Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Медвежий Клык


Медвежий Клык

Сообщений 91 страница 120 из 139

1

http://fc01.deviantart.net/fs50/f/2009/305/e/5/e5daa5a07c398c13a7a6b052d2347ca7.jpg
Небольшое взгорье было названо подобным образом из-за схожести в своей дугообразной форме. Покрытый травой, кустами и деревьями, Клык является пастбищем для многих копытных, и именно здесь чаще всего можно заметить охотящихся волков.

Ближайшие локации:
- Воронья роща (Даэрис)
- Оленьи пастбища (Даэрис)
- Памятные холмы (Даэрис)
- Разломы (Даэрис)
- Предгорье (Даэрис)

0

91

пост не учтен системой

[Leo]

Недалеко впереди неуклюже прихрамывала молодая потеряшка. Если бы Лео мог читать мысли Баско, то он бы подметил, что они совпадают: судьба была невероятно благосклонна к двум хищникам в этот день. Но волк не мог читать чужие мысли, а потому ему то и дело приходилось переводить взгляд с будущего ужина на своего собрата. Вторя каждому его слову, ученик проделывал всё в точности по плану, поэтому когда разговор закончился, олениха стала двигаться активнее - видать, заметила охотничков, - а погоня началась, он без промедления ринулся в бой. Конечно, задача у Лео была гораздо сложнее дела Баско. Он был свято в этом уверен, поэтому на его морде отображалась глубочайшая сосредоточенность. А дело в том, что если задача каинита просто поймать добычу, то в перечень дел чёрного входит ещё и слежка за учителем. Как он научится охотиться, если не будет наблюдать? Впрочем, совсем скоро молодому это наскучило, и он всё больше и больше вливался в охоту. Зищитник предпринимал попытки схватить дичь; Лео тоже стал пытаться зацепиться за ноги, как ему и было велено. Однако ни у того, ни у другого так ничего и не выходило. То олениха дёрнется вбок так, что уйдёт из-под атаки, то сами волки не дотянутся до неё или не вовремя затормозят. Однако попытки не были оставлены. Авось, в следующий раз получится?
Но у Лео следующий раз не случился. Затеяв большой и мощный рывок, в конце которого он, конечно, поймал бы олениху и стал бы героем дня, он подскользнулся на грунте и кубарем полетел в другую сторону. Докатившись до холмика, он не удержался и съехал вниз по подвижному гравию - ну, или чем там они покрыты? разбираться у Лео точно не было времени - и распластался по земле. Вереница мыслей в голове никак не хотела успокаиваться, и прошло ещё немало времени, пока чёрный окончательно пришёл в себя. Встав, отряхнувшись и поднявшись на небольшую возвышенность, коих здесь было немало, он посмотрел по сторонам. Глаз искал триумфатора Баско, которому, скорее всего, уже достался лакомый кусочек. Но Лео, как полноправному участнику охоты, тоже хотелось урвать долю. Но, что было гораздо важнее насыщения брюха, так это то, что Баско был одним из первых, кто с такой лёгкостью согласился поучить волчонка охотничьему делу. Будущий вожак какой-нибудь стаи - а Лео когда-нибудь точно будет управлять стаей, он был в этом более, чем уверен - должен уметь не только постоять за себя, но и прокормиться.
К сожалению, след пыли в воздухе растворился прежде, чем зверь успел его увидеть. Голубоглазый опустил голову к земле и стал старательно втягивать воздух, пытаясь взять след. Он медленно побрёл вперёд в случайно выбранную сторону в поисках нового знакомого, но его след никак не хотел браться. Возможно, они с Лео никогда больше не встретятся.

выведен из игры

G

0

92

Она идет дальше, вдоль кустов, ступая аккуратно, даже бережливо по отношению к земле. Неспешно, поглядывая то в одну, то в другую сторону, стараясь все делать так, чтобы не привлекать к этому излишнего внимания. Пусть даже из потенциальных наблюдателей здесь только Люсьен. Но точно ли? Не приписали ли их имена в списки свидетелей несчастного случая раньше времени?
Палочка выпала из приоткрытой пасти — самка замерла, принюхиваясь к тому, что принес ветер (не такой едва ощутимый, как пару часов назад). Тут добыча может садиться возле носа юной и оставаться нетронутой — зрение было направлено куда-то внутрь головы, что ли. В память — туда, где собиралась воедино карта окрестностей вместе с невидимыми метками. Запах, за которым они следовали с Оленьего Пастбища, равномерно рассеивался и витал на местности до Клыка включительно. Его усиление принадлежало как раз инородному предмету в груди павшего. Волки пытались идти как можно незаметнее, шума лишнего не наделали точно. Конечно, могли что-то пропустить, но...
Ты станешь легче шелеста и прозрачнее воды. Ты будешь сбережен надежно, среди братьев и сестер, среди родной земли, - ловким рывком Стелла оторвала от кустарника широкий листовой пласт, похожий на кипарисовый, сжимая зубы как можно сильнее — от чужой пролитой крови несет за версту, а вот смола имеет свойства сливаться с ароматами природы. Оренда говорила, что это растение уберегает ткани от перегрева и забирает на себя черную желчь, которая отвечает за процессы старения и разложения, потому поможет оттянуть бой с мухами на лишние минуты. Ибо что-то медлительны все вокруг, а пока старшие волки сюда явятся, разберутся...
- Ему место не здесь, на холмах, - отрезала светлошкурая, не глядя на состайника, но адресуя фразу ему. Опустила листья на запачканную грудную клетку, задержав прикосновение.
Но видел ты виновных, но видел ты неправых. Им повезло уйти, но, коль можешь, укажи мне верную дорогу из мертвой пыли на душе. В наступившей тишине все тайны доверятся тебе.
Она не умела выть. Связки в рабочем состоянии, да, но никогда не повышала голоса, не звала, не пела со всеми. Но именно за вой мог бы сойти ее быстрый жест поднятой головы.
- Я хочу вернуться в логово до того, как стемнеет, - немного помолчав, добавила Стелмария, и в голосе проскочили детские нотки. Может, смешанные с упрямостью, может — с задумчивостью.
Отвернувшись от Люсьена и Меровея, молодая вернулась к оброненной палочке, беря ее, как полюбившуюся игрушку. Самка никогда не видела, чтобы на гладких ветках было утолщение только с одной стороны, да такое острое и прочное...и перышки. Они красивые, кстати. Вдохнув глубоко запах еще раз, она  с т р е л о й  понеслась домой, стараясь сохранять легкость и беззвучность бега, и остроту зрения.
Через Воронью рощу.
Что же такого запретного увидел наследник, раз от него решили избавиться поскорее?
Что же он сделал, раз убийца не дождался надвигающегося ночного покоя земель?
Наш самосуд в тех фразах, что слетают с пасти — судьба ж рассудит без огласки.

+1

93

пост не учтен системой

[Мавра]

Черношкурая молчала. Слова были лишними. Они туманили разум и забивали мысли не хуже трав, которыми резко запахло откуда-то спереди. Мавра сморщила нос и негромко фыркнула, чтобы отогнать неприятный запах. Аромат принёс Балиос, сперва недалеко прошумевший, а потом и показавшийся на глаза южнобережным. Несмотря на то, что рыжий был так знаком волчице, что он денно и ночно выхаживал её раны - как душевные, оставшиеся от страшной встречи с невозможным существом, так и физические, оставившие после себя глубокие и длинные шрамы, - даже порой развлекал, дабы волчица не впадала в скуку и уныние, несмотря на всё это, она обратила гораздо большее внимание на фоновые запахи. Совсем скоро их окончательно забьёт запах вонючих трав, которые Мавра могла с лёгкостью перетерпеть, но которые были так неуместны в сложившейся ситуации. Чёрный нос стал втягивать остатки кошачьего следа. Мавра впервые за долгое время интенсивно  задвигалась. Что было ценно и примечательно - одна делала это бесшумно. В любой момент убегающая кошка, если таковая была бы, вызвать обвал и привлечь к себе внимание.
Мавра старательно отгоняла от себя мысли о Балиосе. Ей хотелось знать, что он потерял в этих краях на самом деле. "Неужели действительно искал кошку?" - думала она про себя отрывками, между мыслями о кошках и возможных направлениях, в которых стоит поискать, а также между пристальными взглядами в тёмный разлом в горе - в тот самый, в котором "померещилось". Быть может, врачеватель что-то скрывал? Такие размытые и непонятные Каиниты задумали недоброе? Перед глазами Мавры, несмотря на все её внутренние протесты, возник образ Комильфо. "Нет", - смело отрезала она и замотала носом, снова принявшись искать теряющиеся кошачьи нити.
В завязавшийся разговор волчица, хотела или нет, внимательно вслушивалась. Атаман был очень умён. Выбранная им тактика тайно будила в чёрной восхищение. Хищница высоко оценивала его слова и действия, без чёрного укора или зависти. Она не жалела, что не ушла за самонадеянным Меровеем, хотя и грустила по некоторым отдельно взятым мордам из новоиспечённой стаи. Они уже не были волками Южного Берега, но это вовсе не означало, что они потеряли свои места в её любящем сердце.
Многообразие мыслей сбивало волчицу.
Она низко опустила голову и бочком направилась вперёд, становясь слева от Тараса, но ни в коем случае не перед ним. Тот был занят собеседником, который также был удостоен частыми, но беглыми взглядами голубоглазой Мавы. Она тихонечко шагала вперёд до упора, не поднимая головы, но всё же заглядывая вперёд: туда, где открывается иной вид. Она увидела внизу на склоне холмика, на котором стояли волки, охапку трав и интересующую её пещерку. Прятался ли там кто-нибудь? Таила ли бездонная темнота искомую жизнь? Билось ли в ней чьё-нибудь бешеное сердце в страхе или ярости? Витали ли там беспорядочные мысли? Мавру пленила загадка, и она, не в состоянии отвести взгляд, уже хоть и не чувствуя ничего, кроме полыни и смешения других пахучих трав, какие ей доводилось нюхать в логове, простояла так какое-то время. Какое-то подвешенное, неопределённое состояние подкрадывалось к черношкурой. Сама того не желая, она оторвалась, развернулась к Тарасу и вперила в него строгий взгляд охотника, напавшего на след. Её небесные глаза и выражение морды понял бы любой, кто хоть раз ощущал возбуждение от выслеживания добычи. Мавра была на пороге открытия, и подавала вожаку знак, что вот-вот ринется в бой. Неуважение ли? Напротив, в её глазах читалось лишь тихое почтение, обращённое к Тарасу. Такое, словно она была маленьким волчонком, а он - её родителем, обучающем первой охоте. Таким, будто просила разрешения на маленькую шалость, но уже наперёд её запланировав, вне зависимости от разрешения или запрета, всё равно бы пошла исполнять задуманное. Тарас понял бы. Бурый бы ощутил это ненавязчивое "разреши, Отец". Однако, не дождавшись внятного ответа, Мавра скользнула вперёд и скрылась внизу.
Бесследно и всего в одно мгновение она исчезла с юга в тот же момент, как скрылась с глаз нынешнего и бывшего брата. Даже её запах - и тот растворился в цветах. Провалилась сквозь мелкие камушки под землю, нашла ли пещеру в тёмном проходе в горе или ушла вдаль, когда никто не смотрел и не искал её? Её запах оборвался в темноте, а куда она делась - всему этому при большом желании можно найти разумное объяснение. При ещё большем, оно будет антинаучным, связанным с богами или даже с тем двулапым существом, что когда-то так сильно ранило её. Лишь в одном все дороги пересекались: Мавра ушла... пускай ушла и уже врдяли вернётся.

выведен из игры

G

0

94

пост не учтен системой

Для Люсьена и Стелмарии
Запах рвался все чаще и чаще, пропадая в низовьях гор, куда направилась Стелла. Вполне можно задаться вопросом: если убийца - и есть вор, то почему он не забрал тело Меровея с собой? Почему оставил свое оружие в теле? Может быть, сам хотел, чтобы его нашли? И ведь близится ночь - вполне вероятно, что он вновь объявится, только теперь уже там, где весьма богатый выбор на мертвые волчьи тела - на Памятных холмах.


Для Тараса и Балиоса
Безусловно, ей было страшно. Разговор незнакомцев снаружи норы смахивал на выяснение отношений, но пума не прислушивалась к нему - стук взволнованного сердца затмевал все голоса. Она молилась всем богам, чтобы ее не обнаружили и прошли мимо, а самое главное... чтобы не вернулся брат.
Однако, одно слово все же привлекло ее... Точнее, словно громом прозвенело в ушах. Они ищут кошек?! Это волки... И если бы не ее бедственное положение, она бы сорвалась отсюда и побежала бы не глядя прочь, лишь бы ее не догнали. Но ее лапа уже никогда, наверное, не позволит этого сделать, и пуме ничего не оставалось, кроме как не высовываться и дождаться, когда незнакомцы уйдут... Если уйдут.

w

0

95

Он оборачивался на волчицу, но каждый раз не понимал, что она делает. Зачем Стелмария приложила к бокам Меровея.. ветку? Определенно нужно будет как-нибудь узнать от ведунов и ведуний о целебных растениях. Воину они по его профессии, конечно, не понадобятся, но хотя бы как первую помощь оказывать, скорее всего, знать надо обязательно. Навык полезный и серьезный. Врачевательство привлекало маленького Люсьена, но он не находил для него времени. Как-то сероухий провел в палатке целителей несколько дней подряд, наблюдая, как те лечат раненых или возятся с травами. Те времена прошли, и целительство напрочь вылетело из головы Люсьена, с возрастом потерявшего к нему интерес.
- Я хочу вернуться в логово до того, как стемнеет.
- Попробуем, - быстро бросает Люсьен. Он хотел сказать что-то еще, но осекся и забыл слова. Мало ли, какие опасности их могут поджидать сейчас на пути. Люсьен был не до конца уверен в безопасности земель Южного Берега. Прежде, чем Стелмария бросилась в бег по направлению к Вороньей роще, серобокий посмотрел еще раз на Меровея. Коротко вздохнув, витязь отправился вслед за ведуньей. Поначалу он хотел сообщить, что не собирается идти в логово, а планирует отыскать Ареса прямо сейчас, но решил, что, раз их пути сейчас лежал примерно через одну местность, витязь просто не может оставить самку добираться до логова весь путь в одиночестве. Тем более, с палкой.
- Мне нужно отыскать Ареса и показать ему эту палку. Ты не думаешь ничего против этого? - по пути задает вопрос Люсьен.
Пока они бежали к Вороньей роще, сероухий еще рассуждал насчет мертвого наследника, но вновь не нашел объяснений его загадочной смерти. Он только понял, что до наступления кромешной темноты нужно придти к Памятным холмам.

0

96

пост не учтен системой

Порядок отписи в локации
Первая очередь: Тарас, Балиос
Вторая очередь: Баско, [Game Master | V]

Примечания
Лимит ожидания поста: 4 дня.
Очереди друг с другом не взаимосвязаны.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

G

0

97

Сердце бешено забилось. Травник почти лежал на земле, мелко дрожа от страха.
Не помогли ни молящие взгляды, не просьбы. Если бурый волк не вызывал ничего, кроме стыда и ужаса, то на черную волчицу Балиос надеялся, тянулся к ней. Он так хотел сейчас оказаться как можно дальше отсюда: длинные нити безысходности медленно опутывали его, и казалось, что с каждым его движением они стягивались. На горле, под брюхом, на лапах. И все это было не столько от вида двух крупных и сильных Южнобережцев, сколько от самого факта - травника обнаружили.
И что самое главное, виноват в этом лишь он сам.
..Нашел ли я её? ...
Самец поднял голову к морде старшего волка. Он запомнил его именно старшим волком, по крайней мере.
- Ей нужна помощь, - целителя передернуло: его же слова показались ему слишком жесткими и грубыми. Это заставило рыжего вновь отвернуть взгляд в сторону со стыдом и виной.
Врачеватель торопливо облизнулся, всматриваясь в черную спину самки. Последняя надежда на спасение уходила, лениво махая хвостом. Как бы ни желал неудачливый отщепенец окликнуть её и попросить остаться, он промолчал - и когда изящный силуэт скрылся за ближайшими камнями, он, кажется, шкурой смог ощутить раздражение исполина, что сейчас навис над ним.
..Я не дурачил. Я правда искал, - ответил про себя рыжий волк атаману. Но не вслух, нет, он не решился. Оставалось лишь горько усмехнуться, думая, что это, пожалуй, последняя шутка, которую он слышит от Южнобережца. Раньше он так любил шутить...
Пошатываясь, травник понемногу вставал. Негнущиеся лапы плохо держали его на земле, а когда зеленые глаза травника встретились с голубыми, то рыжий почувствовал напряжение. Жилы в конечностях натянулись и закаменели, адреналин растекался по телу, словно кровь из пробитой артерии. Да. Ему не раз приходилось наблюдать, как тягучая жидкость окрашивает черные, белые и серые шкуры в темно-красный цвет.
"Нет" - и все провалилось в небытие. Его не отпустят, ему не дадут уйти, он останется здесь, и каждая минута будет длиться часами. Часами, что были полны душевных страданий и непонимания. "Нет."
Это слово он слышал тогда, когда сбежал к стае. В день, когда он обрек на гибель мать и бросил отца, только для того, чтобы подбросить ему яд после.
Конечно же, это не могло не привести волка в безмолвную истерику. Он способен хладнокровно колдовать над телом умирающего, чьи раны взывают в душе самых храбрых дикий ужас и отвращение, но... Но стоит ему неловко напомнить об произошедшем, о семье и смерти....
Слишком свежи раны, чтобы он смог забыть. Сейчас травник готов сказать что угодно, лишь бы выпутаться из удушающей хватки собственных эмоций. Он уже не думал о блестящих внутри пещеры глазах, что светились страхом.
..Стоит... Стоит... Стоит ли её жизнь... О, Расуэль... Мне дали выбор. Злой, злой выбор! О, Расуэль...
- Я не могу, - беспокойно шептал он, чувствуя, как челюсти свела судорога, - Я не могу. Я убил его. Я убийца.
Страшные слова отдавались в его голове эхом. Кажется, мир застыл в злорадном торжестве. Признался... Почти.
..Прочь.
Рывок получился сам собой.
Подминая под себя короткие травы и поднимая тучи пыли, тощее тельце рыжешкурого понеслось вниз. Он не надеялся больше ни на что, ни о чем не думал и пребывал в прострации - в мире существовал только он один и неистовая скачка, что называется бегом. Неважно, последует ли преследование - впрочем, конечно последует, травник же признался в своем преступлении, он должен быть наказан! Он бежал, унося за собой шлейф запахов трав вперемешку с липким страхом. Хвост был крепко зажат между задних ног, в груди бешено что-то билось. Травник бежал, с легкостью перемахивая через препятствия, виляя между торчащих из-за земли скал. Вон. Вон с территорий Южного Берега. Куда-нибудь, лишь бы больше не встретиться с теми, кто способен провести на рыжешкуром отчетливые мазки ужаса, заставить его стыдиться самого себя. Вон.
Волк так старался сбежать от бурого атамана.

Отредактировано Балиос (2015-01-07 03:01:29)

+1

98

пост не учтен системой

Для Баско
Перепуганная и хромая, самка оленя пыталась как можно быстрее покинуть волчьи земли, но было слишком поздно. В оно мгновение из не откуда появился светлый волк, и погнался за ней. Хищник пытался атаковать, но боги и удача отвернулись от него, его зубы клацали в опасной близости от тела олених, пока в один прекрасный момент, хищник не изловчился, и не поднырнул под передние ноги оленихи. Из-за того, что олениха бежала, волку не удалось ухватиться за глотку перепуганного животного, и его клыки лишь слегка вспороли кожу, но и олениха не осталась в стороне, передними ногами она задела волка за плечо, и если он не отпрыгнет, то попадет прямо под острые копыта перепуганного животного.
V

Баско, если ты и дальше будешь описывать действия за ГМ персонажа, я посчитаю нужным покалечить тебя. Читаем внимательнее правила.

0

99

Ты не знала, насколько правильно поступила, уйдя из той превесёлой компашки на берегу Гиблой реки. Может, всё-таки стоило остаться и понаблюдать за происходящим, иногда вставляя свои десять копеек в диалог? Но ты уже изрядно устала от надоевших стычек с матерью, болтать с травоядными же не особо хотело, не было настроения, а вот с Улиссом… Хм, с ним вполне можно было поговорить по душам, наверняка это была бы интересная беседа для вас обоих. Но подошли лишние участники и помешали этому процессу. Лучше всего найти Улисса потом, перед самым его уходом в Тёмное Древо. И потолковать с ним.
И всё-таки, не стоит, наверное, сбегать от семьи вслед за этим немного странным, но остроумным светлошкурым. И Меровеем. Тем самым ты подставляешь себя и других, Готель с Тарасом в первую очередь. Сойка, всё же ты не глупа, разумна и расчётлива, почему же ты не взвесила всё «за» и «против», а сразу приняла поспешное решение под воздействием эмоций? На тебя это совсем не похоже, Переросток. Меняешься?
Нет, лучше всего подумать об этом спокойно дома, в логове, в одиночестве и тишине, когда вороху твоих мыслей не будет ничто и никто мешать. А пока, скорее всего, стоит оставить эту тему в покое. Хотя бы на какое-то короткое время, просто затолкать её поглубже в голове и лишь позже вытащить. Да, правильней всего сделать именно так.
Ты не ждала, пока мать разберётся со своими собеседниками. Она знает, куда ты пошла, когда закончит языком трепаться на Гиблой, тогда и последует за тобой к Тарасу. Куда ей ещё деваться, как не плести за своим драгоценным чадом. Кста-а-ати, интересно, а где же Гретта?
Удивительно, насколько было красиво такое место, как Медвежий Клык. Один только его величественный и пафосный вид издалека внушал странный трепет в груди. Может, всё дело в том, что ты совсем недавно в стае и являешься очень впечатлительной натурой. Наверняка всем южнобережцам наскучил этот красивое место, и они перестали замечать изящество холмов взгорья. Они приходят на Клык чисто ради охоты, а не ради эстетического удовольствия. Тогда где же они его получают? Любопытно…
Найти Тараса было несложно. Совсем. Его большая бурая фигура засветилась ещё издали, к ней ты как раз и направлялась. Хм, и что же ты ему скажешь? «Привет, отчим, как дела?». Наверняка сейчас ему не до тебя. ЮБ непонятно в каком состоянии, теперь он вожак, вроде как, а ты тут будешь под ногами мешаться, как тихая, но надоедливая букашка. Однако попытка не пытка, верно?
Но тут мимо тебя проносится чья-то рыжая туша, чуть ли не сметая с намеченного пути. Немного удивляешься скорости этого волка и думаешь, что же могло вызвать столь странный жест? Может, этот волк или волчица (всё равно ты не разглядела кто это, да и навряд ли бы узнала-вспомнила) просто охотился и погнался за добычей? Только вот добычей не пахнет. Вроде как.
- Привет, - подходишь к Тарасу, всё ещё глядя на то место, где тебя чуть не сбил улетающий волк. – Я тут… слышала, узнала, что ты вроде как… Вожак, теперь, да?
Слова почему-то трудно подбирались. Беседы с отчимом не всегда шли на «ура», если шли вообще. Но хоть на этот раз инициативу проявляешь, уже неплохо.
- Кто это, ты его знаешь?
Просто стараешься задать новые темы для разговора. Да и тебя действительно гложет любопытство насчёт этого, что уж скрывать это.

+1

100

Раз ей нужна помощь, то не остается сомнений, кошка где-то поблизости. На моей морде расплылась самодовольная усмешка, которая пропала так же быстро, как и появилась. Пойманный с поличным - хотя я и сам не мог сказать, на чем конкретно хотел подловить Балиоса, травник был сбит с толку. Он потерял всякое самообладание, а с губ его слова срывались сразу, как только приходили в голову, прежде чем он успевал их останавливать.
- Что? - рыкнул я в рыжую морду, когда та давилась словами, что-то мямлила себе под нос и не могла ничего сказать внятно.
Я не был рад тому, что так запугал или встревожил только на время именно Балиоса, своего состайника. Но как чужак он должен был знать свое место. На землях южан ему делать нечего. И потому я говорил с ним грубо, хоть и не мог так сразу отвернуться от того, кто долгое время жил со мной и моей семьей в лагере.
- Убийца? Хах, - выпустив воздух из легких, я сделал шаг в сторону, запрокидывая голову. Балиос убийца. Хладнокровность некоторых лекарей во время работы меня восхищала, но в бою я никого из них не видел. Не считая мелкой грызни или оплеухи от вышестоящих во время ужина. И представить Балиоса по колено в чужой крови я тоже не мог. Самонадеянность и недооцененность возможного оппонента редко шли мне на пользу. Отступив в сторону, я открыл ему дорогу, его путь и, возможно, единственную возможность на спасение. Я не собирался ни ранить его, ни убивать, но вряд ли Балиос знал об этом. И конечно рыжий травник не упустил такого шанса.
Подорвавшись, он полетел вниз по каменистым склонам. Я тоже дернулся вперед, ударил грудью его в бок. В итоге только испортил ему спуск, но не остановил. И щелкнувшие в воздухе зубы были не попыткой оторвать ему бочину, а чем-то вроде прощания. Балиос не был у меня в приоритете, поэтому я бы в любом случае не погнался за ним. Но что-то подсказывало мне, что еще месяц, а может и многим больше он не зайдет на нашу землю, пока острая нужда не заставит его сделать это.

И все же я сплюнул себе под лапы. Пять лет, мозгов нет. Он был у меня под носом, шуршал брюхом о землю и подметал хвостом пыль, а смог так легко уйти. Я крутанул головой. Провожать взглядом Балиоса мне не то чтобы сильно хотелось. Я собирался было развернуться к пещерам, как услышал сбоку голос. Удивился - это не совсем то слово.
- Привет, - еще хриплым от рычания голосом отозвался я, отыскав взглядом волчонка. Сойка снова бродила без матери. Несмотря на опеку, которую Готель хотела подарить своим дочерям, те все равно не слушали ее. Когда-нибудь это не доведет их до добра.
Я долгое время считал себя шутом в стае. Тарас был дураком, хоть и смертельно опасным. Так было и тогда, когда я встретил Готель. С того момента прошло мало времени, но изменилось многое. И сейчас, став стае атаманом, а девочкам приемным отцом, я хотел дать им больше, чем просто защиту. Но я не мог находиться с семьей каждую минуту, особенно сейчас. И если Сойка и Гретта сами не проявят сознательность, в один день ни меня, ни матери, ни кого-либо из стайных может не оказаться рядом.
Я смерил малую хмурым взглядом и спросил:
- Почему ты одна? - голос прозвучал строго и сердито. Так звучал и голос моей матери много лет назад, когда она говорила со мной. Когда она чего-то боялась.
Помнил я и то, что сам своего отчима я готов был отправить к праотцам самыми изощренными методами, которые крутились в моей голове по ночам. У нас с ним были разные мотивы, но сейчас и мне довелось побывать в его шкуре.

- Времена сейчас неспокойные. Не надо гулять одной, ладно? - уже спокойнее, но невесело заметил я. Времена после смуты прошли, но пока стая встанет на ноги, пока все уляжется и удастся прогнать ненужных одиночек, отказавшихся от своего дома, - пройдет еще немало времени. К тому же, мою позицию лидера еще не раз подвергнут сомнениям, ведь кто я, сын травницы и волка, чье имя даже не сохранилось. И если спор поединком я еще могу выиграть, то подковерные игры, которые могут плести стайные за спиной, мне предугадать будет сложнее.
В голове всплыла мысль о Фаготе. Надо будет переговорить с этим странным зверем.
- Да, атаман, - я повернулся к пещерам и кивнул Сойке, дав знак, что иду туда. - Это был Балиос. Он когда-то жил в Южном Берегу.
Говорил я кратко, а мои уши иногда дергались. Разговоры отвлекали, а Мавра, которая могла бы заняться дочерью, ушла. Мне было бы спокойнее, если бы две совсем юные волчицы провели время вместе, пока я мог бы заняться своим делом. Не оборачиваясь, пристально всматриваясь в желто-бурые булыжники, я произнес:
- Послушай, родная, я ищу тут кошку. Она ранена, а значит озлоблена. Смотри по сторонам, будь осторожна и держись на расстоянии за мной.
Открыв пасть, я чуял где-то рядом запах. Запах болезненной сырости и гнили. Я шел на него, хотя и терпел с трудом. Можно всю жизнь избегать лекарей, потому что в их пещерах этот запах есть всегда. Я не спеша шел до тех пор, пока в темноте не блеснули два круглых глаза, а на лежащей на камнях тени нельзя было разглядеть кошачий силуэт.

+2

101

пост не учтен системой

Балиос

  Бежать, бежать прочь отсюда... Вон с этих гнусных земель, постоянно и так живо напоминающих о том, что целитель не в коем случае не должен был делать. Как он вообще тогда посмел? Как лапа только поднялась убить, даже если не учитывать тот факт, что убитым оказался его отец? Ведь лекари, они тем и отличаются от остальных членов стаи. Чуткие, смиренные, существующие для того, чтобы латать тех, кто сражается и убивает, проливает кровь, но при этом самим никому не трогать. Да и сам Балиос... нет, не таким он был. Не убийцей!
  Прочь с Южной земли... а Тарас - что Тарас? Судя по всему, он остался где-то далеко позади. Целителя не смогла остановить даже возникшая на пути серая молодая волчица; беглец был уверен, что она попытается. Как можно не попытаться, когда из лап Старшего волка убегает тот, кто не имеет более права называться лекарем? Кто совершил ужаснейшее преступление против члена стаи, против собственного отца? Но ни в волчице, ни тем более в Тарасе не оказалось ни малейшего желания ловить убегающего. И всё же Балиос не преминул обогнуть волчицу, в глубине души...
  Он надеялся, что его поймают? Да, о да! Он желал суда над собой, такого, какого он сам себе дать не мог. Кишка слишком тонка у него... Он ведь не убийца... На отца лапу поднял, на себя же не может! Позор, какой же стыд и позор. Всему роду, нет, род здесь не при чём - его родня всегда отличалась дюжей силой и боевым нравом. Позор только ему, слабому выродку. Видимо, прав был отец. Ещё как прав! Ведь Балиос убил его даже не как подобает: не вызвал на бой, не перекусил глотку... У него не было шанса так поступить, это казалось равным подписанию смертного приговора. И тогда он использовал свои знания в травах во вред. Использовал знания во вред! То, что должно творить добро, не имеет права служить во имя зла! Своей выходкой Балиос не только окончательно опорочил себя. Он пошёл против законов этого мира.
  И поэтому прочь. Лапы несли волка вон с земель Южного Берега. Наверное, никогда в жизни он ещё так не бегал; травник желал, чтобы его поймали, но одновременно и не хотел этого. Боялся расплаты. Боялся ещё большего позора. По этой причине оставалось только бежать, туда, где никто более не найдёт.
  Волк стремительно удался, направляясь куда-то прочь. Вселяя одним только своим разносящимся по окрестностям запахом страха уверенность, что никогда более сюда не вернётся...

>> Персонаж выведен

Gr

0

102

пост не учтен системой

Для Тараса и Сойки
Пума чувствовала, что опасность лишь больше приближается и никуда уходить не собирается. Голоса снаружи укрытия стали все отчетливее, и она ясно разобрала слова, явно принадлежащие самцу, судя по тональности. Кошка еще больше сжалась в комочек, проклиная свою больную лапу, молила богов, чтобы "ищущий кошку" не увидел ее и чтобы не вернулся брат... Хотя уже вечер, он вот-вот должен был прийти.
Она молчала, сердце бешено колотилось в груди, она не знала, что делать. Вот в проеме появился силуэт...
- Волк!
...и пума едва смогла обуздать панику в своей голове. Ей было до того страшно, что она готова была заорать и броситься не глядя на предполагаемого обидчика. Тяжело и громко сглотнула - в горле встал ком от страха, тело затрясло. Лишь учащенное дыхание, то и дело переходящее в сопение и кряхтение, выдавало кошку в этом полумраке.

w

0

103

И снова она двигалась к холмам,  правда теперь волчица шла другим путём следуя по запаху Тараса. Говорить не хотелось, да кому захочется обсуждать такое. Ракша лишь плотнее прижала уши и ускорила шаг, заслышав вопросы  Готель.
Та даже не представляла насколько это серьёзно.
Белая вдыхала запахи родной земли такие знакомые и близкие. По этой тропе прошло бесчисленное число волков, запахи состайников, некоторые из которых теперь стали бывшими щекотали ноздри. Лапы ритмично ступали по земле траве, сзади слышалось мерное дыхание Готель, на секунду можно было забыть о то куда и зачем он идёт.
Но нет... От чёрной волчицы пахло тревогой, а белая едва скрывала свою подавленность.
Наконец они достигли Медвежьего клыка, и запах нового вожака стал совсем свежим.
Белая на мгновенье замерла и вздохнула, стараясь собраться с силами...
Наконец она заметила мощную фигуру бурого самца, неподалёку была и Сойка. Белая досадливо прижала уши. Она бы хотела скрыть дурные вести хотя- от сестры несчастной Гретты. Но у неё было задние, и его стоило довести до конца.
Она оповестила о соём прибытии негромким дружественным ворчанием и склонила голову приветствуя вожака.
- Тарас!  Меня послал Арес, у меня вести не терпящие отлагательств!
Волчица вздохнула и прикрыла глаза, она приготовилась. Приготовилась к реакции, приготовилась к тому чтобы, рассказать о том что стая понесла действительно страшные потери. наконец, кажется её готовы были выслушать. Белая  подняла голову. Взгляд её упал на Сойку и она сглотнула.
- На наших землях найден труп, и это труп щенка. Волчонка нашей стаи... Арес сейчас пытается поймать убийцу по горячим следам. Думаю молодняк лучше направить в логово...
Она многозначительно глянула в с трону Сойки, и приблизилась поражённым Готель и Тарассу...
- И это ещё не всё...
Добавила она совсем тихо чтобы слышали только старшие.
Верно-ли она поступает, скрывая правду от Сойки? Белая и сама не знала, но она помнила, что пережила, потеряв братьев и сестёр в тот ужасный день, воспоминания о котором до сих пор хранит её шкура.
Если они решаться пусть скажут об этом Сойке сами. С её характером, реакция на такую весть может повлечь новые беды... Вот падаль... Лучше драться с росомахой, чем сообщать такое...

Отредактировано Ракша (2015-01-29 23:42:32)

+4

104

Она следовала за волчицей, стараясь не отставать, хорошо все же, что путь их следует к Тарасу, новому вожаку, так бы пришлось в начале догонять Сойку и все такое... Ладно, сейчас самое главное - это не отставать от Ракши, которая шла, скажем так, не медленно, а наоборот, будто спеша сообщить скорее какую-то новость. Волчица стала волноваться, когда ответов на ее вопросы не последовало, все-таки не стоит томить, лучше бы она сразу все выложила, так и так, если что, то повторила бы Тарасу. Готель шла позади, все-таки брюхатой быстро не побегаешь, поэтому вскоре у черной появилась отдышка, и она начала просить Ракшу немного сбавить темп, но все же белая не останавливалась - она искала Тараса. Пусть так.
Готель приостановилась, чтобы отдышаться, после решив, что она сможет догнать ушедшую вперед волчицу. Чем ближе двое продвигались к Медвежьему Клыку, тем свежее были следы Тараса, что играло, конечно же, на лапу черной. Во-первых, там она сможет отдохнуть, да и с мужем как-то спокойнее себя чувствует Тель, а во-вторых, она быстрее услышит то, что так хочет сообщить Ракша. Что-то серьезное. Но что, почему Готель тоже позвали?
Показался Тарас, рядом с ним Сойка. Волчица вздохнула, но все-таки на сердце оставалось неспокойно. Чего-то в этой картине не хватает... Двое подошли к вожаку, Ракша поприветствовала Тараса как подобает всем стайным, Готель же приблизилась к супругу и и прижалась к его боку, после поворачиваясь к ловчей, желая поскорее услышать новости. И Ракша начала, после чего глаза черной округлились, а дыхание словно остановилось.
- На наших землях найден труп, и это труп щенка...
"Нет, нет. Пожалуйста, только не это..."
Готель резко стала принюхиваться, почувствовав только запах старшей дочери. Гретты не было. И даже не было слабого запаха, который означал бы то, что волчонка была тут. Но ничего не было. А в стае пока что только два волчонка, не считая старших, но все они ушли, вроде как. Но пока еще ничего не было подтверждено, и черная волчица молилась всем богам, чтобы этот волчонок не был Греттой.
- И это ещё не всё... - Ракша приблизилась к Тарасу и Готель. Черная заволновалась. "Не томии же, прошу..."
- Тарас, Гретта была у тебя? - вырвалось у Тель, она с мольбой в глазах посмотрела на супруга, может быть ей просто не удалось учуять запах младшей?

+3

105

с разорванным сердцем, с мертвой надеждой

Когда удалось загнать пуму в угол, я в мыслях возликовал. Я думал о безопасности Сойки, но знал, что она не ломанется мне под ноги, чтобы раззадорить кошку, это было бы не в ее характере, поэтому, не видя и не ожидая других препятствий, я предвкушал скорую победу.
- Почему ты здесь? - со скрытой угрозой начал я, но не успел договорить до конца. Громкий пронзительный окрик из-за спины вытолкнул у меня из глотки сжеванный рык. Не много ли новостей на сегодня? Я дернул ухом, но уже по тону ловчей догадался, что разговор с ней важный. Может, как и всякая волчица, она преувеличивала, но не выслушать недавно повышенную в звании волчицу, как какую-то малолетку, было бы верхов неуважения к самому себе. Нехотя - и надо сказать, что на моей морде это отражалось, - я повернул морду в сторону, чтобы видеть и ее, и кошку, а потом сдал на несколько шагов назад, вынуждая отступить и Сойку.
- Ты ходишь кругами, - устало отозвался я, наконец повернувшись к ней мордой. - Что за новости?
Сегодня произошло многое из того, что меня не радовало, и я знал, что и эту новость вряд ли захочу услышать. Но если Арес счел нужным гонять Ракшу, значит, новость действительно очень важная.
Только сейчас я заметил Готель и был удивлен. Она не привела за собой Гретту, а Сойка давеча пришла ко мне сама. Должно быть, какие-то дела отвлекли ее. Я вопросительно посмотрел на черную волчицу, а потом, не меняя немого вопроса, перевел взгляд на Ракшу.

Ее слова стучали в моей голове еще долго после того, как ловчая произнесла их. Крутилось там и имя, с визгом пролетало по черепу и билось о кость со страшной силой. Неро. Я не желал его семье зла, но надеялся, что это будет он, маленький голубоглазый переярок, чем-то отдаленно напоминавший мне Готель. Надеялся, что услышу его имя, что боги подарят мне чудо. Они сильно задолжали.
Но Ракша не сказала больше и слова, ее встревоженный взгляд, который она то и дело от меня прятала, блуждал между мной, Готель и Сойкой. Я и не заметил, как дрогнули мои лапы, как будто пружины, как струны нервов забренчали со всем не в лад, как щупальца страха сдавили до ноющей боли хребет и как я сам изменился в лице.
Я не знал, что и думать. Ворочал косматой головой из стороны в сторону, сцепил зубы так сильно, что заныла переносица. Но как бы я не крутил головой, Ракша моих догадок не опровергла. Я не спрашивал у нее имя волчонка, потому что уже знал ответ и не хотел его услышать, но в то же время отчаянно и глупо надеялся, что волчица имела в виду кого-то другого.

Мне доводилось терять состайников. Умирали мои знакомые, друзья, родственники и братья не по крови, но по духу. Я десятки, если не сотни раз видел, как жизнь покидает их тела, и не испытывал ничего похожего на тот животный ужас, который сейчас давил мне на спину и почти пригвоздил к земле. Не знаю, чем это могло бы закончиться, не стал бы я, к примеру, скулить и жаться к земле, как старый ведун в своих припадках, окончательно потеряв голову? Может быть было бы и так, если бы я вдруг резко не столкнулся взглядом с голубыми глазами Готель. Волчица хотела бы увидеть в них совсем не то, что я мог сейчас демонстрировать против своей воли. Совершив огромное усилие, я совладал с собой, закрыл глаза и не выпустил воздух из груди.
Я видел за скачущими перед закрытыми веками бликами Гретту. Маленький невинный ребенок, который покинул свое логово, потому что приемный отец обещал ей и ее семье безопасное будущее внутри стаи. Картинка менялась, и вот я смотрел на то, как стайные принимали любопытного волчонка, как слышали предупреждающий грохот из глоток ее семьи, когда по свой воле или против нее вредили ей. Я видел и собрание на полянах, когда за две-три минуты глаза моих друзей стали вражескими, как они ополчились на "предателя". Я сказал тогда, что за свои поступки буду отвечать сам и призвал не трогать мою семью в угоду этой политической возне, которую пытался развернуть Меровей и его... последователи.  Я мог передушить их, как полевых мышей, вывернув кишки через зад. Я мог, но не сделал этого. Вместо этого я был милосерден к ним, дал шанс набраться сил, разделить последний ужин с друзьями и покинуть земли до рассвета. И так они отплатили мне?
Когда я открыл глаза, тревога и беспокойство в них сменились плескавшимся бешенством.

- Готель, - сдавленно обратился я к волчице. Мой голос звучал сухо, отрывисто по многим причинам, но тон не терпел возражений. - Отведи Сойку в логово и оставайся с ней там. Я вернусь к вечеру. Пусть Анка и Сириус будут рядом.
Недолго думая, я прорычал сквозь зубы:
- Отщепенцев из лагеря гнать.
Не думал, что скажу такое про тех, кого называл братьями. Если только они вернутся с холмов, если только посягнут на лагерь стаи и если хоть один ощерит пасть - это станет уважительной причиной для южнобережных пустить вражескую кровь. Я не знал, что они задумали, но, видимо, время слов прошло. Я молча посмотрел на Ракшу, которая хотела сказать мне что-то еще. Не сейчас. Готель на сегодня достаточно новостей.
Как жена она наверняка ждала от меня поддержки, но как атаман я не мог сейчас сидеть в логове. Не мог и меньше всего хотел. Оставшись наедине со своими мыслями, я потеряю рассудок.
- Идите, - прислонившись лбом к ее щеке, повторил я свою просьбу.

Отредактировано Тарас (2015-02-01 01:19:48)

+2

106

пост не учтен системой

Для Тараса, Сойки, Готель и Ракши
Последние силы вкладывала кошка, лишь бы не выдать себя громким шипением. Дыхание так перехватило, что она чуть не задохнулась; чертову лапу она даже уже не ощущала - так сильно сковал ее страх. Волк задает вопрос, в его голосе звучит угроза - он явно мог напасть...
- Да что же это... - взмолилась пума в мыслях, приоткрыв пасть и уже будучи готовой зашипеть на обидчика.
Может быть брат... придет и спасет ее. Но в проеме пещеры появлялись только другие волки, их становилось больше, они говорили о каких-то важных делах, и кошка смекнула, что у нее есть время сбежать. На трех лапах, она конечно далеко не уковыляет, и ее быстрей схватят, но... это был шанс.
- Пощадите, - едва прохрипела кошка, не осознавая, что только что дала врагу себя обнаружить; но сердце рвало и метало, само заставляло говорить. - Мне больно и я не могу ходить... Пожалуйста!
w

0

107

- что это, у меня ноги подкашиваются...


Готель ничего не могла поделать с волнением, которое все сильнее и сильнее начинало проявляться в груди у волчицы. Казалось, что все, жизнь кончена, ведь она знала, чувствовала, что убитый волчонок - это непоседа Гретта. Маленькое солнышко, цветочек, который угодил в пасть к какому-то наглецу, который посмел взять на душу такой грех! Убить ребенка... Да кто вообще может лапу поднять на невинное дитя, тем более младшая сегодня так веселилась, игралась с хвостами состайников, а тут, стоило ей исчезнуть из глаз матери, как на нее напали какие-то паршивые псы.
"Это же она! Почему ты молчишь!!! Почему ты не сказала мне эту весть раньше, когда мы пришли... Ракша..." Волчица задрожала, глядя пустым взглядом на белую волчицу.
Быть может, зря Тарас затеял всю эту возню со смещением Вейна, который, стоило мужикам показать клыки, сразу же скрылся, поджав свой облезлый хвост. Быть может, все это было зря? Ведь наверняка тогда бы Гретта осталась жива, а наследник Вальда все так же недовольно смотрел на место вожака уверенными глазами? Готель опустила свою морду, лапы задрожали, впрочем, она вся дрожала. Она потеряла дочь. Она больше никогда не увидит ее прекрасные глаза, больше никогда не научит ее... Не сможет увидеть ее охотницей. Ее жизнь оборвалась так рано.
А потом Тарас сказал уходить.
- Да как ты смеешь прогонять меня, когда я узнала столь трагическую новость? Я должна видеть тело волчонка! Я должна видеть ее тело. Ты ведь знаешь... что это она, да? Из волчат в стае только Сойка и... Гретта. Позор мне, - черная волчица зарычала на атамана, вовсе не боясь его голубых глаз. Все эето она говорила ему в морду, чтобы услышал только Тарас и никто больше. Готель чувствовала себя самой худшей матерью, она не могла так просто смириться с тем, что младшей дочери теперь нет. И кто в этом виноват? Готель! Не уследила. Самая глупая в мире мать...
Тарас сказал гнать отщепенцев, с чем волчица была согласна. Если вскроется, что волчонку убил кто-то из стайных - то ему не жить. Готель самолично и с превеликим удовольствием уничтожит эту падаль. Волчица выдохнула, когда супруг прижался своим лбом к щеке черной, сказав идти. Она заплакала. Заскулила.
- Сделай все возможное, дорогой мой... Я ведь не переживу.
Потом волчица услышала странный голос, который определенно принадлежал не волкам, а... какому-то другому животному. Готель посмотрела на атамана, надеясь, что он займется этим делом - сейчас волчице не до новых знакомств.
Сойка, идем за мной, - спокойно сказала Готель, стараясь не показывать дочери свое волнение, хотя голос определенно дрожал.

Отредактировано Готель (2015-02-07 19:16:36)

+2

108

Смотреть на это было непросто, Тарас и Готель начинали осознавать, что именно хотела донести до них Ракша.  Она чувствовала напряжение, застывшее в воздухе видела как напрягся Тарас, как задрожала Готель.
Белая попятилась, едва сдержавшись, чтобы не поджать хвост и не сбежать куда подальше. Не каждый день стая теряет наследников. А в свете последних событий, эта потеря чувствовалась особенно остро. Смотреть в глаза Готель или Тарасу было невыносимо. Шерсть на загривке невольно вствала дыбом, волчица пригладила её усилием воли и сглотнула.
Хотелось  подержать, успокоить, но уже ничто не могло утешить, в такой ситуации.
Она не мешала общению супругов, им нужно было объясниться. А ей... ей стоило закончить свою миссию...
Волчица чуть отдалилась и присела стараясь отвлечься хоть на что то чтобы не смотреть на подавленных горем волков. Потерять детёныша, это самое страшное, что может случиться с волком....
Но вот Тарас сумел взять себя в лапы и попросил Готель и Сойку уйти. Чёрная огрызнулась, но куда больше ранила исходившая от неё боль. Даже Ракша невольно вздрогнула. Ей хотелось рассказать Готель, как ей жаль погибшую малышку, но она боялась, что это лишь сильнее ранит несчастную мать.
Она проводила Готель взглядом и приблизилась к бурому альфе.
- Ты наверно уже понял кто погиб... Мне очень жаль, но это Гретта...
Белая облизнулась и сделала глубокий вдох.
- И ещё... Возле тела мы нашли Лиру, она не убийца. но цель её визита не ясна я думаю..
Речь белой была прервана появлением не весть, откуда взявшейся пумы, сильно израненной. Волчица осклабилась, готовая в любой момент бросится в атаку. Запах крови и страха  смешанный с кошачьим ароматом были тошнотворно сильными. Волчица невольно облизнулась.
- Что прикажешь альфа?!
Спросила хищница, не выпуская из поля зрения израненную кошку. Она старалась подавить к себе жалость, ведь в этом мире, как известно, выживает сильнейший.

+1

109

пост не учтен системой

Баско

  Первый блин всегда выходит комом. Так случилось и в этот раз: клыки Баско лишь мимолётом резанули по шее оленихи, не причинив той ощутимого вреда. Охотник не досадовал по этому поводу: он знал про это правило первой попытки, знал и про поспешность и гнев, которые могут сыграть плохую шутку во время погони, когда вся соль - в концентрации. Именно она позволяет зацепить добычу в поле зрения. Она и холодный, чистый разум, не жажда крови, не ликование от маленьких побед и даже не злость от поражений.
  Однако почему-то не было ни слышно, ни видно волчонка, который вроде должен был сейчас бежать где-то сбоку от копытной и покусывать ту за ноги. Баско повёл ухом и, не сбивая темп, оглянулся назад, продолжая преследовать олениху. Никого. "Очень странно. Сбежал, что ли?" - мелькнула в голове у белошкурого догадка, которая грозила обернуться горькой правдой. То ли малец испугался, то ли это он специально так продумал заранее, дабы поскорее улизнуть от Баско. Тогда есть два варианта: либо щенок не доверился Басу, предпочтя тихо удалиться и отыскать Сентая в одиночку, либо он оказался шпионом от Южного Берега. Последнего Комильфо сильно опасалась: преследования Вальдом, и мелкий, не вызывающий особенных подозрений волчонок как раз кстати подходил для слежки за Каинитами, если, конечно, серый вожак Берега совсем свихнулся, посылая на передовую несмышлёных отроков.
  Один из которых, кажется, оказался весьма смышлён.
  Баско затормозил, не видя смысла просто так убивать ни в чём не повинную олениху. Лео убежал, значит, кормить некого, а сам белошкурый не нуждался сейчас в пище. Мерно перебирая лапами, он перешёл сперва на рысь, позволяя копытной спешно удалиться, а после отбежал в сторону, сбавил темп до шага и, в конце-концов, остановился. "И что теперь делать?" - волк повёл носом, словно бы в воздухе был ответ на этот беззвучный вопрос. Идти к Комильфо, докладывать о возможном шпионе? Но ведь Лео толком-то и не успел ничего узнать. Хотя... найти Каинитов вообще сейчас было вполне неплохо.
  Значит, этим-то белошкурый охотник и займётся. Принюхавшись, Баско постарался напасть на след или на какой-нибудь малейший намёк на запах друзей Комильфо, застывший в воздухе. Вместе с этим он не спеша двинулся в сторону Разломов, надеясь именно там и застать свою невольную новую стаю...

>>> Персонаж выведен

Н

Отредактировано Game Master (2015-02-13 16:54:27)

0

110

пост не учтен системой

Не успели страсти утихнуть, как ветер принёс новые вести. Со стороны Заячьих полян раздался вой волчицы - и не просто самки, а всем хорошо знакомой, никогда не вывшей по пустякам.

0

111

Гретта родилась далеко от стайных земель. Первое, что она увидела - это остывающий труп своего брата, подслеповатую сестру и едва ли не смертельно больную мать. Волчата росли, их кормила тощая черная волчица со свалявшейся шерстью, спутавшейся на брюхах в колтуны. Когда им исполнилось месяцев 5, мать оказалась на грани жизни и смерти. Их дни были бы на исходе, если бы не подоспела хваленая крупная стая Южного Берега, известная своим дружелюбием и заботой о ближнем. Десятки волков окружили волчат с первых дней, каждый интересовался ими, каждый с интересом лз знакомиться и обнюхивать щенят, сотни глаз хотели посмотреть на прибылых. В этой суете, после которой должна была наступить спокойная и размеренная жизнь, волчата справлялись с беспокойством сильнее, чем это было возможно в их возрасте. Гретта не скалилась на состайников, не сторонилась их. Если она попадалась кому-то под ноги, сразу падала на спину, прижав уши.
А потом кто-то, перед кем она точно так же валялась на спине в лесу, раскрыл свою пасть, чтобы убить волчонка.
Когда я узнаю его имя, он раскроет эту пасть еще раз. Так сильно, что треснет челюсть и лопнут хрящи.

Мрачный, угрюмый, давящий свою слепую ярость, я ничего не сказал Готель. Споры и скандалы с ней отошли на второй план. Я ни за что не признался бы в этом себе или кому-то еще, но и наши с ней отношения были теперь вещью второстепенной на фоне случившегося. Я медленно и молча кивнул одновременно Ракше и Готель.
При упоминании Лиры что-то у меня внутри дернулось. Отпрыски Вальда не дают стае покоя даже после его смерти. Как и ее отец когда-то, волчица бесследно пропала, а сейчас я слышу ее имя в контексте новости о смерти своей дочери. Меровей и его шайка, Лира и ее фантастическое возвращение в беспокойное время. Я услышал, как в глотке опять что-то заклокотало против моей воли.

-Тихо, - сухо швырнул я, когда послышался голос пумы. Мне нужны были время и тишина, чтобы все обдумать. Мысль о смерти Гретты была не единственно в моей голове, но именно она металась там, как монета в пустом чемодане, со свистом и лязгом ударяясь о его края.
- Разузнай что с ней, - мне было безразлично состоние пумы. Если бы у нее гноилась рана или была оторвана лапа, я не смог бы ей помочь, а сочувствие было так себе альтернативой медицинской помощи. - Что она здесь делает, откуда рана и почему их так много развелось на нашей земле.
Говорил я негромко, но все рано подбирал слова на тот случай, если пума услышит меня. Я надеялся, что ловчая все сделает правильно. Несмотря на юный возраст, белая была умна и сдержанна. Не будь здесь Ракши, этот день стал бы для пумы последним только потому, что она попалась под ноги.
Я отвернулся от пумы так, чтобы она не видела мою морду, наклонился к Ракше и совсем тихо, почти неслышно, добавил:
- Но не дай ей уйти.

С полян раздался вой, и я сразу напрягся, поднял голову, вытянул шею. Я узнал этот голос, слышал его и раньше. Виновница, Нова, Ирма. Она всегда была выше меня по званию, такая спокойная и меланхоличная. У нее были дети и даже семья когда-то, но я не видел ее женой или матерью, это была охотница, старшая волчица, а позже напарница, для которой я иногда забывал делать скидку на ее пол и комплекцию.
Она решила, что компания ее детей и их друзей подходит для половозрелой волчицы гораздо больше. А может в ней просто взыграл материнский инстинкт. Она была зверем чести, как и я, хотела все уладить миром. Может, сосунки занялись самодеятельностью без ее ведома, и сейчас белая волчица не хотела войны. Я думал, что она хочет видеть меня, чтобы отговорить от идеи мести. Это было бы в духе Новы - идти на полумеры там, где нужно давить в полную силу. Не знаю готов ли я слышать ее аргументы, но мне нужно было идти на ее зов. Потому что чужаки снова вернулись на мою землю, а ночь уже близко.

+3

112

пост не учтен системой

Для всех
Время от времени животных становится тяжелее дышать, глаза начинало пощипывать от чего-то едкого. В ночном сумраке можно было отчетливо заметить, как на местность опускается вызывающий одышку туман - смог. С восточной стороны можно едва-едва рассмотреть огромный столб белого дыма - вулкан дает о себе знать.

На выход из локации дается не более трех постов, в противном случае персонажи могут потерять сознание из-за нехватки кислорода.

К

0

113

пост не учтен системой

Сойка

  Видимо, Тарас пребывал не в самом лучшем расположении духа, как показалось Сойке. Его голос ещё подрагивал от глухого рыка, зарождающегося где-то глубоко в глотке, а взгляд был пронзителен, как у ястреба, только что потерявшего из виду свою потенциальную добычу. Волчонка неловко сглотнула, прежде, чем ответить на его вопрос.
- Я не одна. - Это прозвучало с лёгким волнением, несмотря на то, что Сойка постаралась придать голосу как можно большую стойкость. - Мама идёт следом.
  Это наверняка не сильно его успокоит - Готель успела отстать от своей дочери, явно не поспевая за прыткой волчонкой со своим интересным положением. Во всяком случае, поблизости чёрную видно не было, отчего Тарас нахмурился чуть больше и попросил впредь не гулять одной. Сойка покорно склонила голову, упираясь взглядом в землю между лапами. Она не привыкла подчиняться, такой уж был её нрав, тем более - отчиму, однако сейчас здравый смысл подсказывал из глубины души, что не стоит сейчас показывать гонор и уж тем более хамить. В конце-концов, передней не кто-то теперь, левый волк, внезапно ставший для мамы опорой и поддержкой, а самый настоящий вожак, атаман. Хотя бы из уважения к иерархии стоило прислушаться к его словам.
  Попросив Сойку держаться близ него, объяснив это поиском какой-то кошки, Тарас направился по следу, по которому изначально и шёл. Волчонка, немного помешкав, неторопливо двинулась за ним. Она не позволяла любопытству взять верх над осторожностью. Понимала, что в таком случае может вляпаться в неприятности, а атаман вряд ли оценит подобным расклад дел.
  Совсем скоро когтистая нашлась - в полумраке неглубокой пещеры, прижавшаяся куда-то в угол. Интересно, чего она боится? Подумаешь, волки... Сойка с немалым любопытством выглянула из-за Тараса, который явно решил не давать спуску забрёдшей на их территории пуме. Волчонка иногда не понимала той злобы, что таилась подчас в сердцах взрослых, однако сейчас, похоже, атаман обеспокоен возможностью нападения всех этих беженцев на Южный Берег.
  Совершенно внезапно на Клыке появилась Ракша, а за ней лёгкой рысцой подоспела и Готель. Это было немного похоже на слежку, что, естественно, не очень сильно обрадовало Сойку. Мама никогда не поймёт, что она уже взрослая волчица, что ей не нужен постоянный присмотр! Однако, судя по взволнованному тону белой, эти две пришли сюда не столько за волчонкой, сколько рассказать какие-то не очень приятные новости бурому атаману.
  Слова о трупе щенка заставили меня поёжиться. Ещё бы - зверь, нападающий на беззащитных, маленьких волчат... Это какой-то полоумный убийца! Нет чтобы найти себе врага по размерам, он рвёт тех, кто не может за себя постоять! Для Южного Берега это была большая трагедия, ведь в стае сейчас оставалось так мало детёнышей... стоп. Сойка странно покосилась на Готель, расширяя глаза от нахлынувшего ужаса. Мать взволнованным голосом спрашивала у Тараса о Гретте... "Гретта? Действительно, где она? Нет, нет, наверняка она с няньками возится, она не могла пойти в лес в одиночку! Только не это, пожалуйста..." - взгляд Сойки испуганно забегал по округе, она сделала несколько шагов назад, отходя от матери и отчима.
  Опасения подтвердились тогда, когда бурый попросил её и Готель уйти в логово. "Нет, Гретта... Это не можешь быть ты, нет!!!" От напряжения волчонка слега припала к земле, едва ли не касаясь её брюхом. Лапы предательски подкашивались, она инстинктивно чувствовала, что её сестра сейчас лежит где-то, истекая кровью, мёртвая... Не просто же так Тарас отправляет её с матерью в логово! Чтобы они не узнали правды, атаман ведь снова будет им врать, лишь бы истина не выплыла наружу!
  Кто-то в лесу убил Гретту...
  Мать, немного поругавшись шёпотом с отчимом, позвала Сойку за собой, однако волчонка осталась стоять на месте. Её испуганный взгляд метался по округе, через несколько мгновений остановившись на Тарасе. Как он может быть таким хладнокровным в такую минуту?! Гретта, его приёмная дочь, явно мертва! "Нет, нет, он никогда не любил нас и не будет, ему же всё равно!" - вопила вся сущность серой волчицы, пока она буравила бурого атамана взглядом.
  Ракша так же спокойно подтвердила, что убитый волчонок - Гретта, и в этот самый миг душа Сойки ухнула вниз. Паника и боль заполнила всё её естество, припечатывая к земле и мешая нормально дышать. А Тарас... а что Тарас, он вернулся к своим насущным проблемам, вероятно, просто взяв гибель его "дочери" на заметку в свой огромный список атаманских дел! "Мерзавец!" Сойка так и сидела, припав к земле, тяжело дыша и неотрывно глядя на бурого.
  А вот когда мать ушла... Когда и он куда-то ушёл, заслышав вой со стороны, волчонка будто сразу отмерла. Она вскочила на лапы, хвост её приподнялся на уровень тела, а уши инстинктивно прижались к шее.
- Нет!! Это всё ложь, Гретта не умерла, она жива, жива! - Закричала Сойка, обращаясь, скорее всего, не только к оставшейся на поляне Ракше, но и к себе и ко всему миру вокруг. Отчаяние заполнило изнутри всю её сущность, мешая рассуждать здраво, принимать верные решения. - Я найду её, вот увидите, она жива! - С этими словами Сойка развернулась и, сорвавшись с места, стремглав помчалась по направлению к лесу, где, по словам белой, и нашли тедо убитого волчонка...
  И пусть кто только попробует её остановить.

>>> персонаж выведен

О

0

114

Странная штука жизнь, она то ползёт как черепаха, то несётся галопом, как испуганная лошадь. События развивались стремительно.
Оскалив пасть, белая не сводила с кошки взгляда. В груди клокотало рычание. Пума была слабы и измучена, но стоило ли её жалеть, когда стая понесла такие потери.
Ох Грета... Ракша осеклась, услышав голосок Сойки...
Ох какая же я дура!
Отругала она себя оборачиваясь на восклицание юной волчица.
- Сойка! Стой!
Крикнула было белая, но где там. Волчонка умчалась прочь...
А с Заячьих полян послышался встревоженный вой кажется, снова что-то случилось. И вряд ли новости хорошие. Белая вопросительно пошевелила ушами. Прислушиваясь к призыву. Тарас услышав вой отдал приказ проследить за кошкой и скрылся прочь, а Ракша, хмуро уставилась на кошку.
- После время ты выбрала  для страданий киска!
Буркнула она окидывая кошку более подробным взглядом кажется, дела были плохи, остро пахло воспалением. Если раны слишком серьёзны, то пума обречена. Жизнь жестока, слабые и больные живут не долго. Для волка опора это стая, но вряд ли у пумы есть хотя бы семья. Зелёные глаза волчицы встретились с глазами пумы.
- Если хочешь выжить придётся ответить на вопросы. и лучше четно!
Чётко проговорила волчица,  опуская голову на уровень головы кошки.
- Кто ты и откуда? Есть ли у тебя стая или семья? И главное, зачем вы прибыли?
Прозрачный воздух неторопливо шевелился вокруг привычно донося обрывки каких то запахов и звуков. Казалось всё в порядке, но отчего-то в горле вдруг слегка запершило и защипало ноздри. Волчица шумно чихнула, и облизнулась, чтобы лучше сориентироваться. На языке появился лёгкий привкус горечи.
Дым... Это плохо! Надо уносить лапы!
- Чуешь это?! Луше поторопись с ответом, или смерть придёт раньше, чем ожидала, и винить в этом будет некого...
Буркнула волчица, беспокойно преступая с лапы на лапу, и снова принюхалась. А белый дымок уже начал заволакивать кругу как дыхание великана. И великан этот кажется, проснулся! Вулкан! Он вскинула голову и кротко тревожно взвыла, предупреждая стаю.. Затем взгляд снова упал на кошку.
- Если ответишь на вопросы, построюсь помочь тебе выбраться. Ну что?!
Прищурившись, поинтересовалась белая продолжая насторожено следить за обстановкой.
Если я помру тут в обществе этой кошки, это будет самая позорная смерть для новоиспечённой главы охотниц...

Отредактировано Ракша (2015-02-23 22:31:59)

0

115

пост не учтен системой

Для Ракши
Джеда (ведущий персонаж), Тагиас

Что-то непонятное происходило. Волки приходили, отчего-то злились и волновались… Пума, хоть и вслушивалась в их рассказ, не могла до конца понять все нюансы. Кажется, у них кто-то умер?
У горной кошки была прекрасная возможность сбежать от этих проклятых волков, однако помимо того, что пума пыталась разобраться в ситуации, она ещё и до оцепенения боялась их, не в силах сдвинуться с места, и это не говоря ещё о больной лапе, которая не даст далеко уйти.
Брат… где брат? Он помогал пуме, поддерживал её, выручал. И сейчас его катастрофически здесь не хватало.
Все вдруг резко разбежались отсюда, оставив только лишь недавно прибывшую белую волчицу. Все разошлись решать те внезапно навалившиеся проблемы, о которых говорили. Но, увы, не забыли о пуме. Хотя она была даже рада, что этот бурый злыдень более ей угрожать не будет. Волчица казалось более мягкой… Но это представления развеялось, как только та переключила своё внимание на кошку.
- Если я отвечу, вы ведь меня отпустите, да? – испуганно проговорила пума, отскакивая на трёх лапах чуть назад. Им нужны только слова… Эти волки хоть предъявляют свои требования, в отличии от.., - Расскажу, я расскажу.
Кошка, несколько секунд раздумывая, с чего начать, а затем набрала полную грудь воздуха и… залилась кашлем. Дым! Вулкан просыпается! И снова в тот момент, когда ей угрожают волки… Встреча с ними никогда ничего хорошего не сулит.
Надо торопиться, иначе они задохнуться здесь. Теперь рассказать всё было уже жизненно важно для пумы – ведь в противном случае никто не поможет ей выбраться из этого ада. Но можно ли доверять этим волкам? Тем, кто сотворил такое зло?..
Делать нечего, брата нет.
- Мы жили на юго-востоке отсюда, огромной кошачьей деревней, - быстро затараторила пума, стараясь как можно меньше вдыхать этого ядовитого тумана, - а потом, словно из ниоткуда, появились они. Волки. Такие, как вы, только шерсть их искрится и глаза горят, - передёрнулась, вспоминая вид этих убийц, - Они просто пришли и начали убивать кошек. Всех, абсолютно. Взрослых и молодых. Стариков и детей… А ещё с их появлением проснулся этот самый вулкан, что сейчас снова собирается извергаться! Я со своим братом бежала оттуда, но угодила в лаву, - пума опустила взгляд на свою раненную лапу, а затем, подняв глаза, полные мольбы, просила: - Поможешь?..
- Джеда! – послышалсz зов откуда-то со стороны. Кошка завертела головой, ища источник такого знакомого, родного голоса. Вот он!
- Тагиас! – пума облегчённо выдыхает, неописуемо радуясь прибытию брата. Если бы не обожженная лапа, она бы, наверное, сорвалась бы с места и поскакала резво навстречу ему. Теперь Джеда практически в безопасности.
- Быстрее, нужно уходить отсюда, - приближаясь к сестре поторапливает Тагиас, уже готовый помогать ей. Но тут замечает волчицу. Братец явно не рад тому, что белая находится здесь с Джедой. Он хмуро смотрит на Ракшу.
- Что тебе от неё нужно? – грубо проговаривает Тагиас. Не особо дожидаясь ответа на этот вопрос, он продолжает, делая акцент на последнем слове: - Лучше уходи отсюда, волчица, - поворачивается к сестре, изучая её взглядом. Кажется, эта белая пока никак ей не навредила: - Идём, Джеда.
Кот, помогает сестре передвигаться, уходит прочь из этого места, наполненного теперь дымом ужасного вулкана. Проходя мимо Ракши, он как бы случайно задевает её плечом.
Силуэты брата и сестры тают в темноте.

если Ракша решит последовать за пумами, найти их можно будет в Вороньей роще

Rks

Отредактировано Game Master (2015-02-28 19:56:03)

0

116

Пума была напугана, едкий запах её страха, нервно подрагивающий хвост, мечущийся из стороны в строну взгляд. типичное повеление жертвы не лучший, выбор, ели т ы в окружении врагов.
Волчица прищурилась, гадая, что ещё предпримет эта кошка. Она кажется, могла двигаться, но раненая лапа, не дала бы ей далеко уйти. да хорошенькую задачку ей подкинул Тарас, и что ей делать с этой когтистой бестией?
Волчица знала, что раненый зверь в два раза опаснее, хотя, кажется, сейчас пума была слишком напугана, чтобы дать достойный отпор. Что-ж не каждый может с достоинством встретить смертельную опасность. Раше не нравилась вся эта ситуация, она на себе ощутила каково это быть загнанной, и понимать, что спасение может и не прийти. Да ещё этот треклятый дым.
Белая закашлялась и пригнула морду к земле, где дыма была поменьше, но это совсем не надолго облегчило ситуацию.
Тем временем Пума решила таки заговорить, волчица изумлённо слушала рассказ кошки. раньше она не слышала о том что кошачьи могут объединиться между собой, за исключением разве что львов... И этой кошке явно требовалась помощь, волчица и сама не рада была тому что сказала но она привыкла держать слово.
Однако раненая не успела закончить свой рассказ... невесть откуда появилась ещё одна пума на этот раз самец.
- Да откуда вас несёт, из под земли вы чтоль лезете?!
Осклабилась белая следя за приближением самца. Кошак оказался знакомым раненой пумы, и повёл он себя довольно нагло. Боле горячие головы, точно ринулись бы в бой, но Ракша уже прошла тот период, всё таки благоразумие взяло вверх. Одна против двух пум она не выстоит, да и дым всё больше заволакивал окрестности, тяжело оседая в лёгких.
Она немного отступила назад, чтобы занять лучшую позицию если придётся защищаться, хвост поднялся вверх, чёрта с два она станет поджимать его даже перед дюжиной кошек.  Из под подрагивающих губ показался ряд острых зубов, которые Ракша готова была пустить в ход, а затем она провел языком по губам словно смакуя съеденный кусок, а оскал перерос в ухмылку.
- Вы на нашей траттории, и вас никто не приглашал! Так что держи своё мнение при себе если не хочешь лишиться своего шикарного хвостика,   а может и еще чего-нибудь поважнее! Новый имидж. новы тембр голоса, уверена тебе пошло котёночек!
Хмыкнула волчица,  окинув собеседника ледяным взглядом. Препятствует уходу кошек, волчица не стала, но выходка самца, не прошла без ответа. Она лишь сделала вид что попятилась, но спустя мгновенье, одним молниеносным движением, щёлкнула зубами, вырвав огромный клок шести из хвоста пумы. Теперь кончик хвоста почти не скрывался в густом мехе.
Белая презрительно сплюнула И хрипло закашлялась, плотнее сжав зубы она двинулась прочь, задание не выполнено,  так что эту парочку нельзя упускать.

Отредактировано Ракша (2015-02-28 16:15:30)

0

117

Конец сезона

Все неотыгранные события можно перенести в раздел флешбеков.

0

118

На протяжении всего пути Максвелл вылил столько слов, что Хиро пришлось вынужденно отключить восприятие всего окружающего на слух. Слишком много слов исходило от Дуо, волк терялся в таком количестве информации, не успевая отсеивать нужную, от пустой болтовни. Поэтому пришлось начать полностью игнорировать исходящие от Максвелла звуки. В этом помогло полное погружение в себя. Хиро задумался над словами кота. И всё-таки в них есть определённый смысл. То, что гора выплюнула из своего чрева пожирающую землю лаву - то казалось правдой. Всё и вправду было в пепле, сожжено и сам запах, смесь гари и вони, как от мертвоземцев. Таким запахом и обладают внутренности земли. Но чтобы огненные волки? Нет, доля вероятности была, и Хиро в какой-то мере допускал это, ведь существуют же волки с легендарной силой, как Минерва, орлы-спутники невероятных размеров. Это для Хиро Зеро уже был нормой, а покажи спутника кому из южных обитателей - те глаза протрут по десять тысяч раз и будут щипать себя до крови, думая, что это галлюцинации. Тем не менее Зеро был реален, так же реален, как и всё вокруг и сам бурый. Но уж больно тяжко верилось в огненных волков, потому Хиро и желал найти ещё одного-два разумных обитателя, вроде тех, на кого натолкнулись Дуо и Кватро в своей вылазке. "Если бы этот балабол вспомнил те места, где они были с Кватро... Интересно, он рассказывал Асурану в подробностях о тех землях? И далеко ли этот тип мог закинуть нас от тех локаций подальше? И где он сам сейчас?" Пейзаж слабо изменился, по сравнению с теми местами, откуда Хиро только что пришел. Всё так же было достаточно безжизненно и уныло. "Нужно поскорее найти хоть какую-то живую землю. А то того и гляди, пополним армию мертвоземских." От этой мысли бурого перекосило. Нет, умереть ради цели - святое дело, он бы и не задумался, но вот стать потом мертвоземским? Извольте. Хуже и быть не может. Волк перешёл с рысцы на спокойный шаг, внимательно осматривая всё вокруг и кинул через плечо, надеясь, что максвелл не отстал:
- Ну хоть что-то тут тебе знакомо хоть отдалённо? Если нет, давай попросим орлов пролететь чуть дальше, с высоты осмотреть земли. Может, хотя бы Детсайт вспомнит примерную дорогу. У этих ребят с памятью, зрением и ориентацией в местности дела обстоят намного лучше. Эта идея казалась бурому разумной и он даже не принимал в расчет тот факт, что опасность может подстерегать где угодно, и если отпустить орлов достаточно далеко, то в нужный момент можно лишиться хорошей поддержки. Но Хиро всегда первым делом полагался на себя, лишний раз не прибегая к помощи Зеро, поэтому и не особо беспокоился.

+1

119

Воу, в этом месте пахло куда дурнее, чем в тех прожженных землях! Может, это все из-за того вулкана? Черт знает, куда тут ветром надуло, и весь пепел осел в этих местах, заставляя бедных животных искать себе другие места проживания. Эх, что бы, интересно, делал Дуо, если бы жил именно здесь? Как бы чувствовал себя? Как тот же кот - страшился любой горящей головешки, падающей нежданчиком прямо на макушку? Ай да ладно. В конце концов, он ведь - тоже живое существо.
Время от времени поглядывая назад, Максвелл словил себя на двояких ощущениях. Может, все-таки зря они с Хиро оставили Шервина в тех землях? Может, стоило ему помочь? Хотя бы вывести его куда-то в безопасное место. Ох, боженьки, да этот кот эти безопасные места определенно знает куда лучше, чем прибывшие в неизвестность Инноваторы. Так что, наверно, нечего жалеть - рысь явно найдет оттуда дорогу домой. Или куда там...
Максвелл волочился следом за Хиро, иногда чихая и откашливаясь с характерным ему нытьем вроде:
- Буэ... Хиро, ты что, совсем ничего не чувствуешь? Мои легкие уже насквозь пропитаны этой чертовой смолой... Давай уйдем отсюда, а?
Он даже на всякий случай театрально падал на вялую траву, пытаясь так показать, что ему уже невыносимо дышать этими вулканическими отходами, и что невосприимчивость к этому всему Хиро его явно настораживает. Но тот как будто бы не слышал, игнорируя любые его припадки. Смирившись со своим положением, бурый попытался бежать с низко опущенной головой, чтобы не надышаться грязью в корень, но ощущая запахи от травы, чувствовал приближение дурноты.
Наконец-то Хиро снизошел до того, чтобы обратиться к своему напарнику, и Максвелл даже как-то внезапно возблагодарил своего  Шинигами за то, что тот подопнул его дружка на разговор. Хоть какой-то. Нагнав Хиро, бурый заинтересованно уставился на него - чего это с ним такое внезапно?
- Да я эти земли вообще в первый раз вижу, - был бы человеком почесал бы растерянно макушку и потом обязательно развел руками. - Мы вообще в другую сторону летели, и... я уже не помню конкретно куда, - остановился поворачиваясь то в одну, то в другую сторону и всматриваясь вдаль.
Безусловно, ни один из пейзажей вдалеке не был знаком Максвеллу - возможно, когда они гуляли тут с Кватро, они шли где-то по иным дорогам и вообще...
- Хотя ты наверное прав, - хитро прищурившись, волк поднял вверх морду и выкрикнул. - Дэтсайт! - и пожалуй, это было все, что он готов был сейчас сказать - ужасный воздух заставил того тут же закашляться и отфыркиваться; однако нашел в себе силы пролепетать, едва поднимая голову. - Найди... Лиру.
Набрал побольше воздуха и с силой выдохнул, прижимаясь брюхом к траве. Затошнило, но Дуо держался. Кашельный приступ закончился, и Максвелл этим немедленно воспользовался: поглядывая на своего товарища снизу вверх довольно жалобным взглядом и имея очень даже страдальческий внешний вид, бурый заныл:
- Если мы не уйдем отсюда, Хиро, то боюсь, я двину кони, и дальше ты пойдешь или поползешь один. Я же не похож на того кота... ты же не бросишь меня?
И пока он канючил, белоперый орел высоко вверху, там, где не чувствовалось гари, резко поменял направление, с ответным клекотом пропадая вдали.

+3

120

Разумеется, Хиро чувствовал этот напряжённый воздух точно так же, как и Дуо. Волку было ничуть не легче, разве что на него не нападал кашель и чих. Максвелл чихал и бздел по большей части оттого, что чем больше он болтал, тем больше ему требовалось воздуха, а чем больше ему требовалось воздуха, тем глубже он дышал. Вывод: надо меньше чесать языком. Кажется, сам Дуо такой системы особо не понимал, за что платился соплями пузырём и кашлем. А как он прихилялся, падал на траву аки нежная девица? Некоторое время Хиро игнорировал эту девчачью игру Максвелла, пока тот не начал звать орла. "Это гениально - заорать во всю пасть, не используя ментальную связь, чтобы побольше пепла в рот залетело." Иногда Хиро ощущал себя как недобросовестная нянька с щенком. К счастью, ровно так же, как поведение Дуо мешало в некоторых ситуациях, в других же оно играло на лапу и волкам и самому Хиро. Взять даже ту ситуацию с котом. Больно оно надо щёлкать пастью при таком воздухе, а тут Максвелл на добровольных началах сам поговорил. Ну да, проболтался чуток про миссию, но вряд ли кот вообще понял о чём говорил Дуо. Кажется, он и сам себя не всегда понимает.
"- Зеро, лети с Детсайтом." И хоть Зеро сомнительно воспринял эту идею, но обсуждать её не стал. В разведке справился бы и один Детсайт, а за этими двумя определённо нужен был глаз да глаз. Тем более, что одному из них становилось плохо. "- Вы справитесь?" - спросил орёл волка. "- Да. Сейчас уйдём в сторону. Кот сказал, там должно быть чище. А этот просто прихиляется." Кивком головы Хиро указал на Дуо. Орёл ещё раз внимательно осмотрел Максвелла, прикидывая адекватность и обоснованность Хиро в безопасности. И всё же положился на спутника и взмыл в небо, дожидаясь Детсайта, чтобы следовать за ним. Как только орёл полетел, бурый повернулся к Максвеллу, подойдя к тому вплотную, навис над ним как грозовая туча и, неодобрительно нахмурив брови, грубо сказал:
- Если ты такой слабак, то отправляйся обратно на север, здесь от тебя толку не будет. Или соберись уже и перестань скулить. Больше Хиро не проронил ни слова, надеясь что до Дуо дойдёт серьёзность его слов и напарник соберется всё же с мыслями и силами. "Ещё неизвестно что ждёт нас впереди." И всё же Хиро пошёл на некоторые уступки для Максвелла. Хоть и хотелось ещё побродить здесь, рассмотреть всё повнимательнее, но если Дуо и вправду было плохо, то Хиро готов был свернуть лавочку и пойти в более чистое место. Да и если собрату действительно станет совсем плохо, желания тащить немощное тело на себе не одолевало бурого. Поэтому волк уже не спеша пошёл в ту сторону, откуда воздух казался свежее, так, чтобы Максвелл даже шаркая лапами по земле мог догнать его. Сам же волк даже не думал оборачиваться на друга, сохраняя серьёзный, неприступный вид.

Отредактировано Хиро (2015-07-12 02:00:10)

+1


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Медвежий Клык