Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Васильковое поле


Васильковое поле

Сообщений 1 страница 30 из 88

1

http://www.stihi.ru/pics/2012/07/05/8523.jpg
У подножия Кривогорья раскинулось большое поле, где растут множество разных цветов, большую часть которых составляют васильки. Яркие растения делают поле необыкновенным, раскрашивая его в голубые цвета и насыщая приятными запахами. Место очень любимо грызунами, рептилиями и птицами.

Ближайшие локации:
- Родник (Даэрис)
- Южный клин (Даэрис)
- Березовая роща (Энурия)
- Кривогорье (Даэрис)

0

2

Спустив волка вниз, Эксия тут же взметнулась ввысь, сохраняя порядочную дистанцию над землей, чтобы не быть сразу замеченной кем-либо. Следила за обоими волками, чтобы в случае чего кинуться в бой - уж эта птица полезет в него безо всяких предупреждений, не позволит кому бы то ни было притронуться к Сэтцуне.
Приземлившись, черношкурый огляделся. Большое голубое поле цветов, тишина, только дождь шуршит своими каплями. Ничего, что бы подсказывало, куда и в каком направлении двигаться. Во всяком случае, хотя бы известно, кого они ищут. Навряд ли, конечно, какие-либо местные жители знают или видели кого-то похожего на Обвинителя в этих местах, да и Дуо с Кватро говорили, что никого не нашли, хоть и прошли прилично. Хотя это только со слов...
- Кто ты, - как бы задавая вопрос самому себе, пробубнил Сэтцуна, взяв курс в южную сторону. - Кто ты, Али.
На самом деле, этот вопрос был весьма актуален. Хотя бы потому, что Али появился совершенно внезапно, да и прошло, наверное, немало времени с того момента, как судьба разделила их с Минервой. Но почему именно сейчас, спустя столько лет? Почему именно с такой целью - стать Судьей? Что двигает этим волком и чего он хочет добиться, когда станет им? Сэтцуне, конечно, не было известно, что для этого требуется и возможно ли это вообще, но раз об этом говорят Обвинители, то значит есть способ. Способ, который доступен только Обвинителям...
Эксия вдруг сообщила о том, что где-то не столь далеко летают тэменские орлы, среди которых был замечен Джастис. По праву лидерства своего спутника этот красноперый автоматически становился "командиром" орлов его команды, поэтому Эксия, как бы ей того не хотелось, была вынуждена тому подчиняться. Странная, но хорошая система.
Сэтцуна сразу же попросил птицу уведомить остальных об и перемещениях и передать информацию про стайных. Пусть, конечно, никому не должно быть важно, что у этих южан ничего не клеится или клеится, но плохо, но оповестить хэдлайнеров об этом не мешало бы. Может быть, они решат сменить стратегию, хотя... Сорану все равно - он занят наиболее важным делом и от него не отступится. Уж слишком рдело внутри желание найти этого Али и взглянуть ему в глаза.
- Почему ты спросил про помощь? - вдруг задал вопрос Сэтцуна своему товарищу, но так на него и не обернулся.
Не то чтобы черношкурый сейчас усомнился в верности своего друга Ордену, но если он не спросит, то его обязательно спросит кто-нибудь другой.

0

3

Я и не заметил, как мы прилетели: только когда мои лапы неуверенно коснулись земли, мой товарищ вместе с Эксией, спутницей Сэтцуны, взлетел вверх. "Спасибо, друг", поблагодарил я его мысленно, затем пошёл за волком. Не исключу, что часть меня по-прежнему требовала ответа на вопрос: почему мы их так просто взяли и кинули, зная, что они и половины не знают о мёртвых волках? Или они должны узнавать всё сами? Но как: это всё равно, что дать слепому отыскать путь домой, и по дороге он обязательно  раз двести спотыкнётся, упадёт, переломает себе все конечности по незнанию. Стоит смотреть на вещи реально, но порою это... страшно, что ли? От реальности этой. "На войне мы должны оставаться собой", думал я, сжав зубы вновь от тоски, которая подползла к горлу. "Неужели им никак не помочь? Мы же больше знаем, чем они! Мы должны были... ну, не знаю... хотя бы половину рассказать о их опасности, которая скоро может ударить по южной стае" Я не стал спорить с Сэтцуной, потому что знал, что мало чего добьюсь: мы с ним исполняем приказы и только. А если уж действительно южным понадобится неотложная помощь в сглаживании конфликта, то мы обязаны прийти. На это я надеялся всем сердцем и душой. Помирать от незнания... это страшно. Мысль о смерти или об убийстве страшна, даже ужасна. А будь это всё реально?...
Прочь. Прочь-прочь-прочь, иначе накликаю таким темпом беду на них. Надо думать о лучшем. Мысли тоже не всегда призрачны: когда нагнетаешь обстановку плохую или хорошую, что-то одно из них материализуется. То, о чём больше думаешь. Так что стоит прекращать. В небе громыхало, время от времени я видел яркую молнию. Я не вздрагивал, даже не боялся, что сейчас шибанёт извилистая и опасная стихия по нам. Мы ей не мешаем, и она нам. "У них должен быть выход", мелькает надежда в мыслях. Я мог обосновать причину своих переживаний: мне не хотелось ни чьей смерти. Возможно, чрезмерная тяга к этому бесила Сэтцуну или других волков, это не было подтверждено, но я такой, каков есть. Я верил, что не зря меня занесло в число Инноваторов, а потом и в Форт после того, как группа волков, в которой был я, отправилась выполнять задания. Я был предан как самому себе, так и целям, которые преследовали мои товарищи.
- Почему ты спросил про помощь? - спросил товарищ.
Я взглянул на него с искренней надеждой в глазах и, не скрывая того, улыбнулся. "Я рад, что тебя тоже посетила эта мысль", подумал я, но не от радости, что выскажусь, а от того, что, возможно, и самого Сэтцуну затронула эта тема по неизвестным причинам мне. Немного поубавив искорку во взгляде, я вздохнул и сказал:
- Я не хочу, чтоб они гибли по незнанию, - отвечаю я. - Мы знаем о том, что идёт на них с войной, а они не подозревают даже с какой стороны и на что способен противник.

Отредактировано Alleluja (2015-08-01 03:01:24)

+1

4

Ни одна мышца не дрогнула на морде Сэтцуны, когда Аллелуя ответил ему. Будь бы здесь Динамес, он бы назвал разноглазого слишком мягкосердечным, но в этом был весь Аллелуя. Он не хочет войны, слишком сильно переживает за живым, но понимает, что по-другому нельзя. Он хочет спасти не только себя, но всех. Сэтцуна тоже хотел бы спасти всех, но... Чтобы это сделать, надо найти источник, ведь с последствиями проще бороться, когда источник уже ликвидирован.
- Это - не их враг, а наш, - на этот раз голос черношкурого приобрел серьезные нотки, и он повернул морду к напарнику. - Для них это станет врагом, когда нас уже не будет.
Неприятная мысль заставила Сэтуну отвернуться и перевести взгляд вперед. Да, мертвецы - это не дело южнобережных, это - проблема Инноваторов. Нет... это - мировая проблема, которую должен решит Орден. Нельзя позволить этой проблеме нарушить чью-то мирную и спокойную жизнь. Если южане узнают всю правду, какого масштаба паника разрастется на этой части материка? Готов ли был, например, Аллелуя стать тем, кто ценой своей жизни будет сохранять их спокойствие? Пока южане ничего не знают, они живут.
- И все равно это - не наша задача, - нахмурился и чуть прибавил ходу.
У Инноваторов есть лидеры, которые имеют право этим заниматься. Говорить южанам о том, что у них есть сильный и многочисленный враг было личной инициативой красноглазого, и все это - просто ради того, чтобы они сбились в одну кучу и сидели именно так, не высовываясь. Да, это в какой-то мере подчеркивало слова Аллелуи, но Сэтцуна бы опроверг бы это еще и тем, что у них просто нет времени на это. Если бы Минерва задала Форту цель предупредить южан об угрозе, волки с метками бы не путешествовали по миру, а вели дипломатический разговор с местными. Но у них, увы, другая задача.
Эксия передала, что "штаб" расположился совсем недалеко, но Соран отказался от идеи туда вернуться. Время бежало, словно река, и не было времени останавливаться, хотя Эксия на том настаивала. Она ведь знала, что даже будучи мертвым, Сэтцуне все равно нужна была пища.
- Я поем потом, - настойчиво проговорил черношкурый, обращая взгляд вверх и глядя на птичий силуэт; сказал это так, словно раздраженный ребенок, которого загнали домой, но он отчаянно торопился к друзьям на улицу.
Волк не останавливался ни на минуту, шел в южном направлении, внимательно оглядывая местность.

+1

5

ДЛЯ СЭТЦУНЫ И АЛЛЕЛУИ
Прошло уже много времени с тех пор, как Джеймс чувствовал, что живёт по-настоящему. Ссоры с Виктором, непонятки с Надли... Он не ценил это, когда имел. А сейчас, когда лев и львица оставили его одного, Джеймс стал понимать и скучать. Даже по Виктору.
Сейчас бы он приветливо боднул Витю в бок, если бы была такая возможность. Рассказал бы Надли, какие чувства испытывает к ней, если бы она захотела его слушать.
Лежавший на земле зверь тяжело выдохнул, подумав об этом. Сейчас его жизнь была действительно тяжела и трудна. В одиночку выживать было не просто, но льву - вполне возможно. Волей не волей он пытался представить, как это делают волки - слабые, жалкие волки, и не понимал.
Он лежал спокойно и умиротворённо, покуда его спокойствие не побеспокоили и не заставили грузно подняться на лапы.
- Волки. Констатация факта. Это были действительно волки, но Джеймс произнёс это так, словно не верил своим глазам. Будто бы несколькими минутами ранее он жевал не умертвлённую в роще соответствующим образом лань, а дурман-траву. И теперь невозможно было верить своим глазам.
Просто Джеймс никак не мог предположить, что эти твари будут преследовать его так активно. Всего во время извержения вулкана он видел волков предостаточно. Ему хватило Комильфо и ко на долгое-долгое время, и две недели - не такой срок.
Кстати об извержении вулкана... Ровно в то же время зверь в последний раз видел свою милую Надли и расцапался, кажется, совершенно окончательно с Виктором. Скорее всего Надли решила остаться с Витьком и не усложнять себе жизнь. Эх... Было на самом деле очень обидно. Но не будем об этом.
Эмоции не переполняли его с лап до кончиков ушей. Была только одна основная - что за?..
- Обалдеть. Глаза его скосились, а пасть по-прежнему была приоткрыта. Вид у него и в самом деле был прибалдевший.

~ Quatre

0

6

Искоренители и одновременно участники войны. Мы, Инноваторы. Несём мир вперемешку с смертями. Смертями врагов, которые пытаются разрушить всё, но при том не оставив всех нас не запачканными. Если мы выиграем войну, я буду корить себя за то, что мне пришлось убивать ради восстановления мира. "А они по-другому не понимают, сам же знаешь", слышу тебя. Да, это твоя любимая тема, когда я начинаю об этом думать или накручивать, вмешиваешься. Не понимают, но повод ли убивать? "Убей или будешь убитым. Неженок не жалеют, их грызут насмерть, только потому что они не могут предоставить достойного опора. Будешь неженкой - станешь дичью. А ты должен внушать страх своим врагам, чтоб они свои шмотки брали и валили туда, откуда взялись" Мои губы незаметно приобретают улыбку, чуть оголяя клыки. Твои слова ударяют с такой силой по мозгу, что он вот-вот порвётся. Прекрати! Но это ты делаешь не ради владения контролем, знаю, просто хочешь в очередной раз вдолбить всё это мне. Но нет, нельзя. Сейчас не время, я не хотел об этом дума...
- Это - не их враг, а наш. Для них это станет врагом, когда нас уже не будет, - всё прекращается, когда Сэтцуна подаёт голос. Ухмылка тут же улетучивается с моей морды, и я верчу головой влево-вправо, будто отряхиваясь, но на самом деле приходил в себя. Халлелуйя.... Слова застыли в том времени, когда ты стал говорить мне, что даст возможную победу. "Просто.... не сейчас", только и смог выдавить я тебе. Немного я был в отчаянии. Ты этим меня расстроил. "Ага, поплачь еще", хмыкнул ты.
- И все равно это - не наша задача, - добавил товарищ, прибавив ходу.
Я посеменил наравне с чёрным волком и немного непонимающе смотрел на него. Но при слове о том, что если мы выиграем против Мертвой земли, обеспечивая при том сохранность южан, я, скажем так, настроился на самое хорошее. Я сделаю всё с товарищами так, чтобы избежать нелепых смертей живых волков, чтоб они смогли продолжать жизнь. В тоже время я переживал за свою команду: за всех тех, кто будет сражаться против мертвецов. Потери будут, без сомнения. И значительные. Понимая это, я приходил в замешательство. Почему именно так нужно искоренять войну путём войны? Почему должны гибнуть друзья? Почему нельзя... предотвратить это? На это у меня будет один ответ: такого исхода желают сами противники.
- Тогда.... чтобы искоренить конфликт, надо сражаться, но... - осёкся я. - Если мы будем сражаться, то... потеряем друзей.
Мой голос стал оседать, а в речи чувствовались нотки грусти.
- Но я верю, что мы исполним свою задачу во чтобы то ни стало, - сказал я, выровняв тон.
Мне действительно хотелось верить в лучшее. И действительно, хотелось, чтоб было как можно меньше бессмысленных жертв, чтобы волки-Инноваторы остались невредимы. Но война несёт с собой разрушения, нежели лучи света в кромешной мгле. Шанс, что большинство останется в живых, незначителен. Однако, он есть. Я буду сражаться за своих друзей, за мир! За справедливость. Сражаться ради благих намерений. Грешить и в то же время поступать во благо мира.
- И я верю, что враг отступит. Потому что он не прав, потому что... не имеет права портить мир, - добавил я, устремив тотчас взгляд вперёд. Я это не выкрикнул, но сказал уже уверенным тоном. Пусть товарищ знает, что я настроен выполнять свои задачи, не сходя с пути, и я готов ко всему, что может произойти в будущем. Но не всё смогу, к сожалению, забыть.
Я стал принюхиваться, прислушиваясь и осматривая местность, в надежде увидеть кого-то живого здесь. Я старался высмотреть какое-нибудь живое существо, если таковое имелось. Что-то подсказывало, что мы тут не одни. Сэтцуна тоже осматривался. Вряд ли нас тут кто потревожит, я надеялся. Но, как никак, надежда умирает последней. Однако, в какой-то момент , мне показалось, будто какая-то тёмная фигура отделилась от поля.
- Мне показалось или... - всё таки вырвалось с моих уст мини предупреждение. - Что-то двинулось впереди нас.

+2

7

Кажется, Сэтцуна немного задумался, погрузился в свои мысли, едва не пропустив слова Аллелуи.
- Этому миру не хватает Судьи, - думал он, и эта мысль была очевидна для всех. - Судья решит любой конфликт, сотрет с лица своей земли все, что как-либо нарушает в нем баланс. Но только потому, что их нет, мы призваны вот так вот бегать и искать, вынюхивать каждую песчинку, лишь бы добраться до истины и поступить правильно. Но ведь... это - только наша истина, и мы пытаемся навязать ее друг другу.
Клекот в небе словно бы подопнул черного от подобных раздумий. Сэтцу поднял морду вверх, глядя на парящую в высоте птицу - она ничего не говорила, но дала понять, что ей не нравится ход мыслей своего спутника. Чуть прижав уши, Соран опустил морду, продолжая идти. Как раз в этот момент и послышался голос Аллелуи рядом.
Потерять друзей. Именно этому учили в Мертвой Земле - терять друзей. Настолько сильно вбивали в голову эту науку, что ты разучился воспринимать свое окружение как близких и нужных тебе. Именно поэтому Соран жил только ради Идеи, ради того, чтобы просто выполнить свое предназначение, к которому его ведет госпожа Минерва.
Он, увы, не нашел что на это ответить. Наверняка он бы не сказал, что проникся к другим Инноваторам какими-то чувствами подобно дружбе, но... что-то такое было, хоть и вряд ли он сможет это объяснить. Вот если бы сейчас Аллилую кто-то убил, Сэтцу кинулся бы мстить, и не важно, кто и почему - рядом погиб его напарник и состайник. Не такой, не мертвый, как он сам, а живой, чье время умирать еще не пришло. Какое-то вот такое отношение.
Тем не менее, настрой Аллелуи Сэтцуне нравился, пусть он этого никак не показывал. Это - гораздо лучше, чем если бы разноглазый начал причитать, что силы врага неизвестны и вряд ли Инноваторы смогут защитить этот мир от опасности. Тогда бы Сэтцуна точно чего-нибудь ему ответил. Но нет, все было хорошо, и все, что смог из себя выдавить черношкурый, так это свое обычное:
- Да.
Соран не терял своей внимательности и осматривался по сторонам время от времени. Синеперая вновь подала голос, и ее спутник поднял на нее взгляд.
- Понял, - ответил он, как тут же услышал предупреждение Аллелуи.
Да, все успели заметить что-то впереди. Что-то крупное и черное, гораздо крупнее обычного волка. Навряд ли этому кому-то нужна была помощь - скорее, его спокойствие было нарушено, и он сам был готов задавать вопросы. Соран попросил птицу быть начеку, но не привлекать внимания, сам же замедлил шаг, но двигался все в том же направлении. Глаза смотрели ровно на черный силуэт, к которому они с Аллелуей постепенно приближались.
- Не отпускай Кириоса далеко, - как-то спонтанно попросил Сэтцуна своего друга, и, когда расстояние между группой и черной фигурой достигло десятка метров, красноглазый остановился.
Каменная морда изучала зверя впереди себя. Лев, и кажется, действительно недовольный тем, что его потревожили. Правильей было бы обойти это место стороной, но будем полагать, что Сэтцуна просто просчитался с этим.
- Ты - местный? - громко задал вопрос он, глядя на кота.

0

8

Был бы Джеймс в форме получше... Ах, был бы! Он бы показал этим двоим, где раки зимуют. Однако такой, исхудалый и усталый, Джеймс не стал нападать сразу. Это было... Неразумно. О, да, жизнь одиночки немного научила Джимми разумности.
Уже не те времена для льва, когда он был строптивым и вспыльчивым. Жизнь изрядно поломала его в ряде мест, которые починить так прост нельзя. Они просто... Просто невозможно это.
Очень сильно сказались на льве трудности, с которым встречаются все одиночки. Трудно раздобыть еды, тяжело найти никем не занятное место для ночлега, не с кем почесать языками. Но всё это - просто ничего, если сравнить с потерей Надли и Виктора.
Они-то сейчас вместе. Им-то сейчас хорошо. Не то, что Джеймсу.
Джеймс чувствовал себя... Поломанным. Таким он и был. Что-то сломалось в его голове, и вот уже не хотелось рвать и метать вокруг. Вот уже не хотелось чувствовать вкус крови на своих губах. Вот уже не хотелось доказывать всем и вся, что он на самом деле сильнее, круче, а яйца его - тяжелее. Хотелось, единственное, доказать Надли, что он на самом деле её любит.
На несколько секунд лев закрыл глаза. Но быстро до него дошло, что это опасно, и веки его распахнулись. Перед ним по-прежнему стояло два волка.
Оба - чёрные. Разных оттенков, возможно, или всё же одинаковых - кто его знает. Лев не стал присматриваться и вглядываться в этих двух. Обратил внимание только на то, что у обоих у них на мордах - что-то красное странной формы. Нарисованное тоже не понятно чем. Да как вообще такое делается? Джеймс не мог никак это уловить. Ну и пускай. Лев оставался безразличен практически ко всему в последнее время.
- А чо? Голос удивлённый, но более-менее спокойный. Будто бы он интересовался у своих товарищей, с которыми давно в ладах, где они прикопали дурман-траву.
Однако что-то в очередной раз переклинило льва. Ему напомнилось, что волки - заклятые враги. Напомнилось, что они, уродцы, стали причиной финальной ссоры Виктора и Джеймса. Что из-за них всё, возможно, и закончилось. От льва послышалось тихое рычание, достаточно глубокое и весьма мощное. Он начинал злиться. Волки виноваты. Из-за волков у него нет Надли. Надли у него не было по собственной глупости, но рассудок, запылённый дорогами, которые он прошёл собственными лапами, говорил ему обратное.
- Пошли прочь!, - вырыкнул лев, значительно повысив голос, что звучал просто истерически, - Убью!
Волки упомянули какое-то имя... Кого не было здесь, судя по всему. Значит, их много... Только сейчас Джеймс осознал это. Но промолчал. Принял к сведению.

~ Winner

+1

9

"Похоже, это лев", слышу предупреждение от товарища, Кириоса, который с высоты своего полёта мог разглядеть, что творится у нас на земле. "Лев?", пронёсся немой вопрос в голове, я был в недоумении и удивлён этой новости. И в тоже время в замешательстве: если мы его потревожили, то ничего хорошего явно не будет. Если прогонит - попытаемся по возможности обойти здоровяка. Главное, чтобы он был не агрессивен, тогда мы сможем уйти без глупого боя. "Будьте осторожны там", сказал орёл мне. "Я не знаю, что думает зверюга, но если что пойдёт не так - я буду рядом" Меня это немного успокоило: у меня есть товарищи, которые ни за что не дадут в обиду меня, как и я их. Сейчас их двое, на данный момент: Сэтцуна и Кириос. "Спасибо, дружище. Правда, я не думаю, что лев настроен на драку. Мы ведь всегда сможем найти компромисс и с помощью переговоров, почему нет?", спрашиваю друга в мыслях. "Вид может быть обманчив, брат. Я понимаю, что ты хочешь по возможности избежать драки или ссоры с могучим обывателем земель, но... не буду говорить, что это возможно. Он ведь может и не послушать тебя или твоего черношкурого друга, а напасть безо всяких вступительных слов. Просто говорю это, чтобы ты был готов к любым неожиданностям" С Кириосом в этом не смел я спорить. Он прав, поэтому мне стоит подходить к незнакомцу с осторожностью и вежливостью. Я не хотел вражды с одиночкой, покой которого был потревожен нами случайно.
- Не отпускай Кириоса далеко, - предупреждает меня Сэтцуна.
- Всё хорошо, - немного улыбнувшись и кивнув в знак согласия, ответил я товарищу.
Когда расстояние между нами и одиночкой сократилось, я молча осмотрел льва. Он не ждал гостей, наверное? Он не выглядел враждебно настроенным, скорее... спокойным. Но на первый взгляд обычно всё кажется, верно? Значит, не стоит делать поспешных выводов, как и предупредил меня Кириос.
После вопроса, заданного Сэтцуной, лев, как и предполагалось, был не рад нам, пусть на первый взгляд был спокоен. И я тянуть не стал:
- Извините, что потревожили вас, - попросил я извинения, хотя сам сомневался в том, что нужны ли они этому зверюге или ему будет плевать. Хотелось добавить что-то вроде: "мы случайно тут", но раз уж пошли в лбешник прямо, то вряд ли всё так случайно оказалось. Тоже самое относится: "мы этого не хотели" Мы захотели и вторглись. Я лишь просил извинения за то, что разбудили его или заставили насторожиться. Ведь, пока всё не выяснится, он будет питать к нам недоверие. И мы, и он не знаем друг друга.
- Мы вам не враги, не серчайте, - добавил я и посмотрел на Сэтцуну.
"Если он не настроен на переговоры, лучше уходите", снизился немного мой товарищ. Я не хотел нагнетать обстановку, очередного конфликта тоже не желал.

0

10

Орлы, пожалуй, для всех Инноваторов были козырной картой. Светить ими не стоило, но если нет выбора, птицам давали фору. Сэтцуна вот, например, был одним из тех, кто до последнего собирался хранить секрет стаи, да вот только, зная характер его орлицы-соратницы, у тайны была не такая уж и долгая жизнь. С одной стороны - даже хорошо, наверно... Ведь враг поймет, что его соперник - тоже имеет хорошо подготовленные кадры. Просто счастье, что в стае появилась Лаки и привела за собой огромное полчище здоровенных орлов. А заодно и подарила Сэтцуне то, что заняло в его мертвом сердце самое уютное и большое место - Эксию.
Птица не отлетала далеко, но и не маячила перед глазами, готовая в любую секунду обрушиться на внезапного гостя и быстро без лишних церемоний прикончить его. Ни одна лапа, чья бы она ни была... ни один зуб не притронется к ее спутнику - она готова была сделать все, чтобы Соран не пострадал. Такая странная... любовь.
Лев явно не был настроен ни разговаривать, ни что-либо еще. Он взъерепенился буквально мгновенно, демонстрируя все свое нежелание общаться. Скорее, он был бы далеко не прочь закусить двумя Инноваторами, но... что касается Сэтцуны, то кот просто наверняка успеет проблеваться прежде, чем оторвет от мертвеца хотя бы кусок.
Волк смотрел на него абсолютно спокойным, бесцветным взглядом, казалось бы даже, ничего не испытывая в ответ, да и самому хищнику вовсе не сочувствуя - льва чего-то внезапно взбесило, у него словно перед мордой захлопнулось забрало, и в глазах появился особый блеск, сигнализирующий о том, что объект опасен.
- Идем, - коротко бросил Соран своему напарнику, который, как обычно, первым делом попытался показать, что волки настроены дружелюбно и вовсе не собираются вступать со львом в драку - не безумцы же.
Сэтцуна же и вовсе потерял интерес к коту - раз дипломатического диалога построить не удается уже с первых слов, то нет смысла вообще его продолжать. Поэтому, отшатнувшись в правую сторону, черношкурый двинулся в юго-западном направлении, чуть правее по отношению к намеченному ранее курсу. Лев спутал планы, поэтому приходилось обходить его стороной, чтобы не провоцировать того на лишнюю агрессию. И если только он воспримет подобное действие как провокацию...
Нахмурился.

Отредактировано Setsuna (2015-08-08 01:10:14)

0

11

Возможно, он мыслил как самая настоящая девушка. Может быть. Джеймс не был более тем практичным и разумным, как раньше - нет, он очень сильно изменился. И в голове его сложилась не хитрая система: не повстречай они тогда волков → не было бы той ссоры между Виктором и Джеймсом → они с Надли могли бы до сих пор находиться хотя бы физически близко. Значит, виноваты волки.
Лев заметил, что над волками кружили орлы. Он заметил их и несколько ранее, однако предположил, что они просто пролетают мимо - всего лишь птице же. Но, когда как минимум один из них стал снижать высоту, Джеймс подметил, что он просто гигантских размеров.
- Шакалы, демоны! Голос его собирал всю ту нелюбовь и ярость к волчьему роду и выплёскивал на двух черношкурых.
Один из волков попытался что-то в ответ проговорить Джеймсу, но льву было плевать на то, что этот жопомордый хотел до него донести. Волки не достойны того, чтобы их слова воспринимались хоть как-либо.
А что насчёт страха? Его не было и в помине. Очередное доказательство тому, что лев, скорее всего, двинулся мозгом в том или ином направлении.
- Позор! - выкрикнул им вслед разъярённый лев, - Бегут смертоносные волки от драного кота! - и залился хохотом. Не простым, а слегка истеричным.
Смех его был похож на брачное завывание гиены - не иначе. Ужасный, полный ярости и в то же время бессилия. Кажется, только слабый духом способен поддаться искушению и излить в воздух какое-то подобное звучание. Но разве можно назвать Джеймса хоть тютельку слабым?
Волей-неволей появлялись некоторые сомнения в адекватности льва. Впрочем, он имел тому оправдание: пережил многое. Стал в повседневности тихим, как омут, в котором водятся чети.

~ Winner

0

12

"О, да он нарывается, кошатина безмозглая", вмешиваешься ты. Чёрт побери, похоже, я начинаю жалеть, что подобные конфликты происходят без возможности их устранения, т.к одна сторона отказывается понимать другую. Или понимает, но всё равно гнёт своё, бьётся, как баран, в одни ворота. Не обращай внимания, Халли, это не в первый раз уже. "Какая разница, он же напрашивается, чтоб ему глотку порвали!" Я шумно вздохнул. Хватит. У нас есть более весомые дела, чем разборки с этим львом, верно? "Ве-е-ерно, вас ждёт еще кровопролитная битва", ты всё больше подбавляешь масла в огонь. Почему мне так порою сложно говорить с тобой? Я что-то недопонимаю или упускаю? "Наивный, я же слышу твои мысли", хихикаешь противно ты. "Я просто не позволяю тебе глупо сдохнуть, поэтому защищаю нас обоих" Знаю, но.... не таким же способом надо защищаться. "Уверен? А твои слова помогли?" Нет. Ни капли, видимо. Разочарование в сей же миг постигло мою голову: может, я что-то не так сказал этому льву? Почему такая слепая агрессия, необоснованная?
- Идем, - говорит мне напарник, и я покорно следую за Сэтцуной. Ты пока замолкаешь.
Сейчас у меня нет желания мозолить глаза странному обитателю этих земель, а пройти и оставить его в покое, раз на то воля его. Может, успокоится и забудет нас? Вряд ли всё будет так быстро. Я изредка оглядывался назад, чтобы незнакомец не удумал напасть со спины. Кто его знает. Вдруг безумен.
Когда лев стал поливать нас фразочками, на последней он, видимо, задел тебя. "И ты позволишь так ему нас унижать?", спрашиваешь ты. "Еще не поздно вернуться и показать, чьи потроха он сожрёт: наши или свои же?" Ты смеёшься. Хватит. Не сейчас, ты всё испортишь, это неправильно! Халлелуйя!
Я резко остановился. Ты хочешь взять контроль? Вот только не в этот раз, нет, пожалуйста, он нас отпустил, чего тебе еще надо... хуже сделать? "Я делаю всё лучше, ты просто не понимаешь", говоришь ты мне.
- Или отказываешься принимать мою помощь, - шепотом говоришь ты моим голосом. "Халлелуйя!", заорал я в мыслях.
- Не кричи, ведь всё равно лучше не сделаешь, - с мерзким хихиканьем шепчешь ты. - А я вот сделаю, убив этого недо царя.
"Послушай, он нам не враг. Он нас отпустил, пусть говорит, что хочет. Не нужно, чтобы мы были задеты до глубины души его пустыми словами. Халли.... Халлелуйя, поверь мне. Не надо этого делать, это всё сорвёт на корню", молю в мыслях я. Ты нехотя убираешь больную улыбку с моей морды и снова идёшь вперёд. Теперь, вроде, телом управляю я. Слава богу, спасибо. "Ага, но в следующий раз всё будет по-моему", буркнул ты. "Делай, что хочешь, дальше сам" Я с некоторой улыбкой подбегаю к Сэтцу и убираю её.
- Почему он на нас так ощерился, как думаешь? - спросил я, кивнув на льва, оставшегося позади. - Он болен? Вроде нет. Почему у него к нам такая необоснованная ненависть? Именно.... к волкам.

+2

13

Судя по голосу льва позади, кот был более чем не доволен присутствием волков, а более того, его что-то так серьезно задевало в этом, что он буквально обезумел. Черношкурый невольно обернулся; Эксия маякнула, что настороже, если понадобится. Осторожничать и правда стоило - Сэтцу заметил, как изменился в морде Аллелуя. Нет, навряд ли это уже был он, мерзко хихикающий сам себе под нос. Значит, все-таки чувствует что-то.
- Аллелуя, - тихо произнес красноглазый, все еще косясь на льва.
Не то, чтобы он волновался за своего напарника сейчас, но если кот сделает хотя бы одно лишнее движение, Сэтцуна не останется в стороне. Но лев вроде не торопился следовать за Инноваторами, дав им возможность увеличить расстояние между ним и ими. Как бы повел себя обычный лев, увидев перед собой двух крупных животных, от одного из которых веет мертвечиной? Понятно же, что даже думать бы не стал - пропустил бы мимо, а тут... Как словно бы ему на причинном месте челюсти защелкнули.
Нагнавший состайника Аллелуя таки решил приспроситься, что думает на этот счет сам Сэтцуна. Теперь он выглядел как и раньше, словно в его голове что-то вновь переключилось, отпуская тиски безуства. Различия между Алли и Халли были разительные, их всегда можно было узнать по определенным действиям, хотя Сэтцуне, скажем так, было по большей части все равно, с кем из них разговаривать и взаимодействовать - Инноваторы должны быть собой во всем, даже в другом обличии.
- Не знаю, - сомнительно произнес Соран, подняв голову кверху и ища в небе птичий силуэт. - Не похоже на то, чтобы он просто хотел поиздеваться.
Всякое, конечно, бывает, но в данном случае, этот внезапно встретившийся кот выглядел слегка подозрительным... словно, ему по голове дали чем-то тяжелым. Хотя, главное, чтобы он не решился напасть, иначе...
Эксия поняла своего спутника без слов, зайдя на большой круг над всем полем. При случае, лев бы успел заметить улетающую птицу и забыл бы о ней... до той самой поры, пока она не возвратится. Сэтцуна же был предельно спокоен, не останавливаясь ни на минуту.
- Он чувствует что-то, - хмуро добавил Соран, на мгновение прикрыв глаза.
Весь мир это чувствует, наверняка. Никто не пройдет мимо и никто не останется в стороне, всем будет дана возможность поучаствовать в этой кровопролитной битве. Весь мир скоро поднимется с колен, чтобы противостоять очередному злу. Злу, ради борьбы с которым были созданы Инноваторы.

0

14

Волки принялись удаляться. Чуть ранее они прошли мимо льва, огибая его сбоку. Их чёрные силуэты всё уменьшались, отдаляясь ото льва. Разъярённым взглядом провожал их лев, и все эмоции, что испытывал он, можно было прочитать на его морде. Или не все. Но суть конкретно в том, что озверевшая в край морда его выглядела ужасающе. Украшенная шрамами, с блестящими глазами, покрытая неплохим слоем грязи (Джеймс не уделял время уходу за самим собой), она смотрела на уходящих волков. То, что они черношкуры, не говорило ему совершенно нечего. Они - волки. И в этом уже их самая главная провинность перед Джеймсом.
Но лев не думал закругляться в своих словах. Он только начал. К тому же, ещё не добился желаемого. А о желаемом несколько ниже.
- Давайте, поджигайте свои шкуры! - продолжал он, - Горите! - взревел зверь вдогонку волкам.
Ох, и был же он зол. Он ждал. Его ярость порождала азарт, и лев надеялся на то, что волки поддадутся на его провокацию. Хотя бы эти. Он хотел, чтобы волки проявили себя и вступили с ним в бой такими, какими они являются - огненными и опасными. Джеймс жаждал расплаты за разлуку с Надли. Комильфо и все остальные Каиниты были для него точно такими же - лев не видел разницы. Он не понимал, что не все волки одинаковые. Уже не понимал, к большому сожалению.
Джеймс уже имел дело за время своих скитаний с волками, которые, как он считал, тоже могли поджигать свои шкуры. Более того, Джеймс был уверен в том, что каждый волк имеет способность поджигать себя, вне зависимости от принадлежности к той или иной фракции. Он предполагал, что ранее волки скрывали этот свой дар или же не обладали им до определённого времени. Возможно, такая точка зрения безоснованна и глупа, но замутнённый бедами рассудок крупного кота уже утратил способность отличать правду от лжи.

~ Winner

+1

15

"Он опять за своё, не так ли?", слышу в голове голос Кириоса. Подавив навязчивый вздох перед ответом, собираюсь с мыслями: мне не хотелось обсуждать данную тему сейчас, когда мои мысли полностью ушли на анализ странного поведения льва. Хотя, право слово, что в этом странного? Агрессия она и есть агрессия, какими бы оттенками не отсвечивала. Но всё же что-то было не так, душе не спокойно: она будто чувствует, что всё не так просто, как кажется. "К сожалению, да", отвечаю я через несколько минут на вопрос орла. Я не хочу, чтобы он волновался на эту тему: я и Халлелуйя две противоположности, но, несмотря на это, умеем находить общий язык. К счастью, и в этот раз всё обошлось успешно. "Но не волнуйся, я теперь в полном порядке", добавил я к предыдущему ответу. "Это хороший ответ, брат", откликается орёл, и я от его ответа улыбаюсь. Мне приятно от того, попал в эту семью, где обзавёлся друзьями. Повторять не прекращу. Каждый раз я благодарю всех тех, кто меня здесь принял, как своего, тех, кто смог стать для меня товарищами как по делу, так и в сердце. Спасибо вам, ребята, всем. Пусть мы на войне, но я верю, что, преследуя верные и чистые помыслы, солнце (удача) повернётся к нам своими лучами, озарив нас.
Когда ответил мне Сэтцуна, я немного моргнул, но лишь от маленькой непонятки: "он чувствует что-то". Здесь что-то явно кроется. Может, были волки, которые провинились в глазах льва, а теперь зверюга скидывает волков под одну гребёнку? Недоверие может примешиваться с яростью, но в том случае, если сильно попортить душу или что-то дорогое кому-то. Чёрт побери, что за волки совершили такое деяние?! Негодование подступило к глотке, или.... отчаяние? От того, что мы никак не поможем решить проблему или выведать, кто сделал больно незнакомцу. Ох, как жаль. Чертовски. До боли. Мне жаль. Я стиснул зубы и на миг зажмурился, сжимая веки. Предположение, возродившееся в голове, я непременно скажу Сэтцуне. Мне казалось, что эта ненависть и этот лев.... указывают нам верный путь. Здесь кто-то творит зло. Непосредственно нося волчье обличье. Кто же это? Кто они такие?!
И тут очередной крик льва прорезает тишину моих размышлений, вовремя, конечно. В сей же миг я немного приоткрываю пасть в немом вопросе: "Что?" попутно распахнув закрытые веки. Горите. Что? Горите. Нет, это слово..... это.... ключ к разгадке?
- Поджигайте шкуры, горите, - повторил я шепотом. - Огненные... волки? Сэтцуна, может, они....
Я помотал головой и снова посмотрел на товарища, но на моей морде вместо заинтересованности читался то ли ужас, то ли тяжёлый шок. Я не владел эмоциями, но вполне справлялся и анализировал поток нужной, может, нам информации.
- Недоверие примешивается с яростью в том случае, если совершают деяние, калечащее душу, - говорю я. - Этого льва обидели именно..... волки. Поэтому он всех свёл под одну гребёнку. Он встретил тех, кто несёт с собой несправедливость. Они ранили его душу, оттого он так свиреп к нам. Но.... бывают ли... Огненные волки? Зацепка, как считаешь. На самом деле именно волков из огння не бывает, ведь так? Думаю, да. Тогда.... у них есть какое-то отличие.
Делаю паузу, вздохнув. Как они так могли, какая у них от этого выгода?! Какие у них цели?!
- Мне искренне жаль этого льва. Если мы найдём их, непременно узнаем, что они затеяли. Они поступают неправильно, калеча ради собственных целей души других, - завершил я мысль. - Неужели они не знают, что творят?

+1

16

Неожиданно для себя Сэтцуна остановился, широко распахнув глаза. На его морде застыло недоумение и непонимание - что он только что услышал? Поджигать шкуры... Гореть... Лишь спустя пару секунд Сэтцу понял, что эти слова не дают ему двинуться дальше, они словно какое-то заклятие тормозили его и не позволяли уйти.
Медленно выдохнул, опуская голову и все тем же стеклянным взглядом смотря в землю. Все это смахивало на какую-то шутку разума, кто бы поверил в такое бредовое заявление про шкуры? Какой-нибудь Тьерия наверняка бы сказал, что этот лев сошел с ума, и наверное, был бы прав, но...
Прав был Аллелуя. Этого кота явно чем-то "обидели" волки. Но не могла же обида дорасти до чего-то подобного, когда буквально спишь и видишь, как враг горит в огне? Нет, это просто какая-то тень безумства. Или...
- О чем ты говоришь? - громко спросил Соран, развернувшись ко льву и выпрямившись, чуть расставив лапы.
Волк не видел во всем этом ничего правдоподобного и упорно полагал, что у льва проблема с головой, однако в то же время какое-то сомнение имело место быть, аккуратно закрадываясь в потаенные уголки разума и напоминая о себе. Сэтцуна не верил ни в единое слово; предположения Аллелуи не имели никаких оснований - неужто он так легко поверил во все это? С другой стороны... этот лев и правда мог знать что-то важное, ведь он - местный? Да даже если нет, то...
Али. Минерва говорила про огонь, что в том видении попала в огненное кольцо. Есть ли основания думать, что все это - взаимосвязано? Или все, что она видела - это всего лишь декорация? Куча вопросов орлиными когтями вонзилась в голову.
Эксия взволновалась, когда Сэтцуна остановился. Огромная птица зависла в воздухе, будучи на порядочной высоте, и наблюдала оттуда за происходящим, готовая немедленно упасть камнем на льва, если тот посмеет хотя бы на полметра сдвинуться со своего места.
- Я в порядке, - сообщил ей Соран, ощущая все напряжение птицы, сам же, нацепив на морду чуть хмуроватое, но по-своему каменное выражение, снова обратился ко льву. - Мы - не враги тебе. Если твои враги - волки, то расскажи о них.
Если все - на самом деле так, как предполагает Сэтцуна... если этот лев знает хотя бы крупицу из того, что так жаждут найти Инноваторы... То разгадка близка.
Дипломатических навыков у Сорана, конечно же, не было, поэтому он говорил то, что появлялось в его мозгу. Может быть, Аллелуя сделал бы это более тактично... хотя уже пробовал - не вышло же.
- Будь же сговорчивым, чертов кот, - мысленно подтолкнул льва Соран, еще чуть сильнее нахмурив брови.

+1

17

Разъярённый, он  был страшен, по крайней мере таким себя выдавал. Каждый мускул был в напряжении. Огромный как будто уже готов был сорваться с места, вступить в бой. Его не пугало, что он может быть поверженым, нет, тут всё было в мести, точнее в её попытке. Но нет, Джеймс ждал, пускай и не терпеливо, с вызовом, но ждал. Кошак хотел, чтобы всё было почестному, хотя от волков, воспламеняющих своё тело, такого ждать было бы бессмысленно.
Стукнув хвостом о землю, Джеймс с вызовом глядел на волков. В его глазах отчётливо читалось презрение, которое буквально рвалось наружу.
Все вы одинаковые, шакалы поганые. Так и норовите нагадить везде!
Похоже, что волки решили разыграть спетакль перед ним! Не выйдет, дорогуши! Лев начал медленно приближаться, набычившись и состроив угрюмую мину. Но затем кошак сделал снова пару шагов назад. Он опасался, что пламя волчье достигнет до него раньше времени.
Подняв вверх голову, лев выслушал реплики. Какое идиотсво, какое лицемерие! Даже, если они не с той поганой стаи, то лучше это их не делает. На миг задумавшись, что может быть эти волки косят под дурачков своим незнанием о способностях, он выдвинул уши вперёд. Да нет, вроде глаза не безумные.
- Мои враги - волки, вы ими и являетесь. Не допираете? - Джеймс оскалился. - Рассказать о вас?! А сами вы о себе не можете? - не дождавшись ответа, лев снова впал в слепую ярость. - Чтоб вы все сгорели изнутри! А уж я пепел размету! Хватит уже других палить. - набрав воздуха, большой кошак гаркнул, словно выливая всю свою ярость в одно слово. - Довольно!
В злобе вращая глазами, лев издал рык. Все, все они - твари из бездны, вылезшие для того, чтобы испоганить этот мир. Вот и эти двоя были из разряда этих огненных. Расставил уши по бокам, лев явно давал понять, что сдаваться и бежать с поджатым хвостом не собирался.
- Давайте, изрыгайте пламя, палите всё вокруг! - пауза. Уже более тихо, практически себе под нос произнёс. - Не позволю!
Похоже, что лев слегка угомонился, и этим можно было воспользоваться. Он уже не рычал, весь пыл понемногу вышел, но обещал в случае чего вернуться вновь. Эти волки слишком уж казались странными, хитрыми. С ними стоит держаться осторожно. Они хитрые, а лев наш должен быть ещё хитрее!

~ Трова

+1

18

Как я предполагал, товарищ Сэтцуна не проигнорировал моё предупреждение и впечатление, сложившееся о льве. Ярость незнакомца кроет за собой ответы на наши вопросы и информацию, которую мы обязаны знать. Я не рассчитывал, что бедняга так просто возьмёт и доверится нашим словам, когда у него душа разбита вдребезги, поэтому я желал всем сердцем того, чего, к сожалению, невозможно сделать нам, волкам: успокоить его. Но мне так хотелось ему помочь сейчас, пока есть такая возможность. Я снова посмотрел на волка, потом на льва, который стал медленно идти к нам.
"Ударит", затаив дыхание, предположил я, ожидая от раненного страдальца жестокости. Она предсказуема, потому что мы для него - всё равно что красная тряпка для быка. Он может с лёгкостью выплеснуть на нас обиду, потому что, видимо, этого не сделал обидчикам. Но нет, он только говорил, выливая нам всю боль, раздирающую его душу, скрывая раны под вспышкой ярости. Какую же боль нужно доставить существу, чтобы он так неистовствовал? Я тяжело вздохнул. Как же мне горько было смотреть на страдания других, пусть даже они этого вроде бы и не показывают, но оно, страдание, висит в воздухе, оттого он тяжел и горек. Наделали делов эти "огнешкурые", им, непременно, вернётся все бумерангом. "Но как им только духу и наглости хватило вершить подобный суд?! Возомнили себя богами, чтобы решать, кому страдать, а кому нет?", подумал я, сморщившись на миг. "Хочешь их уничтожить и стать убийцей? Я поддерживаю подобную идею", говоришь ты. Чего удумал? Нет. Не эти цели я преследую. "О, тебе так кажется. Одна твоя мысль о возмездии уже говорит о том", ухмыляешься в мыслях ты, потом резко замолкаешь, как и начинаешь говорить. Неужели я действительно хочу их убить за этого беднягу?
- Расскажи нам о тех, кто нанёс тебе рану, - попросил я. - Мы тебе не враги. Расскажи всё, что знаешь и что вообще произошло.
Это меньшее, что я мог сказать. На самом деле у меня застыл поток целой и долгой речи в голове, лишь бы утешить страдальца. Но сейчас нужно действовать быстро, пока лев не передумал.

Отредактировано Alleluja (2015-08-23 13:54:54)

0

19

Лев явно был не в себе и выкрикивал не совсем адекватные вещи. У простого обывателя могло сложиться впечатление, что кот чем-то болен, поэтому ему и мерещится что-то феноменальное. Сэтцуна тоже не особо верил в весь этот бред, но благодаря анализу ситуации, был повод и прислушаться ко льву. На морде Сорана не дрогнула ни мышца, выражение ее по-прежнему оставалось бесстрастно-каменным, и лишь небольшая хмурость выдавала о том, что волк - живой и внимательно слушает.
- Волки, которые поджигают свои шкуры и кого-то убивают? - сформировал в голове мысль черношкурый, расфокусировав взгляд.
Лев был на взводе, его слова буквально вырывались из пасти, кот наверняка едва воздерживался от того, чтобы не напасть, но вот эта... уверенность в том, что волки перед ним могли воспламеняться, его останавливала. Аллелуя попытался вывести льва на дипломатический спокойный диалог, а Сэтцуна по-прежнему стоял как изваяние, смотря вроде бы на гривастого, а вроде бы и сквозь него.
Кот не выглядел так, как будто за ним охотились "его" волки и то и дело поджаривали его или что подобное. Вообще вся эта мысль будоражила ум своей фантастичностью, но в то же время была недосягаема для понимания. Может, этот лев действительно болен? Да нет, не очень похоже...
Абсолютно не вовремя Эксия сообщила о приглашении Асурана на обед - группа находилась поблизости и, кажется, кого-то словила. Да, подкрепиться сейчас было бы неплохо, но... Кот. Откуда он? Где он видел этих странных и опасных волков? Не та ли гарь и дым, что поднялась на востоке свидетельствует о присутствии этих зверей? И "сон" Минервы... Везде этот огонь, у всех на виду, слуху и языке. Так может, лев действительно не врет? Раз уж мертвецам дана возможность вторично получить жизнь, то, может, и волки с огненной шкурой существуют?
Повисла пауза, после которой Соран наконец-то приобрел более живые черты, едва прошевелив губами:
- Идем.
Адресовано это было безусловно напарнику, навряд ли изо льва можно было выбить что-то ценное - пока он агрессивен и видит в своих собеседниках каких-то безумных убийц с огненной шкурой, от него мало чего добьешься. Да и Сэтцуна навряд ли походил на волка, умеющего вести допросы.
Тем не менее, эта новость про невиданных зверей наверняка будет интересна остальным ребятам, даже если ее достоверность необходимо было проверить. Но если все связать, то можно набросать примерный портрет врага.
Соран двинулся вбок, краем глаза следя за котом. Синеперая птица очень заметно снизилась над полем, выдерживая небольшую дистанцию между собой и спутником, так, на случай, если кот решит, что волков надо остановить. Эксия просто не даст ему это сделать.

0

20

Лев насупился. Теперь, лишённый ярости, которая столь быстро оставила его, кошак чувствовал лишь какую-то беспомощность. Что он может сделать? Его просто опалят и всё. Кошки ненавидели волков, а волки – кошек. Так будет всегда, и вряд ли получится прийти к перемирую, да и не хотелось.
Джеймс наклонил голову и напряжённо посмотрел на волков. Точнее было бы сказать, что лев рассматривал их метки. Можно было заметить, как он нахмурился и выпрямился. Он до сих пор сомневался в этих двоих, но их настойчивость понемногу давала свои плоды. Теперь Джеймс лишь делал серьёзный, даже немного обиженый вид, но в душе проявлял интерес к этим существам, всё-таки, по характеру они отличались от огнешкурых, но вот кое-что их объединяло.
- Кто нанёс мне рану. – повторил он вслух, задумашись. Внезапно в глазах вновь загорелся дерзкий взгляд. - Волки. – пауза. - У огнешкурых такие же знаки.
Да, он помнил, как светится шкура у тех зверей, но так же отчётливо он помнил странный знак на морде.
На секунду задумавшись, лев начал понемногу проникаться доверием, всё-таки не стали бы с ним сюсюкаться те мерзавцы, но... Всё-таки какой-то барьер отделял его от двух волков. Может, он бы и рассказал об этих существах, но вот позволять им войти в свою душу Джеймс явно не позволит.
Второй каменный волк, не проявляющий эмоций, решил удалиться.
- Скатертью дорога. - крикнул я ему в догонку, будто торжеству, что волк предпочёл сбыться.
Джеймс перевёл взгляд на оставшегося? Интересно, он тоже уйдёт или решит послушать "бредни" драногл кота.
Посмотрев вслед ушедшему, лев развернулся в полоборота к оставшемуся. Побороздив чуток его взглядом, Джеймс  полностью развернулся, оказавшись задом к волку, словно говоря, что разговор окончен. Подождав пару секунд, лев тихо, но достаточно отчётливо сказал:
- Допрос окончен, или ещё вопросы будут?
Никакой агрессии, просто обычная неприязнь, с которой кот не в силе справится. Джеймс повернул голову в ожидании ответа или вопроса. Если "отпустит", то прекрасно, а если спросит чего - может, ответит чего-нибудь, но не факт.

~Трова

0

21

Как же так всё складывается? Значит, они и есть зачинщики конфликта, а не Мёртвая земля? Нет, Мёртвую землю тоже надо принять во внимание, но, получается, главной целью являются некие "горящие волки" или как их там еще можно назвать. И кто этот Али, о котором все в Форту говорят? Из-за него хороший переполох, замечу. Значит, деяния, совершённые им, стоят внимания Инноваторов. Зачем он всё это делает? Может, он как-то связан с "горящими волками", или он - совершенно другая проблема. Я путался в своих убеждениях, правильно ли всё расставляю. Нужно собрать все цепочки, звенья, сложить по кусочкам, чтобы получить полную картину. Что до льва? Я не особо волновался, что он влипнет еще куда-нибудь: рослый здоровяк, раздражительный к волкам и довольно настороженный, как мы увидели. Волей-неволей мне пришлось свыкнуться с той мыслью, что из него вытрясти о невиданных волках бесполезно. Он всё равно не скажет, думая, что мы без него знаем много. Вздох. Да, маленькое разочарование. Теперь снова действовать вслепую, что меня не очень радовало. Придётся свыкнуться с тем и идти далее, раз на то есть причины. А они есть, они весомые.
Могли ли быть те волки из Инноваторов? Определённо нет, мы всех знаем! Может, страдалец ошибся? Снова бросаю короткий взгляд на него. Или он бредит? Нет, для сумасшедшего слишком спокойный и серьёзный вид, а глаза отдают искорками раздражения во взгляде и речи. Он не настроен с нами шутки шутить. Но как такое возможно: волки с теми же отметинами на лбу, что и мы? Кто они такие, чтобы носить отметку справедливости, при том совершив непростительный поступок по отношению ко льву? Немыслимо. Что мне оставалось? Смириться с тем, что лев лишь подал нам знаки, но не раскрыл карты. Значит, снова путь по туманной дорожке. А до этого огня еще далеко? До их огня. Мы очень далеки от разгадки, что жаль.
- Нет, больше не будет вопросов, - сказал я, и мой взгляд снова сделался живым, а не задумчивым или серым, невзрачным. - Будь осторожнее.
После этих слов я развернулся к льву спиной и поспешил догонять товарища, Сэтцуну. Сейчас я мало что мог ему сказать, кроме как: "Дружище, здесь творится что-то не так" или "Не могли же нас предать", хотя такая мысль, без сомнений, вероятна. И я этого боялся больше всего. У нас есть выбор: верить льву или же самим прокладывать путь, откинув информацию прочь. Сказанное незнакомцем было принято во внимании, но, интересно, поможет ли оно нам в поисках?

+1

22

Пожалуй, Хиро давно уже не ощущал себя так прекрасно, как сейчас. За целый день сделать столько дел, выудить по кускам столько информации, пережить гарь, поймать двуногого Обвинителя, разнюхать о каких-то огненных волках. Ну просто прелесть. Можно было бы гордиться собой, любить себя ещё долго, но не для Хиро. Оставим эти штучки Релине. Бурый же просто "делал", словно механизм. Он и ощущал себя себя чем-то полуживым. Силы в нём было хоть отбавляй, не смотря на то, что волк и провёл весь день на лапах без права сна и отдыха, и продолжал двигаться машинально - вперёд, к цели.
Мало-помалу самец стал приближаться к широкому полю. Издалека оно было похоже на шерсть, которую ласкает ветер. Волк прикинул насколько прекрасно это поле днём в солнечную погоду, какими изумительными синими красками переливается этот живой покров земли. А ночью при яркой луне? Цветы наверняка казались бы серебряными с синеватым отливом. Даже хмурая погода не могла испортить великолепия этой местности, а лишь напротив: мелкий дождь словно омывал цветы от принесённого ветром с обрыва пепла, придавая аромату васильков ещё более свежий, насыщенный тон.
Хиро даже на мгновение остановился, вглядываясь в эту живую цветочную волну. Каким бы воином ты ни был, сколь бы не любил войну, но даже для самых ублюдков можно найти то, что их остановит на долю секунды и заворожит. А ведь Хиро далеко не был одним из таких ублюдков. Любая пролитая им кровь воспринималась как святая вода для омовения этого мира.
И вот оно - то, что заставило даже бойца остановиться на минуту.
"- Какая тишь, Зеро. Какое спокойствие... Таким и должен быть мир без войны." - в сердцах обратился волк к пернатому. Пожалуй, Зеро был единственным, кому выпадала честь стопроцентного доверия Хиро, честь знать - этот волк не настолько чёрствый, он тоже видит прекрасы этого мира. В свою очередь орёл поведал с тем же доверием и волку о своих чувствах: "- Вдохновляет, Хиро. Я посмотрю с высоты." и взмахи огромных крыльев, парящих совсем не так высоко над головой волка, тут же породили новые живые волны колыхающихся цветов на поле.
Но Хиро по природе своей был слишком серьёзен, чтобы долго держать булки расслабленными. Даже в таком сказочном месте война не выходила у него из головы. Он чётко знал: чтобы это поле оставалось таким же прекрасным и живым - нужно сражаться, нужно уничтожить всё, что уничтожает. Парадокс, не правда ли?
"- Оставайся на высоте, где любому глазу тебя не достать. Ни в коем случае не спускайся без моей команды. " - вернулся к делу самец, оповестив пернатого. Зеро такой подход к делу более чем устраивал - орёл, как и его напарник не мог долго высиживать яйца, сложив крылья. "- Понял." - по интонации, если так можно назвать ментальную связь, Хиро сразу понял - орёл по-товарищески "улыбнулся", готовый к любым поворотам событий.
Хиро не знал как скоро он сможет встретить кого-то из местных. Будет ли это волк, кошка или кто иной, насколько опасен, насколько адекватен, а может он встретит и самих огнешкурых волков? Вот это было бы здорово! Но не здесь... Бурый как никогда желал, чтобы это место сохранило свой фантастический вид и ауру.
Волк помнил тот факт, что по рассказам напуганной рыси, которую они с Максвеллом повстречали на Юге, у тех волков, что разбудили вулкан были такие же метки, что и у Инноваторов. Самцу даже стало как-то стыдно, словно бы он был этими чудовищами. В сравнении для Хиро это как если бы он стал смердеть как Мертвоземский, уподобляясь им. Такие мысли немного перекосили в омерзении морду самца.
"Пусть здесь я буду обычным волком. "Нормальным" волком." - с какой-то отвагой, готовностью и гордостью сказал волк сам себе. "Я и без метки буду Инноватором. И без метки смогу защищать мир." Он не хотел чтобы при возможной встрече с кем-то из местных на него косились из-за метки, а то и опять перепутали с огнешкурыми. Пусть все встречные видят в нём обычного волка-одиночку. Может быстрее пойдут на контакт?
Благодаря дождю под лапами было довольно много добротной грязи. Цветы любят хорошую почву, а не песчаную пустыню, потому и грунт здесь был что надо. Выбрав наиболее сочную, густую лужицу волк завалился в неё всем телом, кувыркаясь: то на спину перевернётся, поелозит, то на бок, то на другой, то мордой нырнёт, да фыркнет, выталкивая попавшую в ноздри влагу. Когда по разумению волка он стал достаточно грязен, чтобы скрыть метку, он вышел из лужи, аккуратно отряхнувшись, сбрасывая лишнюю влагу так, чтобы с морды всё прикрытие не слетело. Благо, дождь был мелким и ему не хватило бы сил смыть грязь с метки. Хоть шерсть волка теперь и топорщилась в разные стороны грязными клочками, но вид всё равно был внушительный за счёт крепкого телосложения.
Почему-то со скрытой меткой у волка стало спокойнее на душе. Такое спокойствие может испытывать разве что тот, кто вернулся домой из долгого путешествия. "У меня больше нет дома. И не будет, пока кругом война и хаос." Без доли грусти, но с невероятной решимостью пронеслось в голове Хиро. Волк неторопливо зашагал по полю, разрезая своими лапами цветы, как Зеро разрезает небо крыльями. Здесь мало где можно было скрыться от его взгляда, но и ему уже было негде скрыться в случае чего. Его высокая, тёмная шкура, казавшаяся в сумерках чуть ли не чёрной ярко выделялась на тёмно-синем фоне под лапами.

Читая, представлять эту рожу.

http://sg.uploads.ru/dkA5a.gif

Отредактировано Хиро (2015-09-25 18:48:15)

+3

23

Для Хиро
Надли (львица)

А Аманзи пропал еще неделю назад. У Надли сложилось впечатление, что она стала ему не интересна, хотя позже эти мысли почему-то сменились тем, будто бы льва загрызли волки. Да, несмотря на то, что ее бывший спутник успел растопить ее ненависть к псовым хотя бы чуть-чуть, но где-то внутри все еще каменела эта ненависть. Волки лишили ее семьи, да и не только ее - многих ее сородичей, однако сейчас - да, наконец-то - не без помощи Аманзи львица-таки научилась различать плохое от не очень плохого. Пусть она все еще ненавидела волков, но начинала учиться на своих ошибках, и может быть... Виктор...
Об "отце" кошка думала уже не первый день. Как он там, что с ним, куда он ушел, следует ли за ним Джимми... С одной стороны, хотелось вновь их встретить и вернуть все обратно, но с другой... Надли уже успела привыкнуть к их отсутствию. Кто-то другой - да, но они - уже прошлое. Так, образы в памяти, которые вспоминаешь с улыбкой, не более.
После исчезновения Аманзи, Крис вновь отправилась в бега. Ее тянуло на запад, подальше от злосчастного вулкана, а кошки ей все не попадались и не попадались. Она уже даже почти отчаялась, ведь... если Огнешкурые внезапно появятся у нее перед глазами, ей не останется ничего как... просто умереть. Она прекрасно знала, как легко они умеют умерщвлять и какие раны наносить - пытаться защитить себя было бессмысленным занятием. Встреча с ними всегда имеет один и тот же исход. Но Надли отчаянно верила, что в этой стороне огнешкурых волков нет. По крайней мере больше они ей не попадались.
Это огромное цветочное поле ей очень нравилось: словно отражение неба в сумеречной темноте разлилось под лапами. Невольно улыбаясь от наслаждения подобной красотой, кошка не сразу замечает запах, который вскоре заставил ее резко остановиться. Волк. Быстро застреляв глазами по сторонам, закрутившись на месте, выискивая обладателя столь опротивившего ей запаха, Надли замерла, глядя прямо на неторопливо бредущую фигуру, к которой успела развернуться мордой. Зверь был один, и по идее, ничего страшного, но под покровом ночи он казался темным и...
- Один, - по близости и правда никого не было больше. - Навряд ли это огнешкурый, но...
Разобрать вот так сразу не получится, однако был ли смысл убегать сейчас? Сантьяга тоже был один... поначалу, но у него не было злых намерений. Может и у этого нет?
- А ну стой, - вырвалось из горла львицы предупреждение.
Ни рыка, ничего - просто напряженный голос, говорящий о том, что кошка при надобности церемониться не станет.
В конце концов, этот зверь шел... с восточной стороны, и может быть, он - тоже один из тех, к кому причисляла себя та волчица с белой шкурой, Комильфо? Волки, ищущие какую-то траву...
- Ты с севера? - следом же задала очередной вопрос Надли, рассматривая фигуру: ни меток, ни огненных глаз - все другое.
Волк был каким-то до жути грязным и всклокоченным, словно успел свалиться в какое-то болото. Но все равно, стоило поосторожничать.

~ Maxwell

+2

24

Как такое может быть, что Хиро не сразу приметил живую особь, находящуюся поблизости? Слишком извалялся в грязи? Аромат цветов предательски перебил запах незнакомки? Ну Кхес с ним, с Хиро, но Зеро? Зеро, которому с воздуха видно всю округу, чьё орлиное зрение славится в легендах и мифах?
На самом деле всё было достаточно банально. Погода не сыграла ни волку на лапу, ни орлу на крыло. Зеро поднялся в небо слишком высоко. Низкие дождливые тучи скрыли от него туманной завесой львиную долю локации. А касательно Хиро, то тут дело просто случая. Внезапный порыв ветра забросил в глаза бурого эдакую "гроздь" мелкого дождя. Слизистая оболочка глаза не сразу справилась с подобной преградой и раздражителем. Волку потребовалось некоторое время, чтобы проморгаться. И пока проходил священный ритуал по восстановлению зрения, львица успела достаточно тихо подойти сбоку. А Хиро и без того по жизни преимущественно смотрел вперед: ход наперед, будущее, которое нужно строить и добиваться собственными лапами. Вперед и только туда. Всё что по бокам - то обуза, то задерживает и отвлекает. Так и сейчас. Но уже не обуза, а зацепка.
Кошки не зря являются мастерами маскировки, которым даже Трова позавидует. Эти создания настолько грациозны и сливаются с любой местностью, что дух захватывает. Даже Хиро проникся некоторым уважением к составившей ему компанию львице. Но что больше всего понравилось волку - прямой переход к делу. Ни привет, ни как дела, ни как зовут. Просто краткое предупреждение и вопрос, наверняка являющийся чем-то особо важным для кошки.
Чтож, Хиро был не против. Сам волк вообще считал данную встречу просто невероятной удачей. Он зашёл ещё не так далеко, а уже повстречал представителя тех, кого искал. Везение - не иначе.
К подозрительному отношению со стороны львицы он тоже отнёсся с пониманием. Что рысь, которую встретили Хиро и Максвелл, что лев, которого со слов Тьерии встретили Сэцуна и Аллелуя - все эти кошки так или иначе пострадали от лап тех самых "огненных волков".
"Как выглядят эти волки? Чем они отличаются от нас и чем похожи, помимо метки?" - Пришёл в голову Хиро первый же вопрос, который стоило как-то корректно задать львице наряду со всеми остальными. "Я похож на них?" - Самец было дело покрутил головой в поисках лужи или любого предмета, что смог бы показать Хиро его отражение, но тщетно.
Вдоволь проморгавшись, волк остался стоять на месте, расслабившись и всем видом показывая: никаких действий он предпринимать не собирался.
Кому, как не ему знать, насколько напрягают различные движения того, кого ты не знаешь? Вспомните хотя бы ситуацию на берегу Гиблой реки. Любое движение Вульфа казалось Хиро прямой угрозой и намёком на опасность. Может и львица сейчас так же смотрит на него? Разобрать было тяжело. Морось, сумерки, будь они не ладны.
"Что для неё "север"? Земли Южнобережных волков?" - Волк задумчиво повернул голову в сторону обрыва. В голове мигом пронеслись кадры прошедшего дня: приземление после полёта с Тэмена, встреча с рысью, зачахнувший от гари Максвелл, кабан, Лира, её нападение, Вульф и тот чахлик из Южного Берега, неимоверное количество информации, вид на это поле с обрыва и, как кульминация - встреча всей шайки у родника. А теперь вот. Наконец-то один. И вот его цель - прямо перед ним.
- Гораздо севернее, чем ты думаешь. - Голос волка был максимально расслабленным и спокойным, казалось бы, даже безразличным. Хиро вообще сомневался, что львица когда-либо бывала на землях Южного берега. Даже им, Инноваторам, потребовалась помощь орлов при переправе через горы, и не факт, что был обход. Что уж говорить про ту сторону Гиблой реки. Кроме Форта и Вульфа вообще вряд ли кто знал о тех землях. "Преимущество это или же слабость?"
- Я не буду ходить вокруг да около. - "Цацки и лясы - это к Максвеллу.- Я искал таких, как ты - кошек. Я - путник. Я слышал много легенд от встречных представителей твоего семейства. Все рассказывают небылицы про огненных волков. Честно? Верится слабовато. Но рысь по имени Шервин был слишком напуган. Даже при виде меня. - Волк сказал последнюю фразу такой интонацией, будто считал себя распоследним задохликом. И на это у него было право. Хоть видимость была и так себе, но габариты львицы точно угадывались и внушали. Жаль только рысь был слаб и на его фоне Хиро и вправду казался ещё тем силачом. - Шервин сказал что "огненные волки" разбудили гору, которая раньше спала и разорили его поселение. - Тут Хиро вновь призадумался, осознав, что чуть не упустил ещё одну важную деталь - поселение... - Рыси ведь одиночки? Разве могут быть у них поселения? Как думаешь, они просто сплотились вместе перед мордой опасности? Как волчьи стаи? - Чем больше говорил волк, тем ярче в голову врезался образ Максвелла. Вот прямо сейчас бурый стал понимать, почему его напарник так много говорит. Столько вопросов и все без ответа... И самцу до сих пор казалось, что наплывом вопрос он лишь загонит кошку в ещё больший ступор, поэтому постарался заранее исправить ситуацию. А уверенности в том, видела ли эта кошка огнешкурых, не было никакой.
- Прости. Слишком много вопросов сразу. Если не хочешь дать хоть какую-то информацию даром - готов устроить бартер. Мне тоже есть о чём рассказать и поведать. Я многое видел. И чтобы подкрепить своё нейтральное отношение и начать диалог с доверия, готов сделать первый жест. Другие назвали бы меня идиотом, но... - Тут волк и вправду сделал невероятную глупость. Он встал и повернулся к львице спиной, после чего сел и направил взгляд вдаль. - Можешь напасть на меня в любой момент. Кошки быстры и ловки. Я не успею увернуться. Я показываю тебе цену, которую готов заплатить за ответы на мои вопросы. - Тон волка был максимально серьёзным, но не напирающим, не призывающим. Даже в спокойной интонации Хиро чувствовалось, что волк попросту отдал всю власть ситуации в лапы львице. Либо полное доверие и откровенный диалог, либо...
Хоть Зеро и был наготове, считая, что Хиро попросту обманывает львицу. Что если та решит напасть - волк незамедлительно даст команду орлу перехватить кошку. Потому Зеро был спокоен и уверен.
И только Хиро знал, что никакой команды не будет. Если кошка решит напасть - чтож, значит, будет уроком ему, что он ещё слишком плохо разбирается в других и общение с абсолютным пацифистом и дипломатом - Релиной прошло зря.

+2

25

Для Хиро
Надли (львица)

Кошка настороженно смотрела за действиями волка, будучи готовой в любой момент сорваться с места и либо отступить, либо наброситься. Черт знает, что выкинет "внутренняя система безопасности", лишь бы сберечь шкуру. Но поведение, а главное, слова этого незнакомца завели Надли в тупик - он говорил такие вещи, которыми даже Сантьяга - да, тот добрый и удивительный Сантьяга - не смог умилостивить эту кошку.
Надли стояла с приоткрытой пастью и широко распахнутыми глазами, морда выражала не то удивление, не то шок от всего, что ей посчастливилось услышать. От волка она уж точно такого не ожидала.
- Севернее? - недопоняла она, чуть прищурившись, словно пытаясь вспомнить, что за места могли быть еще севернее, чем земли за спиной незнакомца.
Даже там Надли не была, но от Сантьяги и Комильфо она слышала, что там и живет какая-то стая волков. И предположительно, этот грязный зверь - тоже оттуда. Или севернее... Что там севернее?
Сам зверь не стал тянуть - перешел сразу к делу, чем, собственно и поразил львицу, рассказывая о встреченных ему кошках. И Надли поймала себя на мысли, что не знает, как на это все реагировать. Нет, этот волк - точно не огнешкурый, но зачем он их ищет? Присоединиться к ним? Если так, то... его лучше убить сразу, пока он не накинул свой огненно-багровый наряд.
Шервин... Имя совсем не вспоминалось, но возможно, Надли была слишком мала, когда могла с ним встретиться, ведь из деревни ей пришлось уйти слишком рано. Волк же, судя по всему, про существование деревни вообще не знал - история про кошачьи семьи показалась ему странной.
- Ну... - замялась львица, стреляя глазами по сторонам, словно ища, за что бы зацепиться взглядом. - У нас была деревня. Там все кошки жили как большая семья несмотря на виды. Все помогали друг другу...
Замолкнув, вдруг осознав, что зачем-то рассказывает все это незнакомцу с неизвестными намерениями, львица чуть нахмурилась, переведя взгляд на волка. Волк же вновь поразил ее своим поведением - он развернулся к ней спиной, открыв ей свою слепую зону и предлагая напасть, если его слова покажутся кошке злым умыслом. Стоило увидеть, как этот жест поразил Надли. Она пару раз открыла пасть, пытаясь что-то произнести, но от растерянности лишь хватала зубами воздух. Когда враг поворачивается спиной и позволяет себя убить - это... либо безумие, либо прелюдия к чему-то страшному. Либо просто выражение доверия и желания что-то узнать.
- Зачем тебе все это? - нашлась, наконец, львица. - Что ты хочешь найти и зачем тебе огнешкурые убийцы?
Голос ее был взволнованным, как будто она хотела остановить этого незнакомца прямо перед чревом опасности, не дать тому погибнуть по собственной глупости. Следующие слова были сказаны с особой экспрессией и скорбью в голосе, смешанной с жаждой мести, которая и без того всегда была на лицо.
- Они здесь очень давно, совершали набеги на наши поселения и уничтожали все подряд. Они убили моих родителей и оставили меня сиротой, - прижала уши и ощерилась, вспоминая этот переломный момент, но смотрела куда-то в сторону вниз. - Они не разбирались, кто перед ними: котенок или сильное и взрослое животное - все стали жертвами их нападений. Я не знаю, что нужно сделать, чтобы заставить их ответить за все это, но только из-за них я в каждом волке только и вижу своего врага! - зажмурилась и отвернула морду. - Каждая спасшаяся кошка нашего Бастиона наверняка ощущает себя так же.

~ Maxwell

+1

26

"Значит, у них и правда была деревня?" - Волк уже понял это после слов Шервина, но услышать подтверждение - это породило в буром новое впечатление.
- Достойно. Сплотиться в одну большую семью, защищая спины друг друга... Достойно уважения. Один из ярчайших показателей бескорыстной взаимопомощи. Убийцы на такое не способны... - Хотелось бы Хиро поспорить самому с собой на счёт этого, ведь те же Мертвоземские - сплочённая стая. "Но не семья. Мертвоземские вряд ли будут спасать друг другу шкуры, ценой собственной жизни. Они вообще забыли всю человечность."
Разумеется, встречные вопросы. Хиро ожидал этого и был готов. Ну а как иначе? Всех существ хоть как-то да коснулась "огненная" беда. И уже никто, ни в чём и ни в ком не мог быть уверен. Стоило это понимать и относиться терпимее. Ведь даже у всезнающей Минервы оставалось множество вопросов.
- Эти огнешкурые твари не волки, запомни это. Они не имеют права называть себя волками. Слишком гордо для них. - В голосе Хиро можно было услышать нарастающее напряжение. Он не злился и не направлял свою злобу кому-то конкретному. Он просто выражал недовольство самим фактом существования таких ублюдков.
"Бастиона?.." - В некотором недоумении повторил про себя волк.
- Бастион - это название вашего поселения или группы кошек, объединённых определённой целью? - "Как Инноваторы..."
Волку даже немного спёрло дыхание. Возможно ли такое, что у кошек могли бы быть свои "Инноваторы"? Хиро немного повернул голову, стараясь рассмотреть морду львицы на наличие... "особенностей". Но не было ничего, либо просто не было, либо не видно из-за расстояния и темноты. Бурый вновь отвернул морду от кошки. Кому же понравится, когда на тебя внимательно зыркают?
"У волков есть орден Духа. У двуногого тоже была метка какого-то ордена. Чем Судьи не шутят, может и у кошек есть свои "меченые"? Но если бы они были, разве они бы допустили такой упадок настроения и жизни в своём кошачьем сообществе?" - Бурый растерялся, не зная за что ухватиться. Существование кошачьих обвинителей выглядело глупостью и просто фантазией, высосанной из пальца. С другой стороны, если даже существуют огнешкурые волки, неведомые двуногие существа с метками, то почему бы и нет?
- Прошу, проводи тонкую грань между волками и огнешкурыми. Мы можем быть похожи "оболочкой", телом, но внутри волки - живые, а у огнешкурых там наверняка только пепел. Иначе их действия не объяснить. Передай же и другим кошкам: волки страдают от своих огнешкурых собратьев не меньше, чем вы. На всех пала одна нелёгкая доля. - Хиро до сих пор было неловко от того, что его сравнивают с огнешкурыми, но кошку он не винил, потому и тон голоса был вполне успокаивающий.
Львица охотно отвечала на вопросы самца, не скрывая ни собственных душевных терзаний, ни важной информации. Шла на доверительный контакт и Хиро это оценил по достоинству.
"За добро платят добром."
- Меня зовут Хиро. Я ищу мир и процветание, дорогу к спокойной и счастливой жизни для всех. И найду я всё это только там, где убью всех огнешкурых. С того самого места и момента, где последний огнешкурый ублюдок испустит последний вздох, именно оттуда и тогда начнётся новый мир без жестокости. Я приложу свою лапу к этому. - Воодушевившись, волк задрал морду к небу, где предположительно мог бы быть Зеро. - Знай, кошка. Мои клыки, клыки моих собратьев-волков принесут мир и в ваше поселение. - Хиро старался продолжать внушать кошке доверие, при том не просто к себе, а ко всем волкам. Дружба народов, мать её. Когда-нибудь она могла бы сыграть всем на лапу. Кошки и волки могли бы обратить свои клыки вместе против своего единого врага.
"Перед мордой опасности мы все едины. И не важно кошка ты или волк, орёл или даже пусть двуногий... "
- У вас, кошек, есть свои... "защитники"? Отличающиеся невиданной силой, возможно, мудростью. Были ли у вас какие-нибудь представители с метками на голове как у... - Хиро поймал себя на мысли, что чуть было не сказал "у меня, у Инноваторов", но вовремя осёкся. -... огнешкурых? - Самого бурого даже передёрнул свой вопрос. Если бы он мог, он бы сам на себя посмотрел презрительно, как на поехавшего, невероятное ощущение дискомфорта и неловкости.
- Скажи, откуда мне начать поиски огнешкурых, как их отличить от себя? Неужто у них и впрямь горит шкура? Тогда было бы странно, почему я ещё не встретил их. Наведи меня на путь, и я лично принесу тебе голову огнешкурого. 
И всё же можно было заметить, как тело волка стало напрягаться. Этот диалог был продуктивен и заставлял действовать, поэтому бурой заднице не имелось, хотелось тут же ринуться в путь, ощущая приближение чего-то невероятного: эпических битв, очищающей войны, смерти Али...

+2

27

Для Хиро
Надли (львица)

Волк казался довольно смелым во всем, что говорил и делал, и это поначалу даже как-то удивило Надли. Вспомнить Сантьягу - тот крайне осторожничал, даже в собственных словах, а этот словно бы демонстрировал лезвия своих ножей и с легкостью готов был бы воткнуть их в кого угодно. Он был опасен, но почему-то привлекал, склонял к разговору.
- Наша деревня давно так живет, - львица удивлялась, почему для волка это стало в новинку.
Наверное, это ей привычно видеть сплотившихся воедино кошек и помогающих друг другу, а вот волки сразу задаются вопросами и удивляются. Для них кошки - животные, живущие каждая сама по себе.
Зверь напрягся - это ощущалось - стоило только Надли заговорить об огнешкурых. Выходит, он знает о них? Так может и... Нет, слишком противоречивы этой мысли его слова, он ищет их не для того, чтобы вступить к ним. Но Надли предусмотрительно попятилась, сделав шаг назад. Она ничего не могла поделать с тем, что считает огнешкурых такими же волками как и все остальные, и с точки зрения родословной - это верно. Однако волк, сидящий спиной к львице, вкладывал в понятие "волк" какой-то иной смысл и отрицал принадлежность огнешкурых к своему виду. Удивительно.
Бастион. Об этом волк не знал и поспешил уточнить. Лично Надли не нашла связи между его "или-или", но не стала утаивать:
- Так называется наша деревня. В Бастионе было очень много кошек, но что с ним сейчас, одному Арафэлю известно... - Надли поникла головой, с неохотой вспоминая события кроваво-огненных дней своего детства. - Мне было около года, когда они вновь пришли туда, и многие бежали прочь. А сейчас на том месте - одни угли и горы пепла.
В ее голосе чувствовалась боль и горечь. Волк обернулся как раз в тот момент, когда львица смотрела себе под лапы, перебирая в голове приносящие боль воспоминания. Наверняка ему просто повезло, хотя черт знает, что бы сделала Надли, посмотрев в глаза этому представителю псовых. А он все упорствовал, ему, безусловно, не нравилось то, что его сравнивают с огнешкурым... И Сантьяга так же реагировал. И говорят они о таких же страданиях от этих убийц... Да как они могут страдать, если ни один из встреченных ею волков не знал про существование огнешкурых? Врет же!
- Страдают? - повысила голос львица, подняв голову на собеседника. - Кроме тебя никто из вас и ухом не слыхивал про их существование, как вы можете страдать от них? Больше всего от нападений этих убийц пострадало наше поселение! Даже сейчас они наверняка ведут на нас охоту, лишь бы переубивать всех до единого!
Резко замолчав, Надли отвернулась, словно так сдерживала себя от очередного эмоционального выпада. Тем временем волк успел представиться и обозначить свои конкретные планы, которые и подталкивают его на поиски огнешкурых собратьев. Он хочет их уничтожить и принести мир...
- В наше... поселение? - Надли смутилась, нахмурилась. - Не нужно нам вашего мира. Мы его с лихвой уже вкусили!
Где-то в глубине души она трактовала слова Хиро правильно, но мозг наотрез отказывался воспринимать этого грязного и всклокоченного зверя не как сообщника огнешкурых. Трудно было усмирить в себе это чувство, но как-то... Паранойя.
Очередной вопрос, заставивший Надли внезапно погрузиться в свое детство и вспоминать знакомые некогда морды... с метками. Метки как у огнешкурых... Надли не видела волков с метками. Нет, точнее, не так: не у всех.
- Да... - неуверенно протянула львица, задумчиво глядя в сторону. - Были кто-то... - пауза, перевела взгляд на сидящего спиной волка. - Но я не уверена, что они остались в живых.
За два с лишним года многое может поменяться. А судя по последним событиям, от кошек могло и вовсе ничего не остаться. Так, крупицы вроде нее и того Шервина, что встретился Хиро. Кто знает.
А волк продолжал задавать вопросы про огнешкурых - ему очень хотелось их найти и уничтожить. Светлая идея, конечно, особенно для представителя того же вида, но...
- Ты не сможешь их убить, - отрезала Надли, говоря таким голосом, словно сама испробовала кучу способов. - Даже здоровенные и могучие тигры падали под их лапами, стоило тем только укусить их. Шкура у них искрится, а в пасти словно угли разгораются. И все они одной шкуры. Как у тебя, - взглянула на волка, глядя тому прямо в затылок. - Только чуть скрасна.
И только сейчас почему-то кошка вдруг почувствовала в себе какое-то странное ощущение. Будто этот зверь заново возродил в ней желание отомстить убийцам и помочь всем своим собратьям очистить мир от этого зла. Сантьяга тоже говорил про что-то такое, и... может быть...
- Я бы тоже хотела что-то сделать, чтобы мир стал чище, - скупо отозвалась Надли, вновь отведя взгляд в сторону. - Но я не знаю, как. Никто не знает. Даже ты.
Страх, граничащий с этим необъяснимым желанием... Надли казалось, что она вечно будет метаться от одного к другому, так и не сделав ни одного шага к своей мечте.

~ Maxwell

+2

28

--->> Вне игры

   
18 день Шестой Луны, 31 год.
Вечер.

   За горизонтом медленно догорал закат. Подёрнутый тучами, сине-фиолетовыми, похожими на цветы, коими в изобилии усыпаны были обширные луга; закрытый почти молочной голубизной у самой кромки и переходящий в тёмно-синее марево напротив чернеющей земли. И морось, бесконечная морось... Нормальным дождём и не пахло, а мелкие крупинки воды, то и дело слетающие с облаков, лишь развозили рыхлую почву под лапами да легонько потряхивали высокой травой. И васильки... Море васильков. Нескончаемое, безбрежное, раздражающее глаза.
  И ни одного бутона эриса. Ортега знал, что эти цветы распускаются лишь ночью. Знал, и всё равно попёрся - ещё в начале дня - на безнадёжный поиск лекарства для теряющего силы комиссара. Почему? Такого вопроса для черношкурого не существовало. Как это почему? Да потому что Сантьяге стало хуже: треклятая Чёрная Хворь отбирала силы похлеще тысячи присосавшихся к заднице пиявок. Потому что Ортега, его верный помощник, его правая лапа, должен был сделать хоть что-нибудь для облегчения нарастающих симптомов. И плевать, что эрис распускается ночью, плевать. Черношкурый готов был провести в поисках целую вечность, но только не вернуться с пустыми зубами. Что толку сидеть без дела и ждать темноты, глядя, как Сантьяга беспокойно ворочается в едва нахлынувшем сне?
  Ортега неторопливо брёл по океану из высокой травы и васильков. В нос, всё ещё побаливающий от ожогов, с каждым вдохом втягивался аромат цветов - он щекотал мозг, вызывал какое-то странное чувство эйфории - ненавязчивое, лёгкое. Внутри от этого запаха становилось ещё более пусто, чем всегда; немое довольство заставляло прищуривать веки, лениво оглядывая окружающее пространство взглядом сытого льва. Сгорающее солнце, практически полностью скрывшееся за горизонтом, тем не менее, не давало пока распуститься маленьким бутонам молочного цвета. Ортеге оставалось медленно бродить туда-сюда по полю, стараясь не слишком отдаляться от клина, где он оставил своего брата.
  Ажиотажа здесь особого не наблюдалось; так, пара-тройка ящерок, случайная гадюка, семейка ежей да застрявшие в синем киселе птицы. И странный, искрящийся волк, едва переставляющий лапы. Черношкурый повстречал его совсем недавно, каких-то несколько часов назад, но вся пасть - дёсны, нёбо, глотка и особенно язык - до сих пор горели пульсирующей болью, напоминающей о раскалённой крови необычного незнакомца. Такая штука выглядела занятно, но, как успел смекнуть Ортега, оставшись в живых могла представлять опасность для Сантьяги, временно неспособного постоять за себя. Выход оказался прост до безобразия, а горло полуживого собрата - заманчиво мягким. Жалел ли черношкурый о содеянном? Ещё чего, держи пасть шире...
***
   ...Знакомый запах появился довольно внезапно, заставив Ортегу замереть и медленно вскинуть голову. Неподалёку беседовали звери, достаточно крупные, чтобы вызвать интерес своим столь поздним присутствием на Васильковом поле. Что ещё любопытнее, собеседники были, мягко говоря, необычные; в иной раз увидишь, как кошки рвут волкам горло, а тут вон, стоят, болтают о чём-то своём. Черношкурый вперился взглядом в бурого, но, не найдя в нём ни одной знакомой чёрточки (насколько позволяло расстояние и вечерний сумрак), плавно переместил внимание на львицу. И с лёгким удивлением изогнул бровь.
  "Натали? Найли? Нелли?... Надли, да," - моментально припомнилось Ортеге. Он уже видел эту кошку раньше; более того, благодаря комиссару он был с ней знаком - насколько можно так сказать о тех, кто ни разу друг с другом и словечком не перекинулся. Но тем не менее черношкурый знал, как болезненно сия особа относиться к волчьему роду. И то, что она спокойно так втирает искренности какому-то левому ушлёпку, перемазанному грязью, казалось по меньшей мере странным.
  "Эрис ещё не выглянул из-под травяных зарослей..." Ортега мельком окинул поле взглядом, находя подтверждение своим мыслям, после чего неторопливо направился к сладкой парочке. Он шёл тихо, но таиться не старался - не хватало ещё до смерти перепугать и без того нервную женщину. Подойдя достаточно близко, чтобы при желании волк с кошкой могли детально его разглядеть, черношкурый остановился и выпрямился.

Отредактировано Ортега (2015-09-27 16:40:26)

+1

29

Чем больше погружалась в больные воспоминания кошка, тем больше Хиро казалось, что диалог пора заканчивать.
"Я получил что хотел. Подставлять свою шкуру для утешений - не моя задача. Если сесть и выслушать всех, кто пострадал от огнешкурых или прочих бедствий - вечности не хватит. Пусть утешают друг друга. Моя задача просто не допустить, чтобы таких кислых морд стало ещё больше."
Тем не менее, волка заинтересовало одно слово больше, чем множество других:
"Арафэль? Кто это? Хах. Издалека напоминает Расуэль..." - Но шибко задумываться сейчас над этим бурый не стал. Не посчитал это самой важной информацией, которую можно было бы поставить в приоритет.
Кошка же, продолжая вспоминать о своих потерях, почему-то была убеждена, что только её жизнь и жизнь её Бастиона полетела под откос. Это подтвердило догадки Хиро о том, что львица не была по ту сторону обрыва, на землях Южнобережных, иначе бы у неё язык не повернулся так сказать. Сколько боли и страданий перенесли те волки? И ещё перенесут, если вспомнить намёки двуногого про то, что мертвоземская падаль нужна и нужна для борьбы с врагом извне.
"Двуногий под врагами имел ввиду огнешкурых? Это что, мертвоземская шваль может помочь подавить горящих? " - Вот как-то прямо внезапно провёл аналогию между событиями волк и немало удивился. Чувства вообще были двоякими. Это выходит что те, кого он ненавидел на Севере и всей душой желал искоренить мир от нечисти... это и будут те "герои"? От таких мыслей волку хотелось провалиться на месте прямо здесь.
В негодовании волк мотнул головой, от чего с головы слетел кусочек грязи. Глядя на него, волк в очередной раз решил проявить полное безрассудство.
- Знаешь, я начал разговор с правды, с неё и закончу. - Спокойным, уверенным тоном сказал волк, поднимаясь на все четыре лапы и медленно поворачиваясь мордой к кошке. Взглядом, немного усталым, но выражающим абсолютное спокойствие, волк уставился на львицу, уверяясь в том, что та не пропустит этот жест. После чего Хиро передней лапой стал счищать со лба грязь, которая отпадала, как скорлупа с ореха. Когда по разумению волка он очистил лоб достаточно, чтобы львица могла разглядеть метку, он, выдержав небольшую паузу, сказал ей:
- Хоть у меня и есть метка, но я не врал: я не огнешкурый. Я тот, кто будет бороться с ними, не взирая на твои слова. От сидения на жопе ты тоже не решишь своих проблем. А я хотя бы попытаюсь. Спасибо за все предостережения. Ты уже помогла миру стать чище, дав мне информацию. Сейчас же всё, что ты можешь сделать ещё, так это постараться выжить.
Только бурый собрался разворачиваться и уходить (если бы львица ему позволила), как Зеро оповестил его о приближении гостя ещё до того, как сам бурый услышал, увидел или почуял его. И только спустя время стало видно сначала расплывчатую тёмную фигуру, а после уже и чёткие очертания темношкурого волка.
"На огнешкурого не похож. Искр нет, пасть не горит. Обычный волк."
Хиро не удосужил незнакомца ни приветом, ни ответом. Просто внимательно наблюдал за ним, стоя чуть поодаль и от кошки и от новоприбывшего, чтобы охватит взглядом обоих.
Путник волка не волновал ни разу, но бурый решил дождаться реакции львицы на появление второго волка. Ведь она так ненавидит волков, а тут ещё и чернее некуда, прямо под её описание, только без искр и прочих причиндалов, приписываемых огнешкурым.
Хиро был бы не прочь, если бы на него вообще больше не обращали внимания. Львица бы убежала или переключилась на новоприбывшего, а тому было бы чхать на Инноватора. Бурый смог бы просто встать и уйти, что он и сделает.

+2

30

Для Хиро и Ортеги
Надли (львица)

Волк молчал, слушая слова кошки, анализируя их и не спеша отвечать. Было очень интересно узнать, что сейчас творится в его голове, что он будет делать, исходя из полученной информации, как поступит. Вероятно, многие слова, которые произнесла Надли, не имели для него значения, а в некоторые из них он и вовсе не верил, но...
В какой-то момент Надли напряглась, почувствовав неладное, словно от Хиро повеяло чем-то опасным для нее. Кошка привстала, готовая не то напасть, не то сбежать, как вдруг случилось то, что повергло ее в шок, заставив попятиться. Волк развернулся к ней, и... Так вот почему он был в грязи! Чтобы скрыть от кошки эту... метку! Он тоже один из них! Львица раскрыла ощеренную пасть, прижала уши и припала к земле, так, осторожничая, да пытаясь сдержать волну паники в себе. Как же паршиво! Тормозило только то, что Хиро не нападал, а лишь просто явил ей этот символ на лбу, но да чем черт не шутит! С этим уж точно надо вести себя куда осторожнее! А ведь она доверилась ему! Поверила в его россказни о мире и желании спасти его от огнешкурых... А сейчас?
Надли так и замерла в таком положении - вся всклокоченная, прижавшаяся брюхом к земле, с выпущенными когтями и оскаленной мордой, слушала слова Хиро словно приговор, хотя в них ничего такого и не было. Однако каждое его слово почему-то воспринималась как скрытая угроза, не только ей, но и всем кошачьему роду. Да, вовсе не огнешкурым, о которых твердил Хиро, а именно о кошках. "Постараться выжить"? Такое ощущение, что он действительно пришел сюда, чтобы бить ее!
Право слово, Надли была растеряна, не могла понять, как действовать и что делать. Если напасть, тот сразу подожжет свою шкуру и убьет ее, а если убежит... Только бежать. Снова? Так и не ответив угроза на угрозу?
- Эх, маленькая Надли, если бы не я, как бы ты жила в этом мире? - вспомнились слова Аманзи, который еще неделю назад был рядом, и с которым львица совсем ничего не боялась.
А ведь и правда. Когда уже Надли научится выживать собственными силами?
Нахмурилась, все еще не убирая оскала с морды, и глядя на волка. Нет, он не был похож на огнешкурых, метка его на лбу не светилась, да и вообще была какой-то блеклой и почти неразличимой, особенно в сумерках. Он был не такой. Обычный. А говорил так, как будто владеет чем-то, что поможет одолеть этих тварей... Если так, то...
- Возьми меня с собой! - отчаяние в голове сорвало всю злобу с морды Надли - она вновь выглядела потерянной и разбитой.
С надеждой глядя на меченого волка, она едва заметила присутствие еще одного существа, черного как смоль и... Запах! Львица повернула голову к зверю, быстрым взглядом анализируя его на принадлежность к огнешкурым, но нет, тот уж точно был "чист". И знаком. Надли когда-то встречалась с ним, она помнит этот запах. Тогда он навевал страх.
Львица боком осторожненько двинулась в сторону Хиро, сама недоверчиво глядя на черношкурого. Может быть, это - один из состайников Комильфо? Да впрочем, уже и разницы-то не было... Или нет.
- Сант...яга... - прошептала Надли, широко раскрыв глаза.
Да, точно, вот откуда она его помнит! Он ходил тенью за Сантьягой и в той встрече жутко напугал львицу. Даже не вспомнить его имени...
- Ты от Сантьяги? - вопросила львица, косясь на Хиро шокированным взглядом.

~ Maxwell

+2


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Васильковое поле