Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Обрыв


Обрыв

Сообщений 1 страница 30 из 65

1

http://clickscreen.ru/screens/18/b8d3e6f5.png
Длинный обрыв, считай, основная преграда для волков от путешествий ниже на юг. Почва резко обрывается вниз, будто уходя куда-то в пропасть, и горизонт размывается из-за постоянной каменной пыли, стоящей здесь. Обычно сюда волки скидывают останки от съеденных туш, однако не считают, что мир кончается именно здесь.

Ближайшие локации:
- Лосиный лес (Даэрис)
- Каменные поляны (Даэрис)
- Предгорье (Даэрис)
- Памятные холмы (Даэрис)
- Разломы (Даэрис)
- Ребро (Даэрис)
- Мелководье (Даэрис)
- Кривогорье (Даэрис)

Отредактировано Game Master (2014-11-18 20:53:54)

0

2

с заячьих полян
Ещё не так давно мир состоял из иероглифов. Было приятно разглядывать их заветки, не понимания значения. Но, как бы она не пыталась выказать своё безразличие к ним - это ложь. Непонятные рисунки, которые, казалось, не несли и не должны были нести в себе никакого смысла. Но рано или поздно начинаешь понимать, что каждая нелепая начерталка скрывает за собой слова, и то, что ты рассматриваешь всю свою сознательную жизнь, придавая тому не больше значения, чем наблюдению за ползущей гусеницей, - повесть о том, как одному из богов принесли жертву в виде вырванных органов из живой плоти.
С жизнью в общем-то так же происходит.
Ты смотришь на неё, как на ползущую гусеницу, а потом понимаешь, что она уползает /как думает - убегает/ от того, кто через пару секунд сожрёт её полностью. И мыслит она о себе многое, на деле - никчёмная тварь, которую задавит кто угодно. Кто только пожелает.
И срать на то уже, что эта жизнь в своеобразном своём проявлении. Она никчёмна.
Лучшее понимание происходящего ожесточило сердце переярка. Эта была уже не слепая детская агрессия, из принципа направленная на всё вокруг, а лютая осознанная озлобленность, опять же на всех и вся направленная. Она не видела смысла в проявлении чего-либо другого к живущем, в том числе и себе. Её бесцельное существование выводило из себя, а изуродованное отражение в лужах вызвало отвращение и приступ дурноты. Мысль о себе самой вызывала дурноту. И в жизни, собственно, ничего другого не было.
Кролик, которого она несла в зубах, болтался из стороны в сторону и закрывал обзор: толком было не видно, куда она шла. Тело опустилось на землю рядом с первым валуном, лапы подкосились уже сами собой, устав таскать большую тушу(читай - её собственное тело). Уснуть хотелось поскорее, но Элоиз заставила себя пару минут полежать с открытыми глазами: убедиться, не навестит ли её какая-нибудь злосчастная ранняя пташка из стаи. Голод уже не брал так сильно, хотелось оттянуть сладостный момент, но страх того, что её дорогу добычу кто-нибудь утащит заставил заныкать кроля в расщелину между камнями, а уж после вернуться на своё место.

0

3

Утро выдалось не очень удачным для старой рыси, которая нашла свое последнее убежище в одной неглубокой пещерке меж камней, неподалеку от обрыва. Голод мучил, подслеповатую на один глаз, Ряску достаточно сильно, а потому, она пустилась сегодня к обрыву в надежде найти остатки волчьей трапезы, чтоб хоть чем-то забить голодное чрево. Не крупная кошка была худощава, шерсть уже давно не лосинилась на ее тощих боках. Задние лапы чуть подволачивались, да и сама она представляла из себя оплот жалкой старости, когда умереть пора бы, но жизнь еще теплится упрямо в бренном теле. Однако, Ряска была мудрой и очень опытной, быть может именно поэтому ей все еще удавалось выживать при таких скудных силах, для ее бывшего когда-то мощным, тела.
Чуть щурясь на яркое солнышко, кошка потянула носом воздух и уловила запах свежего мяса и еще один - волка. Осторожно ступая с подветренной стороны, до малейшего камешка изученными тропами, хищница замерла неподалеку от отдыхающей волчицы и дала себе время осмотреться. Если бы не сильнейшее чувство голода, то Ряска никогда бы не стала посягать на чужой завтрак, но не в этот раз, когда безисходность граничит с отчаянием, когда вот уже которые сутки во рту нет и куска свежего мяса, лишь лягушки, да падаль. Медленно - медленно, Ряска подползла к краю выступа, что был над большой каменистой площадкой, на которой и находилась Элоиз и удостоверившись что юная охотница одна и возраст еее едва ли можно было назвать взрослым, грозно зашипела со своего наблюдательного пункта.
- Уходи отсюда, это мое место. - желтые глаза опасно блеснули и в то же время уставились изучающе на все трещинки в скале, где могла бы быть припрятанная добыча. Розовый нос хищницы жадно вдыхал запах свежей крови и оттого голод лишь больше распалялся.

Rp

0

4

Состояние полного спокойствия в последнее время было крайне редко для Иллай: планирование ходов, распределение ролей - всё это не так просто, как могло показаться. Однако юная южнобережанка была уверена в своих силах и силах своего избранника, она была уверена в их успехе и способности идти вперёд. Если подумать, то ничего шибко опасного им не предстоит - не на войну же они идут. Без вариантов придётся найти новые земли, желательно - лесные, чтоб от голоду и жажды не помереть и от хвори не свалиться.
Всего-то одно-два заклинания - и дело в шляпе, как говорится. Пока что думать об этом было не обязательно. Медленно Элоиз погружалась в сон, однако не хотела полностью погружаться в мир грёз, теряя контроль над ситуацией. И, как оказалось, не зря. Совсем скоро она почуяла запах иного лесного жителя - рыси. Кошки не нравились ей сами по себе в любом виде, крупных она и вовсе боялась. "Задерут вашу мамку на ваших глазах огромные львы - посмотрим, не сожмутся ли ваши яйца, когда повстречаете их снова! - так оправдывала перед самой собой молодая волчица.
Иллай вскочила на ноги и оглянулась - пока что чужачка не появилась. Шерсть на загривке немного вздыбилась ещё и до её появления. Наконец, объявилась желтоглазая. Её телокомплекция и уверенны дерзкий взгляд заслуживали уважения, однако и голубоглазая была отнюдь не промах, хоть и молодая. Остаток хвоста юной волчице поднялся в вертикальное положение, а шерсть на холке вспушилась ещё больше, чем прежде.
- Или что? Побежишь за мамкой, чтобы она меня прогнала? - спокойно и холодно поддержала разговор Иллай. Она смотрела прямо в глаза хищнице, целенаправленно стараясь выдержать её взгляд, чтобы не показать слабину. Вполне вероятно, что она вот-вот нарвётся на серьёзные неприятности, но отступать она не намерена.

0

5

начало игры?

Приятно было прогуляться по знакомой местности. Знакомой буквально с самого рождения. Ксена брела около обрыва, намереваясь найти что-нибудь эдакое, что привлекло бы всё её внимание. Для самки это вполне обычное дело искать приключения, только вот потом возникают вопросы как выбраться из очередных неприятностей. Как и ожидала Ксения, на кое-что интересное она всё-таки набрела. При виде некой потасовки молодой волчицы и кошки морда разноглазой добытчицы расплылась в улыбке. Запах крови и мяса тоже привлёк внимание хищницы, однако это она оставила на потом. Влезать в чужие дела - есть такая привычка у Ксении в запасе.
- Или что? Побежишь за мамкой, чтобы она меня прогнала? - холодно отрезала Элоиз, обращаясь к усатой.
- Как интересно...
Волчица подобралась поближе и уселась около ближайшего валуна, по-прежнему наблюдая за образовавшейся картиной.
- Видно, молодая пытается доказать, что не слаба. Подумать только, когда-то я такая же была... - в голове возникли смутные образы, воспоминания о прошлом.
Ксена вспомнила брата и сестру, которые погибли каждый при своих обстоятельствах. Вот только куда исчезли родители Ксении? Для волчицы это была большая загадка, которая мучила её всякий раз, когда самка погружалась в свои раздумья и воспоминания. От этого у неё появлялось такое чувство, будто кто-то свыше просто над ней издевается, не давая знать правды. Хотя волчица верит, что рано или поздно для неё всё прояснится.
- И тоже совершала ошибки, - Ния тряхнула головой, снимая с себя наваждение и снова устремляя свой взор на чёрную волчицу.

Внимание, Ксения!
Среди камней и взгорий тебе на глаза попадается древесный корешок, используй находку для изучения заклинаний.

скриншот броска

http://clickscreen.ru/screens/4/9c9037f5.png

0

6

Для Иллаи и Ксении.

Ребятки, если есть особые пожелания по поводу дальнейшей игры - пишем Рапсодии в ЛС. В свою очередь могу предложить:
- договориться о бое и может шрамах.
- совместная охота, если вдруг ситуация разрулится на компромисс.
- есть желание слететь с обрыва при драке (оформить заявку на открытие новых земель? ммм?)
Вообщем, инициатива приветствуется.

Видя бурную реакцию молодой волчицы, ее горячность и импульсивность, рысь лишь несколько сокрушенно и надменно улыбнулась, знала старая бестия к чему приводят поспешность, горячность и прилив адреналина. "Не всегда сила решает исход боя, но ум" - эту мудрость испытывала охотница на себе не раз, но поучать своих соперников, тех с кем она ежедневно борется за добычу было не в ее манере.
- Неужели ты наивно полагаешь. - чуть игриво прошипела Ряска, выделяя особенно. - дитя, что мне требуется помощь, чтоб справится с тобой? - тонкая бровь хищно приподнялась, когти чуть чиркнули со скрежетом о крошащейся камень.
- Не лучше ли послушаться доброго совета и пойти погулять в другом, менее ветреном местечке, там где есть еще кто-то кроме нас с тобой? - плотоядная улыбка. Розовый язык прошелся по пересохшим губам, глаза же оставались темны и горели хищным блеском язвительности и хитрости. Едва рысь оценивающе мерила отточенным верным "глазом" расстояние до волчицы, все же не исключая вероятность нападения на ту ради мяса, как воздух донес запах еще одного волка. Ряска досадливо поморщилась и зашипела. Однако настроенная сегодня вкусить теплой крови, хищница уже не могла перебороть в себе, поскольку внутри все уже съедало зверюгу заживо от мук голода.
- Так, так, а ты не одна тут. - выдала тихо Ряска, яко бы продолжая мирную бесуду, впрочем видом своим являя образец сдержанности и миролюбия, словно и не она хотела только что совершить коварный прыжок в сторону Элоиз.
- Видимо мой покой сегодня обречен. - с нотками грусти промурлыкала кошка, обдав жаром желтых очей своих Ксению, что просто наблюдала в сторонке перебранку двоих противоборцев.
- Скажите, - заискиваюше мягко обратилась, - быть может ваши силы и мой опыт помогут нам устроить совместный завтрак, чем-то более крупным чем один заяц? - Ряска шла на крайние меры, в уме своем полагая, что с двумя волчицами ради маленького куска мяса драться ей не выгодно, но обратить охоту в прок быть может удастся. Возраст и уже иссякшие силы давали о себе знать и на что только не пойдешь, ради пустого брюха, которое есть хочет не взирая на твои чувства и гордость.

Rp

0

7

Свернутый текст

исследование земель более чем желательны, но 1 на 1 с гм, не иначе
т___т

Надменное выражение морды рыси ещё больше разгорячило внутренний пыл в юной волчице. Она была и без того не в лучшем расположении духа от утренней встречи с Эридой, хоть та и показала ей простой и хитростный приём обмана в охоте на кролика, а сия мелкая лесная жительница делала своими речами достойное продолжение. Мда, а ведь это ещё всего лишь утро.
Рысь не пыталась спровоцировать чёрношкурую на открытый бой. Пока. Однако желание заполучить добычу Элоиз вряд ли было слабее страха пред волчьей пастью. Она играла с ней. Ставила свои условия, пыталась победить её на словах - истинная кошка. Но Иллай не отступила бы ни за какие шиши леса чисто из принципа.
- Говоришь, сама справишься, так зачем просишь меня удалиться, мм? Докажи, большая девочка. - почти что промурлыкала Иллай, растягивая каждое слово. Её голос был мягок, будто она разговаривает сама с собой, будто речь идёт о красоте заката или упавшей шишки, но никак не о назревающем конфликте.
Волчица расслабилась. Хочет рысь поиграть - будет ей игра. Голубоглазая всматривалась в морду кошки, чтобы уловить малейшее изменение в её мимике, малейшее сомнение в своей готовности отвоевать кусок пищи у переярка.
Ситуация не подходила под сравнение с гусеницей и орлом. Ни Иллай, ни рысь не смогут задавить друг друга по одному желанию. Однако, что будет, если кто-то из них сильно пострадает? Какое, мать вашу, равновесие будет нарушено от гибели даже их обеих? Земля будет вертеться так же, как вертелась, а небо не станет серобуромалиновым.
- Так, так, а ты не одна тут. Сия фраза сбила с толку Иллай. Она внимательно оглядела пространство в округ и лишь тогда заметила, что невдалеке одну из южнобережанок. С ней она играть не собиралась. Издав короткий и звонкий рык, Иллай мгновенно забыла про рысь и сделала пару шагов в сторону рыжей. Очевидно, что эту морду она уже тыщу раз встречала в кругу стаи, но имя её, хоть убейте, она либо не помнила, либо не знала.
- Ты что тут забыла? - ещё более разъярённо гаркнула юная волчица, зыркая недовольным взглядом в сторону состайницы. К тому, что сирота их местная выросла неистовой грубиянкой, привыкли все. Ещё никто слова доброго от неё не слыхал, поэтому и ждать перестали. Скорее у моря погода изменится, чем к неё придёт вежливость, доброжелательность и общительность. Отродясь она могла либо говорить так, либо молчать. Зная это, большинство волков предпочитали, чтобы она молчала.
Иллай никогда не любила, чтобы её сопровождала лишняя пара глаз. Волчица была тут явно лишняя, отчего юной волчице хотелось надрать задницу и ей. Впрочем, если у её дружинников не отвалятся яйца, когда будет возможность покинуть стаю, через пару месяцев кому-нибудь из стаи они уж точно наваляют. Либо ради развлечения, либо за прошлые обиды.

+1

8

Молодая волчица ни как не хотела идти на компромисс, что изрядно нервировало Ряску, желавшую как можно скорее насытить свое голодующее чрево, однако ситуация не позволяла, а потому, большая кошка вынужденна была выжидать. Разногласия меж волчицами, неприязнь, что так нахально сквозила в голосе Элоиз, была на лапу когтистой бестии. Казалось, рысь только и ждала того, чтобы вторая участница поскорее ушла. Убить юную волчицу гораздо проще, чем устраивать массовую охоту. Хищной кошке начало казаться, что волчье мясо с голодухи может быть не таким уж и плохим дополнением к кролику, а потому, все так же замерши на своем наблюдательном посте, хищница выжидала случая.
- Я бы доказала тебе свою правоту. - завуалированно и мягко произнесла, надеясь что новоприбывшая не угадает о чем речь, ведь про собственную смерть так не бают. - Да только посторонних глаз чужда моя душа. Попроси свою состайницу покинуть нас и я научу тебя мудрости. - лаская слух и прожигая дыры глзами темными и хищными, мурчала Ряска, еле сдерживая нетерпение, но на то она и старость, чтоб измерять любые чувства опытом.

Rp

0

9

[Ксения >>]
Недолго пришлось ждать, чтобы новоявленные знакомые увидели и учуяли волчицу. А та, в свою очередь, сидя возле ближайшего валуна, была погружена в свои мысли, что, не замечала, как они перевели своё внимание на неё. Но до тех пор, молодая чёрная волчица и рысь вели очень разгорячённый разговор. В воздухе витала напряжённость и, казалось, осталось только дать хоть маленькую искру или точечный заряд для того, чтобы это всё переросло во что-то более жестокое.
Но не обращая должного внимания на то, что сейчас происходило, добытчица всё так же витала в своих раздумьях и рассуждениях. Устремив свой взгляд в одну точку, Ксеня всё так же пыталась осмыслить и дать хоть какое-то объяснение себе, куда же делись родители, и почему она осталась одна. Перебирала в голове разные ситуации, но лишь отбрасывала их все, одну за другой. Судьба отца и матери была всегда загадкой для волчицы, которую пока, увы, ей не суждено было разгадать. Но в скором времени я узнаю, что с вами произошло.
В нос вбивался запах мяса, и Ксения невольно начинала принюхиваться к нему, опустивши и вытянув свою морду немного вперёд. В голове потихоньку складывалась картина событий, и стало проясняться, из-за чего начался этот сыр-бор. Быть втянутой в эту дискуссию самка, конечно же, не хотела, и поэтому лишь водила головой, смотря то на рысь, то на молодую волчицу. Да, и ведь хотела она лишь понаблюдать за происходящим, но понимала, что в качестве простого зрителя ей здесь не остаться.
В своё время, голубоглазая самка, имя которой было Элойз, разъяренно крикнула в  её сторону, со словами, мол какого хрена ты здесь делаешь. Поведение молодой несомненно удивляло и немного злило, ибо её характер это просто взрывная смесь из ядовитых жидкостей, которые так и лезут изо всех щелей.
Вся ситуация была построена сейчас так, что Ксени ощущала себя лишней и из-за этого ей становилось не по себе. Видимо, не судьба мне посмотреть, как проучит тебя, Иллай…Хотя, это уже не поможет, – думала волчица, уже приподнимаясь со своего места. – Не буду рушить вашу идиллию и приношу свои извинения за беспокойство. – Сказав это, Ксеня бросила ещё один взгляд на них, а затем, развернувшись, трусцой побежала в другую сторону.

F

0

10

[Элоиз >>]

Я была на взводе. Раздражение мое выливалось тоннами злобных изничтожающих взглядов адресованных зеленоглазой Ксении, что так не кстати потревожила "частную" беседу. Нетерпение мое выражалось в легком подрагивании верхней губы, что обнажала кончики белых зубов, да утробном негромком рычании.  Волчица поняла неоднозначные намеки, и под мой ликующе -торжествующий взгляд, решила удалиться. На морде моей "возсияла" самодовольная улыбка, теперь то я смогу вволю распустить свой язык и предаться сквернословию желтоглазой бестии, что порывалась претендовать на мой завтрак. но едва я успела перевести взгляд, как в считанные доли секунды, одним большим прыжком рысь оказалась рядом со мной. Сильным, просчитанным ударом лапы, она заставила меня увидеть рубиновый салют в собственных очах, а вторым пустила мое тело с откоса. Кувыркаясь в полете и соприкасаясь с землей исключительно для получения ушибов, я все же не могла понять как же так все быстро произошло, но додумать мысль так и не успела, поскольку один из камней, с которым "поцеловалась" моя голова, заставил мое сознание надолго умолкнуть. Но клянусь вам Господа! Если бы шутка судьбы не выключила меня, окутав мраком безотчетности, я бы поднялась вновь на плато и показала когтистой разбойнице и воровке, чем сильно наше волчье племя! а так... Так я осталась лежать с раной на черепе возле одного из больших валунов,

----->> выведена

Rp

0

11

Четвёртая луна 31-ого года.
Полдень.

Невыносимо пахло волками. Джи привык, что в мире он не один, что вокруг ещё множество животных. Но как это часто случается, он больше выделял свой вид, а не составлял статистику кого здесь больше. Ведь то, что на своём пути он чаще встречал волков ещё не значило, что их везде так много. Быть может, это они сейчас здесь, а потом, через две луны, они уже за много километров отсюда. Лис не замечал за волками тяги к путешествиям и отрыву от родного дома, но если все волки разом бы собрались...
Джи хотел вновь отыскать своего волчьего друга, но пока ничего не удавалось. Их запахи были чужими и одинаковыми, он легко путался и часто блуждал вокруг одного и того же объекта. Лисьи запахи ему были привычнее, там он легче замечал различия. Но сейчас его целью было не нахождение волчьего логова, а нахождение остатков их пира. Здесь часто оставались косточки, которые можно было погрызть, почистить зубки...
Лис сидел за кустами и смотрел вперёд. Наконец он решился выбежать, хотя и не исключал того факта, что волки тоже могли бы сидеть сейчас в кустах и караулить его. Он обнюхал землю, понюхал воздух, и ветер принёс ему хорошую весть - он пришёл сюда не зря. Но в следующую секунду ветер изменил своё направление, так и не дав Джи унюхать кость. Лис осмотрелся и подбежал к ближайшим кустам, стоящим почти у обрыва. Он прижался к земле и медленно пополз вперёд, намереваясь пройти "тараном" через кусты. Но такой способ не произвёл должного эффекта, и рыжий начал передвигаться быстрыми толчками.
А потом он застрял посередине куста, находясь в одинаковой близости от "выхода" и кости. Вот и верь после этого животным, которые даже остатками делиться не хотят (Джи подумал, что волки намеренно оставили кость за кустом)!

Внимание, Dzhi!
Среди камней и взгорий тебе на глаза попадается орлиное перо, используй находку для изучения заклинаний.

+1

12

-----Стайное логово.

Давай всё останется там, позади.

Я рысью бежала к обрыву. В голове была одна цель и я старалась избавить себя от лишних мыслей. Синие глаза с немногим беспокойством бегали по горизонту и иногда подглядывали под лапы, чтобы из обладательница не споткнулась и не полетела кубарем.
Обрыв был для меня сейчас святым местом, если Боги дадут мне такую возможность боготворить его. Всё потому, что тот самый толчок уйти из стаи был здесь. Здесь меня поддержал один единственный Вельхеор, он вселил в меня веру, которая могла угаснуть через пару лет, я могла смериться, но нет.
- Судьба, благоволи нам. - пронеслось у меня в голове как молитва и перед глазами открылся серый вид обрыва. Сегодня он как никогда пустой для меня. Всё нагнетает.
Тряхнув головой я решила чуть замедлить шаг и через пару секунд остановилась оглядываясь. Чуть прищурив глаза я оглядела горизонт.
- Вельхеор! - готова была от счастья прокричать я это имя. Его присутствие сейчас здесь, раньше других, предало мне уверенность и чувство полной защищённости. Хотя, если стая направит свои силы против нас, то мы нечто.
Я уже хотела подбежать к волку, так как нас разделяли шагов тридцать, но подняв переднюю лапу, чтобы сделать шаг, застыла.
До моего носа донёсся запах волчьей крови. Глаза невольно расширились.
- Вельхеор. Он ранен?... Вальд!
Я тут же бросилась со всех лап к чёрному волку, боясь, что вожак уже успел потрепать его, ведь я так и не узнала конца разговора, который был так накалён в последние его минуты.
Подбежав к волку я тут же поняла что с ним всё в порядке и он цел. Вопросительно, и с небольшой тревогой я посмотрела на Вельхеора.
- Тогда что...? - уже вслух произнесла я, как бы делясь мыслями с чёрным.
Через пару секунд я поняла в чём дело. Обойдя волка я увидела Элойз, голова которой была в крови. Голубые глаза в ужасе расширились и я оцепенела на несколько секунд не понимая что происходит и что дальше делать.
Лишь мои глаза бегали по угасшему телу волчицы. Вполне понятно, что это сделал не Вельхеор, но как теперь сюда звать всех? Что я им скажу? Ещё это тело Викториана! Мы не в выгодном положении.
Что, ж, я ошибалась. У нас был выход, но я не сразу его приметила. Запах кошки. От этого моя морда скривилась в оскале.
- Это уже переходит все границы... - тихо прошипела я, - куда смотрит Вальд?! - выкрикнула я последнюю фразу. Я не могла отцепиться взглядом от мёртвой Элойз. - Это ещё раз доказывает его бездействие! Вот что бывает, когда ты боишься неизвестного, границ!
Я перевела наконец взгляд на Вельхеора и тут же замолкла. Он кажется был отвлечён и заинтересован кое кем.
Я приподняла одну бровь, вопросительно изогнув её и подошла к Вельхеору.
- Лис... - сказала я самой себе.
- Ну а ты то что здесь делаешь?

+2

13

Волк, что узнавался по более тяжёлой походке, чем у лисов, приближался стремительно. Лис задёргался, намереваясь выбраться, но получилось только хуже, и теперь он болтался всеми четырьмя лапами лапами в воздухе. Подошедший рыкнул, да так, что Джи вздрогнул и не сразу смог унять дрожь в коленках.
- Эм. Застрял чтоль? - удивлённо спросил волк. По голосу Джи не узнал своего давнего приятеля. И немного растерялся по двум причинам - он ожидал видеть в своей жизни только его, и это раз, а два - волк не собирался оттягать его за хвост, уши или сразу слопать. Хотя, может и собирался.
- Не-а. Просто вишу, - ответил Джи. Голос его получился не очень бодрым и довольным, и он попытался вильнуть пушистым хвостом, заведомо зная, что волкам этот жест должен понравиться. "Моё расположение, господа"
Вновь послышались шаги, а затем обращение. Вновь.
- Ну а ты то что здесь делаешь? - спросил другой голос. Более высокий, женский. "Отлично, парочка. У них тут может медовый месяц, а я "вишу"!" - еле заметно фыркнул лис и повторил ответ, ранее данный им Вельхеору.
- Если я вам мешаю своим висением, можете снять меня и я уйду, - на всякий случай предупредил рыжий. А то потом наступит конец света и эти двое будут верещать на него, что это всё по его вине. Оказывается, просто нужно было вовремя смотаться.

+1

14

>> Стайное логово.

Кармелита шла, гордо приподняв голову и делая невозмутимый вид, будто ничего не произошло и никакой охоты только что не было. Волчица чувствовала свежий след одного из состайников, поэтому решила и проследить за ним, может что интересное услышать. Актриса шла вперед, пока не дошла до обрыва, здесь кости съеденной добычи находили вечный покой свой, все находилось на дне пропасти, куда как раз и скидывали останки туш, испорченных или съеденных, наверное вороны тут кучами жили, ведь такой халявной пищи вряд ли где можно найти. В глаза волчице кинулась Комильфо, которая вроде была на взводе каком-то. Рядом стоял взрослый волк, имя его было Вельхеор. Кармелита изогнула бровь и подошла ближе, крикнув вслух.
- Что вы тут делаете?- голос был немного строгим, но, заметив тело Элойз, волчица замерла. Убийство?
- Чьих лап дело?- строго спросила Кармелита, несильно скалив морду. Конечно, она понимала, что это точно не Вельхеор и точно не Комильфо, но все равно нужно быть начеку, мало ли, эти двое тут не одни и в каких нибудь кустах засел их заговорщик и сейчас прыгнет на белую и лишит ее жизни также как и Элоиз,- И что тут делает лис?- более строже спросила волчица. Вельхеор похоже освобождал его из ветвей. Странно все это. Карма все-таки позволила себе расслабиться и невозмутимо села, провожая взглядом уходящего Вельхеора, куда это он? Актриса приподнялась, в случае если Комильфо пойдет за ним, то и Кармелита тоже. Не нравилось ей это все.

офф

надеюсь я все правильно поняла и вы не будете против компании, тем более если Карма отправится на нове земли с вами ^__^

+1

15

А пока Вельхеор освобождал лиса, и кажется моя помощь была не нужна я внимательно слушала черношкурого. У него за плечами многолетний опыт я всегда его буду слушать, он никогда не говорит в пустую.
- Мы не будем далеко отходить от Элойз, Вельхеор. - весьма решительно сказала я, - Это ещё раз доказывает неосмотрительность вожака.
Я была полна серьёзности и не шутила. Разве можно шутить за час до смерти? Верно, я тоже думаю что нет. Запах кошки чувствуется и он вряд ли полностью раствориться через пару минут, хотя ветер присутствовал.
-И тебе стоит остаться. Сейчас вся стая здесь соберётся... Пошли.
Я чуть кивнула волчице и пошла за Вельхеором в сторону края обрыва.
Остановившись я вскинула голову вверх и издала, на сколько позволяют лёгкие, протяжный, глубокий по звучанию вой. Я созывала всех на срочный сбор, правда, конечно же, передавать всем по какому поводу всех собираю, я не собиралась, да и не получилось бы. Мне нужны всех.
Я опустила голову и посмотрела своими голубыми глазами на Вельхеора.
- Пора начинать.

Отредактировано Комильфо (2014-02-04 18:16:54)

0

16

Четвёртая луна, 31 год.
Начнём?

Возвращаясь с ночного патруля, Двуликий перегрыз маленького зайку, дабы голод не давал о себе знать, а урчание в животе не будило одностайников, и отправился спать в логово. Все минусы стайной жизни познаются, когда уставший волк засыпает за час до рассвета, а на рассвете просыпаются волчата. Волчата – это такие создания, которые просто не умеют тихо. И даже если они хорошо воспитаны и родители попросили их никого не будить, пока стая не проснётся, волчата просто лежат и громко вздыхают на всю пещеру, пока кто-нибудь не проснётся. На эти томительные вздохи ожидания Двуликий даже ухом не повёл, но когда проснулся первый волк и попытался успокоить радостных волчат (а у волчат был повод радоваться, кто-то ведь проснулся, значит, можно больше не вести себя тихо), монохромный волк понял, что сегодня ему поспать просто не дадут. А потом как-то в логове воздуха мало и дышится тяжело…
Внезапно осознав, что что-то здесь не так, Двуликий продрал голубые очи и резко дёрнулся назад, увидев перед мордой чьи-то лапы. Спросоньки даже не разглядел, что это просто чёрный щенок, нашёл что-то интересное в чёрном носу Двуликого и решил потоптаться по бедному носу волка, закрыв подушечками лап все пути воздуха.
- Здвасте, - виляя хвостом начал щенок, попытался почесать за ухом, но потеряв равновесие, кубарем покатился в сторону. Двуликий подставил лапу, не давай малышу врезаться в стену, а затем ненавязчиво отодвинул волчонка подальше от себя. Тот намёка не понял и вновь вернулся, только теперь сел между передних лап волка.
- Вот у Вас одна половина чёвная, а двугая белая, - начал волчонок свои рассуждения, а Двуликий тяжело выдохнул и поднял глаза к небу с вопросом: за что ему всё это? – А вот нос почему чёвный весь, а не на половину?
- Чёрный, -  спокойно ответил Двуликий, а волчонок вопросительно поднял на него взгляд, - правильно говорить чёрный, - уточнил волк.
- Чёвный.
- Чёрный.
- Чёвный.
- Чер-р-рный, - прорычал волк. Волчонок посидел задумавшись, а затем прорычал в ответ:
- Чёв-р-р-рный.
Двуликий шумно выдохнул и нагнулся к малышу.
- Повторяй за мной. Чё.
- Чё.
- Р-р-р, - вновь зарычал волк и заставил несколько раз повторить щенка, пока у того более-менее не получилось, - ный.
- Ный, - гордо закончил малыш, уже предвкушая что-то интересное.
- А теперь всё вместе, - улыбаясь, сказал Двуликий, - чёр-р-рный.
Щенок поник, не веря в свой успех и неуверенно произнёс:
- Чёр-р-рный, - похлопал глазками, будто спрашивая: это я произнёс? и радостно с воплями «чёр-р-рный» побежал к своим родителям. Те, кто спал или делал вид, что спит, после таких криков окончательно проснулись, а Двуликий быстренько смотался, пока радостный приставала не вернулся. Щенки – это, конечно, здорово, но не рано утром после ночного патруля.
Оказавшись на достаточном расстоянии от логова и убедившись, что никто здесь его не потревожит, волк свернулся калачиком и заснул.
Проснулся от урчания в собственном животе. Одного кролика рано утром явно было мало, тем более, что время близилось к полудню. Потянулся, размышляя куда бы податься, как отчётливо услышал вой. Выли не далеко, судя по голосу – волчица, и сообщала она о каком-то собрании.
Небось волчонка потеряла, вот и созывает всех на поиски, - недовольно подумал монохромный зверь и рыкнув в ответ, мол, замолчи, на урчащий живот, зарысил в сторону обрыва, именно оттуда доносился вой. Менее чем через две минуты уже увидел чёрного и двоих белый волков, через три - остановился и уткнулся носом в землю, почуяв запах рыси.
Вот этого здесь только не хватало, - но волнения волка были напрасны, запах по земле уходил в сторону, значит, рысь уходила по этой дороге и сейчас, вероятно, уже далеко. Ещё через три минуты монохромный волк уже стоял возле одностайников, среди которых оказались Кармелита, Комильфо и Вельхеор. Занятная компашка, причём кто-то один из них был ранен. На взгляд все были целы, но запах крови предательски выдавал ранение.
Без всяких приветствий Двуликий вопросительно перевёл взгляд с одного волка на другого, а потом и на третьего, взглядом вопрошая: кто выл и что у вас тут вообще творится? А затем заметил рыжее чудо, именуемое в лесу лисицей, и почувствовал, как пасть наполняется слюной. Вот и обед пожаловал.

Внимание, Двуликий!
Среди камней и взгорий тебе на глаза попадается кусочек оленьей шкурки, используй находку для изучения заклинаний.

+5

17

Порядок отписи в локации
Dzhi, Вельхеор, Karmelite, Комильфо, Двуликий

Примечания
Лимит ожидания поста: 2 дня.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

0

18

Кармелита серьезным взглядом следила за происходящим, ведь не каждый день увидишь, как убивают твоего состайника. Холка постепенно начала подниматься все выше и выше, на морде появлялся оскал, но обращен он был не к волкам, что сейчас находились рядом, а на Элойз. Почему она повела себя так и позволила убить себя? Актриса теперь не скрывала свои чувства, потому что сейчас у всех также паршиво на душе. Кармелита вообще впервые видела чью ту смерть, не считая дичи. Она впервые видела КАК умирает хищник, точнее она видела его уже мертвым, но это было страшно, ведь это мог быть кто угодно. Что если он захочет убивать еще больше? Не-ет, она не готова умирать пока что сейчас. Надо убираться отсюда.
- Почему Вальд допустил это?!- рявкнула она, продолжая двигаться теперь уже за Комильфо, но свой взгляд она продолжала держать на Элойз. Она просто неописуемо злилась на вожака,- Почему он не охраняет должно границы?! Куда смотрят добытчики, не в обиду, и старшие волки?- она плевалась слюной, в буквальном смысле, да и еще пыл всей недавней охоты не совсем до конца угас.
- Пора начинать.- сказала спокойно Комильфо и Кармелита подняла свои уши. Начинать чего? Может какое восстание? тогда почему она начала выть? К месту сбора пришел какой то волк, его звали Двуликий, он наверняка пришел на зов голубоглазой волчицы. Карма неравно кивнула волку в знак приветствия. Кармелита заставила себя восстановить дыхание, но злость угомонить не получилось, она готова была рвать и метать.
"Этот Вальд, встречу его, разорву на части!" Впервые Актриса так злилась на вожака, она даже не принимала его, потому что она помнила Викториона, прошлого вожака, и не могла признать кого то кроме него на престоле. По крайней мере волчице нужно было время, чтобы привыкнуть к новому правительству. Но этот случай был последней каплей. Она наверное уйдет из стаи и больше не вернется.

+1

19

Четвёртая луна. 31 год

Сентай очнулся ото сна лишь к полудню, что его немного расстроило - волк не любит долго спать, потому что из-за долгого бездействия он становится вялым и немного ленивым. Дабы взбодриться и прогнать дневную сонливость, кремовый решил немного прогуляться по лесу и в случае чего поохотиться.
- Начну, пожалуй, с лосиного леса, а там уже и разберусь куда идти дальше, - решил Белый Клык и вышел из уютного логова.
Самец потянулся и сладко зевнул, после чего отряхнул шерсть, избавляясь от прилипшего мусора и остатков сна. Не затуманенный стальной взгляд осмотрел нескольких волков, которые расположились близ логова, и Сентай поприветствовал состайников коротким кивком. Но перед тем, как начать прогулку, Тай просто обязан проведать своих младших больных братьев. Если честно, то добытчик их навещает не несколько раз в день, потому что ему больно смотреть, как они беспомощно лежат в материнской норе и питаются лишь листьями эриса. Вот только даже после того, как Сен навестил младших, волк старался не вспоминать недавний разговор с сестрой. Стараясь не вспоминать о навязчивой идеи Комильфо, хищник потрусил в сторону лосиного леса.
Солнце приятно припекало светлую шкуру добытчика, однако волку не понравилось отсутствие прохладного ветерка, который бы сопроводил его в лес и подсказал местонахождение зверей. По пути в лес Тай внимательно осматривал окрестности, нет, волк не любовался природной красотой своей территории, он выслеживал какие-нибудь значительные изменения в ней. Слабый ветер иногда приносил различные запахи грызунов, волков и других зверей. Правда запахи других хищников были старыми и почти выветрились, однако это не заставило Сентая расслабиться и сбросить напряжение в мышцах. Волк упорно продолжал осматривать территорию.
Наконец донесся сильный запах лосей, перебивающий аромат других животных, более мелких. Пасть большого хищника мигом наполнилась слюной, однако Сен ясно понимал то, что в одиночку ему с лосем не справиться. Нет, конечно же можно выбрать какой-нибудь молодняк, вот только кремовый не настолько глуп, чтобы провоцировать разъяренную мать детеныша, которая мигом прибежит спасать своё драгоценное чадо. Всё же волк с лосем один на один не справится. Может быть кто-то посчитает Сентая трусом, однако он сильно ошибется, потому что спутает страх со здравым смыслом.
Тем временем хищник уже ступил лапой на давно изученную территорию. Тай поднял голову вверх и втянул воздух в ноздри, втягивая вместе с ним запахи леса. Опустив голову на уровень чуть выше позвоночника, кремовый потрусил к большому скоплению кустов, где он учуял приятный аромат сочной ягоды. Да, Сентай не только мясом любит питаться, он, как и другие волки, так же любит полакомиться и спелыми ягодами. Для начала волк рассмотрел плоды кустов и лишь тогда немного перекусил красными, немного кислыми, бусинками, после чего отошел от кустов и обнюхал землю.
- Хм, кролик, - хищно облизнувшись, волк оторвал свой нос от земли и понюхал чуть выше.
Так и есть, где-то по-близости рыскает маленький грызун. Применяя все знания и навыки охоты, Клык довольно быстро выследил грызуна, вот только за косоглазым пришлось немного побегать - всё же кролик заметил хищника и постарался скрыться в норе. Тщетная и довольно жалкая попытка, вот что я вам скажу. Так и не добравшись до норы, тело грызуна было сжато в тиски мощной челюсти.
После позднего завтрака Сентай нашел ручей и смыл там свежую кровь с морды и передних лап, заодно и попил холодную воду, ведь теплая кровь кролика не смогла утолить жажду хищника. После умывания добытчик продолжил своё одиночное патрулирование, решив проверить обрыв.
Тем временем дело уже клонилось к вечеру и солнце стало опускаться всё ниже и ниже. Неожиданно Тай услышал протяжный вой, который созывал всех волков Южного берега. Узнав голос своей младшей сестры, Комильфо, Сентай нахмурился, а ранний беспечный взгляд сменился на холодный металлический. Старший брат кратко рыкнул и немного замялся, что было совсем не похоже на смелого волка. Как бы сильно не хотелось Сентаю, он не сможет избежать предстоящего разговора с Коми на неприятную тему. Волк даже не вздохнул и не ударил по земле когтями, он оставил свой холодный взгляд и решительно настроился, после чего бросился галопом к обрыву...
К тому времени, как подошел Сентай, возле обрыва собралось пять животных. Клык для начала кивнул всем присутствующим и после сделал два глубоких вдоха, проверяя воздух на наличие других запахов. На запах крови добытчик среагировал сразу же, а так же псевдо-покой самца нарушил ещё не выветрившийся запах рыси.
Не говоря ни слова, кремовый тяжелой поступью прошествовал к бездыханному телу молодой волчицы. Тело его мигом напряглось, а кончик хвоста стал нервно покачиваться из стороны в сторону. Глаза расширились в изумлении, вот только в серых очах присутствовало не только оно одно: Клыка переполнил гнев, страх за погибшую состайницу и жалость, ведь волчица была слишком молода, дабы погибнуть в самом расцвете сил. Пускай их не связывали дружеские отношения, смерть хищника всё равно не оставила Сентая равнодушным. Он не раз слышал от Элоиз, погибшей волчицы, колкие фразы в адрес волков, однако, это не значит, что труп волчицы можно просто проигнорировать.
Большие черные когти правой передней лапы проскрежетали по каменной поверхности обрыва и волк издал глухой скулящий звук. "Какого черта я не пошел к обрыву сразу? Какого черта я вообще допустил такое?!" - Сентай был зол не на рысь, не на Элоиз, не на вожака или любого другого волка. Хищник был зол сам на себя. Во то время, как крепко спал кремовый волк, его молодую состайницу убила какая-то грязная кошка! Это недопустимо.
Прищурив глаза, Белый Клык прижал уши к голове и оскалил белые крепкие клыки. Но потом более-менее успокоился и обернулся к остальным, вновь поднимая уши и закрывая зубы черными губами. Добытчик отошел от трупа и старался не оборачиваться назад. Её нужно похоронить.
Хотя взгляд хищника почти ничего не выражал, волк злился на себя. Очень сильно злился. Тем не менее Сентай поднял голову и посмотрел на свою младшую сестру, задавая ей немой вопрос "Зачем звала?". Однако вопрос был всё же риторическим, ведь Тай прекрасно знал о чем пойдет речь, вот только сейчас он решения Комильфо не избегал, потому что волк уже всё решил.

+1

20

Сначала пришёл Анубис, чёрно - белое существо, которое очень странно посмотрело на лиса. Вельхеор сразу уловил желание хищника полакомится лисом и сразу же перегородил тому дорогу. Я чуть ощерилась прижав уши.
- Анубис, на сегодня хватит на обрыве крови, - с нотками рыка твёрдым голосом заявила я.
Да уж. Кто - то думал о набивание своего брюха чем - нибудь съестным, а кто - то думал о каждой секунде будущего переворота в истории стаи Южного Берега.
Быстро посмотрев на лиса, но достаточно уверенно, я попыталась дать ему понять, что всё хорошо и мы с Вельхеором не дадим его в обиду. Бедолага просто попался под голодную лапу и рассудок. Думаю Анубис рассудителен и не будет накидываться на двух взрослых волков из - за лисы.
Вернув свой взгляд с рыжего я посмотрела на Анубиса.
- Будет собрание, сейчас все соберутся здесь.
Этой фразой я дала понять двух-цветному, что объяснять лично ему об уходе я не собираюсь.
Перевела взгляд на Карму. Она была зла на смерть Элойз, а точнее на Вальда. Честно сказать, в душе я ей импонировала и была полностью согласна с её мнением, но нужно было умерить её пыл. Я подошла к ней.
- Карма, увы, ничего уже не вернёшь. Прошу тебя, остынь немного. Я недовольна этим не меньше тебя и уверяю, скоро всё встанет на свои места. - я смотрела Кармелите в глаза, тем самым давая понять, что она может довериться мне и быть со мной откровенна, что я её выслушаю и я совершенно с ней солидарна.
- Я постараюсь сделать всё возможное. - уже тише сказала я лично Карме, как бы давая волчице обещание лично.
Тут я услышала тяжёлые и знакомые шаги. Сентай. Да, это был мой старший брат, ярый противник моей задумки. Именно он был первым, кто услышал об этом безумие.
Я повернулась к нему.
- Сентай. - с толикой нот извинения позвала его я, на несколько секунд схмурив брови. В этом слове я пронесла смысл что да, Сент, я всё же решила это сделать, хоть ты и был против. Наверное поэтому я чувствовала себя немного виноватой.
Я знаю, что он хочет, но он уже не сможет удержать меня.

+1

21

=> Стайное логово
Иногда действительно кажется, что ты где-то кому-то нужен, но не знаешь, когда и где. Просто внутри зарождается непонятное беспокойство, которое не дает покоя. Ты бродишь и ищешь успокоения, но не знаешь, где его найти. Хочется бегать, прыгать, спать, плавать, говорить - только не сидеть без дела.
Так было с Лирой сейчас.
Когда она немного отошла от событий дня, на неё вновь нахлынули размышления. Кто разрывает могилы? Кому это нужно и какой в этом смысл?
Невольно в голове встал образ Фараона. Вспомнив подростка, Лира невольно съежилась. Воспоминания о его злости, о том, как он сорвался на неё, как говорил с ней, угнетали. Темная злилась, что так переживает из-за этого, но никакие внутренние разговоры не помогали утихомирить это гнетущее чувство.
Лире хотелось, чтобы Фараон никогда больше не говорил с ней в таком тоне.
Лапы привели её на обрыв. В нос ударил запах волчьей крови, Четвертая мгновенно бросилась к скоплению волков.
- Отойдите! - прикрикнула она, прорываясь к откосу обрыва. Элоиз.
Лира наклонилась, вглядываясь в очертания тела. Кажется, смерть наступила не так уж и давно.
Может быть, если бы она, Лира, пришла чуть-чуть раньше... Может успела бы...
Тоненький голосочек внутри, похожий на голос её умершего брата, произнес: "Ты бы не успела её спасти, рана была смертельной."
"Я бы помогла ей, облегчила страдания."
"Она умерла быстро, ты же видишь."
"Я все равно было бы рядом..."
Голос затих, а я подняла вымученный взгляд на окружающих меня волков, с удивлением, наконец, замечая среди них лиса.

Внимание, Лира!
Среди камней и взгорий тебе на глаза попадается яркий, переливающийся камушек, используй находку для изучения заклинаний.

Отредактировано Лира (2014-02-15 00:49:47)

0

22

Важно

Кто-нибудь чётко может написать, где лежит Элоиз? Она внизу по обрыву и видно её только, когда стоишь у края? Или она у лап волков? Кто как хочет, так и описывает. Описание местоположения тела в пространстве беру из поста ГМ, если не прав, исправлю.

Не успел и подумать, как с обедом тут же обломали. Он здесь, оказывается, не на птичьих правах, а под покровительством сразу двоих защитников. И ведь нервные какие, сразу рычать и зубоскалить, нет чтоб просто спокойно сказать, что нынче обедать лисом они не планируют или что уже между собой его там поделили, а Двуликий просто лишний, так сразу ведь нужно клацать зубами.
Нервные какие, наверное, не высыпаются, - ухмыльнулся Двуликий и, потянувшись, наконец изрёк, - не надо - не буду, но в следующий раз будьте добры чуть вежливее, вовсе не обязательно перед каждым клыки оголять, не только у вас может быть неудачный день, - на первых нотах получилось хрипло после сна, но голос быстро вернулся в норму. Более говорить Двуликий ничего не стал, не резон ссориться с одностайниками из-за такой мелочи, да и настроение не то. Просто посчитал нужным предупредить, что, если так кидаться на каждого с рычанием, то однажды можно нарваться и на того, кто решит рыкнуть в ответ. Стая - это семья, а в семье не должно быть глупых ссор на пустом месте.
А вот следующая новость оптимизма не прибавила. Нужно ждать прихода всех. Собрание. Ну просто отлично. А нельзя было это собрание к логову перенести? А то здесь можно до глубоко ночи простоять в ожидании, когда все соберутся. Кто-то был слишком далеко, кто-то просто не услышал, а кто-то и вовсе слишком занят, чтобы отвлекаться на сообщение о собрании, например, охотники. Им вообще нет дела до всего этого, они сейчас, наверное, добычу гонят, чтобы вечером не с пустыми лапами прийти. Не, такие вещи лучше проводить у логова, тогда и волчицы смогут послушать, на кого-кого, а на их появление у обрыва можно точно не надеяться.
Однако, озвучивать свои рассуждения Анубис не стал, его как-то не спрашивали. Вместо этого зевнул, собираясь найти место своей пятой точке, понимая, что ждать придётся продолжительное время, как волю отрицательным эмоциям дала Кармелита. Оно с одной стороны даже хорошо, нечего всё в себе копить, мы ведь все свои, выслушаем, но Двуликому сейчас меньше всего хотелось изображать из себя непоколебимый гранит в этой всеобщей истерии, да и как-то не очень здорово, когда, кажется, Анубис тут единственный, кто не в курсе, по какому поводу собрание.
Чем больше появлялось волком, тем больше монохромный понимал, что он действительно единственный из всех, кто не знает причины собрания. Появился Сентай, которого Двуликий поприветствовал кивком голову, в то время как волк тоже заметно занервничал и подошёл к краю обрыва. Затем появилась Лира, дочь альф, тут простым кивком уже не обойдёшься, нужно выказать уважение.
- Приветствую, - всё так же "многословно" произнёс волк и послушно отошёл в сторону. Тут уже не до уроков о хороших манерах. Она будущая альфа и может быть агрессивной ровно настолько, на сколько ей хочется, и никто в ответ показать клыки ей не посмеет, а если и посмеет, то это уже бунт в стае, и тогда уже сам Двуликий, да и остальные тоже, будут учить наглеца хорошим манерам, преданно защищая непоколебимость верхушки власти.
А пока угадайте, куда Лира направилась и в какую сторону изменилось её настроение? К краю обрыва и так же, как и у остальных, настроение у неё только испортилось.
Да что там за магический край такой? - не удержался от вопроса Двуликий, собрался тоже подойти посмотреть, но помедлил, а вдруг и он после созерцания неизвестности агрессивным станет? Однако, томительная неизвестность показалась монохромному волку многим хуже резкой смены настроения и, когда Лира отошла в сторону, он тоже прильнул к краю обрыва.
В один момент всё встало на свои места. Монохром на себя даже мысленно поругался, что не подошёл к обрыву сразу. Элоиз, чёрношкурый переярок, лежала неподвижно несколькими метрами ниже в крови. Запах рыси, обрыв, тело Элоиз, не сложно догадаться, что здесь произошло. Доигралась. Молодая волчица была трудным подростком, возможно, что-то Двуликому в ней и не нравилось, но она была членом стаи, членом семьи. Не удивительно, что у всех такое паршивое настроение. У всех, кроме Двуликого. Потому что у него есть тайна. Это одностайники думают, что Элоиз умерла довольно глупой смертью, но Анубис-то знает, что душу волчицы забрал к себе тёмношкурый Бог. В стае будет траур, но на самом деле грустить нет смысла. Великий счёл Элоиз достойной отправится к нему, посчитав, что здесь ей больше нет нужды находится, в свои молодые годы она заслужила того, что Двуликий не может заслужить до сих пор - расположение тёмношкурого Бога, ведь тот ниспослал ей быструю и лёгкую смерть. Рано или поздно все отправляются в логово Кхесса, но лишь не многие заслуживают быструю смерть взамен Чёрной Хвори. В это многие годы верит Анубис и этому молится.
А пока чёрно-белый волк отошёл от края обрыва, вернувшись к своим одностайникам с чувством сожаления, что они не знают всей правды о Великом, и сел, будучи в полной уверенности, что знает о чём пойдёт речь на собрании и что он обязательно вернётся сюда, когда все разойдутся, дабы поблагодарить Всемогущего за его деяния. В стае будет траур, но не у всех, жаль, они не знают всей правды.

Положение тела Элоиз:
Волчица лежит в паре метров под обрывом, увидеть его можно с края обрыва.

Отредактировано Двуликий (2014-02-18 22:25:58)

+1

23

Лис молчал. Ему нечего было сказать, если нужно он может говорить довольно резко, немногословно, красиво или по-простецки. Другой вопрос - нужно ли ему это. Не всегда рыжий пытается вести себя "хорошо". Знаете, это холодное спокойствие и рассудительность многого не стоит, многого стоит отсутствие яда.
Волк аккуратно освободил лиса. Вельхеор создавал впечатление очень мягкого и "домашнего" существа. Такого ставить на две ноги и учить подавать какао с зефиром. Собранный когда надо и воистину не агрессивный когда не надо. Все волки что-то обсуждали, о чём-то договаривались. Со странными нотками. Атмосферой. Как-будто всё предрешено, как-будто предстоит бессмысленный спор. Чисто формальный. Стальноглазый поморщился.
Волчица отошла подальше, Джи проследовал за ней. Тихо, по-лисьи. Дают - бери, бьют - беги. Сейчас похожая ситуация, рыжика не гонят, дают возможность послушать. Волчица взвыла. Начало.
Тогда-то Джи и заметил странного монохромного волчка, немедленно получившего кличку "Монохром". Тот был бесстыден и не заметил ничего в лисе. Ну, родственного. Живого. Понимающего. Только мясцо, ни грамма жира. Лишнего жира, только самую малость. Всё равно, видимо, вкусно. Хвостатый насторожился и замер, напрягся. Он не знал, чего ожидать от волков. К его величайшему удивлению, вступился Вельхеор.
- Спасибо, неловко как-то.. - замешкавшись, чуть слышно отозвался лис. Вежливость взяла верх над здравым смыслом, это вечное "спасибо". Всё быстро разрешилось, и, Джи, убедившийся в своей временной неприкосновенности, лёг под кустик и стал наблюдать. Тёмненькая волчица, принёсшая с собой лисий запах, была очень расстроена зрелищем, открывавшимся любому желающему. Рыжего туда как-то совсем не тянуло. Зато заинтересовала тёмненькая.
- Мэм? Можно узнать, почему вы пахнете лисой? - спросил лис. И чуть выполз из-под куста, чтобы его лучше было видно.

Внимание!
Среди камней и взгорий тебе на глаза попадается обломок оленьего рога, используй находку для изучения заклинаний.

+2

24

Кармелита все еще продолжала возмущенно вдыхать и выдыхать воздух. Она не могла говорить больше ничего, ей осталось только смириться с бездействием стайных. Почему они осторожно не попробуют спуститься к телу Элоиз, почему не похоронят ее вместе с остальными? Белая волчица понадеялась, что эту самку не оставят гнить так дальше, но, как сказалось ранее, Кармелита устала. Она не успела как следует отдохнуть после удачной охоты, она сразу же вышла сюда, не зная, что ее привело ее к этому месту, но сама она была не в восторге от своей ранней идеи. Комильфо обратилась к ней, попыталась успокоить, но разве можно так просто взять и положить всем этим психам конец, по крайней мере, стоит разобраться в этом деле. Кармелита кивнула волчице, молча говоря глазами, что она больше не будет говорить не по делу. Раздался вой.
Чтож, раз Комильфо решила собрать собрание, то Актриса, пожалуй, останется здесь и послушает новости. Может здесь скажут что-нибудь и вправду дельное, но что если этот сбор лишь для того, чтобы показать всем стайным печальную погибель Элоиз, почему бы просто не принести ее на Холмы и там не созвать волков стаи. Волчица выдохнула. Вот, недавние эмоции, что захлестнули собой белую, утихли и теперь на морде высказывалась только скорбь, дикая скорбь об этой смерти. Наверное, Кармелита одна так переживала за погибель состайницы, но возможно другие волнуются не меньше. Будь она на месте Вальда, то она быстро бы отыскала эту тварь, что так просто смогла лишить жизни, ух пожалела бы эта рысь.
Грозный крик за спиной. Дочь вожака. Быстро же она вжилась в роль высокую в стае, но надолго ли такая увереннность? Ее поприветствовал Двуликий, а Кармелита лишь одарила Лиру спокойным и равнодушным взглядом, ей было не интересно видеть в ее глазах отчаяние, ведь она также как и все здесь присутствующие, узнала только сейчас, что волчица умерла, "ведь сделать ты ничего не смогла, да". Актриса захотела было встать и наорать на нее, мол это ты виновата в этом, ведь в твоем теле течет кровь вожака, а значит и ты с этим связана, но во время остановилась, ей не нужно никаких конфликтов. Лис наконец решил заговорить, но Карма только повела ухом, она опустила взгляд и беспомощно рухнула на землю, кладя голову на свои лапы. Подождем, когда остальные подойдут, если конечно подойдут.

+1

25

Младшая сестра позвала Сентая, но последний лишь повел ушами в её сторону, мол, сейчас не до этого. Когда Тай более-менее отошел от увиденного, он вновь повернулся к обрыву, но тут его одернула Лира. Альфа взглянула с обрыва на труп молодого волка, взгляд Сентая потупился и уши его опустились вниз. Немного подумав, самец подошел к Лире и мягко оттолкнул её от края обрыва, дабы волчица наконец перестала смотреть на бездыханное тело Элоиз.
- Позволь мне спуститься за ней, - нельзя оставлять волчонка там, куда Южная стая скидывает останки дичи.
Не дожидаясь ответа альфы, Сен начал действовать. Уши его вновь сделали стойку, а мышцы напряглись. Стальной взгляд изучил предполагаемую дорогу, по которой можно спуститься к телу, а сильная волчья лапа осторожно ступила на обломок камня. Проверив камень на прочность, Тай стал аккуратно спускаться вниз, дабы не подскользнуться и не полететь следом за Элоиз, а то, гляди, и дальше к гнили и реке. Маленькие камушки сыпались из-под черных когтей, хорошо, что у волков подушечки лап твердые, а иначе Клыку пришлось бы не сладко. Тем не менее, медленно, но верно, Тай приближался к валуну, рядом с которой и лежал черный бездыханный комок. Элоиз для своего возраста являлась довольно крупной и крепкой волчицей, так что у добытчика могут появиться проблемы с затаскиванием её обратно наверх.
Неожиданно каменная крошка посыпалась из-под лап Сентая, правда он "уехал" на ней не так далеко. Махнув хвостом, кремовый глянул на реку, в которую он мог угодить, если бы проскользил на двадцать сантиметров дальше. Всё же большая высота заставила Сентая нервно сглотнуть, но добытчик мигом взял себя в руки и быстро повернулся к черной волчице. Белый Клык нахмурился, завидев кровавую рану на голове волчонка, но потом аккуратно подобрал Элоиз зубами, схватив её покрепче за шею, стараясь не прокусить её, и аккуратной поступью направился наверх.
Как и ожидалось, обратный путь да ещё и с Элоиз был затруднителен, но Сен всё же сумел выбраться наверх. Волк потащил труп прочь от обрыва и отпустил Элоиз только рядом с кустами. Перед тем, как отпустить волчонка, Тай подпер тело лапой, чтобы черная не упала на камень.
Пока волк взбирался вверх, черная шерсть грозилась оторваться, поэтому сейчас в пасти кремового находилось несколько черных шерстинок, от которых самец поспешил избавиться. Самец немного отошел от тела погибшей. Сентай возвел голову к небу, прижал уши к голове и издал громкий, протяжный и довольно мелодичный вой. Вой самца явно отличался от воя его сестры, он был грубее, громче и более раскатистым. С помощью воя Тай выразил свою скорбь по поводу гибели волчицы.
Закончив свою грустную песнь, волк опустил голову, сделал большой шаг к Элоиз и дружественно ткнул её влажным носом в холодное плечо. После траурного прощания, Тай обернулся к стае и вновь посмотрел на Коми, но на этот раз он подошел к сестре и присел рядом с ней.
Наверное, вой Сентая был достаточно громким, чтобы остальные волки услышали его и подошли к обрыву. Всё же этот звук объявился во второй раз и некоторые должны были решить, что что-то не так и оторваться от своих дел, дабы собраться на этой части территории. Взглянув на Комильфо, Сен помрачнел. Брат с сестрой не разговаривали достаточно долгое время, однако Тай на это не особо хотел исправлять, так как он задумался о чем-то своём. Возможно скоро начнется новая история для новой стаи.

Отредактировано Сентай (2014-02-17 22:34:50)

0

26

Порядок отписи в локации
Комильфо, Лира, Двуликий, Dzhi, Karmelite, Вельхеор, Сентай

Примечания
Лимит ожидания поста: 1 день.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

0

27

Лира. Её появление заставило кончик моего белого хвоста дёрнуться. Тут же я отдала себе распоряжение успокоится. Нет, я не собиралась накидываться на волчонка Альфы, просто её реакция на Элойз немного подействовала и растормошила мои нервы. Сколько ещё волков будут приходить и кричать. Кричать на меня, Вельхеора! Будто это мы.
- Радуйся, Лира, - подумала я с некоторой злостью, - смотри, как бездействует твой отец! Вини! Вини себя и всех вокруг за его ошибки!
От неё меня отвлек Двуликий, про которого я на миг забыла.
-А что монохромный думает по этому поводу? Он допускал мысли о том, что убийцами можем быть мы с Вельхеором, а этот лис набрёл на нас сразу после убийства... Нет, это уже маразм!
Лис поблагодарил Вельхеора за защиту. И вправду, рыжий обучен манерам и это плюс ему от меня. В голове прокрутилась мысль о том, что он одинок и давно бегает по этим лесам и наверняка знает что там.
Я опустила морду чуть вниз к лису и спросила у него шёпотом.
- Ты был за обрывом... на той стороне?
Меня сейчас интересовал только этот вопрос, больше от рыжего мне ровным счётом ничего не нужно было.
Выждав ответ я чуть заметно кивнула ему и взгляд мой устремился на Сентая. Я услышала его слова адресованные Лире.
Позволь мне спуститься за ней
Мышцы мои разом напряглись, челюсти сжались и если бы окружающие прислушались, то могли бы услышать сктежетание зуб продолжительностью в секунду.
Лис слышал наверняка и он, наверняка, слышал это один, потому что моя морда тогда находилась возле него.
Я медленно выпрямилась и стала наблюдать за тем, как Сентай, рискуя жизнью вытаскивает Элойз. Через несколько секунд брат с телом был уже здесь. Он положил бездыханное чёрное тело и взмыв голову протяжно завыл. Надо конечно отдать ему должное, потому что все, по крайней мере я, совершенно забыли про различные церемонии погребения. Сентай всегда отдавал дань традициям.
Я взмыла голову вверх и подхватила его вой, правда мой, длился, по сравнению с воем Сентая, достаточно не долго. Как бы Высший не гневался, а мне сейчас было абсолютно не до этого.
Опустив голову я посмотрела на Лиру. Раздражало меня немного такое отношения Сентая к ней. Можно ли это назвать ревностью? Да, наверное. В любом случае это уже не моя стая и я ухожу, навсегда и бесповоротно.
Услышала голос Вельхеора, который вбил меня в колею. Спасибо ему за такое одёргивание меня.
Выслушав тёмного волка я кивнула ему в знак согласия и выискав глазами большой камень, но не высокий по размерам, подошла к нему и запрыгнула наверх, чтобы всех я видела и чтобы все видели меня.
Я окинула всех взглядом и остановившись голубыми глазами на Сентае начала.
- Вы стали очевидцами ужасного зрелища. Элойз погибла от лап хищника и по оставшемуся запаху это была большая кошка. Кошка, которая вторглась на наши земли, на земли Южного Берега! Что она здесь делала? Думаю ответа не знает никто, даже вожак, хотя он к этому, увы, причастен. Вальд, почему то, никогда не говорил нам что за границами и мы не хотели знать. А почему? Что там? Там, где мы не были, там ведь то, чего мы не знаем. Вальд, вожак. Куда смотрел он, когда убивали Элойз? Где он был? Вы ответите мне, что он был занят, верно?... Да, это так. Он был занят обвинением Вельхеора в краже тела Викториона, которое пропало! Клевета!... Обвинял волка, который прожил больше многих. Всё это потому, Южане, что Вальд, видимо, боится того, что запретно, а возможно за границами будущее. Возможно все проблемы оттуда и, искоренять их нужно тоже там! А болезнь, от которой страдают все, потому что заразится ей может каждый. Некоторые уже умерли, а спасения нет. И что? Мы так и будем жить, ждать своей смерти? А что до цветов, так это бесполезные растения. Неужели кто - то вылечился от них до конца? Может быть я просто не знаю? Скажите мне!... А лекарство может быть там, где нас ещё не было. Там, где ещё не ступала наша лапа... Я заявляю о своём уходе из стаи Южного Берега, так как считаю, что сия стая стоит на месте и не совершает никаких попыток выбраться из этой трясины смерти, а я, увы, никак не могу повлиять на вожака и изменить ход событий в самой стае. Вы думаете, что мы все в безопасности? Увы, но вы крупно ошибаетесь. Я ухожу с земель стаи, чтобы исследовать новые, чтобы узнать то, что было скрыто от наших глаз, то, что было недоступно и недопустимо. Вельхеор согласился идти со мной, поддержав мою идею. Так вот я спрашиваю вас, кто пойдёт со мной? Кто хочет пойти в неизведанное и сделать попытку на лучшую жизнь.

викторион Т_т

Отредактировано Комильфо (2014-02-26 16:18:52)

+1

28

Как странно. Когда Лира подняла взгляд на остальных, её будто что-то ужалило. Не то, что она ожидала сочувствия, или каких-либо других подобных эмоций, но все же не этого...
Некоторые смотрели безразлично. Некоторые злобно. Ей казалось, что её вдруг какой-то силой выбросило из привычного окружения и, окунув в холодную воду, резко выбросили на холод. По телу побежали мурашки.
Что происходит?
Только Сентай был довольно любезен. По крайней мере, говорил он довольно вежливо, но его слова вывели Лиру из оцепенения.
Она только неопределенно кивнула, не уверенная, что желает увидеть тело Элоиз рядом с собой. Если она окажется рядом, то можно еще точнее определить время смерти...
Может, это принесет облегчение, а может и нет.
Сентай осторожно спустился вниз и так же осторожно поднялся. Из его глотки вырвался пронзительный вой, от которого закладывало уши.
Лира стиснула зубы, наклонившись над Элоиз.
Смертельная рана... Но Четвертая была слишком требовательна к себе. Чувство вины не прошло.
Рядом каким-то образом оказался лис, задав довольно странный и неуместный в данной ситуации вопрос. Но он, сам того, видимо, не желая поднял Четвертой настроение. Она вспомнила Тайгу - ведь еще совсем недавно она чувствовала себя почти всесильной, знала, кому может помочь, что ей делать и чего делать не стоит.
Не то, что сейчас...
- Одна рыжая попала в передрягу, я и еще одна волчица оказались рядом, видимо, потому и пахнет, - Лира добродушно улыбнулась. По сравнению со всеми остальными лис теперь выглядел для неё оплотом радости и дружелюбия.
Шерсть невольно поднялась дыбом, когда заговорила Комильфо. Тон её голоса, интонация, будто бы пробиралась под шкуру, пробуждая внутренних мурашек и заставляя их отчаянно бегать под шерстью.
А то, что она говорила... Вальд. Неужели он так просто бросил обвинение Вельхеору?
Все внутри Лиры протестовало против этих слов. Вальд не мог! А если и мог, значит, у него были на то причины? Он не мог сделать это без вины Вельхеора?
Взгляд невольно переметнулся на волка. Он делал вид, что не замечал Темную. И вдруг, внезапно все встало на свои места. Странное безразличие, осуждающие взгляды.
Лира, дочь Вальда. Все видят в ней только его подпевалу, и не больше.
"А что вы хотите?! Чтобы я шла против своего отца? Он вырастил меня, и любил меня! Вы осуждаете только за то, кто я по крови!"
Темная почувствовала, как внутри нарастает какое-то полуистерическое состояние, как ускоряется сердцебиение и дыхание.
Все, что говорила Комильфо вызывало в Лире бурю эмоций. Могла ли она сказать что-то в ответ? Язык не поворачивался, она не могла вымолвить и слова.
Что ждут от неё, от Лиры, сейчас? Чтобы она начала спорить? Злиться?
"Я должна понять правду. Если Вельхеор действительно виновен, я докажу это всем. Никто не посмеет обвинить меня в том, что я просто поддерживаю Вальда из-за родственных связей. Если я докажу его правоту."
Это было какое-то странное ощущение. Желание бросить вызов всем, кто окружал её сейчас. Желание быть выше и сильнее, чем она была.
"Ты права, Комильфо, стая давно прогнила, но не потому, о чем ты говоришь. А потому, как ты относишься ко мне теперь. Как относятся все твои сторонники".
Лира встала, чуть расставив лапы, будто бы боялась пошатнуться и упасть от внезапно нахлынувших на неё чувств.
- Я пойду.
И взглянула с некоторым вызовом, прямо в голубые глаза белой волчицы.

Внимание!
Среди камней и взгорий тебе на глаза попадается яркий переливающийся камушек, используй находку для изучения заклинаний.

Отредактировано Лира (2014-02-21 15:28:41)

+1

29

Смерть Элоиз - это ещё не всё? Они ещё что-то запланировали? Двуликому это не нравилось, очень не нравилось. Они вмешивают сюда политику. Как это грязно, обсуждать дела политические на фоне смерти. Но говорить об этом Анубис не стал, промолчал. Вновь промолчал. Кто она такой, чтобы осуждать других? Нет, у него другая цель.
Вместо этого подошёл к Сентаю, остановившись чуть позади.
- Будь осторожен, - тихо сказал монохромный волк, прекрасно зная как опасен путь вниз и что опаснее только путь наверх с телом волчонка в зубах. Волновался? Да, на сегодня достаточно смертей на обрыве.
Пока белый спускался вниз, за ним внимательно продолжали следить пара голубых глаз. Он отошёл лишь единожды, когда Сентай выбирался из обрыва и то, только для того, чтобы дать тому возможность подняться наверх. Взгляд вниз: на камне всё ещё осталась кровь переярка. Громкий вой заставляет оторвать взгляд. Прощальная песнь Элоиз, маленькому волчонку, что больше не с ними. Да примет же Кхесс её в свои объятья.
Двуликий вмешивается в общий вой с небольшим опозданием, избегая взглядом стайных; винит себя в смерти переярка. И как он мог спать в это время?
Замолкает, однако, так же быстро и приопускает морду вниз. Давайте свои новости, паршивей всё равно уже не будет. Говорить начинает Комильфо. И чем дольше она говорит, тем сквернее становится, а ведь казалось, что хуже уже не будет. Да кто она вообще такая, чтобы обвинять альфу в чём-либо? Откуда такая дерзость у обычной охотницы?
- Замолчи. Это не только его вина. Виноваты все. Где был каждый из нас, когда какая-то кошка посмела пойти против стаи? Кошки нападали на нас и при Викториане, ты действительно веришь, что всё зависит от альфы?.. - перебивает волчицу Двиликий, однако следующая фраза заставляет его заткнуться.
Кто-то разрыл могилу Викториона? Как так? - взгляд на Вельхеора. Сложно поверить, что он на это способен. Вельхеор не тот волк, что будет кощунствовать над телом погибшего вожака.
Больше Двуликий не произносит ни слова, давая волчице возможность выговориться и коря себя за несдержанность. Как подросток, не иначе. Но её слова впадают в душу, заставляя шерсть на загривке вставать дубом. Да как она смеет?
Речь окончена, оставляя в голове черно-белого волка двоякие мысли. С одной стороны она права, бояться нового не стоит, но Комильфо явно не хватает хитрости, опыта. Исследовать новые земли нужно, но делается не так, не с запалом максималиста. И в присутствии всей стаи, а не избранных, что смогли оторваться от своих дел и прийти на вой.
Тишина нависает над обрывом. Она даёт монохромному волку время, чтобы принять решение. Он поднимает глаза на Комильфо и произносит с укором.
- Нашла время... - сглатывает и отправляется к телу Элоиз. Её нужно оттащить к Памятным холмам. Как раз в этот момент до чуткие уши улавливают чужую речь. Нашла время. Нельзя мешать политику и смерть, нельзя.
- Я пойду, - это Лира. Двуликий оборачивается. А вот это уже совсем плохо, ладно одной непоседе пришла в голову дурная мысль, но дочь альфы...
- Лира? - в этом вопросе только укор. Вся эта ситуация пахнет большим конфликтом. Альфа не отпустит свою дочь в неизвестность, в места столь отдалённые, что от них исходит запах опасностей, - Вы нужны стае, - последняя попытка отговорить волчицу от авантюрной затеи.

Отредактировано Двуликий (2014-02-25 11:28:05)

+1

30

Рыжий всеми силами пытался понять правила постановки. Что здесь происходит и кто есть кто. Пока что речь ему казалась иноязычной, а не просто непонятой. Непонятностью для него был бред или неприятие чужой точки зрения. Неприятие тоже имело свои причины - расхождение мнения с полученным жизненным опытом или же невыносимый эксцентризм. Намного легче, когда знаешь хоть что-нибудь. Когда знаешь, слышишь, что Роуз одаривает знаками внимания Джима, но Джима ты не знаешь, а с Роуз знаком заочно. К сожалению, здесь ничего понятно не было.
Извлекли наконец таинственный мрачный предмет. Труп вызвал в лисе бурю эмоций. во-первых, было отвратительно наблюдать, как волк невозмутимо тащит волчонка, ничуть не смущаясь запёкшейся крови даже на затылке. Да и вообще, зачем поднимать бедное тело и что-то ещё делать? Джи сжался, пытаясь превратиться в маленький рыжий комочек.
Он не отводил взгляда от тела, но услышал дыхание Комильфо, укладывавшейся рядом. Лис с трудом оторвал взгляд и перевёл стальные очи на волчицу.
- Нет. Ни одна уважающая себя лисица там не была. - ответил он. "Мы много путешествуем, но всё равно знаем очень мало. И никто не знает ответа, что держит нас на месте"
Джи ещё раз по-диагонали просмотрел всех участников действия и остановился на Лире. Она была как местная шишка. Все старались не бросать на неё слишком красноречивых взглядов, но лис видел гораздо больше. Или ему казалось так, он привык, что у всего две стороны. Джи сел, чуть сгорбившись и плотно обвил лапы хвостом. Он хотел занимать в пространстве как можно меньше места. Убедившись, что нижние ветки не задевают его, рыжик продолжил рассуждения. Все вокруг что-то пытаются показать. То, чем они не являются. Или наоборот, спрятать сокровенное. Очень низок шанс, что собеседник максимально искренен. Волки, они разговаривают и не замечают, что делают. Потому что им нужно ещё и слушать, а лису, выходцу из другого мира, не нужно. Он просто может замечать.
Лира ответила, и Джи кивнул. Он на мгновение задумался, кем могла быть та лиса. "Надеюсь, вы её не съели" - мысленно заметил рыжий. Он не хотел больше встревать в разговор.
Создавалось ощущение, что тёмненькая обломала всю малину. И сама этого не поняла. Она либо и правда скромная и незаметная, либо очень хорошая актриса, которая сейчас вовсю злорадствует в душе.
А затем шире расставила лапы и произнесла вполне обычные слова. Рыжик с трудом удержался от того, чтобы не выругаться Дурацкое представление, и зачем здесь труп?! Лис больше не мог сосредоточенно греть землю пятой точкой. Джи вскочил и громко фыркнул. Теперь оставалось только дождаться ответной реакции.

Отредактировано Dzhi (2014-03-07 20:08:53)

0


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Обрыв