Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Предгорье


Предгорье

Сообщений 1 страница 30 из 111

1

http://fc07.deviantart.net/fs36/f/2008/255/5/c/Up_the_Valley_by_Rain_memory.jpg
Небольшое плато перед Памятными холмами, устлано мягкой травой, среди которой ночью можно заметить цветки эриса. Здесь - самое большое его скопление, но ввиду того, что местность очень проходима, львиную долю лекарственного растения просто-напросто топчут.

Ближайшие локации:
- Воронья роща (Даэрис)
- Медвежий Клык (Даэрис)
- Памятные холмы (Даэрис)
- Обрыв (Даэрис)
- Каменная поляна (Даэрис)

0

2

Четвертая Луна. 31 год. Раннее утро.
Неприметные листочки вызывали в Лире всегда самые неоднозначные ощущения. Ей казалось странным, что подобные зеленые растения значат в волчьей жизни чуть ли не больше, чем удачная охота, или, к примеру, погодные условия.
Внутри что-то предательски сжималось каждый раз, когда Темная думала о том, что Пятый мог бы остаться жить...  Было бы рядом это чертово растение.
Собственно, Лира пошла следом за Фараоном, который чуть ли не упрашивал волчицу сопровождать его. Смысла в этом Темная особенно не видела, так как сама не считала себя прекрасной компанией, особенно для непоседы Фараона, которому явно кроме восхищение самим собой ничего не надо было.
Лира считала, что такие волки собирают вокруг себя исключительно тех, кто способен их возносить и петь им дифирамбы, кто будет всячески подчеркивать их индивидуальность.
Сама Четвертая к таким явно не относилась. И не то, что она не хотела бы - она бы могла нахваливать Фараона, просто так, потому что ей не составляет это труда... Но труд это как раз и составляло, именно потому, что самой Лире любое собственное слово казалось глупым и неудачным.
Но Фараон настаивал, а Четвертой подумалось, что раз наследник хочет почтить память своего отца, она может заодно почтить и память собственного брата.
Идя по прегорью, Лира старалась не наступать на мягкие листочки. Пусть она сама не была еще подвержена Черной хвори, к растению нужно было относится с уважением, как минимум потому, что Темная была ведуньей.

Отредактировано Лира (2013-11-18 13:06:31)

+1

3

Я дал ему все, что смог. А что не смог, дай ты.
Начало.
Четвертая Луна, 31 год.

"Я почему-то всегда верил, что слабый идет за сильным. Что маленький непутевый волчонок - куда сильнее своего более взрослого и сильного состайника. Я почти не помню взгляда отца, но помню, как о нем отзывались после его смерти. Помню, что корона была обещана ему. Но чуда не вышло, и стая осталась на попечении его сурового братца. Не уверен, что он мне нравится, но, так и быть, пока с правами на престол у меня туго, придется прислуживать Вальду. Подумаешь: пара лет, и я взойду на престол как истинный наследник. И не важно, какие слова кто скажет - я же когда-нибудь должен проявить себя..."
Так Фараон начинал свой день каждый раз: с мыслей о том, что осталось совсем немного до того момента, когда он уже будет в праве подвинуть отцовского брата. Максимализм рвался наружу словно гейзер, и многие стайные косо глядели на высокородного наследничка, пытались одергивать и говорить, что вести себя так, как ведет он, нехорошо, и что отец его был куда умнее... Но Фараону было, есть и будет плевать на их малюсенькое мнение. Отец после смерти подарил ему огромное наследство, распоряжайся - не хочу. Но несмотря на свои душевные порывы поскорее стать альфой, ничего из будущей "професии" Фараон не знал. Он не присматривался к состайникам, не выделял среди них хороших охотников или защитников, не знал половину волчат, да и половину стаи тоже, со своими братьями и сестрами общался постольку поскольку...
Зато очень интересовался знаниями, частенько подсматривал за молодой травницей Лирой, и иногда даже приносил ей нужные травки, пытаясь помочь. На самом деле, в волчицах Фараон был не очень разборчив и относился к каждой из них с симпатией. А коли симпатия была безответной, то просто хихикал как последний дурак, бросался сарказмом и острыми шутками.
Собственно, в этот день Фараону выпала честь почтить память своего родителя, который едва успел вкусить плоды правления, как тут же слег с болезнью. Фарик же не боялся Хвори, считал, что раз всем суждено умереть от нее, зачем ее бояться. Он тоже будет там, главное, нужно просто отсрочить момент смерти.
На присутствии Лиры он настоял, пользуясь своим искрометным обаянием. Волчицей та была простой, податливой, но старше его на целых полгода, что самого Фараона абсолютно никак не смущало. Он, весело махая задранным хвостом, дескать, репетируя свое грядущее, прыгал по поляне, не разбирая, куда ступает.
- Перестань, они растут круглый год, - фыркнул черношкурый малец Лире, обернувшись к ней.
Опустил морду в гущу белых цветов, отдернул, громко чихнул и спросил:
- А они правда могли бы спасти отца? - в голосе послышалась внезапная горечь, глаза были обращены на волчицу.
Сам он их еще никогда не пробовал, хотя стайные волчицы настаивали. Пфы, да кто они ему, чтобы настаивать на своем мнении?

+3

4

Порой она жалела о своем немногословии. Будь Темная чуть поизворотливее, чуть ироничнее, чуть быстрее бы ворочались удачные фразочки в голове - разве стала бы и сейчас молчать, когда наследник невольно задел её чувства? Сказала бы, не задумываясь, все что думала.
Ведь кто знает, когда может все изменится, и эрис исчезнет, оставив волков самостоятельно справляться с хворью? Да и к тому же, где, как не в эрисе искать тот самый потайной ингредиент, который принесет избавление от болезни раз и навсегда?
Лира испытывала невольный трепет перед этими маленькими растениями, которые вершили волчьи судьбы и решали, кому жить, а кому умирать.
Порой Темной казалось, что растения специально сговорились с Черной хворью, после чего волки ощутили их значимость...
Но Четвертая промолчала, проглотив обиду, ничем не выдав собственных чувств, только чуть сощурившись и потупив взгляд, ожидая следующих действий Фараона.
Впрочем, они не заставили себя ждать. Неугомонный переярок вновь заговорил, и на этот раз в его фразе был вопрос. Тут уже молчать было совершенной нелепостью, к тому же, я почувствовала в его словах тоску, которой услышать не ожидала.
Да, можно было подумать, что юный наследник вовсе не скучает об отце: со стороны казалось, что Фараон только и думает, что о будущей власти и о тех возможностях, что он получит. Лира никогда не размышляла над тем, чтобы он выбрал: собственное величие или же живого отца рядом, наставника и покровителя?
С какой-то неловкостью Лира подумала, что сейчас, наверняка, Фараону надо показать, что он не один. Вся его фраза говорила о том, что он тоскует, а Четвертая не по наслышке знала, как порой хочется ощутить чужое тепло. Хотя бы - присутствие, и хоть какую-то реакцию. Главное, чтобы не безразличие.
- Он сам решил принять такую судьбу, - неуверенно начала волчица, опуская глаза. Она шагнула в сторону Фараона так, чтобы коснуться своим боком его. Но быстро смутилась, посчитав, что подобная попытка показать ему, что она рядом может вызвать в Фароне вспышку раздражения.
"А у Пятого никто не спрашивал. У него не было выбора," - воспоминания о родственнике, который погиб так рано захлестнули Лиру.
- У меня тоже погиб брат... Он был совсем малышом еще, - сказала совершенно внезапно для себя, просто потому, что держать в себе стало трудно, практически невыносимо.
Осознав, что сболтнула лишнего, Лира постаралась вновь вернуть русло разговора в изначальную тему:
- Викторион был прекрасным вожаком, - заверила Темная друга. - Он был справедливым и добрым правителем.

+1

5

Нельзя было точно сказать, что Фараон испытывал к отцу - он ведь практически не знал его, а о характере судил из рассказов стайных. Властвовал он относительно недолго, даже очень недолго, но отзывы были положительные, и по сравнению с Вальдом, Викторион был куда мягче. Опять же по словам многих. Однако, это не значило, что стая готова сместить старшего брата и назначить в ее голову кого-то другого - все шло так, как шло.
Но только не для Фараона. Он - принц, и корона обещана ему, а не Вальду, ибо наследник идет впереди брата. А самому Вальду просто повезло, что старший сын Викториона еще слишком юн для управления стаей, но вот когда он вырастет, у матерого самца появится достойный противник. Хотя, если покопаться, еще не совсем понятно, зачем Фараон тянется к этой власти. Сможет ли он руководить стаей, сможет ли быть мудрым правителем, сможет ли...
- Это дело чести, - уверил сам себя однажды переярок. - Мой отец наверняка хотел, чтобы я сделал это.
Принцип, наверняка.
Лира, меж тем, сказала недопустимую вещь: неужели Викторион мог добровольно уйти из жизни?! Но он почему-то доверял этой волчице. Вскинул бровь, выражая удивление, а почувствовав ее бок рядом, повернул к ней голову, с интересом глядя ей в глаза.
- Правда? - подчеркнул он свое выражение морды вопросом, в котором можно было легко рассмотреть и насмешку.
Верил волчице, но не верил в то, что она сказала.
Может, его вовсе отравили, специально не давали этих цветов... чтобы дать, например, дорогу Вальду. Почему нет? Встряхнув головой, молодой волк откинул от себя подобные мысли. Отцовский брат взял его себе на воспитание - жест доброй воли совершил, неужто он мог бы...?
- Когда-нибудь я узнаю правду, - решил для себя Фарик, бесстрастно взглянув на цветочные холмики.
Услышав про брата Лиры, он нисколько не задумался. Брат - это не отец, который мог бы научить тебя всему.
- Сочувствую твоей утрате, - бросил он волчице, но и по голосу было понятно, что ему было плевать на погибшего малыша.
Он лишь приукрасил это слово грустной гримасой, чтобы Лира и впрямь не подумала, как же ему параллельно на ее родственников сейчас. И, может, она сразу смекнула это, ибо услышав имя отца, Фараон заметно выпрямился, будто чувствуя гордость за него.
- Я тоже буду прекрасным вожаком, как и мой отец, - подытожил он, натянуто улыбнувшись Лире. - И продолжу его дело. А ты будешь моей волчицей, и править стаей от моего имени.
Конечно, все это выглядело нелепой игрой маленьких детишек, мечтающих о своей стае, семье и детях, но глядя на Фараона, можно было понять, что несмотря на то, что он - еще молодой переярок, слова его могут нести в себе и долю правды.
Он вильнул хвостом и двинулся вперед, к Памятным холмам, неторопливо идя по цветочному полю. Статно, по-королевски, словно уже являлся правителем стаи.
- Идем, Лира, - подбодрил он спутницу.

Внимание, Pharaoh!
Среди камней и взгорий тебе на глаза попадается орлиное перо, используй находку для изучения заклинаний.

скриншот броска

http://clickscreen.ru/screens/2/4732eaa1.png

+2

6

Начало.

Как обычно: вежливые, незначащие ровным счетом ничего полуулыбки и приветствия. Указы и отчеты, которые носили скорее формальный характер, нежели чем необходимый. Южане, как личности добросовестные, выполняли свои обязанности точно и регулярно, вследствие чего вмешательство вожака обычно не требовалось.
Тем не менее, Вальд упивался властью. Те, кто раньше то и дело вступали с ним в споры, чуть ли не доходящие до драки, теперь не смели сказать ему и слова поперек. - Лицемеры... - Он знал, что мало кому пришелся по душе, однако уступать свою должность кому бы то ни было не собирался. Этому сопляку, Фараону, тем более. Неужели переярок думал, что голубоглазый вот так просто возьмет и поставит его в альфы, забыв про собственных сыновей, не говоря уже о самом себе? Брат братом, но истинным правителем должен быть он. И только он.
Вальд держал путь к предгорью. Жест, носящий скорее формальный характер, нежели чем обусловленный собственным желанием. По брату он не скорбел. Ну, по крайней мере в полном смысле этого слова. Викторион не был плохим братом, более того, он всегда старался поддерживать серого, и никаких претензий к "трону" не имел. И все же Вальд испытал облегчение, когда тот слег от Черной Хвори. Ему не пришлось убирать соперника собственными лапами... Тем лучше. Кто знает, отважился бы он на такое преступление. Однако, что известно наверняка, вторым местом серый бы довольствоваться не стал.
Впереди замаячили две темные фигуры - Лира и Фараон. Компании дочери он был бы, несомненно, рад, поскольку любил ее за ненавязчивый и вдумчивый характер. В отличие от приемыша, в котором он чувствовал будущего соперника.
До Вальда донеслись обрывки их разговора. Стоит ли говорить, что даже эти жалкие крохи ему не понравились? Морду голубоглазого перекосила вспышка гнева, которая, впрочем, была быстро скрыта за маской доброжелательности.
- Кобыла тебе волчицей будет, а не моя дочь! - Полыхал в душе вожак, внешне лишь неопределенно поблескивая глазами. - Править он собрался... Щ-щ-щенок... Кабы не кровь моих предков в твоих жилах, раздавил бы этими вот лапами! Пр-р-ропасть!
- Надеюсь, я вам не помешал? - Поинтересовался серый, улыбнувшись Лире, и показал, что замечает присутствие Фараона, легким кивком.

+4

7

Будь Лира чуть потверже, она бы с легкостью использовала свои интуитивные знания о чужих душах и настроениях в свою пользу. Напористость и упрямство в совокупности с размеренной мечтательностью могли бы сыграть на лапу, позволить Темной манипулировать чужими желаниями...
Но нет, она не могла использовать знания - оставалось просто наблюдать за чужой реакцией. В глазах Фараона Лира видела насмешливые огоньки, и толком даже не понимала, какие чувства вызывает к ней подобное отношение переярка. Ей было обидно, что он проявляет подобное безразличие к тому, что важно для неё, ведь она с такой готовностью поддерживает разговор о том, что нравится ему...
С другой стороны, кто она такая, чтобы требовать от него каких-то ответных действий? Лира просто пресекала возможную обиду на Фараона, любые негативные чувства. Собственно, так она делала всегда, вне зависимости от того, кто был перед ней.
Как-то неясно и смутно-тоскливо было видеть чужое отношение к себе, и не иметь возможности ответить тем же. Четвертая чувствовала свою уязвимость и мелкость. Она с легкостью разглядела безразличие, с которым Фараон откликнулся о её брате, но тут же усмирила себя тем, что наследник просто не знал его, а значит и не испытывает таких грустных чувств, как она. Он всего навсего маленький волчонок... Глядя на него, Лира ощущала себя до странности взрослой, хотя была не на много старше.
Услышав про планы Фараона, что-то внутри Темной на секунду остановилось.
Странно бывает, когда порой за секунду чувствуешь такой набор ощущений, что голова идет кругом. С одной стороны, ей польстили подобные слова, как льстит любой волчице, когда её выделяют из большинства. С другой стороны она понимала, что это всего лишь обыкновенная шутка.
После Четвертой показалось, что по телу бегут мурашки. Фараон говорил о том, чтобы стать вожаком, но сейчас вожаком был её отец.
Неужели он хочет свергнуть его?!
Допустить подобную мысль Лира не могла. Ей тяжело было от того, что она осознавала честолюбивые желания переярка пойти по следам Викториона, и, в общем-то, поддерживала это желание. Но при этом ей меньше всего на свете хотелось бы, чтобы что-то приключилось с Вальдом, и подобный страх за отца вынуждал её побаиваться самого Фараона и последствий его желаний.
Не зная, как относится и реагировать, Лира удивленно моргнула и виновато улыбнулась, будто бы извиняясь за свою молчаливость и равнодушность к таким мыслям.
Внезапно ветер донес до Лиры знакомый запах. Волчица обернулась, уже зная, кого она увидит. К ним шел Вальд, и оставалось только гадать, слышал ли он последние слова Фараона, которые могли бы быть восприняты практически как вызов.
Но Лира была рада его появлению. Перед отцом она всегда испытывала благоговейный трепет, смешанный с уважением и непонятным страхом.
Ей всегда не хватало Вальда, с самого детства. Хотелось больше внимания, заботы и его отцовской поддержки, твердого плеча. Но альфа Южной стаи был суров, холоден и практически неприступен.
Ведунья нисколечки не сомневалась в том, что он любит её, но на деле это было не очень заметно.
Вот и сейчас Темная с трудом подавила радость и желание бросится к Вальду, прижаться к его жесткой шерсти и почувствовать себя маленькой и уязвимой.
Но ей было боязно проявлять слабость при отце, потому она только улыбнулась в ответ и вильнула хвостом.
- Нет, конечно, - коротко произнесла Лира, шкурой ощущая вспыхнувшее между Фараоном и Вальдом напряжение. - Мы как раз вспоминали Викториона...
Все, что хотела Лира - разрядить атмосферу и сгладить последнюю фразу Фараона. Но сейчас она внезапно испугалась того, что Вальц и её может неправильно понять и решить, что она не поддерживает его, как альфу стаи.
"Почему именно мне сейчас довелось быть тут? Почему я не оказалось в совершенно другом месте?" Сейчас бы за возможность провалится сквозь землю Лира готова была отдать пол своей жизни.

+3

8

Кажется, Лира почувствовала себя очень неловко после слов Фараона; вероятно, он слишком поспешил со своими выводами, но не был бы он Фараоном, если бы не строил себе воздушные замки, которые, в принципе, имеют место быть, но лишь при массе выполненных условий. Главное условие - отец Лиры. Может быть, она про это как раз и подумала? Ей не с чего мучиться в выборе - у руля стаи должен стоять тот, кто должен, а не кому позволено. Не сказать, что Фарик любил свою приемную семью. Поддержку он не получал особо от них, да и сами они его не так уж и жаловали... Жаль, мама погибла - она бы рассудила всю эту щекотливую ситуацию по слову альфы.
В Лиру, как это не было странно, переярок был отчасти влюблен из-за ее очень покладистого характера. Она ему нравилась именно этим, и прочие волчицы тускнели на ее фоне каждая по своей причине. Может быть, Фараон и в правду мечтал, чтобы она стала его супругой, но опять же все упирается в отца, который в стае ныне как раз и властвует. И самое обидное в том, что Фараону предстояло еще целых полтора года жить под регентством своего дяди... чего переярку уже не совсем по душе. Он считал себя достаточно взрослым, чтобы попытать счастья в управлении стаей, но понимал, что без умений он перед Вальдом - всего лишь напыщенный волчонок. Тем не менее, Фараош не считал лишним вести себя как ему подобает, не совсем понимания, что делает ненависть вожака к себе лишь сильнее. Но ему было все равно.
Собственно, Вальд не заставил себя долго ждать - его присутствие ожидалось в столь памятный для стаи день. Но Фараону (как конечно же уже правителю) не понравилось, что наследники идут к Холмам впереди вожака, а не за ним. Не понравилось то, что вожак опоздал.
- Когда-нибудь вернувшись домой, ты тоже опоздаешь, - хмыкнул про себя Фараон, сквасив такую морду, как будто ему читают нотации. - Чего тебя сюда вообще принесло...
Между тем, переярок вильнул хвостом, якобы в знак приветствия, и бросил в ответ вожаку:
- Нисколько. Мы говорили об отце и о моей короне. Осталось не так много времени, папа был бы рад видеть меня на своем месте.
Выражение морды у него сделалось по обыкновению веселым и безупречным, он ведь не лгал, а правду говорил. Пора бы Вальду уже признать это. У него на это есть еще целых полтора года.
Обогнув Лиру, тем самым отделяя ее от отца, Фараон легонько подтолкнул ее вперед и настойчиво повторил:
- Идемте же.
Двинувшись вперед, оставляя за собой и вожака, и возлюбленную, Фарик позиционировал себя на месте альфы, ведь он идет первым, а не последним. Будь бы его воля, он бы сейчас упрекнул Вальда в этом, но, возможно, его сдерживало присутствие Лиры. Или нет?
- А что у нас сегодня на обед, кто-нибудь знает? - как бы между прочим спросил переярок, взглянув на пролетающую в небе крупную птицу и проводив ее вдаль.

+3

9

В этот день только ленивый, наверное, не вспоминал Викториона. Он собственными ушами слышал, как утром в логове чесали языки между собой древние старики, говоря что, мол, всем хорош был прежний вожак. И умен, и справедлив, и честен. Ну и конечно же, в бою ему равных не было, а стая при нем цвела почище твоих ромашек на навозе. То ли дело нынешний, этот надутый скандалист и  язва... Вальд тогда смолчал, понимая, что разнос старых маразматиков мало кому придется по душе. И все же, как говорится, осадок остался. Даже после смерти милый братец умудрялся отбрасывать на серого свою тень. - Чертов папенькин сынок... Да лижи я отцу задницу столько же, сколько ты - он бы раньше срока дал мне править. И от радости б чуть ли не обделался. От свезло так свезло, проклятая семейка!... - Вожака понесло. Причем так сильно и яростно, что ему не сразу удалось справиться со своими эмоциями.
Вальд понимающе хмыкнул, в ответ на реплику дочери. Проницательный эмпат, она наверняка почувствовала эту вспышку гнева. Он украдкой качнул головой - не подавай вида, и перевел взгляд на Фараона. Переярок имел просто фантастические способности. В разных областях. Особенно - если нужно было взбесить Вальда. В этом деле он не имел конкурентом и был общепризнанным чемпионом. Где то там, в черепе матерого волка, ритмично стучала холодная машина разума, и отблески ее искр виднелись в глазах серого. Сказать, что он был зол - это значит не сказать ничего. Моментально, даже до того, как Фараон сделал свой фортель, ум вожака, повинуясь какому-то бессознательному знанию, уже тогда стал подсчитывать, как лучше поступить. Съязвить? Так переярку это что в лоб, что по лбу. На слово тот скажет десять без малейшего стыда. Ударить? Более действенно, однако не слишком хорошо будет воспринято стаей. - Зуб даю, пустят слух, что без повода к сироте цепляюсь, извести хочу. "Живодер!" - В итоге мы имеем пятьдесят на пятьдесят. А поставить щенка на место ой как хочется...
Вид распетушившегося Фараона действовал на альфу, как красная тряпка на разъяренного быка. Решено!
- Не вмешивайся. - На диво спокойно и мягко сказал он Лире. А затем пулей бросился на нахала, который любовался небесами, резко толкнул его плечом в бок, опрокидывая того на землю. Вальд, рыча не хуже льва, пару раз прихватил его за шею и переносицу - не сильно, сугубо в воспитательных целях.
- Не зарывайся, щенок! Иначе на обед у меня будешь ты. Еще раз ты посмеешь себя так вести - я за себя не отвечаю. - Прошипел серый, нависая над переярком камнем, готовым размазать его по земле. Будь они с ним наедине, то этим Вальд бы не ограничился.
-Счастливый ты, засранец. Радуйся, что Лира рядом.

Внимание, Вальд!
Среди камней и взгорий тебе на глаза попадается ящерка, используй находку для изучения заклинаний.

скриншот броска

http://clickscreen.ru/screens/4/6a2155b3.png

+4

10

Если бы Лира была человеком, она бы, определенно залилась бы пунцовой краской. Ей казалось неуместным то, как ведет себя Фараон. Хотелось крикнуть, что есть силы: что ты делаешь глупец?! Прекрати! Ты не принесешь таким образом пользы не себе, не своей стае!
Зная вспыльчивый характер Вальда, Лира могла себе представить, какая буря могла бы разразится внутри него. Его оставили позади! К нему отнеслись, как маленькому щенку!
С ужасом волчица смотрела в спину переярку, прижав уши и тяжело дыша. Ей было страшно и больше всего ей хотелось, чтобы альфа и наследник перестали относится к друг другу как к кровным врагам. Все внутри неё изнывало от ужасающего чувства несправедливости. Почему именно Фараон?! Почему он пытается выглядеть старше и солиднее, а не радуется возможности оттянуть огромную ответственность, которая взваливается на его плечи?
И почему Вальд ведется на провокации какого-то волчонка?
Лира ненавидела себя, потому что не могла подобрать тех слов, которые помогут им обоим понять, на сколько абсурдной выглядит их вражда. Она была беспомощна перед лицом разворачивающейся трагедии.
И ласковый тон вожака не мог её обмануть. Вся шерсть на теле ведуньи встала дыбом, когда она поняла, что произойдет. В горле пересохло, глаза Четвертой были широко распахнуты от ужаса. Дыхание на миг перехватило, когда Вальд сорвался с места и бросился к Фараону.
На миг ей показалось, что отец всерьез вцепится в наследника, порвет его в клочья.
- Папа! - голос показался Лире неестественным и хриплым. Она обычно называла Вальда по-имени, с каких-то пор осознав, что таким образом она признает за ним место альфы, подчиняется его законам потому, что считает его вожаком, а не потому, что он её отец. Но сейчас Темная не думала о подобных мелочах, ей хотелось остановить дерущихся.
Она сорвалась с места и бросилась вперед, будто бы хотела бросится между волками, но в последний момент остановилась прямо перед ними, не решаясь сделать и шага.
- Папа, пожалуйста, не надо, - Лира опустила голову и хвост, практически умоляя Вальда отпустить Фараона. - Папа, он же просто не понимает, что делает...

+2

11

Он бы с удовольствием заточил маленькую косулю или сайгака, не отказался бы и от лосенка, а вот кабанину есть бы не стал - уж больно она жесткая. Хотя в большой семье клювом не щелкают, приходится питаться тем, что ловят охотницы. Когда он встанет правителем, он потребует охотиться только на тех животных, мясо которых вкуснее всего остального. Еще он очень любил ягоду, но ею досыта не наешься - так, на десертик. А вот маленькие волчата ее любят еще больше, чем он. И если вспомнить, что он - будущий альфа...
В небе не было ни одной птицы, это радовало: на открытой местности они - частые гости, так же как маленькие грызуны, которых они ловят. Некоторые из них и волков даже не боялись, могли и накинуться...
Фараош задумался. И очень некстати: его поведение снова каким-то боком не понравилось Вальду, и переярок едва понял, что опасность близка как никогда. Вожак, словно фурия, накинулся на наследника, толкнув его плечом и опрокидывая на землю, пару раз применил зубы и очень грозно предупредил о том, что Фараону лучше бы сейчас вообще молчать и ничего не говорить. Черношкурый рефлекторно взвизгнул, прижал уши, подставил альфе брюхо с прижатым хвостом - выглядел сейчас наследничек вовсе не по-королевски. Он нахмурился, но в этой хмурости легко читалось отчаяние и даже страх - кто знает, что на уме у вожака... Может, он бы и убил соперника, чтобы в будущем не мешался. Частое дыхание переярка тоже сигнализировало о прокатившемся по телу страхе - сражаться юнец был не то, чтобы не настроен - попросту толком не умел. Наверняка в бою Вальд легко одержит над ним верх...
Он смотрел в глаза серому, то ли пытаясь рассмотреть в них истинные чувства, а то ли пытался сам показать, что все равно он будет вести себя так, как ему должно по статусу, по статусу альфы. В горле мгновенно пересохло, почувствовался ком у горла - легкий оттенок обиды. К ним двоим тут же подскочила Лира, и Фараон только сейчас вспомнил о том, что она здесь... А он так мерзко выглядит перед ней...
- Прости, - пожалуй, выдавил из себя Фарик, едва двигая челюстями.
Никогда бы и ни за что он не попросил прощения за то, что для него считалось нормой. Особенно перед Вальдом. Но проблема, скорее, была в Лире, и не будь бы ее, Фараон с удовольствием бы высказал альфе все, что он думает на счет его места. Однако, прощение еще не значило, что черношкурый попросил его искренне.
Он не двигался, ожидая, когда вожак отступит и позволит ему встать. Когда-нибудь он сделает с ним то же самое или вовсе выгонит его из стаи за то, что осуждал племянника и грозился выпустить тому кишки за любое неверное слово. То-то будет над чем смеяться потом. И Лира...
- Неужели она и в правду думает, что я "не понимаю, что делаю"? - задал риторический вопрос Фараош сам себе. - Неужели она тоже не признает во мне правителя?
Хотя стоило ли думать об этом? Фараон - прямой наследник Викториона, предыдущего вожака, и именно он должен встать на место своего отца. Поэтому очень неправильно выбирать вместо настоящего правителя его оппонента. Даже если он - отец. Фарик задумался на мгновение, но тут же откинул все в сторону, и по-дурацки улыбнулся, пытаясь показать, что якобы да, сам сглупил.

+2

12

Жесткое выражение холодной ярости сковало морду голубоглазого. Матерый не отводил сузившихся зрачков с Фараона, жадно ловя каждую эмоцию. Он видел страх. Видел замешательство. И ослиное упрямство, которое содрать с переярка можно, наверное, разве что вместе со шкурой. Будь его чуть больше в позе и взгляде приемыша, то Вальд без каких либо колебаний продолжил бы экзекуцию.
Возглас Лиры одернул волка. Сначала он даже не сообразил, к кому обращается дочь. "Папа"? Он не помнил, когда в последний раз слышал это от детей. Голубоглазый поднял голову и посмотрел на ведунью - прижалась к земле, как будто она провинилась, а не Фараон. Трепет, с которым Лира глядела на них, заставил Вальда дрогнуть. Сама мысль о том, что она боится собственного отца, была противна ему. Серому было плевать, каким его видит стая. Но семья - другое дело. И выглядеть в их глазах чудовищем он не желал. Хоть и считал эту трепку абсолютно заслуженной. - Прости их, ибо они не ведают что творят... - Интересно, знала ли Лира, что повторила слова одного известного мудреца? Не факт. Но кончил он скверно, пользуясь таким идиллическим взглядом на жизнь. - Все он понимает. Ты только глянь на эту наглую рожу! Лира-Лира, добрая душа... Знала бы ты, как сильно похожа на своего деда.
Альфа, гордо выпрямившись, медленно шагнул в бок, позволяя Фараону подняться.
- Не оскорбляй памяти своего отца и многих других, которые ушли он нас много лун тому назад. Если ты не уймешься и продолжишь на Холмах - предупреждаю - впредь туда тебе хода не будет. Лично прослежу за этим. - Ровно, но твердо произнес Вальд. Гнева или его отголосков в тоне волка не было и в помине. Лишь строгость и... Разочарование? Да. Наигранное, но столь искусно, что заметить фальшь было трудно. О нет, выходки переярка ему не в новинку. Нужно было отвлечь неокрепшие умы от этого инцидента: Фараону бы не помешало заняться самобичеванием - как не стыдно портить кровь брату Викториона, которого тот так любил? А Лире - отпустить мысль о том, что серый был готов вцепиться зубами приемышу в шею. Надежда на то, что черный не станет трепаться о стычке на каждом углу была крайне мала, но все же имелась, поэтому сгладить впечатление о ней не помешает.
- Идем. - Сказал Вальд, стараясь говорить как можно более спокойно. - Усопшие истосковались по нашим голосам... - Не забыл добавить в него и печали, чтобы не выдать своего истинного отношения к покойникам - наплевательского. Его заботили только живые.
Он повел свой маленький отряд к священным землям.

------------ Памятные холмы.

+3

13

Не понятно в какой момент, но Лира осознала, что Вальд больше не тронет Фараона. И в этот момент она испытала облегчение, которое почти мгновенно перетекло в злость и раздражение.
И раздражение это было направлено на Фараона.
Лира не понимала, да и не хотела понимать, что происходит между этими двумя. В них обоих она видела двух глупцов, которые схлестнулись в попытке доказать друг другу вещи, которые для остальных являются закономерными и давно уже известными. Она искренне не видела причины их слепоты, ведь Вальд всего лишь ставил на место зазнавшегося щенка, а тот же щенок не понимал, что рано или поздно, но место альфы достанется ему, как бы кто не хотел.
Им бы обоим хоть чуточку терпения...
Темная кивнула Вальду, покорно опуская голову, испытывая перед ним странное чувство вины, причины которой осознать не могла.
Неужели ей было стыдно за то, что делает Фараон?!
"Меня это никак не касается," фыркнула про себя Лира, пропуская отца на несколько шагов вперед и задерживаясь рядом с темношкурым наследником.
- Что ты творишь?! - зашипела она на него, похожая сейчас на дикую кошку в своей искреной ярости. - Когда придет время, Вальд уступит тебе место альфы! Всего лишь надо подождать!
Темная действительно искренне верила в то, что так все и будет. Она даже мысли не допускала о том, что Вальд может удержать власть при себе, когда она должна была принадлежать законному наследнику.
Единственное, что её смущала - возможная попытка Фараона заполучить стаю раньше времени, что может привести к серьезным последствиям.
=> Памятные холмы

+2

14

Возможно, Фараош все никак не мог дождаться того самого момента, когда он взойдет на место Вальда и исполнит свой долг... В какой-то миг в его голове проскользнула мысль - а точно ли надо? Подумаешь, стая... море ответственности, принятие важных решений... ведь не только для себя любимого властвовать. Хотя перспектива радовала больше. Но все же он - наследник, отец дал ему тяжелый груз, и нести его Фараону всю свою жизнь.
Скорее, переярок сам себе хотел доказать, что он способен защитить свой титул. Но в подсознании все чаще и чаще кралась мысль: не нужно ему все это.
Фараон неторопливо поднялся на лапы, гордо вскинув нос, и самолюбие его вновь взыграло. Вальд сделал это только потому, что он - вожак. Когда Фарик станет вожаком, он сможет делать то же самое, и никто его не осудит. Да, потому что перечить вожаку - непростительно. И пусть Фараош не брал в расчет, что сам сейчас ему перечит...
Лира, приблизившаяся к Фарику, недовольно высказала свой упрек будущему правителю, чем вызвала на морде того сначала недовольное выражение, потом горделивую усмешку.
- Я в любом случае завладею местом вожака - сейчас или через год, но Вальду придется подвинуться.
Он сказал это столь же тихо, как к нему обратилась и Лира, пока альфа шествовал впереди, и на этот раз он снова не подумал, как его слова могут ранить волчицу. Его хвост взвилс, полукольцом вверх и Фараон, задорно подпрыгивая, погнался вперед, опять обгоняя Вальда. Но скорее уже не для того, чтобы принизить его достоинство, а просто от радости и внезапно нахлынувшего веселья. Жилистые лапы небрежно топтали цветы, которые были столь ценны для Лиры, а взгляд переярка больше ловил холмы, к которым следовала пртцессия. Визиты к отцу радовали Фараона столько же, сколько вызывали горечь. Он плохо его знал, но верил, что Викторион отдал бы все, лишь бы его отпрыск стал столь же мудрым и справедливым правителем. Только во сам Фараон еще не полностью понимал: нужда ли это или просто обязанность перед своим предком? Скажи он это отцу, что бы тот ответил? Самое время узнать.

---------- Памятные холмы

+1

15

Четвертая Луна. 31 год.
Кош двигался резко, оскалив пасть. Сейчас от этого волка за версту разило ненавистью и желанием кого-нибудь порвать. Однако, он сдерживал себя и просто злобно вышагивал рядом со своей сестрой. К слову,  откуда появились два этих добытчика не понятно. Они просто шли и шли, пока с каждым шагом безглазый не начал становиться все злее и не остановился резко.
- Где ты опять шлялась? - Волк клацнул зубами возле уха сестры и на мгновение замер, проверяя целостность пушистого органа. - Почему я должен искать тебя везде и находить черт знает где?
Гневно пройдясь взад и вперед, волк остановился напротив морды сестры и повернувшись в ее сторону продолжил рычать.
- Ладно, если бы ты с кем-то шлялась! Так нет, она у нас мисс самостоятельность, иду куда хочу, когда хочу! Включи свои мозги!
Резко дернувшись вперед волк замер и толкнув головой сестру в грудь развернулся на все сто восемьдесят.
- Какого черта... - Шумно выдохнув и клацнув зубами, Кош рухнул в траву.
Единственный глаз горел жуткой ненавистью и безумием, и без того неспокойный Доминик сейчас превратился в просто кишащий негативными эмоциями ком. И казалось, он начал было уже успокаиваться, но внос ударил резкий неприятный запах. Оскалившись, волк смял зубами цветок эриса, уткнувшийся в нос и завалился на бок.

0

16

Четвертая Луна. 31 год.
Асгерд медленно шла, опустив голову. Она знала, что сейчас Доминик в ярости. "Опять... Ну не надоело ли ему самому эта вечная ругань. А в чем она заключается? Да ни в чем!" - думала Ас. Кошмар двигался резко, от чего Тихая опустила голову и тяжело вздохнула. Все было ясно. Дом снова закатит беспричинную истерику и будет орать на хищницу. Все началось с его слов:
-Где ты шлялась?...
Асгерд было все равно. "Пф, какая глупость. Мда. Мне за ним до смерти ходить что ли?! Хотя, Ас, ты сама виновата. Если бы тогда ты не шла на охоту... Эх. Возможно Дом не стал бы таким... таким агрессивным. Он бы не ушел, не получил столь уродливый шрам, не..." Внезапно ее мысль перебилась. Доминик клацнул зубами у ее уха и начал рычать. Тихая слегка испугалась. Иногда было страшно находиться с этим зверем, да что там, всегда страшно. Никогда не знаешь, что еще сделает этот волк. Придя в себя, Ас опустила глаза и слегка оскалилась. "Конечно его можно было бы понять... Но зачем ругаться так каждые пять минут?! Ну ладно, главное ничего лишнего не ляпнуть, а то все испорчу."
-Дом, успокойся. - очень тихо, утомленно произнесла волчица.
Асгерд слегка подняла глаза и резко отвернула их, дабы не раздражать своего братца. Внезапно Кош ударил сестру в грудь, от чего та сщурилась и отпрыгнула назад. Она снова вздохнула и привела себя в порядок. Взгляд ее был усталым.
Через некоторое время Дом снова от чего-то разозлился.
-Черт, ну может уже хва... - притихая произнесла Асгерд. "Нда, зря я это..."
Волчица отошла назад и смирно села, пытаясь стать незамеченной.

Отредактировано Асгерд (2013-12-30 14:15:27)

0

17

Ас все это время молчала, лишь изредка прося Коша успокоиться. Но, когда волк начал было уже приходить в себя, разлегшись на траве, сестренка сморозила грубость. Она начала причитать. Оскалившись и резко вскочив на лапы, волк кинулся в спутнице и замерев в миллиметре от ее морды, с оскаленной пастью, глухо прорычал.
-Что хватит?! ЧТО!?
Едва сдерживая себя от броска волк прошелся вокруг сестры и поднырнув под её передние лапы опрокинул на землю. Дом часто так делал, что бы не покалечить Асгерд, да и самому успокоится. Хотя, сегодня было весьма странное утро. Мало того, что Кош завелся непонятно с чего, так и сейчас опять очень резко переключился. Рухнув на уже лежащую на земле сестру, волк уперся в нее грудью, и встав на задние лапы, стал катать ту по земле, зажав Ас между передних лап и грудью. Со стороны это могло выглядеть очень забавно, непонятных цветов махина, кубарем катет по земле такого же цвета существо поменьше.
- я тебе сейчас покажу хватит...
Заговорщецки прошипел Темный и резко отскочив от сестры, развернулся, припал к земле и резко прыгнул в ее сторону.

0

18

Пытаясь стать более незамеченной, Асгерд наоборот привлекла к себе внимание. Глупая ошибка в сказанных словах теперь приведет к развязке новой истерики. "Ну вот и зачем ты это сделала?! Кто ж тебя просил-то?!" Ас пыталась опустить голову все ниже, давя всем телом на землю. Но, к ее сожалению, Доминик очень хорошо услышал слова Тихой, ответив:
-Что хватит?!
"Криков и тупой агрессии!" - пронеслось в голове Ас. Но эта мысль скоро ушла. Сумасшедший брат Ас опрокинул ее на землю. Она пыталась было встать, но не тут то было. Дом рухнул на хищницу и уперся в нее своей грудью. Тихая толкала своего брата лапами, и слегка прикусила левую лапу Коша. Но было бесполезно. Тот ухватил ее и начал катать кругами. "Вот сволочь то какая! Пф, вот когда-нибудь..." - замечталась Ас. Кружиться вот так ей было не удобно, но что уж поделаешь. Она, с озлобленной мордой, подчинялась Дому, таскаясь по этой местности и раздавливая кучу эриса. В один момент она резко толкнула Коша, от чего тот отскочил и снова прыгнул в сторону волчицы. "Да когда ж это закончится?!" Асгерд свалилась на землю и закрыла глаза, дабы успокоится самой. Еще чуть-чуть и она сама бы начала отвечать без башенному брату. Однако она старалась привести себя в положительный настрой. Теперь Тихая просто лежала на траве, никак не реагируя на движения Кошмара.

Отредактировано Асгерд (2013-12-30 15:01:19)

0

19

Начало. 4 луна. 31 год.

Движимая целью притащить в лагерь что-нибудь вкусное, Каравелла покинула логово стаи несколько часов назад, отправившись на охоту, но по ходу дела позабыла о затее и стала просто бродить по окрестностям. Настроение было на редкость паршивое. Каравелла брела средь рощи, находящейся отсюда неподалеку. Волчица пинала попадавшиеся по пути камни, а голова ее свисала едва ли не до самой земли, пастью срывая попадавшиеся пучки травы. В нос ударил едкий запах падали. Самка ворчливо подняла голову и оглянулась, принюхиваясь, ища, что источало такой ужасный запах. Лапы сами повели ее туда, где была самая сильная концентрация смрада.
- Доброе утро, дорогая, - не останавливаясь, волчица косо взглянула хмурым взглядом на гиблую пташку, что валялась на земле средь засохшей травы. - День обещает быть прекрасным, не правда ли? - кинула Кармен, оставив трупик позади.
  Далеко за спиной Каравеллы ютились Памятные холмы. Лапы сами вели ее к предгорью. Разброс деревьев становился все больше. Хвойные расступались перед могучей самкой, открывая ей путь. Яркое утреннее солнце игралось на молодых стебельках нежнейшей травки. Слуха волчицы коснулись звуки. Неподалеку возились более старшие добытчики, брат и сестра - Доминик и Асгерд. Их запахи только-только донес до носа Каравеллы свежий поток прохладного ветерка. Кармен приблизилась к волкам, но не стала подходить слишком близко: и так волки могли бы заметить ее, наблюдающую за ними с апатичным выражением морды.

Внимание, Каравелла!
Среди камней и взгорий тебе на глаза попадается древесный корешок, используй находку для изучения заклинаний.

скриншот броска

http://clickscreen.ru/screens/1/6d8aa52b.png

Отредактировано Каравелла (2013-12-31 20:34:38)

0

20

Дом прыгал вокруг сестры и пытался заставить ту шевелиться, однако Асгерд явно решила поиграть в трупа. Недовольно поморщив морду и фыркнув, серый рухнул рядом с волчицей.
- Вот не буду больше с тобой играть.
Тихо пробубнил Кош и перевернувшись на бок стал пихать сестру лапой в шею. Чего он хотел этим добиться, ну или же зачем он тыкал лапой в сестру было не ясно даже самому Дому, однако, когда в нос волка ударил весьма знакомый, но сейчас донельзя чужой запах... Холка резко вздыбилась, все мышцы на теле напряглись до предела, губы растянулись в безумной улыбке обнажая все еще острые, хоть и пожелтевшие зубы. Медленно встав и точно так же медленно повернувшись в сторону неожиданно пришедшей волчицы, серый наклонил голову набок и издал глухой рык, однако нападать не стал, решил подождать и посмотреть, что на все это скажет сестра. Однако, взгляд Кошмар не отводил от подошедшей, пусть и не приблизившейся, волчицы. Сейчас в его не до конца успокоившейся голове витали только одному ему понятные мысли и образы, но уже сейчас он четко понимал, что не стоит нападать на состайника из-за того, что та сюда приперся.
- Чего приперлась? Не видишь, занято.
Проворчал Дом и помотав головой повернулся в сторону сестры. Окинув взглядом разлегшуюся на травке волчицу, Кош обошел ту по кругу и подобрав в пасть смятые ими цветы, остановился сбоку Асгерд и задумчиво стал посыпать ту растением. Видимо, это занятие успокаивало его.

Внимание, Dominic!
Среди камней и взгорий тебе на глаза попадается песчаный камушек, используй находку для изучения заклинаний.

скриншот броска

http://clickscreen.ru/screens/1/627d485f.png

0

21

Асгерд лежала все также неподвижно с недовольным лицом. Внутри Тихой затаилась обида, которая все-таки скоро должна исчезнуть. Но не сейчас. Волчице надоели вечные недовольства и истерики Доминика, из-за чего та неподвижно лежала на траве. Фыркнув, ее братец лег на землю рядом с ней и произнес то, что Ас пропустила мимо ушей. "Наконец-то, вроде успокоился." - подумала Тихая. Но это было заблуждение. Кош начал тупо пихать шею Асгерд лапой. От чего та повернулась на спину, а затем вовсе отвернулась от Дома. Морда волчицы изобразила недовольную гримасу. Асгерд фыркнула и отползла от брата.
Внезапно в нос влился запах довольно плохо знакомого, но все же знакомого волка. Это была Каравелла. Асгерд приподнялась и уселась на землю, щуря глаза, дабы посмотреть на хищницу. Доминик как всегда произнес грубые слова, на которые у Ас нашелся ответ:
-Да не слушай эту... Поганку! Привет, кстати. - произнесла волчица, устало вздохнув и взглянув на брата.
Внезапно Тихая осознала слова Кошмара, который говорил о том, что больше не будет играть.
-Так это у тебя игры были? - тихо, но озлобленно произнесла Асгерд.
Тут же Доминик покружился вокруг хищницы и начал бросаться цветками эриса. Асгерд фыркнула и начала вырывать зубами всю траву, которая росла рядом, и бросаться ею в волка. Она пыталась тем самым закопать его в куче травы и земли.

Внимание, Асгерд!
Среди камней и взгорий тебе на глаза попадается песчаный камушек, используй находку для изучения заклинаний.

0

22

В суете ссоры волки едва могут заметить, как с Памятных холмов проследовала крупная черная фигура, медленно, неторопливо, как будто тащила в зубах что-то тяжелое. Расстояние до него было большим, сразу не догонишь, да и фигура скользнула в небольшой лесок. Заметить животное ссорящимся проблематично, а вот свидетельнице разборок - наоборот, если обратит внимание.
w

0

23

Каравеллу заметили, и поначалу к ее присутствию отнеслись чересчур агрессивно. Шерсть на загривке самца поднялась, показались зубы, напряглись мышцы. Послышалось рычание, но и его Каравелла приняла с равнодушным выражением морды. Волк мог бы быть, все же, соперником опасным, но сейчас Дене ничего не угрожает. "Чего приперлась? Не видишь, занято", - проворчал самец и вновь обратился вниманием к своей спутнице.
-Да не слушай эту.. Поганку! - подала голос самка. Та еще поздоровалась с Каравеллой, но бурая не ответила, и только равнодушно хмыкнула, продолжая путь. Она успела пройти едва ли только пару метров: внимание ее привлекла темная точка, спускающаяся с холмов. Около четырех секунд апатичная Каравелла пробыла словно в оцепенении, а потом пошла дальше, медленным, неторопливым шагом, будто так и шла, не отвлекаясь. Уходила не торопясь, казалось, словно она едва поднимала лапы над землей, или будто к лапам были прикреплены грузы, которая волчица едва волочит. Можно было бы ее принять и за больную, но виной всему было на редкость паршивое настроение. День не задался с самого начала.
- Чудесный день, - и волчица, прикрыв глаза, всей грудью вдохнула теплый воздух. Над ее головой пролетала в это время пташка. Наверное, к ней Дена и обращалась. Уголки губ самки дрогнули в ухмылке, и она продолжила путь. Пересеча все поле, Каравелла скрылась в ближайшей роще.
Выведена.

Свернутый текст

офф: я ж уезжала :с прошу извинить.

Отредактировано Каравелла (2014-01-08 18:09:52)

0

24

Кош отвлекся на странную тень мелькнувшую вдали на траве, но так и не найдя источник данной тени, решил просто полюбоваться окрестностями и отвлечься. Глубоко вдохнув воздух, Доминк нахмурился и негромко чихнул. В воздухе витали запахи состайников, пахло молодыми и вожаком. Интересно, что они здесь забыли, хотя, один из щенячий запахов принадлежал Фараону, он наверное ходил на могилу к отцу. Кстати, нам бы тоже не мешало проведать могилы родных... Когда мы там вообще были? Кажется, никогда... Негромко фыркнув и слегка отойдя в сторону, Кош уже хотел было предложить самкам поохотиться но заметил, что недавно пришедшая гостья уже умудрилась уйти. Недовольно нахмурившись и подойдя к Асгерд волк проворчал.
- Че она такая странная? Вечно ходит как приведение молчаливое...
Вытянув шею и посмотрев в след удаляющейся самке, серый окликнул ту.
- Эй! Куда собралась? Обиделась чтоль??
Кинув взгляд на сестру Темный мотнул головой бросив что-то типа "пшли" и побежал вслед за ушедшей. Нагнать ту было не сложно, двигалась она не спеша, словно бы плыла через это небольшое поле, вот только куда и зачем она плыла, Доминик вряд ли узнает, но по крайней мере, они с Асгерд не будут шляться просто так, вдруг чего интересное произойдет.

0

25

Волчица, пытавшаяся закопать другого волка, резко остановилась. Послышался еле слышный звук с Памятных холмов. Асегерд обернулась и увидела черную фигуру, которая тут же исчезла из поля зрения. "Что за черт?" - промелькнуло в голове Ас. Волчица тяжело вздохнула и, снова посмотрев на брата, увидела, что тот смотрел на волчицу вдалеке. Переметнув взгляд на Каравеллу, Асгерд хмыкнула. "Поздороваться трудно что-ли..."
-Че она такая странная?  Вечно ходит как приведение молчаливое..
-Я то откуда знаю, обиделась на такого... тебя в общем!- тихо, но опрометчиво произнесла Тихая.
Доминик решил последовать за волчицей, что-то говоря ей вслед, но Асгред решила пока не торопиться. Она оглядела всю территорию, слово боясь чего-то. Наконец ничего не заметив, она последовала за Кошмаром, который бежал впереди. Асгерд неторопливо сделала три шага, а затем резко метнулась вперед, снова, последний раз взглянув на дорогу, ведущую сюда с Памятных Холмов. Волчица беспокоилась за что-то, будто за ними самими идет охота. Но убрав эти мысли с головы, хищница догоняла волка, который будто играл в салочки с Каравеллой. Нагнав его, Асгерд произнесла:
-Пошли отсюда, она все равно уже спряталась где-нибудь.

Отредактировано Асгерд (2014-01-08 11:35:42)

0

26

В лесу перед волками что-то подозрительно хрустнуло, словно кто-то ломал дерево, но в то же мгновение хруст смолк. Вроде бы ничего подозрительного - вдруг медведь какой - но запах у кромки леса оставался незнакомым. Так не пахло ни одно животное, живущее в этом леску.
w

0

27

Дом полностью погрузившийся в процесс погони отвлекся и не заметил, как он уже очутился в лесу, однако здесь не было видно Каравеллу. В голове мелькнули недавно сказанные сестрой слова, пока волки бежали сюда.
-Ас, ты права, кажется она испарила...
Раздался хруст и белый медленно повернул голову в ту сторону. Никакого животного не было видно, да и на ветер это не было похоже. Нахмурившись и слегка оголив клыки, волк посмотрел на сестру и вновь кивнув головой, только в этот раз уже в сторону леса, предложил пойти посмотреть.
- Давай глянем? Может она куда свалилась там.
Дом принюхался и вытянув шею опустил голову к земле, одновременно защищая тело и пытаясь уловить хоть какой-то запах состайници, однако в нос ударил вовсе не волчий запах. Нахмурившись и вздыбив шерсть, Доминик сделал несколько глубоких вдохов, надеясь вспомнить этот запах, но увы, он не хотел вспоминаться.
- Асгерд, кажется я потерял нюх... - Пробормотал волк и подняв голову от земли посмотрел на сестру. - Либо здесь появилось что-то новое.
Не дожидаясь ответа, волк начал потихоньку продвигаться в лес, тщательно обнюхивая пространство вокруг себя.

Внимание, Dominic!
Среди камней и взгорий тебе на глаза попадается перо павлина, используй находку для изучения заклинаний.

0

28

Со стороны горного хребта внезапно для всех раздался отдаленный волчий вой - кажется, кто-то из состайников звал на помощь.

0

29

Пост за Асгерд
Если честно, то ей было скучно. Но порой когда она отставала, догоняла своего напарника по поискам. Волчица мотнула головой, остановившись. - Знаешь, может ты сам поищешь ее или все таки мне кажется нам надо разделиться, так будет быстрее. Правда под словом разделиться, она конечно же имела ввиду слинять куда-нибудь. Вдруг послышался вой, видимо кому-то понадобилась помощь. Волчица готова была запрыгать от радости. - Ты слышал? Я пожалуй пойду гляну, что там случилось и найду тебя, хорошо? Самка пожала немного, но не дождавшись ответа, быстренько направилась туда, откуда доносился вой. Интересно, что же там все таки произошло, наконец-то Боги услышали мои молитвы, а то бы так и искали вечно того, кто совершенно не хочет чтобы мы его нашли. Волчица усмехнулась про себя, ее силуэт постепенно отдалялся от места, где она оставила Доминика. -Удачи тебе в поисках. Пожелала она волку и прибавив ходу отправилась прочь.

[Персонаж выведен]
Рейган

0

30

Увлекшись запахами и поиском источника неизвестного, серый не заметил как остался в гордом одиночестве. нет, он конечно слышал вой, слышал как Асгерд что-то протороторила. Он слышал так же топот лап, но абсолютно не придал этому значения. Но когда Дом обнаружил пропажу сестры, он сильно удивился. резко вскинув голову вверх и начав вертеть головой во все стороны, Кошмар глухо зарычал.
-Асггеррррд! Убью!!!!!
Неподалеку раздался хруст ветки, полный уверенности найти там сестру, волк резко сорвался с места и побежал, хотя, скорее даже полетел галопом. Глаза горели яростью, дышал волк очень тяжело, в горле застыл молчаливый вопль ярости, холка стоит колом. Но долго бежать не получилось, отсутствие одного глаза и густой лес весьма мешают этому занятию, поэтому споткнувшись пару раз и чуть не влетев головой с размаху в дерево, серый перешел на быстрый шаг и опустив голову как можно ниже к земле, глубоко дыша, стараясь уловить каждый запах, волк целеустремленно двигался непонятно в каком направление, от чего-то уверенный, что именно туда ему и надо.

0


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Предгорье