я в душе улыбнулся. Так значит правда у этих волков в наличии орлы, а раз этот Динамес сказал, что пернатый может помочь, то значит, что он где-то рядом.
Однако меченый явно давал понять, что он хочет поговорить с главой Вольных без каких-то «мертвоземцев».
« Можешь успокоиться, Эн-То-Ни, ничего ужасного пока не случится с чёрно-бурой шкурой, по крайней мере, в первые секунды их встречи.» – мысленно обратился я к Азазелю, как к другому, настоящему Мертвоземскому волку.
Я на предупреждение зеленоглазого лишь повёл глазами, типа мы сами знаем, что делать, но можешь не волноваться, братишка, всё точно будет в ажуре. Но, если честно, честно обещать того, что всё будет в ажуре, я не мог. Загнанный, словно косуля, в угол Князь мог и клыки оголить в любой момент, почувствовав приближение его клыков, пускай и ложное. А я? Что до меня, то, скорее всего, я буду на стороне Азазеля. Я не знал, как отнёсся бы ко мне Динамес, я не успел прочувствовать почву. Согласитесь, ведь бывают и такие, которые не любят перебежчиков, например Дикий.
Мы двинулись в сторону Серых душ. Я не хотел, чтобы мой зад буравил этот живой, и Кхес оградил меня от этого. Зеленоглазый пошёл впереди, на что я лишь ухмыльнулся.
«Дурак, сам подставляешь свой зад под «царские» клыки.» – конечно, тут больше бы подошло определение «княжеские», но я решил возвысить нашего Азазеля. А ведь до этого наш Князь так хотел, просто желал встретить этих меченых, а теперь же просто заигрывает с ним, не желая прямо сказать ему, кто он есть. Неужели, наш основатель боится их? Боится, что Лилит будет мстить через кого-то? За ним целый клан, стоит ему только созвать всех, и победа в битве между зеленоглазым и возможным орлом будет нашей. Князь ведь знает, кто где примерно находится, мог бы привести его туда, встретиться с соклановцами и, уже не боясь, открыть свою истинную морду. Но он просто всё заводит в тупик, всё усложняет.
В любом случае, я не сомневаюсь, что Азазель подаст знак, укажет, что он хочет от меня, а я уж не пропущу этого момента. Именно поэтому я относительно беспечно следовал за зеленоглазым, изредка косясь на главу клана. Иногда мой взгляд поднимался в небо, стараясь заприметить хоть какие-нибудь признаки гигантского орла, но натыкался лишь на мелких летающих крикунов. Клацкнув зубами от досады того, что не могу видеть врага, и одновременно от того, что, возможно, орла всё-таки нет рядом, я слегка приблизился к живому. Ни каждый раз изучаешь живого сородича. Ковар, пускай, и был живым, но не позволял к себе приближаться сильно близко незаметным, да и почти никогда не поворачивался задом, словно опасаясь... А что, если тот волк и есть его брат? Ну, пускай и не похожий! Ну мало ли, может приёмный... Тогда всё бы сошлось!
Я посмотрел на Азазеля. Как жаль, что я не могу передать ему своих мыслей! Может, тогда бы картинка стала яснее.

+2


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Нижний Тэмен » Тэменский хребет