Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Заячьи поляны


Заячьи поляны

Сообщений 1 страница 30 из 191

1

http://clickscreen.ru/screens/3/a2fe07ad.png
Густая и мягкая невысокая трава устилает небольшой луг подле стайной пещеры. Зайцы здесь, как видно из названия, - это основная добыча для волков и хищных птиц, однако сами поляны чаще считаются местом для развлечений и игр, нежели для охоты. Хотя одно другому не мешает.

Ближайшие локации:
- Берег Гиблой реки (Даэрис)
- Оленьи пастбища (Даэрис)
- Логово Тёмного Древа (Даэрис)
- Воронья роща (Даэрис)
- Каменная поляна (Даэрис)

0

2

Начало
Элоиз набирала скорость. Уверенной широкой рысью она неслась к своей цели - рыжевато-бурый заяц отчаянно удирал от молодой волчицы, но она не теряла надежды его поймать. Она тыщу раз видела, как другие более взрослые самки ловко и без особых трудностей ловили таких же. Почему не сможет она? Иллай ускорялась, хотя такая длительная погоня её утомила, зато сейчас она подобралась достаточно близко к цели. Резкий рывок вперед, прыжок - и голова самки столкнулась с деревом, которое она и не заметила, а заяц юркнул в нору прямо под ни. Недовольно зарычав на свою же глупость, она тут же поднялась с земли и совершила отчаянную попытку атаковать дерево.
- Подохни от черной крови, тварь. - проклятье было адресовано везучему кролику с надеждой, что оно сбудется.
- Хахах! Да даже я бы его поймал! - послышался из-за спины чей-то высокий писклявый голос.
Волчица обернулась и узрела совсем ещё крохотного щенка (не старше четырех месяцев), который был очень рассмешен ситуацией и был явно о себе слишком хорошего мнения. Времена, когда Иллай крушило все, что ей не нравилось, уже прошли, к счастью для малыша.
- Провали с глаз моих, а? - фыркнула она в сторону щенка. Однако тот не угомонился и продолжил.
- Во время охоты нужно смотреть вперед, а не разглядывать по сторонам! Или ты на дерево охотилась?! - нудным заумным голосом промолвил он.
Элоиз никогда не славилась большим запасом терпения, который маленький умник исчерпал своей второй фразой. Всё-таки самомнение молодой волчицы было ещё очень уязвимым (как и у большинства подростков), поэтому она не могла кому-либо позволить вот так вот просто насмехаться над собой.
Черная двумя прыжками сократило разделявшее их расстояние и прижала мелкого к земле обеими передними лапами, давя не слишком сильно, чтоб потом её ещё и в нанесении увечий будущему поколению не обвинили.
- Ты, поди, умник, да? Думается мне, когда я размажу твою маленькую несмышлёную головешку об сие дерево, умничать ты будешь меньше. Как тебе идея? - наклонив морду совсем близко к уху волчонка, прорычала молодая волчица. Не будь он южанин - был бы уже трупом.

+2

3

Начало.
Четвёртая луна. 31 год.

Настроение было отвратное. Голодный, злой и раздражительный, Чёрный уже успел получить трёпку от брата и теперь, поджав хвост и скалясь, шустро покидал логово.
- Вернёшься, когда успокоишься, - послышалось в след. Черныш обернулся, глянул с презрением на светлую шкуру и, выпрямившись, двинулся к поляне. Как же он ненавидел сейчас брата! Да и весь мир в целом. Бурча под нос и возмущаясь, Чёрный думал об одном: где бы найти сейчас хоть небольшую тушку и набить брюхо. Заячья поляна прекрасно удовлетворяла требованиям, а особенно сейчас, когда на поляне почти никого нет, но, вот что называется неудачей. На поляне было зайцев ровно столько же, сколько и волков, то есть практически нисколько. Да и те, что были, слишком хорошо прятались от Черныша.
Внезапно из травы выскочил зайка и со страшной скоростью пронёсся мимо волчонка, так быстро, что тот даже дёрнутся не успел, а следом не менее быстро, почти не касаясь лапами земли, пролетела чёрная волчица. Но налюбоваться сим чудом Чёрный не успел. Зайка нырнул под дерево, а волчица, явно не ожидавшая ничего подобного, втюхалась в это несчастное дерево. Да с такой силой, что волчонок поморщился, представляя насколько это больно. Но вместо сострадания эта история вызвала в юном сердце целую бурю эмоций, сдержать которые Чёрный просто не мог.
- Да даже я бы его поймал! - громко смеясь, задорно произнёс юнец. Волчица, конечно, этого задора не оценила и попыталась прожечь дырку в юном звере, но Чёрного уже было не остановить. Он смеялся на всю округу, виляя хвостом от восторга и даже конкретный намёк, что нужно заткнуться, малыша не остановил.
- Во время охоты нужно смотреть вперед, а не разглядывать по сторонам! - всё ещё смеясь, но стараясь выдержать тон матери, попытался выдать нравоучение зверь, что получилось плохо, а затем добавил, - Или ты на дерево охотилась?!
Поняв, что сглупил, Чёрный рассмеялся ещё громче, запрокинув голову, как вдруг мир перевернулся один раз, начал вращаться со страшной силой и резко остановился, ударив бедного щенка по спине. Чёрный попытался дёрнуться, но нависшая сверху волчица не давала ему это сделать, прижимая лапами к земле.
Почему она злиться? Почему она скалиться, рычит? Нельзя быть такой злой, нельзя. Я ведь ничего не сделал.
Но её речь была такой пламенной, преисполненной злости, что Чёрный не решился промолчать.
- Идея так себе. Свою-то "головешку" ты уже размазала, - вырвалось наружу, после чего Чёрный внезапно осознал, что если сейчас не свалит, то получит так, что мало не покажется. И, победоносно рыкнув (хотя получилось не очень победоносно и не очень рычаще, звук больше походил на приглушённый писк), Чёрный отважно вцепился в лапу сопернице, а затем быстро выполз из-под самки и, празднуя свою победу, рванул подальше от злобной химеры - не тут то было! Щелчок чужих челюстей и лапы заскользили по траве.
- Отпусти, треклятая! - возмутился Чёрный, но хвост предательски ушёл под живот.

+3

4

Начало.
Задумчивый немного более обычного взгляд был направлен вперёд… но смотрела она в никуда.  Своеобразная опустошённость поселилась в груди. Отзвук неясного и беспричинного беспокойства тревожил разум. Эрида наверняка знала, что это за чувство. Оно напоминало о себе из луны в луну, каждый год, — « месяц памяти почившим от хвори…» — и было вызвано отнюдь не скорбью по погибшим, а осуждением самой себя. Ведь самка в час поминания слёгших от злополучной болезни оставалась одной из немногих, кто испытывал не то чтобы грусть, как подобает, а едва ощутимую печаль, что ощущалась не сильнее, чем изо дня в день. Хотя Эриде и было по кому горевать, но отклика на это в её душе не нашлось, как отчаянно она его в себе не искала, глядя на тронутые тоской лица матери и сестёр. Они вспоминали каких-то своих знакомых, вспоминали и отца.  А для Эриды это случилось слишком давно, и всё, что осталось – боязнь показаться через чур чёрствой в глазах родственников, не так понятой.
Пролетевшая мимо глаз ласточка отвлекла на себя внимание светло-серой.  Альфа слегка одёрнулась, отвлекая взор от розовеющего раннего неба на чёрное пятно, что спикировало вглубь пещеры.  Устроившаяся на возвышенности, какая служила потолком для стайного логова-землянки, Эрида пододвинулась к краю, свешивая лапы и голову, и заглянула вовнутрь сверху вниз. Птицы свили гнездо на стыке стены и крыши логова, близко к выходу. Встретившись тёмно-медовым взглядом с глазёнками-пуговичками резвой ласточки, Эрида добродушно усмехнулась.
— Хитрая какая, — сказала, поднимая голову, — и волчата тебя там не достанут, и зверь в волчье логова носа не сунет, —  затем покачала головой, всё ещё улыбаясь, и встала.
Припустив переднюю часть туловища, волчица потянулась, даже немного похрустев косточками, затем перенесла вес на жилистые передние лапы, вытягивая поочерёдно задние, да расправляя плечи. Шумно выдохнула и, оттолкнувшись,  наконец спрыгнула, тяжело, правда, приземляясь. 
Отряхнувшись, Эрида чуть дёрнула порванным ухом и мордой в сторону повела, глядя себе за спину, на гнездо птичье: — Ну смотри теперь, чтобы только птенцы ненароком не выпали. 
Отвлеклась, когда вниманием её завладел неясный шум близь логова, на заячьих полянах. Если силуэт смольный самка сходу и не отгадала бы, то голос да крики Элоиз – как повелось, небезызвестной хулиганки – отличила сразу. Эрида сощурилась, сделав пару неуверенных шагов в сторону полян. Была заинтересована в том, что происходит, но не уверена, что это стоит её внимания, ведь она намеревалась догнать Вальда, ушедшего не так давно.
Но приметив рядом с Элоиз волчонка, а затем и за действиями рослой юной волчицы проследив, Эрида напряглась, понимая, что эта широкоплечая кобылица (в хорошем смысле) на раз раздавит серенький комок, а припомнив нрав её… Альфа навострила уши, да отрывистым шагом направилась к ребятам. Приблизилась Сизая быстро и бесшумно и, как вышло, со спины к крупному чёрному переярку.
- Ты, поди, умник, да? Думается мне, когда я размажу твою маленькую несмышлёную головешку об сие дерево, умничать ты будешь меньше. Как тебе идея?
— Сколько там с предыдущего твоего наказания прошло? — Эрида подхватила слова Элоиз, стоя, может, в метре у неё за спиной. Говорила альфа пока ещё спокойно, скорее даже шутя, ведь какова бы ни была Сизая строга, справедливости в отместку в ней было в равной доле и независимо от слов переярка, в действиях его опасности пока не наблюдалось.

Отредактировано Erida (2013-11-23 18:07:57)

+4

5

- Ещё, щенок, хоть одно слово - и твоя мамка будет слизывать ошмётки твоего жалкого тельца с этой земли. - прорычала на ухо сорванцу Иллай, чуть сильнее придавливая того к почве. В ней не было ярой ненависти к данному щенку или ярого желания непременно его прикончить - отнюдь, она всего лишь пыталась отыграться за то, что Чёрный ущемил её гордость.
Ещё не начавшее желтеть зубы в не самом красивом оскале нависали над юнцом, и, казалось, он был полностью во власти молодой волчицы... Но малыш оказался достаточно смышлёным, чтобы найти выход: он извернулся и вцепился своими маленькими зубкам в лапу Иллай, из-за чего волчица отпрыгнула на достаточно большое расстояние и истерически взывала от резкой пронизывающей боли. Хотя, какая там боль? Так, не сильнее комариного укуса. Болело сейчас бльше царское самомнение самки.
- Чёрт тебя выдери, маленькая ты паскуда! Молоко не губах не обсохло, а челюстями уже клацает!., - взревела юная разгневанная самка от лютой обиды на волчонка. Верно, не случись того, что случилось секундой позже, ситуация бы явно вышла из-под контроля не из-за желания Иллай покончить с маленьким отроком, а из-за ущемления собственного достоинства.
Голос Эриды буквально в метре заставил Элоиз встрепенуться и развернуться к обидчику крупом, одновременно пробормотав что-то не совсем разборчивое и совсем недовольное себе под нос. Голос предводительницы как всегда звучал мягко и приятно, буквально ласкал слух, и, будь Элоиз чуть более внимательна к красотам окружающего мира, то оценила бы и голос Эриды. Несмотря на свой нрав, молодой волчице крайне редко удавалось вывести альфу на чистый гнев - волчица была куда мудрее черношкурой и куда более терпеливой, что лишь вызывало в Элоиз больше желания вывести её из себя, заставить рвать и метать всё в округе. Мысль о том, что порвать в такой ситуации могут именно её, Иллай ещё не посещала. Успокоив мысли и попытавшись смириться с непоколебимым спокойствием главной волчицы стаи волчица недовольно закатила глаза в ответ на вопрос Эриды, после чего вставила своё слово:
- Отчего же альфа в няньках?

+1

6

Чёрный аж подпрыгнул на месте, услышав голос альфы, на землю же приземлился уже с прижатыми к голове ушами и опущенной мордашкой.
Ну, вот, только из логова вышел, а опять чем-то не угодил, - подозревая, что конечно его обвинят во всех злодеяниях (и правильно сделают), подумал Чёрный и не поднимая головы, находясь во всё том же сгорбленном положении, обернулся. Сколько же радости появилось во взгляде волчонка, когда он понял, что альфа своим страшным укоряющим взглядом смотрит не на него. На душе стало сразу так радостно-радостно и гордо от того, что сейчас будут ругать не его, что Блэки почувствовал себя спасителем всего волчьего семейства от какой-то страшной угрозы, от которой спасти мог только он. И вот он, ваш герой, встречайте!
Выпрямляться же наш герой пока не спешил, косо зыркнув на чёрную волчицу, на полусогнутых Чёрный решил сначала добраться поближе к альфе, туда, где безопасно, одним словом, а уже потом что-то предпринимать. Это он и сделал, бочком, стараясь делать всё незаметно, а от того ещё более медленно, на полусогнутых лапах пополз к Эриде. Со стороны это выглядело очень комично: не то у молодого волка прихватило живот и теперь он беспомощно коряжится на траве, толчками продвигаясь к альфе, в надежде, что ему помогут; не то изображает из себя гибрид улитки и черепахи, причём очень неудачно изображает; а, может, у зверька тут приступ. Одним словом, Чёрный предоставил возможность огромного полёта фантазии для стороннего наблюдателя (пусть сидит и гадает, что тут на щенка нашло), правда, наблюдателям с хорошим чувством юмора на это жалкое зрелище лучше не смотреть - животы надорвут от хохота.
- Отчего же альфа в няньках? - хоть смысл Чёрному остался и не понятен (какие няньки? причём здесь вообще альфа? да как эти два совершенно разных слова можно поместить в одно предложение?), но волчонок быстро смекнул, что фраза это не хорошая. Он оглянулся на чёрную волчицу, радостно замечая, что прополз почти половину пути и с этой точки она не такая уж и страшная.
Молчи лучше, тебя же сейчас ругать будут, - мысленно сказал ей Блэки, искренне веря, что все его мысли до единой телепортируются в голову волчице и она всё поймёт, а альфа этой переглядки не заметит.
- А мы тут охоте обучаемся, - преданным и искренним взглядом смотря на альфу, попытался спасти положение Черныш. Кажется, положение спасаться не хотело, - правда очень неудачно, - тут он внезапно оживился, приподнялся на лапах и буквально подлетел к альфе с восторженными глазами-блюдцами, - а Вы знаете, какие зайцы быстрые? Да они такие шустрые! Один бежал-бежал и как под дерево шмыг! А тут... Бам! И головой об дерево!
С восторженными возгласами, виляя хвостом и едва не прыгая от радости, Чёрный смотрел на альфу с открытым ртом, искренне ожидая, что она сейчас так обрадуется его пересказу и запрыгает по полю вместе с ним. И будут они все прыгать втроём и радоваться жизни.
Нет, ну а что плохого в том, чтобы три волка: два больших и один в два раза меньше - решили рано утром попрыгать по поляне. Это же так здорово, прыгать по утрам. А настроение как поднимает!

+2

7

Нет ничего дурного в том, чтобы вести себя раскрепощённо. Но раскрепощённость не означает вседозволенность. Этот принцип, по какому судила Эрида, волей-неволей знал каждый член стаи. Не имевшая ничего против весёлого и громкого поведения, альфа, однако,  с большим трепетом относилась к соблюдению, например, субординации. В частности не любила, когда пойманные, что называется, «на горячем» ещё и умудряются говорить что-то поперёк. Но желанию моментально гаркнуть противоречил факт, что перед ней – ребёнок. В сущности, не имело значения, насколько этот ребёнок взрослый. У Эриды такие же дети, что останавливало в ней пыл самых первых возникнувших чувств, вгоняя в своеобразный ступор. В конце концов, она не имеет права броситься  на переярка или излишне грубо обозвать.
- Лишнее болтаешь, - тон сменился более серьёзным. Искрами в глазах сверкнула первая злость и суровость. – Следи за своей пастью, покуда я не велела  её хорошенько прополоскать на пару с твоим носом, что лезет не в своё дело, - сказала, словно отрезав. 
Вид Эриды не терпел сейчас возражений и ясно давал понять: лучшее, что может сделать переярок, отмолчаться. Отпускать её серая  тоже не намеревалась. Стояла каменным изваянием, нерушимо, смотрела, распрямившись, сверху на смольную, строго щуря медово-огненные глаза.
Боковым зрением заметила медленное движение маленького серого волчонка и перевела цепкий взор на него. И как только не путая собственные лапы, он крался к альфе.
«Чудо в перьях»  - в душе, может, и смеясь невпопад, Эрида осталась непоколебима внешне и лицом не изменилась, разве что только смягчив взгляд. Детей она любила.
- а Вы знаете, какие зайцы быстрые? Да они такие шустрые! Один бежал-бежал и как под дерево шмыг!
Обратив всё своё внимание на волчонка, самка и вовсе дрогнула губами в улыбке.  Прыгать так резво не стала, но подыграла, решив потешить серого. Уши игриво навострила да резко шею к маленькому склонила.
- Да ты что! – разыгрывая добродушную воодушевлённость, негромко воскликнула Сизая, - как ты интересно рассказываешь, - мордой находясь на уровне Чёрного, продолжала Эрида. – Но мне знаешь, что интереснее послушать? Как ты перед Элоиз извинишься, - голос принял твёрдый оттенок. Не злой, просто твёрдый.
Прищурилась. Грознее выглядеть не стала, но смотрела Чернышу прямо в глаза, пронзительно. И во взоре этом проницательно-принципиальном явственно проскальзывало: оправдываться и извиваться тщетно. Альфа насквозь видит.  Ведь не просто же так развопился смольный переярок.

Внимание, Erida!
Среди травы и камешков тебе на глаза попадается съедобный гриб, используй находку для изучения заклинаний.

скриншот броска

http://clickscreen.ru/screens/2/04964218.png

Отредактировано Erida (2013-12-02 23:28:21)

+5

8

В маленьком сердечке закипела еле ощутимая злоба на предводительницу. Мало того, что не дала ей закончить начатое с щенком, так ещё и принизила её в глазах младшего поколения. Пора бы ей хоть малость повзрослеть и перестать так резко реагировать на каждое недоброе слово в её адрес, но временно это неизменно Ума прибавилось, обидчивости не убавилось.
Услышав финальную фразу предводительницы, чёрная повернула узкую морду в сторону малыша и выжидающее приподняла одну бровь: мол, что теперь ты скажешь, опасный сорванец?
Сейчас малые дети такого нрава, как был Блэк, выводили из себя юного рекрута. Их самомнение, уверенность в своих умственных способностях и физических силах, остроумие, которое "острым"-то ещё и не назовёшь... На самом деле, Эл была сама точно таким же ребёнком и изводила всех в округе: и старших переярков, которые были готовы даже дорогу ей уступить, лишь бы она пасть закрыла поскорее, и взрослых, которым приходилось регулярно чуть ли не в холодную воду её окунать, чтобы в чувства пришла. Жаль, что сестра отказалась разделять её такую вот жизнь: ей больше оказалось дорого существование с парочкой пристарелых консерваторов, которые стали ей чуть ли не родными мамкой с папкой. Перед глазами Иллай в то время всё ещё висела масляная картина огромного чёрношкурого льва, сдирающего бледно-рыжую шкуру с её матери, всё ещё ощущалась острая боль, когда тот отклацал ей почти что весь хвост, оставив с жалким кроличим обрубком до конца дней. Вайвара избежала той миниатюрной бойни - ей по барабану, что да как там было. Особо чувствительной Элоиз не назовёшь - не по матери она скорбит, а по своему хвосту скорее. И горестно ей из-за испытанного в ту ночь унижения: жалкий кошак опустил их семейство ниже плинтуса, оставив в живых ни на что не способных юных выродков, от которых грезит избавиться вся стая без малого. Однако в планы Иллай не входит так просто перестать висеть на шее жителей южного берега - коли взялись за воспитание сироты, так пусть и мучаются до конца, пока волчишка в совсем самостоятельный путь не отправится.

+1

9

Сколько счастья может быть в детских глазках, от осознания, что взрослый волк, а в данном случае не просто волк, а целая альфа, поддержали его. Да Чёрный сейчас осветился от счастья не хуже звезды, именуемой Солнцем. Радостно тявкнул, не в силах сдержать эмоции и виляя хвостом не хуже пропеллера, но вот другая часть слов альфы в миг заставила волчонка переменится. Чёрный прижал уши к голове, словно его не просто попросили извиниться, а отругали за все злодеяния, в принципе так он себя примерно и чувствовал.
Просьбу альфы начал было выполнять с энтузиазмом, но хватило одного взгляда на Элоиз, чтобы весь запал в миг пропал.
Съязвить бы ей сейчас что-нибудь пакостное, - подумал было Чёрный, но при альфе дерзить не решился, а потому собрал всё своё мужество в лапу и произнёс:
- Извини, что так получилось, - посмотрел на чёрного переярка недовольным взглядом, но больше говорить ничего не стал и отвернулся вновь к альфе.
- Я теперь свободен? - с надеждой посмотрел он ей в глаза и, получив ответ, быстренько смотался от греха подальше, пока не передумали.
[Персонаж выведен >>]

0

10

Несчастный взглянул на Эриду так, словно она, превратив в прах все его надежды и мечты, развеяла их только что по ветру - такого масштаба замешательство исказило морду серого. Пропала былая его радость и веселье, но противиться не то просьбе, не то приказу самки он не стал, кинув в сторону Элоиз своё извинение. На том Эрида выпрямилась, вновь глядя на мальчишку со странным для его серебристо-песочной шкуры именем, улыбаясь, и улыбаясь шире прежнего. Не самодовольство - похвала.
— Вот молодец, — дружелюбно взмахнув хвостом, так, что край его едва не коснулся сизой спины, она кивнула на его просьбу, — иди.
Проводив Черныша глазами, Эрида, не спеша оборачивая голову, взглянула и на Элоиз. Разбойница отродясь, она и стояла как-то по-хулиганьи со своей топорщащейся смольной шерстью, раз от разу глядя на Эриду то с обидой, то с непониманием. На встрёпанной  голове ещё остались кусочки коры и земли.
«Неуж-то прямо в дерево?» — немного склонив голову, Эрида, поразмыслив, двинулась с места, начиная: — Знаешь, как мы в юности зайцев ловили? — обходя переярка сбоку, самка добавила между тем: — Иди-ка за мной...
Особо близка с Элоиз серая не была, как, собственно, и с другим десятком молодых голов стаи. Да и, отрешённая ото всех, Иллай, кажется, в  заботе и ласке не нуждалась. Но история этой молодой самки (саму её скорее злившая, нежели печалившая) сердца взрослых трогала. Но отчего Эрида вспомнила сейчас? Может, тому причиной как раз таки неудачная охота чёрной, учить её которой было просто некому. Альфа говорила без пауз: — Догнать ушастого и впрямь задача не из лёгких. То, вернее всего, от удачи даже зависит.
Сизая не намеревалась спрашивать, нужен ли Иллай совет, попросту понимая, что как бы на самом деле ни было, она откажется, посчитав за оскорбление, быть может, себя. Эрида начала рассказывать, так сказать, без спросу, который ей и не нужен. Говорила незатейливо, временами подбавляя в слова бодрости каким движением. Моралью там и не пахло.
— А вот в нору забившегося, так расплюнуть, — приблизившись к тому самому дереву да к узкой заячьей хованке, что у его корней, Эрида наклонилась, жадно вдыхая. — Там заяц твой, там. Зарывай нору, — отступившись, она кивнула Элоиз на вход в небольшенькую землянку, — как солнце ему припечёт, а воздуху не хватать станет - покажет нос. Ты и хватай.
Чёрный силуэт поодаль альфа заметила запоздав. Подняла глаза, смерив его ими выжидающе, покуда не отличила в морде со слепым увеченным шрамом глазом Вельхеора. Кивнула ему, приветствуя.
— Молодость вспоминаем, — усмехнулась самка, указывая носом на переярка и нору заячью подле. Но выражение Эриды скоро сменилось с весёлого спокойным, — что ты хотел?

+1

11

Встретившись с недовольным взглядом Чёрного и услышав его нелепое извинение, самка чуть успокоилось - самомнение умерело пыл. После финальной фразы щенок поспешно удалился с места действий.
Как только Иллай услышала со стороны фразу "как мы в юности...", из её груди вырвался недовольный тяжёлый вздох. Ей никогда не нравились россказни взрослых "а когда я был/была в твоём возрасте" и тому подобное. Причина тому одна: Иллай - не они, она не считала нужным следовать их примеру, пусть даже он окажется весьма неплохим. За неимением сестры и родителей она привыкла усваивать всё методом своих проб и своих ошибок. Помнится, когда ей было месяца три, ей сказали, что лезть в улей - плохо. Приняла за правду это она только тогда, как травницам пришлось зализывать многочисленные укусы на её тельце. Сейчас её логика была примерно такая же.
Элоиз отвлеклась на пришедшего гостя, как и Эрида, но тот своим серым потрёпанным внешним видом и приподнятым настроением очень быстро надоел молодой волчице, и её взгляд вновь вернулся к основанию дерева, под котором где-то в непроглядной тени, как сказала альфа-волчица, всё ещё прячется её кролик. Добыча, добраться до которой, как выяснилось после объяснения Эриды, прозе простого, стала ещё более желанной, но что-то внутри Иллай противилось идее последовать совету Сизой и закидать землёй убежище кролика. Противилось сделать это непосредственно при ней. В противовес этому - непреодолимое желание выудить проказника из-под дерева и показать ему, где же раки зимуют. В конце концов, он мог бы оказаться первой совершенно самостоятельной охотой Иллай. Ну, убитую наполовину олениху приёмной мамкой считать за самостоятельно пойманную добычу нельзя.
Дождавшись, пока Эрида заведёт разговор с Вельхеором и отвлечётся от неё, Элоиз повернулась крупом к норе и, усердно начав работу передними лапами, стала закидывать нору своей добычи смесью травы и немного суховатой земли, которая оказалась немного перемешанная с песком. Когда у передних лап образовалось уже небольшое углубление, голубоглазая остановилась и вновь развернулась к норе, выжидая действий грызуна. Про находившихся рядом взрослых волков она уже и вовсе позабыла - её интересовал только кролик.
Однако пушистый не подавал и виду, что что-то изменилось. Чёрношкурая немного растерялась. Быть может, она сделала что-то не так и вот-вот станет объектом насмешек?..
- Он... Он точно ещё там?

Внимание, Элоиз!
Среди травы и камешков тебе на глаза попадается оленья косточка, используй находку для изучения заклинаний.

скриншот броска

http://clickscreen.ru/screens/4/fe7ff5df.png

+1

12

Первая Вельхеорова фраза, как и его улыбка с веющей от неё тайной, только насторожили Сизую. Идеальное спокойствие, воцарившееся на её морде при приветствии к чёрному, сейчас постепенно, медленно, сменялось наползающей хмуростью, покуда уже совершенно недоверчивый вострый взгляд альфы не был буквально вперен в самца впереди. Что задумал? К чему обычно неразговорчивый, но прямолинейный в своих кротких изречениях самец теперь пустился вокруг да около? Да и Эрида, сердцем огненная, не была повадна слушать растянутую резину.
— Ближе к делу, Вельхеор, — уже сухо и низко обронила самка, приостанавливая чёрного на какой-то части рассказа об Эрисе и его долгой семилетней жизни. — Что ты задумал?
Эрида смутно помнит знакомство с этим кобелём, случившееся, вернее всего, в раннем её детстве. И сколько помнит саму себя, столько и он ей видится волком с нравом дружелюбным, но от других совершенно закрытым. Не было от него особой шумихи. Он не прослыл, как негодяй и лодырь. Кажется, с несколько раз она даже обращалась к нему за советом... И именно потому сумасбродность этой его просьбы разгорячила самку. Неужто старческое безумие подступило?
— Ты с ума сошёл?! — то было сказано, скорее, не злостно, а крайне взволнованно, возмущённо. — Сам-то давно Эрис ел, чтоб за стаю волноваться? Не хворь ли это в твоей голове уже говорить начала?!
А на что же, если не на возмущение, зная Эриду, матёрый самец рассчитывал?  От взбушевавшихся эмоций конечности свела дрожь. Безрассудство! Одному, в чёртову даль, к неизведанным землям и диким зверям, что и по одиночке разорвут старика в клочья! Она не понимала.
— Вернёшься? В одиночку ты смерть там свою быстрее сыщешь, чем Эрис! — успокаиваться она не желала. — Где ты только понабрался этой ереси? Расуэль властен над эрисом. Создал его для нас тогда, создаст и сейчас! Неужели странным тебе не кажется, что доселе неспроста не совался нос южан на те земли? — выставив лапу, она слабо подалась вперёд, словно бы переходя в разговоре в "наступление".
Но по слабеющему с каждым новым словом тону, по увядающей в нём уверенности, сообразительный Вельхеор мог бы додумать - до момента, как она сдастся в своих препираниях осталось ждать недолго. В конце концов, как бы велико ни было желание Эриды отговорить самца от столь паршивой - по её мнению - затеи, она понимала, что удержать его не сможет также. Но она может напугать...
— Вот. Вот! То-то и оно! Ты добытчик, — с последней вспыхнувшей уверенностью  заявила Сизая, — и не твоего сердца беспокойство, сколько и где осталось эриса.
Постепенно в груди закипала не то чтобы злость. Раздражение. Она видела в глубине его очей, одно из которых беспросветно слепо, ту уверенность и непоколебимость старческого каприза. А с видением приходило и понимание - ей не разубедить. И всё же упрямая, поддаться она не хотела до последнего. Ей было не всё равно.
— Уйдёшь один, учти - стая не придёт на помощь, — ощерив пасть, заявила она, решив, что раз разубедить не выходит, выйдет напугать. Впрочем, Эрида ясно видела и ту бесстрастность Вельхеора к жизни, просто противясь, не желая принимать.

Внимание, Erida!
Среди травы и камешков тебе на глаза попадается пучок клевера, используй находку для изучения заклинаний.

скриншот броска

http://clickscreen.ru/screens/5/d074bf63.png

+2

13

Испуганный заяц забился в самый дальний угол норы и дрожа шевелил ушами, внимательно слушая что происходит снаружи. Самым печальным фактором было то, что ничего там не происходило. Волки ни куда не шли, они наоборот топтались возле норы, словно другой еды в мире для них не было. Несчастный серый мог бы сидеть в норе вечно, если бы не послышался звук падающих камушков и земли, его заживо закапывали. Запаниковав и пробившись ближе к выходу, он стал активно раскапывать себе путь на поверхность, иначе рисковал быть погребенным заживо. Усердно капая заяц добрался до поверхности и высунув мордочку наружу посмотрел на происходящее. К его счастью, черная волчица стаявшая ближе всех отвлеклась. Не теряя момента, заяц выскочил из засыпанной норы и кинулся в сторону от хищницы.

C

Порядок отписи в локации
Первая очередь: Элоиз, Game Master
Вторая очередь: Вельхеор, Erida

Примечания
Лимит ожидания поста: 4 дня.
Очереди друг с другом не взаимосвязаны.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

Отредактировано Game Master (2013-12-19 17:45:59)

0

14

--------------> Памятные холмы

Дорога дальняя: огибая вздыбившееся по правому боку взгорье, до перевала, потом через рощу, где дичь бросалась в рассыпную едва заслышав стук тяжелых лап. Волк мчался к логову, надеясь, что ни Эрида, ни подозреваемый не успели разойтись по своим делам. Однако, первый встреченный южанин доложил, что обоими там даже не пахнет. Ушли. Вальд снова ощутил бессильную злобу, но взял себя в руки и продолжил поиски. А встретив топающего домой Черного, альфа был готов расцеловать - щенок сказал, что его волчица и Вельхеор были всего в нескольких километрах от логова, на поляне. Он снова припустил галопом, успев похвалить перед этим волчонка. Знал бы тот, как сильно ему помог!
До полян Вальд добрался, что называется, вовремя. Он остановился на опушке, скрываясь от любопытных глаз за густым еловым лапником, и взору его открылась следующая картина: обычно молчаливый черный трепал языком как завзятая сплетница и отпрашивался у Эриды в поход. - Эк ты, паскуда, вовремя! Натворил дел и быстрее бежать. Ловко придумано, ничего не скажешь! - Негодовал голубоглазый, поблескивая глазами из своего укрытия. Хорошо, что каждый был занят своим делом. Не заметили, что за ними наблюдает четвертый. Добытчик что-то сказал Эриде - что именно альфа прослушал - та в ответ взъерепенилась и показала зубы. У Вальда появилось четкое желание пойти и размазать черного по земле - тот ошалел настолько, чтобы дерзить ей? Перепалку окончил длинный монолог, который удивил его. - Как же я раньше не приметил в тебе такого лицемера... Вот же змейство, ты погляди! - Удивительно, что Вельеору так долго удавалось играть роль "немого".
Заметив, что черный собрался уходить, вожак вышел из своего укрытия и направился прямо к нему.
- Тебя-то я и искал! - Он широко улыбнулся, ничем не выдавая своей неприязни. - Останься, поговорим. - Тоже мне, некрофил-самоучка...
После, не обращая на того внимания, он подошел к Эриде и, понизив тон так, чтобы никто кроме нее больше не услышал ни слова, начал:
- На холмах пропал труп Викториона. Ни следа, лишь разрытая могила. Давно, все уже травой заросло... - Серый говорил с легкой усмешкой, стоя расслабленно и не оборачиваясь, чтобы Вельеор ничего не заподозрил. Однако Эриде был хорошо знаком холодный блеск льдистых глаз, выдававший скрываемый гнев. - Я думаю, это сделал кто-то из наших. Больше попросту некому... И не за чем. Вовремя этот пострел уйти навострился, а? - Не мудрствуя лукаво, Вальд выложил все в лоб. - Убить его готов... Это мог сделать он? - Вожак заглянул в глаза волчицы, ища в них поддержку или одобрение.

+3

15

Время шло и шло, а кролик всё ещё не высовывался наружу. Усидчивостью молодая волчица никогда не отличалась, поэтому очень быстро заскучала. Одним ухом она слушала не самый интересовавший её разговор Вельхеора и Эриды. Последняя, что было из ряда её манер, вещала сущую правду, суровою, беспощадную и всем известную. Речь шла о том, что, если наш отважный старикан попадёт в беду, то в далёкие дали за ним никто спасательным отрядом не пойдет. Вы, мать его, вообще о чём?.. В десяти метрах от логова лев задрал всех (за исключением одного) норы, оставив лишь несколько кровавых пятен и ошмётки чёрных и рыжей шкур. Ай, маладца, ай да отряд быстрого реагирования!
Печаль и обиду на стаю за гибель всех родных Иллай никогда не показывала другим, чтобы не публично выявлять своё самое слабое место, однако осадок-то внутри неё остался... И зачем же ей, уже относительно самостоятельной, торчать средь тех, к кому душа совсем не лежит?.. Незачем, признайте.
- Я тоже хочу уйти.
Как бы мимо ходом вставила свою короткую фразу в "серьезный разговор больших волков". Неужто из-за детской вредности и вспыльчивости её никогда не сочтут зрелой для более-менее важных дел? Если даже не охотиться, то патрулировать она уже вполне смогла бы, так зачем попусту тратить полгода? Полгода жизни в никуда. Для волков это не так уж и мало, чтобы забить и попинать мужские гениталии лишние шесть месяцев.
Наконец, под корягами началось какое-то движение. Странный звук, издаваемый обычно такими грызунами, последовал следом. Хвост резко поднялся вверх и завилял как бы в ожидании чего-то очень важного. Лапы напряглись, сердце начало биться несколько чаще. Всё тело было готово совершить решающий прыжок навстречу долгожданной добыче.
Удивив, что кролик начало высовываться из своего укрытия, Элоиз кинулась навстречу ему, широко разинув пасть и готова сжать её, как только почувствует, что пришло время.

Отредактировано Элоиз (2013-12-22 20:05:19)

0

16

Несчастный ушастый не успел сделать и парочки прыжков, как над его телом нависли челюсти волчицы. Прибавив прыти, зайцу удалось избежать смертельного удара, но клыки волчицы сомкнулись на его хвосте. Однако, из-за скорости серого, волчица осталась с клочком пуха в зубах. А вот серый, потеряв от страха какой либо ориентир, резко повернулся и уперся в дерево. У волчицы есть отличный шанс схватит зайца за голову или поперек тела.
С

0

17

Резвый заяц сумел избежать её тисков, зато на память от него у Элки остался клочок серой шерсти в зубах - она успела отклацать ему часть хвоста и не более. Была бы хоть лишняя минутка, чёрная бы и порявка, и покидалась на дерево. Но, увы, нельзая было понапрасну тратить время. Её первая добыча была совсем рядом, прямо перед ней. За происходящем наблюдали взрослые, которые, увидев неудачу юной волчицы, вполне могли бы залиться недобрым хохотом. Однако Эл была более чем уверена в своихъ намерениях покинуть поляну только с добычей, со своей добычей. Маленькое сердечко было исполнено рвением и ненавистью по отношению к кролику. Мол, кто он таков, чтобы позволять себе экие вольности? Волка-то дурачить? Зайцы были дла молодой волчицы низшим  разумом, который был призван быть игрушками в лапах высших(волков). А как ими играть, когда это настолько сложно? Охота казалась для самки чем-то нереальным, каким-то применением магии. Надрать кому-то шею - как раз плюнуть, но самой обед поймать - увольте.
Не теряя ни секунды, Элоиз кинулась на серого, целясь а позвоночник и шею.

0

18

Наконец нашедший ориентир заяц, хотел было уже прыгнуть в сторону, но острые зубы волчицы впились в его мягкую шею и сдавили позвонки. Горячая кровь хлынула во все стороны. Добыча поймана, остается дело за малым, придушить брыкающегося и пытающегося вырваться зверька.
C

0

19

Послышался тихий хруст костей, позвонков иди что там у этих зверушек находит под кожей. Зубы у волков не предназначены для того, чтобы прокусывать всё и вся насквозь, поэтому вкус крови почувствовался совсем не сразу. Юная волчица сдавила шейку жертвы как можно сильнее, чтобы кислород перестал поступать в лёгкие. Передней лапой она прижала его тело к земле, чтобы удобнее вцепиться в глотку. Через какое-то недолгое время кролик перестал дышать, его тельце обмякло и было полностью в распоряжении Элоиз. Губы её были немного окрашены тёмно-бордовой густой жидкостью, совсем ещё тёплой и очень вкусной. Она ведь и раньше пробовала кролятину, но никогда прежде вкус крови не был для неё так приятен, как сейчас. Она неспеша облизнулась, чтобы продлить это состояние блаженства. От кролика всё ещё пахло жизнью, которую он только что потерял.
Меняется ли что-то в волках с первой их пойманной жертвой? Всё становится несколько проще. Последняя задача юношества, которая казалась ей непосильной, была выполнена. С первым опытом не приходит талант, но пришла уверенность, что она протянет. Протянет жизнь в одиночку, сможет осуществить задуманное. Ей нужно только найти поддержку средь единомышленников и ещё немного потренироваться, чтобы всё уж наверняка получалось. Она вела себя слишком по-детски, это очевидно, до сих пор так себя ведёт. Однако есть внутри что-то, что уже неплохо спланировано и ждёт высвобождения наружу.
Подняв свою добычу с земли, она бросила отстранённый взгляд на Эриду и старичка, надеясь встретить их вновь не скоро, а лучше - вообще не встретить, и поспешно удалилась.
-> обрыв

0

20

Он смеялся. Даже не так - усмехался. Пусть добродушно, пусть совершенно беззлобно, ласково, но усмехался. Над ней. Над каждым её словом, каждым аргументом "против". Альфу такое обращение в конкретной ситуации оскорбило. В глазах заиграла злость.
Эрида оскалилась настойчивее, показывая белоснежные как жемчуг резцы и лишь слегка тронутые желтизной у дёсен клыки. Кончиком языка проведя по зубам и зацепив губу, самка сделала уверенный шаг навстречу кобелю. Шерсть на загривке давно была взъерошена.
— Я говорю... — начала Сизая, пронзая выцветшие глаза самца своими, огненно-медовыми, — я предупреждаю последний раз: одумайся.
Хвост волчицы уже был пущен по линии спины, но пасть она сомкнула, словно бы давая Вельхеору шанс на реабилитацию. Но он продолжал говорить своё. Положительное и отрицательное отношение обозначены тонкой гранью. И в эту без того ветхую черту Вельхеор сейчас долбится упёрто лбом.  В его дальнейшем монологе, в сущности целиком касающемся навязчивой идеи нахождения цветков эриса, невзначай проскользнули и остальные… «Остальные. Какие остальные?! Кого ещё этот сумасбродный дед решил выволочь в неизвестность на смерть?!»
Словам дал начало угрожающе-тихий гортанный рокот:  — Если тебе так вздумалось к праотцам, — говорила Эрида отрывисто, резко, клацая зубами по окончании каждого слова, — найдётся, кому это устроить. В стае, — кинула непрозрачный запрет на всякий уход. После, не жалея голоса, сорвалась на ор: — У остальных есть Вожак! И приказа покидать территории не было! — замолкнув, волчица приблизилась, скорее даже просто потянулась к рваному уху Вельхеора, рыча: — Как и разрешения на самовольность.  Уйдёшь – забудь  обратный путь. Я костьми лягу – назад не пущу, — в ней говорила злость. Если задуматься – справедливая.
«Благими намерениями не к Расуэлю дорога устлана».
Она затихла, как только заметила Вальда. Сколько она знает супруга, столь отъявленного дружелюбия к стайным ему было занимать:  «Что-то стряслось?». Так или иначе, его приближение остудило самку. Она несколько успокоилась, прижав навострённые уши перед голубоглазым. Но набрав воздуху для утреннего и нежного "привет", так и осталась стоять с приоткрытой пастью.
— Что?.. — скорее неверие, нежели непонимание, слышалось в её вопросе. Но разъярённость глаз Вальда быстро встряхнула Эриду. Волчица сосредоточилась на том, что он говорит. Пропадающие из могил тела не были актуальной для южан темой, но знали о них если не все, то большая часть волков. Даже у нянек на повестке дня была страшная история для непослушных волчат, связанная с памятными холмами. Потому никто не пытался докопаться до истины, сваливая на обезумевших от голода падальщиков. Но стоило случившемуся коснуться кого-то из иерархов...
Никогда в жизни Эрида не подумала бы, что тоже самое случится с Викторионом. Уже этот самец, кажется, был Божий одуванчик. И несмотря на его явный талант оставаться занозой для Вальда и, как следствие, его семьи даже после смерти, уличить его в подлости не представлялось возможным. Так кто позарился бы? Да кто бы посмел?! К чему ведёт Вальд, Эрида смекнула быстро. Зрачки округлились - она хотела возразить, но... Задушив в себе эту мысль, как и всякое яркое чувство, она бесстрастно покосилась на Вельхеора, когда взгляд чёрного был направлен куда-то в сторону. Меньше чем за миг всё связанное с этим кобелём, что Эрида когда-либо слышала или видела даже мимоходом - всплыло. Отрешённый, загадочный, закрытый. Временами недоговаривает, временами - несёт сомнительную чушь. Стоило же Сизой представить его на месте расхитителя могил... Она отвернулась. Её морду, да что там – всё тело!  – скрытое за  Вальдом от глаз подозреваемого, перекосило отвращение. Каждой крупицей тела Эрида брезговала одной мыслью, что кто-то из стайных мог разрыть могилу, достать изуродованное волчьей чумой, покрытое гнильными червями, неописуемо разящее смертью тело и перетащить его куда-то и, главное, зачем-то к себе! А, натешив больную голову, вернуться спать в общее логово, к стае, к ней, к её детям! Пауза затянулась.
Тронув прохладным носом щеку голубоглазого, волчица мягко подалась вперёд, соприкасаясь, затем, своей шеей с его. Скучала. Но за супружеской лаской было скрыто нечто большее, доступное на слух только Вальду: — Не руби с плеча. Вельхеор стар. К нему привыкли. Избавишься от него без доказательств – обвинят в убийстве старика, — она на мгновенье отдалилась, встретившись глазами с серым лишь за тем, чтобы переместиться и прижаться к самцу с другой стороны. Эрида понимала жар чувств Вожака очень хорошо.  И характер поступков Вельхеора в сопоставлении с происходящим образовывали пугающую, но логичную догадку:— Но я тебе верю. Это мог быть он.
Сделав шаг в сторону она  обратилась уже к добытчику впереди: — Бог с тобой, — звучала Эрида спокойно, но смотрела на кобеля уже иначе. Впрочем, что заметит полуслепой? — Если тебе удастся убедить в своей затее Вальда, я не скажу и слова поперёк.
«Если удастся...»

Внимание, Erida!
Среди травы и камешков тебе на глаза попадается пучок поганок, используй находку для изучения заклинаний.

скриншот броска

http://clickscreen.ru/screens/5/3368e100.png

+4

21

Воронья роща ----->>
На душе царило радостное возбуждение, все триволнения временно отошли на второй план, не смотря на серьезную значимость скорби, что выпала на мою несчастную долюшку, но успеется погоревать мне в светлом будущем об утрате матери, отца, да сестры с братьями, а пока, с меня было вполне достаточно всех ужасов "войны" с проклятьем рода нашего. Разве можно долить жидкость в тот сосуд, который уже полон? Вот и я говорю, что нет. На сегодняшний день, мой сосуд горестей -печалестей, кажется, был заполнен до самых краев, ну мне так казалось, по крайней мере.
Я пыталась бодренько семенить за своей провожатой, все время изучающе вертя головой на 160 градусов, с восторгом в разноцветных глазах и полуоткрытой пастью, которой почти все время что-то пыталась схватить и попробовать на зуб. Никогда еще мир не был так велик и огромен, что такое полянка у логова, по сравнению с могучим лесом, в котором я чуть не переломала себе все лапы, а потому добрая незнакомка всю дорогу тащила меня, замершую в ее пасти словно неживая, потому как мне слишком много было чего посмотреть, а потому не до телодвижений знаете ли, так вот, что такое мой скудный мирок по сравнению с обителью стаи? Капля в море! Один вид могучих сосен, таких огромных или нагромождение валунов - все это, приводило в трепет, хотелось кинуться к каждому кустику, каждому камешку, ткнуться носом, погрызть, просто прикоснуться, потереться боком, чтоб ощутить дыхание новизны, но почти всю дорогу я просто провисела живой тушкой в пасти Комильфо, проявляя чудеса несвойственного мне терпения, лишь иногда досадливо поскуливая и раскачиваясь у нее у зубах за шкирку. Но вот наступил праздник! Едва тенистый густой лес закончился, как взору моих огромных от любопытства глазищь, предстала поляна! Я такой никогда даже во сне не видела: яркая, большая, рельефная, чарующая разнотравьем и особым ландшафтом. Сказка, да и только. Взвизгнув от восторга, зайдясь неким радостным нетерпеливым писком, едва мои лапы ощутили мягкую травушку под собой, я сорвалась с места и "покатилась" быстро перебирая короткими лапками, пока кубарем не свалилась с небольшого пригорка. Где находится моя спасительниц, я не знала, да и некогда мне было отвлекаться на такие второстепенные, сейчас, вещи, когда мир ждал меня и только меня! Конечно я тут же принялась его изучать, со всем рвением юного натуралиста. В первую очередь мной был осмотрен разлапистый куст, но получив колючку в нос, я оставила попытки его покусать и уже околачивалась возле камня, красиво изукрашенного пышным мхом. Великан был неподвижен и молчалив, не смотря на то, что я со усердием его "облаяла" и даже сделала несколько заходов заскочить на него, но кроме пары шишек ничего мне более получить не удалось. Фыркнув и потряся головой, разочарованно пропыхтя,
- Ну и ладно, ну и сиди на месте. - я величественно, как мне казалось, удалилась от булыжника и растянулась на брюхе неподалеку от ручейка. Потом поползла к источнику воды и журчащих звуков. Замерла. Принялась глазеть на чудо природы, но не долго, поскольку стало ясно, что простым смотрением жажду не утолить. Отфыркиваясь и дурачаясь, я лакала воду, зачастую от этого она обжигающая и холодная попадала мне в нос, так продолжалось до тех пор, пока я вконец не выбилась из сил и не притихла, задремав на солнышке, таком теплом и "ласковом". Конечно же других волков я не видела, да и как такая малявка может что-то или кого-то увидеть из-за густой высокой травы?

+1

22

-------->Воронья роща
Большую часть дороги я пронесла маленьки чёрный комок в зубах. Я была не против нести маленькую юную волчицу в пасти понимая что ей ещё тяжело проделать такой путь. Мы шли и шли, а вместе с тем вокруг сменялся фон. Я чувствовала как маленькая волчица крутит головой и как ей всё интересно. Я уыбнулась глазами, чтобы не дай Боги не повредить её шкуру своими клыками.
Наконец мы пришли.
Я опустила волчонку на мягкую траву и тяжело, но с облегчением выдохнула. Я была рада, что мы дошли без приключений. Вдалеке я увидела силуэты волков и принюхалась. Да, это были мои состайники, что радовало.
Я перевела взгляд на чёрный комок, дабы убедиться что она рядом.
- Пойдём, милая, я тебя кое с кем познакомлю. - кивнув головой игрунье с водой сказала я и не торопливыми шагами направилась к волкам.
Когда до них оставалось шагов десять и подала голос.
- Доброе утро, - поприветствовала я всех и на тот момент я уже подошла на достаточное расстояние, поэтому остановилась.
- Вальд, Эрида, - отдельное приветствие вожаку и его самке, приветственный кивок в дань уважения.
Потом я перевела взгляд на Вельхеора и кивнула ему тоже. Через пару секунд я увидела и Элойз которой улыбнулась, но кажется ей было не до меня.
Перевела взгляд голубых глаз обратно на вожака.
- Вальд, сегодня утром я прогуливалась к Вороньей роще. Там я услышала странные звуки и поспешила разобраться в чём дело. Через несколько минут я набрела на логово, а вскоре нашла маленького волчонка. Я решила не оставлять её там одну и поэтому осмелилась привести её сюда, надеясь встретить или Эриду, или тебя. Я прошу оставить волчонка в стае и прошу чтобы о ней позаботились волчицы имеющие в этом деле опыт.
Я опустила голову вниз посмотрев на маленький комок шерсти и улыбнулась ей показывая тем самым свою поддержку и что здесь нечего бояться, если вдруг ей что - то или кто - то покажется страшным.
Потом я снова посмотрела на Вальда, только уже без той секундой и кроткой улыбки в адрес юной волчицы. Что он скажет? Надеюсь он разрешит оставить ей, ведь она может стать хорошей охотницей когда вырастет.

Внимание, Комильфо!
Среди травы и камешков тебе на глаза попадается оленья косточка, используй находку для изучения заклинаний.

скриншот броска

http://clickscreen.ru/screens/3/29b77a9a.png

Отредактировано Комильфо (2013-12-25 18:20:48)

+1

23

Порядок отписи в локации
Вельхеор, Вальд, Erida, Рапсодия, Комильфо

Примечания
Лимит ожидания поста: 2 дня.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

0

24

Поняла. Поверила. Нельзя было не заметить того омерзения, волной пробежавшегося по ее телу, от одной лишь мысли о том, что среди южан есть безумец. Злоба опалила грудь: кто знает, как скоро помраченному разуму наскучат мертвые, и тот решит перейти на живых. И кого выберет жертвой себе на потеху.
К величайшему счастью Седого, Эрида не стала нагнетать и без того напряженную атмосферу. Вальд скользнул языком по щеке любимой, отвечая на ласку, которая хоть и в малой доле, но все же умеряла его пыл. Остужала разум. Все, что она сказала - правда. Обвинят, да еще как! Простая чадь, которой не ведомо лукавство. Которая в силах рассмотреть лишь ту напасть, что лежит на поверхности. Без суда, свидетелей и доказательств убить старика - это ли не чистое зло и кого, как не вожака, заклеймить после этого отъявленным мерзавцем? Он осознавал это в полной мере и, соответственно, на поводу у эмоций решил не идти. Слишком рискованно. И не эффективно. В долгосрочной перспективе, разумеется.
Вельхеор зарывался. Голубоглазый отметил, что его мнение о себе чрезвычайно высоко, иначе с чего дела правящей четы ему принимать на свой счет? Мнителен. Боится, значит? Это хорошо. Очень хорошо. Ибо есть чего! Так же Вальду не понравилось то, что он продолжил диктовать свои условия, но уже не Эриде, а ему. Уж чего, а навязывать свое мнение вожаку не стоило. Даже если бы он занимал должность Старшего. А будучи добытчиком - и подавно.
- Не думай, что седина дает тебе право вольничать со мной, старый. - Процедил волк, подчеркнуто высоко подняв подбородок. Для того, чтобы выглядеть хозяином положения, ему не приходилось прилагать усилий - стать с рождения у него в крови. - И уйти ты сможешь только с моего позволения. Или забыл, что в стае живешь? - Слова. А ведь мог бы прижать к земле и терзать без того подратую морду сколько душе будет угодно. Интересно, ценил ли это старый? Вальд сомневался.
И даже после таких поступков стая будет судачить о том, что он слишком суров. Слепцы.
Волк повернулся к подоспевшей Комильфо, кивнул ей и, утомленно прикрыв глаза, молча выслушал доклад. Не новая беда свалилась на его голову, а всего-навсего волчонок.
- Родители пропали? Мертвы? - Не стоило, конечно, спрашивать этого при ребенке, однако тратить время на деликатные расспросы не позволяли обстоятельства. - Она может остаться, если ты найдешь ей кормилицу. - Что бы о нем не думали, но голубоглазый не настолько лют, чтобы бросать неразумных малолеток на произвол судьбы. Так, формальность - он был более чем уверен, что в стае найдутся сердобольные волчицы, которые согласятся взять себе воспитанницу. Одна Рапсодия не останется, определенно.
- Подойди. - Отрывисто бросил Вальд, покосившись на черного, который вальяжно растянулся на траве. - Скажи мне, Вельхеор, много ли напастей ты пережил в своих странствиях? Твое тело говорит, что да. Я вижу, тебя часто ранили в голову. Одного не могу понять, так ли ясно ты мыслишь, как в былое время? - Не торопясь, полностью игнорируя тот факт, что добытчик спешил убраться вон, говорил вожак. Несколько отрешенно, хладнокровно. Так говорят судьи. И палачи. - Пропало тело Викториона. Тебе должно быть знакомо это имя. А ты так некстати заторопился уйти. - Он выразительно замолчал, не мигая смотря в выцветшие глаза старика. Намек был, как бы это помягче сказать, самый что ни на есть прямой. - [b]Странная закономерность: пропадали трупы, пропадал и т%

Отредактировано Дикий (2014-03-09 01:58:53)

+3

25

Вальд имел в стае репутацию довольно агрессивного волка. Устами некоторых и вовсе был окончательно скверен. Но, идя в разрез со слепым в своей однозначной уверенности мнением противников супруга, Эрида доверяла его холодному рассудку. И потому поспешила уйти. Судьба Вельхеора теперь в его собственных лапах, пусть в глазах Эриды преступление уже нашло своего хозяина.
Пришедшая Комильфо остановила её буквально на втором или, может, третьем шаге. Эрида, разумеется, сразу заметила рядом с ней щенка. Быстро всё объяснившая, белая самка просила о крове для волчонка. Ответ Вальда на такую просьбу Сизая знала наверняка. Как и то, что сейчас голубоглазому не до этого.
Пойдём со мной подальше, расскажешь,—приблизившись к белой, Эрида совсем мягко притолкнула Коми плечом, украдкой глянув себе за спину. Вельхеор держался совершенно вольно, с налётом высокомерия, хотя хвосту пристало быть под брюхом. Неужели рассчитывал, что почётный возраст принесёт ему льготы в общении с вожаками?
«Понять бы тебе, Вельх, что только по возрастному блату тебя и не треплют ещё  за старые колтуны… да поскорее бы понять».
Более медлить Эрида не могла. Отведя Комильфо и карапуза у её лап немного дальше,  она остановилась. Расстояние, разделявшее их теперь, однако, не было достаточно велико, чтобы она не могла расслышать разговора вожака и добытчика, но было безопасным, чтобы в случае возникновения между ними перепалки белая волчица и её маленькая смольная спутница не пострадали. И сделала Эрида это намеренно. В мгновения звучавшей реплики Вальда, она взглянула на  другую самку, высматривая реакцию. Если Вельхеор действительно лжец и безумец, если оступится или того лучше: сознается… Тому должен быть свидетель. Простой, неподкупный, добросовестный свидетель. Такой, как Комильфо. Может, толпа и не поверит вожаку, против которого привычнее строить козни, но правду охотницы, хочет или нет, проглотит.
Впрочем, для частичного отвлечения внимания белой от чужого разговора, Эрида затеяла и свой собственный:—Ты видела её родителей?—обратившись сперва к Коми, она наклонилась, украдкой оглядев щенка.—Как звали твою маму? Отца?—спросила уже у Рапсодии. Первостепенно Эриду волновало семейство волчонка, имена которого Альфа в любом случае отыскала бы в голове. Нужно припомнить, кого лишилась стая, по возможности найти тела и придать земле.
Хотя  скоро серая поймала себя на мысли, что голос её холоден, а взгляд довольно чёрств. Не так нужно смотреть на потерявшееся дитя или, того хуже, осиротевшее. Усовестив себя, она смягчилась. Углы губ дрогнули в улыбке и, склонившись сильнее, она необыкновенно бархатным, по-матерински добрым голосом спросила, игриво шевельнув ухом с кисточкой в сторону волчонка:—А тебя-то саму как называть?

+1

26

Порядок отписи в локации
Первая очередь: Рапсодия, Комильфо, Erida
Вторая очередь: Вельхеор, Вальд

Примечания
Лимит ожидания поста: 2 дня.
Очереди друг с другом взаимосвязаны, персонажи находятся в пределах видимости друг друга.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

0

27

Холодная водица сытости мне однозначно не прибавила, но чувство тяжелой забитости желудка - хоть поумерило мою голодующую забастовку тела. Как же приятно мне было лежать, вот так запросто, возле ручейка, тихого, певучего, играющего голубизной на солнышке. Медленно, но верно, веки мои отяжелели, навалилась нега, усталость и сонливость, хотелось свернуться колачиком и тут же заснуть, оставляя все триволнения во вчерашнем дне, но нет, меня конечно же разбудили. Недовольно фыркнув, я разлипила левый глаз пытаясь посмотреть кем будет тот, кто посмел так жестоко поступить со мной, с измученным малым ребятенком. Комильфо. Ну да, кто же еще мог меня пихнуть носом и улыбнувшись сказать, что наш путь еще не окончен? Неохотно я приподняла сначала свою пушистую попу, проползла на брюхе пару шагов и лишь затем, встала на все четыре лапы и на заплетающихся "ногах", засеменила за своей спасительницей. Представшая вокму мутному, заспанному взору картина меня ошеломила! Волки! Нет, много незнакомых волков! Скажу честно, я струсила и как говорится слиняла в кусты, так незаметненько, "под шумок". Забившись под куст, являя миру лишь черный любопытный нос, да пару горящих новизной жизни очей, я притаилась, очень надеясь что меня неприметят, но опять таки нет, Комильфо явно беседовала с незнакомцами и речь та была обо мне. Вот нависнув надо мной, как грозное изваяние силы и мужества, передо мной "вырос", как мне показалось, вырос из неоткуда волк. Я струсила еще раз, кстати, за эти пару минут я показалась себе необыкновенно трусливой, такого в моей жизни еще не было, так вот, это живое воплощение чужака, мне улыбнулось и совершенно обычно так, поздаровалось. Таращась своими разноцветными глазенками, я рассматривала Вельхеора, инстинктивно вжавшись в землю, отчасти полагая, что стала совсем малюсенькой и не заметной. Вскоре, до меня начало доходить, что грозный чужак вовсе не так свиреп и страшен, а потому уши мои воспрянули на макушке и морда вытянулась в любопытной гримасе. Черным носиком я потянулась к незнакомцу, пытаясь лучше запомнить его запах. Осторожно я приближалась к неизвестному, пока не уткнулась в его жесткую шерсть. Ничего страшного не случилось. Я снова ткнулась в живую шкуру его, скорее всего это была лапа, но опять таки, ничего страшного со мной не стало. - Здорово! - сказала я, и вскинула глаза на неизвестного, дружелюбно робко завиляв хвостом.
Пока суть да дело, ситуация изменилась. Незнакомец пошел на зов серого крупного волка, а ко мне, тем временем, подошла Комильфо и еще одна незнакомая волчица. В этот раз я призадумалась над тем стоит бояться или нет, и решила просто подождать. Аккуратно присев, я робко помахала хвостом, застучав им по травушке. Любопытство, словно ненасытный зверь прорвалось таки наружу, а потому, я, склонив голову чуть набок, заинтересованно изучала незнакомку, при этом закрывая то один глаз, то другой, словно от этого должно было неприменно что-то измениться. Очнулась я от своего занятия лишь тогда, когда ко мне обратились с вопросами. Сладко зевнув и однозначно почувствовав что набор новизны, дальняя дорога и жизненные триволнения меня утомили, я все же сочла неприличным рухнуть на месте и просто уснуть даже не ответив чужой тете. - Мою маму звали Кирой. - сонно, растягивая слова сказала я, - А мой отец должен ждать меня тут. А саму мня зовут Рапсодией. И не дожидаясь еще чего-то, я выпалила, - Я так устала, мне очень хочется есть и спать. - все просто в детском мире, какие уж там условности. Говоря последнее я в прямом смысле валилась с лап.

+1

28

И уйти ты сможешь только с моего позволения. Или забыл, что в стае живешь?
Эти слова, произнесённые вожаком, заставили мои уши дрогнуть и чуть опуститься назад. Я тут же поняла о чём разговор. Вельхеор уже сейчас говорит вожаку об уходе из стаи. Упомянул ли он обо мне. Внутри всё махом перевернулось. Вальд был зол и я чувствовала напряжение в воздухе. На пару секунд я совершенно забыла о маленьком чёрном комке, о Эриде, даже о Вальде, я смотрела на Вельхеора и будто глазами ему говорила.
- Ещё рано, рано. Замолчи сейчас же! Он сожрёт тебя! Рано!
Я готова была зарычать, чтобы на меня обратили внимание, глаза не умеют так ясно выражать мысли как голос, к сожалению и голос слышат все, а взгляд ещё может избежать встреч с чужими глазами.
Это пару секундное замешательство, возможно увидели, но подумать о том, что я с Вельхеором за одно не мог никто. Могли сослаться на то, что я пришла, а вожак тут так строг с Вельхеором, из - за чего?
Я моргнула отгоняя от себя лишние мысли, которые могут выдать меня и посмотрела на чёрный комок, который ёрзал на земле в ожидании.
Перевела взгляд на Вальда.
- Не думаю, что родители остались в живых.... Спасибо. - кивнув головой сказала я не громко, поблагодарив синеглазого за то, что разрешил остаться волчонку. Да, кормилицу ей надо найти до моего ухода, не могу я её оставить без присмотра. Слова о кончине родителей маленького существа заставили меня почувствовать камень на сердце, под который может попасть разноглазый волчонок. Ей больно слышать, знаю, но ничего не скроешь, увы. Рано или поздно нужно высказать свои предположения, ведь я была там одна.
Эрида подтолкнула меня легонько, видимо читая мои эмоции и моё замешательство, волчица отвела меня чуть в сторону, но мы слышали разговор двух волков.
Мне было ужасно трудно. Я слушала разговор, пытаясь вникнуть в суть, которую я поймала и теперь оставалось уловить крупицы тех невесомых, но особо важных деталей. Другим ухом я старалась не пропустить вопросы Эриды, у которой они были.
- Родителей я не видела, но думаю, что кто - то один погиб в норе, где они жили...
К разговору подключился комок и в конце её речи я поняла, что ей хочется спать. Мне придётся отнести её в логово, в любом случае. надо довести эту находку до конца в любом случае. Но что с Вельхеором? Вальд?
- Эрида, я отнесу её в логово, попрошу волчиц, они о неё, думаю, позаботятся, не откажут в помощи.
После речи я посмотрела на двоих волков. Здесь было всё ясно. В ближайшее время заявить о нашем уходе или никогда. Последнее меня не устраивало.
Странная закономерность: пропадали трупы, пропадал и ты... Лучше бы тебе убедить меня в своей непричастности, Вельхеор. Ей-Богу, лучше бы тебе постараться...
- Вечером. - пронеслось у меня в голове. - Нужно устроить собрание вечером и тогда я всё скажу, медлить нельзя.
Я перевела взгляд на Эриду, потом на волчонка. Снова придётся её "катать" на себе, тут уж точно не доплетётся. Мне не составляло это никакого труда, она весила как кролик, которых мы таскаем только так.
Про тело Викториона я потом спрошу у Вельхеора. Мне знакомо это имя и оно что - то значит, но что... И как оно могло пропасть? Странно.
- Не стоит забивать этим голову сейчас, Коми. Пусть остаются и разгадывают эту загадку, я не намерена больше оставаться здесь. Не намерена.

+2

29

Произнеся свою короткую речь, для своего возраста однако, тем более с незнакомыми мне личностями, показавшуюся внушительной и солидной, я откровенно "клевала" носом, не в силах совладать с навалившейся на меня усталостью. Мои разноцветные глаза все чаще моргали, веки в буквальном смысле "слипались", а голоса волчиц превращались в подобие колыбельной, а потому понять суть и смысл их разговора мой мозг не счел нужным. Не дожидаясь каких то там условностей, я просто улеглась на живот, поворочалась и свернувшись меховым клубочком, уткнув черный влажный носик в густой мех уснула, оставив себя и свою судьбу на попечительство взрослых.
Сквозь сладкие грезы, что меня охватили, я почувствовала как шеи моей коснулось чужое горячее дыхание, затем меня куда-то несли, но я, лишь качалась как лодка на волнах, даже не думая раскрывать глаз. Мне снилась моя семья. Однако отчего то там, во сне, меня это не волновало, мне казалось, что мать братья и сестра они здесь, рядом. В этом сне был покой, солнце и большое поле, сплошь устланное голубыми васильками, да чуть подрагивающими колокольчиками.
- Ну и пусть.- тихо говорил мой голос в этом сне, словно за кадром, смотря со стороны на мою погибшую семью в лучах теплого яркого солнца.
- Пусть они не со мной, но я знаю, что мы рядом. Всегда. После чего меня накрыл беспробудный сон.

----->> выведен из игры.

Отредактировано Рапсодия (2014-01-10 01:55:39)

+1

30

Моё ухо невольно дёрнулось, когда стала повышаться атмосфера в пятнадцати шагах от меня. Вельхеор говорил всё верно и я готова была сделать три прыжка в его сторону и поддержать чёрношкурого, но сейчас рано и не кому это говорить, а я не хочу чтобы Вальд разорвал меня раньше времени. Я ещё скажу своё слово.
Я посмотрела на Эриду.
Что она думает по этому поводу? Разорвёт ли она меня на пару с Вальдом? Поддержит ли его?
Я не знала этого даже сейчас, когда накал страстей вот вот должен был выплеснуть наружу всё настоящее и оставить фальшивое где - то позади.
Я посмотрела на чёрный комок, который уже засыпал.
- Пойдём милая, ты уже клюёшь носом, оставь это дело воронам. - с нежной улыбкой сказала я и обратилась к Эриде.
- Помоги мне.
Я чуть пригнулась и кивнула альфа - самке в сторону Рапсодии.
- Положи мне её на спину, в зубах боюсь нести её спящую.
Волчат берут за загривок, но дыхание из - за этого немного сбивается иногда, так как натянутая кожа давит на горло. Расподию хотелось бы живой донести.
- Я доставлю её волчицам, пусть повозятся. -улыбнулась я самке.
Выпрямившись я бросила последний взгляд на Вальда и Вельхеора.
Не было смысла сейчас встревать в их разговор и прощаться. Я ещё успею поговорить и попрощаться сегодня. Ещё успею.
- Встретимся ещё сегодня. - сказала я Эриде как можно проще, без двоякого смысла и не торопясь, стараясь идти ровно, чтобы Расподия не свалилась, зашагала к логову.
------------Логово стаи

+1


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Заячьи поляны