Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Энурия » Заводь


Заводь

Сообщений 1 страница 30 из 162

1

http://s9.uploads.ru/Tm9XS.jpg
Мелкая горная речушка, называющаяся Узкой, берет начало из глубин большой пещеры в самом подножье Высокогорной гряды. Пещера начинается с восточной части Высокогорья (хотя много таких расщелин есть и по южной части гряды), имеет длинный вытянутый ход, на земле - насыпь из небольших камней. Речка тоже берет свое начало здесь, под землей, и к выходу на западе перекрывается бобровой плотиной. Чтобы выйти из пещеры к Заводи, нужно перейти плотину; по ее краям имеются каменные выступы, где можно легко подняться длинноногому животному.
Снаружи речка резко уходит на юг, вдоль горной гряды, а единственный песчаный берег, поросший растительностью, постепенно переходит в засушливую пустынную землю.

Ближайшие локации:
- Высокогорная гряда (Даэрис)
- Кривогорье (Даэрис)
- Березовая роща (Энурия)
- Курганы (Энурия)

0

2

--->> Высокогорье

Виновница была сосредоточена на том, как она передвигается. Она смотрела под лапы, выбирала место, куда шагнуть и внимательно следила за равновесием. Если бы кто-то из её знакомых увидел, как она это делает, верно, подумал бы: это не Ирма, просто похожая на неё волчица. Старшая всегда ступала, не заботясь о шаге. У неё была очень тяжелая походка, хвост иногда  хозяйски покачивался из стороны в сторону, а янтарный взор устремлён ровно вперёд. Но сейчас всё изменилось. Она должна была не только не упасть в воду, но и сохранить плотину для своих соратников. Ветви, из которых было построено сооружение, поскрипывали. Когда самка ставила лапу на концы некоторых палок, где-то справа или слева их концы вздымались, иногда выталкивая в воду другие части плотины. Пару раз таким образом Нова сломала что-то, но что именно было не видно. Сама речушка, в которую палки падали с характерным этому процессу "бульк", не была такой широкой, как казалось сначала. Но судить о том, насколько глубокой она была на глаз было сложно. А проверять это на собственной шкуре Ирме не хотелось.
Так или иначе, когда волчица дошла до её конца, она чуть присела на её край. Нужно быть прагматичной и проверить всё, включая даже берег. Вытянув свою переднюю лапу перед собой, она чуть наклонилась вперёд и пошлёпала ею по земле. Твёрдая, хотя грунт песчаный. Тем не менее, выглядело внушительно. Нова медленно поднялась, махнула хвостом и поспешила сойти с плотины. Действительно, её лапы тут же ласково обняла трава, а когти коснулись песка. Благо, лапы не разъехались в разные стороны.  По всей видимости, у некоторых трав была мощная коневая система, а может, под слоем песка был слой более твёрдой, например, глины или чернозёма. Самка старательно потопала и даже подпрыгнула. Не провалилась. Затем, почти одновременно со своими манипуляциями с землёй волчица принюхалась. Вдруг её друзья (а именно друзьями она считала почти всех волков своей стаи) выйдут и окажутся в западне группы каких-нибудь незнакомых хищников. Никем не пахло. Она осмотрелась - никого не видно. На первый взгляд находиться на этой заводи было безопасно, и вот, наконец, всё проверив, Нова устремила свой взгляд на плотину, по которой уже должен был спускаться один из южнобережных - либо Фригга, либо Тарас.

+1

3

----> Высокогорье
Чтобы не задерживаться в пещере, ты, не пропуская вперёд Тараса, а даже как-то демонстративно подошла ближе к проходу. Пока первая шла Нова и ты следила за её движениями, если что была готова помочь, только вот чем именно – не задумывалась.  Вряд ли ты ей окажешь поддержку тем, что провалишься вместе с ней и теперь просто ждала благоприятного исхода от переправы белой. Плотина под тушей старшей волчицы предательски скрипела, хрустом раздавались кое-где, внизу, палочки, так тщательно выложенные одна на одну. Кажется, этому бобру придётся делать новую плотину после нас. И в правду, как этот зубастик позволил нам здесь пройти? Либо он действительно так глуп, либо его желание помочь просто зашкаливает, по сравнению с инстинктом самосохранения и выживания. И всё ради чего? Ради того, чтобы показать волкам новые земли, ради корешка, отданного Новой, ради спасибо, в конце концов? Ты не понимала логику этого маленького существа, но в какой-то мере была очень благодарна ему за показанную дорогу и за то, что он не бросил нас вот так, хотя мог бы это сделать.
В это время, ты заметила, как Нова уже спустилась вниз, и проход был свободен. Перед тем, как ступать дальше по плотине, ты оглянулась на Тараса, с видом, вроде, “ну, что, я пошла?”, а бобра оглянула ещё раз благодарственным взглядом. Надеюсь, что мы больше не прибегнем к твоей помощи и оставим тебя в покое.
Быстро пробежав глазами по веткам, находящимся в плотине, ты выбирала место, куда лучше опереться, ведь, как и у других вещей и существ, у этой плотины были слабые места. Не хотелось как-то неуклюже лететь в воду, так что приходилось искать надёжные точки опоры. Таким незатейливым способом стала спускаться вниз, перебирая лапы одну за другой. При этом ты думала о том, что не стоит вот так отрывать сразу две лапы, ибо это вам не бродвей или лесная тропика. Подобравшись к самому краю, наклонилась вперёд, для того, чтобы совершить прыжок. Внизу, под плотиной была вода и ты шумно очутилась в ней, попутно обрызгивая себя и находящуюся неподалёку Нову. Конечно, в разные стороны полетело не столько брызг, сколько бы было, когда прыгаешь в двухметровой высоты. Всего пару безобидных капель.
Когда ты уже ощущала землю под лапами, было время для того, чтобы осмотреть тут всё. Уже настала ночь, что ты не могла не заметить, как только выбралась на плотину.
Мало того, что в пещере было темно, вышли наружу – тоже тьма, - ты с самого начала не была за то, чтобы промотаться в пещере целый день, но раз уж так вышло, то ничего не поделаешь. - настало время страши-и-илок, - засмеялась сама себе, на манер какой-то сумасшедшей. Оставалось узнать, что делать дальше: возвращается обратно ( при том, что вы только сюда пришли и опять забираться, на этот раз, наверх, было, по крайней мере, не восхитительною) или переждать ночь здесь, найдя хоть какой-то ночлег. Как бы то ни было, но ты стала рассматривать территорию вокруг, которая не была похоже ни на одну часть владений стаи, где ты бывала.

Отредактировано Frigga (2014-03-27 22:59:37)

+1

4

высокогорье --->
Продвигаясь по плотине, Тарас с каждым шагом хотел прибавить скорости, но в итоге наоборот замедлялся. Он аккуратно переставлял лапы, вслушиваясь в каждый скрежет потревоженных веток, крепко сплетенных между собой. Подушечки пальцев проваливались между ветками, щепки впивались в кожу. Тарас несколько раз с несвойственной ему эмоциональностью сморщился, как дите, которому наступили на хвост, но все еще шел. Лучше было идти, смотреть на воду, бьющуюся о преграду.
Ну, радовало, что неглубоко. Наверное неглубоко. Да, спасибо, мозг, век тебе этого не забуду. Бурый сосредоточенно смотрел себе под лапы. Ошалелыми глазами он пытался одновременно ухватить и плотину, и реку по обе стороны от нее. А вместе с тем надо было спускаться вниз. Не слететь с визгами и писками вниз, а именно спускаться.
Нова и Фригга тоже были крупными волчицами. Но Ирме, продумывающей каждый свой шаг, каждое свое действие, Тарас значительно уступал в координации. Он просто не привык стоять на одном месте. Да и если вспомнить его детство, когда завалить его мог абсолютно любой щенок, даже мелкий и немощный просто потому, что у кого-то были явные проблемы с ногами. Или с головой. Тут уже кому как больше нравится.
Что до Брун… Где, кстати, Брун? Тарас остановился, потому что не смотреть под ноги и продолжать движение было невозможно, поднял глаза, высматривая поблизости рыжую волчицу. Но не нашел ее силуэта перед собой. Переведя взгляд еще правее, он все-таки нашел рыжую бултыхающейся в воде. Тар фыркнул и усмехнулся, глядя на неловкие удары лапами по воде в попытках встать на ноги.
Как-то неприятно потянуло мышцу за плечом. Бурый шевельнул им, а в следующее мгновение чуть было сам не потерял равновесие. Лапа соскочила по круглому бревнышку, заставив хищника податься передней частью корпуса вперед. Но на этот раз он быстро одумался и решил продолжить путь по старой традиции: оттопырив хвост параллельно земле наподобие руля, передвигаясь небольшими для его роста шагами, глядя сугубо под ноги.
Когда большая часть мук и страданий была позади, Тарас с облегчением вздохнул. Он прямо ощутил, как расслабились мышцы в лапах, как легче стало дышать. Самец поднял голову, заводил носом по воздуху, стараясь запомнить все эти запахи, ничего не упустить. Он вынес вперед лапу, собираясь ступить на прочную каменистую почву, но внезапно для себя не обнаружил таковой. И на этот раз равновесие зверь потерял.
Он даже не упал, а скорее просто передняя лапа ушла под корпус, заставив потерять равновесие и завалиться на бок. Все бы ничего, на свалился он-то на бок, да только в воду. От неожиданности он негромко тявкнул, рефлекторно прижал уши, но это не слишком помогло. Тарас почувствовал, как вода залилась уже в ушную раковину. Он с громким хлопком и многочисленными брызгами ударил лапой по воде, резко поднимая при этом голову.
В итоге левая часть морды его намокла, как и большая часть тела, а вот правая сторона физиономии, к примеру, по-прежнему была пышной, шерсть там так же, как и раньше, топорщилась. Тарас отступил назад, пытаясь приблизиться к берегу. Потянулся к замоченному уху задней лапой, но вспомнил, что это не особенно спасет, учитывая, что и с лапы уже стекала струя воды. Он лениво толкнул конечностью себя за ухом, как будто это могло выгнать воду, потряс головой, а после несколько раз энергично отряхнулся.
Взъерошенный, растрепанный, как после бомбежки, зверь поднялся на ноги. По шее, груди, спине текла вода, хотя на деле сейчас, когда он выпрямился, уровень ее был на дюймов пять ниже его локтей. Как можно было вообще не заметить, что плотина еще не кончилась? Как можно было не знать, что ты долбоклюй от природы? Своим весом он еще и снес часть постройки, которую сейчас бодро восстанавливали бобры. Тарас приопустил голову, даже виновато отвел назад уши, глядя в их сторону, забултыхал по воде длинными лапами и зашлепал к берегу.
Достигнув суши через пару шагов, он выбрался на твердую землю и еще раз отряхнулся, но уже не так резво, как в первый раз.  Он поднял морду и посмотрел на Фриггу с Новой. В глазах читался неприкрытый злобный скепсис, обращенный, однако, в собственную сторону. Не было смысла отрицать, что это только что произошло. Ну ладно, прикинуться шлангом.
- А быстро стемнело, - начал он, приблизившись к волчицам. - Нехило мы в пещерах проторчали. Не ввалят за шатания где попало?
Он снова беззвучно усмехнулся, прошелся вперед, став сбоку от одной из волчиц. Старался сравнять свой темп шага с их, потому шел не торопясь. Дыхание наконец-то восстановилось. Только влажные следы на траве и почве от лап немного настораживали, но самец во всю старался не заострять на этом внимания. Своего в первую очередь.
- Может, здесь на ночь останемся? - он кивнул в сторону небольшой земляной насыпи и внимательно присмотрелся. В темноте глаза его сверкнули. Как бы не заметил кто чужой. Но впереди, где на насыпи этой возвышались небольшие деревья, ему виделся неплохой ночлег. Растения скроют их от ненужных глаз. Хотя вряд ли сегодня можно будет надеяться на спокойную ночь.

Отредактировано Тарас (2014-03-29 15:02:13)

+1

5

С плотины спускалась Фригга. Нова окинула её лапы внимательным взглядом и, заключив, что с таким темпом с Брун ничего не приключится, повернула голову обратно. Янтарный взор устремился вдаль. Простор, широта. Жаль, что было темно. А ночь - это вовсе не значит, что все опасные хищники ложатся спать. Ночью на охоту выходят другие, и порой даже более опасные. Особенно когда эти самые хищники подкрадывались сзади и заставали врасплох свою бедную жертву. Почему-то Нове казалось, что охоту ночного и дневного сравнивать никак нельзя: те, что добывали еду днём, представлялись более порядочными, чем те, что скрываются под ликом ночи. Поэтому Старшая, всё ещё обеспокоенная темой безопасности группы, проверяла местность на предмет наличия всяких полуночников неподалёку. Привыкшее ко тьме зрение пробежалось по округе, но вновь ничего не нашло. Не разочаровавшись, а наоборот, обрадовавшись, Виновница не успела повернуть голову обратно к Фригге, как её в разгаре этого процесса окатило водой. Было всего-то пара капель: телу всё равно, лапы и так мокрые из-за ручейка в пещере бобра, но морда - морда это святое! Даже несколько полу-прохладных капелек, попавших на переносицу и в левый глаз, вызвали у волчицы бурную реакцию. Снежная громко фыркнула и энергично замотала головой, при этом бурча что-то невнятное, но судя по тону укорительное себе в усы. Когда процесс сушки морды был закончен, Нова покосилась на Брун, а затем - на Тараса, уже подходившего к концу плотины. Его "чуть не потерял равновесие" волчица не видела, но эта идея пришла ей в голову в ином таком контексте: "Вот бы не упал!". Он был крупнее Фригги, и если бы повторил за нею всё то же самое, наверняка бы Нову задело сильнее. Озабоченная безопасностью сухости морды, Нова отступила в сторону ради перестраховки и снова посмотрела на Тараса. Вообще, забавный волк. За ним наблюдать минуту - матёрый добытчик, а понаблюдай полчаса - так такой же, как все мы. И вот, рыжий спрыгнул с плотины, и всё хорошо... хотя нет, постойте-ка. Лапа поскальзывается на песке, и волк летит прямо в воду. Виновница, глядя на всё это, даже сморщилась. Бедолага, а, - подумала она, заодно проверив, не долетели ли до неё капли воды. Не долетели... Тарас быстро очухался, и волчица позволила другим мыслям проникнуть в голову. Она быстро глянула на плотину в поисках зубастого помощника и, не обнаружив его там, развернулась. Медленным шагом она направилась вперёд, слушая, что говорит Брун.
- Хах, - она не засмеялась, а мягко улыбнулась. В её детстве не было такой вещи, как страшилки ночью. Она вообще росла, стараясь ничего не бояться, поэтому тот таинственный восторг, с которым говорила Брун, умилил охотницу, - сначала надо место для привала найти, а потом страшилки рассказывать. Вдруг её внимание привлекло что-то, торчащее из песка. Зелёные листочки, желтый цветочек. Странный до ужаса, как-то весь взъерепененный (прямо как Тарас после купания) - Нова такого не видела.
- Бру-у-ун, - протянула она нараспев, - Ты знаешь, что это? Я такого не встречала, - самка, полностью увлечённая цветком, нависла над ним и уткнулась в него носом. Сначала приблизившись к нему осторожно - вдруг, кусается - а затем смачно нырнув чёрным влажным органом в самую его желтизну. Вдохнула и сразу отпрянула, громко отчихиваясь. Кончик носа был весь-весь желтый, но этот казус ничуть не смутил самку, она, пару тройку-раз чихнув, вернулась к злополучному растению. Тем временем волчиц нагнал Тарас. Мокрые локоны слиплись меж собой и потемнели. Тар был прямо как ёжик, милый-милый ёжик. Однако старшая не подняла на него глаза, лишь спокойно отвела ухо в его сторону и выслушала реплику.
- Я сама... чхи!.. кому хочешь вваляю, - она медленно подняла голову и осмотрела песок рядом с собой, пару раз покрутившись на месте. У Новы однозначно была какая-то своя волна, хотя волну ребят она тоже хорошо ловила, - Да, возвращаться бессмысленно. Останемся тут. Найдём укромное местечко и заночуем. По утру решим, что будем делать.

Внимание!
Среди песка и гальки тебе на глаза попадается рыба, используй находку для изучения заклинаний.

+1

6

● Начало игры●
Ночь окутала земли. С тёмным временем суток пришёл и холодный порывистый ветер. Благо, тучи обошли земли стороной, что несомненно радовало. Значит, неожиданное появление дождя ожидать не стоит. Было тихо. Птицы уснули в своих гнёздах и дуплах, остальное мелкое зверье тоже решило устроиться на ночлег. Все вокруг готовились ко сну. Но не я! Меня понесло к заводи. Почему-то я посчитала, что там может быть что-то интересное. А вдруг что-то значимое произойдёт без меня? Нет уж, я этого не допущу. К тому же, как оказалось, здесь обитает целая стая волков! А ночь - это самое подходящее время за ними проследить.
Мой путь лежал через возвышенность над заводью. Я ловко карабкалась повыше, юркая из куста в куст. Поднявшись на достаточную высоту холма. Я решила немного выглянуть из-за укрытия, а укрытие, к слову, оказалось идеальным! Трава, кусты и валуны прекрасно могли спрятать за собой, особенно в тёмное время суток. На берегу я заметила трёх волков, которые о чём-то рассуждали. И именно ночью этим стоит заниматься? Что они вообще тут забыли? Я не могла разобрать их разговор. Я не вслушивалась в звуки, так как стрекот кузнечиков и сверчков погружал всё постороннее в себя. "Далековато..."  - пронеслось в моей голове. Нужно подобраться хотя бы ещё чуть-чуть ближе. Выставив одну из передних лап и нащупав опору, я стала медленно спускаться ниже, продолжая скрывать свой яркий мех за листвой и серостью камней. Внимание клыкастых было уделено большей частью друг другу, что позволяло мне быть ещё более незаметной. Стоит учесть, что я шума не создавала. Даже пыталась когтями не царапать попадавшиеся по лапы камни, что бы не создать скрежет. Я очень волновалась. И вот, когда мне осталось преодолеть совсем-немного, что бы скрыться в укрытии не много выше берега, произошло не предвиденное, я подскользнулась... Мои лапы запутались в один узел, зрачки расширились от ужаса, а в животе похолодело и я ощутила, будто туда кто-то засыпал лёд, заставив содрогнуться. Всё происходило в доли секунды. Я с, присущим мне, лающим визгом скатилась кубарем вниз и не подрасчитав свою скорость влетела прямо... в воду, создав в воздухе большой фонтан брызг! Да, феерическое шоу я устроила.
- Упс... - Высунув голову из воды, я осознала, что парочкой ушибов тут не обошлось, у меня заныло всё тело. Но я встала и, как ни в чём не бывало, вышла на берег. Отряхнувшись, я изобразила на лице невинную улыбку.
- Как дела? - ляпнула я, как будто и сидела здесь все время.

+1

7

[Тарас]
Виновница занялась чем-то непонятным. Взглянув на неё, опять не поймёшь: то ли это существо, что пару минут назад вело группу вперёд, выглядя уверенным и решительным? Какой-то цветок привлёк внимание волчицы и та, чисто по-женски, не стала даже оглядываться на Тара - не то, что реагировать на его предложение. Он перевёл вопрошающий взгляд на Фриггу, что стояла рядом. Та так же оставила самца без внимания. Только он собрался возмутиться, как белая, словно почувствовав, дала добро на привал.
- Здорово. Я этим и займусь, - волк решил проявить себя. В конце концов, последние несколько часов он бесцельно плёлся следом за Старшей и ощущал себя вне этого мира, вне целей, преследуемых Новой и, судя по тому, как Фригга сиганула в проём, целей Бронзы. Он обогнул белую, оставив её с рыжей и цветочком позади и прошёл вперёд. Бодрой рысцой влажный волк продвинулся вперёд, не чувствуя, каким даром запылал горизонт. Справа находился маленький перелесок, в который волк и свернул. Скрывшись вскоре между деревьями, он поставил себе заданием найти удобное и укромное место для ночёвки.
G

0

8

Виновница была увлечена цветком так, словно это было самое прекрасное чудо на свете. Впрочем, сама она именно так и думала: она не видела этого растения доселе, и была поражена его незнакомым строением, глубоким цветом и множеством деталей. Быть может, не будь цветка, она бы не пустила Тараса вперёд. Волк бы её всё равно не послушал, если только она бы не топнула лапой и не приказала, а не попросила остаться и предоставить исследование территории ей. Однако Тарас был опытен. Нехотя, но белая кивнула, не глядя на него, ему в ответ и продолжила любоваться тонкими лепесточками, да сочным стеблем.
Совсем скоро рыжий прошёл вперёд, а Нову отвлекло от занятия иное событие. Нечто более лёгкое, чем добытчик, почти с такими же грандиозными кувырками скатилось в воду, всю её взбаламутило, заодно прихватив волчьи умы. Охотница сразу же оторвалась от цветка, которому уже успела признаться в любви и искреннейшей привязанности, и стала серьёзной. Сделав несколько шагов вперёд, она уставилась на мокрый комок шерсти. Он не был большого роста, он был... очень милым! Виновница сразу же поняла: бояться пока нечего. Особенно когда этот зверь так беззаботно выполз на берег, отряхнулся и улыбнулся.
- Приве-ет, - тихонько протянула Нова, прижимая уши к голове и делая медленный выпад головой вперёд, всем своим взглядом демонстрируя, что очарована лисой. Судя по тому, откуда она скатилась, она бывала на территориях Южного Берега. А к тем зверям, что с охотницей "одной крови", она относилась нормально, - Ты лучше о себе расскажи. Не ушиблась? Сразу стало видно, что волчица не увидела в лисице грозного противника, способного навредить её здоровью или здоровью её товарищей. Тем не менее, из соображений простейшей безопасности, близко подходить она не стала - так и осталась в нескольким метрах от берега. Беглым взглядом она пробежалась сначала по незнакомке, а потом по Брун, чтобы узнать, что та думает. Слишком уж много животных за последние сутки. К тому же, в голове волчицы сразу поднялся вопрос: как эта лиса пролезла сюда? Волкам пришлось много идти, блуждать вместе с бобром в хитросплетении ходов его пещер, и доселе Нова думала, что обратная дорога лежит именно через те самые пещеры. Через пару минут Нова озвучит вопрос, а сейчас... сейчас она позволяла себе быть вежливой, а не дотошной. Мало ли, вдруг лиса не из Южного Берега, а именно с этих неизведанных земель?

+1

9

Вот бывает же так, в один день ты, нечего не подозревая, отправляешься куда-то, будь то по поручению вожака, и открываешь для себя что-то новое, неизведанное ранее. Не часто такое происходит, но всё же как можно было жить не зная, что за этой горой есть ещё земли? Кажется, вот оно близко, стоит только шагнуть, но никак не получается. Нами владеет страх и был бы тот волк супер-героем, если бы не знал он его. Нет, есть такие, кто говорят, что не боятся ничего, но это лож, наглая лож. Каждый чего-то боится, но может скрывать или просто ещё не найти ту фобию, которая будет преследовать его. Так как можно быть таким небрежным в этом направлении?  Да, можно искать тысячу причин тому оправдания или наоборот, но что сделано, то сделано. Главное, что есть сейчас, правда? И порой уже не стоит открывать ту дверь, ключи от которой ты так упорно искал в связке. Но их там никогда не было и не будет. Зато всегда найдутся лазейки, изъян, как и в каждом из нас, что не делает нас идеальными.
А как же идеальная жизнь? Как же она, неверная? Когда ты, как та клубничка в шоколаде, лежащая в взбитых сливках. Ах, да, прекрасно, но нет. Никогда не променяла бы свою суровую жизнь, на совершенную и чудесную. От этой мысли ты даже поморщилась, как будто только что увидела что-то отвратительное. Конечно, можно много говорить на эту тему, но ничего после этого не изменится. Останется лишь твоя критика, которую положат в старый шкаф, на самую нижную полку, для того, чтобы забыть об этом. Мы не за этим здесь. Мы вообще не здесь. В своих мыслях. Пора возвращаться, милая.
После своего чудесного падения в воду...а хотя, нет, какое это падение? Тарас затмил всех, ну а как же. Нужно было видеть, как этот суровый волк в пару секунд оказываться таким мокрым и прилизанным, что хочется просто обнять и плакать. Это не могло не вызвать у тебя улыбку, причём такую широкую, что вот-вот должны были показаться клыки, но это уже было бы похоже на знак агрессии. В то время, как твои морщинки заиграли на морде, ты стояла возле Новы, выбравшись на сушу и тряхнув шкурой, дабы немного просушить её. Тарас же выбирался с таким видом, будто бы кто-то его кто-то насильно пихнул в эту воду и его взгляд на тебе не заставил себя ждать. Как только он стал поднимать свою морду, ты резко переминались, убрав с морды улыбку, будто бы это белая смеялась, а ты не при чём. Виновница виновна. Тавтология. Да.
Что же это за приключения без смешных моментов? Так что всё отлично, теперь нужно подумать, что делать дальше. - Не ввалят за шатания где попало? - Думаю, нам должны печенку ещё дать за то, что мы обнаружили здесь. Хотя, кто знает Вальда и что ему в голову взбредёт, - не поворачивая морды, а только отведя уху в сторону Тара, сказала ты и посмотрела на Нову, которая... которая что? Любовалась цветком? Наслаждалась его запахам? Если бы кто сказала, что ты будешь за горой с мокрым, как котёнком, волком и волчицей нюхающей ночью цветы, то не поверила. Серьёзно. И после этого они говорят, что я двинутая? Хах. Это зрелище длилось недолго, но ты успела застыть на месте и, наверное, с дёргающимся глазом, осознавать, что мир сошёл с ума.
Тарас в это время покинул вас и трусцой убежал куда-то в заросли, где виднелись деревья. - Нам тоже не помешало бы отдохнуть, - как бы с упрёком, что и так телёпкались непонятно где. Но стоило только повернуть корпус вбок и направится за волком, как послышался шорох и, последующий за ним, плеск воды, который заставил остановится. Что-то небольшое упало в воду и этим чем-то, точнее кем-то, оказалась лиса, которая явно была сконфужена этим происшествием. - Я смотрю не только у нас день не удался, - усмехнулась и присела на свою пятую точку, ожидая, что рыжая скажет в своё оправдание. Нова уже задала все вопросы, которые тебя интересовали и оставалось теперь только молчать в ожидании ответа. Кстати, отец всегда говорил тебе, что лисы - это очень хитрожопые создания, которые ради своей выгоды пойдут буквально на всё. Всё же стоит быть на чеку, хоть это маленькое создание не представляет такой уж угрозы.

Отредактировано Фригга (2014-05-04 23:21:20)

0

10

Конец сезона

Все неотыгранные события можно перенести в раздел флешбеков.

0

11

Возможно, поступать так своевольно и слегка необдуманно было не совсем свойственно Гару, но у этого поступка были свои определенные причины. Им надо знать, что будет ждать их за пределами Заводи, что столь недавно стала территорией их бывшей стаи. Не за много сотен километров за ее пределами, а так, максимум пару десятков вперед. Конечно, их небольшая стая так или иначе узнает об этом, когда придет сюда, но будет гораздо легче, если они будут подготовлены. "Да, нужно знать, есть ли там эрис, добыча и опасность. Третий пункт очень важен и узнавать о таких вещах целой стаей не стоит, определенно. Два небольших волка - хорошая разведка. Мирца быстрая, но невнимательная, как Джон с Хеллом, поэтому одну ее нет смысла отправлять" - размышления ворожеи были скорее похожи на попытку оправдаться перед самой собой за свое сумасбродство, свойственное ее семейке, а не ей, но надуманными и притянутыми за уши они не были.
Сова бежала не быстро, но и не медленно, в меру экономя энергию. Благо, что выносливость, в отличии от хорошей скорости, развита была.
"Да, хорошо будет узнать, каких трав там не будет и какие стоит запасти с собой..." - левой, правой, левой, правой. Радостная, словно щенок, Мирца неслась недалеко от сестры, то и дело вызывая мягкую и теплую улыбку у второй. "Ты, верно, хотела бы бежать быстрее, да, стрекочущая от радости Сорока?" Как не принимала спокойно Гаруна свой недостаток, свою калечность, но иногда она все равно заставляет про себя вспомнить и нет-нет да уколет, напоминая о несправедливости.
Выход к заводи был не так прост, как пробежка по лесу или горной местности, но волчица успешно справилась, хотя особой грацией не отличилась. От силы она тут была раз или два, да и то, о втором своем походе сюда сейчас было не вспомнить. Первый - это пожалуйста. Нужно было изучить травы, которые тут растут и найти неизвестные, а так же узнать популяцию эриса на этой небольшой территории. Да, тогда ничего особого знаменательного и интересного Гару не открыла ни для себя, ни, тем более, для стаи, - "Бывшей стаи" - машинально поправила себя между делом, не совсем радостно усмехнувшись.
Выйдя к берегу небольшой горной реки, травница остановилась, шумно вдыхая большое количество воздуха. "Ничего особенного, к счастью" - воздух был чуть прохладнее, чем в лесу, особенно около воды. Вспомнив о своей жажде, что начала одолевать совсем недавно, пестрошкурая сделала пару шагов в сторону Узкой и остановилась, когда передние лапы намокли. Окинув пристальным взглядом местность и проверив, рядом ли Мирца, Гару молча опустила морду к воде и начала неспешно лакать. Горная вода всегда славилась своей прохладностью, чему сейчас была очень рада травница.
Утолив жажду, волчица подошла поближе к Мирце и начала медленно-медленно вертеться на месте, внимательно осматривая местность и возможные места для "прогулки". Выбор пути был не велик. "Берег выглядит довольно безжизненным, особенно дальше. Сможет ли прокормиться стая, если пойдет в ту сторону?" - слегка хмурясь, Сова недоверчиво смотрела вглубь единственного берега.
- Мирца, - коротко окликнула сестру серьезным и задумчивым голосом, - Что думаешь на счет того, чтобы пойти вдоль реки? - самой Гару эта идея казалось более интересной и продуктивной, ведь вода - это жизнь, около нее всегда будут те, кто приходит на водопой, а значит у них будет еда. Другой вопрос - насколько долго они смогут идти вброд.

+1

12

Чем дальше отходили от знакомых мест две сестры, тем больше нетерпения просыпалось в резвой Мирце. Скорее, скорее, увидеть это новое место! Всякое неизведанное всегда манило любопытную охотницу. Она старалась не бежать слишком быстро, чтобы не сильно удалятся от Гаруны, но это получалось плохо. Периодически Сорока останавливалась и, оглядываясь, поджидала пёструю сестрицу.
Заводь, кажется, не была причислена к официальным владениям Южнобережных?.. Интересно, почему? Неужто там нет вообще ничего полезного? Мира, вечная оптимистка, отчего-то не верила в то, что это действительно бесхозная территория. Хоть что-то на Заводи быть-то должно.
Путь через горные пещерки был не так прост, как представлялось серой – возможно, из-за труднодоступности южане временно отказались от территории? – но они его достаточно успешно преодолели. Вот охотница делает ещё один шаг и выскакивает из-за бобровой плотины.
Кажется, что бы там не увидела Мирца, она всё равно была бы довольна и восхищена. Милая речушка, шумно стекавшая с гор – наверняка приятно прохладная! Крутые спуски с гор – опасны, по таким ходить нельзя, и по другой берег зелень, еле шелестящая своими листиками на ветерке. Но всё-таки больше всего волчице приглянулась именно речушка. Она, следуя за Гаруной, бодренько спустилась вниз, а потом тихонько, опустив голову и изогнув шею, буквально крадучись, подошла к Узкой. Серая аккуратно опустила переднюю лапу в воду. Приятная, оживляющая прохлада… Увидев, что Сова преспокойно пьёт воду этой реки, Мира хитро улыбнулась, а затем со всего маху влетела в воду. Пить, а тем более вот так безалаберно себя вести в Гиблой реке запрещалось, она ведь священная. На эту же реку, по всей видимости, никаких табу наложено не было, потому охотница просто не могла упустить такого момента. Она ещё долго резвилась в реке, наслаждаясь её живительным холодом, и даже пару раз окатила водою свою сестрицу.
Вдоволь искупавшись, Сорока нехотя вылезла на берег, всё-таки, они сюда пришли по достаточно серьёзному делу. Хорошенько отряхнувшись (и, кажется, в третий раз намочив шерсть Гару),  волчица уставилась с довольной улыбкой на сестру.
«Что там говорила мама? Где есть вода – там есть живность, да?»
- Думаю, что туда-то и нужно прогуляться, - чуть наклонив голову и закатив глаза, будто что-то вспоминая, ответила Мирца, - Мама-то как раз говорила о том, что возле воды могут быть животные, на которых можно охотиться. Вот и проверим!
Серая стала позади Гаруны, как бы пропуская её вперёд и прося о том, чтобы она стала ведущей в их небольшой исследовательской экспедиции.

+1

13

Дело, в которое сама себя впрягла травница, было не самым приятным, пускай его полезность и интересность не ставились под сомнения. Приятность добавляло присутствие вечно веселой и жизнерадостной Мирцы, которая, безусловно, была очень рада воде. У намокшей по вине сестры Гару в этом просто не могла оставаться и намека на сомнение. Выходка Сороки не была неприятна, даже наоборот, отдалась теплом в груди и приятным охлаждающим эффектом, стоило лишь влаге преодолеть подшерсток. Но дабы держать марку, пестрошкурая волчица, пряча едва заметную мягкую улыбку, бросила на беспокойную сестрицу суровый и укоризненный взгляд, мол, не до игр нам сейчас, глупая волчица.
"Сколько не гляди за поворот речушки, а сквозь горную гряду видеть не научишься, да и не заставишь ее в страхе бежать" - как-то нехотя переведя взгляд с Узкой на Мирцу, Гаруна молча выслушала ее ответ с таким видом, словно та отчитывалась перед своим учителем о том, что узнала за прошедший урок.
- Верно, Мирца. У тебя хорошая память, - искренне и заслуженно похвалила ту за сообразительность, а потом добавила немного ворчания - только вот используешь ты ее не всегда для нужных вещей, - укорила за шалости, без которых сестра прожить не могла, уравновесив тем самым сказанное до этого. Логика ворожеи была проста и прямолинейна: одна лишь похвала без критики заставляет расслабиться.
Потом Мирца еще больше порадовала волчицу, уступив той место ведущей. "Да, именно этого не хватает Хеллу..." - благодарно кивнув, говоря молчаливое "спасибо" за понимание серьезности ситуации, Гару зашла всеми лапами в воду и на секунду замерла, привыкая к тихому и прохладному течению. А потом осторожно, не забывая оглядываться по сторонам и смотреть под лапы, пошла вперед, готовая ко всему, что ждет ее за поворотом горной речушки.

0

14

пост не учтен системой

Для Мирцы и Гаруны
Трава на берегу начала редеть. Несмотря на близость журчащей под лапами речки, в воздухе повила ощутимая сухость.  Возможно, обе самки могут почувствовать слабую, ненавязчивую жажду, которая понемногу грозит перерасти в срочную потребность... Деревьев впереди уже не было и в помине, а в почве стали проглядываться желтоватые песчинки. Можно не рисковать и продолжить путь по руслу, а можно свернуть на запад и отправится вглубь неизведанных, но, возможно, опасных земель.
   Каков будет выбор двух представительниц стаи Темного Древа?

I

0

15

Мирца почему-то и не думала, что они отправятся не вдоль реки по берегу, а прямо по самой воде. Потому-то и была слегла, но приятно удивлена, когда пёстрая травница ступила в реку и отправилась вперёд. Идти по руслу было приятно, однако немного опасно. Кто знает, когда Узкая резко станет глубже или усилит течение? Нужно внимательно смотреть под лапы, чтобы не покалечиться. Но охотница, хоть и старалась сконцентрироваться на вот таких вот важных мелких заботах, никак не могла оторвать восхищенный взгляд серых глаз от новых пейзажей. Потому Сорока предоставила наблюдение за дном кропотливой Гаруне – на то она и ведущая.
Красоты родных мест хоть и были хороши, но уже немного приелись за прожитые два с лишним года, а заводь же теперь разбавила представление об окружающем мире.
Тем временем ветерок нагнал на небо лёгкий облаков, которые то и дело закрывали солнце, сильно от духоты это не спасало, но всё-таки идти стало как будто проще. Только вот пить немного захотелось. Не желая тормозить процесса, Мира решила пока не останавливаться на водопой. Как никак, они идут по реке, а значит, волчица сможет утолить жажду, когда захочет.
Уже вскоре зелёные пейзажи стали сменяться голым берегом и песком, что Мирце, честно говоря, не понравилось. Вода должна приносить плоды и радовать всех сочными растениями, вода должна давать начало жизни, тут же и далее на запад по берегу всё представлялось затухшим и безжизненным. Неправильно это.
- Предлагаю дальше по руслу, - вытягивая шею, подала голос охотница, - Вряд ли там, - она кивнула в сторону пустого берега, - будет то, что мы ищем. Питаться-то, по сути, животным нечем.
Серая не стремилась брать ответственность по решению столь важных задач, потому окончательно решение всё-таки оставила за Гаруной. Кто знает, может, это какие-нибудь особые свойства земель или растений, которые неизвестны охотницы, но известны травнице.

0

16

Постепенно земля, что ползла вдоль речушки, становилась беднее и беднее, сначала исчезали самые влаголюбивые травы, потом чуть менее неприхотливые. Гару все замечала, но молча шла дальше. Ближе к берегу было больше выбора растительности, но стоило заглянуть в его глубь, чтобы понять, что выбор был верным. Постепенно уплотняющуюся сухость воздух волчица заметила не сразу, лишь после первых признаков жажды. Слегка нахмурившись, она на минуту замедлила шаг, внимательно осматривая открывающиеся ее взору земли. Но ничего необычного, кроме скудности растений, травница не замечала.
Когда они прошли чуть дальше, жажда уже стала сильнее и ворожея остановилась попить. Мирца тоже заметила неприятные изменения в местности и совершенно верно подметила их следствия. Сделав пару коротких глотков, чтобы сильно не напиваться, Сова молча кивнула, подтверждая слова сестры, и двинулась дальше по Узкой. Теперь ей не казалась глупой идея идти прямо по воде, воздух над ней был не столь сух, как, возможно, на берегу, но все же было тяжеловато. Более странным казалось то, что при такой опасной сухости воздух не становился теплее и этот факт заставлял хмуриться пеструю волчицу и идти гораздо более аккуратно, пристально осматривая местность на предмет еще каких-либо изменений.

0

17

пост не учтен системой

Для Мирцы и Гаруны

Волчицы начинают уставать - несмотря на успокаивающее действие теплой воды под лапами. Палящее солнце не желает отступать, выжигая шкуры двух сестер, а встреченный на пути череп какого-то копытного, валяющегося в песке, не наводит на добрые мысли. Возможно, это бедное животное пыталось добраться до воды, оказавшись посреди желтеющей вокруг пустыни. Похоже, остаться на реке было правильным решением.
Однако вот ещё несколько десятков шагов - и берега оживают. Сквозь бедные жухлые травинки нет-нет, а проглядывает зелень, в Узкой юркают крошечные рыбки. Стоит поднять голову и идти вперед, ведь вдалеке уже темнеет силуэт какого-то леса, чудом оказавшегося здесь.

Можно сделать переход в локацию Березовая роща.

I

0

18

Солнце на западе потихоньку начало клониться к горизонту. Мирца надеялась, что вечер принесёт с собою привычную приятную прохладу, и тогда идти станет легче. Но, нет, кажется, наоборот, стало ещё хуже, чем было. Волчица высунула язык и часто-часто задышала. Начинали закрадываться подозрения, что эти вот берега – часть огромной и жуткой пустыни, губящей своей жарой всё живое. Вот, череп неподалёку от берега прекрасное тому доказательство! Сорока чуть вздрагивает, а затем отворачивается в другую сторону, не желая видеть это ужасающее зрелище.
- А вдруг это бесконечная пустыня? – тихонько начинает бубнить себе под нос охотница, - Тогда мама была права, и тут вообще никакой живности на тысячи шагов!
Мирой постепенно начинает овладевать страх. Что, если далее вниз по реке действительно одни лишь выжженные берега? И они будут идти и идти, постоянно видя перед носом только воду и безжизненные берега. А вдруг им не хватит пищи?.. Вдруг именно поэтому взрослые Южнобережные не хотели отпускать остальных на исследования? Вдруг знали или предполагали?!
Да нет, не знали они ничего такого, иначе Нова бы обязательно воспротивилась уходу Темнодревцев в сторону Заводи. В общем-то, очень даже хорошо, что Гаруна вдруг решила отправиться на исследования местности до того, как основная часть новоиспечённой стаи ступит на эти земли.
От мыслей волчицу отвлекает что-то врезавшееся в лапу. Серая резко опускает голову вниз и, замечая в реке небольшую рыбёшку, улыбается. Ну, хоть что-то съестное. Дальше – лучше, Мирца замечает, как берега вдруг снова начинают постепенно оживать. А ещё дальше по реке маячит лес.
- О! – вскрикивает серая, на секунду останавливаясь и от радости даже помахивая хвостом. Вот, всегда следует надеется на лучшее, пустыни не бесконечны, да, - Идём туда? – поравнявшись с пёстрой сестрой задорно спрашивает Сорока, а затем, не дожидаясь ответа – думает, что знает, что он будет утвердительным – резвыми скачками, вновь разбрызгивая воду, бежит к незнакомому лесу.

0

19

Они шли, а земля становилась все суше, все мертвее, вызывая некоторое беспокойство даже у Гаруны, хотя та и никак не выказала его. Только шла себе да шла и хмурилась, оглядывая суровым янтарным взглядом окружающую сухость и  безжизненность. Ее взгляд замечал многое, в том числе и отсутствие на почве около берега следов животных, приходящих на водопой. "Будет плохо, если так будет и дальше. Есть тут нечего, животных почти нет или и вовсе нет. Плохо..." Но даже не смотря на такую невеселую картину она останавливаться не собиралась и даже наоборот, чуть ускорила шаг, желая быстрее закончить с этим.
Мирца, на которую иногда оглядывалась Сова, уже не казалась такой жизнерадостной и была немного напугана. Чувствуя некоторую вину за такое нервное состояние сосроки, пестрая волчицы коротко заскулила, вкладывая в эти скупые звуки весьма сильную уверенность в том, что все будет хорошо. Говорить что-либо смысла не было, да и зачем? Звуки, что доступны им, не менее красноречивы, чем слова и даже местами более понятны.
К счастью обеих сестер скоро на берегу начала показываться растительность. Картина была похожа на ту, что видели они по пути сюда, но словно прокрученная наоборот. Сначала появлялись самые прихотливые растения и травки, а потом все более и более влаголюбивые. Ворожея позволила себе спокойно выдохнуть и даже переглянулась с Мирцей, разделяя общую для них радость. Когда показался лес - Гару ускорила шаг, но не торопилась в него заходить, в отличи от сестры, что почти сразу рванула. Когда та оказалась на довольном далеком расстоянии, травница, наблюдая за этим актом счастья, ухмыльнулась и голосом, контрастирующим с довольным и добродушным выражением морды, осадила сестру:
- Не уходи далеко от берега! - серьезный тон, словно вот-вот начнется ругаться.
Она не собиралась идти вот так вот просто вглубь леса, уходя далеко от реки.

0

20

Долго ли, коротко ли...
Вереница волков перемещалась со скоростью престарелого червяка, еще и похожа была на него вполне. Караван плелся через какие-то дебри, в коих смутно вырисовывался едва знакомый, называемый Лосиным, лес. Потом горная гряда, кстати, хорошо узнаваема для добытчика Южного берега - где-то здесь заканчивался путь для всякой упорной добычи, считавшей, что может скакать бесконечно, изматывая волков. В особо трудные моменты Вайсса и Неро приходилось грузить на спину, особенно когда приближались к пещерам. Седек не питал иллюзий в отношении здравого смысла этих двоих, поэтому как только добрались до входа в пещеру, тут же напряг волка, идущего предпоследним, разделить горькую участь верблюда и принять на свою спину волчонка.
И чем дальше шел Мелхиседек, тем больше ему становилось обидно, и тем сильнее горело все доброжелательное внутри, обугливаясь в ненависть. Его выставили из родного дома за то, что он и все эти волки чтили закон. Выставили, по сути, всех, негодных большинству. До чего же тогда докатилось это большинство враз? Оно стало подобно слепому старику, впадающего в маразм собственной правоты. Ну, пусть нас рассудит случай. Время пройдет, и Седеку может захотеться пустить кровь парочке бывшим братьям за их презренное малодушие. А пока что ринуться вперед, во все самое опасное и непонятное, просто чтобы не думать, не считать потерь, не обращать внимания на происходящее.
Шуршат под лапами камни. Слышится шум воды. Далее отрывки картинок, волк их не воспринимает. Довел до автоматизма проверку наличия волчат на спине своей и спине соседа, а также поглядывал на вереницу волков впереди - не отбился ли кто от нашего стада, не остановился ли.
Воздух, чистый от запахов родных мест, ударил в грудь, захватило дыхание. Седек что-то пропустил? Он в панике восстанавливает последние события в голове. Куда они шли и как сюда пришли? Горы... Высокогорье! они шли через Высокогорье, ужасные козьи тропы и маленькие расщелины, в которых очень удобно ломать лапы и разбиваться. И что, там ничего не произошло? Мелхиседек пытается выглянуть из-за чьего-то массивного туловища, но чуть не оступается. Короче, паниковать поздно.
Шум воды становится сильнее, пещеры заканчиваются. Седек напрягается - уже есть возможность поскакать наперед и осмотреться, но с тушкой на спине особо не поскачешь. Нет, оно-то может и буде визжать от радости, но первая неровность на каменистой почве закончится перелетом в теплые края. Седек вновь запасается терпением. Этого добра у нас полно.
В воздухе чувствуется не столько сырость, сколько свежесть, как бывает в горах. Ни своих в этом воздухе, ни чужих, если опустить тот факт, что впереди плетутся темнодеревцы. Даже все мы не в силах быстро насытить воздух своим присутствием. И хорошо видно, куда ступать - откуда-то пробиваются солнечные лучи. Наконец, движение прекратилось. Червяк, так сказать, представился. Мелхиседек, не спуская Неро со спины, идет мимо рядов волков, собирая для себя статистику морального духа этого сброда. Ну, надо сказать, все воодушевлены, только одна волчица-таки умудрилась вывихнуть заднюю лапу на гряде и последние полчаса шла, хромая. А, ладно, переживет.
-Пришли. Добро пожаловать, - громко объявил Дек, чувствуя, как в пещере звенят камни, отвечая эхом, и покосился на плотину. Становится не по себе. "Да за что меня смотреть за всем поставили, издевательство!".
Седек подошел к Феху, мелкому волку, который вел отряд. Надо же, можно сказать "который вел Темное Древо". Непривычно.
- Идем. - коротко говорит ему. Он матерый, не устал. Одновременно с тем новоиспеченный темнодрев скидывает Нерку (вернее, пытается его спустить, но тот, наверное, замешкался или задремал), а потом обводит взглядом одностайников, выискивая в их рядах умную морду. Нашел трехгодовалого, тоже обучавшегося на добытчика, волка, которого довольно неплохо знал и недолюбливал из-за его инициативности. Вот, зато таких можно назначать для управления.
- Мелех, организуй тут все. За плотину не перебирайтесь. Ищите, где тут вода-еда, и еще посмотрите, нет ли у кого проблем со здоровьем, - опять прозвучал приказной тон.
А сам?
А сам, позабыв попросить смотреть за Вайссом и Неро, волк направился "на разведку", пытаясь пробраться через плотину, а после - направиться на юго-запад, прихватив с собой Феха - ну просто чтобы не потеряться самому.

+2

21

пост не учтен системой

Для Седека
Лапы уверенно ступали по податливой почве, поэтому выбраться с плотины волку удалось без особого труда. Однако, более мелким состайникам здесь будет тяжело забраться и кого-то придется переносить. И пока остальные Темнодревцы оставались внутри пещеры, Седек со своим напарником оказываются по запястья в речке по другую сторону плотины. Им отчетливо было видно, что ближе к горизонту травянистый берег превращается в песок... концу которого, кажется, даже и нет. Куда бы они ни выбрали направление, песочная россыпь встретит их везде, кроме как того берега, что был ближе к пещере - там он к югу превращался в какой-то лесок.

Седеку можно перейти в локацию Курганы.

w

+1

22

пост не учтен системой

Неро не остался без благодарности от тех, кто получил от него помощь. Ласковый взгляд, добрая улыбка, добрые слова - всё, что, как говорится, "не положишь в карман", но ценности и тепла несло столько, что если передать это всё в энергию, можно было бы прожить на ней целый день со всеми включёнными электрическими приборами. В эту трудную для всех без исключения пору поддержка была дороже любых осязаемых благ, и эту поддержку каждый остро нуждавшийся получил от Неро сполна; а тот, в свою очередь, и свою долю добра прихватил.
Конечно, в этот раз стая шла не окольными путями, как предыдущая группа первопроходцев. Повидавшие лета волки этого бы не выдержали. А нужно было всего-то пройти чуть дальше, и пологий спуск вывел бы зверей прямиком в нужную пещеру. Запах прошлых посетителей давно выветрился, а потому Темнодревцам, читай, пришлось заново искать нужный ход. Однако под предводительством Феха, который большую часть пути и вёл караван (прошлый ведущий,смело взявший на себя инициативу вести собратьев, растерялся на подходе к высокогорью и покорно уступил своё место более надёжному волку), отряд всё-таки добрался до самих пещер и выхода из них - непосредственно, самой заводи.
После того, как спины Феха и Седека скрылись в выходе, стая тихонечко зажужжала в перешептываниях, повинуясь приказу серого не высовываться наружу. Каждый нашёл себе место, выстроившись вдоль мокрых стен. Пару минут спустя уже начало казаться, что в пещере не так уж и тесно. Негромкие разговоры не набирали в децибелах, все волки покорно ждали, когда вернутся названные ведущие. Лишь волчатам не сиделось на месте. В темноте поблёскивающих от тусклого света, отражаемого каплями воды, стен Неро смог разглядеть неяркое свечение. Если отклониться в сторону, то оно пропадёт. Видимое только с одного ракурса, что-то, что пряталось у самого нижнего основания стены чуть дальше от того места, где остановились все взрослые волки, просто не могло не привлечь внимание юного следопыта.


Порядок отписи в локации
Первая очередь: Sedeck, [Game Master | W]
Вторая очередь: Nero, [Game Master | G]

Примечания
Лимит ожидания поста: 4 дня.
Очереди друг с другом не взаимосвязаны.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

G

+2

23

Довольно быстро Нерка расправился с куском мяса. По большей части потому, что он мешал вертеть головой и смотреть на пол. Хотя он был и вкусным, как оказалось.
На протяжении пути чёрного и белого всячески ободряли взрослые состайники. Волчонок был очень польщён и немного смущался от обилия внимания к нему. Кто бы мог подумать, что та орущая и пинающаяся стая, получив своё, так подобреет? Голубоглазый улыбался, замечая на себе чей-нибудь взгляд и бормотал нечто непонятное, стоило кому-нибудь заговорить с ним, даже пусть просто поблагодарить. С другими щенками он не разговаривал.
Стоило волкам войти в пещеру, а волчатам залезть на спины добытчиков, их интерес к окружающему миру поутих. Сначала каменные своды казались довольно любопытным зрелищем - такие большие и чёрные. А потом мерный шаг Дека усыпил Неро, сначала он просто удобно улёгся, а затем прикрыл глаза и задремал.
Даже объявление дяди не смогло как следует разбудить малого. Он был готов всё путешествие проспать, таким удобным способом путешествия оказалось "катание верхом". Понятное дело, что когда прямая спина хоть и плавно, но всё же начала опускаться к земле, Неро сполз с неё и даже "полежал" на земле. Пришлось встать, потянуться и зевнуть. Седек куда-то ушёл быстрее, чем волчонок отошёл ото сна и додумался идти догонять его. Не стал, в общем-то. Заместо этого он осматривал всё те же чёрные и высокие своды пещер. Здесь они блестели от воды. Тихое гудение стаи успокаивало, Нерке не хотелось сейчас баловаться или бегать с какой-либо невероятной новой идеей. Один только рыжий волчонок, чуть помельче самого Неро, тормошил своих приятелей, по видимому, тоже задремавших в пути. Голубоглазый осторожно подошёл к выходу из пещеры. Тихонечко удивился и порадовался, подышал свежим воздухом. Из-за того, что был уже вечер, мелкому было сложно разглядеть всё в подробностях, но даже неяркие последние лучи дали ему насладиться лесом, горами и рекой. Неужели они везде смогут побывать?! Уходить не хотелось, смотреть на свет было приятнее, чем напрягать глаза, вглядываясь в камни. Какая-то волчица всё же мягко подтолкнула его назад.
Делать было нечего, и чёрный предпочёл занять себя обследованием пещеры, а не игрой со сверстниками. Вернувшись чуть назад, где видимость была ещё хуже, Неро всё же удалось разглядеть что-то интересное. Это самое "что-то" будто бы тоже отражало свет, но ярче. Нужно было по-особенному повернуть голову и оно становилось видимым. Нерка попробовал дотянуться до интересной штуковины лапой.

+1

24

Чувствуя необычную для себя жажду идти вперед, волк стал прокручивать в голове все свои мысли, ища там хоть что-то достаточно нейтральное, по чем можно было бы оценить свое состояние. Не гнев ли им движет, не обида ли, и правильны ли побуждения? Движение кому-то назло еще хуже, чем движение ради самого движения. Бессмысленность не лишится и без того отсутствующего смысла, а вот жить кому-то назло... надоедает, как только этот кто-то окажется безразличным или, например, умрет.
Седек шел вперед, в пугающую неизвестность, таща на себе забитую хламом голову, но все равно был тверд и уверен в каждом шаге. Может, хлебнув новизну незнакомых пространств и горе, лишения, страх, он изменится, став как ветер в горах? Почувствует свое место под солнцем, а не бесполезное состояние ожидания следующего приказа. Тем более, стае нужно будет куда-то идти, где-то жить и чем-то питаться.
Но зыбкий грубый песок, будто уловив, о чем думает волк, решил взять и раскинуться, на сколько хватает зоркости глаз, куда-то вперед, рассыпаясь в барханы и кратеры. Мелхиседек, когда забирался на песчаный холмик в очередной раз, не вытерпел и решил так: если там опять бесполезная куча песка, нужно менять направление. И вот, зверь, полный надежд, забирается на очередной бархан, оглядывается и тяжело вздыхает. Поток мыслей приостановился, чтобы дать возможность решить возникшую проблему.
На песке ничего полезного не вырастет. Вдоль реки стая сможет пойти и без разведчиков. Значит, нужно держаться ближе к горам.
- Запоминай, куда мы идем. Следует разведать местность, куда можно было бы еще пойти, - на всякий случай поясняет своему спутнику цель не очень вразумительного скитания по пескам новоиспеченный темнодревец, и поворачивает правее, чтобы приблизиться к горам и пойти по склону. Там должно быть легче идти. По-крайней мере, их белесые верхушки и зеленые, лоснящиеся бока внушают больше доверия и надежды, чем просто кучи песка. Такое по нраву только кошачьим. Наверное.
Что же, вперед - на запад!

0

25

--->> Вне игры

1 день Шестой луны. 31 год

Cквозь нервозную пустоту проглядывалось золото и серебро глаз белошкурой волччицы. Не теряясь среди массы, но и не привлекая должного внимания, она послеживала за телодвижениями состайников, то и дело отвлекаясь на непоследливых волчат. Сощурив взор, Ферзь слегка приподнял верхнюю губу, оголяя ряд зубов и языком пробуя их, словно убеждаясь в целостности. Окружение затихало. Кто-то, гонимый приказом или собственной волей, двинулся вперед, навстречу неизвестности, которая, к слову, чудилась Ведьме там, где заканчивался кончик ее любопытного носа. Спокойствоие - душевная подлость. Разум буйствовал, призывая тело к действиям, но что-то останавливало Ферзя от бессмысленных прогулок вне территорий заводи. Быть может, это был страх или стадное чувство, м? Последним, впрочем, страдала в детсве. Да-а-а, в то время "стадо" приравнивалось к "семье".
Продолжая нагревать своей филейной частью камни, зверь мирно засыпал, слегка подергивая ухом, тем самым прислушиваясь к эху, разносившемуся по пещере. Засыпать в мире паники - не самое лучшее занятие на этой грешной земле, но ... Обвинять ее в равнодушие никто не смел, ибо всеобъемлющее переживание о за-а-а-автрашнем дне охватывало состайников. Тяжело вздохнув, Ферзь повернулась мордой к камням, прочь от волчьих морд. Однако так, на удивление, заснуть было еще сложнее. Сквозь плотно сомкнутые веки она ощущала тревогу, природу которой понять не могла и списывала всё наеё собственное недоверие к окружающим. Самообманом занимается не так уж и часто, но если уж закралась в голову какая-нибудь мыслишка, так и кувалдой её не выбить. Гнусные мысли, едва почувствовав слабину Ферзя, принимались злобно глодать арматуру, покоившуюся в недрах волчицы и занимая место сердца. Уби-и-и-и-ийца. Шипело болезненное естество, забрызгивая слюной исполосованную морду Ведьмы. Мы найдем тебя. Глухие голоса из недр сознания заставляли разноглазую скалиться и сжиматься в комок. Напряжение внутри белошкурой вулканом вырывалось наружу. Резко открыв глаза и ненавистным взглядом уставивишись в камень, она еще долго пыталась отойти от шума в голове, рожденного из ничего, там же и похороненного. Да что б тебя ... Гул по-прежнему не давал покоя. Можно быть беспечным и скинуть всё на болезнь, но мы-то зна-а-а-ем. Хе. Убийство никогда не обойдет тебя стороной. Не отпустит. Под конец жизни и вовсе сожрет.
Голос смолк. Однако умиротворения так и не создалось. Найди труп. А? Ты не смогла? Над Ведьмой нависала чья-то тень. Массивная, неприятная. Такая, которая могла бы запросто разодрать волчицу на тысячи маленьких волчат. Оказавшись на дне колодца, Ферзь не торопился выкарабкиваться, ведь снаружи ходит страх. Его мягкая поступь отдавалась импульсом в голове Баст. Его взгляд заставлял тело сжиматься, а глаза прятаться в недра черноты, притаившейся на дне. Среди тьмы заметнее становится свет. Кто подарит его?
Не зная сколько она пробыла в забытие, что, впрочем, могу с легкостью сказать я, Ведьма приподнялась на лапах, оглядывая пещеру. Состайники, к слову, выглядели подобно речной глади, что вызывало в ней подозрения. Кто это чувствовал? Задаваясь бесполезными вопросами, она делает несколько шагов вперед, посматривая по сторонам и натыкаясь на черношкурого волчонка с небесными глазами. Его заинтересованная морда не давала покоя, посему, не откладывая на "потом" многочисленные дела, о которых никто не ведывал, она уверенным шагом направилась к нему. Оказавшись за спиной ровно в тот момент, когда волчишко принялся тянуться куда-то своею лапкой.
- Эй, что ты делаешь? Склонившись над голубоглазым, Ведьма заинтересованно попыталась проследить за тем, что так привлекло волчонка. Однако сделать это ей не удавалось. Гм. Наклоняя голову на правый бок, затем на левый, она в какой-то момент приметила то, что так заинтересовало "черношшкурку" (так она мысленно окрестила волчонка) и натянуто усмехнулась, приглядваясь к диковинке.

Отредактировано Ведьма (2015-02-25 14:57:11)

+3

26

--->> Вне игры

Ночь 1 дня
Шестая луна, 31 год

Всё случилось так быстро и внезапно, что Аир и слова сказать не успела. Вот она пробирается на Каменные поляны за братьями, а вот через секунду её уже подбирают с земли и уносят куда-то в неизвестные дали. Она шла за братьями, выслеживая их по запаху, полная решимости вернуть их в логово. А когда пришла, оказалась сама случайно втянута в далёкий поход. Неужели Неро и Вайсс решили покинуть родное логово, семью? «Нет, так ведь не может быть…»
Белая, тихо сидя в глубине пещеры, внимательно оглядывала новую территорию. Всю дорогу сюда она пыталась запоминать, но получалось у неё это смутно. Как теперь они пойдут обратно?..
Эта пещерка отдалённо напоминало логово, только… нет, здесь далеко не так приятно и уютно, как дома в кругу родных. Аир задирает голову вверх, пытаясь разглядеть что-нибудь помимо стен и пушистых лап взрослых волков. Ищет взглядом братьев. Но их пока не видно.
С грустным видом, прикрывая глаза, волчонка поднимается с прохладной земли и начинает осторожно пробираться сквозь многочисленные волчьи лапы и тела. Как братья так легко и быстро решили уйти с новой стаей? Они ведь не знают большинство этих волков, не знаю, что они затеяли. Такие серьёзные вещи должны решаться мамой, а не ими. Аир продолжала искать.
Все кругом разговаривали в полголоса, что-то обсуждали, и, наверное, жутко волновались. Волчонка тоже волновалась, не меньше всех их. Надо было как-то вернуть Неро и Вайсса, либо же привести сюда маму с оставшимися братом и сестрой. А ночь уже наступила, и взрослые наверняка со следующим восходом отправятся дальше. Аир не представляла пока, как всё можно успеть.
Надо было найти выход из толпы, промежуток, где будет не так тесно. Возможно, оттуда удастся разглядеть? Но вот где-то впереди мелькает такая знакомая, родная чёрная шкурка. Вот и первый! Аир, чуть приободрившись и подняв уши, бодренько идёт к Неро. Что он там делает один?..
Когда белая оказывается уже совсем на небольшом расстоянии от брата, между ними вдруг вырастает ещё одно препятствие - огромная волчица. Аир, на секунду затормозив, встряхивает головой и, бубня «извините», пробирается сквозь лапы волчицы, проходя прямо под ней.
Как только волчонка оказывается возле Неро и впереди белой, она задирает голову кверху, желая рассмотреть, что это за волчица. Аир чуть вздрагивает, когда замечает шрам на лице незнакомки и почти сразу же отводит глаза. Ещё несколько секунд она бегает взглядом по земле, будто вспоминая, зачем пришла, а потом, вздрогнув, протягивает переднюю лапу к Неро, прикасаясь к его боку, оповещая таким образом о своём присутствии.
- Неро! – шёпотом выдыхает белая. Она не отделяется ото всех шепчущихся, не хочет прерывать эту царящую тут атмосферу своим громким призывом, - Неро, мама волнуется… надо вернуться.

+3

27

пост не учтен системой

Неро смог нащупать "блестяшку" лапой. Так как он перекрыл собой свет, она больше не светилась приятным бело-бежевым цветом, но так или иначе, волчонок нашёл какой-то интересный клад. Зацепившись за находку, он стал вытягивать её наружу. Вскоре Неро смог разглядеть несколько - штук пятнадцать - маленьких белых косточек. Они вывалились на землю, негромко и глухо звякнув, видимо, в ответ на вопрос Ведьмы. Чуть дальше в том же месте находилось столько же зелёных косточек того же размера. Если пожадничать и сильно постараться, вполне можно достать и их.

G

0

28

Непонятная штуковина так просто не поддавалась. Стоило Неро сунуть за ней лапу, как свечение исчезло, он непонимающе шарил в темноте и ничего не вытаскивал. Наклонял голову, как бы проверяя, на месте ли клад.
- Эй, что ты делаешь? - окликнули его в тот самый момент, когда он уже был готов залезть максимально глубоко, даже распластался по земле. Голубоглазый замер. Его хотят наругать? Может, там внутри живёт что-то, что волки специально в пещерах не трогают, их хозяева? Но Ведьма не собиралась отталкивать его, не делала грозную морду - она наклоняла голову и смотрела на него также, как он сам смотрит на что-то интересное. Чёрный всё-таки пошарил лапой снизу.
Наконец-то нашёл! Какие-то маленькие штучки лежали далеко-далеко. Лапы волчонка, пусть всё ещё и достаточно чувствительные, всё же не могли как следует рассказать ему и форме и количестве добытых блестяшек. Неро, желая поскорее достать клад, резким движением вытащил несколько косточек. Они светились в темноте пещеры и были совсем не похожи на кости оленей и птиц, которых малому довелось попробовать. Голубоглазый понюхал их и после повернул морду к Ведьме.
- Что это я достал? Глаза его были широко открыты. Чувство это не было новым, но он каждый раз радовался ему - страх и удивление, интерес ко всему новому.
Пока Нерка ждал ответов от старшей (пускай он задал его всего один вопрос, он хотел услышать про эти блестяшки всё и сразу!) его позвали. Девочка со знакомым голосом. Её лапа мягко касается бока и вот она уже подходит ближе, что повернув голову Неро видит - сестра. Тусклый свет косточек всё же помогает различить белую шкурку, а более никому его звать не требовалось...
Неро, мама волнуется… надо вернуться, - сказала Аир. Чёрный нахмурился, но отворачиваться не стал, хотя хотел. Почему он теперь должен её слушать, когда он уже получил разрешение от дяди? Когда он уже побывал в новом месте и вытащил кое-что новое? Почему она не могла молчать и грустить где-то внутри? Голубоглазому нечего было ответить. Он всё же отвернулся, перед этим глубоко вздохнув, чтобы было видно - он задумался, а не обиделся. Ведьма молчала, Аир молчала, косточки светили ровно, совсем не мерцали. Неужели неспокоен только он один?
Неро наклоняет голову и упирается взглядом туда, откуда только что вытащил сокровище. Там должно быть совершенно темно, но какие-то лучики света всё же видны. Мелкий удивлённо поднимает брови. Как, ещё один клад? И не было ни одной мысли, что это те косточки, которые он растерял, когда резко вытащил эти.
- А там ещё такие есть, просто подальше. У вас лапы длиннее, попробуете достать? - говорит он Ведьме. Почему взрослая тётя не может сама достать то, что её интересует? Пусть пробует, разрешают же волчатам охотиться около логова! Освободив место у углубления с кладами, волчонок повернулся к сестре. Слов он всё ещё не нашёл, но очень надеялся, что она видит, как он сверлит её глазами. Ждал, что она продолжит говорить, ведь он даже не знал, чего хочет.

Отредактировано Nero (2015-03-03 15:52:13)

+3

29

--->> Вне игры

1 день Шестой луны. 31 год


Белка поднимает морду к небу, наблюдая то, как собираются тучи. Странно, но именно в этот момент она вспомнила свою первую встречу с Ведьмой. Скажи только, была ночь. Тихонько выдыхает воздух, опуская голову. И странное ощущение, будто вся тяжесть мира упала на белые плечи. Белая прогнулась, резко поворачивая морду. Брат, скривив вопросительно бровь, на мгновение остановился, но не дождавшись от сестры хоть слова, пошел дальше по своим делам. Теплая улыбка появилась на морде, и вся тяжесть как-то резко полегчала до веса молодого пера. А, ведь, еще сегодня они были в одной дружной стае, еще сегодня вместе вышли в патруль, чтобы вернуться и остаться без дома. Взгляды недовольных жгли спину, словно все еще смотрели на уходящую кучку волков. Семья, которая испытывает ненависть к членам своей семьи. Бэль никогда не думала, что Южный берег до такого докатится. Но, как говорится, все бывает впервые. И теперь, бросив там своих  родителей, она вынуждена, что? Их ненавидеть? Пытаться разорвать при первой же встрече? Что за вздор и глупость? А они? Что должны делать два родителя, которые резко остались без детей? Нет, наплодить еще вовсе не проблема, но… Самка прикрывает глаза. Были в истории и такие кадры, для которых дети ничего не значили. Просто куски мяса для тиранов. Усмешка появляется на морде. Что ж, браво, позитивных мыслей воз и маленькая тележка. Открыв свои разные глаза, Белка сдвинулась в места. Что-то как-то всем сегодня не сиделось. Впрочем, когда приходиться искать новый дом – нет времени сидеть на месте. Легче тогда вообще сразу умереть, предварительно вырыв себе могилу. Мотает головой, пытаясь отогнать уже эти мрачные мысли. Но, увы. В последнее время, это единственное, что творится и находится в ее голове. Очерствевшее сердце не желало принимать что-то иное, кроме мрака и злости, кою она еще все-таки контролировала. Обычно контролировала. Дернув черным ухом, волчица направилась в сторону заводи. Еще разок столкнувшись с братом, который ее даже не заметил, и просто врезался. Писк, мол, я тут, прозвучал слишком поздно, и Белка просто-напросто оказалась валяющейся на земле.
- Прости, Бельчонок, - Дюр тычет своим влажным носом в шею волчице, что уже состроила хмурый взгляд, который, по словам брата, вообще ее не красил. Но-о-о, спорить обычно не решался, потому что то, что случилось – уже есть. Исправится со временем, быть может, а нет. На нет и суда нет.  Поднимается на лапы, бубня что-то себе под нос. И тут она учуяла запах Ведьмы. Честное слово, для нее эта волчица была словно сиропом политая. Махнув с радости своим хвостищем, волчица направилась по «следу», который привел ее к пещере.  Подозрительно нагнув голову в сторону, Белка загляну внутрь. Что за сборище? Тут что – совет какой, а она  не знает? Но именно здесь, в смеси еще туевой тучи запахов, она отчетливо разбирала запах Ферзя. Следовательно, белая волчица точно была там. Делает еще вдох, словно решила нырять под воду, и вошла в пещеру. Внутри оказалось прохладно и темно. Странно, совсем скоро польет дождь, наверное, и станет тут еще темнее, что будут делать все эти волки? Хотя, теперь и белка была в числе эти волков.
Осторожно ступая, дабы мало ли на что или кого не наступить, самка медленно пробиралась вглубь. Странно, это каменистое строение что, было бесконечным? Разного цвета глаза выискивают нужную ей фигуру, и так минут через 5 она ее находит.
- Ферзь, - зовет волчица, дабы удостовериться. Нет, ну, вдруг, все-таки это не зад ее состайницы, а чей-то чужой и незнакомый.  И только потом она замечает двоих волчат. Уши встают торчком, с явным интересом глаза изучали то, что здесь творится. А что творится – было вообще непонятно.

+2

30

Туман продолжал заполнять голову немыми воспоминаниями. Картины прошлого вереницей проносились мимо разноглазых глаз вновь и вновь, не отпуская и не давая той шансов на исцеление от болезни. Отыскать панацею можно было бы в смерти и втором рождении, но она пока не знает об этом. Да и для начала надо умереть. Найдется ли тот, кто сможет её убить? О, только свистните, как тут же в поле набегут умельцы в искусстве профессионального убийства. Да только просто так никто не умирает. Ба-а-а-а-ст. Пока кто-то был занят кладом, Ведьма хмуро вперила свой взгляд в камни. Там, за этими масштабными стенами, явно таился чей-то мелодичный и сердцу приятный голос. И как же быть? Грызть стену? Так пусть она только попробует, как появятся волки в белых халатах и со смирительными рубашками в лапах. Голос не оставлял белошкурую. Но она чувствовала, что подвох кроеся в её подсознании. На самом деле, голос - лишь плод воображения и фантазий. Я хочу слышать его и я слышу. Зубы с силой стиснулись. Давление в челюстях отражается пульсирующей болью в голове. Заткнись. Ведьма смыкает свинцовые веки и наступает тишина, нарушаемая только собственным сердцебиением. Когда же это закончится ... А конец настанет только тогда, когда пленку отмотают к началу. Осталось только найти эту морду, которая за скромную плату способен изменять прошлое и редактировать будущее. А? Может, среди вас есть такой? Глаза распахиваются. Она всё еще рядом с волчонком. Надо раскладывать мысли по полочкам, по баночкам, по пакетикам. Вообще неплохо бы расфасовать всё как можно скорее, но времени на это отводится так мало.
Морда белошкурой недоуменно скривилась. Еще бы, юнец явно нашел что-то интересное и вот-вот явит "дары народу". Уши разноглазой прижались к голове. Ну, же, тяни! В какой-то момент между её лап проскочил беленький комок шерсти. Столкнувшись с ним взглядом, Ведьма удовлетворенно заметила, что ее морда не только не вызывает восхищения, а скорее пугает и отталкивает. Хмуро сдвинув брови, Баст попыталась оттолкнуть от себя эту навязчивую мысль. Действительно, они тут собрались не для того, чтобы подивиться на боевые "регалии" разноглазой, а ... Что ты там шепчешь? Вопросительно выгибая брови, зверь наклонил морду к камням, пытаясь не столько подслушать, сколько подсмотреть за действиями голубоглазого волчонка. Тот, к слову, выволок из-под камней некоторое количество беленьких "богатств". Волчонок, кажется, не подозревал о назначении сокровищ, посему незамедлительно последовал вопрос. Только было пасть Ведьмы раскрылась, дабы посвятить юнца в таинства разноцветных костей, как где-то со стороны входа послышалось имя. Знакомое такое. На "Ф" начинается на мягкий знак заканчивается. Гм, чье бы это могло быть? Хвост инстинктивно приподнялся, а уши дернулись вверх. Поверни морду. Некто приказным тоном заставляет разноглазую развернуться и кивнуть состайнице. Отвлеченная волчатами под лапами, она никак не могла уделить ей должного внимания, посему, уже по сложившейся традиционной привычке, выражением морды пригласила её к "скромному шалашу". В этот момент черношкурый заявил, будто бы чуть подальше есть еще один небольшой клад, достать которой под силу только Ведьме. Корячиться, конечно, не особенно хотелось, но ... Взглянув на белошкурого волчонка, она решила, что неплохо бы добыть и для него "блестяшки". А то, чей-та, у брата есть, а у сестренки нет. В общем-то, откровенно говоря, Ферзья явно "поплыл" в обществе этих очаровательных детишек. Правда, внешне это никак не проявлялось, но внимательный наблюдатель приметит готовность Баст проводить время с этой парочкой. Н-да. Бэль. О её существовании напоминает запах. Надо было что-то делать. Мания Ферзя "контролировать всё и всех" терпела поражение в обществе, которое населяет больше двух морд. Если за парочкой еще как-то можно проследить, даже отклячив зад и пытаясь шарить лапой в глубине, то вот за тремя - уже проблематично.
- Бэль, посмотри, что обнаружил этот следопыт. И расскажи-ка ему об этих богатствах, а я пока ... - с этими словами Ведьма приняла сомнительную позу, больше походящую на позу дельфина, выброшенного на берег, и попыталась избавить "хранилище" от сокровищ. Заговорщики. Сквозь зубы шепчет в её голове Ферзь, явно намекая на эту парочку. Уж о чем-то интересном они там беседовали, но разноглазая старалась не слушать. Информация, которая не предназначается ей, должна проходить дымом мимо ушей и типичное "женское" любопытство всегда заталкивается в самые дальние уголки подсознания.

+2


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Энурия » Заводь