Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Замерзший лес


Замерзший лес

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://clickscreen.ru/screens/40/69d60d2b.png
Плотный смешанный лес стоит на стыке двух разных природных зон: холодных Льдов и степных Низовий, посему восточная его часть вечно в снегах, а западная - лишь едва подернута холодом. Здесь достаточно много кабанов, считающих этот лес своим домом, в связи с этим здесь опасно появляться в одиночку.
Именно здесь когда-то произошла битва между волками Доминиона и кошками Бастиона, от этого события осталась некоторая южная часть леса в заметных горелых метках, которые со временем исчезнут.

Ближайшие локации:
- Мелководье (Даэрис)
- Рыбный берег (Даэрис)
- Белый предел (Даэрис)
- Нижний проход (Даэрис)
- Рысий лес (Даэрис)
- Кукурузное поле (Даэрис)

0

2

Офф

Поскольку Арджуна ещё не отписался, я дела вид, что шли преимущественно по его наводке. Что в принципи логично.

Где-то внутри Хиро сжималось нечто живое, что хранило в себе все чувства и эмоции волка. А как же иначе? Троица уже подходила к месту, где совсем недавно произошел акт жесточайшего сражения. Волку было жаль всё: погибших, оставшихся в живых, потревоженную природу, даже самого Али и огнешкурых. Ему было жаль огнешкурых, ведь это каким моральным уродом нужно было родиться, а ещё хуже - стать, чтобы возомнить себя чем-то высшим, достойным управлять чужими жизнями по своему усмотрению?
"Это неправильно. Мир не должен меняться так. Нужно менять всех изнутри, иначе никакого толку. Все смерти напрасны. Мы все заключены в определённый жизненный цикл. Нас формирует окружающая действительность. Мы будем повторять собственные ошибки вновь и вновь, пока не изменимся сами."
Многое Хиро не заметил сразу из-за собственных тяжёлых мыслей. Например, что с каждым шагом становилось всё прохладнее. Зеро несколько раз пытался обратить внимание волка на изменение погодных условий, но в голове самца словно бы был непробиваемый щит, через который не достучаться. К счастью, волк умел брать себя в лапы, хоть иногда это и занимало некоторое время. Так и сейчас, пропустив через себя "живую волну", напоминающую ради чего всё это, ради чего он здесь, Хиро в конечном итоге очнулся, остановившись на понятии "Инноватор = защитить".
Сам лес пришёлся волку не по душе. Если встретить доминионцев здесь, Зеро не сможет спасти Арджуну, кот выживет только благодаря своим навыкам, ну а если они его подкачают... Поэтому стоило выйти на какую-нибудь равнину, горы, что угодно, где Зеро всегда сможет помочь. Помочь коту... Что же касалось усатого, ему предстояло узнать ещё многое. Если кошки думают, что спасены теперь и могут хоть немного расслабиться, то это их глубочайшее заблуждение. Ведь совсем скоро на те земли, которые они теперь обживают могут придти Мертвоземцы. Это лишь вопрос времени. Падаль была на редкость целеустремлённой, в этом Хиро не сомневался нисколько, проведя с ними бок о бок всю жизнь. Если Мёртвые так хотят попасть на юг и убить своих родственников... Нужно в первую очередь спасать южан, а уже потом разбираться с Мертвоземцами. Иначе никак. Впрочем, именно этим и занималась Минерва. Ну или должна была... Кошек следовало тоже предупредить. Почему Хиро не сказал об этом Нойн сразу? Всё просто. Не было бы гарантии, что она отдаст даже одного своего бойца, когда её деревне вновь может грозить опасность. С той же мыслью и Арджуна не знал ничего раньше, чтобы не повернул назад. Зато сейчас, когда доминион, а вернее его следы, ощущаются в морозном воздухе, кот имел право знать правду.
- Арджуна, - резко остановившись и обратив внимание на пятнистого, заговорил волк. - Твоей деревне грозит новая опасность. И именно поэтому ты должен любым способом сейчас выжить. Если не скажешь ты - не скажет ВОВРЕМЯ никто. Волк сделал паузу, чтобы кот мог прочувствовать всю серьёзность ситуации. Хотя, тут уже давно никто шутки не шутит.
- Ты видел огнешкурых. Волки, сжигающие всё вокруг. Ты видел Зеро - орла, превышающего даже размеры медведя. Я могу быть уверенным, что последующие мои слова не покажутся тебе вздором. Ты уже знаешь, что нет ничего невозможного. Вновь пауза и Хиро отвернулся от кота, устремив взгляд куда-то вдаль, словно бы именно оттуда стоило ждать беды. - На территории, которые обживает сейчас Бастион могут прийти мёртвые волки. Мёртвые, но живые. Им не нужна еда, им не нужен воздух, они не чувствуют боли. Но они думают, движутся и имеют цель. Вы - не их цель, но вы на её месте. Вполне вероятно, что не застав желанного, они атакуют вас. Козлы отпущения... Не слишком-то много чести, умерев под таким именем, верно?
Волк продолжил идти вперед, уже чуя в воздухе запах гари. Видимо, впереди парочку ждало как раз непосредственно место развала Бастиона. Зеро же мог наблюдать лишь с высоты, паря над кронами деревьев. Ситуацию ухудшала дерьмовая видимость. Вечер, порывистый ветер бьёт со всех сторон, не имея конкретного направления. Ни зрения, ни обоняния, ни слуха. Ну и выбрал же Хиро время для вылазки.

+3

3

офф

- простите за тупой пост. никак не могу свыкнуться с одной личностью.

Ветер нещадно задувает под белую шерсть, подгоняя и заставляя двигаться быстрее и без того продрогшую и замерзшую волчицу. Лапы той то и дело заплетались, и, чуть не падая, она продолжала отчаянно двигаться вперед, совершенно не представляя, в нужно ли направлении она двигается. Сквозь пелену снега, что поднимала она сама, протоптанной дороги не видно, неслась грудью на снег, разбивая сугробы, натыкаясь на лед, больно царапавший шкуру. В голове пульсировала одна единственная бредовая мысль "белая полосатая тигрица", "эта гребаная белая полосатая скотина". Проблема обозначалась, но не находилось средств для её решения. А те, кто мог бы помочь, просто засунули головы в снег и, увы, не отвечают ни на звонки, ни на смс. От злости хотелось выть, сносить всё на своём пути, закататься в снег и кубарем катиться туда, куда поведет судьба, но вместо этого разноцветные угольки глаз рыщут среди белой пусти, но кого они мечтают тут найти? Ха, наивные, здесь никого нет, кроме тебя самой. Здесь вообще никого нет. Даже их. Где вы-ы-ы? Белая в отчаянии остановилась. Впереди простирался лес, не суливший ничего, кроме очередного разочарования и чувства безысходности. Уже на подходе к замерзшему лесу белая окончательно потерялась в воспоминаниях, не понимая, где реальность, а где иллюзия. Вроде бы всё логично: принесешь существо, получишь вознаграждение. Вот только зачем бы ей понадобилось этот божественный дар? Что, простая жизнь больше не приходится по нраву? Экзотики захотелось? Погребая себя под бессмысленными вопросами, белая продолжала простаивать "на пороге", так и не решаясь войти в недра этого живописного (на первый взгляд) места. Почему вас нет рядом? Едва заметная вуаль одержимости неспешно затягивает радужку глаз белошкурой, стягиваясь, словно паутина, начиная от самых краев и плавно продвигаясь к центру. К слову, произошло окончательное перераспределение ценностей, формирование идеалов. Отныне всякое действо Ведьмы подчиненно одной единственной цели. И вовсе не потому, что там, в "подземелье" её ждет великая награда за сделанное, нет, вовсе нет. Ворожея теперь искренне верит, что голоса в голове вернутся к ней только если белая тигрица окажется в этом чертовом погребе. Да, всё так. Цель обоснована. Есть повод для движение к ней. Едва ли тело приподнялось на лапы, а разум уже устремился вперед со скоростью ужаленного кролика.
Благородная рысь не сменялась галопом. Необходимо всё тщательно проверить, каждый кустик, каждый уголок, каждый камешек, вдруг там сумела притаиться эта смышленая белая сука. Она во всём виновата, она-а-а, она забрала их у меня, мои голоса, мои и только мои.
Разноглазая маразматически шевелила губами, не забывая при том цепко осматривать территории. В какой-то момент Ведьме чудится, будто бы она отчетливо слышит запахи двух особей или трёх-четырех? Никак не в силах примириться с одним из вариантов, разноглазая решительно повернула в сторону, откуда исходили запахи. В скором времени её взгляну предстала такая картина: волк и кот (ну, если так можно его назвать) идут бок о бок и о чем-то беседуют, что могло бы показаться странным в любое время, но только не сейчас. А тем временем ветер продолжал свою бешеную пляску, в конечном итоге запутав разноглазую и заставив думать, будто бы идущие впереди тени не есть реальность, а лишь плод её фантазии, скрытый за снежной пеленой. Еще несколько мгновений и снова: волк и кот. Потом вдруг снежная буря ударяет в глаза и застилает свет. Вновь ничего. И так по несколько раз. Глухо рыкнув, отгоняя от себя наваждение, белая смело прорывается вперед, сквозь эту маразматическую стихию. Оказавшись перед мордами созданий, Ведьма первым делом, на основе привычки, привитой Ферзем, вытянулась в стойку, приветливо улыбнувшись при этом одной стороной морды.
- Вечер добрый, путники. В момент, когда разноглазая хотела было перейти к делу, взгляд её скользнул по метке, "веткой", растянувшейся на морде волка. Пытаясь не концентрироваться на внешностях встретившихся ей существ, Ведьма поспешила задать вопрос:
- Вы не встречали белую тигрицу где-нибудь поблизости? Ворожея вопросительно переводила взгляды с одной морды на другую, дрожа от нетерпения, желая узнать ответ и как можно скорее. Легкая степень одержимости выдавалась мелкой дрожью, проходящей от шеи к кончику хвоста. Впрочем, может, во все повинен ветер?

Отредактировано Ведьма (2016-01-21 23:47:13)

+2

4

Джун неторопливо бежал следом за волком не особенно задумываясь куда. Может это было и глупо - настолько доверять незнакомому зверю но полностью барс вообще никому не доверял. Ну за исключением некоторых жителей деревни. А Хиро сделал весьма заманчивое предложение. Мало того что барсу нравилась разведка так еще и подвернулась возможность куснуть огнешкурок. А Джун всегда хотел этого, он не забыл и не простил то как его семью прогнали с их земли из их дома. Это нельзя было просто забыть. Да и не собирался барс забывать, он искал мести. Так что следовать за волком в надежде узнать что то что поможет деревне и, возможно, завалить кого нибудь из врагов. Хотя сведения были важнее. Слишком уж много тайн и загадок несли с собой огненые волки. Кошачье любопытство так и жгло барса изнутри. К тому же он пообещал леди Нойн что вернется и расскажет все что узнает. И узнать надо было как можно больше, это было бы полезно для всех. Например запомнить дорогу. Естественно полазить по округе подняться на холмы и вообще осмотреть все кругом было бы полезнее. Но волк и не думал останавливаться - так что Джун просто вертел головой как котенок первый раз вылезший из норы. И это глуповатое положение его немного нервировало. А вот снег и резкий, пронизывающий ветер - наоборот. Это было почти как в горах и сильно успокаивало. Правда горами тут и не пахло. Даже приличный скал не было. А вот постепенно густеющий лес был. "Лес... нехорошо. Даже плохо. Тут Зеро будет очень неудобно если что пойдет не так. А если лес станет еще гуще то и вообще никак. Придется рассчитывать только на свои силы. Ну ничего, не в первый раз. Правда погода вот подкачала. Хотя нас в такую бурю найти будет непросто если что" задумавшись барс едва не проскочил мимо Хиро когда тот остановился. Но слов волка он не пропустил.
-Я узнал от тебя более чем достаточно. И видел тоже. Так что если даже я тебе не поверю, твои слова я все равно запомню. И передам, не волнуйся- внимательно выслушав Хиро барс помотал головой пытаясь утрясти все услышанное. Новость была неприятная. Еще одна враждебная стая ничуть не улучшала положения Бастиона
-Я тебя понял. И Обязательно расскажу об этом леди Нойн, можешь не сомневаться. Я не затем сюда приперся что бы так просто взять и умереть- Джун криво усмехнулся и тут же резко развернулся на звук чьего то голоса. "волчица.. белая с разными глазами... и со шрамом в полморды. Приметная. А еще от нее чуть чуть пахнет дымком.. Огнешкурка!?" Джун напрягся облизнул усы и попытался не выглядеть слишком уж встревоженным.
-И вам вечера...-

+2

5

Кот был хорош хотя бы тем, что не собирался просто так умирать. В иной ситуации волк бы стал осмотрительнее - вдруг пятнистый - предатель и убежит, чуть какая белка пукнет на ветке? Но бурому слишком хотелось доверять Арджуне. Убежит, никуда не денется. Лишь бы не слишком рано, да и не слишком поздно.
- Хиро, я ничего не вижу. А порывы ветра дезориентируют, нарушая манёвренность. По голосу было ясно: Зеро крайне обеспокоен сложившейся ситуацией, можно даже сказать - пернатый немного подпсихивал от собственной бесполезности здесь и сейчас.
- Всё нормально. Я пока не вижу, не чую и не слышу ничего, что могло бы повредить кому-то из нас. Остаётся надеяться исключительно на собственную интуицию. Она нас пока еще не подводила. Сам Хиро был намного спокойнее своего спутника. То ли ему просто нравилось это новшество погоды для него, то ли уже навалившаяся за день усталость давала о себе знать. Касательно погоды волк порешал так: ни нам, ни вам. Если у троицы сейчас не было абсолютно никакого преимущества, то и у потенциальных врагов тоже. Природа одинаково беспощадна ко всем. Кроме того, волк припомнил, что в непогоду редко происходит что-то плохое. Возможно, в каждом существе, даже если он психопат конченный, заложено что-то вроде инстинкта самосохранения. И когда начинаются бури, ливни, грозы, всем хочется отсидеться.
"Мы чувствуем, что природа гораздо сильнее нас и поджимаем хвосты перед её мощью."
В скором времени перед парочкой возникла волчица, словно бы изниоткуда. Её белая шкура издалека сливалась с бурей, а тени от деревьев, играющие на её теле и вовсе позволили ей подойти практически незамеченной. Это насторожило бурого. Много ли приятного во внезапностях, когда ты напряжён? Спасибо, что не сзади.
Агрессии от белошкурой замечено не было, но её вид... Хиро неспеша осматривал волчицу с головы до лап, заостряя внимания на любых мелочах: шрам, гетерохромия, мелкая, едва заметная дрожь. Для себя бы волк отметил состояние самки чем-то средним между "так себе" и "кому-то пора отдохнуть?". Но судить белую не стал, может ей и так нормально, ктож её знает. Гораздо больше Инноватора заинтересовал вопрос:
- Зачем тебе белая тигрица? Вопрос был настолько неожиданным и прямым, что Хиро невольно нахмурился, как старый дед и вообще почуял неладное. Вот к вам часто подходят волки, интересуясь кошками? Лично для Хиро это было впервые. Бурый ещё бы понял, спроси его любой Инноватор, но нет. Белая не была похожа на огнешкурого, ничто не выдавало в ней хоть какую-то принадлежность к их братии.
- Ты неважно выглядишь. Кивнул бурый на шрам. Видно было, что прошло уже достаточно времени с его появления, но всё же. Может тигрица заклятый враг самки? Должно же быть основание её странному поиску. - Что случилось? Нужна помощь? И вот ну не Инноваторское это дело - в мирские проблемы лезть, но и просто так оставить волчицу одну, среди непогоды и хреновой местности, в плане населения и обитания?

+4

6

Мысли отчаянно путались, выбрасывая сомнительные образы, никак не вяжущиеся с творившейся вокруг обстановкой. Когда все видят тихую гладь моря, Ведьма наблюдает шторм. Само осознание того, что ты видишь не то, что видят другие - дико и непривычно, и всякая мысль об этом наводила ужас во взгляд, который, казалось, давно позабыл чувство страха. Эмоции было не скрыть, и Ведьма, наплевав на формальности, прекратила себя сдерживать. Путники, повстречавшиеся ей на пути, не вызывали никаких особых подозрений, да и в таком положении приходилось оставлять далеко позади все сгустки подобных эмоций. Опущенная голова Ворожеи несколько приподнялась, и, казалось, будто волчица наконец взяла себя в лапы и готова была вести беседу. Тем временем волк задавал вопросы, на которые я не знала ответы. А он всё спрашивал и спрашивал ... Мне на секунду показалось, что его слова будут длиться вечно, но нет. Он смолк, а я ничего не могла ответить ему. Ведьма взглянула на зеленоглазого из-под опущенных ресниц. Теплом отзывалась белошкурая на элементарную вежливость повстречавшегося ей. Да-а, давненько никто не проявлял элементарного беспокойства о судьбе-судьбинушке разноглазой волчицы с приметным шрамом на половину морды; отчего-то большинству казалось, будто если создание выглядит сильным, держится с гордо поднятой головой, ему вовсе не нужна ничья помощь. Таковые, впрочем, больше всего в ней и нуждаются.
- Ведьма. Скрипучим голосом представилась белая, окончательно принимая себя в объятия собственных лап. Видимо, далее беседа пойдет скоро и с толком.
- Я не знаю, зачем и почему она мне нужна, - искренне созналась Ворожея, при этом переводя взгляд с волка на его спутника, она хотела бы рассказать душещипательную историю, чтобы достучаться до них, но таковой не было, а как по-другому получить от них хоть какую-то зацепку, увы, ей было неизвестно, - Знаю только то, что если приведу её туда, то ... останусь жива и здорова, наверное. Ведьма терялась, потому что не была уверена в своих словах. Она не знала, что говорить, но пыталась делать это с чувством, без капли фальши. Наверное, не получалось, но, как могла.
- Так, может, вы видели? Я ... я просто не знаю, что мне делать. Ничего не помню ... Туман. Она отступила на несколько шагов назад, несколько раз тряхнула "гривой", словно пытаясь безуспешно отогнать от себя дымку, что посмела окутать воспоминания; ничего не произошло. Только сильнее загудела голова, да и всё на этом. Тяжелым грузом на тело улеглась безысходность. Складывалось ощущение, будто мыши от мозга отгрызли кусок, при том не грязно сожрали его, а припрятали. Запасливые твари. Стиснув посильнее зубы, Ведьма смотрела на путешественников, пытаясь понять, действительно ли они могут помочь в достижении намеченной цели или нет. Идиотское шестое чувство заставляло разноглазую развернуться и оставить их, ибо их бесполезность росла в геометрической прогрессии, но эта удивительно наивная натура, естество характера заставляли упорно простаивать жизнь на одном месте. Ты никогда не найдешь её, если не научишься лгать. Никогда. Ведьма приспосабливалась к изменяющимся обстоятельствам. Личности, затихнув, сливались в одну, изменяя, ломая её под себя, используя как инструмент, но разве не это ли может привести к успеху?

+2

7

Запутанно, непонятно. Зачем тигрица? Какая тигрица? При том ещё и белая. Куда приведу? И почему от какой-то кошки зависит жизнь волчицы?
Вопросов было много, а ответов всё меньше и меньше. И как подступиться к белой самке Хиро не имел ни малейшего понятия, будучи нелюдим и совсем не красноречив в общении. Глядя на него всем и всегда хотелось только замолчать и уйти в сторонку, чтобы волк не смотрел на них так угрюмо.
В поисках хоть какого-то ответа волк вопросительно взглянул на пятнистого напарника, мол "Не слыхал ни о какой знаменитой белой тигрице?". Для себя же отметил: определённо Бастион что-то скрывает. Если эта тигрица принадлежит Бастиону. Но вряд ли на этих землях ещё остались полоумные кошки, слоняющиеся в одиночку. Бурый был уверен почти полностью, что искомая волчицей кошка находится в кошачьей деревне. Но всё же умолчал о своих догадках и предположениях. Для начала было бы неплохо выяснить обстоятельства и что натворила тигрица.
Белую было жалко. Не так жалко, как несчастное существо, а жалко как-то по-отечески, по-братски. Физическая боль - ничто. Но когда рана где-то поглубже, жизнь становится невыносимой. И отталкиваясь от слов разноглазой, Хиро был уверен - если у волчицы что-то и болит, то точно не шрамы, и не усталость давит на неё, а какая-то пустота внутри. Та пустота, которая сожрала понимание происходящего. Не сказать бы что это бывает со всеми, но сам бурый почему-то прочувствовал это, словно какой-то эмпатией.
Погода тем временем совсем разбушевалась, разве что перья из Зеро не выдирало порывами ветра. Дальше идти смысла не было. По крайней мере сейчас. Неоправданная отвага приведет к беде. Время ещё было, а потому лучше было бы вернуться. Лучше для всех. Арджуна успеет рассказать Нойн новую информацию, Бастион продумает свои дальнейшие действия. Хиро отведёт волчицу к Инноваторам. Если кто и смогут ей помочь, так только они.
"Никто её не убьет. Даже без тигрицы. Хватит пустых, невинных смертей."
- Арджуна, возвращаемся. Мы сумашедшие, но не идиоты. - Твёрдым голосом оповестил кота Хиро, надеясь, что пятнистый поймёт подобный неудачный исход вылазки. - Вернёмся позже, как погода утихнет.
Уверенности, что волчица проследует за волком у бурого не было. Идеально было бы соврать, мол, пойдём - отведу к тигрице, но... Не к тому волку обратились. Лучше сказать как оно есть, предоставив выбор. Правду чувствуют все, правдой проникаются подсознательно. От лжи же воротит за версту. Правда, у волчицы нет другого выбора. Хиро очень надеялся, что самка проследует за ним после слов, и ему не придётся настаивать более убедительно, применяя силу. Это бы очень нарушило доверительный контакт.
- Пройдём со мной. Я отведу тебя в безопасное место. Тебе окажут помощь в ПОЛНОЙ мере. А тигрицу я поищу, пока ты отдыхаешь, поверь. Бурый старался говорить серьёзно, но мягким тоном, не наседая на самку интонацией. Ему хотелось, чтобы она начала чувствовать себя в безопасности уже сейчас, как оно и есть.
- Идёмте. - Перекривкнул порыв ветра бурый и развернулся, уходя прочь.
- Возвращаемся, Зеро. Вернёмся с тобой позже.

Все персонажи выведены из игры.


--->> Вне игры

+3

8

Конец сезона

Все неотыгранные события можно перенести в раздел флешбеков.

~ Allelujah

0

9

--->> Вне игры


Утро.
17 день Седьмой Луны. 31 год.

Много времени прошло с момента встречи с Вульфом. Тот разговор дал Инноваторам очень много ценной информации, которой Тьерия незамедлительно поделился с Минервой, а позже Обвинители поделились ею с другими членами своего Ордена. На самом деле всё было не так плохо, потому что Эрде воодушевился мыслью о всех тех силах, что собираются вступить в битву с Али. На самом деле это страшно: мёртвым придётся спасать мир, но делать они это будут, скорее всего, не по своей воле. Но, если они выполнят приказ, их цель в этом мире потеряется. Кто-то упомянул, что мёртвых придётся убить. Тьерия не мог с этим смериться. В конце концов единожды умершим дали вторую жизнь, следовательно, мёртвые - живые, и отбирать у них эту жизнь - неправильно. Эрде всё чаще стал задумываться об этом. У мёртвых нет права завести семью - бессмертная жизнь в муках этого мира, которой не остаётся ничего, как сходить с ума от безысходности, или просто умереть. Спасителям мира придётся погибнуть от лап создателей? Неблагодарность. Жуткая вещь.
За всё время каждый Инноватор юга один раз точно слетал на север и один раз точно вернулся на юг. Волки стали привыкать к небесам, к облакам, как птицы; стали привыкать даже к зловещему туману над Гиблой рекой. Лучше того, что орлы тоже к нему привыкли. Раньше он мало-мальски пугал их, а теперь нет, когда неопределённость полностью исчезла.
Чем дольше Тьерия находился на посте Обвинителя, тем дороже ему становился мир. Волк уже не раз общался с волками южных стай, наблюдал за их жизнью. А уж раны одной местной волчицы, Алу, немного повергли его в шок. Мысли волчицы выдавали её страдания, и Тьерия порой не понимал, каким нужно быть монстром, чтобы оставить столь больные ожоги. Как бы там ни было, но Эрде хотел посмотреть на ситуацию под другим углом. Он и сам бы стал монстром по отношению к огнешкурым, желая истребить их всех, но в его голове сложился другой план действий, в ходе которого Тьерия, как защитник мира, попытается образумить тех, кто желает Офириту краха.
С недавнего времени орлы принесли весть о том, что нашли снега. Естественно, все знали, о чём это свидетельствует. Встреча Тьерии с Реджиной больше не была для Инноваторов секретом; не было секретом и то, что огнешкурая дала наводку, связанную со снегом. Стоило проверить. Именно поэтому Эрде решил доверить это дело Хиро и Сэтцуне. Дело как раз для них. Только вот они не знают, что Хэдлайнер идёт на вторую в своей жизни встречу с Реджиной. О ней он умолчал, и волки думают, что вышли втроём на обычное исследование местности.
- Спускаемся, - сказала добротно и спокойно, как обычно, Веда орлам, которые несли товарищей Тьерии. Белошкурый в это время уже сверлил спокойным взглядом место приземления, над которым кружила орлица. Оно было более-менее открытым во всём лесу. Орлы здесь точно поместятся. Веда подобралась ближе к земле, разжала лапы, и Эрде аккуратно плюхнулся на землю с полумертвой высоты.
Хэдлайнер выждал, когда Хиро и Сэтцуна тоже окажутся на земле. Веда в это время взлетела, чтобы не мешать другим орлам. Тьерия поглядел себе под лапы и собрал под них совсем немного земли, покрытой тонким-тонким слоем снега, своими пальцами. Он был таким холодным и.. необычным.
- Мы на месте, - начал говорить Хэдлайнер громко, но спокойно, косясь куда-то вбок. - Лагерь Доминиона точно находится в снегах, поэтому начнём его поиски отсюда, - перевёл взгляд на Сэтцуну и Хиро. - Я пойду один, - медленно указал взглядом в сторону, в которую пойдёт. - Не дайте себя обнаружить, если заметите что-то важное, - закончил говорить Тьерия; тон его был уверенным, но по-обыденному спокойным. Кстати, "не вступать в бой с большим количеством врагов, с Али и т.п." - прилагалось к приказу.
Эрде выждал некоторое время: смотрел на Инноваторов, ожидая каких-то.. вопросов?
Как только Хэдлайнер отдал приказ, почему-то не стал никуда уходить. Видимо, ждал, когда Хиро и Сэтцуна улетят или уйдут первыми. Как только волки ушли, Тьерия побрёл рысцой в намеченную сторону. 
Теперь уже Белошкурый думал о Реджине. Какую же сценку она и её помощница разыграли, чтобы выманить Эрде. Он даже и представить не мог, что его горячая подруга способна на такое. Видимо, Тьерию ждёт очень интересный разговор. Конечно, он никогда не отказал бы Реджетте во встрече. Он хочет понять цели этой огнешкурой. Она находится по ту сторону баррикады, но не сдаёт Тьерию. Чего она хочет?

+2

10

--->> Вне игры

17 день 7 луны, 31 год.

Все это время, после той самой встречи с Огнешкурой волчицей, Соран только и думал о том, какие именно цели преследует Али, позволяя к себе подобраться? Точнее, раскрывая перед Инноваторами свои земли и приглашая к себе на огонек. Не один Сэцуна полагал, что у Огнешкурого предводителя есть нужда объединиться в общий Орден, но видя последствия того, что делают его приспешники, назревает серьезное сомнение в гостеприимстве братца Минервы. Сэцу замечал, что не столь хочет избавить мир от этого убийцы, сколь заглянуть ему в душу и понять, какими целями он дышит. Если эти смерти - только способ продемонстрировать свое могущество, то это действительно непростительно. Но что если это - и есть способ стать Судьей, к чему так стремится Али? Никто же не знает, как на самом деле можно получить этот статус.
Соран поймал себя на мысли, что хотел бы еще раз пересечься с той волчицей и задать ей пару наводящих вопросов. В прошлой встрече ему пришлось спровоцировать ее на бой, чтобы узнать о ее способностях, но если ему еще раз встретится эта огнешкурка, сражения будут ни к чему. Пока что.
Эксия летела следом за Ведой, ни говоря ни слова. Холодная местность ее не привлекала, но раз это необходимо для миссии, ей нет повода возникать.
- Вот же... - улыбнулся себе в мыслях Сэцуна, обращаясь к птице. - Я все равно не замерзну, а тебе там будет прохладно, наверное.
Соран и сам-то ни разу снегов не видел, да и не знал, что это такое - только по рассказам. Но ассоциации с этим словом возникали верные: как что-то холодное, громоздкое и опасное. Больше всего мертвец переживал за Эксию и просил ее улететь в более комфортные места, если местность будет действительно морозной. Та отнекивалась, но ради успокоения спутника, обещание дала.
Заметив снижение Веды, синеперая тоже нырнула следом. Перед Сораном и его подругой предстал подернутый чем-то белым лес, на небольшую прогалину в котором опускалась группа. Буквально выбросив волка из лап, Эксия приземлилась позади волка, уткнувшись взглядом себе под лапы и рассматривая белое нечто. То же самое сделал и Сэцуна, не понимая, что это за субстанция.
- Это... снег? - спросил он сам себя, и прильнул к нему носом, пытаясь обнюхать.
Белоснежное покрывало ничем не пахло, зато налипло на нос и облепило лапы. Соран предусмотрительно отпрыгнул в сторону, но и в той стороне субстанция поналипла на шкуру лап. Несколько растерянно взглянув на Тьерию, который держался куда уверенней, словно уже видел что-то подобное раньше, черношкурый перевел взгляд на Эксию. Та, крутя головой всяко-разно, рассматривала блескучее нечто и переминалась с лапы на лапу, будто пробуя то на выдержку по весу. Громко клекотнув что-то несуразное, птица затопала вперед, чуть распахнув крылья.
Поймав взглядом приземлившегося Хиро, Соран кивнул Тьерии и коротко ответил:
- Понял, - после чего, посмотрел и на бурого напарника. - Идем. Будем держаться вместе.
При нужде разбежаться не проблема. Но мало ли: все-таки чужие территории, нужно быть предельно осторожными. Посеменив куда-то в восточную сторону, Сэцу не забывал осматриваться и прислушиваться к посторонним звукам. Эксия же, натоптавшись вдоволь на снегу, взлетела ввысь, не отставая от спутника.

+2

11

--->> Вне игры

17 день 7 луны, 31 год.

Последние новости совсем выбили Хиро из колеи, хоть он и не подавал виду, держась всегда в стороне от остальных. Предположения о Вульфе, как об отце мертвоземцев оказались правдой. Какой-то волк, самый обычный, мог разговаривать в человеком как будто это нормально. Даже Хиро и Зеро не могли себе позволить перебрасываться звуковыми волнами, лишь какой-то подсознательной связью, что, впрочем, только на лапу и куда удобнее. Но что самое поразительное - понятие Кхеса, как чего-то живого. Никак не укладывался этот факт в голове бурого. Судья или не Судья? Обман или ложь? Но ведь до этого Вульф не обманул, с мертвоземцами-то. Хиро до сих пор не мог простить человеку такую оплошность. Вульф был для бурого наравне Али. Мертвоземцы человека убивали всё на севере. Огнешкурые Али убивают всё на юге.
"А что если всё это глобальный обман? Вульф спелся с Али и мертвоземцы это лишь новая армия, которую ведут на подмогу к огнешкурым?"
Всё казалось волку слишком подозрительным. Не так, как должно быть. Словно их кто-то водит за нос. И от этого чувства отделаться у Хиро никак не получалось. Зеро тоже чуял подвох, но предусмотрительно молчал. Не проверят - не узнают.
Тем временем троица орлов и троица волков уже долетели до того самого леса, где Хиро ранее посчастливилось встретить странную волчицу. Белая кошка так и не выходила из головы Инноватора, словно бы была ключом к чему-то важному. Но никто так и не понял и не узнал о ком вещала разноглазая самка. Зеро стал стремительно снижаться, кружа над одним местом. Снова по привычке нервный, грубый рывок, как-будто волк в его лапах был его злейшим врагом. Но Хиро уже давно приноровился к подобному спуску и умел грамотно направить тело и вовремя напрячь лапы, чтобы не покатиться кубарем. Грубо, но безопасно приземлившись, волк огляделся и поймал себя на мысли, что рад вновь видеть этот белый пепел. К тому же, погодка была как нельзя лучше, впервые за всё время брожения бурого здесь.
Белошкурый Обвинитель ретировался довольно быстро. Невмоготу работать с кем-то в паре? Хиро понимал такой подход и лишь кивнул вслед Тьерии, обозначив понимание слов Инноватора и приготовился уже сам навострить лапища куда подальше, как услышал ответ Сэцуны. Был удивлён немного поворотом событий, ведь раньше волк считал черношкурого мертвоземца таким же любителем побродить в одну морду. Но возражать не стал, лишь пожал плечами и направился вслед на Сэцуной. Зеро полетел прямо за напарником, не желая оставлять того, да и за всё время вылазки в разведку уже попривык пернатый к низкой температуре.

+2

12


"- Ты уверен, что это было хорошее решение, оставлять их там?" - осторожно докапывался до бурого Зеро. Пернатого можно было понять, ведь там осталась переживающая за Сэцуну Эксия. Если умрёт черношкурый, то Зеро будет всё равно, но какая-то птичья солидарность и переживание за собственного сородича пробивали брешь в непоколебимости Зеро.
У Хиро же всё было намного проще и волк разве что не ухмылялся во всю пасть. На Эксию Хиро было абсолютно всё равно, поболит, да перестанет. А касательно Сэцуны, бурый видел в этой ситуации даже неплохую иронию.
"- Ну нам ведь говорили, что именно мертвоземцы станут основным оружием огнешкуркам? Почему бы не начать эту великую войну с Сэцуны? Ты только прочувствуй ситуацию: мертвоземец умирает бок о бок с огнешкурой. В этом есть что-то эпичное. Как первый сигнал к действию для всех, понимаешь?"
Нет, Зеро не понимал. пернатый словно бы обиделся на своего напарника за подобные слова. Зеро уже и забыл насколько сухарь этот Хиро. Даже собственные напарники для волка были ничем иным, как явление временное, которым не следует дорожить. Ну мрут и умрут, что с того? Не повезло, но их вклад отрицать нельзя. Зеро же не хотел бы разбрасываться друзьями направо и налево. Живой друг лучше мёртвого друга. Перед замёрзшим лесом орёл и вовсе накрутил себя настолько, что чуть ли перья не летели от недовольства.
"- А если бы это был не Сэцуна, а Максвелл, ты бы тоже ушёл довольный?!" - буркнул с обиды Зеро и полетел вперед, над лесом. Ох уж это "Ойвсё", но Зеро дейстивтелно нужно было немного придти в себя и принять тот факт, что скоро придётся утешать Эксию. Ну или слушать от неё упрёки и презренный взгляд, там уж как получится.
Хиро фраза и спектакль Зеро нисколько не задели, но приподнятое настроение куда-то упало. Не сказать бы, что волк не понимал чувств Зеро, но считаться с подобными и устраивать подобные душевные терзания? Уж увольте, лучше и дальше идти по замёрзшему лесу с мордой-кирпичём, будто ничего и не случилось. А в голове вопрос Зеро всё же засел, заставляя Хиро раз за разом повторять мысленно "А что если..." И хоть ответ бурый прекрасно знал, но даже для себя не хотел озвучивать его и просто бараном пёрся вперед, напрочь отгоняя все мысли и делая голову пустой и ясной.
Набычевшемуся Зеро чувство обиды и злости не помешало уловит знакомое ощущение присутствия Детсайта где-то неподалёку. И это как-то приободрило пернатого. Кому-то сейчас сядут на... уши? и будут часами плакаться в крыло, рассказывая как так и вообще как так можно-то, а? И если бы ментальная связь хоть как-то задевала слуховой аппарат, то Детсайт, где бы он сейчас ни был, мог бы остаться навечно глухим от столь громкого крика Зеро:
- ДЕТСАЙТ, ДЕТСАЙТ! НЕТ, НУ ТЫ ПРИКИНЬ! - мысленно вопил спутник Хиро взахлёб, словно бы орёл Максвелла был в метре от него.

+1

13

--->> Вне игры

17 день, 7 луна. 31 год.

[audio]http://www105.zippyshare.com/v/kQbyv8zw/file.html[/audio]
True - Steel

Макс всегда старался не заходить на чужие владения без особого на то разрешения. Безусловно не по своей воле - сам он бы даже и думать бы не стал, где там и чья земля, просто пришел и так же просто ушел. Тут установки дала госпожа Минерва, предупредив о надобности воздержаться от нарушения покоя новых соседей, пока сие не станет необходимостью. Максвелл, конечно, все понимал, но сидеть в "четырех холмах" не собирался. Как говорится, берешь орла и минуешь всякого рода земли, от которых надо держаться на расстоянии.
Итак, "выходные" пролетели как нельзя прекрасно, не считая неожиданной встречи с одним огнешкурым, который каким-то чудесным образом спалил разведчика (ну надо же, правда?) и почти надавал тому тумаков. Если бы не вовремя подоспевший Дэтсайт, может быть, мы даже и не увидели бы этого бесшабашного Инноватора здесь, но только благодаря орлу темно-бурый по-прежнему радует мир своим присутствием. Правда с поджаренными лапами, но зато боевой трофей как-никак.
А еще Минерва таки узнала, что южан на север перебросил Дэтсайт со своим белоперым дружком. Макс тогда готовился к большому и серьезному разносу от командования, но все обошлось публичным отчитыванием, после которого Дуо пообещался больше не допускать таких промашек. Кто-то даже успел укорить Макса в его беспечности, но тот отнесся к этому с пониманием и даже сам признался, что дал своему спутнику слишком размытые установки, вот и вышло все как попало. И вроде дело замяли.
За это время еще успели прилететь новости с Севера, не столь много, правда. Все-таки объявилась какая-то еще группировка мертвецов неподалеку от Мертвой Земли, у которой неприлично широко раззявилась пасть на Инноваторских орлов. Кто-то обронил информацию, что заправляет ею бывший друг Хайдарак... точнее, ее супруг при жизни. Дуо, конечно, сильно не интересовался, но ради того, чтобы иметь в голове какой-никакой разброс сил, запомнил данные.
С Лирой удалось встретиться всего пару раз, заодно рассказать ей про все то, о чем шушукались в верхах Инноваторов. Да и вообще поведал подруге о том, что есть еще и Северная группа, которая сейчас наблюдает за мертвецами и скоро приведет их на юг, как просил Вульф. Кстати о Вульфе: тип был все-таки подозрительный, несмотря на то, что зла никому не хотел и не выглядел опасным. Некоторые вещи, сказанные им, все равно смущали разведчика, только вот он никому еще не говорил о своих переживаниях, считая их пока что безосновательными. Может быть, только Минерва могла это заприметить, но даже к Хиро с этой темой Максвелл еще не обращался.
Кстати о Хиро. В связи с бесперебойными делами, которыми обзавелись Инноваторы, у Максвелла, читай, практически не было времени, чтобы поболтать о том, о сем со своим другом. Так вышло, что им пришлось выполнять задания на абсолютно разных фронтах, что исключало случаи, когда друзья могли перекинуться парой слов... И поэтому сейчас, ведомый желанием наконец-то разыскать Хиро, который опять уплелся невесть куда на поиски неизвестно чего, Дуо, забив на всех остальных, решил выследить горе-напарника.
Дэтсайт очень скоро начал маячить про мельтешащую впереди фигуру Зеро - так уж вышло, что орлы узнают друг друга по малейшему писку - и довольный Макс уже в красках представил, как свалится на голову Хиро в прямом смысле этого слова. Но не срослось - густой хвойный лес не позволял вытворять подобного рода фокусы.
Между тем, волнения Зеро заставили заволноваться и Дэтсайта: орел по привычке скинул своего спутника на землю, а сам взмыл в небо.
- Эй, Зеро! Ты чего раскукарекался? - пытаясь разрядить атмосферу, отвечал белоперый своему сородичу, и, таки подлетев к нему, завис в воздухе, крутя головой и смотря на Зеро с разных ракурсов.
А вот Дуо наконец-то использовал свои чудеса "невидимости", подобравшись к выслеженному Хиро на расстояние десяти-двадцати метров. Усевшись у дерева так, чтобы его было незаметно, темно-бурый пропустил мимо фигуру напарника и только потом раскрыл пасть, широко ухмыляясь:
- Так вот ты где, о, доблестный воин Ордена Духа, - Макс явно искал цель застать Хиро врасплох. - Знай бы твоя женщина, что ты тут по таким опасным местностям шаришься, я бы даже поспорил, что из этого разрушительней: ее вопли или огнешкурки. Хехе, - хихикнув, поплелся следом за другом, нагоняя его и пихая плечом в бок. - Надеюсь, ты не успел никуда вляпаться, а, дружище? Как бы страдать-то тебе, а шкуру снимать с меня будут*.

*

http://savepic.su/778795.png

+2

14

Пристраиваться сзади всегда плохая идея, особенно к Хиро, даже если ты - Максвел, ОСОБЕННО если ты - Максвелл. Опустошив свою голову от порочных мыслей бурый не обращал внимания ни на что, потому дружеское тело осталось незамеченным. ну, и тот факт, что Максвелл был неплохим, ну, иногда, разведчиком тоже помогло Дуо остаться в тени. Но кто же вот так выпрыгивает к орами сзади, находясь на неблагоприятной территории? Ну только Максвелл. Резко раздавшаяся фраза за спиной вынудила Хиро взбелепениться, распушить хвост и гриву, да с недобным рыком, разбрасывая слюни во все стороны сделать выпад в сторону любителя пристроиться сзади. К счастью для Максвелла, его друг не смог дотянутся, а потому пасть Хиро сомкнулась как минимум в метре от Дуо. Хотя бурый поймал себя на мысли, что в воспитательно-профилактических мерах можно был бы и второй раз щёлкнут пастью, только уже поближе к морде Максвелла, но как-то пока размышлял над этой чудесной идеей, её актуальность сошла на нет. В голове Хиро за секунду пронеслись десятки фраз, пристойных и не очень, нравоучителных и просто грубых о вреде внезапных шуточек по отношению к бурому. Пока волк выбирал самую сочную фразу, которая будет Максвеллу как пощёчина, сам разведчик продолжал болтать. И снова время, актуальное для фраз пропущено. Может Хиро потому и молчун по своей части, что пока думает чего бы ответить, разговор уже уйдёт за двадцать тем вперед? А если и скажет чего сразу, не раздумывая, то только сухие гадости и междометия. Но вообще по чести говоря, болтовня Максвелла имела неплохой эффект в том плане, что пока Дуо болтает, Хиро успевает успокоиться, прямо вот как сейчас.
- Как хорошо, что у меня НЕТ самки. - Сухо парировал волк другу на больную тему женщин. Нечего тут разговоры к Релине сводить. Самка была отправлена со всеми больными, косыми и хромыми, да и мохнатыми личинками на Север, в Джунгли, а значит и беспокоиться Хиро было не о чем. Некому мешаться под лапами.
Хиро продолжил идти вперёд, прочь из этих земель, но таким неспешным шагом, будто бы никуда и не торопился. Да, в общем-то, и реально не торопился... Очень хотелось утаит от Максвелла произошедший в снегах инцидент, но бурый прямо вынудил своим любопытством все рассказать. Да и сам Хиро еле сдерживался.
- Я - нет. - Ухмыльнулся волк, - А вот за Сэцуну не уверен. - Насмешливым тоном кинул бурый, да как расхохотался недобро*, словно бы самолично пару минут назад предательски затоптал черношкурого мертвеца и спрятал. Но похахатывания длились недолго, и вот уже через секунд десять бурый снова шел с каменной мордой, словно бы не он только что гоготал аки гиена.
- Вряд ли тут остались еще огнешкурые. Одна тощая и, вероятнее всего, уже дохлая. Никаких следов. Ощущение, что они ушли, но ранее были здесь. Запах гари там повсюду. Кстати говоря, интересное местечко. Будет о чём поболтать с кошками. - Кратко доведя до Максвелла информацию о своём коротком похождении, Хиро на какое-то время замолчал, раздумывал куда направиться дальше.
- Я смотрю, ты как обычно - без дела шатаешься? Пойдём, поможешь мне привлечь своей ослепительной и вездесущей задницей и заманить кого-нибудь. Может удастся выяснить куда ушли огнешкурые. - Задумчиво сказал волк, приглашая напарника на невероятные, умопомрачительные и воодушевляющие путешествия по стране скуки.
Зеро же, узрев перед собой Детсайта закурлыкал с такой скоростью, что сам Максвелл бы позавидовал количеству сказанных слов в секунду. Всё это сопровождалось выпученными глазами, заиканием и вообще взбалмошным видом:
- Пришли сюда с Эксией и Сэцуной. А там что-то как произошло. А этот выходит и лыбиться. Понимаешь? Хиро и лыбиться. Я сразу заметил чего недоброе, да давай косо поглядывать на Эксию, может она чего в курсе. А этот взял и ушёл, не сказав ни слова. Сэцуна так и не вышел, а после я узнаю что Хиро бросил Сэцуну с огнешкурым волком один на один в той ледяной хрени! Нет ты только посмотри на него! А я ему и говорю "а если бы это был Максвелл?", а он взял бы и ушёл, а? Я тебя спрашиваю, ушёл бы он? Нет, я на себя ответственность за произошедшее не возьму, нет, нет. А этого парня надо определённо проучить и научит уважат своих напарников. Ты как, со мной? конечно со мной, когда же ты был без меня? Уж мы-то его проучим. Только я пока не придумал как... У тебя мозг похитрее - ест идеи? - всё курлыкал и курлыкал Зеро, зато после последнего сказанного взахлёб слова, пернатый прямо выдохнул с облегчением. Ведь каждому известно - если на душе груз - поговори с другом, выскажи всё и твоя ноша поделиться пополам со слушателем. Теперь и Детсайт был повязан во всё это. Услышал, узнал, так почему ничего не предпринял? Теперь возможные трындюля по-дружески будут разделены, как тогда, когда два орла утащили на север бедных волков, кинув на мертвоземских землях.
Уже совсем скоро обе парочки выйдут из леса к мелководью.

*

http://sg.uploads.ru/DTiRh.gif

+2

15

Дэтсайт определенно чего-то не понимал. Висел в воздухе, размеренно махая крыльями, и слушал галдеж своего товарища, пытаясь хотя бы чуть-чуть понять, о чем он так экспрессивно рассказывает. За этим эмоциональным окрашиванием орлиный клекот звучал как плохо контачащая сирена, требующая немедленной починки. Но Дэтсайт честно пытался проникнуться речью Зеро, да так, чтобы это не выглядело так, словно он прохлопал ушами (которых нет) вместо крыльев.
- Е-хе-хе, - начал с растерянного хихиканья орел, глядя по сторонам. - Да ну как бы не вопрос, я что, зря сюда прилетел что ли? Но только Макс был со мной, и Хиро никак его не смог бы бросить, - набычился. - Ты же понимаешь, почему, да? Потому что я сожру его самолично, если он его киданет, и ты вряд ли меня остановишь, Зеро, - а эта фраза звучала настолько обидно, будто Хиро прямо сейчас совершил это ужасное злодеяние.
Придумать, конечно, что там сделать с Хиро, чтобы проучить его, дело было нелегким, особенно с нагруженной воплями Зеро головой, но белоперый отчаянно пытался заставить свой мозг работать. Стоит признать, что усадить Хиро на елку и оставить его там было бы забавно, но вряд ли это его как-то задержит или дезориентирует: Хиро - как раз из тех, кто бросает вызов самой смерти, не жалея собственного тела ни на грамм. Но кое-что в запасе у Дэтсайта еще было.
- Я придумал, - злорадно хихикнула птица.
*   *   *
- Что ты сказал?! - Дуо едва не поперхнулся.
Вытаращив глаза на друга и остановившись как вкопанный, темно-бурый не мог поверить услышанному. Хиро что, оставил Сэцуну умирать... там? Обернулся в надежде увидеть прекрасный вид на заснеженные горы, но лесной массив загораживал все красоты. Сэцу пусть и мертвец, но не мертвецы ли должны защитить живых существ от Али? Раскидываться ценными кадрами, особенно адекватными и здравомыслящими, это недопустимо!
- Ты что, спятил?!* - сипло крякнул Дуо, рванув вперед напарника и преградив ему путь; повернулся к Хиро грудью.
Необычайного масштаба непонимание застыло на этой темной мордашке; казалось, все негодование мира отражалось в глазах Максвелла в этот момент.
- Ты бросил его там?! - заорал он, едва ли не щеря клыки**; тон его голоса был осуждающим, даже грубым - уж таким Дуо можно было увидеть крайне редко.
Особенно смех бурого... такой издевательский, как будто мертвый состайник не под снежными завалами оказался, а в дерьмо наступил - Максу он очень не понравился. Навряд ли он заметил, как его холка вздыбилась, но раздражение было налицо, и волк не собирался его скрывать.
- Да знаешь кто ты после этого?!*** - не унимался Дуо, чуть ли не тыкаясь носом тому в морду и брызгая слюной. - Он наверняка на тебя надеялся, верил, что может тебе довериться! Столько времени прожил с тобой бок о бок, а ты его просто бросил в неизвестности, да еще ржешь тут стоишь?! - претензионный тон увеличивался в децибелах. - Если бы на его месте был бы я, ты бы тоже меня кинул, да?! Так ты относишься к своим друзьям?! И не говори, что он не был тебе другом! Он всегда был готов тебя защитить! А ты его бросил как кость обглоданную!
Макс с трудом справлялся с бушующими эмоциями, в груди все клокотало от обиды. Он устремил взгляд куда-то за Хиро, в голове пролетела мысль о том, что стоит пойти туда и поискать Сэцуну, удостовериться, что тот в порядке. Да, пожалуй, стоит сделать именно так.
Нахмурившись серьезно****, Макс посмотрел в глаза Хиро и непривычно жестко и безапелляционно произнес:
- Мы пойдем туда и вытащим его.
Но тут совершенно неожиданно в голове прозвенел голос Дэтсайта, который утверждал, что волкам нужно побыстрее выбираться из леса, так как надвигается лавина. Темно-бурый резко изменился в выражении***** морды после новости - Сэцуну теперь точно не вытащить что ли? А что Минерва скажет на этот счет? Уж явно никого по голове не погладит. Несмотря на то, что Обвинительница относилась к мертвым волкам несколько прохладно, к мертвоземцам-Инноваторам у нее были иные чувства. Неужели Хиро не понимает, какую ответственность он берет на себя? Предал своего же...
Ошарашенный новостью, Дуо не знал, куда податься: то ли за Сэцуной, то ли прочь из леса, то есть обратно, откуда пришел.
- Ладно, Дэтсайт, мы уходим, - выдохнул Максвелл, недовольно прикрыв глаза******. - Найди Эксию, убедись, что с Сэцуной все в порядке.
Развернулся и потрусил прочь из леса, не забыв кивком головы показать горе-напарничку направление. Наверняка Зеро его тоже предупредил про лавину. И словно бы трещина какая-то образовалась в груди у волка. Не то чтобы он прям уж сильно переживал, ведь каждый из Инноваторов, будучи здесь, заведомо рискует своей жизнью, просто исследуя чужую территорию. Но сама выходка Хиро...
- Блин, может, я не так его понял? - пытался уверить сам себя Макс. - Может, они просто разбежались каждый своей дорогой? А я тут зря наорал на него...
Но говорить вслух на этот счет пока ничего не пытался, надеясь, что услышит от Хиро веские оправдания.
И все бы было наверное здорово, если бы Максвелла, едва успев тот показать нос из леса, не схватила огромная белоперая туша, причем, довольно небрежно, и взмыла вверх.
- Д-д-дэтсайт, сдурел что ли...? Аа-а-а!

офф

это был зеро. поменяемся орликами на время полета http://smayly.ru/gallery/big/TrollFaces/13.png

эмоции
*

http://sh.uploads.ru/LZ176.gif

**

http://sh.uploads.ru/zvW65.gif

***

просто стоит вспомнить этот момент http://sh.uploads.ru/3phVJ.gif

****

http://sh.uploads.ru/ACkc8.gif

*****

http://sg.uploads.ru/lMVAU.gif

******

http://sh.uploads.ru/khGeH.gif

+1

16

Хиро ожидал подобной обильной на эмоции реакции от Дуо. Всё-таки кто как не Хиро знает максвелла даже чуть лучше, чем себя? Все риторические вопросы могли бы остаться без должного ответа, бурый прекрасно понимал - напарнику нужно просто проораться Это вот как женщинам: ты только дай повод, а там уже серенада тебе обеспечена, долгая, уничтожающая, как они думают. Тут было главное не перегнуть палку и быть осторожным, словно бы находишься на просохшей корке глины, под которой пропасть. Нужно было быть очень осторожным в своих словах Настолько осторожным, что Хиро даже не задумываясь буркнул:
- Да, да. Они вон там позади. Всего в пару шагов. Если ты такой альтруист - пойди помоги. - равнодушие к происходящему заполонило Хиро полностью, что он и скрыт-то не пытался, выражая всем своим видом, что уж нет смысла это всё обсуждать, каждый выбрал свою дорогу.* Но прекрасно зная что Максвелл может принят на веру все слова и сделать вот прямо так, вот прямо сейчас сорваться и побежать к Сэцуне, бурый криво усмехнулся** и добавил:
- Хотя, помочь там теперь можно разве что одинокой Эксии.
Инноватор никак не желал больше поднимать эту тему, всё, закрыто. Но Максвелл всё продолжал и продолжал пилить Хиро, капать на мозг. Кап-кап, кап-кап. И маленкая чашечка в голове бурого с каждым словом грозилась наполниться до краёв. И... да, прямо под завязку, всё стало выливаться наружу, словно прорвавшая плотину бурная река:
- Послушай сюда, напарник, - разгневанно фыркнул волк, предвкушая ярую ссору друзей, но уже не в силах остановить бушевавший поток слов, - Есть большая разница между ЖИВЫМ и МЁРТВЫМ! И не мне тебе объяснять, для какой цели мертвоземцы вообще ожили. Сэцуна начал исполнять свой ДОЛГ прямо сейчас! Он мог бы подождать и убить завтра, послезавтра десятки огнешкурок, но он такой же как я - ухватился за одну цель зубами и всё тут. Вот важнее ему именно ЭТА огнешкурка. Ты ему хоть уши отгрызи и хвост оторви - чёртас два он отступится от своей цели. Так уважай же его чёртов выбор и оставь в покое, как это сделал я. И И очень хотелось бы верить, что когда Я сделаю свой выбор, который может закончиться летальным исходом для меня, ты не будешь меня волочить за хвост назад, а позволишь мне сделать всё, что от меня зависит, лишь бы я достиг СВОЕЙ цели! Считаешь меня эгоистом, раз я оставил его сам? А я думаю, что эгоист - ты, раз чхать хотел на чужой выбор и цели.
На этом Хиро полностью опустошил себя эмоционально, выдавив всё до последней капли. Как гнойный прыщ нарвало, и теперь волк обрёл привычное ему абсолютное спокойствие, как оно бывает в природе после грозы. После речи бурый отвёл от напарника морду в сторону, с каким-то безразличием глядя меж деревьев. Даже когда Дуо действительно кажется собрался брести к Сэцуне, ни одна жилка на морде Хиро не дрогнула, только где-то внутри что-то упало. Да, он отпустит его, но...
"- Посторожи их." - Сухо отрезал Хиро Зеро, но орёл мог прочувствовать ту еле заметную дрожь в голосе, означавшую переживание, потому тут же прервал волка, предостерегая о надвигающейся опасности в виде лавины.
"- Ты там на дерево налетел что ли? Какая лавину тут же кругом сне..." - не успел возмутиться бурый и выяснить подробности, как орёл схватил Дуо и взмыл вверх, а от напарничка и остался только запашок в воздухе, да децибелы в ушах.
- Ээээ... - только и успел крикнуть Хиро вслед улепётывающему Дуо и, как думал Инноватор, Детсайту, как его самого схватил орёл и потащил вслед. - Куда?! Стоп! - кричал Хиро, явно несогласный с таким решением пернатых друзей, но Зеро как будто бы было всё равно, а все вопли бурого остались без ответа.

Эмоции
*

http://uploads.ru/t/G/o/H/GoH7f.png

**

http://s3.uploads.ru/qCnwN.gif

+2

17

Конец сезона

Все неотыгранные события можно перенести в раздел флешбеков.

0

18

Вне игры
17 день, 8 луна (месяц Матери). 31 год.


Черт знает, на самом деле, зачем Бастиону Льды. Деревня, всю жизнь прожившая в жарких районах, ставших ныне непригодными, не стала искать другие теплые места, предпочтя остановиться в снегах. Там, где температура внутри пещер становится до того ужасающей, что начинают скрипеть кости. И это у взрослых-то котов. А малыши? Кто-нибудь о них подумал? Царице наверняка проще спасти тех, кто сможет выжить, чем тех, кому надо помочь. И все же. Почему снега? Кто-нибудь знает ответ на этот вопрос?
Озябший Азуро, дергая шкурой и чуть вздрагивая от холода, брел подальше от промозглых районов туда, где было более менее тепло. Его львиное высочество не привыкло торчать там, где сводит зубы от мороза, вон пумам всяким, да тиграм эта местность больше подойдет. А мы - уж увольте.
По чьей-то воле, Льды стали именно огромным логовом для всего Бастиона - изрытые пещерами горы якобы надежно укрывают кошек от чьего-либо вторжения, поэтому там безопаснее всего жить. Можно подумать, что Долина была хуже. Красный даже понятия не имел, каково в промозглых пещерах жить теплолюбивым кошкам, может быть, они просто не хотят перечить воле Царицы? Даже Глэдис со своим муженьком ничего не говорят в защиту именно львиного рода. Ладно Нойн - она своим внутренним огнем согреться может, а другие?
В общем, проклиная это решение, Азуро и брел подальше от холода, напряженный ситуацией и раздумывающий, как отнесутся верхи к тому, если лично он найдет себе жилье в других местах. В принципе, он так и сказал местным, что озяб и пошел в тепло, не обещая вернуться. Хоть и прошло достаточно времени, чтобы привыкнуть к здешним местам, лев все равно жаждал тепла.
Солнце светило ярко, на небе не было ни тучи, но ветки деревьев, среди которых пробирался Азуро, все это дело загораживали, не давая согреться. Испещренная шрамами после недавнего сражения морда хмуро оглядывала растительность; какое-то шестое чувство подсказывало, что здесь могут водиться медведи, и надо быть начеку. Мало ли кому взбредет забавы ради накинуться на одиноко бредущего кота?
Грустно все это. Пора бы что-то изменить, наверно. Интересно, Царица сможет как-то повлиять на ситуацию, если недовольные вдруг восстанут?

+3

19

Вне игры
17 день, 8 луна (месяц Матери). 31 год.

Андуину вольно на севере. Суровые пейзажи заснеженных гор и лесов придавали этому краю особенный шарм. Глядя на горбатые хребты и заледенелые стволы вековых елей он чувствовал свою ничтожность перед этими громадами, которые простояли и ещё простоят не одну сотню лет. Монументальность нагромождений вызывала трепет. У менее искушённых к красотам природы зрителей его вызывал ледяной ветер. Никто не оставался равнодушным.
Холод этой чащобы практически не ощущался тигром, которого сложно назвать теплолюбивым. Он ступал по заиндевевшей земле по-кошачьи неслышно, тенью минуя заросли кедровника. Мелкая живность либо не замечала его, либо предпочитала игнорировать, чувствуя безразличие зверя.
Андуин заметил, что параллельно ему, за грудой бурелома и кривых елей, движется ещё одна крупная фигура, красное бельмо на белом. Вид зябко ёжившегося льва вызывал добрую усмешку. Он набрал в лёгкие воздуха и с чувством продекламировал:
- Холод этот так чист, как чист сам свет, разве и сам я - не волна ледяного воздуха? - Рокочущий бас тигра нарушил не то что бы гробовую, но все же тишину, и даже спугнул несколько птиц. Природа одарила и силой, и глубиной голоса. - Не иметь ни крови, ни лимфы, ни плоти и течь по этой роще к скалам впереди. Быть - просто холодом. - Вообще-то Андуин не слишком любил мудреца, которому принадлежало это изречение, но слишком уж оно подходило к ситуации. Скорее фомой, нежели содержанием. Подойдя ко льву он виновато улыбнулся - вдруг помешал - и поприветствовал кивком тяжёлой головы на крепкой шее.
- Ты придерживаешься позиции тех, кто считают что жизнь - это одинокое странствие? - Лукаво прищурился мейстер, исподлобья рассматривая сородича. Отмечая каждый шрам, каждый рубец на недовольной, как ему показалось, морде. - То в зной, то в холод... И как часто дорога, которой ты идёшь, ведёт никуда, Красный? - В переводе на вменяемую речь: какими судьбами, почему один? Известно, почему - что в здравом уме захочет куковать в пещерах с мамашами и их отпрысками? Несмотря на обязывающую к воспитанию должность, детей он не любил.
Хромой остановился остановился на небольшой прогалине между стройными и плотными рядами деревьев и вопросительно заглянул в зеленые глаза кота, предлагая остановиться. Глаза эти настораживали, а беспокойная мысль устремлялась устремлялась к оставленной дома супруге и детям, в то время как вера в добропорядочность стремительно теряла свою и силу и обнажала наивность. Это были глаза скорее лиса, нежели льва. Или даже змеи. Но полосатый спешил отбросить опасения - Азуро не давал повода в себе сомневаться.

+2

20

Вне игры
17 день, 8 луна (месяц Матери). 31 год.

Это просто проблеск солнца
В темных путах наших снов,
В ржавчине оков.

Морозный иней сковал железом растопыренные, упершиеся кто куда ветки деревьев. Заледенелый воздух клубился паром над черными провалами ноздрей, молочным облаком поднимался вверх, где скорее замерзал, чем рассеивался. Кожу то и дело пробивала лошадиная дрожь. Белое брюхо казалось гусиным, хоть грудь и грела косматая гуща гривы.
Перезвяк замерзших веток и сосулек прыгал по лесу, метался, как загнанная до полусмерти детьми с клыками птица. Позвякивало тут с каждым шагом все: когти о земную наледь, подмерзшие комья шерсти, дыхание его, кажется, тоже не было тихим. И хотя холод этот пробирал до костей, и хотя по ночам приходилось ворочаться, чтобы не примерзнуть шкурой к каменной земле пещеры, Бахир был рад.
Наместник малодушно, хотя и не крича об этом вслух, на самом деле радовался дьявольскому холоду вокруг. Он укачивал на своих руках, успокаивал голову, окатывал ушатом воды разъяренные, раскуроченные, как большой муравейник, войной мысли. После пекла, которое прошли эти жалкие остатки некогда величественного бастиона, мороз был лучшим лекарством от всех болезней.
Баха не спеша брел по лесу, иногда смотря по сторонам. Тревога трепыхалась в груди, как пойманная и прижатая к земле тяжелой лапой речная куропатка. Что-то гложело его изнутри с того самого дня, как он выступил против первой увиденной огнешкурой падлы. Такое не забывается, не забудется и всем другим.
Издалека он видел уже две фигуры, шатающиеся по лесу так же бездумно, как и сам рыжий. Все, что должны были делать здесь коты - это давить, душить, терзать. Так что нет разницы, где они проведут это утро, если вечером им придется тем самым и заниматься.
Алела грива Азуро, рябила рыжая шерсть Андуина. Вздохнув, лев пошел к ним. Чем ближе Бахир подходил, тем яснее видел, что стало с каждым из них. Опаленные, истерзанные, подожженные духом. Косматый с порванной мордой и калека - вот и все, что осталось от славной братии и "мощи", как любили говаривать самки, Бастиона. Отголосок этой мысли рикошетом пролетел в голове зверя, и он чуть было не скривился от ее горечи и отвращения правды.
- Азуро, Андуин, - негромко окликнул он их обоих, не то приветствуя, не то просто называя очевидное. Все шесть лап привели их сюда одного за другим, и черт знает, кто это первый задумал. Не самое хорошее место для львов, да и вообще, похоже, не слишком пригодное для жизни.
Баха не спешил равняться с тигром и львом, знай себе шел вдалеке, будто думая, надо ли ему торопиться и если да, то зачем.
Обронив взгляд на Красного, сам того не замечая, Баха все-таки сосредоточился на Андуине.
- Куда направляетесь? - спросил он не с вызовом и не со спесивой важностью. - Так погуляешь - сморозишь все, что не надо.
Голос его был далек от юмора, а улыбки он даже не примерял. Бахир с раздражением шаркнул задней лапой, выдраивая из подушечек ледяную крошку, засевшую там настырной занозой.

+2

21

Присутствие других котов лев почувствовал сразу - здесь вообще трудно остаться одному, чтобы за тобой кто не последовал. Красный не подал вида - нюх подсказывал, что свои, но тактично повернул морду в сторону, замечая приближение полосатого сородича. Местный лекарь, который в недавней войне не дал ранам на морде Азуро расползтись и изуродовать прекрасный львиный лик. Философская речь кота заставила Красного сбавить ход, а потом и вовсе остановиться, когда Андуин подошел совсем близко.
Добро улыбнувшись, но не скрывая своего недовольства местным климатом, лев буквально пропел:
- Как жаль, что мне не вкусить всех прелестей этого прекрасного места и не стать с ним одним целым, - впрочем, по этим словам должно быть понятно, что коту невмоготу отсиживаться в заснеженных горах. - Я - зверь солнца, мой дорогой друг Андуин, оно влечет меня больше, чем эти промозглые ландшафты.
Встряхнув ржавой шевелюрой, Азуро чуть было не предложил собеседнику продолжил путь, как среди деревьев была примечена еще одна фигура. О, вы гляньте: да это же сам Бахир собственной персоной! Неужто неугодна была ему мысль о том, что Красный собирается подыскать себе более уютное и теплое жилище, нежели мерзлые пещеры Белого Предела? Голос наместника был по-свойски тяжел, не нес в себе дружелюбия, но и серьезностью от него не веяло.
Азуро на мгновение посчитал себя загнанным, будучи окруженным двумя здоровенными котами, чья сила даже по одному превышает его как минимум в полтора раза. Несколько жеманно вскинув голову, горделиво выделяя свою царскую натуру, Красный податливо улыбнулся, оповещая не решающегося подойти поближе Баху о своих планах:
- Вы чертовски правы, наместник, - ни капли сарказма - Азуро всегда предпочитал официальный тон в разговоре. - Именно поэтому, чтобы не отморозить самое ценное во славу нынешней властительницы, я и направляюсь в места потеплее. Говорят, у Южного клина солнце печет куда сильнее, да и пар изо рта не заволакивает глаза в момент приятной беседы.
Конечно, столь смелое заявление могло сейчас дорогого стоить рыжегривому льву, но Азуро вовсе не хотел выказать свое неудовольствие решениями Царицы. Даже несмотря на то, что, возможно, Баха сам не поддерживал решение Нойн остаться в снегах, Красный подавал свою речь как сладкий торт, приукрашенный щепоткой горькой корицы.
- Не желаете составить компанию, господа? - перевел взгляд и на Андуина, ища в его глазах желание пройтись.
Не то, чтобы Азуро был рад своему предложению, однако будет возможность потрепаться... ну или невольно отхватить по морде за пренебрежение к воле Царицы. Тем не менее, наместник - на то и наместник, чтобы решать вопросы внутри их небольшого государства и сводить конфликты на нет. У него есть такой прекрасный шанс показать себя во всей красе. Конечно, гораздо проще было бы подластиться к его подруге с ненавязчивой идеей повлиять на Нойн и подумать о несчастных малышах, что ютятся у боков своих родителей, не решаясь показать мерзлым долинам свой лик. Но раз уж подвернулся Бахир, то идея с Глэдис отшвыривается в далекий угол, ожидая своей очереди.

+2

22

- Но воевал ты за эти снега. - Печально улыбнулся тигр. За холод и лёд. Платил тёплой кровью. И не один - весь Бастион, что заперся в морозной твердыне и огрызался, как мог, ожидая конца. - Снега, что тебе ненавистны. Скажи мне, ты победил? - Улыбка поблёкла. - А я проиграл. Ибо победа, где потери исчисляются десятками, достойна разве что крыс, что за месяц наплодят орду больше прежней. - Недобитки и мамаши. Вот и весь Бастион. Если бы Андуин обзавёлся семьёй, то мог думать иначе, надеяться на светлое будущее и верить в потомков. Но он видел только гибель и разорение.
Бахир. Апатичная чинность-строгость не располагала мейстера, не спешившего гнуть шею в поклоне и заискивающе глядеть в глаза с щенячьей верностью. Сглаживал углы Красный, что улыбался наместнику легко и открыто, однако дерзнул вольничать в отношении царицы. Тигр же туманно ухмыльнулся, не то одобряя его слова, не то восхищаясь смелостью мысли. Он предпочитал держать суждения в узде, чтобы не «договориться» до случайно вырвавшихся эпитетов, за которые пришлось нести ответственность. Поэтому вопрос льва он «не услышал» и предпочёл отдать инициативу красногривому собрату, который интуитивно вызывал больше доверия. Запредельная немая мысль едва шевелила отстранённую морду, когда её касались голубые глаза.
- А, - С пониманием протянул полосатый. - В свободное от смерти время там можно застать красивые виды. Прогуляемся. - Согласился Андуин и перевел взгляд на наместника. - Если, конечно, Нойн не решила погонять нас на полевых учениях, а после за шкирку - и в костер. - Все же не удержался, съязвил, буквально видя перед собой мысленным взором фанатичную морду царицы. Появление Бахира не сулило ничего хорошего хотя бы по двум причинам. Во-первых, начальники редко приносят добрые вести. Во-вторых, вид шатающихся бездельников страшно портит им настроение, и они тут же спешат испортить его другим.
Желтоглазый никак не мог определиться: попадет ли им с Красным или нет. Не знал чего ждать от фаворита, что был лишь бледной тенью Глэдис. Что она, что царица - обе затмили достижения наместника, если таковые существовали в природе. По крайней мере в сознании Андуина. Может Азуро считал иначе. Кто знает.

+2

23

Когда наместник подошел ближе, струны внутри Андуина и Азуро разом натянулись. Ручная мышь то одной царственной кошки, то другой, он не был для них тем родичем, какого они приняли бы с объятиями. Не водил с ними дружбы и Бахир. Да и трудно было найти в Бастионе хоть пару котов, кто обрел за всю жизнь хоть кого-то, кроме жены и котят, которых, впрочем, супруга отнимала едва ли не с первых дней.
Качнув головой, лев согласно кивнул Красному и пошел вровень с обоими. Со дня смерти Натарли Нойн была занята своими делами, размышляла о деревне, беспокоилась о волках и то и дело кидала силы своих доверенных самок на поиски то одной волчьей вши, то другой. Бахир то и дело передавал чьи-то поручения, но в основном это брала на себя Глэдис. Пинком вышвырнутый с тех моментов жизни, где он был силен и по-настоящему нужен, лев оказался предоставлен сам себе.
Таких котов деревня насчитывала с десяток или два. И это безделие и лень пробуждали в них рассуждения и мысли, которые уж точно не понравились бы царицам. И речь тут не только о Нойн или о почившей Натарли.
Долгое время Бахир, изъедаемый изнутри этим опарышем думал, что только в его голове зреет нечто дурное, за что он может быть по меньшей мере изгнан из деревни. Он душил в себе эти зародыши нечистого и справлялся с этим просто отлично. Чего желал бы и остальным.
Но вот не прошло и десяти минут их разговора, как он увидел страшное. Два недобитых кота, каких не забрали за собой в пекло огнешкурый, поднимали детский скулеж. Тихий, негромкий, едва ли не плачущий, он лился за спинами наместницы и царицы, разливался вязким болотом, грозящим в какой-то миг разом заглотить обеих белых самок.
Морду Бахи задела гримаса, он глянул по очереди на кота и на льва и говорил:
- При отцах наших не было ропота, и каждый принимал с благодарностью, что давалось. От этого горькое было сладко и неприятное приятно. Сейчас же мы пеняем то холод, то на зной, не только сами себе, но и при всех, чтобы наделать побольше таких сетователей.
Страждущие бывали и ранее, он знал это не хуже других, да только видел другое: что те тогда, что эти ныне - как бы ни жаловались они на кошек, а за сиськи их держались своими молочнозубыми пастями, не оторвешь.
Говорить, что Бахир не понимал их - брехать. Он был не слеп, не нем, не глух, не глуп, и видел, что происходит с Бастионом, и это начинало подтачивать его. Но видел он и другое: лев и тигр, одуревшие на поле брани, лили грязь на свою царицу, за которую еще считанные дни назад готовы были умирать. Речи их были так сладки, завернуты в нежные вуали, а на деле оказывались настоящими помоями в саване.
- Вытьё - это неблагодарность и стезя рабов, - срубил с плеча Малый и замолчал, не осознавая, до какой глубокой истины он сейчас докопался.
Беломордый говорил негромко, как и всегда, но голос его звучал уже не как прежде. Было в нем что-то, что заставило Глэдис насторожиться в последнюю ночь баталий.
- Смерть обошла нас стороной, и в том не заслуга Нойн. Встав на ноги, Бастион вправе найти землю, которая будет его по праву. Деревня расцветет снова с помощью тех, кто забрал у богов свой второй шанс, и шанс этот не на то, чтобы блеять, старина.
Наместник не говорил с ними враждебно, но и больно душевной теплотой от него не веяло. Лев был строго прост и до конца честен, хотя честности этой никто, в общем-то, не просил. На войне той многие получили и в хвост и в гриву, но что было то было. Сложно не оглядываться в прошлое, если с каждым шагом оно стучит тебя об землю, как культя Андуина. Сложно не вспоминать об этом, когда вместо привычной любезной гримасы Азуро на его изувеченную морду ползет оскал. Но эту нужно сделать.

Отредактировано Бахир (2016-09-13 19:11:18)

+3

24

Кажется, тигр что-то путает, говоря про то, что Красный воевал за эти самые Льды; лев даже дернул бровью на такое далеко не самое правдивое заявление, довольно мягко взглянув на своего полосатого собеседника. Бастион пришел во Льды потому, что Долина уже мало представляет из себя место, где можно жить, ни в чем себе не отказывая. Там до сих пор просто не продохнуть после разбушевавшегося вулкана, воняет так, что лучше мимо пройти - вполне себе понятная причина миграции на юг... Просто Красный полагал, что говоря о юге, командование подразумевает вовсе не заледенелые холмы, а что-то более... мягкое.
- Я воевал за свободу нашего рода, но уж точно не за Льды, - довольно корректно поправил Андуина Красный.
Хотя, правильнее бы сказать, не за род, а за себя любимого - жить захочешь, и не только языком молоть будешь, но и лапами махать. В любом случае, Андуина во всей этой демагогии беспокоил больше всего факт того, что женское население деревни довольно сильно превалирует над мужским, и только потому, что коты были первыми, кто вставал на защиту деревни.
- Говоришь так, как будто остался единственным тигром на всем белом свете, - попытался приободрить полосатого Азуро, мягко улыбнувшись. - Знаешь, сколько котов в нашей деревне считают примерно так же? - прильнул мордой чуть поближе к тигру, чтобы тот услышал только его, и шепотом заговорщецки добавил. - Боюсь говорить такие цифры вслух, - отпрянул и снова взглянул на Андуина, так, словно открыл ему какую-то серьезную тайну, о которой запрещено говорить где бы то ни было.
Он даже едва заметно кивнул полосатому, дескать, да-да, нисколько не привираю, после чего обратил свои зеленые очи в сторону подошедшего Бахира. Осуждение с его стороны выглядело трезво, в коей-то мере даже верно, но у Красного все же нашлось пара слов против. Он смотрел на гривастого оппонента без особой радости - типичная дежурная улыбка, чтобы расположить к себе - и слушал, при этом размышляя, стоит ли вообще говорить то, что на языке вертится?
- Вот именно, мой дорогой наместник - наши отцы, - Азуро театрально подчеркнул последнее слово, двинувшись вперед, к теплу, с согласия собеседников. - Возможно, у них было гораздо больше ума, раз они нашли нашим семьям такое место, которое было полно пищи и преисполнено солнечным теплом, чтобы молодежь не замерзала ночами, - безусловно Красный говорил о Долине; пауза, устремленные вперед глаза и понурая морда. - Однако... наши глубоко уважаемые матери, по всей видимости, так не считают.
И пожал плечами. Фраза звучала довольно двусмысленно: вроде бы Красный осуждал самок за их глупость и недальновидность, а вроде бы и кидал небольшой камешек в сторону Бахира, дескать, а ты с этим безвольно миришься и слова не смеешь сказать, как же так? И как по мановению чьей-то лапы, Андуин словно бы поймав мысль Азуро, добавил свои пять копеек в противовес к самкам, упоминая Царицу в недобром насмешливом контексте. Что до самого Красного, сам он навряд ли бы решился выступить против всего Бастиона, пытаясь защитить ущемленные права самцов, просто потому что их, во-первых, мало, а во-вторых, это может перерасти в серьезную проблему для Азуро, так как это - билет в один конец. Поэтому, если и стоило что-то высказывать, делясь своим недовольством, то только вот так, мирно беседуя с парой-тройкой морд, с тяжелым вздохом пожимая плечами и подводя скромный итог: женщины.
Наместник, тем временем, вполне корректно придерживал поводья у двух понесшихся котов, которые в кои-то веки решили огласить свое мнение касательно их неизменного положения. Даже закрепил это многозначительным оскалом, отчего Красный на автомате прижал уши, выражая свою покорность и абсолютное нежелание перечить. Вышколенный кот, скажете вы? Нет, Аузро просто осторожничает и выполняет ту роль, которая от него требовалась конкретно в отношении этого должностного лица.

Переход в: Южный клин

Отредактировано Красный (2016-09-13 23:05:16)

+2

25

- Узко мыслишь. - Не согласился, насупился тигр, разочарованный ответом. Долина осталась позади, призрачная и забытая, как полуденная дрема. Настоящее же сражение, по мнению желтоглазого, развернулось именно здесь, на далеком севере, уже после того, как Натарли канула в лету. - То, о чем ты толкуешь, есть ни что иное, как пропаганда, Красный. Воюют не за пресловутую свободу, не за величие и славу. Воюют, Красный, за стратегические точки. За горные расщелины, которые не позволят врагу выстроиться в боевой порядок. За обледеневшие леса, которые не вспыхнут от случайной искры. С минимальными потерями боевых единиц. А эта бойня... - Мрачно усмехнулся Андуин, вспоминая покореженные и обгоревшие трупы. - Бестолковая, кровавая возня лоб в лоб так далека от войны «за свободу», как отсюда до луны. Пешком. - Расхоложенный мейстер резко замолчал, решив, что разъяснять ситуацию дальше бессмысленно, и только раздосадованно поморщился на утешительные слова. Властительницы Бастиона беспокоили его отнюдь не отсутствием женилки между ног, а тотальным дефицитом тактической мысли и стратегического таланта. Безусловно, в укрощении малышни и подростков им не было равных, да только с огнешкурыми такого бесценного опыта маловато. Военными кампаниями должны заниматься профессионалы своего дела. Дилетантство царицы бросалось в глаза. Вот и весь сказ.
- Твои суждения абсурдны, Бахир. - Отрезал желтоглазый кот и нервно дернул кончиком хвоста. - Скажешь это раненному с раскуроченной мордой, терпи мол, приятно быть должно, чего же ты завыл, дружище? - Насмешливо протянул тигр, едва заметно покачивая массивной головой. Бред. Самый настоящий бред. И особенно нелепым он становился на контрасте с убийственной серьезностью наместника. Такой солидный зверь, а такую чепуху мелет. 
- Патетика, Бахир, патетика. Она неуместна в делах, требующих точности и холодного расчета. Не стоит закрывать глаза на ошибки прошлого, отмахиваясь от него, как от зудящей мухи. Ошибки следует взвешивать и анализировать, чтобы не допустить их вновь. Опыт учит. В противном случае роптать будет некому. И затыкать рот тоже. - Хоть и улыбался Андуин, но в его взгляде и позе проступила необычайная жесткость, непоколебимая уверенность в себе и своем слове. Уперся. Разубедить его в таком настрое очень сложно, если вообще возможно. Однако, несмотря на твердость и резкость высказываний, это не значило, что желтоглазый двигает разговор в сторону мордобоя. Хоть и строго, но с ухмылкой. Нечасто выдается возможность пободаться аж с самим наместником, пускай даже словесно. Азуро предусмотрительно действовал куда тоньше, куда мягче, гибкий, точно змея. Андуин же упрямился как вековое дерево, которое не согнет и ураганом. Он и не подумал пасовать перед оскалом голубоглазого льва, лишь многозначительно хмыкнул. Уж если он в праве советовать самой царице, ему ли боятся наместника?
- Задумайтесь. Не для меня, для себя задумайтесь. И сделайте правильные выводы. Я желаю всем нам исключительно добра. - Напоследок обронил тигр, устремляясь за спутниками в меру своих ограниченных сил.

Переход в: Южный клин

+3

26

Красногривый кот был по-настоящему как-то по-кошачьи хитер. В нем наяву чувствовалось истинное воспитание Бастиона: мужчина, воспитанный женщинами. Сам наместник был тверже Красного в своем обычном поведении и мягче Андуина, но оба они, черногрив и тигр, после войны вели себя совсем по-другому. Калекой остался полосатый снаружи, а у Малого будто отодрали шмат души, не найдя на теле чего поприятнее.
- Э-нет, Красный, - усмехнулся в усы Баха, - не о молодёжи ты печёшься.
- Наши матери, Азуро, хоть что-то считают, пока отцы зализывают раны и думают, где шарам их потеплее будет.
Тигр и лев отнеслись к его словам, будто наместник хлестнул их бичом по выгнутым, припорошенным снегами и изморосью спинам: Азуро вжался, а Андуин напротив набычился. Что правда то правда, умел Малый и без зубов поднять хай и швырнуть слова свои, как требуху в морду. Но должного эффекта ни одна фраза тут не возымела, каждый из них остался при своем. Красный осторожничал, переживая, кабы племя ушло на юг. Андуин оглядывался в прошлое и был настроен весьма воинственно. Бахир же вдруг оказался один под напором двух осерчавших котов, защищая то, что им полагалось защищать всем разом от рождения.
Дамы их не были склонны к насилию как способу решения проблем, но и сами коты о войне знали немногим больше. Никогда прежде Бастион не был ввязан в настолько разрушительную скотобойню, как накануне их праздного разговора, но в том женской вины было не больше, чем мужской. Силы им было не занимать, они увидели, что могут отнять чужую жизнь и не одну, но мясорубка - это еще не вся война.
- Мои суждения и есть опыт. Не только наш, но и прошлый. А раненого по голове пущай жена его гладит, - сухо отозвался Бахир. Наместник мог помочь словом и делом, но что касалось раненых, то тут он был не полезнее ребенка, путающегося у мейстеров под ногами. Бывало, что и свои раны не всегда сам залечить мог. Да и не один он такой был.
- Скорбь хороша и свята, пока она в сердце. Недовольные судьбой деревни и царицами, думающие, что они знают, как было бы славно сделать, были и будут всегда. Но когда вносят они расхлябанность в чужие сердца, то становятся угрозой не менее опасной, чем огнешкурые паскуды.
Андуин, был уверен лев, прекрасно понимает, о чем говорит Бахир. Оба они были уже взрослыми котами и знали, как работает весь механизм деревни. Мир в чистом виде - это иллюзия, самообман. Придет к власти сила - воспоют миролюбие Натарли, придет мужлан - помянут ласку матерей, останутся кошки - будут уповать на покатые железные плечи волотов-котов.
А чтобы заткнуть всем рты, пришлось бы избавиться от львиной доли всей деревни. Вычеркнуть и забыть целые поколения, чтобы только имя королевы оставалось девственно чистым. Мало кто бывает доволен той тяжелой лапой, которая вольна распоряжаться его судьбой, и хулить господ они, придонье матриархата, будут всегда. Трусливо воющей руганью бранить то одну пасть, то другую, пока не издохнут. Впрочем, пасти эти и загнали своих верных ручных собак в капканы, из которых они теперь отчаянно хотят выбраться.
- Так или иначе, стоны стоит оставить для своих пещер и жен. Найдутся дела поважнее, как, например, Азуро, отыскать те самые благоденственные места снова.

Переход в: Южный Клин

Отредактировано Бахир (2016-09-16 20:50:52)

+2

27

Конец сезона

Все неотыгранные события можно перенести в раздел флешбеков.

0


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Замерзший лес