Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Медвежий Клык


Медвежий Клык

Сообщений 61 страница 90 из 139

1

http://fc01.deviantart.net/fs50/f/2009/305/e/5/e5daa5a07c398c13a7a6b052d2347ca7.jpg
Небольшое взгорье было названо подобным образом из-за схожести в своей дугообразной форме. Покрытый травой, кустами и деревьями, Клык является пастбищем для многих копытных, и именно здесь чаще всего можно заметить охотящихся волков.

Ближайшие локации:
- Воронья роща (Даэрис)
- Оленьи пастбища (Даэрис)
- Памятные холмы (Даэрис)
- Разломы (Даэрис)
- Предгорье (Даэрис)

0

61

Я лежал, пытаясь не издавать лишних звуков, благо животик меня послушался и не урчал. Какой-то новый запах, впервые попал в мои легкие и нос. Странно, но мне он не знаком, а значит, этот зверь, может быть весьма опасным. приподнимаясь на все четыре лапы, пытаюсь осмотреться. В кустах уже никого не было, оно и к лучшему, значит можно к ним прижаться, а лучше всего сделать подкоп. Пока я занимался бравым делом, за спиной появился незнакомец, о присутствии которого, и подозрения не было.
Услышав его голос, я резко развернулся, как это делают кошки, практически на лету. Сердце бешено колотилось, а на морде смотрелось явное удивление гостю. Вот надо было так пугать маленького и безобидного щенка, все взрослые такие безбожные, не капельки сострадания к малышам. Недоуменно уставился на светлого волка, пытаясь просверлить его взглядом обиженного ребенка. Немного успокоившись и придя в чувства, я ответил на вопрос взрослого самца.
- Я заблудился. Искал Сэнтая и заблудился. Он обещал меня забрать, но куда-то пропал, наверное ушел за сестрой, а я по его запаху шел, но вот, найти не удалось. - прошептал я, рассматривая незнакомца.
Скорей всего волк не понял о ком я говорю, но если он из Каинитов, то должен знать, кто такой Сэнтай и Комильфо. Этот белый волк не предвещал мне проблем, поэтому я уселся поудобней на свой пушистый зад и жалобно смотрел в глаза. Один мой вид чего стоит, шерсть немного в колтунах, да еще и грязная, помимо этого видны ребра, а на морде коросты от ссадин.
- А вы кто?- выдавил я, сглатывая очередной ком в горле.
Это единственный вопрос, который мог меня интересовать, был и еще один, но оставлю его на потом.

+1

62

Он смотрел на молодого волка с каким-то потаённым интересом, хотя в глазах светлошкурого отчётливо виднелось удивление. Баско переминался с ноги на ногу, высоко держа голову. Наверное, для голубоглазого самца рослый волк казался таким своеобразным великаном. Особенно после того, как волчонок присел. Свалился, понимаешь ли, как снег на голову метровый самец. Или скорее вырос прямо перед носом, отдалённо напоминая светлые склоны горы, виднеющейся на горизонте, далеко-далеко отсюда. Но, как бы внезапно не появился Бас, никакой угрозы для молодого волка он не представлял. Светлошкурый вообще был божьим одуванчиком по сравнению с, например, теми же братьями. Пусть Арес и предпочитал молчать, но если уж он открывал рот, то ему стоило один раз рявкнуть, чтобы все вокруг замолчали. Тарас был более разговорчив, и принципы он отстаивал громко и жестко. Ну а Баско... Ему лишь оставалось стоять в сторонке и кивать в ритм словам братьев.
- Сэнтай? - удивленно переспросил волк, окончательно растерявшись. Еще раз оглянувшись, задерживая взгляд на всяком ярком предмете, Белояр вздохнул и вернул взгляд на черношкурого. В округе по-прежнему никого. Бас пытался сообразить, почему же Сэнтай не позаботился о щенке, раз уж взял на себя ответственность зачем-то с ним встретиться. Он не был тем волком, который просто так мог забыть и бросить волчонка на произвол судьбы, особенно в такой день. Если без еды можно было продержаться довольно долгое время, то без воды в такую погоду пришлось бы совсем лихо. Ближайший водоём был довольно далеко. Впрочем, кажется, этот голубоглазый прошел через не самые приятные вещи, раз уж имел такой вид. Молодняк, конечно, любит испачкаться от души, но этот уж больно жалостливо выглядел. И этот образ страдальца нисколько не скрашивал такой же измученный взгляд. Возможно, это было причиной того, что Бас и вовсе не узнал этого волчонка.
- Ты пахнешь Южным Берегом, малец. Возможно, мы знаем друг друга, но я не могу тебя вспомнить. Возможно, ты вспомнишь меня, - наконец-то Белояр и сам сел, расслабленно раскинув лапы - Баско. Брат Тараса и Ареса, Анки и Лесаны. Припоминаешь меня? - поинтересовавшись, не помнит ли юнец такого яркого охотника, волк медленно и тихо почесал задней лапой живот, почувствовав лёгкое чесание в районе рёбер. Погрызенные уши по-прежнему торчали - или скорее висели - в разные стороны, даже уже отдалённо не напоминая нормальные волчьи лопухи. Плюс, если нормальный хвост по длине своей позволял аккуратно обвести им ноги, тот куцый огрызок Баса было практически незаметно за массивным телом.
- Скажи, зачем тебе нужен Сэнтай? - рослый самец немного наклонил голову, а потому стал похож на неуклюжего игривого волчонка, которому и пяти месяцев не исполнилось, - И что ты имел в виду, когда говорил "забрать"? Баско попытался навострить уши, но даже будучи направленными вперед, они слегка косили и кончики стремились к земле, один сильнее другого. В общем, выглядел этот метровый малыш довольно-таки забавно. Хотя, что именно в нём нашла Энка до сих пор оставалось загадкой...

Отредактировано Баско (2014-11-15 20:00:14)

+1

63

Я заметил, как удивился этот здоровяк напротив, который глядел в мои опустошенные очи. По любому, ему меня жалко, ох уж эти детские манеры, всегда срабатывает, а если еще скупую слезу пустить, так он мне и дичи принесет. Интересное предложение, которое стоит обдумать в ближайшее время, так как мой животик успокаиваться не хотел, а только прибавлял звуковые диапазоны. Только бы не падать виду, я же самец, а значит должен выносить напасти и не хныкать перед  другими. Да кого там, маленьким тяжело быть на ровне со взрослыми, но мне этого не объяснили в детстве, жаль только, что такового не было, но я то не грущу, еще найду на ком отыграться.
Здоровенный волк долго стоял и молчал, видимо обрабатывал поступившую информацию, ну и ладно, у меня же больше времени на осмотр ситуации и плана бедствия, а вдруг он меня отведет обратно домой? Вот тут-то моё серое вещество в голове заерзало. Я категорически не хочу возвращаться в стаю, что мне там светит, быть запертым под присмотром истеричных взрослых особей? Да ну, не, так не пойдет. Еще и Нова мне лекции читать начнет, но и не только она, там хватает учителей. Мне не нравится быть в логове или подле него, скукотища же, как все эти бездари не понимают, что во мне полно энергии, которую нужно выплескивать, пока через край не полилось. Конечно, после накопления энергии, я виду себя отвратительно и начинаю пакостить, но стая сама виновата, раз не может во мне разглядеть будущее и направить в нужное русло.
- Сэнтай?- наконец-то выдавил незнакомец, находясь еще в большей растерянности, судя по его голосу.
Такое ощущение, что он не знает моего старшего друга, да как он только может, Сэнтай самый классный волк на этом белом свете. Отважный, добрый, прыткий, да я готов его олицетворять сколько угодно, он для меня авторитет и никто, слышите, никто с ним не сравниться. Тогда, зачем я теряю время на этого верзилу, сдался мне этот отщепенец, хотя польза в нем имеется... килограмм пятьдесят шестьдесят мяса в нем должно быть, ну или хотя бы мозги и проворность, должен же он догадаться, что делать с голодным малышом или так и будет меня на солнце морить. Стойте, а если он хочет мной перекусить на завтрак. Я положил голову на левый бок и уставился на волка. В глазах азарт смешанный со страхом. Детский мозг, подарок для взрослых, что не скажи все впитает, проглотит и спасибо скажет. Сейчас же я был на стороже, по быстрому поднялся на дрожащие от усталости лапы, но меня вновь отвлек коренастый безумец.
- Ты пахнешь Южным Берегом, малец. Возможно, мы знаем друг друга, но я не могу тебя вспомнить. Возможно, ты вспомнишь меня, - вновь пролепетал здоровяк, но после представился - Баско. Брат Тараса и Ареса, Анки и Лесаны. Припоминаешь меня?
Вот только не говори, что ты все просек, ну не печаль же меня. Еще один разрушитель детской мечты, да чтоб тебя крокодил за хвост укусил. Интересно, а где они обитают, помню Хелл мне о рептилиях рассказывал или это байки для младенцев, были.Начав думать, насупился, делая вид, что я вспоминаю что-то важное, дабы незнакомец не мешал. Закатив глаза вверх, начал рассуждать на тему обмана и последующих, вытекающих из этого последствий. Естественно всех в Южном Береге мне знать не подевалось, как и родственников новоиспеченного собеседника, поэтому, здесь можно смело сказать правду, а вот как быть дальше, если он пристанет с опросом, мол: что? где? когда? Может, есть смысл послать его куда-нибудь подальше, чтоб продумать все получше, но тогда не видать мне жрачки, эх, вот влип же, так, думай Промчик, ду-ма-й. И тут меня озарило, что можно наплести на больную голову.
- Да я из стаи Южного Берега. Ты бы знал, как там все печально складывается, особенно для такого одаренного малыша, как я - пробормотал я и выпрямился, придавая виду гордости, затем продолжил - Твоих родных я не знаю, как и тебя, может, не получалось увидеться и поговорить, но если бы я хоть раз увидел такого лося(мысленно добавил я смотря снизу вверх)волка, то непременно бы запомнил.
Попой чувствовал, что мы скоро подойдем о вопросе моего имени и моих родных, тут то я все уже успешно придумал, должно подействовать на этого незнакомца, главное, что бы и остальные поверили. Русаэль, пусть этот дядька, не отведет меня домой, как мне потом перед ним оправдываться, да нет, это не то, как мне в глаза своим старшим смотреть, вот это вопрос, который перечеркивает половину моей жизни.Я решил, что боги могут принять мою сторону и помочь с благоустройством в новых местах. Да повезет же такому милахе. Имечко быстро пришло в голову, поэтому я не стал затягивать с паузой и предпочел быстро ретировать вопрос:
- Кстати, меня Лео зовут, может имя мое помнишь, если обращал внимание на мелкотню под лапами - с долей иронии прошептал я.
Да фиг два, ты знаешь меня, теперь уж точно не вспомнишь, а значит Пром молодец и умеет убеждать всех без разбору. Положив голову, уже, на правое плече я впился взглядом в глаза Баско, ожидая продолжения речей с его уст. Кстати говоря, незнакомец своим видом меня больше смешил, нежели пугал, особенно, когда он начал делать как я, класть голову на бок, а кончики ушей, разве они не должны быть стоячими, как и хрящики?
И вот, речь зашла о Сэнтае, который давненько не появлялся на глаза, но обещал меня встретить и забрать, обманщик. Скорчив недовольную гримасу, я вдохнул побольше воздуха и начал тараторить:
- Сэнтай обещал меня забрать, он мой лучший друг, правда смылся из стаи и видимо обо мне позабыл, ну ничего, вот найду его и будет веселье ему на голову. - рокотал я, то и дело треся головой.
Стоять на одном и том же месте надоело, хоть я и устал, но немного энергии в теле оставалось. Смотря на большого волка, пошел нарезать круги, осматривая нового друга. А он не так уж и плох, может еще и исправится, надо будет над ним поработать, глядишь завербую в приемного отца. Это моя маленькая мечта, быть кем-то любимым и важным, но пока она не осуществляется.
Я был готов отправить в бой тяжелую артиллерию, но как мне показалось, Баско верил каждому моему слову. Да и он достаточно молодой, что бы мне надоедать. Решив еще одну задачу, по поводу нового знакомого и новых возможностей с ним, подошел к нему в плотную сел, навалившись на него, мол: ну что братюнь, куда идем?

+2

64

Отбросив в тартарары попытки прямо поставить уши, Баско окончательно расслабился и пустил их в свободное плаванье. Те лишь изредка шевелились, синхронно дёргаясь под звуки урчания живота голубоглазого волчонка. Тот, вдобавок к пошарпанному внешнему виду, был, очевидно, еще и голоден. Каждый жалостливый звук пустого желудка подталкивал светлошкурого к мысли, что нужно что-то с этим делать. Он почувствовал какое-то подобие ответственности за чернобрюхого мальца, с бухты-барахты оказавшегося на пути и всем своим видом призывающего взять под крылышко, хранить, оберегать, защищать и любить как собственное дитя. Ребяческая обаятельность практически никогда не знала границ, накрывая с головой всех и каждого, кому посчастливилось попасть по её влияние. Бас исключением не стал, на удивление быстро проникнувшись приязнью к мальчугану. Симпатией это назвать было сложно, но предрасположенностью пахнуло наверняка.
К сожалению – или счастью – Лео, как он представился, ни Белояра, ни его родичей он и в помине не знал. После его слов, волк еще раз об этом подумал и решил, что мог даже не задавать такого типа вопросы. Можно подумать, что даже если малец видел кого-то, то вероятность того, что он хоть запомнил хоть одного из вышеперечисленных особей, была крайне мала. Слишком мала, чтобы об этом спрашивать. Но, как известно, слово – не воробей и всё в таком духе. Вообще… Если об этом подумать, то ничего не воробей, кроме, собственно, воробья. А потому это выражение не имеет никакого смысла и несет лишь ненужную смысловую нагрузку. Довольно забавная трата смысла и логики.
Хотя, помимо слов о том, что Лео «непременно бы запомнил» кого-то вроде Баско, он упомянул еще и о том, что в стае творится что-то неладное. С одной стороны, он мог и не иметь этого в виду, используя эту фразу в переносном значении, подчеркивая и обуславливая тем самым собственное положение, но с другой стороны он ведь мог и обмолвиться про реальное положение дел в Южном Береге, пусть и непреднамеренно. Это немного взволновало рослого самца, оставляя неприятный осадок где-то в груди, тем самым наталкивая его на мысли о стае, братьях и сестрах, а так же возможную ошибочность решения остаться с Энкой и Каинитами. Немного неожиданный поворот событий, по правде говоря…
Впрочем, расспросы о стае Белояр решил оставить на потом, предавшись размышлениям о Сэнтае. Вроде бы всё складывалось в логическую цепочку, но, тем не менее, от всей этой затеи несло чем-то неприятным, точно как от полусгнившей туши какого-нибудь рогатого копытного, убитого и брошенного гнить нетронутым в канаве. Врёт малыш, говорит правду, выдумал он всё или нет – неясно. С Сэнтом мог быть знаком еще с Южного Берега – кого-то же оттуда он должен был знать – и уходом оного мог просто объяснить и свой собственный. Непонятно, правда, зачем. Впрочем, если он говорит правду и хочет, как он сказал, настучать братишке Комильфо по голове, то почему бы этому не поспособствовать? А заодно и проверить, правду этот Лео говорит или нагло врёт.
Но прежде чем Бас успел что-нибудь сказать, волчонок встал и, поводив хороводы вокруг новоиспеченного знакомого, уселся рядом, словно очень близкий друг. Помнится, в последний раз так делала Лесана, и то шутки ради. Малыш явно умел располагать к себе, в этом никаких сомнений не было. Только вот таило ли в себе это умение что-то зловещее? Молодняк нынче пошел всеобщий тлен и двуличность, сплошная безысходность… Уже даже в чистоте таких голубых глазах цвета меконопсиса нельзя было быть доподлинно уверенным. А потому Баско отнесся к такому дружескому жесту с лёгким подозрением, но всё равно не смог не улыбнуться в ответ. Хотя, полноценной улыбкой это назвать было сложно. Скорее его губы непроизвольно искривились в какой-то милой усмешке, только лишь отдалённо напоминая дружеский оскал переданный исключительно половиной морды.
- Рад знакомству, Лео, – молвил Белояр, глядя на черношкурого с высоты ласточкиного полёта перед дождем, траектория которого всё равно находилась выше головы мальца, но была немногим ниже уровня холки Баса, – Как всё занимательно складывается…
Волк немного наклонился в сторону, провоцируя мальчугана еще сильнее навалиться на оного, выставляя рослого самца в качестве единственной непоколебимой опоры, доступной голубоглазму в данный момент. Мотнув куцым хвостом в противоположную от его изначального положения сторону, Баско задел им щенка, будто бы хлестнув того по спине остатками былой славы.
- Знаешь, я не могу отказать себе в удовольствии понаблюдать как ты настучишь весельем по голове забывчивому братишке Комильфо, так что с радостью доставлю тебя прямиком к нему под нос, – улыбнувшись на долю секунды, волк прикрыл пасть и следом добавил: - И как защитник Каинитов, возьму на себя ответственность присмотреть за тобой, юный шпийон.
Окончательно и бесповоротно заулыбавшись, пятилетний волк позволил себе выпустить из груди немного басового хохота, казавшегося одновременно и зловещим, и совершенно смехотворным. Легонько оттолкнув волчонка от себя, тем самым позволяя ему выровняться и сесть ровно, Белояр медленно поднялся, стряхивая с себя микроскопические пылинки. А затем вновь взглянул на спутника.
- Но сперва нужно что-нибудь с тобой сделать. Нельзя показываться стае в таком виде, – самец осмотрел черношкурого сверху вниз – Да и потом, что скажем Сэнтай, если я позволю его другу придти голодным? – ненадолго отвлекшись от Лео, янтарноглазый осмотрелся, высоко подняв голову, вновь попытался навострить уши – Тебя уже обучали премудростям охоты?

0

65

пост не учтен системой

Баско очень странно себя вел, может чего заподозрил, хотя не должен, раз не помнит меня. Теперь, самое главное, чтобы Сэнтай меня не сдал с потрохами, это будет очень печально и прискорбно, такого моя тушка не перенесет, но на что я надеялся, когда приврал с именем? Мне очень хотелось забыть о прошлом и все изменить, начать с чистого листа. Пусть все мои страхи и глупости, останутся в стае Южного Берега. Глубоко вдохнув воздуха, почувствовал, как моя опора куда-то исчезает, теперь, я полулежа, находился на туше большого волка. Почему-то мне с ним хорошо, даже не смотря на то, что мы только познакомились. Я чувствую его тепло и доброту, а она располагает малышню, особенно ту, что давно такого не ощущала.
- Что ты делаешь? - шепнул я, когда самец меня оттолкнул от себя, тем самым заставляя меня приподняться, дабы не упасть.
Встав на лапы, я отряхнулся и припал передними лапами к земле, считая действия волка, как повод для игр, но очередной ''звонок'' моего желудка, привел мой мозг в действие. Я принюхался к окружающей среде и мне показалось, что получилось унюхать кролика, но вновь отвлекся, так как мой старший друг заговорил:
- И как защитник Каинитов, возьму на себя ответственность присмотреть за тобой, юный шпийон.
Вот это уже другое дело, теперь я себя чувствовал весьма уверенным, бояться уже нечего, этот здоровяк должен справиться с функцией защиты. Возложив на плечи Баско непосильную ношу, коем является моя молодая персона. Единственной бедой, остался мой голодный организм, требующий свою долю энергии и питания. Скривив морду от раздумий о сочном кролике, я поднял глаза на светло шкурного, надеясь, что он возьмет ситуацию под свой контроль, а самец долго ждать не заставил.
– Тебя уже обучали премудростям охоты? - спросил Баско.
Виляя хвостом в предвкушении чего-нибудь вкусненького и сытного, я обежал вокруг самца и поравнялся с ним. Запах кролика так и витал в воздухе, осталось найти его место прибывания. Ткнув носом Баса, я двинулся вперед, в сторону кустов, где не так давно кто-то шуршал.
- Бас, там должен быть кролик или что-то подобное, я давно чувствую этот запах, он чем-то похож на кролика или барсука. Единственное, меня еще не учили основам охоты, поэтому я лучше понаблюдаю на деле, а то только мешать буду. Вот если бы мы оленя загоняли или кабана, то я мог бы быть отвлекающим фактором травоядных, ну да ладно... - насупившись произнес я, делая важный вид.
Я подошел к кустам и припал на передние лапы, высматривая добычу или иное существо.

Бросок 145

Отредактировано Leo (2014-11-25 18:01:11)

0

66

пост не учтен системой

Для удобства игроку подавшему заявку предлагается кинуть кубики в специальной теме, по заданным пунктам:
1. В нос Лео ударил запах кролика, которого он заметил в паре прыжков от себя.
2. Действия не принесли результата.
3. На глаза черному волку попался прихрамывающий олень, который явно отстал от стада и потерялся.

Код для вставки броска кубика
Код:
В нос Лео ударил запах кролика зпт которого он заметил в паре прыжков от себя, Действия не присели результата, На глаза черному волку попался прихрамывающий олень зпт который явно отстал от стада и потерялся

V

0

67


С Маврой я был не очень-то разговорчив. Натрынделся на полянах на год вперед. Иногда перекидывался с охотницей парой ничего не значащих фраз, которыми могут обменяться состайники на охоте. Просто чтобы разрядить атмосферу. Но в конечном счете все равно возвращался в свои мысли.
Они должны были быть невеселыми, но как только я ушел с полян, как только перестал слышать их гомон, сразу понял, что все случившееся подарило мне фантастическую бодрость и приподнятое настроение. Я был готов к подвигам, чувствовал прилив сил и знал, что поколения южан запомнят рассвет Южного Берега, свершившийся после свержения потомков Араклеона.
Мой энтузиазм разделяли немногие, вернее немногие именно горели этой идеей о величии нашей родной стаи. Но я был уверен, что такие настроения заразительны. Я надеялся и уповал на это.

Мои ноги сами выбирали себе дорогу, я не слишком следил за тем, куда иду. Найти кошку - это непростая задачи. И когда мы отошли дальше от равнин, я стал молчаливее, сосредоточеннее. Размышлял о том, где проще всего будет загнать кота, но не так, чтобы он распорол нам животы, вывернув требуху.
Медвежий клык, значит. Я остановился на небольшой возвышенности. За спиной виднелся более высокий холм. Это значит, что снизу мой силуэт не бросается в глаза, да и бурая шерсть сливается с горизонтом. Я качнул головой, давая знак Мавре остановиться, а потом посмотрел вниз. Мой взгляд медленно, очень медленно полз по подножию холмов, выискивая кошачьи тени. Это было глупой надеждой, но попытаться стоило. Я не думал, что смогу найти кошку так легко. Они осторожны, а сейчас еще и чем-то очень напуганы. Заметить их так просто, став на горке да поглядев на поле, невозможно.
- Обойдем с запада, - развернувшись, я пошел по пологому склону внизу. Спуск здесь так себе, нужно смотреть под ноги, даже несмотря на то, что склон не крутой. Но зато тень надежно скроет наши силуэты. Тем более я все еще не знаю, где находятся кошки или хотя бы один из их представителей.
Нельзя попадаться им вот так просто на глаза. Я старался смотреть в оба, ничего не упускать, но в совокупности с непростым спуском это давалось мне непросто. Внизу встревожились копытные. Я замер. Ветер дул мне в морду, но на какой-то промежуток времени эти порывы исчезли. Я стоял не шевелясь, опустив хвост поленом вниз. Любопытные глаза оленя смотрели на меня в упор, но не могли понять, что это за пятно. Наверное, приняли за камень. Когда копытный опустил голову, я сквозь зубы выругался и наконец-то сделал шаг вперед. Острый камень порезал мне лапу, я был вынужден стоять на нем до тех пор, пока олень смотрел на меня.
Это была малая жертва. Если бы встрепенулось все стадо, рвануло прочь, это привлекло бы очень много глаз. Я был уверен, что здесь мы не одни. Или, во всяком случае, хотел бы так думать.
Внизу я расправил плечи, оглянулся через плечо и пошел спокойнее. Шел медленно, ровно дышал, иногда заглядывал в заросли. Мне казалось, что если кошки и есть, то в такое время они лениво потягиваются в тени, отдыхая от изматывающей жары. Будет идеально застать спящего кота. Но планы никогда не идут идеально, я как никто другой должен это понимать.

Мы идем пять, десять минут, а вокруг еще не души. Я вспоминаю свои старые походы, когда был я еще простым добытчиком. На такие вылазки отправляют молодняк, потому что у них хватает рвения идти до последнего и на что-то надеяться просто потому, что так сказали делать старшие. Их нужно все время подпинывать, угрожая тем, что с ними сделают, если они не выполнят поручения.
Сегодня я сам себе начальник, мог бы в любой момент сменить стратегию и уйти. Но я шел вперед упорно, веря в свои силы. Я чувствовал какую-то потаенную тревогу, я был уверен, что если одинокий кот и зашел на наши земли, то он попадется мне в лапы скоро. Очень скоро.
- Будь осторожна, - тихо сказал я, а сам пошел вперед чуть быстрее, чтобы в случае чего столкнуться мордами с котом раньше, чем он успеет навредить Мавре.

Отредактировано Тарас (2014-11-28 02:26:55)

+1

68

Томительная жара, кажется, хотела вплавить затаившуюся и цепенеющую от страха и своей глупости ягуарунди прямо в землю. Возможно, это не было таким плохим вариантом, ведь в таком случае она стала бы еще более незаметной, но все же подобное вряд ли могло бы случиться. "Хотя сквозь землю я сейчас не отказалась бы провалиться, видят мои боги... а они-то точно видят, но ничего не делают," - мысленное "вспоминание" богов, которые как не крути все же были и у Венке не принесло какого-либо облегчения или надежды на чудо. Боги ее предали, оставив рыжую кошку без помощи во время безумия, что творилось на ее родине, во время жестокой резни. Ни секунды она не сомневалась, что ее спасение - дело лишь ее лап, а не богов, которым отныне и вовеки веры нет. Ведь даже сейчас, когда уже основное "испытания" она прошла, они ничего не делают - волчий щенок не то, что не исчез, но и один не остался. К сожалению.
На каменистых холмах появился второй волк - огромный, возвышающийся и страшный до жути, как и все они. Но этот был какой-то странный, не в меру потрепанный, со странными ушами и без нормального хвоста. В другой бы жизни при другом прошлом это зрелище вызвало бы сочувствие или, что скорее, интерес и некую иронию, но сейчас лишь нагоняло больший ужас, заставляя сильнее вжимать маленькое тельце в землю. "Меня тут нет. Совсем нет, вы меня не учуете," - Венке от всей души старалась совладать этой сомнительной манрой со своим страхом, постепенно берущим контроль. Взрослый волк это уже серьезно и страшно. Жутко. Он быстрый, матерый и умелый. От такого так запросто не убежать.
Сглотнув, ягуарунди, ведомая неконтролируемым желанием уйти как можно дальше, сглотнула перед ответственным моментом и начала потихоньку пятиться задом. Не совсем разумно, если брать во внимание вероятность того, что сзади окажутся еще волки, но так она хотя бы этих врагов может держать в поле зрения и быть хоть в чем-то уверенной. Своим глазам можно доверять, они, как и уши, верные друзья, кормящие и спасающие ее уже столько лет. Хвост во время этого тактического отступления вел себя крайне строптиво, постоянно норовя то поджаться, спутав этим лапы, то взмыть распушенной трубой хоть немного выше, выдав тем самым неудачливую "беглянку" и бесконечно нервно подрагивал кончиком. Венке честно старалась держать его как можно ниже и немного завернутым в стороны тела, он даже почти доходил ей за пределы морды, то и дело щекотя усы.
Прижатые круглые уши и огромные от страха глаза, впившиеся в волков подле куста, вкупе с подрагивающим от напряжения небольшим телом яснее ясного выдавали отношение к этим лесным хищникам. Даже запах страха, который она источала сейчас, был бы более красноречивым только для незрячего. Или для того, кто её не видел. Поднявшийся легкий ветерок был очень некстати, ведь именно он сейчас мог выдать небольшое рыжее пятно, ползущее задом в ведомую лишь ему сторону, причем впритирку к земле и камнем. Царапины это "пятно" сейчас не волновали.
Столь странный со стороны маневр прервался появлением, кстати, весьма неожиданным, новой партии ужасных и кровожадных. Бурого волка, идущего немногим впереди черного, Венке заметила не сразу, поскольку всё ее внимание по собственной же ошибки было сконцентрировано на других личностях. Хвост изобразил неясную фигуру в воздухе, после чего был моментом усмирен, а замершая кошка ожила и начала более активно пятиться назад, неистово желая оставаться и дальше незамеченной.
Чем руководствовалась при таком отступлении рыжая? Надеждой, что за ней поленятся гнаться, ежели она окажется достаточно далеко, когда свой энергичный марш-бросок как можно дальше. Хотя если придется преждевременно это сделать, то проблем с этим у нее уж точно не будет.

--->> Обрыв

Отредактировано Венке (2014-11-28 18:58:14)

0

69

Собрание закончилось разделением стаи. Меровей, не желая так просто отдавать свое коронное место, просто напросто взял и ушел из стаи, забрав с собой своих сторонников. В основном это были его ровесники, но так же среди уходящих мелькали спины более взрослых и матерых бывших состайников. Грустновато.
Во всяком случае, именно так запомнился ей этот момент, который, возможно, еще не раз вспомнится. А вот дальше все было веселее, стоило несогласным покинуть поляны - Тарас, разобравшись немного с ситуацией, взял на поиски кошку ее, Мавру. Волчица была в легком восторге и испытывала некий резонанс в сравнении с тем, какие эмоции испытывала за все предыдущее время. Ее хватило лишь на согласный кивок, выражающий свое подчинение и радость от участия в таком важном деле. Ей, ей богу, только в мечтах мечталось о таком после того, как столько слов было сказано об опасности кошек для неопытных волков.
Ну что ж, таким образом она вместе с бурым вожаком Южного Берега отправилась на Медвежий Клык. По дороге они перекидывались парой фраз, но их незначительность была настолько незначительна, что вряд ли бы волчица точно смогла их воспроизвести через пару часов. Слишком уж для формальности они были сказаны, чтобы не идти в полном молчании, которое хоть и позволяло подумать о случившемся, но в тоже время было странным после стольких речей. Мавра, как, вероятно, и Тарас, тоже размышляла о расколе в стае, ушедших, глупости всего случившегося и так далее. Ей все-таки казалось неправильным это разделение, ведь они все вместе росли, учились, охотились, разве стоило оно того? По ее мнению - нет, а вот для Меровея и Тараса все было не так просто, - "Мне не понять этого, никак. Наверно это доступно только тем, чьи амбиции нацелены на такие глобальные вещи."
Новый вожак остановился на одной не из самых высоких возвышенностей Медвежьего Клыка, где дал знак остановиться и черной. Хотя и без этого добытчица, которая уже бывшая, остановилась бы, даже чуть позади волка, как и полагается. Бурый внимательно и сосредоточено вглядывался в раскинувшееся под их лапами поле, надеясь что-то увидеть. Стоять без дела и плевать в небо было бы знаком крайней безалаберности и вообще непозволительно никому, разве что бунтарю-волчонку, да и ему бы отвесили пару подзатыльников и поджопников. Молодая волчица так же уставилась вперед, стараясь увидеть хоть что-то, что могло бы им помочь, кошку там, других животных или еще кого. Ни-че-го и ни-ко-го. Только желето-зеленая низкая трава вперемешку с камнями и неровностями ландшафта. От такого нерадостного зрелище у нее почти в глазах зарябило. Без труда тут ничего не выйдет, теперь это еще более очевидно.
Всю "романтику" тщетного занятия прекратил то ли приказ, то ли... приказ. Хотя это, возможно, не совсем верное определение для простых слов, обозначающих их дальнейшие действия. Чем бы они не были, Мавра пошла вслед за своим вожаком, старательно пытаясь смотреть не только под лапы, но и вокруг, вдруг что? И это былая оправданная осторожность, ниже по склону паслось небольшое стадо копытных, которое при первом же порыве ветра в их сторону встревожилось, учуяв что-то неладное. Кажется, все их внимание было приковано к Тарасу, но и смотрели они как бы сквозь того. "Неужели не видят? Вот свезло-то, а", - волчица, как и волк, не шевелилась, стараясь слиться с окружающей средой, но ей это давалось сложнее, черный цвет сильнее контрастировал со здешними цветами, нежели бурый. Но, с другой стороны, волчица была помельче своего атамана и стояла за ним, а значит и внимания привлекать не должна. В идеале.
Как только любопытный олень успокоился, они пошли дальше своей дорогой. Единственное, что не понравилось в этой ситуации будущей добытчице - это малое, почти незаметно количество крови, оставшееся на острие камня, где была лапа волка. Но вряд ли это скажется на чем-либо, все-таки ее вожак не абы кто, а матерый волчище, которому не обратить внимание на такое - раз плюнуть. Оно и понятно, и логично, в общем-то.
За время их дальнейшей дороги ветерок, который периодически налетал и обдувал, был приятен и поднимал настроение, а еще Мавра прямо таки чувствовала своей черной шкурой, как солнце немножечко слабее печет тут, нежели на Заячьих Полянах. И это было прекрасно по ее мнению. По истечении первых десяти минут, - "И, я надеюсь, они будут последними, не могут же эти кошки совсем не пахнуть и не привлекать внимания, верно?", - волчица начала явственно ощущать напряжение в теле, которое бывает, когда долго-долго ничего делать, но ожидать чего-то, а оно все не случается и не случается. И это неплохо подходило под складывающуюся ситуацию.
То ли Тарас заметил некоторую нетерпеливость в движениях волчицы, то ли что-то почуял, недоступное ей, но, как бы то ни было, он предостерег черную и даже пошел немного впереди, словно там может оказаться опасность. Мавра старательно попыталась учуять что-либо в воздухе, но тщетно. "Что же случилось?", - несколько недоумевала, если так можно назвать эту смесь нетерпения и любопытства, черношкурая, идущая следом за бурым предельно осторожно и будучи готовой ко всему.

Отредактировано Мавра (2014-11-29 16:01:37)

+2

70

пост не учтен системой

Для Тараса и Мавры
Она затаилась здесь давно, просто потому, что лапа не давала идти дальше. Неудачно наступив на раскаленный лавовый кусок, отлетевший во время извержения полтора месяца назад, пума быстро потеряла возможности жить в привычном ритме. Плюс ко всему, повсеместно шастали волки, от которых, казалось бы, спасения не было. Изрядно исхудавшая и осунувшаяся, кошка облюбовала небольшое углубление в горах, похожее на чью-то нору, и изредка оттуда высовывалась. Пищу ей приносил брат, который все никак не мог уговорить кошку покинуть ужасные места - пума решила доживать свои лета здесь, от души благодаря заботливого братца. Запахи служили частой причиной высовывания морды из "логова", и этот раз не стал исключением. Кошка приметила вдалеке две фигуры, и, надеясь, что ее головы из-за пригорка не заметили, скрылась в темноте своего укрытия, поджимая больную переднюю лапу.


Порядок отписи в локации
Первая очередь: Тарас, Мавра, [Game Master | A]
Вторая очередь: Баско, Leo

Примечания
Лимит ожидания поста: 4 дня.
Очереди друг с другом не взаимосвязаны.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

w

0

71

--->> Вне игры

Ветер взлохматил прилизанную шерсть. Облака лениво плыли по разлитой на кромке небес голубизне, не оставляя после себя следов. Тепло проникало отовсюду, согревая землю. Благодать.
Для тех, кто не этот бегущий в сторону вулканов волк.
Загрубевшие подушечки лап мягко касались почвы. Пучок разномастных полезных растений заметно тяжелел и постоянно пополнялся. Большую часть своих запасов врачеватель Южного Берега оставил в логове стаи, так как даже половину этих сокровищ рыжий на себе бы не унес.
Ах да. Он же уже давно бывший врачеватель Южного Берега.
Он уже один. И жизнь одиночки вовсе не прельщала - тяжбы жизни встретили его во всем вооружении.
В животе требовательно заурчало. Второй день без мяса - это не шутки. Горьковатый привкус в пасти осточертел уже через несколько часов, а на следующие сутки казалось, что эти тонкие травки утратили свою способность заглушать голод. То, что росло в этих местах, годилось в пищу лишь оленям и табунам мустангов, но уж никак не плотоядному волку. Единственные существа, что были ему "по размеру", так это крошечные птички, что время от времени садились на землю. Однако они были слишком проворны для длинноного зверя, да и не особо сытны. Например, пять ночей назад ему удалось найти гнездо. Скорлупка яйца тогда долго хрустела на зубах, раздражая вновь пустой желудок.
Волк задрал голову. Нет, несмотря на куски белой ваты в небе, грозы не предвиделось. Дождь бы сейчас не помешал. После него всегда найдется пара-тройка грибов, которые пригодны в пищу.
Об полноценной охоте и думать не приходилось. Куда ему, с его-то способностями?
Лекарь тяжело вздыхал, вспоминая родные лесные опушки, где на одном квадратном метре можно было бы найти и сытные плоды, и аппетитную закусь в виде неосторожной землеройки, и восполнить запасы целебных растений, в том числе и жизненно необходимого эриса. А если бы повезло, то удалось бы словить жирного зайца. Или даже двух...
Почувствовав, что слюна уже вытекает за пределы пасти, волк громко сглотнул и чертыхнулся про себя. Пучок стебельков во рту размок и снова обдал язык препротивной горечью, пронося её в глотку.
Нет. О еде думать нельзя.
Пожухшая трава мелькала перед глазами. Врачеватель совмещал две вещи в одной, одновременно пересекая границы и проводя поиск хоть чего-то полезного. Низко опустив голову, он обнюхивал каждый росточек, и, находя нужный, вырывал его и добавлял в получавшийся букет в пасти. Время от времени он перечислял все свои находки, хотя бы для того, чтобы отвлечься от голодухи:
- Зеленый, длинный, с круглыми листиками - от кашля. Маковые семечки - для облегчения боли. Корешок степного однолетнего кустарника - от лихорадки, найти трудно, повезло. Широкие шероховатые листья - от кровотечений, сок из вот этих ягод - от ожогов... А это, это у нас... О, это же то, что нужно!
Так. Сбился. Попробую с начала.

Он покинул Южный Берег уже две недели назад, но никак не мог окончательно уйти с их территорий, то и дело возвращаясь. Травника немного пугала неизвестность, к тому же, в рыжей душе все ещё теплилась надежда, что однажды ему дозволят вернуться и простят. Впрочем, когда он думал так, то снова и снова вспоминал, что ни один состайник не догадался о его страшном преступлении. В конце концов, отравить собственного отца ему удалось...
Это ведь был он, верно? Нет-нет, "выродком" его называл только отец, то есть...
Нет. О прошлом тоже размышлять не следует.
- Сейчас доберусь до Разломов, а там и до Сухой Реки лапой подать. Если, конечно, та сорока не врала. Уж там-то мне хоть что-то перепасть должно... У воды всегда ведь много пищи, верно? Может, рыбешку какую-нибудь на берег выбросило. Или птица крыло сломала. Или зверек какой, - волк прикрыл глаза, выдыхая, - Ну, или хотя бы этот ворон. Опять будет просить у меня это растеньице... Надеюсь, он принесет что-нибудь поесть.
Первое время травника остерегались. Впрочем, этот индивидуум никогда не выглядел опасным, а потому вскоре его можно было заметить около стад оленей и косуль, спокойно отдыхающим и никого не трогающим. Искусство врачевания всегда было востребовано у тех, кто жил поодиночке или не имел необходимых знаний: львов, тигров, кошек, гиен, некоторых самоуверенных копытных. Появление сердобольного волка-врачевателя на этих землях не осталось незамеченным - всем известно, что многолетний целительский опыт волчьих стай был одним из самых эффективных. За несколько дней пришелец приобрел стремительно крепнущую славу "доброго доктора" который не только не собирался сжирать своих пациентов, но и действительно им помогал. У немногих хватало совести вознаградить лекаря, и ещё меньшие догадывались, что ему взаправду было нужно. А нужна была ему пища.
Жить на подачки не очень-то хотелось, но выбора не было. Кусочки мяса взамен на помощь - это ведь честно?
В какой-то момент волк остановился, втягивая в легкие воздух. Почуяв что-то, он быстро развернулся и заторопился к вожделенной цели - теперь территории нужно покидать как можно скорее. На Медвежьем Клыке появились хозяева сего края - южнобережцы. Причина весьма ясная. Однако пробежав несколько метров, он встал снова, поскуливая и переминаясь лапами в неуверенности. Было видно, что травник разрывается между двумя вариантами и все никак не может выбрать нужный.
- О, Расуэль! Сначала сюда приходят стайные волки, а теперь это!
Лучше запаха Южного Берега целитель знал только запах болезни. Это была кошка, причем, засела она совсем недалеко, и явно была нездорова. Личные устои рыжего требовали оказать поддержку, а страх перед Южным Берегом вопил об опасности.
Конечно же, он послушал первое. Зря, наверное.
- Что-то... Какое то ранение, - продумывал волк, принюхиваясь, - Запущенное. Гноение? Нет, ещё должно быть рановато... Но скоро. Могу ошибаться. Отсюда плохо определяется, да-да...
Боязливо обернувшись, целитель решил начать подъем.
- Возможно, нужна помощь.
Уши автоматически прижались, когда он осознал, насколько, быть может, глупую вещь совершает.
Ступая на голые камни, волк старался не пораниться об их острые края. Пару раз он чуть не оступился, едва не скатившись вниз. Пучок трав измялся, некоторые из его составляющих были безвозвратно потеряны среди камней, но рыжий упрямо продолжал приближаться к источнику запаха.
В конце концов, он целитель. Он должен помочь.
Проблема возникла, когда кошка была вовсе неподалеку. Нет, она была даже непозволительно близко, но одурманенный ароматами размякших растений, травник стал плохо чуять. Движимому внезапным благородным порывом "герою" было невдомек, что его возможная пациентка хорошо спряталась в каменном укрытии. Если она не покажется, он её не найдет.
- Э-эй, - боязливо начал волк, чувствуя себя страшно неловко, - Кто-нибудь есть?
Как назло, запах настоящих хозяев этой территории был все сильнее. Они приближались.

Отредактировано Балиос (2014-12-05 21:56:18)

+1

72

Я шел не торопясь, изредка ворочая ушами, но не поворачивая головы. Моя морда несколько раз опускалась, чтобы обнюхать землю и дорожки следов. Я как будто видел перед собой эти сети десятков, сотен лап и копыт, расходящиеся по холмам. Я мог бы выследить каждого, но в то же время их было здесь так много, что даже опытному охотнику пришлось бы нелегко в этом деле.
За спиной раздавались мерные шаги Мавры. Молодая охотница уже нравилась мне тем, что не распалялась без повода и не кудахтала над ухом. Случись подоное, клянусь богами, я бы потрепал ей холку и плечи. Я был добр, пребывал в хорошем расположении духа сегодня, но это состояние сменилось почти сразу, как мы вышли сюда и я попытался улавливать запахи.
Здесь были целые стада животных, птиц, грызунов. Мне казалось, я видел наяву, как пару часов назад в эту земляную ямку спикировала массивная сова и подрала полевку. То, с какой подробностью я мог себе это вообразить, невероятно, просто чертовски сбивало меня.
Но я шел прямо, приближался к каменистым склонам. Там нет травы, нет шума ящериц и трескотни кузнечиков. Я стремился туда так упорно, что непроизвольно ускорил шаг. Мои движения стали резкими, и в какой-то момент я подумал, что Мавра может не поспевать за мной.
Возле камней пришлось сбавить темп. Я не любил такие склоны, даже если они были покатыми. Я вспомнил, как пытался выбраться из подземных тоннелей, а вернее как спускался туда. Помнил, как крутилась наверху еще моя задняя часть и как крутился вертолетом хвост. Чего-чего, а ловкости мне не занимать, да-а.
Хотел я того или нет, а смотреть под ноги придется. Мавра наверняка войдет в мое положение и все поймет. Во всяком случае, альтернативу я пока что не предлагал.
И вдруг я вскинул голову, отвел параллельно земле хвост и навострил уши. Резко замер, как кобель, учуявший на охоте дичь. Это было более чем красноречивым знаком Мавре, чтобы остановиться или хотя бы замедлить движение.
Я слышал кошачьи запахи, их было несколько, а один след еще совсем свежий. Он уходил дальше, в сторону открытой местности. Вернее, туда ушел обладатель этого запаха.
- Кот должен быть близко, - я сказал это Мавре, но не был до конца откровенен. Не врал, просто не говорил очевидные вещи. Там должен был быть не сам кот, как я предполагал, а его убежище. Дом, где он точно не ожидает увидеть врага. Можно устроить засаду. Может, нам повезет и пойдет дождь. Тогда все будет складываться очень удачно.
Опустив голову, я затрусил в сторону, откуда тянулась эта ароматическая цепочка следов. Но подбираясь ближе, я услышал и еще один запах. Волчий, что еще больше сбило меня с толку. Волчий, черт его дери, запах, не принадлежащий никому из тех, кого я видел на днях в стае.
Пораскинув мозгами, я узнал в нем запах Балиоса. Молодой волк, высокого и гордого звания лекаря. Но честно говоря, это было то немногое, что я мог о нем вспомнить. Я редко захаживал к лекарям, потому что раны на молодом теле матерого зверя заживают быстро. И поэтому не мог знать его близко. Но что я знал точно, так это то, что Балиос больше не часть стаи.
Это не дает мне повода относиться к нему агрессивно, потому что, как и ко всем южанам, я испытываю к нему братские чувства, но точно позволяет задать несколько вопросов о пребывании на этой земле.
Судя по запаху, он был там один. Это точно придавало мне уверенности. Как знать, не могло ли там оказаться вдруг западни. Но запахи не врут, не в такую погоду.
Нужно было подумать, кому уделить свое время: кошке или волку, ставшему чужаком. Но по иронии судьбы ноги вели меня в одно и то же место. Вереницы следов сходились в одной точке, что вызывало немало удивления. Он выгнал кота и теперь живет в его убежище? Это вряд ли, Балиос не стал бы так рисковать и тем более строить жизнь на территории стаи, не подчиняясь ее законам. Но что тогда?
Теряясь в догадках, я ступил под тень холма и приостановился, поджидая Мавру. Коротко кивнул ей, а потом громко и четко заговорил, медленно обводя взглядом окрестность:
- Балиос, - эхо прокатилось вниз по склону, я этого не ожидал, но тембр не снизил: - с тобой говорит атаман Южного Берега. Куда бы ты ни спрятался, я найду тебя. Поэтому прошу тебя подать голос сейчас, пока я не отправился на поиски.
Если кошка испугается, может зашуметь, рванув скорее в укрытие от резкого голоса. А если нам попалось животное со стальными нервами, то выдаст себя Балиос. Я хотел угнаться за двумя зайцами, но даже в голове своей не представлял, во что это может вылиться.
С Балиосом я говорил спокойно и холодно вежливо. Я не угрожал ему, не был преисполнен пафоса. Вещи подавались так, как они представлялись на самом деле. Следопыт из меня хороший, а учитывая, что запах я уже услышал, найти Балиоса будет только делом времени. Но мне не хотелось бы тратить его на игру в кошки-мышки и тем более забывать о том, зачем я пришел сюда.

+1

73

Черные волчьи лапы мерно ступали по невысокой и суховатой траве, приминая ее к не менее сухой земле, при этом осторожно минуя острия больших и маленьких камней, разбросанных всюду. Хищница не торопясь шла за своим атаманом, чей чуткий нос вел их к цели. Она не видела смысла в том, чтобы не доверять нюху и опыту этого вояки, ставшего в одночасье ее вожаком, поэтому не уделяла столь же пристального внимания запахам. Это не было отлыниванием от своих обязанностей и активного участия в поисках кошки, отнюдь. Мавра просто играла роль внимательного и собранного наблюдающего, серьезно настроенного видеть любую тень, означавшую чье-либо присутствие. Поднятая немногим выше плеч голова размеренно поворачивалась то влево, то вправо, при этом мокрый черный нос подергивался, втягивая запахи, которые приносил с собой ветерок.
Постепенно они начали выходить на более каменистую местность, где Тарасу пришлось слегка замедлить шаг и идти более осторожно. Мавра вторила ему и в этом, не забывая чуть чаще теперь глядеть под лапы, ведь всякое может случиться. Не обязательно, что они упадут, достаточно будет просто скинуть пару камней со своего места, чтобы те выдали двух "лазутчиков", а это было бы очень некстати, если кошка окажется неподалеку. К счастью, все пока обходилось очень мирно, молодая волчица успевала оглядываться по сторонам и смотреть под лапы. Так они от равнин и полей пришли к горам, не самым высоким среди их территорий, но все же. "И что, тут могут жить кошки? В горах? Если да, то они странные создания, это ведь неудобно должно быть" - она уже меньше смотрела по сторонам, уделяя больше внимания теням и углублениями среди гор, которые могли бы стать хорошим укрытием. В какой-то момент боковым зрением будущая добытчица заметила движение, но когда голова резко повернулась,там не было ничего, кроме камней - "померещилось, наверно", - не смотря на эту мысленную отмашку от увиденного, волчица периодически нет-нет да оборачивалась в ту сторону.
Ну или собиралась так делать, не остановись атаман как вкопанный. Все его бурое тело, застывшее в один миг говорило о том, что он нашел что-то крайне важное. Сделав еще полтора неспешных шага, чтобы не быть слишком позади, остановилась и его "сообщница" по отлову кошки. Опуская голову, чтобы самой лучше понять картину, открывшуюся Тарасу, она услышала от него подтверждение того, что вскоре учуял и ее нос. Кивнув в знак того, что поняла его, черношкурая вернула голову в прежнее положение. Запах кошачий, но незнакомый, его обладателей встречать не доводилось. Не утруждая себя тем, чтобы брать след, Мавра, как и до этого, молча последовала за своим атаманом, уделяя больше внимания скалам и периодически обеспокоенно вглядываясь туда, где померещилось некое движение. "Неужто не показалось? Черт, так и не понять" - сомнения рассеивались по мере того, как они приближались к этому месту, а вместе с тем и появилось слабое чувство недовольства собой, что не поверила своим глазам, не подводившим ее до сей поры. Успокаивало молодую хищницу лишь то, что это не вылилось ни во что плохое и кошка все равно обнаружена.
Однако ж, в какой-то момент в воздухе повеяло другим, гораздо более свежим запахом. Волчьим. Судя по всему, Тарас учуял его немного раньше Мавры, но это было уже не столь важно. Ей был знаком этот запах. После встречи со странным существом над двух лапах и близком знакомстве с его заостренными прутиками волчица не один день провела в обществе стайных ведунов, которые латали ее рану. "Балиос... Он ушел из стаи к Каинитам, так что он делает тут? Это ведь не их земли и никогда таковыми не будут" - она питала довольно теплые чувства к этому волку, хотя бы потому, что он был ведуном, а их черношкурая уважала и чтила, но кроме этого он отличался еще и весьма доброй натурой, пускай и был трусоват и мелковат для кобеля. В общем целом Мавра была рада увидеть старого знакомого.
Между воспоминаниями и размышлениями о событиях месячной давности волчица успевала поглядывать на скалы, но так там ничего и не увидела больше. Вереница кошачье-волчьего запах, как ни странно, вела пока одной дорогой, чему Мавра немного подивилась, но и только - в Офирите чего только не увидишь, однако. Остановившийся атаман подождал молодую добытчицу и, кивнув той, зычно обратился к бывшему ведуну Южного Берега.
Теперь делом Тараса был Балиос и вставлять свои пять копеек в обращение к нему волчица не собиралась, но эти громкие слова могли бы как-то вспугнуть кошку, а это будет поважнее каинита, оказавшегося на их территориях. Руководствуясь именно этим волчица напряглась и, готовая в любой момент сорваться, внимательным и пристальным взглядом голубых глаз уставилась туда, откуда доносился свежий запах кошки, который, кстати, нес в себе нотки если не болезни, то ранений. Этот "аромат" был ей хорошо знаком и не скоро выветрится из памяти.

0

74

пост не учтен системой

Звери приближались, и это настораживало. Пума ничего не сможет им противопоставить со своей больной лапой, поэтому она затаила дыхание и не моргая смотрела на просвет из своей норы, боясь, что неизвестные подойдут слишком близко. Как назло, спрятаться тут было больше некуда, а братец - на охоте, и пума молила всех богов, чтобы чужаки не найдут ее. Все, что может выдать ее сейчас - ее запах и запах загноившейся лапы. Страх сковал тело, в котором бешено стучало сердце. Кошка сжалась в комочек, подгибая лапу под себя и обвив себя длинным хвостом, сидела в самом дальнем углу, надеясь, что ее там незаметно, и ждала. Ждала, когда незнакомые голоса удалятся.

w

0

75

Рыжий волк осторожно пробирался между выступающих из скал глыб, лавируя между огромными камнями. Он продолжал искать, обнюхивая каждую кочку и каждый след: напрасно. Если и нечто подобное было, оно могло считаться слишком старым. Похоже, кошка не выходила из своего логова довольно долгое время.
Так как на робкий призыв волка никто не ответил, приходилось продолжать путешествие вслепую. Хотя и продолжилось оно не долго.
Стоило громогласному эху прокатиться по долине, как тощая фигурка плотоядного существа сжалась, уменьшилась, покорно отползая в сторону. Произношение собственного имени вызвало у травника жуткий ужас - разве это слово могло когда-либо звучать так? Пускай здесь ему стоит винить лишь себя: одиночка не слышал подобного обращения к себе уже две недели, и за это время уже забыл, каково было, когда тебя кто-то зовет. Однако голос явно принадлежал волку, и если физическое состояние можно отследить только по этому самому голосу, то так говорить мог только очень сильный и крепкий здоровьем самец. Явно во много раз больше самого рыжешкурого.
Да уж, кому точно не понадобятся услуги лекаря... Но зато посетитель вполне мог надрать шкирку неудавшемуся "помощнику".
..Атаман? Южный Берег?! - судорожно перебирал мысли врачеватель, - Кто это?! Что происходит? Кто с ним?
Так и не выпущенный из рта пучок трав забил своим запахом ноздри. Определить, кто именно ищет его, рыжий не мог. Прижавшись животом к земле, он медленно отползал в сторону, под укрытие теней. Понемножку, но не прекращая двигаться как можно дальше от источника сего страшного звука...
Кто говорил, что россыпь гравия будет прочно держаться?
В какой-то момент искавшая опору задняя лапа опустилась на воздух. Волк сорвался вниз, увлекая за собой сыпучие камешки - благо, высота была вовсе небольшая, а позади не оказалось опасно торчащих камней.
- О, Расуэль...
Травник лежал в небольшой лощинке ни жив, ни мертв: только яркие, незастекленевшие огоньки глаз выдавали в нем живого. Ему потребовалось время, чтобы осознать, что он цел и невредим. Извалявшаяся в пыли рыжая шкура окрасилась в желтовато-серый грязный цвет, приоткрытая пасть сипло вдыхала прозрачный, раскаленный жарой воздух, а зажатый в ней пучок целебных трав уже напоминал неказистый веник...
В горле пересохло. В какой-то момент волк ощутил на себе чей-то взгляд.
Осторожно повернув узкую морду, он встретился лицом к лицу с темнотой небольшой пещерки. Сквозь неё ничего не было видно, но пробивающийся даже сквозь травянистые ароматы запах гнили подсказал, что именно там находится кошка, которой была необходима была помощь.
..Этот "атаман", - вдруг догадался целитель, - Он искал не меня. Он искал её.
Как бы волк не впивался глазами во тьму этого укрытия, там ничего не было видно. На негнущихся лапах он привстал, не отводя взгляда. До ушей доносились слова бурого самца, который требовал от рыжего показаться на глаза.
..Они могут её убить, - кажется, целитель может слышать собственные мысли.
Неужели он сошел с ума? Риск был крайне велик. Неужели он пожертвует собственным, простите, задом ради абсолютно незнакомой кошки? Позади просторы свободных земель, где его искать не будут. Он доберется до Огненной Горы и...
Нет. Сначала он поможет.
... Я буду проклинать себя за это! - чуть ли не кричал на себя волк, шепча, опуская пригодный для использования, ярко пахнущий урожай целебных трав на землю, - Как я буду себя винить! ...
Он поднялся наверх, показавшись на своим бывшим состайникам. Слегка потрепанный хвост был прижат к брюху, а уши отведены назад. Тощий, измученный солнцем и голодом, грязный, но живой травник медленно шагал по направлению к двум статным силуэтам, что были гораздо крупнее его. Что же, как и предполагалось...
Первый волк - Тарас. Плечистый, с густой бурой шубой, старший волк всегда вызывал в мирном целителе тихий ужас. Когда он разгуливал по логову с рваными ранами, когда басовито смеялся, когда отпускал едкие шуточки по поводу шугающихся его переярков... Рыжешкурый уважал его как воина, но старался долго не задерживаться в его компании. Никогда.
Вторая особь была более близка сердцу беглеца. Черная Мавра, недавно чуть не оказавшаяся во власти смерти: глубокие, точечные шрамы на теле волчицы напоминали об тех днях, когда врачеватель дежурил около понемногу восстанавливающейся добытчицы. Встреться они в другое время, он, несомненно, радостно поприветствовал бы её и обязательно справился об самочувствии: это был маленький обычай маленького смышленого лекаря.
Однако сейчас он думал не о том, как бы повычурней распинаться в любезностях.
Делая шаг за шагом, показывая свое подчинение и нежелание драки, кобель остановился неподалеку от делегации Южного Берега.
- Я... - жалкое начало. Жалкая попытка оправдаться. Он знал, что сейчас последуют вопросы, на которые ответа, скорее всего, не найдется.
- К-кошка, - запинаясь и поскуливая, продолжил он, - Я иск-кал к-кошку.
Глотка сжалась. Слюны не было, но больше всего на свете сейчас волку хотелось сглотнуть.
- Её здесь нет. Она ушла час назад.
Он вздрогнул, почувствовав в пасти горьковатый привкус, а в носу запершило. Травы? Разве он ел травы? Нет. То было ощущение собственной лжи, едкой и противной субстанции, которую нельзя увидеть, но которая так остро чувствуется. Тело волка мелко задрожало: не то от отвращения к самому себе, не то от страха перед огромным волком, что навис над ним прочной стеной. Изумрудные глаза увеличились в размере раза в два от крайне нехороших предчувствий, а тело само собой распласталось по земле. Травник уже не отвечал за свои действия, будучи уверенным, что некий "атаман" легко догадается об его вранье, и кажется, он уже смирился с последующим наказанием.
...Я... Я уже уходил. Отпустите. Пожалуйста.
Жалкая попытка.

Отредактировано Балиос (2014-12-15 19:53:30)

+3

76

Стоило упомянуть об охоте, как Лео заметно оживился. Кажется, тот все-таки был не прочь перекусить, ровно как и помочь Баско в охоте. Может, у него даже получится проявить себя, что наилучшим образом отразится на репутации черношкурого. Даже если у того не получится помочь напрямую, но он попытается, то он получит плюс хотя бы за инициативу. А если лезть не будет вообще, то в обоих случаях успеха и провала, дополнительные баллы улетят ему за сообразительность, что либо понял, что его помощь не требуется, либо с самого начала понял, что дело и так провальное. В этом плане у молодняка была выигрышная позиция, ведь им можно было бы простить почти любые косяки, и в особенности те, за которые взрослые особи получали по голове. Причем несколько раз подряд, и очень больно. А вообще, вся эта ситуация была как нельзя кстати, ведь Басу нужно было знать что говорить и как отзываться о новоиспеченном знакомом.
Малый пристроился у кустов, высматривая что-то сквозь них. Желтоглазый самец подошел к оному и, встав рядом, проделал те же движения, что и Лео. Единственное, что ему потребовалось - опуститься чуть-чуть ниже, дабы они находились на хотя бы примерно похожем уровне. Ну и в меру широкой – во всех направлениях – грудной клетки, Белояр над землей не склонился, а просто лёг. В итоге вниз рухнула и задняя часть. Волк опустил голову на один уровень с головой голубоглазого, стараясь ухватить то, куда или на что он смотрел, одновременно слушая его речи краем уха. И прежде чем что—либо заметить, Баско учуял посторонний запах, которым кусты были чуть ли не пропитаны. К… Кошка? Да, безусловно, это был кошачий запах. Он немного сбил самца с толку, наводя на мысли о проблеме, связанной со всеми кошачьими, которые в последнее время особо яро стали надоедать волкам. Но конкретно Баса это в данный момент особо не волновало, так что тот лишь осмотрел кусты на наличие владельца запаха и, удостоверившись в его отсутствии, поднял взгляд обратно туда, куда смотрел Лео, и увидел какое-то движение. Присмотревшись получше, он сумел разглядеть оленя. Или по крайней мере что-то напоминающее оленя с того расстояния, с которого за существом наблюдали волки.
- Зайцы зайцами, а там есть что-то покрупнее. Видишь…? – голос Белояра стал заметно тише и серьезней, - Уровнем ниже, прямо возле кустарников. Светлошкурый напрягся, проводя взглядом копытного, пока тот не скрылся под редкой листвой деревьев. Затем, кивнув Лео, двинулся в сторону небольшой возвышенности, дабы занять более удобную позицию для осмотра. Двигался он резво, но легко, а потому бесшумно. Широкой рысцой, обходя всё, что могло издать громкий звук при наступании для него, он довольно быстро взобрался на маленький холм и, припав к земле, нашел взглядом оленя. Затем тот взглянул на черношкурого, проследив чтобы тот не наделал шума, а когда он оказался рядом, указал взглядом на землю, дабы он пригнулся. Самцы оказались на бугре, практически под боком оленя, так как тот заметно замедлился, позволив им обойти сбоку. Хотя и расстояние между ними особо не сократилось, такая позиция была намного лучше предыдущей. Осмотрев его, Бас предположил, что тот либо сильно отстал от группы, либо и вовсе потерялся. Небольшой коричневый олень, по размерам больше напоминающий косулю. Он безрогий и тонкошеий, значит это самка. И что же это…? Прихрамывает? Кажется, кто-то удачно сорвал мясной куш…
Но радоваться было рано. Пусть даже олениха была одна и к тому же ранена, она все равно могла надавать по голове. Конкретно для Баско получить по заднице копытом было не такой уж и большой бедой, ему уже сотни раз так что-нибудь отбивали и ничего, а вот насчет малого тот был неуверен. Он не знал об уровне физического развития Лео, хотя и на вид он совсем не походил на хрупкого волчонка, наверняка ничего сказать нельзя было. Светлошкурый опустил голову к земле так, что почти касался носом травы, и тихо произнёс:
- Она наверняка обессилена, но всё равно нужно быть аккуратным. Будешь помогать? Белояр старался говорить как можно тише, ведь знал, что у оленей до ужаса хороший слух, и они могли услышать даже такого рода шепот. - Если будешь, слушай… – желтоглазый перевел взгляд с Лео на олениху, не отрывая морды от земли, глядя на добычу исподлобья - На рожон не лезь, можешь по голове заработать. Держись сзади и постарайся не получить копытом в морду. Пробуй кусать задние ноги и держись правого бока, не беги прямо за ней... - на этом Баско замолчал, заметив, что олениха начала активнее двигаться. Нельзя было терять времени, ведь она могла уйти слишком далеко. Спуск с небольшого холма был преимущественно пологий и ровный, так что кривоухий даже не заморачивался над поисками другого спуска. Быстро кивнув спутнику, она рванул вперед, спускаясь по бугру большую часть широкими рывками, и перешел на бег уже на подошве. Самка, разумеется, заметила его и сама дала дёру, пусть и не настолько резво, насколько ей, пожалуй, хотелось. Скорость бега волк подбирал под скорость оленихи, стараясь не бежать намного быстрее, дабы не потратить все силы сразу, а заодно и немного вымотать жертву. Но вскоре он всё-таки поравнялся с ней и мог немного сбавить ход, так как самка была ранена, и это сильно влияло на её скорость. Олениха была не особо крупная, немногим больше самого Баса. Он пытался укусить её то за плечо, то за живот, но по каким-то непонятным причинам шкура ускользала от его зубов. Спустя еще пару попыток, желтоглазый сделал рывок вперед и, изогнувшись, попытался ухватить самку за горло или хотя бы что-нибудь в районе нижнего гребня шеи.

Отредактировано Баско (2014-12-21 01:27:49)

0

77

Грохот обваливающихся камней настораживал, но я зачем-то решил медлить. Стоял, выжидал, не меняя своего положения и не давая Мавре никаких знаков. Охотница тоже молчала, я только слышал иногда ее дыхание, когда той нужно было перевести дух. И волей-неволей я подумал о том, что будь здесь Готель, все происходило бы совсем не так. Я мог бы поручиться, что не расслышал бы этого шума и треска через ее эмоциональный разговор.
Мавра может рассчитывать на плюс к карме, когда дело дойдет до серьезных поручений или разделения групп для охоты. Если это не слепой страх или подчинение, а осмысленное сохранение тишины, она далеко пойдет, а я по возможности помогу ей в этом. Если не забуду.
Грязный Балиос возился где-то недалеко, перебирал лапами, от чего камни и грязь еще больше шумели, сильнееосыпались вниз. Я не подошел ближе потому, что сорваться там было невозможно. Мне хотелось сохранить за собой это место, где я стоял до сих пор, такое место, откуда оптимально просматривается ближайшая местность.
Что касается этого молодого зверя, то я был уверен, что он постарается скрыться. А раз этого не произошло, ему и пришлось выходить из тени вот так, поджимая хвост, прогибаясь и надеяться на то, что некогда стайные волки не прогонят его или вовсе убьют.
Его брюхо выгнулось, торчали ребра, ложбины между которыми должны были свистеть при сильном ветре, шерсть свалялась и облипла грязью. Он голодал, шатался по чужой земле и был из числа каинитов. Я смерил его недоверчивым взглядом. Играла во мне паранойя, как и у всякого, кто только недавно занял престол, или же и правда я видел во всем этом дурные знаки, как матерый зверь, но мне пришла в голову мысль. Давно я не видел Комильфо и ее волков. Каиниты живут тихо, не вмешиваются в конфликты, и уж навряд ли пускают шпионов на южные земли. Надо будет поговорить с белой волчицей. Слишком много у меня накопилось вопросов к ней.
- И как, нашел? - спросил я, когда волк почему-то запнулся. олос его звучал тихо, я бы списал это на щекотливость ситуации.
Честно говоря, неприкосновенность границ значила для меня многое. И любой одиночка, который шастает по землям южан и берет то, что считает нужным, в будущем может стать проблемой всего юга. Сегодня это травы, завтра еще что-то, а послезавтра притязания на стаю, которые не будут иметь под собой ничего, кроме жажды власти.
Я открыл пасть, быстро и глубоко вздохнул несколько раз, когда серо-рыжий заявил о том, что кошки здесь нет. Запах целебных трав сильно сбивал меня. Поэтому я и не любил логова ведунов. Побудешь там минут десять, а потом неделю охотиться не можешь. Только и слышишь горькую полынь, сладкий запах полевых цветов и кислую вонь гниющих кореньев. Я резко выдохнул, крутанул головой и захлопнул пасть, чтобы только этот запах перестал бить не в морду. Смотрел на Балиоса недолго, но молчал, уперся взглядом в его голову и вдруг спросил:
- Ты искал кошку на южных землях?
Я не стал говорить о том, что он, мягко скажем, пытался водить меня за нос. Здесь была не одна кошка, и следы той, которая ушла час назад, вели туда, откуда мы пришли. Короче говоря, одна кошка действительно ушла час назад, а вот вторая или даже третья могут бродить где-то поблизости. Я это знаю, Балиос это знает. Моя проблема в том, что из-за его охапки трав я не могу разыскать кошку так быстро.
Бросив взгляд на этот целебный веник, я поднял взгляд на Балиоса. Итак, долгое время он был вне стаи, ходил по этим землям, а сегодня собрал пучок трав и нес его куда-то туда, где часто остается на ночь. Но ему понадобилась кошка, поэтому, не бросая травы, он пришел на медвежий клык, где, под палящим солнцем, рыскал в поисках представителя кошачьих, который или которая одним ударом лапы могут отправить его к праотцам. А оборонялся бы он от хищницы, видимо, этой охапкой благовоний.
Оказавшись перед носом ведуна, я остановился и приопустил голову к нему. Заговорил негромко, вроде бы шутя, но как-то совсем невечело.
- Когда моей сестре шел седьмой месяц, она дурачила меня и то успешнее.
Без пяти минут трехлетка думает, что может обвести меня вокруг пальца, как лопоухого щенка. К концу фразы эта мысль так прочно уселась у меня в голове, что я сам того не ожидая услышал рычание где-то у себя в груди.
Я не придерживался позиции, что кто не с нами, тот против нас. Но и пора было выгонять с земель тех, кто отрекся от стаи. Балиос когда-то говорил, что живет с каинитами, да и им давно пора осесть на своих землях. Замолчав, я прервал рычание и искоса глянул на ведуна. Согнувшийся в три погибели, дрожащий от страха или от ветра, он конечно же не был опасен. И я, честно сказать, даже как-то неловко себя чувствовал, скаля зубы перед более слабым противником. Но делать нечего, назвался атаманом, надо наводить новые порядки и устранять то, что натворили потомки Араклеона, дерущиеся за звания, как переярки за кость.
- Нет, - сухо прервал я его просьбы. Не нравилось мне раболепие, я не привык ни предаваться ему, ни слышать от кого бы то ни было.
- Вот как мы поступим. Ты хотел найти кошку, и ты ее найдешь. Но вместе с нами. Та тварь, что ушла час назад, мне не нужна. Я знаю, что есть вторая и она где-то рядом, где-то затаилась и ждет, когда мы уйдем. И ты это знаешь. Поможешь найти ее, и я провожу тебя до границ.
Единственная причина, по которой я предлагал ему альтернативу, была в том, что эти земли я знал как свои пять пальцев, но не хотел тратить лишнее время на поиски. А вот будь это чужая земля, доверять чужаку было бы апогеем глупости. У Балиоса был выбор, хоть и не очень большой. Но сдается мне, я уже знаю, что он предпочтет.
- Хорошо подумай, прежде чем ответить. Ее жизнь не стоит твоей.

+1

78

Сюда привел Люсьена и его светлошкурую спутницу запах с Оленьих пастбищ. Ведомый им, витязь не забывал об осторожности, осознавая, что обладатель его совершенно точно может оказаться поблизости. Конечно же, Лулу шел исключительно аккуратно, не издавая шума и следя, чтобы их не издавала и попутчица.
- ..Теперь ты понимаешь, в чем дело, да? - после недолгого предисловия совершенно лишний вопрос задает серобокий. Лишний раз рассказал о неком расхитителе могил (самка, может быть, и без Люсьена о нем знала. Лулу взял в расчет то, что сам до сего дня о нарушителе понятия не имел), о том, как Арес поручил ему исследовать восточные границы. Разумеется, речи произносились скромные и тихие, содержали минимум слов и лишь нужную светлошкурой для понимания положения информацию, дабы не показаться болтливым (Лулу, да болтливым назвать? Он скорее гусем окажется.) и не создавать лишний гул. До сей поры Люсьен так и не понял, помнит ли Стелла имя своего новоиспеченного спутника.
Запах становился отчетливее каждые двадцать лисьих хвостов. Носитель его проходил здесь совершенно недавно, максимум часа полтора, а то и многим меньше, назад. Легкое волнение путалось с азартом, и выходило весьма интересное состояние - Лулу бы порыкивал от нетерпения, если б не осознавал серьезность положения. Держать себя в лапах зверю удавалось, и он полностью предался выслеживанию, поглядывая на самку. Кто-то ведь должен не просто следовать рядом, а чем-то помогать, правда?

0

79

Легкое, тонкое телосложение позволяло передвигаться бесшумно, даже если иногда волчица забывалась и наступала на земле с силой, неправильно перенося вес — трава все равно приминалась мягко. Непривычно было двигаться, постоянно держа лапы в напряжении, напруженными (от этого и тело удавалось держать ниже, и добавлялась некая ловкость движениям), потому однажды она на секунду остановилась, скривив и опустив морду (чтобы волк не заметил), потягивая при этом налившиеся пощипывающим свинцом конечности.
Вот оно, значит, как...
Знакомая с физическими упражнениями только благодаря охоте, травница сглотнула, понимая, что не самый лучший компаньон. И что обязательно наверстает упущенное. Сейчас она лишь сделала вдох, и с настроением, не выражавшим особой радости, но и абсолютно не демонстрировавшим усталость, продолжила путь. Она никогда не признается, что бежать стало труднее, да и вообще — жалобы ни к чему хорошему не ведут.
Разграбленная святыня...это ведь не единственная странность, творящаяся вокруг? - кинула мысленный вопрос Стелмария спутнику, поднимая на него взгляд и, с задержкой в секунду, догоняя. Ее пытливый ум если и связал приказание гетмана и развороченную могилу на Холмах, то не вселил ни капли тревоги — ну да, вышестоящие опасаются чего-то, ожидают что-то. Возможно, этот некто случайно и встретится им на пути, да что с того! Всю жизнь в норке сидеть?
…Могла бы подумать травница, детство отсидевшая в норке и теперь страдающая от утренней пробежки. Ветер не мог перебить разыгравшейся жары, но приятно шевелил мех, принося не только короткое удовольствие, но и смешанные запахи. Да, чутье был тем качеством волчицы, за которое она не беспокоилась — не составляло труда определять в смеси нужный и следовать ему, практически не задерживаясь. Это...интересное занятие. Наверное, она бы справилась со следованием по невидимому следу и без Люсьена, на которого, после своей небольшой заминки, практически не глядела — все равно они оба шли в одном направлении. Ей было интересно самой пройти этот путь, пусть и в компании.

0

80

пост не учтен системой

Для Люсьена и Стелмарии
Запах был четким и слегка пугающим - никто из двух волков ни разу не сталкивался ни с чем подобным. Следуя по нему, можно было рисовать общую картину того, как конкретно и в какую сторону передвигается чужеземец. Чем ниже сходили волки по Клыку, тем яснее становился запах. Казалось, что вот! - где-то здесь бродит враг, достаточно лишь только оглядеться и хорошенько осмотреться.

w

0

81

Они миновали хребет Медвежьего Клыка, следуя точно по запаху, и чем ниже с него спускались, тем точнее тот становился. С каждой минутой ход Люсьена становился короче, иногда зверь заинтересованно косился на Стелмарию, якобы: "Ты когда-либо чувствовала этот запах?". Сам серобокий встретил его первый раз в жизни, и, следуя наставлениям разума, сбавлял рысь, делая ее до того неслышной, что вместе они со Стелмарией не производили практически никакого шума, разве что, самого неизбежного. Самец был напряжен - это замечалось по взъерошенному загривку и целеустремленному взгляду, рыскающему вокруг. Страха от серого не исходило, он отсутствовал, и заместо него от витязя шли волны любопытства, силы и желания действовать. Все ближе казался враг - его дух витал меж травинок и ветвей разбросанных вокруг деревец.
Наконец, Люсьен и вовсе переходит на шаг, ближе подходя к редкой роще, устланной травой и испещренной камнями и кустарниками.  Слегка прижав уши ближе к затылку, он озирается, и через секунд десять неспешного шага останавливается и в непонимании оглядывается на спутницу, но ничего не произносит - враг может оказаться слишком близко, чтобы не услышать произнесенных слов. Потому Люсьен молчит и для большей уверенности втягивает воздух носом и даже пробует его на язык, слегка приоткрыв пасть. Определенно, непонятное существо, за которым они со Стелмарией столько брели с Оленьих Пастбищ, где-то здесь. Запах настолько яркий, что дальше по нему никуда не уйдешь - местность им насыщена в полной мере.
Ожидая встречи в любой момент, Люсьен весь обращается в слух, нюх и зрение, лишний раз переглянувшись с светлошкурой спутницей.

0

82

Для такой ситуации она чересчур наивно оставалась спокойной. Да, любопытство гнало вперед, заставляло быстро глазами перескакивать с объекта на объект, а некая неуверенность и отсутствие защиты заставляли съеживаться, но все равно — это как ночью по дальних глухим местам гулять. Ничего не случится ведь! (наверное). А все равно не по себе. Оговоримся — под защитой Стелмария понимала покровительство старших родных — брата ли, сестры. Они не боги, но для ведуньи — сильнее всех стайных воинов. Были...
Ловила взгляд Люсьена — и переадресовывала ему же. Нет, разумеется, никогда подобного не чуяла! Но вдруг это норма? Вдруг взрослые постоянно сталкиваются с новыми запахами и новыми нарушителями, и об этом просто не говорят? Правда серый состайник...он старше...опытней...он просто удивлен наличием запаха здесь и сейчас, а не его новизной, верно? От самца веяло энергией, таким очень тонким зарядом, не липким страхом. Он уверен. И она должна быть уверена — но продолжала осторожно ступать по ведущему вниз склону, делая шаги как на минном поле. Присмирела. Спросить о чем-то хотела, но не смела — догадывалась о том, что сейчас не время, да и слова противно застревали в горле, образуя комочек. Эх, увидеть бы им незнакомца раньше, чем он их приметит — отчего-то Стелла испытывала эстетический дискомфорт от мысли, что их уже заметили и давно за ними наблюдают. Оценивают.
«Ты смотри, как она плетется! Ты смотри, как она прячет дрожь!» - мог бы воскликнуть гость. Сглотнула (но комок не исчез). Эта идея одернула волчицу, вернула особую форму уверенности — называется «будь стойкой назло окружающим». Ведунья легко повернулась на месте, теперь контролируя местность сзади. Хвост ее касался бока витязя, а то спиной идти без ориентира не очень удобно. И от нее может быть польза.

0

83

пост не учтен системой

Для Люсьена и Стелмарии
Пристальные взгляды волков по сторонам не оставили их владельцев без пищи: Стелла различает что-то черное между холмиками. Неподвижное, знакомое по запаху, который так неоднозначно путался с тем незнакомым... Это что-то лежало на земле, вокруг уже скопилось полчище мух. Кажется, этот кто-то погиб - запах крови тоже витал в воздухе, но перебивался ветром. Волкам стоило подойти поближе и рассмотреть место происшествия и жертву непонятных событий, и чем ближе они будут подходить, тем отчетливее увидят в бесформенной куче шерсти тело молодого... наследника, Меровея, с воткнутой меж ребер небольшой палочкой.

w

+1

84

Люсьен все время чувствовал прикосновение Ее хвоста на своем боку, и в миг, когда тот, касаясь серого, стал двигаться активнее, а сама самка напряглась, витязь понял, что та что-то заметила. Тут же подняв голову и навострив уши, даже не успев оглядеться, а только увидев, как Стелмария удаляется от него спешной рысью, самец сдавленно, тихо рявкнул ей вслед: "Стой, полоумная!".
Что за народ эти самки? Сначала вы вместе длительно и кропотливо выслеживаете неведомое существо, вторгшееся на ваши земли, и, вероятно, очень опасное, а потом эта особа без задней мысли, что-то увидев вдали, кидается вперед, сломя голову и совершенно забыв про осторожность. Ну дела!
С опаской оглянувшись по сторонам, Лулу, пригнувшись, пускается вслед за светлошкурой, мысленно проклиная ту самыми извращенными выражениями. Конечно, как только запах прояснился, и витязь догнал самку, сбавившую ход, вся злоба немедленно улетучилась, и на морде самца четко виделось недоумение и ужас. Если бы не самка рядом, Люсьен бы пустил скупую мужскую слезу. Полностью растерянный, он сделал еще один осторожный шаг в сторону тела, покрытого мухами и лежащего на пропитанной кровью земле, на запачканной траве. Люсьен не признается Стелмарии, что еще чуть свыше часа назад, завидев, как Меровей со своими сподвижниками покидали Заячьи поляны, он думал, что присоединится к черномастному при следующей возможности. Где бы он был сейчас, если б отправился за Меровеем сразу? Люсьен не мог сказать ни слова: смотрел на обмякшее тело и палку, странным образом воткнутую четко промеж ребер.
Пятится, прижав уши к темечку, по непонятной причине мотает из стороны в сторону головой, смотря на Стелмарию, явно говоря: "Нет", но что имел ввиду - не осознавал в тот миг и сам.
В нос резко ударил запах, царивший совершенно везде вокруг. Растерянный, самец немедленно оглядывает всю местность вокруг, убеждаясь, что врага нет поблизости. Меровей уходил с достаточным количеством волков, способных защитить друг друга, и сейчас его тело одиноко лежит посреди борозд Медвежьего Клыка, неуважительным образом увеченное. Что стало с юным фаворитом Люсьена? Смерть наступила совсем недавно - об этом  сообщали запахи местности и тот, что исходил от убитого.
Люсьен, напряженный, продолжает всматриваться в местность, проглядывая каждый кустик, вслушиваясь в каждый шорох. Потрясенный, он так и не произнес ни звука - в болящей голове гудели мысли, мешая мыслить здраво. Постепенно, секунд через тридцать, сознание вернулось к Люсьену, и тогда он переглянулся со Стелмарией.
- Это будет лучшим вариантом - прямо сейчас пойти и рассказать Аресу о Меровее? Или у нас настолько крыша съехала, что мы остаемся?
Люсьен и Стелмария, вероятно, к врагу сейчас близки, как никто, но, лишний раз глянув на мертвое тело сильного, крупного самца и сглотнув, серобокий подумал о том, что идея остаться исследовать местность - что-то сродни самоубийству. Любопытно.

Отредактировано Lucien (2015-01-02 19:43:26)

0

85

Медленно ползло время. Предательски медленно. И тихо еще так вокруг, как назло — уж лучше бы шум, гам, но не этой спокойствие, грозящее разразиться бурей.
Вдруг, среди привычных элементов пейзажа, и глаза и нос привлек объект. Глаза - своим темным цветом, контрастировавшим с зеленью, нос - ветер приносил смешанный букет, от которого веяло чем-то знакомым, но настолько смрадным, словно кто-то поленился закопать оленину и оставил ее в дар солнцу. Более энергичные движения хвоста, по сравнению с теми, какие были, могли бы привлечь внимание волка, которого этот самый хвост касался. Уши мигом встали торчком - как и мех. Волнение нарастало, окутывало воздух - вот, их первая находка! Не в силах удержать себя на месте, Стелла двинулась в выбранную сторону, да нет, даже рванула рысью, не дожидаясь реакции спутника. Ее мало волновало, что старший подумает об ее необдуманном поступке, особенно сейчас, когда все вокруг может быть ловушкой, но немного несерьезное отношение к опасности подыгрывало любопытству и эмоциям. Что-то не так, что-то...и уже спустя секунду волчица догадалась, что именно. А позже, с опозданием в секунду, разглядела случившееся получше.
Ужас обхватил горло не сразу - медленно, ласково, но с явным намерением задушить.
- Мр...оей - рванно и сдавленно вырвалось из пасти, больше напоминая на кашель. Отшатнулась. Конечности сковывал не лед, но тоже нечто морозящее, кровь сгущающее - а взгляду возвращалась такая задумчивость, которая внешне напоминает пустоту. Отшатнулась еще на шаг, и еще. Лапы держат, но тело ходит ходуном от каждой кочки. Стелмария хорошо помнила запах сына Вальда, игру молодых мышц под темной шкурой — теперь это все...ненастоящее, поруганное. Противно, горько и обидно. Плохая шутка! О, как она не вовремя! Дрожь пробежала по спине, по телу, плохо прикрытая общим ступором.
Ошибка, ошибка...
Так не случается в жизни. Так не вовремя все не случается. Но нет — перед ней действительно наследник. Не гореть теперь его зеленым глазам, и клыкам не вгрызаться в горло поднявших лапу на его род. Не вести ему теперь волков, если только, как могли бы пошутить последователи Тараса — в могилу.
Тарас! Арес!
Испуганный взгляд подняла она на Люсьена — "что ты, нельзя к ним! А вдруг, это...их проделки?"
Так, соберись, Стелмария, дочь Оренды, поскулить ты успеешь всегда. Бирюзовые глаза мгновение изучали лежащее неподалеку тело, оценивающе, вдумчиво. Затем ведунья приблизилась к поверженному, нависнув над ним.
Мухи слетаются, когда начинается разложение тела. Жара ускоряет этот процесс, но все равно должно пройти время. Значит, не только что это произошло. Не дошел он до своих волков, не повел их прочь с полян, - рассуждала самка, быстро и увлеченно осматривая Меровея, не брезгуя касаться его шерсти, пасти, конечностей, при это ни разу не поморщившись.
Это не был неожиданный сбой внутри, возможно, перед этим волк либо бежал, либо дрался. Но...что это? - она приметила палочку, торчавшую в груди темношкурого. Странная она — слишком гладкая для ветки и...Конечно, инородный предмет мог спровоцировать смерть, порвав легкие, задев сердце, но это как нужно было налететь на него или как бежать через кусты, чтобы от скорости не спасли ребра! Нахмурившись, волчица попыталась достать палочку из тела. А еще этот запах, второй, сильный и чужой — уж неужели лоси теперь так мстят волкам?
Хоть бы Люсьен был настороже...

Отредактировано Stelmaria (2015-01-02 14:41:26)

+1

86

пост не учтен системой

Палочка и впрямь была гладкой и ровной, но судя по всему, уже где-то и кем-то использованной не один раз - дерево было потертое, темнеющее к низу. Сверху палочка была украшена орлиными перьями, буквально врезанными в ее основание, и на ней все еще оставался запах неизвестного существа. Поддавалась движениям Стелмарии она с трудом, жадно цепляясь за порванные мышцы и выплескивая из раны темную, еще пока теплую кровь. Морда погибшего наследника замерла в испуганно-злобном выражении, глаза-стеклышки бесчувственно смотрели вперед, из чего можно было сделать вывод, что убийца мог находиться на расстоянии.

Примечание: дальнейший отыгрыш будет зависеть от действий персонажей.
w

0

87

Обстановка напряженная, Люсьен, все еще пребывая в смятении и ужасе, но пытавшийся с ними бороться, замер, полностью обратившись в слух, нюх и зрение. Витязь краем глаза заметил, как Стелмария потянулась к телу Меровея, чтобы достать палочку меж его ребер. Шерсть на загривке серобокого не опускалась, напряжение, пульсирующее в его жилах, говорило о готовности защищаться в любой момент.
- Наблюдай. - не то приказ, не то просьба, но коротко и сдавленно сказал Лулу, сделав полуоборот в сторону Меровея. Серобокий сам хотел поближе рассмотреть, что стало с наследником. После того, как Стелмария заняла пост смотрящего, витязь подошел к черному и едва подавил дрожь. Опустив голову ближе к телу, внимательно и в минимальное время изучив его, самец растерянно глянул на Стелмарию. Люсьен, право, был поражен, настолько, что чувствовал страх и не был уверен в том, что сейчас следует предпринять: он увидел, что за палка торчала из тела Меровея, и, осознавая, что никогда не видел ничего подобного, сглотнул. Особенное непонимание вызвали перья на одном из концов потертой палки, и то, что они более всего пахли тем неизвестным существом, по чьему следу Люсьен со своей спутницей следовали. Серобокий чувствовал себя до крайности паршиво: он отметил, что взгляд павшего обращен вдаль, что на теле отсутствуют укусы, которые бы могли пахнуть тем же незнакомым убийцей. Вывод? Он безумен: наследник не был убит в бою, а палка не была помещена в его грудную клетку после смерти. Люсьен не знает такого способа убийства, который поражал бы жертву с расстояния. Разве что, какое-нибудь доселе никому не известное заклинание магическое, но эта мысль до того абсурдна, что Люсьен решил, что не будет ею с кем-то делиться, дабы не показаться полоумным.
- Отлично, тело уже мухами покрыто, а запах этот смерть, какой свежий, - гробовым голосом заявил Люсьен, прижав уши к затылку. - Бери палку и уносим лапы.
На последней минуте от серого перестал исходить запах страха, он, казалось, погрузился во мрачное спокойствие. Во взгляде, до сих пор напряженном, стало больше твердости и гораздо меньше паники, если не сказать, что та исчезла совсем. Если не взять себя в руки, то можно покончить так же, как Меровей. Не правда ли?

Отредактировано Lucien (2015-01-02 20:50:34)

0

88

Те, за кем она пытается следовать, исчезают из этой жизни.
Это звучит несколько самонадеяно, но, по горькой иронии, так происходит раз за разом. Совпадают только фазы луны, запахи трав и...проклятья. Если еще раз произойдет такое, волчица примет это не как случайность, а как данность.
Зачем ты так с нами, - опустила она голову к шее павшего, на последок вдыхая его запах, ловя уходящее тепло. Не услышит ее слов, не узнает мыслей - но за его величием Стелла все еще готова была следовать, словно смерть только наложила неприятную картину, а сам Меровей сейчас рядом, в этом солнечном воздухе. В прошлый раз, когда Она забирала сестру, все было похоже - напряжение, страх, сковывающий ужас, пустота, а за ними - удивительное спокойствие. Эмоции сгорают, хирурги не испытывают жалости к пациентам. Обреченные жить порой не в силах больше вместить всех потерь.
Приказ вызвал негодование, взорвавшееся в груди и больно цапнувшее по ушам, однако самка догадалась заткнуть свой беспокойный дух за хвост и лишь сжала зубы, отворачиваясь от тела. Темно-красные капли крови так неестественно украшали ее подбородок, их наличие ведунью ничуть не смущало.
Тебя никто не забудет и не заменит никто.
Необычно. Возведя глаза к небу, на много оттенков отличавшееся от ее глаз, Стелмария впервые для себя открыла его глубину. Ее не найти ни в воде, ни в минеральных камнях, лишь там, где высокие пещеры из материи, похожей на твердый шелк, замыкают своды над головами живущих (хищница не знала о таких понятиях, как "космос" или "атмосфера"). Живущие верят в свою защищенность, прячутся в норы, доверяют деревьям, но все это так мало, и так похоже на нелепые преграды, если сравнивать с океаном, доступным лишь птицам. Вдох. Легкие стали больше, больше, больше пустоты внутри! На ее морде - пунцовое знамя, кровь нескольких незыблемых великих поколений. Скалы должны падать с грохотом, а не незаметно рушиться в тени. Все глупо, неправильно, быстро. Плохая пьеса для плохого театра. Глаза жгли бесконечность, внутри закипал странный холод - злоба к несправедливости.
И вновь команды. И вновь нужно что-то делать. Все подряд укажут лишь на ложный след, для таких случаев есть собственный расcудок. Палка идеально вошла в мышцы, порвав минимальное количество тканей - форма и мощь позволили это сделать. Перья...о, белки умелицы не только до красок, эти маленькие зверушки с их маленькими лапками могут быть хитрее, чем кажется на первый взгляд. Запах сильно цепляется за оперение, возможно, убийца использовал его для того, чтобы скрыть собственный (как охотников учили отбивать запах в ветреную погоду). А далее - дело техники. Позволить загнанному отупиться, попасть в ловушку, не увернуться от даже пускай заклинания - и вот, кушайте на здоровье, несчастный случай.
- Чтобы потом поверить в то, что нам скажут убийцы?! -  переступила она одной лапой через тело, словно давая понять, что не бросит его. Сверкнувшие искры в глазах да уверенный, хоть негромкий, голос ничуть не делали волчицу лишь нахохлившимся переярком - серьезности учила сестра, о стойкости подсказывало время. Иногда его уроки делают взрослее. Что, она может полагаться на Люсьена? Чтобы и его потом также лишиться? Как веет от него смутой, разве по шаткому мосту можно идти?
- Нужно скорее отнести его к предкам. Нужно скорее разыскать Тараса или...кого-нибудь- еще тише, мыслей слишком много, за ними не уследишь, - мой долг как травника - последний ритуал. Не бойся, я под лапы смотреть умею,- с этими словами она подобрала палочку и повернулась в сторону, из которой дул ветер. Ловя носом тонкий незнакомый запах, Стелла жаждала учуять его вновь, найти его более сильный источник - что-то же должно было его оставить! И не моргала лишний раз. Она двинулась в сторону кустов, и это помогло убить двух зайцев - на них росли ценные необходимые плоды и переплетение веток создавало щит. С другой стороны, со спины - состайник.
Не верьте сказкам. Никаким. Даже  с о б с т в е н н ы м.

Отредактировано Stelmaria (2015-01-02 23:06:14)

+1

89

пост не учтен системой

Примечательно, что палочка была воткнута в тело Меровея концом, увенчанным острым твердым наконечником, что, скорее всего, и не позволило Стелле сразу вытащить предмет из груди наследника. Длина палочки была большой, около 50 сантиметров, добрая половина которой была измазана в крови.
Запах незнакомца сбивался, его явно не было рядом, да и, скорее всего, сама палочка была источником этого запаха. След убийцы, несомненно, был, его можно было почувствовать, но нельзя сказать точно, как именно двигался его владелец: с Медвежьего клыка на Пастбища или наоборот? Так или иначе, запах спускался с Клыка к самой Вороньей роще. Создавалось впечатление, что враг был здесь не просто так и не просто так убил Меровея.

w

0

90

Ох, Боги, что за народ эти самки! Волчица переступает через тело Меровея, показывая, что не оставит его здесь. Ну, серая, твоя взяла.. Люсьен, пряча возмущение, отворачивается от соплеменницы, вновь обращаясь в слух, попутно размышляя о том, что, все-таки, Стелмария имела ввиду под "нужно скорее отнести его к предкам". Она действительно собирается делать это прямо сейчас? Что ж. В голове даже промелькнула мысль, что сегодня умирать было бы на редкость легко. Правда, смерть не совсем входила в планы этого дня. И тут же зверь фыркнул, отказываясь от таких размышлений.
Затем мысли обратились в другое русло: в голове возник образ палки, которую Стелмария вытащила из тела Меровея. Всеми богами клянясь, Люсьен будет готов говорить, что никогда не знал никакой подобной вещи и даже не имеет понятия, кто, зачем и - главное - как эту штуку сотворил. Особенно в недоумение привели удивительная гладкость ствола и твердый наконечник, верно, намеренно наточенный.
Совершенно непонятно Люсьену и то, как оказался Меровей в таком месте спустя примерно час после того, как они виделись на Заячьих полянах, и черношкурый уходил в обществе своих многочисленных последователей. После еще шло время, пока Арес отдал приказ, пока Люсьен добрался до Оленьих пастбищ и встретил там Стелмарию, пока они сюда добирались.. Что могло подтолкнуть наследника вскоре покинуть своих сторонников и отправиться сюда? Если не расспросить членов его новосозданной "стаи", то ответить на этот вопрос возможности, скорее всего, не представится. Обязательно, - подумал серобокий, - нужно отыскать кого-нибудь из последователей Меровея. Но где сможет Люсьен найти Виновницу, или, скажем, юного Джонатана? Серобокий не до конца уверен, что "предатели" (каким, впрочем, и сам собирался стать без всякого зазрения совести) с чего-то вдруг решат примкнуть к Южному Берегу вновь после смерти предводителя. Уж скорее изберут нового главаря и продолжат путь вместе с ним. Если, учитывая странную смерть Меровея, вообще остались в живых.
Во всяком случае, Люсьен не станет лезть на рожон и отыскивать сторонников мертвого принца без соглашения на то старших волков.
"Мертвый принц". Он так спокойно лежал на пропитанной его собственной кровью земле.. Люсьен не смог смотреть на его тело и четырех секунд - отвернулся, зажмурившись, и вновь продолжил дозор. Серобокому бесконечно жаль о смерти черношкурого.
Спустя какое-то время, оглянувшись, Люсьен замирает, наблюдая за Стелмарией.

Отредактировано Lucien (2015-01-03 21:34:35)

+1


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Медвежий Клык