Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Нижний Тэмен » Зеленая расщелина


Зеленая расщелина

Сообщений 1 страница 30 из 108

1

http://deartravel.ru/uploads/posts/2013-05/1369223920_ceiskoe-ravine.jpg
Широкая и достаточно длинная расселина, внутри которой находится большое количество острых камней. Также здесь можно встретить небольших грызунов и птиц.

Ближайшие локации:
- Тихий пруд (Нижний Тэмен)
- Драконьи пещеры (Нижний Тэмен)
- Серые души (Нижний Тэмен)
- Неизведанные холмы (Нижний Тэмен)
- Неизведанные холмы (Нижний Тэмен)
- Серый лес (Нижний Тэмен)

0

2

--->> Вне игры

28 день Пятой Луны. 31 год.

Начало игры

Гишу стояла на пригорке из крупных булыжников и смотрела куда-то вдаль с видом полководца, собирающегося нанести сокрушительный удар ничего не подозревающему врагу. Всяческие приземленные мелочи вроде каменистых осколков, впивающиеся в подушечки лап, а также мух, стремящихся забиться в нос, Гишат полностью игнорировала.
Выглядело это, конечно же, забавно, учитывая их предельно жалкое нынешнее положение. Полководец, выдворенный прочь своими же... Какая ирония-то. Два зверя, будущее которых представляло собой довольно мутную картину. Находящиеся к тому же еще и непонятно где. Парии, изгои, разбойники...
Одним словом - неудачники.
И никак иначе - один зверь, без поддержки клана ничто и никто, ничего-то ему не сделать против других, он лишь молча вынужден терпеть всяческое происходящее с ним дерьмо. Терпеть, стиснув зубы и превозмогать, и так всю оставшуюся жизнь. Стоить из себя титана одиночества - одинокого благородного воина, независящего ни от кого и никому ничего не должного... Щенки, конечно, думают что в этом-то и состоит истинная Свобода, но пожив так некоторое время такие умники всегда возвращались на согнутых лапах... Тощие и порой хорошенько потрепанные каким-нибудь хищником. Потому что такова реальность - один в поле не воин. Без сестер и братьев, готовых встать с тобой бок о бок против врага, вытащить из обвала или пасти аллигатора ты ничто. Песчинка в круговороте жизни.
Гишу предельно четко воспринимала их нынешнее положение, не испытывая иллюзий по этому поводу. Да, они находятся в полном дерьме... Что совсем не значит, что необходимо сокрушаться и плакаться. Несмотря на нынешнюю пасмурную, как это небо что было сейчас над ней, ситуацию, выглядела самка бодрячком, тщательно скрывая возможные сомнения за маской стоицизма. Внутри конечно были и сомнения и беспокойство... Эти неизвестные земли пахли по-другому. Среди множества запахов был один, который заслужил особое внимание со стороны гиены. И он явно принадлежал хищнику, причем хищнику незнакомому...
Но все-таки на ней лежал груз ответственности. Ни в коем случае нельзя было позволить себе поддаться эмоциям и расхлябанности, чем подорвать мораль их небольшого отряда, и без того сейчас находящуюся не в лучшем состоянии и своим паникерством привести ее к отрицательным значениям.
Гишу взглянула на Герца, находящегося неподалеку. Ответственность – вот что она сейчас ощущала. Герц был единственной гиеной, решившей вставить слово поперек мнения клана. И она была благодарна самцу – своим поступком гиен доказал что предан ей. На словах быть другом может каждый, но вот когда дойдет до дела... Много ли кто осмелился бы встать на ее сторону, на сторону мятежника новой власти?
Нет, на плечах Гишат лежал груз ответственности не только за свое здоровье. А выход она найдет, потому что пока ты не мертв он есть всегда.
  С тех пор как они оторвались от погони, прошло больше недели. Что случилось с теми, кто хотел их убить? Преследовательниц, этих жалких прихлебательниц стремящихся выслужится перед матриархом, убил обвал. Ну или сильно покалечил. Гишу как-то не особо хотелось возвращаться чтобы проверить их состояние здоровья. Им двоим удалось отделаться лишь царапинами, правда самой Гишат досталось немного больше, но это было терпимо – всего лишь небольшое повреждение лапы которое зажило спустя неделю.
Ха, – внезапно вскинула голову гиена, приподняв губу в полном презрения оскале. Эта сентенция не была обращена к самцу, скорее это был всего лишь выход скопившемуся внутри яду, – жалкие дочери гадюки и плешивого ишака. Склизкие пресмыкающиеся, облизывающие пятки. Ну и где вы теперь?.. Кормите червей, жалкие ничтожества, – на этом месте гиена отвлеклась - до ее ушей донеслись какие то звуки, шорох.
Пришли они сюда, к этим каменистой расселине именно за тем, чтобы найти что-то поесть. Поохотиться нормально им пока не удавалась – эти места не были привычны для них. Камни, леса... Не равнины, слишком чуждо для гиены, непривычно. К тому же у Гишу была ранена лапа, поэтому эту неделю она не была в состоянии на долгие переходы. Тем не менее благодаря гиену и его, без сомнения хорошим способностям к выслеживанию и охоте они довольно быстро поняли что тут водится много мелких животных. Которых, при должной сноровке тоже можно поймать.
Гляди ка, даман! – Гишат прищурилась, негромким хриплым голосом обращаясь к самцу, – левее, у кустарника. Похоже, он не видит нас. – Тощий маленький зверек, похожий на большого хомяка или суслика сидел у камня и что-то жевал.

+2

3

--->> Вне игры

28 день Пятой Луны. 31 год.
Новая игра
А Герц в это время лежал у подножья пригорка из камней, выбрав наиболее удачное место, чтобы острые кромки их не кололи бока и старательно вылизывал переднюю лапу. От длительного передвижения по каменистой поверхности подушечки с непривычки быстро поистёрлись, а одна из них уже начала кровоточить, доставляя этим не самые приятные ощущения. Сам он был дико уставший, голодный, но зато живой, живой после всего пережитого ими около недели назад. Оставалось благодарить удачу и богов за то, что им удалось уйти от погони и не попасть под обвал, к слову, благодаря которому эта самая погоня и закончилась. Их преследователям же повезло гораздо меньше… И все-таки гиен оставался рад своему невероятному везению, как и тому, что наконец ему удалось уйти из родного клана, который ему успел горько насточертеть своей новой властью и новыми порядками, причём весьма строгими. А теперь все это далеко позади, а рядом всегда будет верная союзница и, наверное, единственная и лучшая подруга, готовая помочь в трудный момент. Короче говоря, из них двоих только один Герц был относительно доволен случившемуся и не горевал по клану с собратьям – так что, по его мнению, все было не так дерьмово, как казалось Гишу. Его дезертирство можно было считать успешным!
– Ха, – вдруг послышалось с вершины пригорка, с которого старшая осматривала местность. Герц тут же навострился, ожидая, что та высмотрела с него что-нибудь, что могло бы принести им пользу, однако нет. Атаманша всего-навсего разрядилась в воздух остаточной злобой на ненавистных преследователей, выполнявших приказ ненавистного матриарха, а звучало все это примерно так: – жалкие дочери гадюки и плешивого ишака. Склизкие пресмыкающиеся, облизывающие пятки. Ну и где вы теперь?.. Кормите червей, жалкие ничтожества, – Самец лишь скептически скривил морду и разочарованно вздохнул, показывая тем самым, что такое поведение было не к лицу лидеру. – Я уже начинаю завидовать тем червям, - в ответ подал голос гиен, – Их хотя бы кормят, в отличии от меня… - Да, питание, а точнее, его отсутствие, было единственным негативным фактом или фактором, который раздажал Герца среди всего того, что им приходилось сейчас переживать.
Боги будто услышали нытьё пятнистого – Гиша как раз заметила неподалёку потенциальную еду. И это мгновенно вернуло его к прежней жизнерадостности, заставив бросить хлопоты с пораненной лапкой. Гиен уже стоял рядом с подругой, всматриваясь и принюхиваясь к цели. То, что зверек их пока не замечал и то, что ветер дул как раз с его стороны давало гиенам некоторые шансы.

+1

4

Самец как барин лежал внизу и занимался наведением марафета на своей лапе, что-то выкусывая из оттуда вылизывая между подушечками.
Гишат недовольно нахмурилась.
"Ленивая задница..." – вскользь подумалось гиене. Она уже забыла о собственных мыслях. Самец мог бы тоже поучаствовать в поиске добыче, направив свои локаторы в сторону камней. Тем более он был охотником, одним из лучших охотников их клана...
Но таковы уж эти самцы, поэтому Гишат никак не отреагировала на ленивое поведение Герца - смолчала, лишь только дернув своим черным хвостом. Так уж устроен мир что всегда забота о решении серьезных вопросов в жизни лежит на самках, а не на слабом поле.
Кормили. Лучше быть голодным и живым червем, чем сытым, но мертвым, верно? Время легкой жизни прошло, если хочешь есть – работай, – губы гиены растянулись в легкой насмешке. – Поскольку из нас двоих ты более поворотлив и более охотник чем я, то честь по поимке этого солидного зверя ляжет на твои плечи, а также в месте с ней и слава победителя, – все это время гиена говорила, не сводя взгляда со зверька. Стараясь наступать на землю мягко, так чтобы ненароком не задеть какую-нибудь веточку, гиена спустилась с каменистого пригорка и отошла немного в сторону. Медленно-медленно и плавно, так, чтобы зверек не заподозрил, что очень интересен для других.
Гишат заговорила, чуть повернув голову в сторону гиена:
Я попробую не дать ему добежать до скал и залезть высоко, зайдя с другой стороны и погнав на тебя, а ты будешь ловить... Все, начали. Я пригну голову, когда буду готова, – гиена пошла в левую сторону. Похоже, зверек ничего пока что не заподозрил - он увлеченно грыз стебель какого-то растения и был таков.
Конечно, это было довольно глупо – слишком маленький зверь и слишком тяжело гиене со своим "забавным" строением быстро стартовать с места. Гишу даже стала немного завидовать львам и прочим когтистым каракалам из-за их гибкой спины и способности делать молниеносный бросок. Секунда - прыжок - удар когтей - и добыча уже верещит прижатая к земле, наколотая шкурой на загнутые кошачьи когти-крючки.
Да уж... из всего этого арсенала у Гишу были лишь челюсти... Правда очень даже не плохие, способные раскроить кость носорога, но вот на этих каменистых взгорках нужна скорость и ловкость, а не выносливость и сила.
Но чем шайтан не шутит... Госпожа удача любит настойчивых и от попытки поймать этого маленького зверька у них хвосты не отсохнут.
Гишу сделала широкую дугу, обходя зверька. Шла она небрежно, наступая на сухие ветки, поэтому даман сразу заметил ее, неотрывно следя, но пока что не убегая. Более-менее высокие скалы были достаточно далеко и это давало определенный шанс им двоим. Когда она оказалась у точки за камнем, в тридцати метрах от зверька, то посмотрела на самца, давая ему время, чтобы занять позицию. Наконец, определив, что он вроде бы готов к действиям, Гишу бизоном бросилась вперед. Выронив изо рта стебель, даман тут же кинулся туда, куда и ожидала гиена - к скалам. Он собирался затеряться среди камней, исчезнув в расщелинах, откуда его никто не мог бы достать.
Теперь все зависело от самца - Гишу была слишком массивной для жертвы такого калибра и гораздо менее маневренной, чем маленький даман.

Отредактировано Гишу (2014-11-15 01:38:31)

+2

5

Честно сказать, идея поимки дамана воспринималась Герцем не совсем серьёзно, поскольку тот считал, что затраты сил не стоили всего этого. Зверёк был слишком мал, чтобы перекусить даже одной Гише, не говоря уже о прожорливом самце, не знающем меры в еде. Однако голод не оставлял ему выбора. Лучше хоть что-то, чем пустое брюхо. С подобными мыслями гиен молча слушал старшую, не сводя взгляда с грызуна. – Кормили. Лучше быть голодным и живым червем, чем сытым, но мертвым, верно? Время легкой жизни прошло, если хочешь есть – работай. Поскольку из нас двоих ты более поворотлив и более охотник чем я, то честь по поимке этого солидного зверя ляжет на твои плечи, а также вместе с ней и слава победителя, –  В ответ на эти слова самец улыбнулся краешком губ. Лучше бы вместо чести и славы ему досталась добыча целиком. Чего-чего, а в плане еды Герц был жаден всегда, только все его проявления жадности жестко пресекались со стороны Гишу, так что делиться с ней придется во всяком случае…
- О дааа, это такая огромная честь для меня, - с иронией протянул он и едва слышно хихикнул. Спустившись с пригорка следом за самкой, причем так же тихо и осторожно, чтобы не сорвать всю охоту на самой начальной стадии, он выслушал её указания и отправился на свою позицию, откуда в нужный момент бросится на перехват . Простая и удачная тактика Гишу устраивала гиена, а потому он не стал вносить в неё какие-то изменения, либо же возражения. Тем  временем вторая половина охотничьего расчета обходила зверька слева, рассчитывая тем самым погнать его в сторону Герца. Сам же Герц уже терпеливо сидел за крупным и плоским куском горных пород, ожидая команды к готовности номер один. Через непродолжительный отрезок времени сигнал был дан и охотник приготовился, слегка пригнувшись, что было нехарактерно для гиен. Дело в том, что многие нехарактерные для гиен тонкости в охоте Герц перенял у своего учителя, который, в свою очередь, перенял их у многих хищников, наблюдая за их действиями на охотах. Как и ожидалось, даман бросился бежать именно в ту сторону, куда и предполагала старшая – к скалам. Тут-то грызун и встретит нежданчик… Время отчета до броска уменьшалось по мере приближения добычи, и когда ничего не подозревающий даман приблизился к позиции Герца на нужное расстояние, тот стрелой кинулся на перехват, взяв небольшое упреждение, чтобы поднять шанс на поимку до всех ста процентов. Зверёк быстро заметил несущегося на него Герца и сменил курс, однако недостаточно быстро, чтобы спастись… Через мгновение всё было кончено и добыча с противным писком задергалась в пасти успешного охотника. Иначе не могло и быть, ибо Герц был действительно лучшим в этом деле и не мог себе позволить пошатнуть свою репутацию в глазах атамана, а ещё потому, что так решил автор сего поста.
– Он наш! – победоносно рявкнул самец, с самодовольной улыбкой глядя на Гишу, на всякий случай прижимая лапой неподвижное тельце, которое секунду назад сочно хрустнуло позвоночником под натиском сильных челюстей.

+2

6

--->> Вне игры

 
28 день Пятой Луны, 31 год.
Начало.

Посмеяться решил?
Не видишь, что ли, что сам уже по колено в могиле?
Или думаешь, что и теперь выедешь из передряги на спине сарказма?

  Я теперь беглец. Странно, но осознание этого наипростейшего факта только-только вспыхнуло в моём мозгу. Теперь я тот, что вне закона, кому всегда разрешено разорвать глотку при первой лишь встрече. Уверен, что Дикий не оставит эту выходку со стороны Тони незамеченной. Он пошлёт за нами своих ищеек, они обязательно нападут на след, из-под земли достанут, уничтожат... Но прошёл уже месяц, а никого нет. Никто так и не пришёл по мою душу. Значит ли это, что я в безопасности?
  Какое там. С тех пор, как оторвался от остальных, ни о какой безопасности и речи быть не может. Куда они, чёрт подери, подевались? Наверняка всех, абсолютно всех присобачило к земле той ужаснейшей лавиной, что произошла на Мосту. Каким-то образом мне тогда удалось вырваться из цепких объятий стихии, я спасся... Нет, не только я. По крайней мере, надеюсь. Я видел мелькнувшие вдали шкуры некоторых волков, видел, как они уходили прочь от столь опасного места, туда, куда изначально хотели идти. Помню, хотел рвануть за ними, но страх перед только что увиденным буйством природы никак не хотел отпускать. Да, признаю, испугался немного. А кто бы смог оставаться равнодушным, когда на твоих глазах состайники превращаются в желе, давимые нескончаемой лавиной камней? Я скорее бы кинулся в пасть Дикому, чем тогда ещё раз ступил на Мост... После несколько недель я ходил вокруг да около, всё не решаясь бросить новый вызов природе, который недавно бросил Энтони. Потом отошёл, и то, что я такой вот мелкий трусишка, показалось мне ужасно смешным, как, впрочем, и нелепая случайность, унёсшая "жизни" некоторых на переправе. Ничего, справился же, решился и успешно прошёл. Долго потом не мог нарадоваться, пока не понял, что один вообще-то остался. В планах этого не было. Группа - она всегда группа, какого бы характера не были особи в ней. Там, где не пройдёт одиночка, протаранит себе путь группа. Да и от клыков Дикого легче спасаться сообща...
  Поэтому я, не теряя теперь ни секунды, помчался следом за ними. Надеялся, что они не успели ещё уйти далеко. А как я им объясню, где был всё это время? А, отшучусь как-нибудь. Я - не я, если начну ныть о том, какой ужас меня охватил тогда, и что я не смог перебороть животный страх перед каменной стихией.
  За несколько дней я пробежал спуск, пересёк пруд и вышел к какой-то зелёной расселине. Видок был красивый, не спорю, но не природа меня сейчас привлекала сюда. У меня была цель, и я должен её достигнуть. Найти нашу маленькую стайку, повидаться с друзьями, посмотреть, кто жив. И Ширен... Очень, очень надеюсь, что ей удалось спастись. Потеря этой бурой для меня... нет, не буду об этом. Довольно мне стресса за последний месяц.
   Я остановился, встав на один из валунов, отчего по склону посыпались мелкие камушки. О, занятная картина. Две гиены, самка и самец. Что этим прожорливым существам делать в таком скудном на пищу месте? Уж не за добычей они сюда пришли, это точно. Но мне и дела нет до того, что здесь собрались устраивать пятнистые, а вот помочь они мне вполне могли. Если стая прошла здесь, эти хищники не могли её не заметить.
  Дождавшись, пока гиены завершат охоту, и самец победоносно прижмёт лапой какого-то грызуна, я медленно спустился к ним по камням, скребя лапами по острому грунту. Вот же Боги... сделали бы хоть покрытие земли поприятнее, а то того и гляди - поранишься об камушки, и вытечет вся чёрная вода через маленькую дырочку в лапке! А она сейчас, вода эта, между прочим, на вес золота! Спустившись на один уровень с гиенами, я приветливо вильнул хвостом в знак того, что не собираюсь нападать, и улыбнулся.
- Доброе утро, пятнистые, - я повёл ушами, одновременно прислушиваясь у звукам. Не хватало ещё такой ситуации, что я тут просто буду болтать, а стая пройдёт где-то мимо, неслышно и незримо. Уж так-то ходить они умели, - я не собираюсь нападать, если вы об этом подумали, я не дурак. Просто хочу спросить одну вещь - у вас здесь парочка мёртвых волков во главе с тощим чёрным красноглазиком не пробегала?
  Я готов был выслушать всё, что они скажут. Любая информация помогла бы мне сейчас, однако я не по наитию знал, как любят хитрить гиены, поэтому всё равно держал ухо востро.

Отредактировано Самайн (2014-11-15 18:52:30)

+3

7

Расчет оказался верным - зверь шел прямиком на гиена. Даман слишком поздно сообразил что происходит, слишком уж он увлекся слежкой за несущейся на него во весь опор косматой самкой. Он начал петлять и юлить, но Герц только этого и ждал. Распахнутые челюсти щелкали в опасной близости от него, приводя зверя в полнейшую панику. Зажатый меж двух огней, даман пискнул и принял отчаянную попытку дернуться в сторону к кустарникам, навстречу спасению, но не успел - на одном из виражей на его боку сомкнулись челюсти Герца. Они и подарили ему почти мгновенную смерть, раздробив позвоночник.
Он наш! – рявкнул самец, смерив ее победоносным взглядом и прижимая дичь лапой к земле. 
Чистая работа. Мастер, – Гишу ухмыльнулась, показав края зубов. Герц еще раз доказал что способен быть неплохим ловчим и может охотится на нестандартную для гиен мелкую дичь. Гишу склонила морду, обнюхивая скромную, но тем не менее добычу. Даман животное маленькое, меньше даже чем сурок, но этот оказался довольно велик для своего вида - килограмма четыре, а не полтора-два как обычно.
Одна маленькая победа на фоне всеобщего буйволиного дерьма - мелочь, а приятно.
Половина, – с наигранной грозностью рыкнула гиена. Хоть Герц и был ей другом, существовали и общие правила иерархии, которых нужно было придерживаться. Гишу прекрасно знала Герца - ему ничего не стоит пристроиться к чужой доле, стоит только отвернуться, да-да стоит только зазеваться на звуки или птиц и этот ушлый плут, которого она знает с детства, непременно попробует утащить себе кусок твоего завтрака... Даже не обращая внимания на тот факт, что ему может прилететь. Просто притворится, прохвост такой, что увлекся, и тут же начнет заискивать как ни в чем не бывало. Мол, я случайно, прости.
Гишу придавила тушку лапой и потянула зубами заднюю часть вверх, разрывая добычу на две части - поскольку она была довольно честной гиеной, а не каким-нибудь тираном, то поровну. Начав есть, она тем не менее оставалась бдительной... Несколько камней скатились вниз, породив звук, и это не могло остаться незамеченным для нее. Гишат подняла морду... И тут же удивленно приоткрыла пасть.
Перед ней стоял зверь, на диво похожий на... Дхоля? Но нет... Он был значительно, значительно больше красного пса, причем окрас его больше всего напоминал ей окрас шакала - почти такой же серый, но без желтоватого оттенка. Размером зверь был примерно с самца, разве что чуть выше его в плечах и морда его была на вид гораздо массивнее и сильнее шакальей. Гишу потянула носом воздух и тут же ощутила некое чувство - сродни тому, что ощущает цапля, когда она ловит лягушку, Это был именно тот запах, еле заметный призрак, настойчиво преследовавший ее с тех пор, когда они оказались здесь... И источник этого запаха был тут, стоял и смотрел на них. Так значит это и есть тот неизвестный хищник?..
Доброе утро, пятнистые, – зверь не проявлял агрессии - просто стоял и разглядывал их, слегка виляя хвостом. Да и глупо, пожалуй, ему было бы нападать - перевес был не на его стороне и Гишу это мгновенно поняла.
Я не собираюсь нападать, если вы об этом подумали, я не дурак. Просто хочу спросить одну вещь - у вас здесь парочка мёртвых волков во главе с тощим чёрным красноглазиком не пробегала? – Вот те раз... Чем больше зверь говорил, тем меньше гиена понимала смысл слов вылетающих из его пасти. Больше всего вопросов у нее вызывало словосочетание "мертвые волки". Кажется, мертвые потому и называются мертвыми, оттого что лежат на месте и усиленно пахнут? Но никак не спешат куда-то по своим делам. Неужели мир перевернулся с ног на голову и Великое Небо с Солнцем сотворили таких зверей которым не страшна смерть?
Что значит "волки"? И почему они - мертвые? – Не сводя взгляда с хищника гиена не торопясь проглотила остатки дамана, и только потом продолжила, облизнув кровь с морды, – и что интереснее всего - каким это образом эти "волки" в мертвом виде могут вообще куда-то пробегать?.. – Хриплым, невозмутимо-флегматичным тоном осведомилась Гишат. Но, тем не менее, за этим внешним фасадом неторопливости скрывалась готовность к возможным сюрпризам, – когда мы проходили через ущелье, я встречала места пахнущие почти так же как и ты. Возможно, твои собратья проходили недавно поблизости отсюда. Я первый раз вижу таких зверей... ты похож на шакала и красного пса, но больше их и шире мордой, – Гишу беззастенчиво рассматривала зверя, одновременно с этим облизывая с морды остатки еды.

Отредактировано Гишу (2014-11-16 08:35:56)

+3

8

- Учись у папы, пока он жив! – шутливо понтанулся гиен, гордо задрав голову, при этом ещё натянув нижнюю губу, изображая привычку лидера их бывшего клана.
И вот уже довольные своим маленьким успехом гиены принялись делить добычу, точнее, делила её Гишу, а Герц в это время с особой бдительностью наблюдал за процессом. Он пристально следил, чтобы самка делила поровну, ну, или, что было важнее всего, не оставила Герцу меньшую половину. Если бы ей досталась меньшая часть, то это вполне приветствовалось бы, а вот чтобы меньшая часть досталась ему – недопустимо. Сколько же шума будет от этого жадины – ух! Этот гиен мог уступить подруге во многом, но только не в еде, тем более в данный момент тот считал себя более голодным, чем она, причем и делить-то тут было особо нечего. К счастью для них обоих, но всё же больше для Герца, старшая разорвала дамана поровну и каждый принялся есть свою долю. Правда, самец тут же проворно схватил свой кусок и торопливо отошел чуть в сторону, жадно поедая, прижав его лапами и постоянно озираясь на Гишу, опасаясь за то, как бы она не съела свой кусок раньше и не поспешила поскорее отнять и сожрать его долю. На самом деле, на такое был способен лишь он сам, просто жадность, еда и голод затуманивали его рассудок во время трапезы. От долгого отсутствия еды, а от того и сильного голода, мясо грузуна казалось особенно вкусным, чуть ли не самым вкусным, которое приходилось есть когда-либо. Герц ел, не обращая внимания ни на что, кроме своей спутницы ровно до того момента, когда неподалёку послышался шум упавших камней, которые покатились явно не сами по себе или от ветра… К ним шел кто-то или некто. В этот момент обе гиены синхронно оторвались от еды, подняв головы и навострив свои круглые уши-локаторы. Некто неспешно направлялся к ним. Таких существ Герцу ещё никогда не приходилось видеть, как, возможно, и его спутнице. С виду оно очень напоминал шакала или дикого пса, но было куда крупнее упомянутых. Самец никогда бы и предположить не мог, что псовые могут достигать таких размеров, и, судя по всему, способны в одиночку противостоять взрослой гиене.  Герц тут же ускорился в поедании своей доли, боясь, что некто может попытаться отнять еду и, проглатывая последний кусок, едва ли не подавился, бедняга. Но подавился он больше не от спешки, а от некого дикого чувства, схожего со страхом. И это чувство безусловно исходило от этого зверя. И чем ближе он к ним подходил, тем больше это чувство возрастало внутри. Герц твердо стоял на лапах, готовый уже либо обороняться, либо удирать, а его короткий черный хвост возбужденно распушился и загнулся к спине, в то время, как шерсть на загривке вставала дыбом. Скорее всего, это была естественная реакция на нежить. Разумеется, гиена не мог этого осознать, поскольку никогда бы в это не поверил, но внутреннее чутьё с уверенностью говорило, что что-то тут не чисто.  Однако это непонятное чувство немного спало, когда зверь подошел к ним, приветливо вильнул хвостом и улыбнулся. Язык тела шакалов был аналогичен, а потому и ясен Герцу. Серый явно не собирался нападать.
- Доброе утро, пятнистые, - промолвил зверь, в ответ на что гиен лишь робко кивнул, - я не собираюсь нападать, если вы об этом подумали, я не дурак. Просто хочу спросить одну вещь - у вас здесь парочка мёртвых волков во главе с тощим чёрным красноглазиком не пробегала?
На такой странный вопрос Герц попросту не мог ответить, как и понять его суть, он лишь тихо отошел за Гишу или, что скрывать, почти спрятался за неё. Вся его недавняя самоуверенность от успешной охоты куда-то улетучилась вместе с выпущенным газом из желудка, который самопроизвольно вышел от внутреннего переживания, неясно, за что или от чего. Зверь всё еще вызывал непонятный страх. Выглядывая из-за плеча Гиши, Герц лишь молчаливо кивал головой, как бы поддакивая своей спутнице по мере её диалога с нежить-волком, который, кстати, источал мертвенный запах с неестественным оттенком, как казалось носу самца. Так он пока и не вставил ни единого слова в их разговор, решив предоставить эту возможность старшей.

+3

9

А ведь похоже, что гиены совсем не ожидали увидеть кого-то, подобного мне. Моё появление произвело на них неожиданный эффект: они синхронно подняли головы, навострив круглые уши и с напряжением глядя на меня. И с чего бы это им меня бояться? Вон они какие массивные, крупные, а я такой маленький, что на один зубок гожусь! Хотя вряд ли кто захочет меня есть, ведь я сродни протухшему трупу. Но кто знает этих гиен, они же падальщики - сожрут даже чужую дичь столетней давности! Тем не менее, я чувствовал напряжение, витавшее в воздухе, и в большей степени оно исходило от самца. Тот даже не посчитал низостью спрятаться за спину своей самки, косясь на меня не самым смелым взглядом. Вот умора-то! Я, конечно, знал, что у гиен решают всё самки, и это даже как-то... заводит, что ли. Этакие бой-бабы, прекрасные и опасные, и, конечно же, очень интересные с точки зрения живого существа с потребностями. Жаль вот только я немного мёртв, а то бы...
  Но что-то я отвлёкся. Улыбка на моей морде потихоньку так перетекла в саркастическую усмешку со слегка оголёнными клыками. Опачки, они не знают про волков! И про то, что мёртвые вполне себе могут ходить, разговаривать и выполнять все те функции, что делают живые. Боги волчьи, в какую дремучую глухомань я попал? Я дёрнул ушами, слегка прижимая их, и приоткрыл рот, сделав кислое выражение морды.
- Так, товарищи, всё с вами ясно, - я прикрыл глаза и покачал головой. Ну и как мне найти эту шатающуюся непонятно где группку, если здесь даже про волков и слыхом не слыхивали. А кто же я тогда, по их мнению? Шакал-переросток или отожравшийся койот? Однако последующие слова гиены про места, пропахшие так же, как и я, прибавили мне уверенности и даже немного воодушевили. Значит, они всё-таки были здесь? Интересно, как давно, и как далеко они после этого смогли уйти? А после мои опасения подтвердились: самка задалась вопросом, что же я за зверь такой, сравнивая меня с дхолем или шакалом. Ну нет, дамочка, так не пойдёт. Сделав чуть ли не обиженную морду, я с готовностью небрежно плюхнулся задом на серые камни и тяжело вздохнул.
- Так, проведём небольшой урок по естествознанию, а потом я тогда пойду поищу своих, - я хрустнул плечами, облизнув пасть, - Волки - это значит волки. Вот ты - гиена, а я - волк, - я аккуратно обвил хвостом лапы, видя, что гиены меня рассматривают, и расставил уши в стороны. Надо же показать себя с лучшей стороны, я же теперь, получается, для этих двоих - морда своего вида, - про мёртвых вопрос пожалуй опустим, ибо если я начну вам рассказывать, вы запутаетесь ещё больше. Сразу скажу - мы не шакалы, не койоты, не дхоли и не динго, мы похожи, но немного другие, - я закатил глаза. Вместо того, чтобы заниматься делом, сижу тут и объясняю гиенам, что к чему. И зачем мне это, чёрт подери? Сразу невольно вспомнился Дикий: за такое поведение он меня давно бы уже отослал к чертям волчьим. Хотя, если хорошо подумать, я вообще удивляюсь, как смог выжить за всё время его правления. Наверное, всему виной была тактика, которую я избрал - просто не попадаться главарю на глаза. И надо же, сработало!
- Ещё вопросы будут? Не очень хочется оставлять вас непросвещёнными. Мало ли в жизни пригодится, - я с умным видом воззрился на парочку, а после перевёл взгляд на самца, - и вы тоже подключайтесь, не стесняйтесь. Есть я вас не буду, еду не отниму, да и сражаться мне на кой чёрт сдалось?

+1

10

От места сбора Лилит удалилась относительно медленно, чем дальше - тем быстрее становился её шаг. Эмоции захлестнули рыжую волчицу - такое с ней бывало редко, и Лилит уже тешила себя надеждой, что сумела взять под контроль самую трудную часть себя - но не тут-то было. Иногда глубины собственного "я" преподносят такие странные и сокровенные детали, что самому страшно становится.
Рыжая перешла на бег.
Как смел Могрим, а точнее, как он там назвался в первый раз?.. Амон! Так поступить с ними всеми, с ней?.. Он исчез, растворился, а теперь вышел из зарослей - и как ни в чем не бывало, расхаживает!
Лилит злилась. Злость поднималась, клубилась внутри рыжей, одной сплошной пеленой, создавая ощущение полной беспомощности - потому что не поддавалась контролю, не поддавалась уговорам.
Лилит сама не заметила, как оторвалась от Кали, но когда осознала, что волчица больше не бежит за ней испытала облегчение. Травнице хотелось побыть одной, странное и новое чувство - желание пережить все в одиночестве, обдумать, закрыться ото всех - и просто прожить, каждое мгновение, чтобы не дать этому разрушающему гневу шанс.
Впереди послышались запахи гиен и... волка.
Лилит поначалу насторожилась, но всякого желания начинать разговоры не было. Рыжая снова обернулась в ту сторону, откуда должна была прибыть Кали.
Пусть сама разбирается. Лилит - травница, не воин, не дипломат. Она травница, и очень злая, расстроенная травница.
Рыжая повернула в другую сторону, отчаянно избегая столкновения с неизвестными.

+1

11

пост не учтен системой

Для Лилит

Грубые каменные возвышенности уводили Лилит все дальше и дальше от места, где не так давно она почувствовала запах другого мертвого волка и запах гиен. Серые тучи нависали над Расщелиной, грозясь обрушиться ливнем на ущелье. Но, вроде бы, сколько бы не шла Лилит, дождя все не было, а каменные пологие стены вокруг не прекращались. Время от времени в кустах тут и там шевелились змейки и ящерки.
Вместе с этим приближалась и граница Вольного клана, южная, где обжилось слишком много кошек, и чтобы миновать чужие территории, не ступая на них, волчице необходимо взобраться на небольшой пригорок из нескладно собранных камней, и перейти через Расщелину.

Лилит предлагается в следующем посте бросить кубик d20.

Если выпадет 1-7 очков: каменистая твердь слишком гладкая для лап волчицы, она с трудом поднимается по ним, и в какой-то момент соскальзывает вниз, ударяясь правой стороной крупа о камни ниже;
Если выпадает 8-14 очков: Лилит с нелегким трудом удается преодолеть подъем, но спуск оказывается проблематичным - глиняная крошка как минимум оставит волчицу с драными ранками;
Если выпадет 15-20 очков: волчице без особых проблем удается взобраться на каменистый пригорок, и столь же аккуратно спуститься по глиняной насыпи, находя более устойчивые места (в этом случае можно будет смело ставить переход в новую локацию - перед этим проконсультироваться у Мастера)

w


Порядок отписи в локации
Первая очередь: Гишу, Герц, Самайн
Вторая очередь: Лилит, [Game Master | W]

Примечания
Лимит ожидания поста: 4 дня.
Очереди друг с другом не взаимосвязаны.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

0

12

Не сказать, что Лилит приводила исследовательницу в бешенство, но на нервы действовала изрядно. Эта её манера поведения... Как её только Дикий не пришиб? "А если бы пришиб было бы всем лучше." Без неё Кали бы вообще жила вольготно. А тут эти её косые взгляды, перевод стрелок на Азазеля и вечные улыбочки. Кали знала, что за ними ничего нет. Мерзкая пустота, чёрная и неощутимая. Даже с мерзкой на вид водой Черноводного её сравнить нельзя было. Что есть волк, внутри которого пустота, внутри которого нет души? Это либо ничтожество либо великая сила. Пустые могут быть такими мелкими и надоедливыми как Лилит, а могут быть большими и сильными, ни перед чем не останавливающиеся. Бездумные, слепые, изувеченные. По телу Кали пробежал холодок от нарисованной картины.
Она почувствовала что-то неприятное в лапе. Пошла ещё чуть более медленно, смотрела под ноги. Острые камни. Такие же, какие были на мосту, только чуть крупнее. Те были мелкие и больше надоедающие, чем вредящие. Эти могли заставить потерять немного кхесской. Кали загрустила. Хорош ли тот путь, по которому они идут? Волчица задумалась над тем, на кого они похожи своими действиями. Что-то же заставляет зверей действовать так, а не иначе. Значит, есть какие-то схемы внутри головы. Кхес с помощью Черноводного делает их разными. Но эта версия не годится - жестокий бог не стал бы создавать таких, как Кали с Фаустом. Были ли они сильны? В некоторой степени. Бурая была уверена, что истинный воин армии Кхеса мгновенно бы решил все проблемы, преследующие Вольных. Даже не стал бы их создавать. Кали знала, что она сильная. Но в голове всё равно сидели учения Мёртвой Земли. Даже не сами они, а то, что они подразумевали. Законы Дикого были прямолинейны, поэтому волчица их не любила. Так вот, жизнь среди мертвецов обязывает к приобретению умения решать всевозможные проблемы. Мертвоземцы и львов бьют, и земли открывают, и как-то умудряются выживать среди жёсткой тирании. Серьёзная проблема или нет - немедленное решение. А что Вольный Клан? Нашли ли они воду? Нет, они стоят на кусочке присвоенных земель. Все они ищут спасение, но только в своей головушке. На деле никак. Пока что.
Кали заставила своё тело дышать. Воздух принёс ей новые запахи. Где-то рядом недавно пробегала мышь, ворона обронила перо неподалёку. Эти запахи не означали для Кали вкусную еду. Они не были наполнены никак смыслом. Они просто помогали чуять опасность. Поэтому исследовательница обыкновенно не дышала.
Лилит куда-то делась. Да, неважно. Пусть делает что хочет, может потом притащится к нормальным волкам, истекая водой. Бурая даже прослезится на этом моменте. Но скучать не будет и тайком вздохнёт с облегчением. Кали ещё раз принюхалась. Совсем рядом проходили какие-то собачьи. Что-то похожее, что она могла видеть раньше... Но нет, не запомнила тогда, видимо. Самка перешла на более быстрый шаг, иначе её прогулка с шутливым преследованием могла бы растянуться на весь день. Но тут хотя бы красиво. Растения всякие, мелкая живность, солнце днём и звёзды с луной ночью. Луна тут какая-то родная даже. Спокойная и нежная.
Впереди показались две зверюги. Они очень отдалённо напоминали волков. Очень-очень. Но кошек они напоминали ещё меньше. Кали шла и так быстро, скоро они смогут разглядеть её во всех деталях. А она их. А потом прогонит прочь. Но рядом стоял волк. Тут ошибки быть не должно, да и нос подсунул привычный запах мертвеца. Быть может, это кто-то из тех, что ушёл сюда давно? Он нашёл источник?!
- Я - Кали, член Вольного Клана, владелец этой земли. Кто вы и с какими намерениями забрели сюда? - волнуясь и чуточку заикаясь представилась самка. Она тревожно нюхала воздух. На предмет наличия меток и пытаясь понять, знает ли она волка. Он выглядел не очень свежим и отдохнувшим. На самую малость лучше, чем она сама. Будь может потому, что улыбался и знал этих существ?
Бурая нерешительно приблизилась к мёртвому, не прекращая дышать. Что-то знакомое, близкое, ясное. Различать запахи мертвецов непросто. Исследовательница медленно осматривала незнакомца, продолжая подходить ближе. Мало ли что он мог подумать о ней. И да, непонятно кем он был и от кого. На диковского посланца не похож, совсем не его манера. Кто тогда? Кали будто молнией поразило. Все внутренности, пусть и мёртвые, скрутило и начало жечь. К горлу подступила тошнота. Лапы с трудом удерживали тело. Перед глазами белело. Неужели это действительно он, Чарли? Кали грузно уселась и помутнённым взором уставилась на морду Чарли. А затем свалилась на траву. Это могло бы считаться обмороком, будь она живым существом. Но тогда ей больше всего хотелось отключиться на десяток-другой минут, ни о чём не думая. Голова болела.
Кали старательно изображала обморок.

+3

13

Почва под ногами становилась все суше и все каменистее. Почти не раздумывая, куда именно она направляется, лилит шла вперед не оглядываясь, чуть переведя дух, когда запах гиен и волка растворился в ветре. Значит, рядом уже никого нет... То, чего она и хотела - быть одной. Сейчас, здесь.
Зато в нос ударил кошачий запах, рыжая поморщилась. Все-таки, вонючие эти кошки! Их пограничные метки просто невыносимы, в десять раз отвратительнее волчьих.
Дорога все шла в гору, а Лилит - бездумно шла за ней.
Шелестящие тела ящериц порой привлекали внимания Лилит и она раздумывала о том, не поохотится ли ей на них. Рыжая не ела, как и другие мертвые волки - но это было неплохим развлечением. Ящерки были очень юрки, охота на них совершенствовала навык реакции. И это хотя бы немного отвлекло бы волчицу от тяжелых мыслей и переживаний.
Но дорога шла все круче и круче, чтобы ей следовать, нужно было прилагать много усилий. Камни сыпались из под лап, и в конце концов, Лилит уже не обращала внимания ни на что, кроме как на попытке удержаться на лапах.
- Кхес тебя подери! - успела выкрикнуть рыжая, когда почва окончательно ушла у неё из под лап, и сила притяжения заставила Лилит соскользнуть вниз, ударившись пятой точкой о угловатый камень. Не то, чтобы больно - боли Лилит не чувствовала. Но не приятно. И унизительно.

0

14

пост не учтен системой

Для Лилит

офф

сейчас начинается гроза. ящерок давно нет х)

Первый капли дождя упали с небес, приглушая поднявшуюся пыль. Тем хуже становилось - глиняная насыпь становилась мягкой, а камни - скользкими, и Лилит нужно было торопиться. Чем быстрее она попадет наверх, тем быстрее спустится по обратную сторону и избежит падения. Поднимающийся порывистый ветер только подталкивал волчицу вверх, словно подгоняя ее.
Совсем внезапно для Лилит, буквально в метре над головой вскользь пронеслось что-то большое. Клекот со стороны существа мог дать понять, что это был большой крупный орел... с ярко-красным телом и маховыми перьями. Он совершил небольшой круг и вернулся прямо к Лилит, зависнув в паре метров от нее и не переставая махать сильными огромными крыльями. Если бы он опустился и вытянулся в полный рост, его голова была бы вровень с головой Лилит или даже чуть выше - столь крупна была неведомая птица. Прокричав что-то на непонятном Лилит языке, орел взмыл на порядок вверх и вновь завис, обернувшись. Словно бы звал за собой. Дождевые капли мочили его перья, а разрезающие небо тут и там молнии и вовсе предвещали опасность, и орел как будто бы торопил волчицу, громко хлопая крыльями.

Лилит вновь предлагается кинуть кубик d20. Результаты:
от 1 до 10 очков - под лапами начинает образовываться глиняное месиво, а камни скользят под когтями; Лилит придется найти другой путь, чтобы перебраться за стену ущелья (переход в локацию Обвал)
от 11 до 20 очков - реакция Лилит позволяет волчице с небольшим трудом, но все же забраться наверх; сопровождающий ее орел покажет ей наиболее безопасный путь, чтобы спуститься вниз (переход в новую локацию, согласовывать после броска)
w

0

15

Своим поведением странный зверь начал немного забавлять гиену, отчего ее пасть перекосилась в кривой усмешке. Так вели себя шакалы. Да-да, хоть он и открещивался от причастности к ним, но именно так они и держались, говоря с другими. Гишу был хорошо знаком и этот хитроватый взгляд, смешки и иронические закатывания глаз. Герц молча стоял за ней, всклоченный и какой-то нервный. Великое небо... Да чего он боится, шайтан его забери?! Даже леопард не настолько глуп, чтобы разводить на ровном месте драки, рискуя получить травму.
Но это неважно. Потом разберется. Обязательно.
Чем больше волк говорил, тем больше у нее было вопросов. И на самые важные волк пока не торопился отвечать. Откуда он? Насколько велик его клан? Где находятся их территории? И как, шайтан побери, могут ходить мертвые? Он что, с сосны свалился?
Гишат размышляла над этим, попутно принюхиваясь к запаху исходящему от волка... О, как же славно он пахнул! Кроме запаха хищника, схожего с шакальим, от него исходил аромат, симпатичный как лежалый пару дней труп. Как будто он вымазался в чьих-то останках. Но было в этом запахе еще кое-что вызывающее гораздо больше вопросов... Нечто странное, весьма странное – Гишу не могла припомнить себе ничего, что пахло бы таким же образом как этот зверь. Эта нотка запаха, незначительно выступающая на фоне запаха хищника и падали немного отталкивала от себя как аромат полыни или клопа. Запах был каким-то противоестественным, слишком странным для...
Нет, так не может пахнуть ни один хищник.
Гиена взглянула на нового знакомого, теперь уже с затаенной подозрительностью. А что если он сам относится к этим "мертвым волкам"? Но внешне она была спокойна, флегматична как сытый питон. Медленно и неспешно она облизнула морду, очищая ее от остатков дамана, который слишком уж резко закончился.
Ты так славно пахнешь... – констатировала она, с сопением затягивая в себя частицы запаха. – Действительно. Сражаться на ровном месте будет разве что больной или медоед, – одновременно с разговорам она пытаясь выбить языком застрявший между зубов клочок жил, – твои собратья могут сейчас уйти еще дальше... и вместо того чтобы идти искать их ты говоришь с неотесанными невеждами, – усмехнувшись она демонстративно села на камень, кинув чуть прищуренный взгляд, выражающий то ли насмешку то ли веселье, в глаза волку. В стычке смысла она не видела. Куда лучше было узнать о них побольше. Осведомлен - значит вооружен, верно? 
Я не ищу войны с вашим народом. Где находятся границы ваших владений? Хотелось бы знать своих соседей, чтобы случайно не зайти к ним в гости и не забрать то, что им причитается, – на этот раз Гишу говорила предельно серьезно, отбросив всяческие смешки. Если они ходят тут, то значит где-то находится их логово, а там где их логово им рады не будут. По крайней мере, таковы были законы ее клана – никаких кошек и псов на их охотничьих угодьях. Гишу как-то не хотелось пойти не в ту сторону, потратить свое время на слежку, охоту, тумаки от копыт и в итоге, находясь при добыче, вдруг узнать, что это оказывается не твоя добыча, а чужая и полагается она владыкам этой земли, вот так вот... А вы не знали?
Если таких как этот гигантский шерстистый шакал будет несколько, то вместе они будут ничуть не менее опасными, чем чужой клан гиен – чтобы о ее виде не думали кошки и прочие, сложить два и два в уме гиена была способна.
Гишу приметила тихие звуки, заставившие ее отвлечься от разговора с новым знакомым. Она все еще смотрела на волка, но одно ухо было повернуло в сторону. Скатывающиеся камни, сбоку, сзади. Птица? Даман? Они заставили ее медленно встать и повернуться в ту сторону, откуда доносились звуки. Бурый силуэт, высился теперь на фоне серых скопищ камней и крупных булыжников. Еще один волк. И идет прямо сюда.
Так, а это уже серьезно. Если сюда стянутся все друзья этого волка - глядишь настроение у него и поменяется... Но внешне она была спокойна. Пока что не стоит форсировать события.
Хотя я думаю, ты бы мог просветить нас по поводу "мертвых волков" и объяснить, почему их не съедают черви и мухи. Прямо не отходя отсюда, – проговорила гиена, не отводя взгляда на трусящего к ним волка.
Сровнявшись с ними тот представился, назвав свое имя, гиена не разбиралась в запахах этих зверей но что во взгляде и виде волка говорило - это самка. Гишу с хмурым каким-то мрачным недоумением уставилась на новоявленного волка. Смысл слов расходился с тем, как этот волк держался. Слова принадлежали воину, но сказаны они были как будто молодым зверем, как-то неуверенно... Все это вызвало новый приступ подозрительности, отчего Гишу смотрела на волка мысленно подняв бровь.
Мы - гиены, мимо проходили... Мы тут сусликами балуемся. Надеюсь ничего, что съели одного? – она не успела толком договорить – владелец лесов, камней и даманов взглянул на их нового знакомого... и внезапно завалился на землю.
Гишат не двинулась с места, с молчаливым вопросом переведя взгляд на серого волка. К тому же в травах она почти не разбиралась, как, впрочем, и в болезнях.

Отредактировано Гишу (2014-11-20 08:38:25)

+3

16

Глиняная почва скользила, дождь был неумолим. Лилит отчаянно пыталась выбраться, но ничего не получалось: склон был слишком крут и требовалось слишком много сил, которых у рыжей попросту не было.
"Дурная погода! Все портит!"
Злобно думала Лилит, хотя внутри неё жило ликование, что хоть куда-то она может деть свой неумный, неумеренный гнев и злость. Выплеснуть ярость на стихию, на обстоятельства, на что угодно - только не держать внутри. Он разрушает.
Внезапно Лилит увидела орла. Птица была неестественно красного цвета. Пернатый покружил вокруг и завис прямо над головой волчицы. Травница задрала голову вверх, щурясь из-за того, что серые капли закрывали обзор.
- Иш какой умный! - фыркнула Лилит, хотя не поняла ни слова из того, что произнес орел. - Спустился бы и помог мне, все лучше, чем языком чесать!
Рыжая испытала легкую досаду от того, что не может подняться по склону. Происходящее её заинтриговало, к тому же, Лилит хотелось поскорее найти себе укрытие, а возвращаться на территории Вольных волчица пока не планировала. Ей просто не хотелось пересекаться с кем-либо из знакомых.

--->> Обвал

0

17

Герц по-прежнему бесстыже прятался за старшей и пока что молчал. На первый взгляд это выглядело проявлением слабости и трусости, но сам гиен не сильно переживал по этому поводу, тем более для поведения самцов гиен это было нормой. Они действительно в большинстве своём робкие, в отличии от самок. Такова их природа. Но нет, опять же, беда состояла не в звере и его возможной физической угрозе, которую тот мог бы представлять. Разве может он противостоять двум взрослым гиенам в одиночку? Вряд ли. Гиена больше всего напрягала эта необъяснимая и негативная энергетика, исходящая от зверя, что назвался волком. И только она служила поводом такого забавного с виду поведения пятнистого. А пока он и не подозревал, какая полезная особенность чутья открылась в нём… Возможно, она не раз пригодится ему в нужный момент на этих землях – ведь кто знает, этих мертвяков. А в это время Гиша активно вела диалог с новым знакомым, который несмотря на свою условную мёртвенность был на удивление общителен, совсем как любой живой зверь. Герц всё ещё молчал, с недоверчивым любопытством слушая мертвяка. Так, кто есть кто – это понятно, а вот насчёт мёртвых волков вопрос пропускать бы не стоило… Уж слишком неясно и любопытно было обоим гиенам. Пусть они и запутаются, но самому гиену было важно разобраться – а ни это ли связано с его странным чувством?
- и вы тоже подключайтесь, не стесняйтесь. Есть я вас не буду, еду не отниму, да и сражаться мне на кой чёрт сдалось? – тут уделил внимание Герцу новый мертвый знакомый. Самец сразу оживился с видом «А? Я?», переминаясь на лапках, подбирая на ходу на месте, с чего бы начать и начал, начал прямо: - Да не, дружище, тебя я не боюсь и за еду свою тоже – её я уже съел, - в подтверждении своих слов гиен смачно облизнулся, - от тебя веет каким-то непонятным страхом, что ли… И чем ты ближе ко мне, тем он у меня сильнее. Никогда раньше такого не испытывал, даже при встрече со львами. Ты что-то говорил про ходячих мертвых, как вас там… А, волках, во. Может ты это, тоже из них? – Пятнистый чуть вышел из-за спины своей спутницы и выпытывающее воззрился на нежить-волка, как будто с немым вопросом «Ну так что со мной, доктор? Я жить буду?» Терпеливо ожидая, пока волк ответит на все вопросы гиен по порядку, в стороне послышался новый шум, что заставил всех невольно отвлечься от беседы. К ним двигался ещё один волк тёмной масти. И шел он, а точнее, шла быстро и уверенно. - Я - Кали, член Вольного Клана, владелец этой земли. Кто вы и с какими намерениями забрели сюда? – Вон оно что, значит. Примерно ясно было теперь, почему так быстро она направлялась к недавно беседующей троице. По мере её приближения Герц начал чувствовать такое же нарастающее и необъяснимое ощущение тревоги или страха, как в случае с первым зверем. Герц с напряжением встречал взглядом приближающую фигуру, не забывая своевременно отвлекаться на их нового знакомого. В такой момент бдительность была особенно важна, ибо кто его знает, что может произойти в следующую секунду. Вдруг это была какая-нибудь уловка? Вдруг эти волки решили их съесть? Нет уж, пусть тогда съедят Гишу – вон она какая большая. Времени, пока они её будут есть, в аккурат с запасом хватит Герцу геройски спастись. Нет-нет, он пока ещё слишком молод и красив, чтобы кормить своими упитанными пятнистыми булочками первых встречных. На самом же деле самец хоть и скверный на характер, но свою единственную подругу никогда бы так не оставил, так что сейчас он был готов ко всему и не расслаблялся.
А волчица уже успела приблизится на приличное расстояние рассматривая их знакомого, словно пытаясь узнать. Гиен же смотрел на неё, потом на другого волка – не забывал о возможной уловке. Новая гостья тем временем грузно села, а через секунду-другую бессильно повалилась на траву, как при потере сознания. Нет, это было слишком бурным началом для такого простого дня.

+5

18

Ну всё, вроде бы разговор завязался. Самка расслабленно плюхнулась попой на камни, самец немного вылез из-за её широкой спины, тоже проявляя к моей персоне интерес. Я криво ухмыльнулся - надо же. Весьма интересно наблюдать за зверьми, которые не знают, кто ты такой и в глаза никогда подобных тебе не видели. Ты как Бог: в твоё существование не верили и даже подумать про тебя не могли, а ты - бац! - и объявился внезапно! Да и всё равно тебя не понимают, твои слова звучат для них странно и диковинно, как будто ты вообще не от мира сего. Но, кажется, так оно и есть? Кто знает, где мы находимся некоторое время после того, как умираем, и перед возрождением. Быть может, закатываем пирушки у самого Кхеса, развлекаясь с этим, казалось бы, жестоким и беспощадным Божеством. Вот оттуда и набираемся части "внеземных" черт характера и поведения, не присущих обычно тем, что зовут себя "живыми".
  Но вот и самец, и самка заприметили наконец странный запах, который всегда сопровождал мне подобных. Я прижал уши и слегка опустил нос, смотря на них будто исподлобья, переводя взгляд разных глаз с одной гиены на другую. И что мне теперь, вот так прямо здесь им всё рассказывать? Всё равно же не поверят, решат ещё, что я спятил. И где, скажите мне, нормальные звери видели, чтобы мёртвые нормально функционировали подобно немёртвым, м? Только в сказках и в извращённых фантазиях Кхеса... неужели мне придётся что-то доказывать этим пятнистым? Ранку себе что ли надрезать зубами, чтобы они увидели, как их неё медленно сочится чёрная, вязкая вода? Ага, сейчас прям, стану я терять драгоценные капельки Кхесской ради просвещения двух мимо проходивших! Ещё неизвестно, найдём ли мы в этих землях источник, подобный Черноводному, или наша судьба - иссохнуть подобно нерадивому старине Воссу?
- Ну хорошо, - я улыбнулся, выдохнув порцию воздуха, по привычке набранного в пасть, - только не удивляйтесь. Дело в том, что я не...
Живой, - хотел закончить я, однако на каменистой почве совершенно внезапно появилось нечто, оторвавшее меня от светской беседы. Гиены также учуяли "чужака" (хотя кто здесь ещё чужак...), и мы с ними почти синхронно встали с земли. Я аккуратно приставил лапу к лапе, тряхнув головой, и повернул морду в сторону направляющегося к нам силуэта. Неужели... святые сопли Кхеса, это же волк! Наконец-то! А я уже начинал бояться, что никогда не найду здесь ни одного мертвоземца и окончательно сгину в полном одиночестве. Но что-то этот силуэт больно знаком мне. Бурый окрас, строгий взгляд янтарных глаз, немного неуверенная походка. Шрам на переносице...
  Ширен?! Я аж пасть приоткрыл от изумления. Да, да, она подошла максимально близко, теперь я вижу! Это Ширен, задери меня Дикий! Моя бурая, родная волчица с необычными интересами и желанием сбежать куда подальше от вездесущей тирании белополосого! Неужели это ты и есть?
  Но что я слышу? "Я - Кали, член Вольного Клана, владелец этой земли." Какая к чёрту Кали, женщина? Для кого ты здесь притворяешься? Для этих гиен ли, что стоят сейчас, с недоверием на тебя косясь? Или для меня, которого, как я понял, ты не узнала? Да, я мог ошибиться, и ты не Ширен, но кто тогда? Этот запах, этот взгляд, этот шрам, каждая черта твоего облика прочно въелась в мой мозг. Это не можешь не быть ты, я уверен. На все девяносто процентов.
  Ах, ты спросила про то, кто мы такие и какого фига стоим на твоей территории! Но я не успеваю ответить, как ты начала неспешно ко мне подходить, и слова попросту застревают в глотке. Неужели действительно не помнишь, или я был прав насчёт своего просчёта?.. Ан-нет, Ширен! Я так и знал, моя Ширен! Что это в твоих глазах? Соринка, занесённая ветром, или там действительно забрезжило узнавание? Я уже успел даже радостно оскалиться в своей обычной саркастичной улыбке, готовясь выдать что-нибудь остроумное по-поводу столь внезапной встречи, но ты вдруг как-то странно заваливаешься на попу, а потом и вовсе падаешь без сознания. А я так и застреваю с недооскалом на морде, смотря в ту точку, где только что была твоя морда, и лишь секунд через пять опустив взгляд на безвольное тельце.
  Ах ты так, бурая? Я сузил глаза, подобно змее, глядя на тебя сверху вниз. Это что, вызов? Если так, то я с удовольствием его принимаю!
  Я молча всё с той же усмешкой перевёл взгляд на гиен, которые, впрочем, сделали то же самое. Ну и что, не собираются же они на меня теперь постоянно так пялиться? Если уж им выпало несчастье оказаться в ненужное время в ненужном месте, пусть помогают, а не стоят истуканами.
- Ой, - только и выдал я, вновь переводя взгляд на Ширен. Поиграем с пятнистыми, детка? - Ей же плохо! - словно бы осенило меня, и я, вмиг напялив испуганное выражение на морду, подскочил к бурой и опустил к ней голову, тыкая носом. Якобы убедившись, что это ни к чему так и не привело, я обернулся к гиенам и взволнованно произнёс:
- Она умирает! Вон, уже даже не дышит и воняет, как пять дохлых бизонов! Ей срочно нужна помощь! Кто-нибудь из вас знает лечебные травы? - я быстро перевёл взгляд с самца на самку, а потом моя морда приобрела немного разгневанные черты, - Неужели никто? Тогда слушайте меня - ей срочно нужен цветок, он должен расти тут неподалёку! Белый цветок на красной ножке! - я вновь тыкнул Ширен носом прямо в глаз, чтобы она поняла всю величину моего негодования (гиенам показалось, что я тронул нежно, хехе), и взволнованно приказал, - помогите мне, и я не останусь в долгу! Ищите этот цветок, он должен быть здесь, под камнями, да где угодно!
  И независимо от того, купились ли гиены на мои слова или нет, в голову резко пришла одна ну очень детская затея. Не в силах перебороть искушение и желание похулиганить, я перемахнул через Ширен, а после взял её зубами за хвост и, бегая вокруг неё, стал раскручивать волчицу, как юлу. А нечего - будет знать, как изображать обмороки, когда я приберусь её пушистой шкуркой в этом пыльном каменистом месте!

+3

19

Закапал дождь. Он казался мелким, потому что ветер был сильный. Кали не размыкала глаз и внешне действительно была похожа на труп в обмороке. Мертвецам легко симулировать смерть, обморок и ещё что-нибудь, что требует практически полного обездвиживания тела. Они не моргают, они не дышат.
За раскатами грома и шелестом немногочисленных деревьев Кали всё так же хорошо слышала, что незнакомые существа ей отвечают. Ей хотелось ответить им, но раз уж она начала этот спектакль, то играть будет до конца. Бурой оставалось только смирно лежать и ждать того самого момента, когда настанет наилучшее время для её хода. Да и полежать хотелось в спокойствии, не загромождая свою голову фразами, мыслями. Чарли жив. Судя по звукам, он не решил прилечь рядом с ней. Видимо те, кто отстаёт от Вольных не хоронят группу, а просто ищут её, если могут. Клан хоронил отставших. Но с другой стороны, что стоит мысленно расстаться с одним волком, и чего стоит отпустить всех вольных?
Очень хорошо. Теперь их ещё больше, и, если за время странствий Чарли не обрёл себя в новой стезе, он будет исследователем, как она. Вместе Ширен и Чарльз неплохо работали вместе ещё в самой Мёртвой Землею. Редко только. Но тут у них было очень много свободы, простора. Да, они не располагали Кхесской и имели несколько других проблем, но настоящая команда могла их решить. Голова потихоньку очищалась от мыслей - они одна за другой обдумывались и раскладывались каждая на своё место. Дождь лил сильнее и сильнее, Кали промокала. Ветер тоже дул нещадно. Мертвецы не мёрзнут, но что чувствуют чужаки? Ради них стоило подняться. И отвести их до границы, проследив, чтобы они крылись от ветра и стихии.
Чарли очнулся и затараторил. Да-а, тут он остался прежним. Только дай ему тему для разговора и всё, не заткнёшь больше. Только если не дашь ему другую тему, это заставляет его замолкать на несколько секунд. Кали всё лежала, чувствуя, как вокруг неё образуется лужица. А под ней - почти сухо. Волк раскомандовался и послал невиновных животинок собирать несуществующие цветы. Да ещё и обещал заплатить. Кали, с трудом подавив смешок, мысленно пожелала гиенам найти растение. Потом он подошёл и очень нежно, совсем по-королевски, ткнул Кали в глаз, будто пытаясь его элегантно выбить. Волчица не выдержала и усмехнулась, но громовой раскат не позволил никому услышать его (смешок).
Кали услышала, как Чарли подпрыгнул к ней поближе. "Спровадил-таки не местных." Кали замерла, ожидая услышать от него нечто приятное, но тот даже и не подумал подойти к морде. Волчице резко распахнула глаза, как только почувствовала хватку зубов волка на своём хвосте. Она тщетно пыталась встать, но тот был слишком быстр и крутил её, бесцеремонно сдвинув с сухого пятачка земли. Бурая громко рыкнула, но это не возымело никакого эффекта. Тогда она извернулась и прихватила волка за лодыжку, стараясь не прокусить её. Игры играми, а кхесская нужна им очень сильно. Рванув на себя, самке удалось опрокинуть волка наземь и, получив свободу движений, быстро усесться на него сверху.
- А ты как был бараном, так им и остался! - отчитала она его. Ей ещё хотелось пожаловаться зверькам, но они немного отошли подальше от сумасшедших мертвяков. У Кали и Чарли было мало времени на поговорить. Бурая решила пока не слезать с волка, а попользоваться своим положением хоть капельку.
- И вообще, я на тебя обиделась, понял? Будешь извиняться, а то-о-о!.. - Кали старалась придать своему голосу и выражению морды грозности, но голос срывался на писк, а морда расплывалась в широкой придурковатой улыбке. Волчица повернула голову вбок, давая понять, каких извинений она ожидает. Но, зная Чарльза, можно было ожидать как кома грязи в морду так и нежных объятий при посторонних.

+6

20

По мере происходящих событий Гишу сначала прищурилась, высоко вскинув голову и переводя взгляд с волка на тело и обратно, затем ее морда приобрела недоуменно-хмурое выражение, на морде так и читались слова, обращенные к окружающим  - "что, мать вашу, здесь происходит?.." Если бы мимика ей позволяла она бы непременно подняла одну бровь в немом вопросе. Волк несколько секунд созерцал тело, затем, словно очнувшись от удивления (и что это было, эти двое знакомы?), подскочил к нему, при этом испустив из пасти испуганное оханье. Волчице плохо, она при смерти. Гишу еще раз, с сомнением в глазах, посмотрела на бурое тело. Лежит, не двигается, даже бока казалось бы, не поднимаются... Цветочки? Какие еще цветочки?
Затем ей на ум тут же пришли грибы и черные ягоды. Черные, маленькие, дурно пахнущие ягоды, которые особо любил есть шаман их клана... Конечно, ел он их отнюдь не потому что по вкусу они напоминали куски буйволиной печени. Когда его спрашивали о смысле поедания растений, старик туманно отмахивался, говоря о каком-то "особом действии" этих ягод, якобы помогавшем ему совершать открытия в лекарском деле... Гиена хорошо помнила, когда объевшись их этот ветхий от времени старик, настолько старый что, казалось, сама смерть на него махнула лапой, приходил в клан, говоря что-то непонятное и начинал яростно крутиться, щелкая зубами в сторону своего хвоста, да так быстро, что движения при этом смазывались в неопределенное коричневое пятно.
Что-то общее между ними двоими тут явно было. Определенно...
Цветочки? Серьезно, да?.. Какие такие цветочки-веточки? – гиена даже с места не сдвинулась, излучая всем своим видом бескрайнее море скепсиса, – да ты, парень, действительно думаешь, что такая крупная персона вроде меня будет бегать и собирать гербарий?.. К тому же цветы под камнями не растут, и ты издеваешься над нами, – добавила она. Провести можно мозги, но не обоняние, особенно когда оно твердило что эти двое имеют странный запах, такой вот падальный душок. Конечно, они оба могли быть заядлыми любителями поваляться в мертвечине, но что-то ей подсказывало -  тут зарыто нечто интереснее. Гишу плохо понимала как вообще может существовать чудо такое ходячее - недоумерший волк, ведущий себя совсем как живой и при этом источающий пикантные запахи. Небылица какая. Но если допустить что он действительно не-жив, но и не-мертв, то болеть они явно не могут. Разве мертвые болеют? Поди разбери эту странную аномалию... Не будь этого странного запаха, она бы почти не удивилась этому зверю - в конце концов он не сильно отличается от псов и не так уж странен.
Вдруг у серого в голове что-то перемкнуло и он сделал то, чего Гишу уж никак не ожидала от него – перескочил через обмякшее тело, и вцепившись в хвост стал накручивать бурую волчицу вокруг ее оси... Вот же странные звери. Похоже, мир сегодня поставил перед собой задачу окончательно сбить ее с толку.
  Глядя на это действо Гишу не смогла сдержать смешка, громко фыркнув. Волчица, бывшая при смерти тут же чудесным образом ожила и судорожно попыталась встать, но это ей не очень хорошо удавалась - когти лишь оставляли борозды на земле и волчица тут же падала обратно. Уже не сдерживая себя Гишу стояла и ухмылялась во всю свою пасть, глядя на это зрелище. В конце концов бурая вырвалась, повалила серого наземь и уселась сверху.
Похоже, что эти ребята знали друг друга и это явно было какой-то игрой между ними. Гишу перевела многозначительный взгляд на Герца.
Эй, Герц, я думаю, эти волки нечто вроде усиленной версии шакалов - более крупные и более поехавшие, – задумчиво растягивая слова проговорила она.

Отредактировано Гишу (2014-11-28 18:51:28)

+4

21

«Что за день такой?..» - вертелся навязчивый вопрос в рыжей голове плута. Ведь всё так славно начиналось. Гиены поохотились и поели, Герц бы после еды подремал под боком у своей спутницы, а потом они отправились дальше исследовать эти новые для них земли. Примерно так всё распланировал он во время еды. Но нет, судьба явно не разделяла планы пятнистого…
Сначала появился первый волк, который заставил беднягу Герца едва ли не прыснуть под себя от тревоги. К счастью, ситуация, вроде бы, разрулилась сама собой и все трое – гиены и мертвец-удалец почти разговорились, но едва начавшуюся беседу отменило внезапное появление бурой волчицы-мертвицы. Начавшееся с этого момента «представление» начинало не нравится гиену. Поначалу симулянтке удалось произвести на гиен должное впечатление, умело изображая обморок или смерть. Она, действительно неподвижно и бездыханно лежала и даже удивительным образом успела сразу завонять тухлецой. Однако серый слишком перестарался, когда подыгрывал бурой в её симуляции. Слишком все казалось подозрительно и нелепо наигранно, совсем как в индийском кино. Нет-нет, хитрый плут на это уже так просто не купится. Очевидно, Гишу тоже держалась молодцом и быстро заподозрила какой-то развод. Но зачем волкам всё это понадобилось? В круговороте мыслей при такой ситуации гиену так и не пришло на ум расценить это как намек с ответом на больной вопрос, который интересовал сейчас гиен больше всего и на который так и не успел дать ответ Самайн. Всё так и намекало без слов, что оба волка были их ходячими и говорящими мёртвыми телами, только в это всё ещё трудно было верить. Однако этот спектакль о спящей красавице на этом не закончился и резко поменял жанр на некий комедийный трэш хоррор. Вместо того, чтобы разбудить «спящую красавицу» нежным поцелуем или чем-то ещё нежным, серый бесцеремонно схватил бурую за хвост и, вы не поверите, начал её раскручивать, бегая кругами. Да, черт возьми, он накручивал волчицей! Глядя на это, Герц несколько умилённо заулыбался во все 34 зуба, а потом и вовсе откровенно заржал. И, что удивительно, странное действо Самайна произвело на бурую не меньший оживляющий эффект, чем нежный поцелуй и та чудесным образом тут же пробудилась, приняв попытку сопротивления, которая на второй раз удалась. Через секудну-другую Кали уже победоносно сидела на сером, убедительно требуя извинений. Герц увлекся представлением настолько, что перестал испытывать неприятное ощущение от намокшей при дожде густой шерсти, а так же это чуждое ощущение тревоги, исходящее от этих артистов. И если бы гиены умели аплодировать, то рыжий захлопал бы, не щадя подушечек лап! Этим двоим удалось развеселить гиена и сделать начало его дня. По окончанию всего этого трэша гиены одновременно повернули морды друг к другу, обменявшись многозначительными взглядами и обмениваться комментариями по поводу увиденного первой начала Гиша: – Эй, Герц, я думаю, эти волки нечто вроде усиленной версии шакалов - более крупные и более поехавшие, –  рыжий в ответ на это тихо хихикнул и положительно кивнул спутнице, придурковато улыбаясь. – Да уж, они точно более странные, чем шакалы. Но ты видела это? – гиен снова не смог удержаться, вспоминая события, произошедшие совсем недавно, и опять заржал во всю пасть. – И всё же славные они ребята. – только и смог закончить он сквозь смех и с умилением уставился на эту сладкую… нет, не так. На эту мёртвую парочку.

+2

22

Судя по всему, гиенам не понравилось представление, что я тут заварил. Более того, самка даже догадалась, что что-то тут нечисто, и некий присутствующий здесь волк их попросту дурит. А кто любит, когда их выставляют дураками? Естественно, никто. Гиена после секундного замешательства слегка раздражённо начала плести что-то про свою особу, которая вовсе не собирается помогать никаким упавшим в обморок волчицам и искать непонятные цветочки. Я и сам не понял, какой вид растений описал - белый на красной ножке? Пфф. Да любой догадается, что здесь дело пахнет керосином, но я и не желал, чтобы пятнистые повелись на мой невинный розыгрыш. Люблю рассредотачивать чужое внимание. Снимать напряжение, заставлять окружающих расслабляться, чувствуя себя в относительной безопасности. Как же такой чудак и клоун как я сможет навредить? А вот так-то. Как ни парадоксально, а клоуны убивают. Наносят удар порой по самому незащищённому месту, которое оголяется, когда враг перестаёт следить за твоими действиями, просто посмеиваясь над твоей легкомысленной и дурашливой натурой.
   Нет, зла я на этих двоих не держал. За что, скажите мне? Да я даже вижу их первый раз в "нежизни"! Просто не хотелось бы терять форму, а то вдруг срочно понадобиться дать кому-нибудь отпор. А покуда я крутил Ширен за хвост, та уже успела сделать несколько попыток ухватить меня зубами - в конце-концов ей всё же удалось сиё действо, ухватив меня зубами за лодыжку. Нет, не так, чтобы прокусить - мы оба знаем, что вдали от кхесской каждое ранение может оказаться потенциально смертельным. Но оказывается, даже побыв вдали от меня целый месяц Ширен не забыла про такие простые земные радости, как весёлые совместные дурачества. Она резко дёрнула головой, отчего я повалился наземь, поскользнувшись на мокрых камнях. Молодчина, детка! Не растеряла былую хватку!
  Почувствовав тяжесть на боку, куда уселась Ширен, я повернул туда голову с усмешкой на морде и игривым блеском в глазах.
- А где ж мои рога, моя баранка? - я ухмыльнулся во всю пасть, показывая бурой язык. Приятно видеть, что хоть кто-то меня не забыл. Я-то думал, что в погоне за своим чёрным смутьяном они совершенно растеряли чувство привязанности к ближнему, руководствуясь только общей целью: сбежать от Дикого и найти альтернативу чёрной воде. Конечно, общая цель сближает, но только на время пути, не так ли? А что будет, когда они доберутся до предполагаемого источника, и если новой батарейки на всех хватать не будет? Правильно - грызня, и ничего боле. И я даже знаю, кто из этого выйдет победителем.
- А не то? - я улыбнулся и, напрягая все лапы, подобрал их и резко вынес вперёд, отталкиваясь от земли и таким образом переворачиваясь вокруг себя, сбрасывая Ширен на камни. Надеюсь, она не сильно удариться? Я ведь не умею извиняться, так же, как и распределять физическую силу и силу сарказма, отчего некоторым иногда становится больно. Быстро вскочив на лапы, я отпрянул вбок, чтобы уйти от возможного ответа бурой. Ну а после выпрямился, всем своим видом показывая, что вообще-то мы как бы ведём дипломатический разговор, и дурачиться при гиенах - это как-то не по-Энтоновски.
- Ну здравствуй, Ширен, - ласково протянул я, виляя хвостом, прищурившись и глядя на неё печальными глазами. Прошёл всего месяц, но возникало ощущение, что мы с ней не виделись уже несколько лет. Подобное часто бывает, когда топчешься рядом с целью, а подойти и взять не хватает духу.
  Услышав слова гиен, я резко поменял выражение морды на удручённо-раздражённое, словно бы вспоминая об их здесь присутствии. Шакалы? Ну матерь Кхесская, какие шакалы? Да, мы внешне похожи, но что значит оболочка против миллионов космических лет разницы внутри? Я повернул морду к пятнистым и глубоко вздохнул, переводя взгляд с улыбающегося самца на самку.
- Отбой, девочки, ложная тревога, - вновь повернулся к ним всем телом и слегка прижал уши, - ну какие шакалы, мадам? Я ж вам пояснил - волки мы. Вот вы разве гиеновые собаки? А внешне ну очень похожи, - я зажмурил янтарный глаз, когда в него попала капля воды с начавшего кровоточить неба. Чего это, интересно, стихия разыгралась не на шутку. Говорят же, что природа способна выражать настроение наиболее сильных особей разных видов, так? Наверное тогда она сейчас подвластна ни кому иному, как нашему старому доброму Дикому. Гром гремит, земля трясётся, это фюрер к нам несётся... Сильно он, наверное, обозлился на Энтони, что увёл некоторых из стаи прямо у него из под носа. Небось всё рисует в мозгах, как тому повиртуознее кишки выпустить, - я думаю, говорящую дохлую тушку шакала вы ещё не встречали. Вот вам и остальное отличие. Вы жива, дамочка, - я перевёл взгляд с самки гиены на самца, - да и вы тоже, монсеньор. А я... Ну я, братцы, мёртв уже семь лет.
  После я замер, кинув быстрый взгляд на Ширен. Вот сейчас будет здорово посмотреть на реакцию гиен. Это, наверное, очень странно - видеть перед собой существо, которое рушит всё твое изначальное представление о мире. Подумать только, мёртвые ходят и охотятся на живых! Идеальные существа - нам не нужно ни размножаться, ни есть, ни пить, ни выливать из своего тела никаких грязных отходов. Только кхесская вода. Малая цена за обретение бессмертия. И вот почему мёртвы только волки? На этот вопрос я не знал ответ. Наверное, это было бы невыгодно. Представить только, что все животные могут воскрешать. Безумие! Так они всю воду из кхесского вылакают! Дикий точно этого не допустит. А мы - что мы... мы найдём себе новый источник, в сто крат лучше и больше.

+3

23

Заметив, что парочку волков обсуждают непонятные зверьки, Кали нахмурилась и поджала губы, перевела взгляд на Чарли. Она знала, на что идёт, когда валилась с ног, завидев друга, но столь бесцеремонное отношение оскробляло её. Взгляд Кали был пронзительным и вопящим "ну что за невежд ты привёл, дорогуша?!". Она даже чуть подалась назад, готовая в случае глухоты со стороны Чарльза слезть с него.
Пятнистые продолжали мирно шушукаться, один из них улыбался своей особенной, широкой улыбкой. Выглядели эти двое "по-деревенски", совсем просто и не боялись мертвецов. Бурую это нисколько не трогало. Нужно было увести их с земель, и что дальше? Они тут поели, и теперь пойдут в те места, откуда и забрели. Откуда Кали знать, что эти территории не окажутся полезными для клана? В голове назрел набросок плана.
- Обломал о ветки или заложил у сорок, - небрежно усмехнулась волчица. Конечно, ей были известны и сильные стороны Чарльза, его огромные преимущества перед другими, но чаще всего в глаза бросалось его ребячество и безалаберность. Он был именно ребёнком, присмотр за которым пал не только на хрупкие плечи Кали, но и на всех вольных. Не разреши ему облизывать камни, забери у него из лап лекарства, заинтересуй его работой. И это ещё полбеды - это сокровище так и норовит убежать, запутать!
В следующую минуту волчица почувствовала движение снизу и была отброшена назад. Задние лапы лишь на мгновение оторвались от земли, но даже тогда самка с трудом удержалась на лапах. С Чаром держи ухо востро и крепко держись на лапах, иначе - сметёт. Бурая с интересом наблюдала за волком, но когда он назвал имя Ширен, она заметно погрустнела. Вот так всегда случается. Поэтому Кали решила объяснить всё чуть позже, не портя момента. Она с грустной "приклееной" улыбкой выслушала следующие слова серого.
- Да ему попросту нечем платить. - вмешалась она, как только друг замолк. После исследовательница подошла и легонько боднула Чарльза плечом. Стоя рядом с ним, она некоторое время сохраняла молчание. Сказать она могла много чего. Могла и объяснить немного аспектов из жизни мертвецов, но её чутьё твердило, что в случае с этими ребятами ловить было нечего. Всё ещё шёл дождь и завывал ветер. Дорога звала. И Кали поспешила перехватить инициативу в свои лапы.
- Идёмте, я провожу вас. По пути можем поговорить. Вы идёте куда, или хотите остаться там, где примут? - голос волчицы был наполнен интересом к происходящему и она очень старалась не переиграть с дружелюбием. Бурая сделала с десяток шагов вперёд, потом обернулась и кивнула Чарли, хоть и знала, что он бы увязался за ними без приглашения. К нему у неё тоже был разговор. И дело. Много дел. Чего стоит хотя бы та ситуация, в которой она не проучила его за отсутствие извинений?

+4

24

Стоя с прилипшей к голове гривой под неожиданно рассвирепевшим небом, разверзнувшим свое чрево, Гишу думала о том, что они двое тут сейчас явно лишние, в этой встрече давно не видевшихся друзей. Незаметно, пожалуй, даже для самой себя, гиена прихмурела. Глядя на них сквозь прищур, она словно бы взвешивала что-то в уме. Самка не разделяла веселья Герца, в душе отнесясь ко всему этому представлению с затаенной подозрительностью и эта настороженность не давала ей расслабиться. Что-то было не так в этих двоих, да только не понять что именно... Что-то от пересмешника - маленькой птички, подражающей хищному клекоту. Странный мутант, пересмешник-наоборот, ястреб подражающий пению жизнерадостной кукушки... Когда волку удалось вылезти из-под лап возвышающейся над ним самки он повернул хмурую морду на них, словно бы вопрошая: "Ах да, вы все еще тут?"
В подобной ситуации Гишу предпочла бы уйти прочь. Но отнюдь не потому что была тактичным дипломатом. Нет, слишком она была толстошкурой, принадлежа скорее к роду варваров – грубых и прямодушных воинов, подчас излишне жестких как в деле, так и в своих словах. Но она не была настолько слепой, чтобы от нее смогла укрыться промелькнувшая вдруг напряженность. На секунду, словно молния сейчас мелькнувшая среди туч. Ну что ж... Злить этих зверей будет неблагоразумным и недальновидным действием. Куда как лучше не ссориться со своими ближайшими соседями. Особенно если ты – чужак, изгой, отринутый своими же сестрами, а они – стая, сплоченная группа воинов. Сколько их? Может пять, а может двадцать пять, а их – двое. Бороться с ветром в поле будет лишь глупый смельчак.
Трезвое, рассудительное отношение к ситуации - всегда было свойственно Гишат, хотя по первому впечатлению этого обычно нельзя было сказать. Если эти двое потребуют, чтобы они покинули их земли – она не будет перечить их воле. Но и пресмыкаться перед этими зверьми Гишу не была намерена.
Заметив, что сравнение с шакалами не нравится волку Гишу лишь усмехнулась. Чего это он, шакалы очень даже не плохие звери, с хорошо работающей головой. Шакал всегда укажет, где больной, надеясь на свою долю, он – лучший друг гиены. Волк замолчал, зажмурив свой желтый глаз, видимо формулируя мысль. Пользуясь секундной паузой, гиена заговорила. Неожиданно-миролюбивый тон Гишу резко контрастировал с разбойничьей ухмылкой:
Что значит какие? Ну, посмотри на себя в лужу – длинная морда, острые уши, хвост такой же, длинный. Да вас спутать – раз плюнуть. К тому же пахните вы схоже и окрас похожий, серый... Гиеновые собаки? Похожи? – Гишу даже склонила голову, выражая крайнюю степень удивления. Неожиданно она хохотнула, – это пятнистые псы что ли? Странное название, они больше похожи на ваш народ Прямых Спин... Даже коты нас не путают, хотя мы для них все едины – вражье племя. Но разве мы, гиены, на них похожи? Мы ни имеем ничего общего с псами, это будет понятно любому у кого не отбился нюх и не вытекли глаза. – Гишу замолчала, посмотрев на серого волка, с лукавой, беззлобной насмешкой на морде.
Честно говоря, в то что он сказал дальше как-то не верилось. Нет, она была готова к тому, что начав разговор о "мертвых волках" он сам будет таким же... Но
Ты – мертв семь лет. Хорошо, – удивительно спокойным голосом проговорила гиена, моргнув и посмотрев отвлеченным взглядом куда-то поверх волка. – Весьма неплохо сохранился для семилетнего трупа... – спустя пару секунд молчания проговорила гиена, – на вид как свеженький. И как же ты не облез, и тебя не съели черви, раз ты мертв? – Подумать только, разговаривать с живой... падалью? И во сне такого не приснится, гиена говорящая с падалью... Как же. Полное и бесповоротное безумие. Видимо само Небо сегодня решило знатно повеселиться, послав злых духов к ним, вселив их в мертвые тела. Гишу не очень верила в духов, но как еще объяснить, без не духов и богов, такое вопиющее нарушение законов мира? Слова волка были абсурдными, противоестественными, но не смотря на это вот он. Стоит и смотрит на них. Ходячий парадокс, бегущий по лезвию бритвы, разделяющему бытие и небытие, плюющий на все мыслимые и не мыслимые законы мироздания. Вот он стоит, попирая землю своими противоестественными лапами, кинув в ответ такой же насмешливый взгляд, будто упиваясь тем, что о нем думают сейчас. Стоит и воняет. Вернее пахнет, да как здорово, даже благоухает – если закрыть глаза на специфический непонятный душок, что вызывал странное отторжение, то запах от этого зверя вызывал странное бурчание в желудке и желание в нем как следует измазаться.
"Интересно, каковы они на вкус?.."
Волчица, доселе молчавшая, заговорила, решив перейти от слов к делу и форсировать события. Хотя, признаться, говорила она дружелюбно. Но что-то в ней, во взгляде или движениях - Гишу не могла понять точно, не прекращало настораживать...
Идем, – без размусоливаний согласилась она, без всяких этих "куда" и "зачем" и "не хочу", – Мы путешественники, я – Гишу, нойон своего клана, он... – гиена кивнула в сторону самца, – Герц, мой доверенный следопыт и охотник. Экспедиция, исследующая дальние земли. Мы прибыли сюда через ущелье, но возвращаться обратно пока не намерены. По крайней мере сейчас, пока известно не очень много... Да и честно говоря не очень и хочется нам возвращаться, – добавила она. А то решат еще придушить разведчика, пока тут гиены все не заполонили собою. Гишу сказала им правду, но лишь половину ее. Знать всего волкам было не обязательно и особенно деталей касаемо того, что в действительности заставило ее покинуть клан. Гиена повернула морду к серому:
– И как вы появляетесь... Такие? Злой шайтан вселяется в труп, при жизни ведущий распутную жизнь, и заставляет его плясать и охотиться на живых? Откуда вы берете силы для того чтобы бегать, а не лежать и разлагаться как обычно делают трупы?

Отредактировано Гишу (2014-12-11 18:45:07)

+4

25

Я растопырил уши, слушая несомненно умудренные опытом утверждения гиены против её родства с пятнистыми псами. Ну святые Боги, за что, скажите мне, я всегда вынужден натыкаться на столь прямолинейных и незамысловатых особей? Да, такими почти всегда легко манипулировать, но вот жаль - я не кукловод. Таких довольно просто обхитрить и подло убить, но я не маньяк. Договориться с такими также легко, достаточно лишь предложить хорошую цену за выполнение какого-либо дела - но я не дипломат. Я всего лишь мёртвый волк, существо себе на уме, и мне необходимо просто побеседовать с кем-нибудь, посмеяться, подшутить, но с этакими деревенскими простачками все мои выкрутасы всегда так сложны и бессмысленны... Я с досадой притопнул передней лапой о землю, из-за чего горстки мелких камушков с треском посыпались в разные стороны.
- Гружёные пафосом выскочки, - тихо прорычал я, мгновенно меняя настроение. Уши выпятились вперёд, словно бы ещё больше заостряясь, скулы странно ярко выделились на морде, а нос слабо сморщился, когда губы собрались вперёд чуть ли не в преддверии оскала. Нет, я не собирался рычать и нападать. Несмотря на внешнее раздражение душой я был как всегда весел и спокоен, просто мой организм часто странно и непредсказуемо реагировал на проявления всякой недогадливости со стороны собеседников, - скучные надутые невежи.
   Но тут, прежде чем я разразился очередной порцией сарказма, вмешалась Ширен, стоящая рядом со мной у плеча. Я перевёл мигом заблестевшие от радости глаза на бурую, вновь растягивая пасть в зловредной ухмылочке. Умеет же она в нужный момент сбросить напряжение, моя ясноглазая, маленькая, миленькая Ширен! Она не застала всё то, что видел я, она не ведала той абсолютной свободы, что давал нам старик Восс, но всё же было в ней что-то такое, что отличало бурую от остальных представителей нашего пафосного и выпендрёжного племени. Какая-то особенная игривая искорка...
   Тем не менее, главная гиена без особых колебаний согласилась пройти вслед за Ширен, после чего и я был приглашён её "мудрым" взором проследовать с ними. Нет, она думает, что делает мне одолжение? Да я бы и сам за ней пошёл, мне ведь не нужно разрешение, чтобы чего-нибудь сотворить. Лучше потом попрошу прощение, и то - кривя душой. Никому и никогда ещё не удавалось добиться от меня чистой искренности, да и не нужна она особо в этой жизни.
   Я пошёл за Ширен, идя рядом с ней с противоположной от гиены стороны. Интересно, если бурая здесь, то и остальные неподалёку? И что это ещё за Вольный клан такой? Неужто старина Энтони решил объединить волков под своим началом? Ух, хитрожопый засранец, небось использует их как прикрытие для себя! Ибо "нерушима та стена, в которой ты кирпич". Что же, Тони, умный гад. Решил стать новым Диким, не оглашая этого, прикрываясь за маской добродетели. Белополосый вожак был тираном силы, ты же - деспот ума. И никто даже не догадается об этой твоей подноготной, не так ли? Хитрец...
- Чарльз, для друзей - Чарли Джокер, - с улыбочкой проговорил я, отвечая на представление гиены, - а этот слащавый комок шерсти рядом со мной зовётся Ширен. Значит, исследователи? Как это знакомо... ну и что нового в новых землях уже выведали? - я наигранно наивным взглядом уставился на Гишу, глядя через бурую, хотя знал, что многих мои разные глаза сбивают с толку. Нет, не желал я получать информацию от пятнистых ради каких-то стратегических целей. Просто узнавать что-то - это очень забавно и интересно, нежели просто вести скучные светские разговоры, кои наверняка сейчас и без меня инициирует Ширен.
   Выслушав вопросы Гишу относительно нашей природы, я противно хихикнул. Не злобно, просто так уж привык давно, что нормального, здорового смеха у меня уже с лохматых времён не получается.
- Шайтан, как это забавно, - я улыбнулся, облизнув клыки. Распутная жизнь, ммм... кто знает, кто знает, - не, если Кхеса Ужаснейшего из Богов можно назвать шайтаном, то так оно и есть. Плясать мы не пляшем, про распутную жизнь не помним - наверное, оно и к лучшему, - нас создают для единственной цели - убить тех, кем мы были раньше. Странная миссия, не так ли? Вот и я про тоже. По мне Кхес - просто болван, раз выбрал для своей мести столь неблагонадёжных существ, и я - тому прямое доказательство. Вот разве похож я на беспощадного убийцу? - тут же высунув язык, дабы поймать на него несколько капель прохладного дождя, я резко взмахнул хвостом, окатывая Ширен водой с небес с лап до головы. Ну нечего быть такой хмурой же? А то идёт, как Дикий, словно каменная статуя, молчит. Я чувствовал нутром её потаённую грусть, да вот только никак не мог понять, почему она исходит от неё, как аромат от распустившегося бутона? Что её могло так расстроить? Ничего, всё у неё выведаю, ничего не скроет. Только не сейчас, в присутствии гиен, чуть позже. При Гишу и Герце она вряд ли что-нибудь скажет, стеснительная.

Прошу прощения за упоротопост, просто я сегодня немного не в себе Т_Т

+1

26

В ответ на богатые эмоциями рассуждения гиены Кали неопределённо хмыкнула.
- Мы больше, - вставила она с абсолютной уверенностью. "Это делается так и никак иначе", нет весомее аргумента. Волчица перевела задумчивый взгляд на Гишу и внимательно рассмотрела с головы до пят. Раньше волчица ничего подобного не видела, и, как оказалось, не знала даже названия зверей.
Бурая продолжала медленно и уверенно (как ей казалось) ступать вперёд. (заявка на открытие восточной территории) Исследовательница хотела увести гостей на неизвестные территории, ведь с одной стороны малоизвестное Братство, а с другой то самое ущелье, откуда и вышли странные звери. Осматриваясь, она внимательно вслушивалась в разговор. Раз уж она влезла один раз, у неё есть право влезть ещё и ещё. Тем более, что гиена не распаляется на возгласы удивления, толчки в сторону скромного Герца и дурацкие вопросы типа "Что, правда?".
- Это свойство того вещества, что заменяет нам кровь. Оно ядовито для мух и червей, животные разбегаются, учуяв наш трупный запах, а птицы чуют неладное и не слетаются на пиршество... - Кали чувствовала себя знатоком в этой области знаний. Она услышала недовольное бурчание со стороны волка, но на время проигнорировала его. "Кто это тут пафосом гружён? Обыкновенные обыватели. У одного вон мясо в зубах застряло, а он и лыбится." Бурая хотела было закончить речь чем-то очень коротким и всё-объясняющим, аля "вот так вот, ага", но промолчала, ведь начал говорить Чарльз. Кали притормозила, и, сравнявшись с серым, шепнула на ушко: "Противоречишь сам себе. Атата."
Гишу опять порадовала ответом по существу. Это Кали не в духе сейчас, а то она бы нагородила множество туманных догадок и теорий. А Гишу молодец, достойный нойон.
- Моё почтение, - и кивок головы. Вежливость очень важна в этом мире, как и другие положительные качества. Пока звери будут хоть немного благоразумны, мир будет существовать и не отвернётся от них Кхес. Пусть он поручил им убийство тех, других, но есть разные способы. Дикий идёт по неправильному пути, и когда озеро начнёт закипать и испаряться от кхесовой злости - он это поймёт.
- Вы ему не верьте, он на самом деле серийный маньяк. С полстаи загрызть может, когда не в духе, - с улыбкой на морде произнесла самка. Через секунду она вновь была серьёзна и в душе корила себя за несдержанность. Как теперь будет выглядеть её попытка вновь завести деловой разговор?
- Так... - Кали в отчаянии перевела взгляд на Чарли, а затем повернулась к Гишу, - каково там у вас, за ущельем?

+2

27

Мерно шагая с боку от волчицы нелепым гиеньим шагом, Гишу слушала что же говорят эти звери с прямыми спинами, попутно кидая быстрые, короткие взгляды в сторону на камни, горизонт и лес. Одно ухо ее неусыпно следило за обстановкой, готовое засечь приближение таких же зверей. Почему-то она ожидала что волк пойдет с боку от Герца, взяв таким образом в клещи самозванцев, конвоируя их. Параноидально? Но так бы поступила она на их месте, будь эти земли ее домом.
Маленькое искривление фактов про "экспедиционный корпус" прошло, похоже, незамеченным, что не могло не радовать. Либо же волки просто не подали виду. По всему рассказ выходил занимательный, странный и даже несколько нелепый. Может быть, во все эти слова о богах, о великой миссии, данной этим зверям вместе с даром, сразу и безоговорочно поверил бы какой-нибудь шаман, но не кто-то вроде нее, твердо стоящий лапами на земле, вдыхающий полной грудью запах тухлого навоза реальности и не склонный к мистике. Если бы кто-либо днем или неделей ранее, да когда угодно, пересказал бы ей все то, о чем сейчас говорили волки, она бы наверняка рассмеялась в морду этому умнику-невеже-сказочнику. Как и всякому рационалисту, Гишат нужно было видеть, слышать и осязать, знать, верить она не умела и от рождения очень недоверчиво относилась ко всякого рода сомнительной информации. Но поскольку факты – запах и вид животных, говорили сами за себя, Гишу, казалось бы, теперь окончательно успокоилась, в уме просто добавив к списку известных зверей еще один пункт, который значился "мертвые, ходячие, мать их так, волки. Несъедобно". И вместо того, чтобы удивленно и довольно бессмысленно хлопать глазами, Гишат молчала и слушала, наматывая на ус и вылавливая из речи бурой и серого зверей наиболее занимательные факты.
Серый волк-самец с глазами разного цвета, назвался странным, длинным именем, представив затем и волчицу. Впрочем... чего от них ожидать? Другие звери, другие обычаи, другие мозги, образ мышления... Втайне от них, про себя Гишат прозвала его "Бесноватым". Да, это было без сомнения более емкое имя, как раз для такого елейно-скользкого, коварного типчика, готового выпустить кишки наружу, стоит только морду отвер... Угорь! Гишу уставилась на серого миролюбивым взглядом сытого медведя, добродушного медведя-тугодума:
Точно сказать этого не могу, но если бы острословием можно было убить, то тебя не тронул бы и прайд львов, – флегматично проговорила гиена, незаметно усмехнувшись самым краем губ и переведя взгляд на волчицу. Краткость – говорят сестра таланта, и, судя по всему, эта самка была из тех, кто предпочитает дела словам.
Может быть. А может быть и нет. Если эмоции, эта шелуха, не будут мельтешить, мешая вести дела, Гишу будет только рада.
В-о-л-к-и... Возможно они такие же, как красные и пятнистые псы, и с ними действительно возможен серьезный разговор, кроме таких тем как "кто вы такие, мы вас не звали, уходите"? "Интересно, у этих зверей самцам или самкам принадлежит высшая власть?"
Сухо, меньше лесов, больше простора, пока добычи много – хорошо, нет – приходится делать большие переходы, – проговорила гиена, словно бы пожимая плечами на вопрос, и тут же переведя взгляд на серого волка, – что нового мы узнали? Пока что мы отметили то, что тут хорошие суслики, но на фоне этих скопищ ногодробительных булыжников их замечательность несколько меркнет. Мой народ не привык жить в густом лесу и среди камней, нам нужны равнины, степи, прерии, долины рек, редколесья на худой конец, – волки ведь живут именно тут, так? Что ж, тогда это действительно правда, Гишу будет безмерно счастлива покинуть это место, оставив камни с сусликами и лес их хозяевам. Не жалко. – Очень, знаете ли, тяжело долго гнать добычу в гору по перелеску, с такими лапами как у меня. Если поблизости есть равнины - мы уйдем в ту сторону. Раз вы хозяева этих мест, то знаете их поболее нашего, – Гишу кинула внимательный взгляд на волчицу, ожидая хода с ее стороны. Впрочем, говорила она ровно - ее даже нельзя было уличить в ёрничаньях, по крайней мере концентрация их в словах была довольно незначительной, для того чтобы это не выглядело неуважительно. Гиена испытывала интерес к новым зверям, и настроена была скорее на беседу, а не провокации, но при всем при этом ее ни на минуту не оставляла мрачная настороженность и недоверие. Если тон беседы смениться с нейтрального на враждебный, их заведут в западню, откуда выскочат десятки волков они ни капли не удивится такому повороту событий.
Странный тип этот ваш Кхес, – вывела она, спустя десяток секунд молчания и раздумий над сказанным, – заставлять мертвых идти на живых... По мне так это бесполезное занятие, все равно, что выкорчевывать ростки в поле. Когда умирает один живой на его место приходит множество маленьких щенят... – Гишу снова замолчала на миг, взглянув на серые бока облаков - и что за безумие тут происходит?... – Стало быть, ваша сила в этой черной воде, и зараза к вам не липнет, вы не болеете, не стареете, вам не нужно пить, есть и опорожняться?... Ха, да за такую смерть я бы сама до скончания веков занималась чем угодно, хотя бы и уничтожением муравьев. Хорошо вы устроились... Но как именно вас создают? – Неожиданно спросив, она кинула на бурую неожиданно острый, допытывающийся взгляд. Они, конечно, могли вспылить на такую бестактность, но интересно же! Не каждый день видишь болтающий ногами и языком труп.

Отредактировано Гишу (2015-01-04 16:06:31)

+1

28

пост не учтен системой

Для Кали
С каждым шагом даже мертвая волчица могла заметить, что дышать стало легче. В подушечки пальцев больше не впивались острые камни, а трав вокруг стало больше, несмотря на то, что ландшафт понемногу поднимался. Продвигаться становилось труднее, но впрочем, последователи Кхеса плохо чувствуют усталость.
Ребра расщелины становятся все круче. Можно, конечно, попытаться перевалить через них, но вероятность сорваться имеется - несмотря на небольшую высоту, это может быть опасно. Впрочем, ничто не мешает пойти вдоль Зеленой Расщелины, добираясь до светлеющих вдалеке прерий. Возможно, стоит попытать счастья оттуда.

I

0

29

Самка гиены шла с противоположной от меня стороны, самец ютился где-то позади - идиллия, право же! Конечно, такого уж большого впечатления известие о ходячих мертвецах на пятнистую не произвело - она что, гранитная? - но всё же теперь я могу быть доволен, жители окраин о нас осведомлены. Теперь прибавилось ещё два существа в мире, которым известно про Кхесову волю. Вот только хорошо это или плохо?
  По мере нашего хода становилось посвежее, да и острые камни практически прекратили мешать идти. Хорошо всё же, что для "светских бесед" мы решили найти местечко поприятнее, чем голые спуски этой странной расщелины. Похоже, пусть наш уходил в гору, вернее, в склон холма, но слава Кхесу я и Ширен усталости более не чувствовали. Ещё один очевидный плюсик смерти, кстати. Но даже этого недостаточно, чтобы тупо продолжать следовать воле Чёрного Бога, как того требовал от нас Дикий. Ушли мы от него, и что? Испепелило нас молнией? Нет. Утопились в собственной чёрной крови? Нет. Быть может, нас придавило обвалом? Нет... хотя, частично всё же да, но не всех. Итого что же получается? Где ты, грозный Кхес? Либо тебе глубоко плевать на всё, что творится внизу, и тогда белополосый был жутким богохульником, или же... Богов нет?
  От этой странной для меня, внезапно возникшей в мозгу мысли я даже остановился, подняв голову, и глубоко задумался. Ширен с Гишу и Герцем прошли вперёд, оживлённо о чём-то переговариваясь, но я не обратил на их отдаление никакого внимания. Гораздо важнее были варианты, к которым я пришёл путём довольно нехитрых умозаключений. А ведь и правда... ведь Кхес давно мог расправиться с нами за отклонения от цели? Ну, по крайней мере, обычно злые Боги, недовольные своими детьми, так и поступают. Верно же? Так почему ничего не произошло? У него там, на небесах, какие-то свои супер-пупер важные дела? Важнее, чем истребление всего живого? Нет, не может такого быть. Но кто и когда видел воочию этих самых Богов? Кто может подтвердить, что они есть? Быть может, всему тому, что происходит вокруг - даже нашему появлению - есть какое-то иное объяснение. Исключающее существование судьбы, сверхъестественных сил, властных над нами... а что если Боги были придуманы кем-то для того, чтобы править другими? Ведь страх за свою шкуру, как известно, парализует. А парализованным и управлять легче...
  Но нет, что за чепуху я обдумываю? Конечно они есть, Боги эти! Иначе кто бы подарил мне смех, коим я так дорожу? Не могло же всё просто взять и самосоздаться! Кто-то создал всё вокруг, вот только не факт, что это были именно те, к коим мы обращаемся в трудную минуту, коих почитаем и презираем. Ну и как тогда докопаться до истины? Как добиться аудиенции у этих... этих... Тех, Кто Были До. Вот, точно.
  Я лишь мельком взглянул вслед волчице и гиенам, уходившим от меня всё дальше и дальше вперёд. Пусть идут, мне-то что? Пусть побалакают немного, а я здесь пока... сделаю весьма странную вещь. Если, конечно, всё сделанное и сказанное мною до этого не считать странным. Вообще, это понятие довольно относительное, ведь Дикого тогда тоже можно считать невменяемым, как и меня?.. Так, проехали. Я остановился аккурат на вершинке одного из ребёр расщелины, что было мне весьма кстати. Дождь, сделавшийся теперь нескончаемым ливнем, окончательно вымочил мою шерсть, отчего она, обдуваемая к тому же постепенно возникшим ураганом, стояла в разные стороны слипшимися страшными прядями. Воющий в ушах ветер нещадно трепал их и хвост, и буквально выдувал мне глаза через затылок. Что же, если это ярость Богов такова... посмотрим, может мне удастся в такую погоду напроситься на светскую беседу?
  Я задрал морду, уставившись в тёмное от грозовых туч небо, и криво усмехнулся. Постепенно усмешка переросла в широкую улыбку, а после я и вовсе разразился каркающим, истеричным и явно нездоровым смехом.
- Эй, Кхес!!! - Громко крикнул я, не переставая гоготать. Надеюсь, Ширен успела уйти недалеко... пусть видит, пусть тоже задумается над внезапно озарившей меня мыслью, пусть пошевелит мозгами, которые наверняка давным давно сожраны земляным червём! - Эй ты, небесный неудачник!!! Да, я к тебе обращаюсь, о наипротивнейший создатель волков!!! Тащи сюда свой трусливый зад, гнусный выродок порочной любви плешивого шакала и жирной ослицы!!! Перед тобой Джокер!!! Ответь на мой призыв, мерзкий пакосник!!! Или ты снова описался, как пугливый щенок, м?!! Испугался Джокера?!! - я снова загоготал, в процессе всех своих воплей периодически вставая на задние лапы и даже подпрыгивая к небесам, вновь и вновь с плеском опуская передние в разлившиеся по траве лужи. Наверное, со стороны это выглядело совсем ненормально, но мне как-то было по-барабану. Пусть думают что хотят, мне главное убедиться в том, что... либо Кхес настолько труслив, что не явился, либо его нет! Всё просто, как волчья задница!

+1

30

--->> Вне игры

Рой мыслей заполонил голову Князя - теперь у него есть рабочие лапы, которые можно аккуратно использовать для своих королевских нужд... Есть даже кого сослать в расход в случае, если кто-то решит напоминать их небольшой группе о существовании мира "за Мостом". Это должно остаться в прошлом вместе с теми обрушившимися камнями, когда они переходили это злосчастное ущелье, и строго-настрого запрещалось говорить о вещах, которые бы хоть чем-то об этом напоминали. Конечно же, это можно посчитать за попытки скрыться от самого себя, заставить себя поверить в другую реальность, но все равно на деле оставалось тем, чем было. Так или иначе, законы от этого не менялись, и Азазелю просто претило существование морд, их нарушающих.
Вообще вся его стая действительно была напичкана особями довольно странными и раздражающими. Послал же чертов Кхес (если он вообще есть) ему несчастья, а черно-бурому теперь выкручивайся... Компания крайне не радовала Князя, но попривыкнув, стал воспринимать ее как обычное сборище волков. Волков, наполненных Кхесской водой.
Раздался чей-то ор. Аз остановился, вслушиваясь в слова и щурясь от дождя. Нет, это не было похоже на Фауста, даи предупреждение Князь сделал ему весомое, чтобы тот заткнулся про свои видения. Это-то что? Взывает к Кхесу? Очередное глупое создание.
- Не забывай, где ты находишься, - окликнул оравшего Азазель, будучи за его спиной; голос его был строг и тверд, как сталь - владелец его был явно недоволен и не пытался это скрыть.
Чуть приостановившись вровень с неизвестным волком, Аз уловил его взгляд, смотря на него спокойно, но напряженно - на висках едва заметно ходили желваки.
- Ты на земле Вольного клана, и здесь нет никаких Кхесов, - более четко и строже произнес Азазель, приподнимая хвост.
Ему хотелось, чтобы этот серый уловил смысл сказанного и осознал, что произошло.
И даже несмотря на то, что волк-то на деле был известен Азазелю, воспринимал он его все равно так, как подобает встречать "чужаков" - на нейтральной ноте до той поры, пока тот не примет правила игры, здесь поддерживающиеся.
Краем уха Князь услышал и речь остальных собравшихся. Наконец отведя глаза от серого волка, Азазель перевел их на компанию чуть в стороне.
- Гиены? - он даже изогнул бровь от удивления... но тут же вернул обратное выражение морды при виде Кали. - Что она тут на уши им вешает...
Внутри словно из мертвого клубка-сердца повылазили шипы, и оно резко провернулось вокруг своей оси, превращая все органы рядом в фарш. От злости. И все же несмотря на это, Азазель заставил себя приветливо улыбнуться незнакомым пятнистым мордам:
- Приветствую вас, пятнистые друзья, - решил подойти поближе, тем самым показывая, с кем собирается держать диалог - поравнялся с Кали, но смотрел на гиен, безбоязно встречаясь с ними взглядом.
Да, Диковские правила научили смотреть на тех, кто заведомо ниже по статусу, прямо в глаза - так у собеседника сразу появится чувство, что он разговаривает с кем-то особенным. Впрочем, это было нужно только в данный момент, чтобы хоть как-то себя позиционировать перед незнакомцами.
- Смотрю, наша исследовательница Кали вас тут уже просвещает о наших обычаях, - более шире улыбнулся он и перевел глаза на волчицу; этот колючий взгляд, приправленный вполне миловидной улыбкой, будто бы ласково говорил ей "заткнись". - Рад видеть вас на наших скромных территориях, - снова приветливая мордашка с заинтересованными глазами обратилась к гиенам. - Меня зовут Азазель.
Вот так не вовремя появился и перехватил инициативу в свои лапы. Негоже длинным языкам болтать про то, что уже похоронено под завалами Моста. Иначе Князь быстро найдет способ выбить эту дурь из башки особо языкастых.

офф

если я где-то ошибся в действиях ваших героев, поправьте меня, пожалуйста т_т

+2


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Нижний Тэмен » Зеленая расщелина