Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Южное побережье


Южное побережье

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

https://pp.vk.me/c623723/v623723992/1af64/DtvLaCayNY0.jpg
Южное побережье тянется узкой песчаной полосой вдоль сочных зеленых полей, которые немного возвышаются над берегом. Забраться на склоны не составит труда, потому что его стены маленькие, не отвесные и не сыпучие. На сочных полях иногда можно встретить пасущиеся стада различных парнокопытных, а также одиноких грызунов и птиц. По песчаному берегу хаотично разбросаны большие и маленькие камни, которые река своими волнами своевременно обмывает. Глубина вблизи берега относительно небольшая.

Ближайшие локации:
- Кукурузное поле (Даэрис)
- Урочище (Даэрис)
- Грот (Даэрис)
- Пустые холмы (Даэрис)

+1

2

Гладкие воды, но довольно блестящие в солнце и достаточно волнующиеся, подхватили утомленное тело белого волка. Он казался безжизненным, казался совершенно не способным встать, если сможет добраться до берега, но не потому что он получил рану или разбился о скалы: он настолько потерялся в собственных чертогах разума, что тело отказалось его слушаться...
Лост ударился при падении о камни, что торчали из высоких вод. Благо, удар не был слишком сильным, чтобы забрать последний вздох молодого самца. Волк выжил, даже не потерял крови, ибо камень оказался тупым и не способным продырявить крепкий череп зверя, но это не означало, что столь сильный удар не добавит проблем к самцу. О, даже напротив! Бедный Лост, вымученный и ошарашенный таким поворотом событий, окончательно (видимо, сам Бог или кто бы то не был, решил посмеяться над белым или испытать его силы) был добит, но уже стихиями природы, которые шарахнули его по голове нещадно и заставили погрузиться во тьму.
Время шло быстро, а река, волнующаяся и играющая при лучах заходящего солнца, да питаемая неприятным моросящим дождем, буквально "выплюнула" нашего страдальца на берег. Сказать, что Лосту повезло чудом - это как ничего не сказать. Лосту действительно повезло, если не брать в счет тот факт, что все свое путешествие по реке он был в грезах и тумане.
Еще несколько минут. Может две, а может тридцать...
"Я жив?".
И постепенно, забитое от удара в угол сознание, начало потихоньку выбираться наружу, озираясь по сторонам и копаясь в собственных шкафах. Сначала Лост совершенно ничего не помнил, а потом, тело, наконец, осознало, что оно пришло в себя и еще в состоянии функционировать. Сразу пошла реакция. Волк почувствовал подкатывающую к нему тошноту, головокружение, и, наконец, понимая, что он не мертвый кусок мяса, открыл глаза, поднял их вверх, замечая серое небо - чуть светлее фона, что мелькает, когда закрываешь глаза - погружаешься во тьму. Самец сглотнул слюну, перевел взгляд и заметил, что природа вокруг него заметно поменялась. Он чувствовал, что что-то изменилось, но вот что?
Он не мог вспомнить. Он не мог встать, когда попытался лапой опереться о землю, потому что еще не все силы восстановились после такого путешествия. Но самое страшное было одно - он не мог вспомнить откуда он, что он тут делает, где он вообще находится. Он лишь помнил свое имя и далекое прошлое: Южный Берег, Каиниты, Комильфо.
А потом - пустота.
В душе образовалась тоска. Волк устало уронил голову на лапы, закрывая глаза, пока ветер трепал его мокрую шкуру...

Отредактировано Lost (2015-10-07 14:41:58)

+2

3

В который раз за день, Сурья услышала, что Сантьяга последовал за ней, и словила себя на том, что в общем-то, рада этому. Сейчас волчица была настроена довольно серьезно, а значит, поддержка не помешает. Белый самец пока не собирался нападать и выказывал радушие, а значит, пока у Иволги не было причины не сомневаться в нем.
Странно. Я не была тут раньше никогда... подумала Иволга, вскакивая на довольно большой валун, вдыхая влажный и соленый запах, чуть прикрывая глаза от легкого ветра, который дунул прямо в морду. Несколько секунд потребовалось, чтобы сориентироваться - и Сурья увидела волка. Он лежал, наполовину в воде, и не подавал никаких признаков жизни. Запаха разложения пока не было, но, возможно, он погиб совсем недавно - тлен не успел тронуть серого.
В какой-то момент Иволга ощутила облегчение. Нет, разумом она конечно понимала, что это не может быть Чинкан. Запах брата она бы точно узнала. Но какая-то, нерациональная часть сознания волчицы твердила, что все может быть, заставляя её беспокоится лишний раз.
Бросив короткий взгляд на Санту, волчица голопом спустилась к берегу. Глаза серого были закрыты... Но, нет, волк был жив: его бока вздымались, пусть неровно и с перебоями.
- Ну и досталось же тебе, брат, - почти дружески отозвалась кремовая, подходя ближе. - Эй, Санта, помоги мне поднять этого красавчика, - Иволга все еще выглядела бодрой и веселой, но от чего-то его сердце сжималось, когда она смотрела на несчастного серошкурого.
Дождавшись, пока Сантьяга подойдет с другой стороны, Сурья подставила пострадавшему свое плечо.
- Где тебя так потрепало? Тебя будто бы по всему Офириту какими-то ветрами гоняло, - Иволга сомневалась, что в таком состоянии самец может что-то связно сказать, но ей скорее хотелось заполнить образовавшиеся паузы и тишину. Шерсть дыбом вставала на загривке кремовой, но она успокаивала себя тем, что с этим серым могло произойти что угодно. Вообще, что угодно. В конце-концов, он мог сам сорваться с какой-нибудь скалы. Конечно, у него будет соответствующий вид, если его несколько часов носило в воде и, наконец, прибило к берегу.
- Как зовут-то тебя? Есть родственники, друзья?
Этого бедолагу нужно было отвести к кому-нибудь.

+1

4

--->> Вне игры

Нельзя уж прямо так сразу сказать, что Реджине было по душе плести интриги в собственной стае. Ей нравилось ее положение в волчьем обществе, нравилось ее доминирование над простыми смертными, нравилось помогать им видеть очевидное, но не нравилось то, какой ценой каждое существо выбивало себе право на существование в этом мире, попадая в тиски Доминиона. Можно вечно кого-то стращать, выжигать их души и вскоре уничтожать, но приведет ли этот путь к гармонии? Пожалуй, Реджина была больше всех склонна к "правильному" видению своей роли в Ордене и вовсе не считала себя уж прямо такой марионеткой Али по сравнению с семьей Тринити. Всего-то делать вид безжалостного и хладнокровного Новатора, стремящегося к высокому следом за своим Обвинителем - кому дано узнать, как все на самом деле? Тем не менее, Реджетта не собиралась покидать Доминион, несмотря на некоторые несогласия с политикой Саачеза. Пусть он делает, что угодно, у его семьи после Судного дня было куда больше шансов встать у руля Ордена Духа, а вот у семьи Альмарка эту возможность вовремя забрали. И все же Али великодушно позволил конкурирующей семье обзавестись хотя бы какой-нибудь властью. Ах, власть... Интересно, будь бы Реджина на месте Саачеза, куда бы она повела Доминион?
- Глупое имя, - скривленная мордашка - что за дурацкая идея называть стаю по имени своего отца?
Огненные глаза наблюдали за побережьем - волчица уже на несколько раз прошлась по берегу всего залива туда и обратно, и лишь только в самый последний момент заметив невзрачную тушку. Рядом с ней уже копошились какие-то другие волки, сама же багровая не высовывалась, предусмотрительно наблюдая за происходящим с порядочного расстояния, спрятавшись за одним из кустов. Благодаря темной шкурее ее не было заметно, а способности позволяли быть в курсе всего, что происходило с беднягой Лостом. Ах, да, Нэна же просила проследить за смертью несчастного, но... почему бы не понаблюдать за тем, как мир начнет перерождаться, взяв начало со столь невзрачного и истерзанного типа? Миру всего лишь нужен Судья, неважно кем он будет - дохляком или крепким и мускулистым, важно - каким. Но с этим всегда можно разобраться позже. Проявишь себя слишком рано, а другие только и будут думать, как от тебя избавиться и получить все то, что имеешь ты сам. Грязно, но это - правда жизни. Поэтому и брат Риббонс, мнящий себя выше самого Саачеза, предпочитает пока выждать время. Выжидает и Реджина, с каменной мордой наблюдая, как один безжалостно рвет другого. Но ведь мир не изменится, если в нем не будет жертв - как ни крути, так ведь? Когда-нибудь и Саачез это осознает.
Что же, Лост жив, а значит, он может выложить своим спасителям много тайн о том, что знать пока не нужно. Эта дурочка Нэна слишком уж боится своего "царя" - она бы безусловно лишила бы этого беднягу жизни, как и приказал ее наилюбимейший старший брат. Слишком уж велик ее страх ослушаться приказа. Реджетта же, убедившись, что пациент в порядке и его жизни ничего не угрожает, поспешила отправиться домой, проскользнув мягкой едва заметной тенью вдоль холмов. Пока те волки увлечены спасением полумертвого сородича, навряд ли они заметят невзрачное сливающееся с темнотой пятно.


Персонаж во второй очереди с Тьерией.

Отредактировано Regene Almark (2015-10-15 00:41:58)

+2

5

Как интересно: по всему южному Даэрису проживают одиночки. Жизни не хватит на то, чтобы всех их предупредить об опасности и заставить эвакуироваться. Глупо было надеяться, что одинокие волки прислушаются к словам других волков, которых делают особенными, по мнению первых, только крестики на лбу. Да и у многих гордыня развита неимоверно сильно, например, у того самого Даниэля. Кремовую и белого волков Тьерия считал здравомыслящими, но ровно до того момента, пока их собственной запах не стал свидетелем того, что не такие уж они и здравомыслящие - ослушались ведь. Тяга задней части к приключениям - далеко не положительное качество.
Тьерия и Асуран решили, что всех волков надо отправить домой. На этот раз оба инноватора будут более настойчивыми и не станут никому верить на слово. Уж Эрде точно не станет. Конечно, хорошо бы было, если бы огнешкурые проучили того белого самца и кремовую самку, чтобы в преть знали, что никто с ними шуток не шутит, но рисковать шкурами даже пары одиночек было бы неправильно.
- "Вон лежит тот волк. Он ранен, а рядом с ним находятся белый и кремовая," - спокойно сообщила Веда и Тьерие, и Джастису. Орлица летела рядом с орлом, но почему-то немного ниже.
Во время бега волкам приходилось пересекать большие лужи. Образовывалось много грязевых брызг, и шкура Эрде стала ещё менее чистой. Ночь, дождь - какое же неприятное сочетание будет. Хорошо, что сейчас только вечер - более-менее видно происходящее под носом.
Наконец, разведчик и хэдлайнер добрались до побережья. Впереди красовались силуэты трёх волков. Тьерия сразу же смог различить, кто есть кто. Парочка пыталась помочь раненному. Худо будет этим двоим, если раненный - не их друг, и если они не умышленно пришли сюда за ним. Тьерия не стал приближаться к одиночкам: остановился в четырёх метрах от них, выпрямился.
- Почему вы не пошли домой? - строго спросил он у кремовой и белого. Взгляд Эрде был немного прищуренным и всецело серьёзным. Задав вопрос, немного вздохнул и почему-то покосился куда-то в сторону. Ещё раз вздохнул, но уже глубже, начиная принюхиваться. - Там кто-то есть, - неожиданно для всех подметил Тьерия, не дожидаясь ответов одиночек и высматривая скалу вдалеке. Тьерия вновь стал принюхиваться, пытаясь поймать чужеродный запах.
- "Веда?" - намекнул серый волк орлице, но та, к сожалению, никого у скалы не видела. Нужно было подлететь к ней ближе, чтобы хорошенько осмотреть её со всех сторон. В ней много больших трещин, в которые даже крупное животное сможет пролезть. - "Хорошо, проверим вместе," - решил Тьерия, и Веда сразу же полетела к скале. Держалась орлица теперь на большой высоте, поэтому вряд ли кто-то сможет её заметить.
- Я проверю скалу. Помоги им, - мягким и неприказным тоном сказал Эрде Асурану. Эта фраза звучала достаточно решительно, поэтому хэдлайнер мог понять, что его напарник не примет никаких возражений и всё сделает сам. 
Тьерия двинулся в сторону скалы и уже на достаточно большое расстояние отдалился от одиночек и напарника, скрывшись за холмом. Веда сразу же спустилась к волку и летела над ним в восьми метрах. "Чем ниже, тем лучше," - посчитала она, чтобы вовремя среагировать, если что. Уйдя совсем далеко от Асурана и одиночек и оказавшись у скалы, Эрде остановился, начиная осматривать округу. Веда взмыла высоко в небо; волк проследил за её силуэтом. Едва ли он успел перевести взгляд на что-то другое, как высоко парившая в небесах орлица тревожно его окликнула:
- "Тьерия!"
Волк резко на месте развернулся в сторону скалы, образовав немного грязевых брызг, и железно вцепился взглядом в её вершину.

Переход во вторую очередь.

+1

6

И все же Тьерия довольно спокойно отнесся к невзрачному настроению хэдлайнера. Возможно, еще полдня назад он бы уколол его чем-нибудь обидным, а сейчас как будто что-то поменялось в голове у этого темно-серого волка - не столь значительно, но приятно. Может, придет когда-нибудь тот момент, когда Асуран перестанет быть в глазах своих состайников мальчиком для битья? Когда-нибудь - уж точно.
Черный размеренной рысью следовал рядом с состайником, время от времени пропуская того чуть вперед. Тьерия знал, что делать, далеко не хуже самого Асурана, грех жаловаться вообще на то, что этот Инноватор поступает как-то неправильно - Минерва не зря выбрала именно его. У Тьерии достаточно сильно прослеживалась приверженность намеченному плану и любое отклонение его угнетало, что и делало его злым и раздражительным. Выточенный Минервой стержень, однако, вовсе не утяжеляет работу Асурану, хотя изначально казалось именно так. В любом случае, Зала бы поблагодарил его за все то, что тот делает, и это было бы действительно искренне. Тьерия отрезвляет - да, вот так. И Асурану это было всегда так необходимо...
На почве дум о Мертвой Земле трезвость ума была сейчас еще более необходима, чем когда-либо. Желание найти зацепки и приблизиться к разгадке о личности Али с каждым часом усиливалось, заставляя Асу все чаще и чаще думать о том, что время скоро выйдет, и мертвоземцы останутся без нужной лапы. И это тоже нервировало...
Запах довел Инноваторов до побережья, на котором можно было разглядеть три каких-то фигуры, одна из которых обессиленно лежала на земле. Возможно, те двое, что остановились рядом, и есть та пара одиночек, про которых рассказывал Даниэль? А вот Тьерия на них среагировал ожидаемо - он видел их на клину. Джастис предусмотрительно направился вдоль западной стороны побережья, разглядывая, нет ли кого поблизости, Асуран же обратил свою настороженно-задумчивую морду на волков. Сокращая расстояние до них до пары метров, черный остановился, озадаченно глядя на того, что лежал на земле. Что с ним произошло? Волчица пыталась ему помочь подняться, но ведь с первого взгляда видно, что тот не в состоянии.
- Там кто-то есть, - отозвался Тьерия, всматриваясь в сумрак, а спустя пару мгновений бросился вдоль берега, заведомо попросив хэдлайнера помочь собравшимся.
- Осторожнее, Тьерия, - бросил вслед тому черный, кивнув в знак согласия, сам мысленно попросил своего спутника мониторить ситуацию и сигнализировать о любых происшествиях или странностях.
Возможно, состайник увидел кого-то, кто повинен в том, что случилось с тем валяющимся белым? Интересно зайцы пляшут.
- Эй, вы местные? - без прелюдий обратился к волкам черный, чуть обходя всю процессию, но большее внимание уделяя валяющемуся белому - что же с ним произошло?
Он выглядит измождено...
- Асуран, - призыв Джастиса вдруг потребовал хэдлайнера обратить свой взор в ту сторону, куда убежал Тьерия - того и след уже простыл.
Волнение... Снова это чувство.
- Пожалуйста, заберите его и уходите отсюда к стайным территориям, - тоном, не терпящим возражений, обратился Асу к компании.
Все его тело было напряжено, он то и дело глядел в сторону, где должен быть состайник, Джастис утверждал, что тот в порядке, но если тому потребуется помощь, он бросится на помощь первым. Хотя бы потому, что эта местность... это время суток... все складывалось не в пользу одиночного скитания.

Отредактировано Athrun (2015-10-15 16:35:31)

+1

7

Возможность слежки Реджина даже не рассматривала - волки слишком увлечены своим полумертвым сородичем, чтобы высматривать в темноте чью-то расплывчатую фигуру. Рядом раскинувшийся залив к тому же мешал запахи, поэтому ускользнуть отсюда незамеченой представлялось Реджетте вполне посильным заданием. Но лишь до той самой поры, пока в голове не проскользнуло чье-то "Там кто-то есть". Задержавшись и обернувшись, волчица успела заметить крупную, взмывающую вверх птичью фигуру, а следом - меленькое, едва заметное невзрачное волчье тело. И оба следовали в ее направлении. Неужто ее эта птица заметила?
- Такая огромная, - проводив ее взглядом, багровая потрясенно улыбнулась.
Однако стоять на месте было нельзя: либо спрятаться, либо драться - вариантов было очень немного. Второй вариант Реджину устраивал меньше всего, поэтому выбор пал на первый: волчица сорвалась с места и ринулась вдоль берега широким карьером, жадно высматривая на берегу хотя бы какое-то укрытие. Совсем скоро на пути следования оказался небольшой выступ, сделать привал за который огнешкурая и решила. Задержав дыхание, волчица замерла, вслушиваясь в окружающие звуки. И враг был рядом. Или не враг... Закрыв на пару секунд глаза, Реджетта мягко касалась своей аморфной лапой закованного в строгие рамки сознания своего преследователя, и этого времени ей хватило понять, кто перед ней.
- Тьерия? Тьерия... Эрде, так? - багровая довольно мило разулыбалась, позволяя таки врагу себя обнаружить.
Волк слышал ее бархатистый, но несколько надменный голос в своей голове, и смог понять, кто его обладатель только тогда, когда на вершине небольшого утеса показалась темная фигура с огненными точками-глазами.
Выражение морды волчицы было таким... восхищенным, как будто она увидела перед собой что-то потрясающее, из ряда вон выходящее, однако тут же сменилось на высокомерное. Прикрытые глаза, пафосная ухмылка - весь привычный антураж Реджины из семьи Альмарк.
- Неожиданно видеть в таком месте кого-то, подобного тебе, - снова звучит ее голос, но та рта совсем не открывает.
Когда-то ее "любимый" брат лишил ее этой возможности, повредив связки и оставив сестричку безголосой, но зато только благодаря этому ей удалось обзавестись способностью читать мысли и общаться телепатически. Хотя бы за это Али стоило сказать спасибо.
Огненное перекрестие на лбу было заметно более чем хорошо, и морда Тьерии - она тоже была украшена такой же меткой, но куда более темной из-за ниспадающих сумерек.
- Твоя коллега по Ордену Духа, Реджина Реджетта из семьи Альмарк, - представилась багровая, глядя оппоненту в глаза и сдержанно выдавливая улыбку.
А ведь Саачез говорил что-то про свою сестру и про то, что у нее есть своя шайка. Не из тех ли волков был этот темно-серый? Значит ли это, что спокойствию Доминиона действительно приходит конец, а кошачий сброд на востоке переходит в разряд "развлекательных мероприятий для особо страждущих"? Неужто Ордена Духа очень скоро вступят в борьбу за власть над этим миром? Интересно посмотреть на это...

Отредактировано Regene Almark (2015-10-15 17:11:30)

+4

8

Оставленные початки позади недовольно закрыли свои чертоги, а пере мордой открылся довольно потрясающий вид. Не каждый день удается постоять на холмике и просто полюбоваться на раскинувшиеся воды впереди. Черт знал, что именно таил в себе этот источник, но от одного его вида у меня перехватило дыхание, а лапы зачесались от желания "пойти и проверить", то есть пойти и пройтись вдоль побережья. Но лишь на миг, пока я не скосил глаза ниже и не увидел их всех: Асурана, Тьерию, Сурью и того незнакомого мне белого. Досада накрыла с головой, но я уже спускался вниз, едва ли не прыжками. Там был и пятый участник событий, и он не казался мне волком в хорошем состоянии.
Тьерия уже покидал компанию, а слышал я всех вскользь, но кое-какие фразы доносились. Например последняя от черного. Эдре уже покинул компанию и в которую из сторону ушел огнеглазый я даже не гланул. Не до того, да и...
- Смотрю, вы уже познакомились, - нахмурившись, произнес я, подходя к четверым. Взгляд так или иначе приковывался к серо-белому, и ей-богу, на него смотреть было жалко. Парня потрепало не на шутку, но все расспросы касательно него я решил оставить на потом. Сейчас надо было как минимум найти убежище, где найденный мог бы отдохнуть, а потом...
"А потом как и сказал Асуран - на Север. В таком состоянии ему явно нечего тут делать."
- Они - те самые одиночки, о которых я говорил, - повернул я голову к черному, говоря про Сантьягу и Сурью. Не знаю, может я так объяснял, как сам очутился, снова, в компании зеленоглазого, а может давал понять, что сам сейчас всецело согласен с позицией Залы по поводу: "Рвем когти вместе с этим найденышем, как и планировалось". Но по этому поводу он уже высказался сам, а потому прыгать вокруг и вставлять "очень важные" слова с этим же значением было бессмысленно. Сам же Зала то и дело бросал обеспокоенные взгляды в сторону, навернео в сторону ушедшего Тьерии.
"Насколько опасно тут, если он беспокоится так за него? А есть ведь еще орлы."
Так что я молча прошёл вперед к белым, задерживая взгляд на самом мокром в этой компании.
- Снова привет, - бросил я двоим и сел перед ослабевшим. Хмурый разноглазый взор быстро прошёлся по его фигуре, оценивая состояние. Вопрос был в том, сможет ли этот тип вообще передвигаться и пребывать в сознании.
- Ты сможешь идти с поддержкой? - сразу перешел я к делу. Не помешало бы представиться, но на деле этому бедолаге сейчас не до лишней информации и подобных манер вежливости. В случае, если самец чуток оклемается, то разумеется стоило назвать имена. Да и вообще, у этого парня была примечательная внешность из-за окраса. Мне казалось, что я его даже знал, но сие тоже стоило отложить на "потом", даже если это действительно было так и в детстве мы не поделили кусок дичи. Сейчас не до мелочей. - Нам надо добраться до стаи Южного Берега, а это не близко.
"На спине бы его тащить, но блин, я не протяну долго." Я перевел глаза на Сурью, пытающуюся тоже оказать какую-то поддержку, и белого незнакомца, коего имени так и не узнал. "Да и они тоже, а он так вообще по началу казался не совсем крепко стоящим на лапах. Даже если я ошибся и нести этого горемычного на своих хребтах будем мы оба, сменяя друг друга, это провальная идея. Только если вытащить его подальше отсюда."

+1

9

♦ Порядок отписи в локации ♦
Первая очередь: Сантьяга, Lost, Сурья, Athrun, Daniel
Вторая очередь: Тьерия, Regene Almark

Примечания
Лимит ожидания поста: 2 дня в Первой очереди и 4 дня во Второй очереди.
Очереди друг с другом не взаимосвязаны и находятся друг от друга вне поля зрения.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

~ Maxwell

0

10

Асуран был всё ещё на удивление спокоен и сер. Определённо, у него что-то случилось. Соскучился по Кагари? Или переживает за братца в Мёртвой Земли? Можно было предположить уйму вариантов, и каждый подходил, но если печаль хэдлайнера действительно связана с мёртвой стаей, Тьерия не одобрит. Он не потерпит предательства, а за раскрывание тайн Ордена будет готов убить. Слишком ответственен, слишком строг, но молчалив - не задаёт командиру вопросов, потому что не питает ярого интереса к его переживаниям. Однако, пока Асуран пребывает в таком состоянии, миссия выполняется. Она не терпит отклонений или ещё чего, поэтому Тьерия вполне доволен происходящим.
Командир попросил разведчика быть осторожнее. Серый волк никак не отреагировал на эту просьбу; даже не обернулся, но услышал её, поведя ухом. В небе летал Джастис, наблюдал за всей областью. Тьерия, пока бежал к скале, косился на орла. Если что, орёл сможет прийти на помощь, однако Эрде считал, что совершенно не нуждается в посторонней помощи. Он был серьёзен, спокоен, и опасности, которые, возможно, ждали его впереди, совершенно не пугали.
Вот и сейчас: Эрде быстро отреагировал на предупреждение Веды, но даже не понял, что такое страшное она увидела. Впрочем, волку хватило встревоженного оклика орлицы, чтобы в миг насторожиться и быть готовым к чему угодно. Тело Тьерии напряглось, мышцы проступили сильнее из-под мокрой шерсти, которая всё ещё безмятежно их облегала. Об нос бились капли дождя, а перед глазами рябили его струи, но Тьерия их будто не замечал. Всё его внимание было сосредоточено на вершине скалы, однако ничего необычного он на ней не замечал. Несмотря на это, волк взгляда с неё не спускал, и только он хотел обратиться к Веде, чтобы спросить в чём дело, как услышал чей-то иной голос в своей голове.
- Кто это говорит? - спросил будто сам у себя Эрде; его взгляд поплыл вниз по скале, но в следующую секунду дёрнулся вновь к вершине. На ней появилась какая-то волчица, которая смотрела сверху вниз на Инноватора.
Вдруг в голове волка вновь прозвучал этот голос. Что? Это она говорит? Эта волчица? Тьерия нахмурился, но не от раздражения или злости, а от недоумения. Да, это было хмурое недоумение. Взгляд очень внимательный; "подобного.. тебе?" Инноватор ничего не понимал, голову загрузили различные мысли о том, кто эта волчица. На лбу её.. горела огненная метка. Метка. Уши Тьерии немного откинулись назад, а выражение морды стало уже по-настоящему хмурым - всё это притом, что стоял он ровно. Правда, передние лапы расставились в разные стороны. Огнешкурая волчица? С меткой. Так вот вы какие, огненные волки. Эрде и дальше бы смотрел на незнакомку хмуро, если бы она не представилась. "Коллега?"
- "Коллега," - вторил волк, не сводя глаз с волчицы. Смотрел он на неё так, будто она - самая важная на свете вещь, но взгляд этот был полон непонимания. Хмурость не пропадала с морды, но к ней вновь добавилось удивление, но более лёгкое. - "Реджина Реджетта," - повторил Эрде имя волчицы.
- Что?.. П-почему? - не совсем членораздельно спросил серый волк; его лапы всё также были расставлены в разные стороны. - Как.. ты..? - добавил он ещё один некорректный вопрос; в его глазах пробежалась какая-то еле заметная дрожь.
Это невозможно. Как она попала в голову Тьерии? Ладно тэменские орлы, но... Инноватор ничего не понимал. Он мог сейчас лишь ждать ответов. Такое смелое и наглое появление ввело Эрде в некоторый ступор. Он действительно был удивлён, но слабо показывал это внешне.
Веда стала спускаться ниже. Она зависла между волками на двадцатиметровой высоте и смотрела на Реджину тоже с некоторым удивлением. Тьерия ничего не говорил орлице, но она понимала, что не стоит нападать. Эта волчица тоже не нападает, значит есть шанс поговорить с этим огнешкурыми и узнать, что они такое. Эрде ещё более выпрямился, показывая волчице, что совершенно не боится её.
Конечно, Тьерия считал, что с врагами ненужно разговаривать - их нужно сразу же убивать, но это был.. не тот случай.

+2

11

   Чем дольше шли волки, тем сильнее становился запах чужака - и ещё один, незнакомый доселе, а потому весьма странный. На языке от него почему-то сразу стало солоновато; в округе посвежело, несмотря на отсутствие ветра, а воздух втягивался в ноздри вместе с влагой, легко щекоча горло и создавая ощущение сырости. Сантьяга дёрнул ухом: слабое бульканье возникло на границе восприятия, и тихий перезвон, будто волны на реке накатывали помаленьку на пологие берега.
  А впереди действительно было что-то, отдалённо напоминающее озеро. Огромное, странно голубоватое и красноватое в свете погибающего солнца. И на песке, окаймлявшем воду, лежало волчье тело; сильно помятое, мокрое, грязное, исхудалое. Его обладателю наверняка не повезло, и вряд ли то сотворила с ним природа: стада в изобилии должны были набегать на травянистые луга, а в зарослях - водиться кучки кроликов, полёвок, сусликов и другой мелкой дичи - в таком небольшом раю особо не поголодаешь.
  Но волк... его запах казался Сантьяге знаком. Ещё метрах в пятидесяти от тела он перешёл на шаг, и, когда волчица уже вовсю крутилась вокруг спасённого, комиссар лишь неторопливо доплёлся до нужного места. А после - остановился, подняв голову и задумчиво уставившись на бедолагу; он и не помышлял о том, что следует помочь Сурье, откликнуться на её просьбу - вид чужака породил навязчивые воспоминания, занявшие мысли Сантьяги.
"Где я видел его?"
"Южнобережный?..."
"Нет. Вернее, уже нет. Этот волк... напарник многострадальной Комильфо." - Взгляд комиссара чуть прояснился, и вовремя - сзади послышались шаги пары крупных зверей. Но он вспомнил этого беднягу: серый хвостом шатался за своей белой пассией и её братцем, с ними же и ушёл искать лекарство... Куда завели его поиски? Нашёл ли он то, что желал? Сердце легонько кольнуло, на морде появилось серьёзное выражение - Лост, а именно так его звали, обязан выжить. Сантьяга обязан опросить его, выудить всё, что может представлять интерес для Семьи. Он обязан вызнать, каких же успехов всё-таки добилась Комильфо.
  А пришедшие сзади звери оказались волками. Один из них, судя по всему, тот самый, что настойчиво просил его и Сурью покинуть южные земли и вернуться на север. Комиссар так и стоял к ним спиной, не удосужив меченого ответом на гневливый вопрос; всё равно через несколько секунд тот уже сорвался с места, что-то заметив и кинувшись вдогонку. Странно... эта ватага скрывает что-то важное, определённо. Связано ли это с Лостом, что так удачно оказался именно на Юге, куда их не хотели пускать?
  А совсем скоро подошёл и третий - тот самый белошкурый, которого так любила дразнить Сурья. Он с ними, с мечеными, или забрёл сюда случайно? В таком случае становится ещё интереснее... Комиссар не стал встречать вновь прибывшего приветствием, лишь слабо, задумчиво ему кивнув  в ответ.
- Он не встанет. - Неожиданно холодно, словно приговор, прозвучали эти слова из уст Сантьяги. Он возвышался над Сурьей, белошкурым и истерзанным волком, как гранитная скала; взгляд стал бесстрастным, изучающим, в глубине зрачков мелькали странно злые искорки - последствия Хвори. Ортега так и не вернулся...
  Комиссар чуть повернул голову через плечо, так, чтобы одним глазом иметь возможность видеть новую морду, на этот раз черношкурую. С точно такой же меткой. Что бы это значило? Внимательный, пронзительный стальной взгляд врезался в зелёный, строгий, но обеспокоенный. Волк то и дело поглядывал туда, куда сбежал только что его напарник.
"Что там?"
- Зачем? - Простой вопрос, на который требовался простой ответ; зачем Сантьяге и Сурье убираться отсюда, если эта диада даже причину им объяснить по-нормальному не может? Нет, так дела не ведутся. - Вы даже не соизволили представиться, сразу начав раздавать указания - и после этого ждёте, что каждый встречный будет идти у вас на поводу? - Комиссар прищурился, покачал головой и ухмыльнулся. - Плохая у вас стратегия, господа: народ верит в ложь или в правду, но в молчание - никогда. Оно лишь возбуждает желание докопаться до истины.
  Сантьяга отвернулся от меченого и обратил внимание на найдёныша. Он так и не сошёл с места, не стал помогать волчице; лишь склонил голову вбок с лёгким оттенком сочувствия на морде.
- Лост. - Это звучало отнюдь не ласково. Словно приказ: "вставай и говори", обещавший в случае ослушания жестокую порку и боль. На самом деле ни о чём таком комиссар не помышлял - он лишь хотел узнать правду. Как от соратника Комильфо, так и от этих чужаков с метками.

Отредактировано Сантьяга (2015-10-15 18:44:21)

+3

12

Итак, перед глазами - настоящий представитель Ордена, живущего в каких-то других местах (по информации Али - где-то на северной части Офирита), который пришел сюда ради этих самых поисков. Ну да, вот она, перед ним, та самая огнешкурая, которых они ищут, хотя это возбуждало целую массу вопросов - как же они все это так быстро поняли? Знает ли об этом Али или он сам подал этим северянам знак, дав им пищу для размышлений и поисков? Может быть, он сам именно этого и ждет, когда его сестрица придет сюда и...
- ...да начнется война во имя мира.
Довольно смело и... расточительно, Саачез. Жаль, что такие как он, полагают, что ему подчиняется абсолютно любая душа, а за ее уничтожение ему ничего не будет. Что же, игра стоит свеч, пока они все друг друга не попереубивают.
Реджина еще несколько мгновений рассматривала своего оппонента, в то время как огромная птица кружила прямо над ними, словно бы готовясь напасть. Почему-то багровая уловила какую-то связь между ней и темношкурым волком подле утеса, но присутствие пернатого ее несколько... стопорило. Двое на одного? Какая нечестная игра, Тьерия. Но да ладно, мы сами не без греха.
А сам сородич был весьма... удивлен. Неужто ему никогда не удавалось разговаривать со своим Обвинителем не издавая звуков? Тот ли он на самом деле, за кого себя выдает? Или просто удивлен подобным способом... речи? Прости, Тьерия, жизнь вынудила пользоваться другими способами коммуникации, ничего не попишешь. А сам волк тем временем всем своим видом пытался дать понять, что в случае чего готов кинуться в бой, что довольно-таки позабавило волчицу. Она умилительно разулыбалась так, словно хихикала, но связки не издавали никаких звуков, и пасть багровой была закрыта.
- Ты так выглядишь, будто собираешься напасть, - довольно смело заявила волчица. - Я же на тебя не нападаю?
И все же Тьерия был сбит столку, едва понимая, почему все происходит именно так. Хотя Реджина бы с удовольствием задала бы сейчас тот же самый вопрос, однако действовать приходится по обстоятельствам и... Негоже перед оппонентом в тряпку превращаться - он ведь не Али.
- Ты пришел сюда по зову сердца, ища то самое место, где же ломается этот мир, не правда ли? Какая ирония, что именно я оказалась на твоем пути, а не... кто-то другой, - волчица чуть пригнула голову, пытаясь смотреть на темно-серого исподлобья; едва воздержалась от упоминания в речи Саачеза.
Почему-то ей казалось, что ошибки здесь быть не может: Тьерия - один из них. Мирвок о своем предназначении не вспомнил, а кроме Доминиона Орденов на юге больше не было, следовательно... Следовательно, присутствие здесь представителя Ордена, но не принадлежащего Доминиону, означает только одно. И причина, по которой он здесь, тоже одна.
- Но пожалуй, я объясню тебе одну простую вещь, которую многие наши сородичи до сих пор не поняли и даже не пытаются понять, но возможно поймешь ты, - размеренным шагом волчица направилась прямо к своему оппоненту, совершенно не беспокоясь о том, что тот все же рискнет напасть. - Не может быть, чтобы тебе не было известно правило Судебной системы номер один: существование этого мира без поддержки его Судей невозможно. Пока живы их Обвинители, у него еще есть время отсрочить свою смерть и немного пожить, но надолго ли хватит их жизней? Ни один зверь не задумывается о том, где он живет, и что оставит после себя. Даже не предполагает, что сегодня он принесет потомство, а завтра оно бесследно исчезнет из истории. Ты ведь не хочешь по своей глупости обречь мир на самоуничтожение? - Реджина совершенно бесстрашно прошла мимо, но остановилась за его спиной, каким-то воодушевленным взглядом глядя на закатное небо; спустя пару секунд повернула голову к Тьерии, одаривая его поистине нежным, заботливым взглядом, словно мать, объясняющая своему дитя, что именно из его действий считается плохим. - Наше время слишком ограничено, Тьерия, но пока оно есть у нас, оно есть и у мира. Разве ты не будешь потом винить себя за то, что вовремя не задумался об этом, позволив чужим умам взять над собой власть? А ведь ты называешь себя спасителем Офирита, да вот только совершенно не знаешь, отчего пытаешься его спасти. И спасти ли на самом деле? - повернулась к собеседнику так, что стояла с ним в одном направлении, буквально аурой своего тела пытаясь пропитаться ощущениями оппонента от получившейся встречи.
Игра на обоюдоострых ножах, одно неверное слово или движение - и план провален.

Отредактировано Regene Almark (2015-10-15 19:29:23)

+3

13

Тьерия всё ещё не отрывал взгляда от Реджины. Она смотрела на него надменно, да и тон её речи был соответствующим. Видимо, она возомнила себя самой великой. Наверное, подобная черта характера присуща всем.. огнешкурым. Нет, тон этой волчицы был слишком театральным. Складывалось впечатление, что всё это было наигранным и что Реджина давно ждала Тьерию именно на этом самом месте. Будто самой судьбой было предназначено Инноватору встретиться здесь с этой огненной волчицей. Немного времени Эрде понадобилось для того, чтобы разгадать планы этой бестии, хотя она всего лишь представилась и.. немного рассказала о себе. О чём думает противник, если чешет языком и не пытается драться? Дипломатия, хитрость. Что ж, Реджина Реджетта, Тьерия Эрде будет играть по твоим правилам.
Огнешкурая продолжала выдавать длинные и красивые речи. Тьерия внимательно слушал, но и не надеялся поддаваться им, как бы сладко они ни звучали. Она твердит про иронию, хотя знает слишком много для той, которая случайно встретила "коллегу". У Эрде проступили клыки, когда Реджина стала спускаться со скалы. Она приближалась всё ближе, и с каждой секундой веки серого волка всё больше прикрывали глаза, заставляя того щуриться. Зачем эта волчица приближается? Тьерия не постесняется напасть на неё, и его совершенно не остановит то, что она самка - в данной ситуации это вообще не показатель. Да и разве этот инноватор был помешан на манерах? Точно нет.
Несмотря на приближения волчицы, Тьерия всё ещё слушал её. А Веда... С каждым шагом огнешкурой орлица хмурилась. Она поворачивала своё тело в воздухе прямо за Реджиной, и ей понадобилась бы всего лишь секунда, чтобы вцепиться острыми когтями в цель. Чем дальше, тем больше было напряжение. Веда была сосредоточена; она сократила расстояние до земли и теперь висела в воздухе всего лишь в шести метрах прямо за спиной Реджины, которая бесстрашно приближалась к серому волку. По телу Эрде будто холодок пробежался. Сознание всё ждало, когда же волчица нападёт. Когда? Именно это чувство ожидания и мучило. Клыки Тьерии всё ещё были оголены, но не так сильно, как у злобно скалящегося зверя.
Реджина прошла мимо и остановилась где-то за спиной волка. Тот даже не проследил за ней и не повернул головы. Если что, у него есть Веда, но волновала больше сама суть речи огнешкурой. Она говорила о Судье и о мире. Её действительно волнует состояние и будущее мира? Сложно поверить. Реджина будто пыталась промыть мозги Эрде, будто предлагала ему сотрудничество. Правда? Этого Тьерия и ожидал, но в другой форме. Его удивило то, что огнешкурые действительно стремятся к миру, но.. никому так и не удалось узнать, связан ли как-то с этим Али. Хотя большого ума не надо. Брат Минервы хотел стать Судьей, а Реджина говорит как раз об этом. Теперь всё понятно. Но и это тоже заставило Эрде недоумевать. Откуда же у этих волков огненная сила..? Теперь клыки спрятались, а выражение морды стало спокойным. В голове прослеживались какие-то мучительные мысли, неопределённость и будто незнание ответа на вопрос огнешкурой.
- "Будь умнее," - сказала Веда, не сводя глаз с волчицы. Если огненная не нападает сейчас, это не значит, что она не сделает это в другую секунду.
Эрде судорожно вздохнул, но зрачки его так и не обратились назад - они всё ещё были обращены к скале. Волк поднял голову повыше и спокойно сглотнул, а также ещё немного прижал уши.
- Нет, не хочу, - ответил Тьерия спокойно, но слегка тревожно, соглашаясь с мнением Реджины. Сейчас он действительно думал о том, что миру нужен Судья. Больше Эрде ни о чём не думал. Пусть волчица не считает, что является самой умной. Что ж, Реджетта, вкуси то, что хотела услышать, и продолжай свой рассказ. Тьерия - будто заплутавший в собственном сознании. Он покорно слушает и до сих пор не смотрит на ту, что стоит за его спиной, однако Веда смотрит, но кто догадается? Раз Реджина телепат, значит не стоит при ней думать слишком много. Эрде уже разгадал это.
- Да, миру нужен Судья, - дал Тьерия ещё один ответ волчице. Действительно, миру он нужен. Волк думал об этом и воистину был с этим согласен.
Инноватор перемялся на месте и свёл передние лапы. Стоял всё также ровно.

+2

14

Желание перебивать или нападать у темно-серого отпало напрочь, он действительно задумался о том, что только что ему пояснила Реджина. Интересно, хотел бы Саачез, чтобы сообщники его сестры узнали о чем-то еще? Ни одна из сторон не остановится, пока не истребит другую, считая правым только себя, но так ли нужно это противостояние миру? Пора думать о том, как бы свести все в одну колею. Объединиться.
Реджина чуть повернула голову к Тьерии, косо на него глядя и все также надменно улыбаясь. Собеседник же не поворачивался и даже не смотрел в сторону багровой, словно бы всерьез задумавшись над ее словами. Интересно, а думает ли он о том, что не будь бы у Реджины такой ход мыслей, ее бы не взяли в Орден? Странно, что эти волки воспринимают Доминион как нечто плохое и из ряда вон выходящее, хотя чем черт не шутит - методы у них, конечно, не самые благодушные. Однако и в этом есть свой плюс - другими путями господства не достигнуть. Хотелось бы узнать, какой мир хочет построить Али, раз так стремится к званию Судьи... Но это уже совсем другая история.
- Ты можешь сколько угодно гоняться за своими врагами, но судьбу мира это все равно не изменит, - добавила волчица, так и не раскрыв рта.
А ведь стемнело достаточно быстро. Птица перед глазами приобрела чудовищные размеры и вид, сливаясь с темнотой, но она, да и вся эта связь между ней и Тьерией была удивительна. Друг ли это или так... временный сообщник? Жаль, что в ее голову не залезешь и не прочитаешь, кто же она на самом деле, но ее присутствие действительно по-своему удивляло. Разулыбавшись в широкой сладковатой улыбке, глядя на пернатую, Реджина вновь перевела взгляд на Тьерию, вставая теперь прямо напротив него, так, чтобы ловить его потерянный взгляд. Аргументов против у него просто не нашлось, и багровую радовало, что этот волк понимает, о чем идет речь, думает об этом, связывает с реальностью.
- Наша задача - не дать этому миру умереть, - волчица наклонила голову так, чтобы глядеть на оппонента исподлобья. - И ты не хуже меня должен понимать это. И просто чудо, что после Судного дня в Офирите еще остались Обвинители, иначе смотрели бы мы с тобой на него сейчас своими собственными глазами? И будем ли мы смотреть на него потом, если лишим жизни всех Обвинителей?
Слишком приторная речь, что даже самой захотелось в это верить. Но для оппонента из противоборствующего Ордена подойдет и это, хотя бы кто-то задумается о действительно важных вещах. Пока Али играется со своими кошками, он даже не подумает, как обзаводится массой проблем прямо у себя под боком. Потому что что?
- Наша семья ждет этого момента с нетерпением, - вот та сладостная мысль, что заставляет Реджину действовать подобным образом.
И просто счастье, что ее голова закрыта абсолютно для всех. Даже для Али.
Волчица уже было развернулась, чтобы покинуть место, но так, словно бы специально задержалась, глядя своему оппоненту в глаза. Из него выходит довольно неплохой инструмент войны, и это притягивало. Пока он сбит с толку, в него можно закладывать любую информацию, и он все равно над ней будет думать. А это - повод еще для одной встречи.
- Ты же помнишь, где наше место, Тьерия? - обернулась Реджетта, пафосно улыбаясь и чуть прикрыв глаза. - Рядом со своим Судьей.
И медленно, неторопливо двинулась прочь, выбрав для себя теперь другой путь - вдоль кромки воды.

+2

15

Мрак покрыл землю так же неожиданно, как закончился дождь. Он оборонил последнюю каплю на ухо волку, и тот невольно почувствовал это, но ухом не дёрнул. Взгляд так и хотел подняться к небесам, но сознание его останавливало. Дождь - не самое важно сейчас. Важно то, что один из огнешкурых волков сейчас находится рядом с Тьерией. Много рассказов слышал Инноватор об этих "товарищах", но теперь имеет честь побеседовать с одним из них лично. Правда, пока Эрде не проявлял большой инициативы в разговоре. Он просто слушал и пытался понять намерения огненных волков. Впрочем, как бы интересно волчица ни вела свой рассказ, верить ей нельзя. Но Тьерия делал вид, что верит. Но, если честно, некоторые вещи его всё же удивили.
Реджина немного повернула голову в сторону Инноватора, и тот еле заметно прищурил глаза и стал пытаться посмотреть назад, не поворачивая головы, чтобы задействовать боковое зрение. Можно было бы сказать, что взгляд Тьерии сейчас был подозревающим. Вдруг Реджина продолжила говорить. Какая же всё-таки красивая речь. Репетировала, наверное, да и улыбалась Веде, которая висела в воздухе на том же месте и всё ещё наблюдала за огнешкурой. На улыбку со стороны той орлица не ответила никак; продолжала наблюдать. В её глазах читалась отменная готовность к нападению при любом неверном движении.
Теперь Реджина оказалась напротив Эрде. Интересно, её не смущал большой орёл, к которому она стояла спиной? Тьерия продолжал стоять ровно, пусть и немного наклонил голову так, чтобы глотку свою прикрыть. Он стал смотреть Реджине в глаза, которая наблюдала за ним исподлобья. Как же всё-таки ярко светились её глаза. Они тоже были огненными, но во много раз ярче и насыщеннее, чем у Эрде. Эта волчица продолжала промывать мозги Инноватору тем, что он итак знал. Он знал про Судный день и Обвинителей. Чего пытается добиться эта огнешкурая? Что ей нужно?
Реджина стала уходить; взгляд Тьерии стал немного недоумевающим. И всё? Куда она? Не положено так резко обрывать беседу, да и теперь Эрде хочет задать несколько вопросов своей новой знакомой. Перед тем, как уйти, волчица приостановилась. Она будто знала, что Тьерия сам начнёт что-нибудь говорить, или просто угадала, или "прочитала".
- Да, миру нужен Судья, - повторил волк фразу, которую уже говорил некоторое время назад, но теперь она была сказана совсем другим тоном: решительным и убеждающим, будто промыванием мозгов здесь занимался он, а не волчица. - Им станет кто-нибудь достойный, но точно не Али, - всё также решительно, но спокойно говорил Тьерия. Он совсем не боялся брата Минервы, и Реджина могла это "прочитать". С "Али" он мог, конечно, не угадать, но всё сводилось к этому. Воистину можно было заметить, что этот волк не желал видеть Али Судьёй - да и никто благоразумный не пожелал бы.
Инноватор говорил всё это, пока Реджина смотрела на него.
- Ответь на мои вопросы, - сказал он. Огнешкурая могла догадаться, что теперь её просто так никто не отпустит. - Что тебе нужно? Почему я? - спросил Тьерия, немного наклонив голову, глядя на Реджину с подозрением, но оно не выражало агресии; выражало некий интерес, но и обыденную строгость тоже. - Чем вам не угодили кошки? - ещё спросил вдобавок, хотя тоже мог не угадать. Если Инноваторы не видели волков жертвами, это не значило, что их нет. - Откуда огненная сила? - задал последний вопрос, но опять мог не угадать. Сам он с кошками-свидетелями не общался, поэтому оставалось верить только на слово товарищам.
Тьерия сдвинулся с места и стал плавно обходить Реджину, чтобы собой перекрыть ей дорогу, которой она хотела уйти. Движения волка были плавными; они совсем не говорили о желаниях напасть или ещё о чём отрицательном. Эдакая спокойная беседа. Правда, Веда всё ещё висела в воздухе и всё также наблюдала за происходящим, но потом, когда Тьерия задал последний вопрос, наконец, приземлилась на один из уступов скалы. Впрочем, с этого уступа тоже не далеко лететь до волков. Расстояние ничтожное.
- "Слишком рано уходить," - подумал Эрде.

+2

16

Глупо было надеяться на то, что Тьерия просто так отпустит свою собеседницу - это читалось в его голове слишком прозрачно, да и Реджина специально двигалась медленно и неторопливо, словно бы ждала, что оппонент ее догонит и потребует выложить все, чем она дышит.
- О, Расуэль, вы все такие одинаковые, - про себя усмехнулась волчица.
Вильни хвостом, сделай нужный жест, и они все лягут у твоих лап, словно по команде. Забавно.
Багровая резко замерла, когда Тьерия упомянул про Али. Она не поворачивалась к нему, но смотрела в его сторону, разбирая адресованную ей фразу. Выражение ее морды было нахмуренным, словно она услышала то, что ей хотелось слышать меньше всего. Али... Судья... Несмотря на свою откровенную нелюбовь к Кресору, Реджина в его силе не сомневалась. По крайней мере, этот волк действительно желает достичь своей цели и делает ради этого все, что в его силах. Пусть из-за этого довольно много лишних жертв, возможно, будь бы Реджина или хотя бы Риббонс Регнантом, жертв было бы меньше. И все же. Пока есть за кем идти, чьи объедки подбирать с земли, судьба наверняка когда-нибудь будет благосклонна к семье Альмарк. Нужно только дождаться нужного момента...
- Судьей может стать любой из нас, - багровая неторопливо развернулась к темно-серому, вылавливая своим взглядом его глаза в темноте. - Я. Ты. Тот несчастный на берегу. Любой. Только для этого надо очень много сделать, и Али... делает это первым, - снова легкая надменная улыбочка. - Мир не выбирает себе Судью, это Судья выбирает для себя мир. Каким бы он ни был, мы получим столь необходимую нам сейчас надежду. И кто знает: может быть, другой претендент тоже будет кому-то не по душе, но кому от этого будет легче? Выбирать можно бесконечно... Тьерия.
Реджина вдруг словила себя на мысли, что ей нравится это имя. Оно бы могло очень неплохо смотреться где-нибудь... на порядочной должности. Как жаль, что в Доминионе все они заняты... заняты всяким сбродом вроде семейки Тринити.
- Эх, Риббонс, когда же начнется наша игра? - вопрос в никуда.
А тем временем, Тьерия решил перейти в контрнаступление, завалив свою собеседницу порцией вопросов. Надо же, сколько они уже раскопали... Видимо, Минерва не так уж и плоха, раз прошерстила добрую половину юга. Ищет причины столь дерзкого поведения своего брата? А если бы вместо Саачеза был кто-нибудь другой, она бы тоже начала эти поиски? Али говорил, что сестрица его довольно слаба способностями и многого не умеет. Если она это понимает, то... она наоборот должна была примкнуть к Доминиону. Какая недальновидность.
- Потому что ты - один из нас, - багровая кокетливо вытянула шею, когда Тьерия обогнал ее и отрезал ей путь.
Что за глупый вопрос: "почему я"? Ордена не пышут сейчас численностью, а Доминион - просто сброд, армия, инструмент для достижения цели. Простачков куда больше, чем серьезных и готовых к работе существ, и такие кадры вроде Тьерии в серьезном дефиците. Неужели это не понятно?
- Видимо, ты настолько плохо знаешь тех, кому служишь, что не ведаешь, для чего же сейчас мир жертвует сотнями ни в чем не повинных жизней, - Реджетта разулыбалась еще больше, подняв глаза к небу, словно мечтая о чем-то высоком; сама подошла почти вплотную, так, словно собиралась сказать ему что-то на ухо. - Мир изменится. Он уже меняется, Тьерия. Мы - единственные, кто может помочь ему сделать это, - волчица прикрыла на мгновение глаза и тут же перевела взгляд на морду оппонента. - Я служу Ордену и своему Судье. А кому служишь ты?
Не время уходить? Реджетта никуда не торопится.

Отредактировано Regene Almark (2015-10-17 01:12:53)

+1

17

Можно считать, что Реджина Реджетта сама себя загнала в ловушку. Тьерия действительно не даст ей уйти отсюда, пока не выпотрошит всё, что желает узнать. Поразительной смелостью можно назвать появление Реджины здесь. Либо она слишком уверенна в себе, либо слишком глупа, ..либо имеет преимущества под шкурой. Можно ли воспринимать словосочетание "преимущества под шкурой" буквально? По словам товарищей пострадавшие говорили, что пасти огнешкурых горят жгучим пламенем. Странно, но Тьерия хотел своими глазами увидеть огненную силу в действии. В принципе, устроить это несложно. Наверняка эта чертовка заполыхает ярче солнца, если на неё напасть. Интересно, как это работает? Инноваторам было бы полезно это узнать, но Тьерия, несмотря на некоторый свой интерес, не нападал. Убийство одного огнешкурого ни к чему не приведёт. Никому не станет легче, если Эрде вдруг сможет лишить её жизни. Да и он совсем не знал возможностей своего противника. Вдруг здесь будет бессильна даже Веда? Нет, Тьерия не станет подвергать её такой опасности.
Если честно, Инноватор и не подозревал, что скажет ему Реджина. Он ведь мог действительно не угадать с Али, когда речь зашла о Судьях. Неудобно бы получилось, если бы брат Минервы не был связан с этими огненными волками.
Реджина оказалась весьма адекватной огнешкурой. Забавно видеть в рядах убийц животное с таким тонким характером. Конечно, она могла и притворяться, но прекрасно разбиралась в Судебной системе. Когда волчица закончила свой небольшой монолог о Судьях, Эрде стал ещё более серьёзным. Да, рассуждала Реджина слишком правильно. Она явно готовилась к этой встрече - почему-то Тьерия был в этом уверен. Вдруг волчица выдала то, что заставило волка снова немного удивиться. "Один из нас"? О чём это она говорит? Если Али намерен стать Судьей, это значит, что Эрде должен отказаться от своего Обвинителя, своего Ордена, и примкнуть к брату Минервы? Звучало слишком неприятно.
Тьерия напрягся и немного отстранил свою голову назад, когда Реджина вытянула шею. Какая странная огнешкурая, властолюбивая и.. хитрая. Да, по-любому хитрая.
Следующая фраза волчицы заставила Эрде выйти из состояния удивления. "А кому служишь ты?" Хороший вопрос. Взгляд волка немного уплыл вбок. Призадумался. Получается, что Инноваторы окажутся своего рода помехой. Они, считай, идут сейчас против своего Судьи и являются какой-то ярой группой восстания против Судебной системы. Но.. пока Али не Судья; даже если он им станет, это не изменит взглядов Эрде на мир.
- Я защищаю жителей Офирита, как и мой Обвинитель. Тогда я лучше буду служить ему, чем истинному Судье, - заявил Тьерия, переведя взгляд на Реджину. Говорил он решительно, твёрдо. В глазах его отражалась преданность делу. - Нет смысла в Судье, который хочет уничтожить мир, - продолжал говорить Инноватор. Он прекрасно знал, что происходит. Не лучше ли миру уснуть спокойно, чем бесконечно страдать в лапах такого безобразного Судьи? Но Тьерия обязан защищать мир; выплывает слишком много противоречий. Нужно принять решение. - Неважно, кому Судья будет по душе, а кому нет. Важно, что он будет беречь этот мир. Я не позволю Али стать Судьей, потому что у него в голове дурные планы, - поставил Инноватор жирную точку. Нет, он ни за что не даст этот мир в обиду. - Вы - не Орден, если намерены погрузить мир в хаос. Я никогда не признаю Али, будь он даже самым могущественным Судьёй.
Тьерия немного воздохнул, глядя прямо в глаза Реджине. Этот волк не отступиться от своего. Если понадобиться, он готов самостоятельно остановить Али. Он готов попытаться.
Жаль, что из этого разговора Эрде мало что узнает.
- "Где же они прячутся?" - спросил Тьерия у себя. Вот бы узнать, где отсиживается этот Али. Если честно, Инноватор и забыл, что сейчас его сознание принадлежит не только ему одному.

+1

18

Он хотел встать, но сил подняться не было. Он чувствовал, что нужно было срочно куда-то бежать, ему все время казалось, что его пятая точка находится в огромной опасности, но откуда она исходила, что ему грозило - Лост не мог вспомнить. Ушиб был настолько сильным да, видимо, пришелся в такую область на голове, что самцу напрочь вырвало не только последние события из мозга, но даже заставило забыть для чего нужны лапы.
Он не знал сколько пролежал в таком состоянии на сырой земле. Его бросало то в жар, то в холод, да периодически накатывала паника. Волк прижимался плотно к земле, будто пытался провалиться сквозь нее, лишь бы спрятать свое тело глубоко-глубоко под почвой. К сожалению, попытка не увенчивалась успехом, а между делом над ним уже начали летать птицы. Птицы, которые, как он помнил, летают над телами мертвых зверей.

Волк открыл глаза снова, когда услышал чьи-то голоса.
"Не кажется ли мне?" - пронеслось в голове Лоста, а сам он заскулил смиренно, тихо. Он не сразу увидел, что прямо к нему надвигается целая ватага рослых волков. Сначала на него снова нахлынул страх, какое-то странное желание развернуться и бежать-бежать-бежать, но потом, когда он увидел их светлые шкуры, ему почему-то сразу стало легче. Он словно почувствовал, что эти ребята не пришли по его душу, но чувствовал опасность извне, чувствовал, что она не отпускает его и он по-прежнему находится под угрозой.
Лост пробовал поднять голову, что у него получилось лучше, чем в первый раз. Взгляд скользнул по мордам зверей, пока зрение начало приобретать четкость. Волк, наконец, начал приходить в себя.
- Ну и досталось же тебе, брат.
Женский голос отдаленно напомнил голос, который прозвучал в последний раз перед падением самца. Лост вздрогнул, через собственную силу открыл глаза, чтобы убедиться, что голос этот принадлежит кому-то, но не ей... Он убедился, когда встретился взглядом с зелеными глазами волчицы.
Отовсюду посыпались миллионы вопросов, отчего у волка закружилась голова. Ему даже начало казаться, что он когда-то, давно-давно видел этих зверей, но не мог вспомнить где и когда. Лост внимательно слушал, пытался открыть рот, чтобы сказать что-то, но замирал в своем обычном положении, лишь с какой-то тоской внимая словам их. Он помнил откуда он, он помнил свое имя, но многие морды будто стерлись из памяти. Он помнил, что что-то случилось с ним, но что - не помнил. От этого хотелось плакать, скулить, но чем сильнее он возвращался в реальность и видел своих настоящих собратьев, тем сильнее ему хотелось выть от радости.
- Лост.
Самец выдохнул, поднял голову и посмотрел на светлого волка. Он оперся лапами о землю, но его конечности все еще дрожали, отчего самец оступился и его начало заваливать назад. Лост бы благополучно упал, если бы не плечо одного из пришедших, которое вовремя послужило опорой и помогло волку, пусть дрожа и иногда теряясь, встать на лапы.
- Ты... - голос был хриплым и слабым, будто Лост не разговаривал долгие месяцы. Он смотрел на Сантьягу, пытаясь вспомнить его. Если самец знал имя белого, значит, белый тоже должен знать этого волка, - ...я. Я не могу тебя вспомнить.
Снова тоска и боль отразились в голубых глазах белого. Сердце заныло. Если здесь были светлые волки, а кто-то их них сказал о Южном Береге, значит, он вернулся на свою Родину, туда, где оставил свою семью, где оставил Комильфо. Это было настолько сильным открытием для Лоста, что какая-то толика надежды неожиданно вспыхнула на его морде, а сам волк обвел глазами всех присутствующих.
- Южный Берег...? - уже увереннее переспросил самец, - я родился там. У меня есть... - волк встряхнул головой, попробовав сделать шаг. Но силы не бурлили еще в его жилах, а потому он замолчал, опуская голову вниз и смотря под лапы, неожиданно заскулил.
"А им точно можно доверять?".
Приступы паранойи все еще его не покидали.

+2

19

А ведь и правда: почему-то все и каждый видели в Доминионе только зло и не желали ему уступать. И все лишь потому, что в этом мире слишком мало существ, которые помнят или знают о том, кто их создал и за счет чего они живут. Когда волк убивает оленя - это нормально, когда стая вырезает целое стадо - это тоже нормально, и никто не задумывается о том, что, может быть, олени тоже считают волков угрозой мира, в котором живут, просто ничего не могут с этим сделать. Никто не думает о второй стороне медали, и именно поэтому сейчас в голове Тьерии такая серьезная буря. Буря, которая показалась Реджине опасностью. Она чуть прищурилась, едва уловив мысль собеседника о том, чтобы напасть, так, ради того, чтобы убедиться в ее силе, и отвела взгляд. Похоже, что без боя отсюда ей теперь не уйти, даже если она очень постарается этого избежать. Впрочем, если он хочет увидеть силу... почему бы и не показать ее? От того, что ее шкура чуть станет светлее, ничего не поменяется.
А война в голове Тьерии продолжалась и не собиралась заканчиваться. Он настолько боялся Али, что наверняка готов был бросить ему вызов вместе со своим... своей Обвинительницей. И ведь от нее, Реджины, сейчас могла бы зависеть судьба взаимоотношений двух Орденов, нужно только все верно изложить.
- С чего же ты взял, что у Али дурные планы и что он хочет уничтожить Офирит, м, Тьерия? - волчица перевела пристальный, цепкий взгляд на Тьерию. - Ты имел счастье с ним встретиться и провести беседы? Али прекрасно знает, в чем нуждается этот мир, и делает все, что от него требует Судебная система. А ты бросаешься такими звонкими словами так, словно согласен стать этому миру гильотиной и хочешь в этом публично признаться, - сделала осторожный шажок вперед, приблизившись к темно-серому чуть ближе, не переставая легонько улыбаться и сохраняя на морде чуть нагловатое выражение. - Мы не враги тебе, Тьерия. Мы - один Орден и должны бороться за существование мира вместе. Не о том ли говорил Али своей сестрице?
Подробности разговора Саачес так и не рассказал, но упомянул, что Минерва отказалась от сотрудничества, что, впрочем, и заставило Обвинителя действовать по отношению к кошкам более жестко. Кресор знал и понимал, что с Бастионом нужно было покончить как можно быстрее, до того, как его сестрица решит встретиться с ним морда к морде. Забавно, что обе эти роли играют сейчас совсем другие личности.
- Но она отказалась, - продолжила Реджетта, повернув в правую сторону и проходя едва ли не перед самым носом оппонента; отошла лишь на пару шагов и села к Тьерии спиной, глядя в темное, усыпанное звездами небо. - Только представь, что где-то в другом месте этого необъятного мира есть еще какой-нибудь Обвинитель, взявший на себя тяжелую ответственность подарить ему Судью. И как бы тебе того не хотелось, кровь все равно будет проливаться, и не важно, будет ли это Али или кто-то другой. Таковы законы Судебной системы, и ты с этим ничего не поделаешь, - хитро прищурилась, улыбка стала чуть шире. - А сила... Если ты того желаешь, ты и сам можешь ее получить.

+1

20

По чёрному небу плыли тёмные облака; показалась белая луна и пустила свой светлый луч в огненный глаз Тьерии. Левая половина морды волка стала освещена благодаря этому, другая же оставалась во тьме. Метку луч тоже будто поделил надвое. Могло показаться, что одна часть волка - это Инноватор, свет и борьба за прекрасное будущее; другая сторона - это будто отражение Реджины и Ордена, которому она служит. Будто вся сказанная ею информация сделала часть души Эрде тёмной - заставила сомневаться в том, что когда-то было девственно чистым для этого волка. Нет, это был лишь луч луны, но все ассоциации с ним можно считать за правду.
Спор о Судьях, Обвинителях, добре и зле мог длиться вечно. Реджина не отступала от своего, что бы ей не говорил Инноватор. Она слишком психологически устойчивая. Сам её голос звучал слишком убедительно, как бы Тьерия ни старался не верить всему услышанному. Разговор с этой огнешкурой можно назвать мозговым штурмом. Эрде уже ни раз думал во время этой беседы о том, что ему просто пытаются прочистить мозги. Ему нельзя принимать участие в этом разговоре, потому что он привык всегда выбирать правильные пути, а происходящее заставляет копаться в прошлом и сомневаться. Этого нельзя делать.
Реджина продолжала убеждать Тьерию, что живёт он во лжи своей Обвинительницы. Волк старался не спускать строгого взгляда с огнешкурой, и это придавало ему более непробиваемый вид. Могло показаться, что он не верит ни единому слову этой волчицы. В принципе, оно было так на самом деле, но Тьерия начинал слишком много думать.
Реджина спросила, почему Эрде так уверен, что Али - зло. Потому что Ми.. Минерва... Минерва рассказывала всем о своём сне. Она утверждала, что с её братом что-то случилось. Утверждала, что он изменился и что идёт по тёмной тропе. Именно этому и верил Тьерия, но если разобрать её сон по кусочкам... Али в нём не утверждал, что хочет уничтожить мир. Он всего лишь сообщил, что намерен стать Судьёй, и предложил Минерве примкнуть к нему, но она действительно отказалась. Что же тогда правда? Тьерия так неловко себя стал чувствовать. В глубине души он злился, потому что заставил себя сомневаться в той, которая.. воспитала его, растила с малых лет. Разве в ней можно сомневаться..? Эрде прекрасно понимал, что все могут совершать ошибки, но.. это было слишком сложно. Чёрт, прекратить немедленно думать об этом.
Реджина, замолчав на некоторое время, отошла от волка и села к нему спиной. Она так сильно уверенна, что на неё не нападут? Может, и правильно... Тьерия немного склонил голову и отвернул её в противоположную от волчицы сторону, стоя твёрдо на лапах. Он вздохнул, и вздох этот нёс какое-то скрытое поражение. Инноватор молчал, ничего не говорил - будто аргументы закончились.
Огнешкурая тем временем снова стала говорить о Судьях. Тьерия поднял свою голову и уставился на спину волчицы. Реджина упомянула силу, огненную силу. Волк как-то и пропустил тот момент, что ему не ответили на вопрос. Кстати, о кошках она тоже даже не заикнулась. Странно.
- Иди за мной, - сказал Инноватор и побрёл на восток. Он и сам не переживал, что огнешкурая нападёт на него со спины, но всё равно был готов и бдителен. Веда в ту же минуту вспорхнула, пролетела над Эрде и тоже полетела на восток. Тьерия подозревал, что Асуран долго не продержится - станет волноваться и переживать, и в итоге сюда прилетит Джастис, но серому волку ещё столько нужно спросить.
Тьерия дождался момента, когда Реджина пойдёт за ним и когда они оба уйдут достаточно далеко от скалы и в том числе от группы на побережье. Волчица могла прочитать это.
- Докажи мне, что ваш Орден следует чистой цели, - сказал спокойно Инноватор, не оборачиваясь и шагая впереди огнешкурой. Если она так уверена, что её Обвинитель - волк чистейший, то пусть докажет это. Пусть докажет, что они - Орден и что они хотят мира этому миру.
Разговор о силе заставил Тьерию снова задуматься. Что же это за сила? Почему Реджина говорит так, будто получить её очень легко? Хотелось узнать. Или тем самым волчица предлагает присоединится к их Ордену?
- Что ты имеешь ввиду? - спросил спокойно и достаточно мягко Тьерия, но не нежно, переведя взгляд на Реджину. Идти он стал медленно, как только они ушли от скалы.
Тьерия перестал спорить о Судьях с этой волчицей. Пока он не докопается до правды, спорить нет смысла.
- Не связывайся с хэдлайнером, - предупредил Эрде Веду. Орлице эта просьба показалось странной. Секреты с огнешкурой от своих? Или нет? В любом случае, нужно выждать и посмотреть, что из этого выйдет.

+1

21

Нет, задачи сломать своего собеседника Реджина себе не ставила - он ведь появился совсем неожиданно для нее, и ей пришлось действовать по обстоятельствам. Но кто же знал, что аж досюда дотянутся лапы противницы Али, да еще так быстро. Тем не менее, для Кресора будет нелишним получить информацию о том, что ему надо поторапливаться - враг уже почти пришел к нему домой, а значит, Доминиону либо нужно готовиться к встрече, либо принять в свой состав новых "рекрутов". Последнее, конечно, может усложнить задачу, но... что ни делается, то к лучшему. Альмарки подождут, сколько потребуется.
Прослеживая за ходом мыслей собеседника, Реджетта словно бы и сама вкусила порцию его ощущений. Ее это, конечно, мало волновало - среди Доминионских отпрысков, видимо, принято жить неполноценной жизнью, хотя багровая так и не поняла, кто был Тьерия Минерве. Если сын или близкий кровный родственник, то...
- Одна из веских причин сделать его Новатором, - догадка ли или просто предположение - не понять.
Но вот Али... помнится, он сокрушался на тему того, что последний его сын погиб, примерив на себя огненную шкуру первым из всех, так и не сумев удержать ее в своем теле. А ведь ему он мог бы передать часть своей силы... Так почему бы Тьерии, предположительно сыну (племяннику или что-то еще) Минервы не стать подобным претендентом?
Внезапно волк позвал волчицу куда-то, и Реджина обернулась, навострив ухо. Куда он... идет? Неужто он собрался... Пару мгновений Реджина пребывала в ступоре, пытаясь быстро что-то придумать. Впрочем, какая разница - при нужде его обязательно схватят, да только вот... Ладно, что-нибудь придумается.
Довольно неохотно подняв круп, волчица двинулась следом за Тьерией. Он просто хочет скрыться от лишних глаз, совершенно не зная и не понимая, что может напороться на другие. Но его решительность... да и желание отсрочить разговор... в очередной раз Реджина обратила на своего собеседника внимание. Такое, когда к личности начинаешь приглядываться, рассматривать со всех сторон, интересоваться.
Оброненная им фраза, однако, вывела багровую из состояния "поглощенности" оппонентом, и она наигранно нахмурилась, косясь на Тьерию. Что он хочет, чтобы она ему продемонстрировала?
- Вот как. Того, что мы идем и разговариваем друг с другом как давние друзья, тебе не хватает. Но ты разве не знаешь, чем должен жертвовать сейчас мир ради того, чтобы в нем появился новый Судья? - волчица мягко улыбнулась, переведя взгляд вперед себя. - Раз так, то я просвещу тебя на этот счет. Тебя наверняка охватит ужас, но эти правила придуманы далеко не нами, их придумали Судьи, а мы просто вынуждены им следовать. Первая фаза: уничтожить всех Абсолютных Обвинителей других Орденов. Вторая фаза: назначить в них новых руководителей и дать им силу. Третья фаза: позволить миру  переродиться заново и вновь зацвести пышной зеленью и обзавестись новыми звериными семьями, - перевела косой взгляд на Тьерию. - Теперь ты понимаешь, что жертвы неизбежны? Кто бы ни взялся за воплощение этой идеи, ему придется убивать.
Со стороны разговор наверняка выглядел странно: волк как будто бы задавал вопросы в пустоту, а миловидная волчица молча шла рядом.

+1

22

♦ Порядок отписи в локации ♦
Сурья, Athrun, Daniel, Сантьяга, Lost

Примечания
Лимит ожидания поста: 2 дня.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

~ Maxwell

Отредактировано Game Master (2015-10-19 02:39:39)

0

23

Что за напасть... Теперь и эти. Асуран полоснул белошкурого раздраженным взглядом. Принюхайся, глупец, перед тобой стоит мертвый волк - неужто ты не удивлен? Неужели об этом нужно говорить каждый раз, и запах никого не смущает, особенно в столь хорошую погоду? Понятно, что Асу пренебрег этикетом и, прости, Расуэль, не поздоровался, но если опасность бы была в потенциальной близости, было бы время на подобные прелюдии? И как же хотелось сейчас выложить все это оппоненту. Между тем, Даниэль подтвердил и то, что это - и есть те двое, которых он встречал до Асурана, и Зала насупился еще больше. Эти двое не послушали Тьерию, теперь не слушают его... А так ли нужно их всех спасать, если они сами не желают о себе позаботиться и намеренно притягивают к себе неприятности. Увидь бы они Киру, послушали бы как миленькие, а мертвец перед глазами - так себе опасность.
- Асуран Зала, - ровно ответил черношкурый, не отводя взгляда с глаз белошкурого. - Командир группы специального назначения. Указания я раздаю только своим подчиненным. Если простая просьба во благо спасения ваших шкур выглядит для вас приказом, не смею вас задерживать. Даниэль, - черный косо взглянул на своего единственного знакомого из этой компании. - Полагаюсь на тебя.
Переведя короткий взгляд на лежащего и обессилевшего страдальца, Асу принюхался - кровью вроде не пахло, значит волк в порядке, возможно оголодал или что-то такое. Судя по нечленораздельной речи, ему и вовсе отшибло память. Что же, так или иначе, времени ковыряться с одним беднягой у Асурана не было, к тому же здесь присутствовала целая троица сородичей, которые могли бы помочь ему.
Совсем неожиданно раздался клекот Джастиса, и черный настороженно поднял морду кверху, выискивая чернеющую тень в небе.
- Тьерия! - взволнованно выпалил орел. - Тьерия уходит!
- Уходит? - морда Залы вмиг исказилась в изумлении, он было дернулся в сторону, куда и убежал его напарник, но что-то его застопорило. - Проследи за ним, я иду.
Куда, интересно, он отправился и что нашел? И почему молчит Веда? Совсем неожиданно в голову влезла мысль, которая заставила чуть сбавить обороты: он ведь сам поступил пару недель назад так же. Ушел, никому ничего не сказав и забрав с собой орла. Ушел к врагу в надежде вызволить оттуда своего брата, после чего поплатился общестайным презрением. Однако... сейчас Зале почему-то вовсе даже не хотелось платить Тьерии той же монетой, и он рассчитывал, что напарник что-то нашел и решил выведать все сам, оставив хэдлайнеру разбираться с местными. Нет, жизнь состайника сейчас куда важнее жизни любого из здесь присутствующих.
Не задерживаясь более ни минуты, Асу сорвался с места, широким карьером направившись вдоль берега, по следу ушедшего Эрде.

--->> Вне игры

+2

24

"Так-так-так, тихо, а ну не падать."
Я подскочил с другой стороны волка и подставил плечо, не давая тому завалиться на бок. Хватит тому уже бока отлеживать, так и в моллюска не долго превратиться. Но все шутки я приберег на потом, сейчас же обеспокоено глядя на голубоглазого. Тот будто бы силился что-то упомнить, но давалось это ему без особого успеха.
"Зараза... В таком состоянии чудо будет, если он лапы сможет передвигать."
Зала становился всё более нервным, судя по его взглядам в другую сторону. Всё еще не отходя от белосерого, я нахмурился, но ничего не спрашивал. А вот белый... Так и не знал, как звать этого типа, но он сказал примерно то же, о чём говорил я ранее. Просто так никто не послушает, ибо не поверит. Но ведь и Инноваторы не были обязаны ходить всех и вытаскивать за хвосты из глубоких ям. Просто, советы на благо они умудрялись предоставить так, что воспринимались они, как воспринимались - хреново.
Я тихо выдохнул и покачал головой. А что сделать? Как бы оба правы, и от того не легче. А самое интересное, я во всё это ввязывался. Но... Вроде как не поздно повернуть назад?
"Неа, никаких назад. Еще этого надо до стаи довести. Блин, почему у меня ощущение, что..."
Тот самый единственный незнакомый в этой компании вдруг обратился к пассивно отдыхающему. Я удивленно глянул на одного, потом второго. Неужто встречались? Чтож, некого Лоста я в самом деле знал, когда-то, довольно давно. Может, знал и второго? Ай, черт его знает... В Южном Берегу было слишком много волков, хоть на группы делись.
"Пф, что и вышло, если вспомнить ушедших."
Прискорбно. Но сейчас не до того.
Асуран выдал весьма емкий ответ. Раздражения в голосе не было слышно, но готов поклясться, его это уже достало. Ну, а что, не поспоришь ведь. Я поднял глаза на черного и кивнул в знак того, что понял его и постараюсь. А что? Хотел информацию? Вот, получил, теперь разгребай. Как? А как хочешь, только не забудь про все "но", которых накопилось не мало, и это сейчас. Эффектного прокусывания собственной лапы у меня не было, вредность некоторых никто не отменял, да и без вредности банально могли не поверить. Уж слишком странная информация, даже если рассказывать всё. А дальше что?
- Южный, самый что ни на есть Южный, - повернул я голову к Лосту, не глядя на уходившего Залу. В конце концов, у них свои задачи. По типу: "Делай, что должен, и будь, что будет". Они предупредили, попытались, остальное не за ними. Сейчас я мог попытаться закрепить начатое, но опять же, выбор всё равно за белыми. Правда, вот к найденышу это не совсем относилось: его я просто был намерен вытащить отсюда и дать набраться сил, а доступ в свободное плаванье он получит не раньше. - Я тоже из Южного. Меня Призраком зовут, а мать Даниэлем нарекла. Давай, - я совсем легко пихнул заскулившего в плечо. Казалось, что он от любого действия рассыпется, - Готовься к возвращению домой, земляк. Нечего тебе тут видами любоваться.
"Ну хоть дождь кончился. Урааа..."
А то быть постоянно мокрым уже надоело.
- У этих ребят чуть искажено понятие советов, - нахмурившись и глядя на Лоста, продолжил я, подразумевая ушедших, - Но они правы, надо убираться с Юга, - я перевел взгляд на Сурью, что больше помалкивала (чему я даже был рад), и того второго. Дескать: "Долгожданные вопросы будут?" Сейчас было не лучшее время для того, чтобы вдаваться в подробности, но с другой стороны, Лост всё-равно был не в состоянии встать и пойти, а потому его передышку можно было использовать в таких вот целях. А вопросы к земляку будут позднее, когда тот хоть на половину восстановится. Оставалось надеяться, что эти оба понимают, что своё любопытство касательно найденного сейчас лучше запихнуть подальше. В противном случае оскалиться мог уже я, так, из-за бестактности вопрошающих. Мне так дополнительных подтверждений, что тут творится какая-то ахинея, не требовалось. Нет, давний знакомый, у которого отшибло память, это еще не так странно, но вот его дрожь и скулеж... Будто мы сейчас должны на него напасть и съесть, ну правда. Вот это и настораживало, с учетом того, что я уже знал.
"Даже если про каких-то огнешкурых преувеличили, всё-равно. Его ведь что-то до такого состояния довело. Волка то."

Отредактировано Daniel (2015-10-20 01:26:33)

+5

25

   Одна мысль всё никак не выходила из головы: если Бога здесь, то где же Доминга и Тамир? Эти двое хлюпиков, пусть и принадлежали Семье, а защитить себя сами не смогли бы и с россомашьими когтями на лапах - не их профиль. Пацифисты, все дела... Второй был их последней опорой, стеной, защищающей от состайников и других хищников да добывающей пропитание. Добычу-то, допустим, они себе сами смогут словить, а вот отбить чью-либо агрессию... Ортега надеялся, что братьям хватит ума не влипать в их отсутствие во всевозможные неприятности. Да и Бога не без головы - если уж оставил черношкурых "миротворцев" в Южном Береге, значит, обстановка в стае достаточно для этого стабильна.
  Хотелось бы верить...
  Добравшись до Южного клина, Первый довольно быстро отыскал ту нору, где утром он оставил комиссара. Но она была пуста; следы на размытой дождём глине вели прямиком с холма к вытоптанной какими-то копытными траве. Неужто Сантьяга решил скрасить время охотой? Вряд ли, ибо Хворь начисто отбила у него желание питаться на ближайшие несколько дней. Просто пошугать перепуганное стадо? Нет, слишком расточительная потеря сил, которых и так оставалось мало. Но что?..
  В воздухе кроме запаха комиссара висел ещё еле уловимый аромат от других волков. Самка, судя по всему, и самец. И ещё один... и какая-то мёртвая гниль. И птицы... И мёртвая косуля - Ортега завидел её с холма в овраге. Кровь была свежая; туша недоедена - значит ли это, что уходили в спешке, спасаясь от чего-то? Или что-то сумело привлечь их - Сантьяги и неизвестной волчицы - внимание? Первый покружил вокруг падшей косули, опустив морду к земле и выискивая более чёткий след. Уловив его, нашёл взглядом подоспевшего Богу и кивнул ему в сторону, куда уводил запах. То - территории, лежащие куда дальше на Юг, чем братья успели пройти. Какого Мрака Сантьяге потребовалось туда направиться?
  "Какая разница? Если ушёл - значит так надо."
  Убедившись, что Второй следует за ним, Ортега резвой рысцой побрёл по следам, опустив нос к земле и чуть сильнее сжав эрис в зубах. На пути их сначала оказались обширные поля; затем поле с колючками, на которых висели клочки белой шерсти - как комиссара, так и странной незнакомки. Этот терновник Первый прошёл напролом, ничуть не отклоняясь от следа и наплевав на то, что длинные шипы истыкали всё тело и теперь торчали в разные стороны из угольно-чёрной шерсти. Затем - поле, огромная плантация высоких растений с золотистыми плодами, спрятанными в зелёные стручки. Ортега не слишком любовался окружающим пейзажем: главное для него было - найти брата и передать ему столь нужные пучки эриса.
  В конце-концов помощники вышли к большой береговой линии; где-то впереди шумела вода, лапы начали понемногу проваливаться в разрыхлившуюся почву, а в нос ударил необычный солёный запах. Времени на выяснение местоположения Первый решил не терять. Выйдя из высокой травы, он первым делом огляделся, а затем - принюхался; судя по всему, волки, которых он искал, - а их уже было четыре, - находились где-то поблизости. И действительно: ещё несколько километров рысцой, и перед Ортегой открылась интересная картина: берег, огромное озеро, трое незнакомцев и Сантьяга, склонившийся над одним из них.
  Черношкурый подошёл на расстояние десяти метров от странной компании и остановился. Опустил голову, кладя эрис на землю и не забывая внимательным взглядом стальных глаз осматривать каждого из присутствующих. Комиссар всё ещё мог стоять - уже хорошо. Следом - волчица, с виду вполне себе дружелюбно настроенная. Раненый, исхудалый, отощавший самец без сил лежал у ног Сантьяги, а сбоку от него сидел ещё один волк, столь же белый со встревоженной и настороженной мордой. С этим стоило быть внимательнее: как-то недобро он косился на комиссара.
  Ортега сел над эрисом, почти незаметным кивком головы указывая Боге приземлиться рядом с ним. Вмешиваться он пока не собирался, но если что, мгновенно рванёт с места и уничтожит каждого, кто посмеет показать Сантьяге зубы. С его разрешения, разумеется.

+3

26

К ним приближались, двое. В одном Сурья с легкостью узнала Призрака, и поприветствовала его лукавой ухмылкой, будто бы давно уже ждала. А вот второй... Такая же метка на лбу, как серого, которого она с Сантьягой видела недавно. Кремовая бросила многозначительный взгляд на Санту, мол, смотри, что-то здесь не чисто.
А потом ей нос резанул запах мертвечины, Иволга даже поморщилась от отвращения. Неужели эти двое уже успели наесться какой-то тухлятины? А животики у них не разболятся?
Сурья фыркнула и отвернулась, не собираясь даже скрывать того, что ей не приятно находится рядом с кем-то, от кого так разит.
- Ах ты ябида-корябида, - с укором обратилась она к Призраку, который подтвердил, что уже кому-то говорил о них с Сантьягой. Даже головой укоряющие помотала, мол, не дело это.
Меченный снова начал давать советы, что им лучше убраться по добру поздорову. И тут взорвался Сантьяга. Его речь была довольно импульсивна, но Иволга была целиком и полностью с ним согласна. Глупо надеется, что тебя послушают, без всяких объяснений.
- Вот да, слушайте моего самца, - поддакнула Сурья, вновь приняв на себя роль смиренной супруги.
Черный представился, как Асуран Зала, и Иволга опять презрительно фыркнула.
- Голубчик, спасать чужие шкуры, без разрешения самих обладателей шкур - дурной тон. Мама не учила? - в голосе послышались даже некие нотки угрозы, но волк уже удалялся.
И тут до кремовой дошло, от кого пахло мертвечиной. Ей раньше казалось, что этот хищник просто съел что-то нездоровое, но теперь она осознала, что он пах весь, будто бы...
- Что за... - выдохнула волчица, провожая взглядом удаляющуюся фигуру. Договорить она не успела - подал голос тот, которого Сантьяга назвал Лостом.
Иволга с готовностью поддержала серого, помогая Даниэлю с другой стороны, и вытаскивая его на берег.
- А какой еще может быть? - с некоторым подозрением и напряжением произнесла кремовая. - Даниэль, значит, да? Какой еще может быть берег?
Сейчас наступил тот момент, когда кремовая сбросила почти все свои маски. Она выглядела серьезной, и, чуть отступив от Лоста, теперь смотрела в упор на Призрака. Во всей позе волчицы читалось напряжение, шерсть на загривке взъерошилась. Она не скалилась, и поза не выражала прямой агрессии, но Иволга явно давала понять, что игры в глупую девочку кончились, и что она готова пустить клыки в ход, чтобы узнать правду и понять, что тут происходит.
- Ты с этими, да? - она кивнула головой в сторону, куда ушел Асуран. - Тогда скажи мне, почему от этого черного совсем не цветами пахнет? Ты ведь знаешь почему, верно?
Голос был резкий, Сурья будто бы бросала каждое слово.
Где-то с боку подошел еще один черный волк, и Иволга резко обернулась к нему. Но он сел, просто наблюдая, и волчица сочла, что пока он не приблизился - не представляет опасности.
Если этот разноглазый ничего не скажет - придется самой отыскать ответы на все интересующие меня вопросы. Наплевать, чем это чревато.

+3

27

Бога следовал за Ортегой, в мыслях уже представляя свой разговор с Сантьягой. Обязательно надо будет упомянуть об оставшихся в стае братьях, потому что теперь стоит объединить семью, хватит уже беготни от леса к лесу. Бога устал искать, терять. Пусть все и думают, что он эгоистичен, но в глубине души волк очень ценит своих близких, а если с ними что случится, или нависнет какая-либо угроза... то рвать врагов будет, будет биться до последнего. Он даже будет готов вступить в бой против льва, где шансы на победы равны нулю.
По пути он ничего не говорил своему брату. Сейчас навязываться нет смысла, да и к тому же скорее всего, когда они доберутся до Сантьяги, то, конечно же, появятся вопросы о стае, о новостях, про власть и прочее. Боге не хотелось рассказывать обо всем этом дважды, поэтому лучше рассказать единожды, но всем сразу. А там еще можно будет приукрасить что-нибудь. Впрочем, почти ни одну историю не передают, не подстроив ее под "свой" лад. Тут еще черный волк несколько дней ни с кем почти что беседы не заводил, поэтому сегодня ему будет, что рассказать, поведать, поспрашивать. Да и к тому же он очень сильно соскучился, если бы не скучал, то не пытался в таком случае отыскать братьев.
Скоро Бога почувствовал запах Сантьяги. Даже эрис не перебивал дух брата. Черный ухмыльнулся, скоро он увидит еще одного близкого родственника. Когда Ортега остановился на небольшом расстоянии от волков - среди них также находился Сантьяга, Бога поравнялся с братом и остановился рядом. Ну как же без него. Диабло быстренько осмотрел ситуацию, кто и что, как и почему. Тут была волчица, Бога не мог ее не заметить. Надо будет как-нибудь с ней под луной повыть что ли, а то все один да один, компания нужна. Около Сантьяги было два волка: один лежал, другой находился рядом. Ортега кивнул Боге, чтобы тот придвинулся еще ближе к нему и, по всей вероятности, чтобы положил эрис к остальным бутонам. Диабло решил не встревать в разговор, а потому стал слушать говорящих. Волчица окинула взглядом Ортегу, а Бога остался без внимания. Ну-у, дискриминация.
- А ничего так, да? - толкнул Бога в плечо брата, шепча ему в ухо и указывая при этом на волчицу.

+2

28

Бывший друг и соратник Комильфо едва шевелился, но понемногу всё же приходил в себя. Вот поднялась над землёй его голова; голубые глаза с тоскливым, усталым, загнанным выражением встретились со стальными. Сантьяга сразу понял - Лост страдает не столько физически, сколько морально. Значит, дело тут гораздо глубже, чем простая неспособность поймать себе добычу или падение в жестокие губительные воды. На него кто-то напал - иначе как объяснить столь сильный испуг во взгляде серого, как объяснить его дрожь, подёргивание от прикосновений Сурьи и Даниэля? Но тот, кто сделал это, не оставил следов на шкуре: лишь "подарил" Лосту изнемождённость, будто бы сломал его изнутри, разрушив... что? Волю? Стойкость? Разум? Или всё вместе. Но каким образом?
  Сантьяга лишь слабо сморщил нос, выслушивая спокойную, но явно раздражённую тираду меченого черношкура. Его мысли заняты были другим - беспокойством за сохранность бывшего состайника; не потому, что жизнь его являлась кому-то важной, а из-за информации, что тот мог держать у себя в голове, - но заметить странность в речах незнакомца, да и уловить его гнилостный запах комиссар всё-таки смог. "Группа специального назначения? И кто же вас назначил, позвольте узнать?" - в улыбке Сантьяги проявилось некое саркастичное выражение, но вслух он ничего не сказал. Дождавшись, пока черный крестоносец уйдёт, лишь склонился чуть ниже к Лосту, почти касаясь мордой его уха, и нехорошо прищурился.
- Да, Лост, Южный берег. Вы ушли прочь, помните? - Комиссар говорил успокаивающим тоном, тихо, так, что Даниэль и Сурья слышали разве лишь бормотание. Волк, похоже, мало что помнил - но белошкурому нужны были эти воспоминания, чтобы понять, какую истину успела откопать дерзкая волчица. - Комильфо, ваша подруга, Каиниты... Зачем вы ушли, Лост, вы помните? Чёрная Хворь, лекарство... Вам удалось найти лекарство, Лост?
  Он не особо надеялся, что серый что-нибудь вспомнит; слишком сурово его потрепали, возможно, его память уже не восстановить, но хотя бы попытаться стоило. В конце-концов, Лост - единственная зацепка, попавшаяся Сантьяге за столь долгое время.
  Позади послышались едва уловимые шаги двух зверей, но комиссар не подал виду, что заметил их. Он и так чуял запах: до боли знакомый, родной, и ещё эрис, долгожданная передышка от атаковавшей организм Хвори. Но Ортега пришёл не один; рядом с ним был Бога. Третий брат, второй помощник нашёл своего шефа, как сделал когда-то Первый... что же, Сантьяга ждал этого. Ждал, пока вокруг него вновь соберётся вся Семья, просто потому, что он всегда был нужен им. Стержень вновь приобретал прочность, род складывался воедино из разрозненных пазлов... Всё шло так, как и должно. Комиссар довольно улыбнулся, чуть сильнее прищуривая глаза.
  Голос подал Даниэль, а затем и волчица. Сантьяга глянул на обоих исподлобья, не поднимая головы; и тот, и другой в принципе были правы относительно собственных желаний. А белошкурый, видимо, ещё и знал, отчего следует быстрее покинуть эти места, что за опасность в них таится и насколько она велика. Посему, видимо, стоило на время отодвинуть любопытство на второй план - как Сурье, так и самому комиссару. Тот, издав тихий смешок, отстранился от Лоста и выпрямился в своей обычной манере.
- Тише. - Ровно произнёс Сантьяга, обращаясь взглядом к волчице. В его глазах отчётливо читался совет - помолчать пока, а затем, отойдя чуть дальше, прижать Даниэля к земле и вызнать всё, что она хотела. Но... "Не сейчас." - Мысленно воззвал комиссар, едва заметно качнув головой - она должна понять, она достаточно умна, чтобы немного потерпеть, выждать момент, когда можно будет без последствий получить желаемое. - Даниэль прав, милая Сурья. - Сантьяга обольстительно улыбнулся, поворачиваясь мордой к белошкурому, встречаясь с ним глазами. - Нужно уходить.
  В воздухе действительно чувствовалось что-то неладное; но, видимо, в этот раз проблемы придётся решать тем меченым, что вдруг возомнили себя избранными героями. Комиссар наконец обернулся к братьям, убеждаясь, что не ошибся - Второй действительно сидел рядом с Первым, со свойственным ему энтузиазмом косясь на Сурью. Сантьяга тяжело поднялся, отодвигаясь от Лоста, и сделал пару шагов к черношкурым.
- Ортега, Бога, будьте добры помочь нашему измученному другу передвигаться. - Дождавшись, пока помощники встанут по обе стороны от спасённого, подпирая его своими крепкими плечами, комиссар кивнул Даниэлю и Сурье, призывая их отправляться прочь от Южного побережья  в сторону, где должен был бы находиться Южный берег.
  Разумеется, Семья отстанет от невольных попутчиков, как только получит столь важную для неё информацию.

--->> Вне игры

+1

29

Ортега встретился взглядом с волчицей, стрельнувшей в него своими зелёными, чуть блестящими в темноте глазами. Морда его так и осталась бесстрастной, лишённой чувств; он был как всегда флегматичен и будто бы отстранён от происходящего, но неусыпно следил за каждым движением троих чужаков. Жаль, конечно, что ночь надёжно скрывала эмоции, и выражения остальных участников "собрания" для черношкурого оставались такой же загадкой, как для них - его размышления и предпосылки к действиям. Тьме вообще свойственно прятать то, чего не следует показывать. И вроде бы оно к лучшему, а с другой стороны - мешает...
  Ортега лишь слабо дёрнул ухом на замечание Боги да немного повернул к нему морду. "Вечно ты так." - С каким-то особым теплом пронеслась в голове ненавязчивая мысль. То, что брат теперь рядом, по-своему успокаивало. Конечно, Первый прекрасно справлялся и без него, разве что работы на плечи сваливалось больше. Он прекрасно бы выжил в одиночестве, в одиночестве бы и погиб, вот только чего ради? Лучше, когда рядом белошкурый брат и остальная Семья - жизнь во имя их благополучия имеет смысл, а вот без... Ортега старался не думать о том, что будет делать, если вдруг потеряет всю родню. Он свято верил, что этого не произойдёт.
  Сантьяга осадил начавшую было расспросы волчицу, после чего согласился с Даниэлем, как он его назвал, в его стремлении уйти с Юга подальше. Первый наблюдал за всем этим ровно до тех пор, пока комиссар не развернулся и не попросил помощи. Со стороны, быть может, это и выглядело безобидным призывом - но на деле являлось самым настоящим приказом. Завуалированным, но всё же обязательным к исполнению. Ортега без единого слова или лишнего движения поднялся с места и подошёл к едва держащемуся на ногах серошкурому. Кажется, когда-то он видел этого парня в рядах Южного берега, но имени его не помнил - да и не утруждался запоминать. Просто волк, просто очередное насекомое, вставшее, видимо, на пути у какого-то противника, с которым не смогло совладать.
  Черношкурый, дождавшись, пока Бога обступит бедолагу с другой стороны, подставил тому своё плечо и, поддерживая его вместе с братом, двинулся следом за Сантьягой. Куда вела их дорога на этот раз, он не знал. Догадывался, что в сторону Южного берега, но белошкурый вроде бы и не собирался возвращаться, пока не отыщет лекарство. Поэтому стоило ожидать, что от попутчиков они в скором времени оторвутся - как только комиссар получит то, чего хочет.

--->> Вне игры

+1

30

Он проскулил совсем тихо, чем-то напоминая волчонка, заблудившегося и потерявшего мать. Кажется, падение с такой высоты оставило на Лосте еще больший отпечаток, чем бы он просто вернулся домой от Огнешкурых. Но, каждый из нас прекрасно осознает, что без жертв белый не смог бы вернуться на Родину. Жертвой стал он сам, хотя эта была самая малая доля, которую только можно было придумать и заплатить за то, чтобы вернуться из плена живым.
А затем он так изумленно взглянул на обоих волков, которые тут же кинулись к нему, чтобы поддержать его и помочь выйти из воды. Он давно не ощущал к себе такого отношения. Сколько он сидел в плену? Полмесяца? А казалось, что долгие годы он не ощущал сырой и теплой почвы под лапами, что не наблюдал простого хорошего отношения к себе.
На вопрос Лоста первым откликнулся Даниэль. Волк пробовал внимательнее вслушаться в ответ собрата, прищуривая глаза и изредка кидая на него скованный взгляд.
"Тоже из Южного... Даниэль... Белый. Мне кажется я его помню. Даниэль, Призрак. Я знаю этого волка. Он тоже из Южного Берега. Домой... возвращаться домой и убираться с Юга. Убираться, почему?". Лост словно делал какую-то загрузку в мозге, переваривая каждое слово, сказанное самцом. Он улавливал смысл предложений, а картинки воспоминаний всплывали в голове - он знал этого волка раньше. Но об этом после. В душе Белого появились другие сомнения: почему нужно было уходить из Юга? Что случилось за то время, пока его долго не было на континенте? Что важное он успел пропустить?
Лост начал чувствовать, как кровь разливается по всему организму, грея остывавшее тело. Самец выбрался из воды, смело опираясь на плечи и бока волков, которые ему помогали. Тут же была и кипишная волчица, из пасти которой посыпались многочисленные вопросы, половины из которых смысла Лост не понял. Тем временем, к их маленькой группе подходили, а затем уходили другие волки, но их шкуры были не такие, как у них, а потому, он подсознательно не обращал внимания на все эти движения. Он как бы погрузился в долгую и тяжелую для него думу, отключаясь от реалий здешнего мира.
- Да, Лост, Южный берег. Вы ушли прочь, помните? - Самец широко раскрыл глаза, чувствуя, как голос проникает в его сознание. Он вспомнил кого-то, вспомнил, как он тоже смотрел на него властно, иногда говорил ему что-то, а в душе образовывалась такая тоска, а в сердце - такие тонны вины, что терпеть было просто невыносимо, - Комильфо, ваша подруга, Каиниты... - лапы волка снова подкосились, отчего он чуть не упал прямо на землю. Из глаз волка, оставляя темную влажную дорожку, потекли слезы - крупные, соленые. Ему хотелось уткнуться в траву, закрыться лапами, потому что в его душе заскреблись кошки, выражая страдание, которое бралось из ничего. Он осознал, наконец, что то был Сантьяга, что ничего страшного вокруг не было, а он, молодой волк, вот так обессиленно разрыдался. Он осознал, что о Комильфо, очевидно, никому и ничего не известно, раз у него спрашивают о ней же. И теперь, он вспомнил, как бедный Грегор пропал, исчез где-то, а он, пошел искать своего собрата, пошел искать и с тех пор больше не видел никого из Каинитов: Комильфо, Грегор, три льва, брат возлюбленной - все они сейчас были как будто призраками.
- Зачем вы ушли, Лост, вы помните? Чёрная Хворь, лекарство... Вам удалось найти лекарство, Лост?
Волк посмотрел на Сантьягу. Он пошел искать сам не зная чего, а в итоге, потерял все самое дорогое, что у него было.
Хотелось жить, не привязанным к цветкам, хотелось помочь всем и каждому. А теперь он получил в ответ огромную дыру в памяти, искалеченные душу, сердце и...
Мозги.
Процессия, тем временем, не стала задерживаться здесь. Два волка, черных, как смоль, встали по бокам от бывшего Каинита. Лост вздохнул, поддаваясь двум братьям и не спеша, поднялся, чтобы последовать туда, куда они скажут. Он по-прежнему не мог вспомнить имени волка, который, как ни странно, помнил его, но идти ему было уже не куда. Пусть ведут туда, куда считают нужным.
Лост вздохнул, взглянув на темное небо. Он чуть прищурился, пытаясь восстановить в памяти момент, которые были до того, как он отправился искать крокодила. Удивительно, но восстановление продлевалось очень быстро.
- Эй, - окликнул самец Сантьягу, - я помню...
"Теперь снова нужно искать. Но только тебя, Комильфо, а не Эрис".

--->> Вне игры

+3


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Южное побережье