Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Медвежий Клык


Медвежий Клык

Сообщений 31 страница 60 из 139

1

http://fc01.deviantart.net/fs50/f/2009/305/e/5/e5daa5a07c398c13a7a6b052d2347ca7.jpg
Небольшое взгорье было названо подобным образом из-за схожести в своей дугообразной форме. Покрытый травой, кустами и деревьями, Клык является пастбищем для многих копытных, и именно здесь чаще всего можно заметить охотящихся волков.

Ближайшие локации:
- Воронья роща (Даэрис)
- Оленьи пастбища (Даэрис)
- Памятные холмы (Даэрис)
- Разломы (Даэрис)
- Предгорье (Даэрис)

0

31

----------- Алтарь

Что-то происходило недалеко, на Медвежьем Клыке. Фараон, на самом деле, пошел бы домой, но дома могла быть Лира, да еще Вальд, а наследнику видеть вожака было охота меньше всего. Если с его дочерью Фараош еще мог как-то справиться (да еще и этакая любовь детства), то перед Вальдом переярок появляться не желал. Пока что. С одной стороны он страстно хотел исполнить свою задумку, но с другой здравый смысл останавливал и пытался навести Фарика на мысль, что все это может быть ему совсем не нужно. Что конкретно выбрать из двух зол, Фараону еще предстоит решить.
А пока он неторопливо рысил по Клыку, прислушиваясь и выискивая то, что его привлекло. Совсем внезапно для него, мимо проскочила белая волчица, морда была ее недовольна, и то мягко выражаясь.
- К... Кудуру, - едва узнал в пронесшейся на всех парах состайницу Фарик, и застопорился. - Эй, куда ты? Что произошло?
Но кричал переярок уже в пустоту - волчица исчезла, словно ее и не было вовсе. Ничего не понимая, черный развернулся и продолжил путь, в надежде найти то, что заставило Кудуру пробежать мимо, так и не обратив на него (его! будущего альфу!) внимания.
Вскоре волк увидал что-то впереди себя, запах подсказывал, что это был кто-то еще из своих, и прибавил темп. Ничего, собственно, интересного на место событий он не увидел, кроме как Константина и рыси, которая... пыталась заполучить добычу - видимо, Кудуру поймала...
- Эм, что стряслось? - Фарик, осторожно подошел к состайнику, очень строго глядя на притаившуюся кошку.
Тело напряглось в ожидании нападения, но волк был просто преисполнен храбрости и вовсе не боялся, что рысь решит напасть сразу на двоих превышающих ее по росту и силе хищников.
- Уходи! Не твоя добыча, - самоуверенно сделал шаг в сторону Фарик, прижав уши и чуть ощерившись.

Внимание!
Среди камней и взгорий тебе на глаза попадается яркий блестящий камушек, используй находку для изучения заклинаний.

+1

32

Чаша весов и благосклонность судьбы призрачно улыбнулась Фарте, но лишь на мгновение, поскольку к месту событий подтянулось еще двое волков, которым молодая рысь совершенно не обрадовалась.
Злорадно прошипев Кудуру на прощанье многозначительное,
- Туда тебе и дорога... - кошка осклабилась, провожая растворившуюся в сумерках фигуру волчицы, и распираемая чувством собственной значимости и деловитости, осталась на месте, явно не желая уступать намеченную добычу. Молодо - зелено, что и говорить.
Сидя в своем укрытии, Фарта лишь недовольно сверлила пристальным взглядом желтых глазищь - чужаков, конкурентов, соперников, но не упускала так же из вида олененка, что жался к оленю-вожаку и обессилено ковылял рядом с ним. Знай она чуть раньше, что неподалеку лежит туша уже убитой жертвы, то она не медля бы поборолась за легкую наживу с белошкурой волчицей, но сейчас вступать в откровенную драку не хотелось, все же волки представляют опасность, когда собираются не по одиночке.
Навострив уши, рысь уловила рычание в сторону своей персоны и лишь презрительно фыркнула, не считая нужным будоражить шерсть и громко импозантно шипеть, но поскольку язык работал вперед мозгов, такова уж кипучая молодая кровь, то не сдержалась и едко ответила молодому кобелю,
- И не твоя тоже! Боюсь, что до своей ты еще не дорос!
Конечно назвать Фарту сильной, могучей и большой было бы сложно, но как истинная охотница, чувствующая за собой силу, скорость и верткость, она была достаточно самоуверенна и возможно несколько влюбленна в собственное "я", а потому возомнила, что ни что и ни кто ей в этом мире не помеха. Нападать она не стала, да и глупо это, а глупой кошка отнюдь не была, по крайней мере в таких глобальных вещах.
Тихо, но в то же время почти молниеносно, кошка отпрыгнула в сторону, прекращая зубоскальство, поскольку увидела, что олененок вместе с оленем - отцом удаляются, а терять такую добычу сейчас было не в ее планах. Не попращавшись и решив, что чинить преграды ей волки не станут, она крадучись последовала за парнокопытными.

Rp

+1

33

Кудуру ещё раз обозвала рысь не лестными словами. Константин заметно помрачнел. Пока его нету и он ничего не знает, хоть кишки по веточкам развешивайте, а к его приходу снова ничего быть не должно. Да, ему нравилось успокаивать и приободрять нуждающихся, но это работа с личностью, а не с разрешением конфликта! Тут он просто терялся, особенно, когда ему не давали даже встрять.
А ещё то, как белая спешно ретировалась. На неё это было непохоже (а волк знал повадки почти всех, кроме, разве что, альфа-семьи) и это ещё больше печалило самца. Она бы тут так и стояла с этой пятнистой кошкой до утра, если бы не что-то, ранившее её. Пока что добытчик не мог даже предположить причины срыва.
Незаметно подоспел Фараон. В такой темени его было не заметно с особенно яркой Кудуру. Наследник, видимо, поспешил разузнать в чём дело. Константин посмотрел на подростка, стараясь придать своему своему взгляду как можно больше уважения. Фарик был многим выше волка, и это всегда заставляло второго улыбаться.
- Кудуру и эта вот поцапались, - вздохнул Константин, - теперь вот я вернулся за нашей добычей. Шадоу, Лионеллы и моей, да. А тут вот это, знаешь как я не рад? Во-первых, эту кошатину прогнать надо, потом найти Кудуру, вдруг с ней что случилось, затем оттащить добычу к логову, потом или сейчас решить, что делать с оленёнком. Днём по нему было заметно, что он не выживет, одна из охотниц хорошо его потрепала. Вы же мне поможете, наследник?
Константин разразился непродолжительной тирадой. На деле он бы высказал ещё и свои переживания, но догадался, что это немного не то, что хотел бы услышать сын Викториона. Пришлось сократить. А ещё он вовсе не боялся, что кошка что-то услышит.
- И не твоя тоже! Боюсь, что до своей ты еще не дорос! - резко ответила кошка на предупреждение волка. Константин медленно и осторожно покачал головой, понимая, что сейчас будет. Молодой волк отличался высокой самооценкой, которую, по его, Фарика, мнению, все старались занизить.
Добытчик решил не лезть в разборки молодёжи (будь рысь волчицей, эти двое быстро бы увидели себя друг в друге!), а проследить за самцом-оленем и его недобитым ребёнком. Он обогнал кошку в её стремлении подобраться к копытным поближе, стараясь не срываться на рысь. Тихо, шагом, потихоньку...
Волк выдохнул и почуял гнилостный запах. "Не сейчас, не сейчас, пожалуйста!" - взмолился он и стал глазами выискивать хоть пару бутончиков цветка. На деле ему бы хорошо скушать пять-шесть, ведь с возрастом он стал наблюдать странную тенденцию к повышению "дозы". Эх, а ведь деткам вообще его чуть ли не на три части делят...
Вскоре волк заметил практически распустившийся цветочек. Почти пришла ночь, скоро юные травники пойдут собирать растения. Чёрный метнулся к цветку, и быстрым движением отделил бутон от травы. Пока происходил процесс пережёвывания, Константин рассматривал пучок травы, практически ничем не выделявшийся из остальных. Вот так вот, было чудо и нет его. "Интересно, тут ещё что-то будет, из этого пучка? Ведуны знают..."
Почувствовав облегчение, черношкурый вновь приблизился к оленю и перегородил к нему доступ своим телом. Хотя, что для рыси неуклюжий волк? В мгновение ока Фарта могла преодолеть такую немудрёную защиту. Волк распушился как мог и громко зарычал. Во-первых, он хотел испугать оленя, а во-вторых, оказывал какую-никакую помощь Фараону в запугивании рыси.
Пока что Константин не решался завести с рысью разговор, так как не был уверен, что ещё и наследник не обидится на него за перебивание и несвоевременное появление.

Отредактировано Константин (2014-03-12 20:22:08)

0

34

Темнело. Сумрак окутал своей пеленой землю. Моя шерсть отчётливо выделялась, особенно при тусклом свете луны, который давал отблеск серебра на моём теле. А глаза... В ночи они становились ещё более яркими. Насыщенно голубыми, словно их заряжали неимоверной световой энергией. Я сощурила их и пригнув голову продолжила наблюдать за происходящим. К месту событий подоспел Фараон - наследник на трон. Константин же решил заняться рысью, при этом, скорее всего, он снова не хорошо себя чувствовал, раз ему пришлось рыскать и выискивать что-то в траве. Я стояла достаточно далеко и единственное, что мне оставалось именно сейчас - наблюдать за их силуэтами.
Чего же я ждала? Пока небо хотя бы немного затянет тучами. Так я не слишком буду выбиваться на общем фоне, поэтому мне и пришлось притаиться, ничего не поделаешь. Но у меня было достаточно времени порассуждать над тем, что мне стоит сделать и как дополнить свой план.
И вот, свершилось! Свинцовые тучи прикрывали свет восходящей луны. "Пора..." - я вздохнула и кивнув головой, словно сама с собой соглашаясь, пригнувшись ринулась бежать в сторону, где был Константин и рысь. Я пригибалась, скрываясь в гуще травы. Мои шаги были практически не слышны. Я уверенно шла к цели. Час настал. Надо действовать.
Константин перегородил нахалке дорогу. Я оказалась достаточно близко, что бы исполнить свой план и вполне далеко, что бы меня не заметили. Мне осталось только высчитать траекторию финального прыжка. Я прислушалась к звукам, которые окружали меня и для полной уверенности мысленно повторила: "Давай, Кудуру, у тебя всё получиться! Покажи, кто здесь хозяин!"
Раз... Два... Три... Вдох... Выдох... Действуй!
Я сорвалась с места и побежала. Я бежала так быстро, на сколько я способна. Три секунды и я у них перед носом. 
Может, я и совершу глупость, сделав это и не сумею отделаться парой царапин, но я ни кому не позволю унижать себя и свою стаю.
И вот, долгожданный момент. Доля секунды. Прыжок. Я на скорости сбила кошку с лап и повалившись вместе с ней на землю, отлетела в сторону.

аннулировано

Не дав когтистой очухаться, я прижала её всем телом к земле и издала настоящий рык. Я зарычала! Я никогда так громко не рычала! Обычно это был тихий несерьёзный рык подростка. Видимо, посодействовал адреналин, поступивший в кровь.
- Пришло время кое-кому подрезать гнилой язык! -  прорычала я. - Никому, слышишь, никому я не позволю оскорблять себя и свою стаю!
Моё терпение лопнуло. Сейчас, именно сейчас, я была сама на себя не похожа. Вся растрепанная, с глазами полными ненависти, я не отводила взгляда от глаз рыси, пытаясь уловить и учуять страх, который дал бы мне большую силу. Я просто обезумела. Сошла с ума. Я хотела показать, кто такие волки. Я наклонила морду и уже была готова вонзить клыки в глотку ей, но... вовремя опомнилась и, ударив её задними лапами в пузо (надеясь, что этот удар удалось нанести с силой) , я отскочила, остановившись и отдышавшись. Я даже думать забыла про то, что кроме меня тут есть ещё волки. Я пришла в себя и молча взглянула на Константина. Он явно будет осуждать мою выходку. Но тут же я повернула голову и сурово обратилась к нахальной Фарте:
- Или убирайся, или продолжай бой! - ой, Кудуру, до добра тебя такой пылкий нрав явно не доведёт...

текст, занесенный в спойлер, из поста аннулируется - на пост дается только одна заявка с попыткой к действию

+1

35

Взрослый волк перекрыл дорогу рыси. Кошка не обратила внимание на опасность в виде белой волчицы, так как была отвлечена волком,  в итоге рысь и белая охотница оказались на земле, без повреждений.

P

0

36

Выслушав своеобразный доклад Константина, Фарик задумался. Надо вести себя как подобает альфе, и не дай Расуэль облажаться - засмеют же потом. Хотя почему-то было у него подозрение, что его не воспринимают всерьез... Что если правда он тут никому не нужен и в вожаки его никто не ждет? Черный отвел глаза в сторону, но старался не выдавать своей задумчивости и даже некоторой растерянности. Взглянул на олененка, прижал уши.
- Лучше бы мальца убили, чем мать, - осужденно и хмуро проговорил переярок. - Отец не даст теперь его убить.
Да, к охоте на здорового крепкого оленя, да еще почти ночью, Фараон не был готов.
Кошка, меж тем, видимо, была другого мнения, она выплюнула дерзкую фразу в сторону наследника и отправилась следом за копытными, в то время как Константин перекрыл доступ кошке к уже убитой добыче. Вдруг передумает.
- А ну! - совершенно спонтанно вылетело из Фараона, и он стремглав кинулся вслед за кошкой, пытаясь ее обогнать и не пустить ее к олененку и его отцу. - Вон пошла! Иди лови своих зайцев, не твоя добыча, сказал!
Его загривок распушился, голову переярок опустил пониже, оскалился... И тут внезапно кошка оказалась на земле придавленная белошкурой состайницей. Ошарашенный Фараон отпрянул на полшага, непонимающе глядя на развернувшуюся баталию, но в глубине души он почему-то был рад тому, что у оленей появилось время, чтобы уйти. Что-то жалостливое проснулось в Фарике, и он, развернувшись, громко рявкнул в сторону копытных:
- Бегите! Уходите отсюда!
За это его, естественно, по голове не погладят, однако, и ему есть что сказать в ответ. Мама всегда говорила, да и более опытные охотники всегда говорили, что выбирать в качестве жертвы нужно самое слабое или больное животное, а тут... здоровую завалили, да еще и мать. Сглотнув слюну, Фарик перевел взгляд на Константина. И взгляд этот был недовольным, осуждающим, презрительным. Мертвую олениху уже не вернуть к жизни, но охотники, убившие эту беднягу, явно нарушили правила охоты. За что был в ответе вожак. Снова все сходится к Вальду...

+1

37

Фарта осторожно кралась за предполагаемой добычей, скрываемая сумерками, однако пару плотоядных взглядов она соизволила все же метнуть в сторону уже укокошенной волками добычи, но видя как один крупный кобель очень отчетливо загородил тушу своим телом и многозначительно оскалил клыки, решила не гнаться за "двумя зайцами", а потому от первоначального плана решила не отступать. Презрительно сощурившись и фыркнув, выказывая полное пренебрежение, рысь отворотила свою косматую мордаху  и уже целенаправленно устремилась за оленем и олененком, в мыслях высчитывая способ нападения и загона.
Фарта была уже достаточно далеко от взрослого кобеля и уже почти забыла про прецедент, как вдруг, обгоняя ее, прямо можно сказать перед самым ее носом, обрисовался переярок, взвинченный, гневный и явно вознамерившийся помешать ее охоте.
- Да ты,.. ты... шакал недобитый! - зашипела рысь подбирая бранные слова, сверкая очами убийственно, ставшими круглыми, темными и словно прожектора горящие в тусклом свете зажигающихся звезд.
- Пошел прочь с дороги или тебе еще раз повторить, что до свей добычи ты не дорос? - иронично, с желчью в лилейно-сладком голосе пророкотала Фарта, оголяя ровные, белые кинжалообразные клыки и выпуская когти. Шерсть ее сейчас топорщилась вдоль хребта словно груда иголок, обрубок хвоста недовольно подрагивал, и казалось, кошка готова прыгнуть на обидчика, чтоб исполосовать того в клочья. Однако и на этот раз рысь ждала неудача, поскольку откуда не возьмись, появилась белошкурая волчица и впечаталась со всего разгону в ненавистную ей особу. Инстинктивно, Фарта среагировала на звук, все же уловив приближение, а потому, Кудуру удалось лишь выбить рысь из равновесия и то на короткий момент, потому как кошка, перекувыркнувшись, словно пружина тут же вскочила на лапы, быстро и грациозно, а затем, не выжидая ни секунды, с легкостью и точностью, присущей кошачьим, сделала прыжок в сторону Кудуру, выбросив вперед чуть растопыренные передние лапы с выпущенными когтями, норовя зацепиться за живое тело волчицы, чтоб потом уже не размыкать опасных объятий. При условии что волчица не могла далеко отлететь от рыси, нападение могло бы получиться, на это Фарта и рассчитывала, и еще на то, что сил у нее должно было бы быть поболее чем у юной волчицы, поскольку кошки как правило сильнее в одиночку, но это были ее домыслы...

Рык Фараона заставил оленя - отца остановиться, развернуться, замереть, чуть склонив ветвистые рога для самозащиты, но видя что хищник не нападает он готов был пойти дальше, но вот беда, детеныш совсем ослаб, он уже еле-еле переставлял ноги, измученный от тяжелых ран. Поэтому продвижение вперед происходило очень и очень медленно.

Rp

0

38

офф

Костя перекрывал доступ к живым оленям, ну да ладно ><

Белая вспышка, молния... Кудуру с лёгкостью повалила рысь на землю. Волчица и кошка были одинаково взлохмачены и злы друг на друга. Константин опять увидел в двоих родственные души, а ещё - котёнка и волчонка. Маленьких, играющих, поссорившихся из-за какой-то мелочи. Но чёрный понимал, что это не так, и что рысь - вполне взрослая, может немного подросток, она она пришла продлить свою жизнь. Кудуру просто была каким-то воином-одиночкой, у которого нет напарников и смысла, он скитается по землям и отстаивает свою честь в поединке. Константин всерьёз задумался о том, что творится у белой в душе.
- Бегите! Уходите отсюда! - послышался отчаянный крик Фараона. У черношкурого болезненно сжалось сердце. Неужели всё так плохо, неужели настало время эволюционировать? В детстве Костя был примерным мальчиком, который старался не притрагиваться к мёртвым животным. Затем за его перевоспитание всерьёз взялась мама. Волк-вегетарианец не мог существовать в природе, и Константин недоедал. Тогда ему методично начали вбивать в голову, что он - волк, ему свойственно убивать. Да, он презирает любой непорядок и насилие, но даже принимая такую точку зрения он остаётся хищником. И убийство ради жизни - единственное, на что он должен закрывать глаза. И самец привык, что любая его охота совершенно оправдана, что ему можно. И что никто в таком случае не должен и не может смотреть на него презрительно.
Но Фараону можно. Он - "царская семья", ему можно делать то, что душа возжелает. У него свой фундамент жизни, заложенный альфийским образом жизни. Так, как того требуют их порядки.
- Он.. ни... далеко не уйдут.. - тихо выдохнул добытчик. Из-за возни Кудуру и Фарты слышимость была отвратная. Чёрный не понимал, что ему делать. Он бы мог всё решить словами, он бы мог приложить героические усилия и заставить всех забыть об оленях. А сейчас неясно - гнать злополучных травоядных или помочь Кудуру прогнать кошатину. Душа Фарика или шкура Кукус... Чертовщина.
- Лучше помочь Кудуру, - неуверенно вставил свои "пять копеек" самец. Подождав некоторое времяф, он направился к сцепившимся подросткам и, выбрав наиболее удачный момент для атаки, подскочил к борющимся и попробовал ухватить Фарту за загривок.

Внимание!
Среди камней и взгорий тебе на глаза попадается перо павлина, используй находку для изучения заклинаний.

0

39

Рысь не смогла намертво вцепиться в Кудуру, лишь задела волчице плече, от чего той стало дискомфортно. Тяжелые когтистые лапы нанесли порез плечу волчицы. Воздух попадая в рану, заставлял её побаливать.
Через какое-то мгновенье появился черный волк, которому не удалось поймать рысь за загривок в полной мере, так как та была в движении, он лишь прикусил шею кошки и в его пасти осталась её шерсть.

Р

0

40

Если бы все было так просто... Фарик обернулся на оленя-вожака, тот заколебался, не понимая, что ему хочет сказать переярок. Сам наследник пытался осознать, правильно ли он поступил, не будут ли его за это осуждать? Меньше всего ему хотелось выставить себя дураком, несмотря на то, что Фараон тщательно уверял себя, что совершил благородный поступок. Только вот что делать с олененком? Только сейчас переярок заметил, что тот был ранен - он едва двигался. Это ничегоне вызывало кроме... жалости. Да, Фараон был хищником, употреблял подобных животных в пищу, но... он никогда бы себе не позволил убить кормящую олениху. Какую-нибудь старую, хромую и больную, но не с маленьким олененком.
Черношкурый сделал шаг в сторону копытных, с сожалением глядя на оленишку, потом перевел взгляд на отца.
- Прости, - чуть с хрипотцой проговорил ему олень, голос дрогнул, и после полный отчаяния Фараон, сын правителя Южного Берега, ринулся вперед, на крепкого самца, пытаясь отпугнуть его, заставить его сбежать. - Уходи! Он не жилец уже!
Он не хотел оборачиваться, но ему стоит убедиться, что олень оставит погибающее дитя и уйдет прочь. Стоит научить потом этих добротных охотничков, что жертву сначала нужно выбирать, а не кидаться на первую попавшуюся.
Обернувшись на развернувшуюся баталию за спиной, волк недовольно взглянул на всех троих.
Казалось бы, отпустить кошака, да и всего делов, но нет. Фарик ей еще не припомнил оскорбления.
- Скажу тетке, пусть разбирается сама, - вслух решил черношкурый и еще раз глянул на оленью семью.
Все равно им уже ничем не поможешь. Фыркнул:
- Сам ей помогай, - и рванул прочь, на поиски самого нелюбимого - альф.

--------------- выведен

офф

считать, что персонаж покинул границы стаи, так ничего никому не передав

0

41

На фоне разворачивающихся событий, в тусклом свете ночных светил, отец-олень и его маленькое чадо старались уйти, уйти от ненавистных хищников, но малышу не хватало сил. Олененок обескровленный, измотанный и уставший пошатнулся на тоненьких ножках и упал. Отец - олень безуспешно подталкивал его своей широкой мордой, призывно мычал, но кроха медленно умирал.         
Искорки жизни погасали в его больших, чистых, темных глазах и ни кто не в силах был изменить его судьбу. Храбрый родитель до последнего защищал своего отпрыска, до последнего вздоха, являя миру пример жертвенной любви, но смерть победить он, увы, не смог. Тяжело вздохнув и уставившись на Фараона укоризненным взглядом карих миндалевидных глаз, он еще чуть-чуть постоял, словно оплакивая тельце несчастного малыша, затем развернулся и высоко поднимая ноги пустился бежать в густой лес. Теперь ему предстояло найти свое стадо, которое ушло наверняка далеко и которое так же самоотверженно нужно было защищать.

Rp

0

42

Мы упали на землю. Я и рысь покатились, подняв столб пыли в воздух. Очухавшись и встав с земли, я уже приготовилась отражать атаку. Рысь же проворно успела задеть меня когтями по плечу. Я поёжилась, почувствовала саднящую боль от царапин. Пфф, царапины! Подумаешь! Но такое меня лишь рассмешило. Я начала хохотать, улюлюкая и прижимая голову к телу, как безумец. Смех был полон коварства и безумства. Я была подобна гиене. Но такое поведение не только рассмешило меня, но и подкинула дровишек в азарт. Я издала настоящий рык. Я зарычала! Я никогда так громко не рычала! Обычно это был тихий несерьёзный рык подростка. Видимо, посодействовал адреналин, поступивший в кровь.
- Пришло время кое-кому подрезать гнилой язык! -  прорычала я. - Никому, слышишь, никому я не позволю оскорблять себя и свою стаю!
Моё терпение лопнуло. Сейчас, именно сейчас, я была сама на себя не похожа. Вся растрепанная, с глазами полными ненависти, я не отводила взгляда от глаз рыси, пытаясь уловить и учуять страх, который дал бы мне большую силу. Я просто обезумела. Сошла с ума. Сорвавшись с места я бросилась в сторону рыси. Я хотела показать, кто такие волки. Я наклонила морду и уже была готова вонзить клыки в глотку ей, но... вовремя опомнилась и, ударив её передними лапами в пузо (надеясь, что этот удар удалось нанести с силой) , я отскочила, остановившись и отдышавшись. Я даже думать забыла про то, что кроме меня тут есть ещё волки. Я пришла в себя и молча взглянула на Константина. Он явно будет осуждать мою выходку. Но тут же я повернула голову и сурово обратилась к нахальной Фарте:
- Или убирайся, или продолжай бой! - ой, Кудуру, до добра тебя такой пылкий нрав явно не доведёт...
Если кошка не прекратит, то здесь начнётся настоящая бойня. Кровавая бойня. И никто не сможет это остановить. Пока кого-то кто-то не прикончит.
Я не сразу заметила отсутствие юного наследника. Куда делся Фараон? Но это было не самое подходящее время думать о состайнике. Сейчас нельзя отвлекаться.

Внимание!
Среди камней и взгорий тебе на глаза попадается орлиное перо, используй находку для изучения заклинаний.

0

43

Рысь отскочила в сторону, когда Кудуру решила нанести удар лапами, поэтому волчица ничего не сделала кошке. Сама же кошка, теперь, находилась между двумя волками.

Р

0

44

Клочок шерсти, только клочок шерсти... Это всё, до чего смог ухватиться неловкий добытчик.
Белая и пятнистая продолжали кататься по земле. Чёрный решил пока не вмешиваться, ведь с каждой секундой положение становилось всё более неустойчивым. Рысь могла выскользнуть из под Кудуру, Кудуру могла упасть, Фарта могла оказаться сверху. Константин не желал оказаться среди общего месива.
Янтарноглазый огляделся. Стало ещё темнее. Невдалеке что-то рухнуло, и самец понял, что это был оленёнок. "Уходите, больше не из-за чего драться!" - хотел было выкрикнуть волк, но передумал. Всё равно эту молодёжь так не остановить. Конечно, можно прикрикнуть на них, разнять грубой силой, которой вполне могло хватить на подростков. Но это не метод Константина. Редко когда он позволял себе такое.
- Кудуру, я приведу помощь. Если вдруг понадобится, - оповестил самец. Он попытался увидеть близлежащие кусты или ещё какие-либо ориентиры, которые помогали ему днём. Там можно было спрятать свою группу подкрепления. чтобы не мешать, не мельтешить перед глазами раньше времени. Но было очень темно.
- Я скоро, - напомнил о себе чёрный и галопом побежал к логову, надеясь, что кто-то там да остался. Хотя... Ночь тёмная и безлунная, мало кто решится отправиться на охоту.
> Выведен.

Отредактировано Константин (2014-03-30 19:48:39)

0

45

Все внимание молодой, разгневанной, ясноокой рыси было приковано к ненавистной белошкурой волчице, но кинуться на нее опрометчиво и тот час, Фарта не могла, поскольку приходилось следить так же, с пристальным вниманием, и за другими волками, которые атаковали юную воительницу - одиночку.
- Кучка клыкастых прихвостней, ничего-то вы не можете по-одному! По-одиночке вы и выеденного яйца не стоите! - зашипела зло и нагло кошка, сверкая желтыми большими и яростными глазами в сумерках ночи, чуть отскочив в сторону, так, чтоб быть вне досягаемости от всех участников встречи.
- А ты трусливая муха, которая может лишь жужжать надоедливо и тошно! - обратилась она к Кудуру, ощерившись.
Ситуация могла бы оказаться совершенно скверной для Фарты, если бы случайным образом, больше похожим на чудо, двое сильных волков не покинули место разгара страстей между двумя запальчивыми противницами. Один, очевидно был заинтересован более своими личными побуждениями, а потому, рысь его не интересовала, а второй волк, тот что постарше, очень мудро предоставил чинить разборки волчице с рысью один на один.
Фарта не собиралась уходить, да и отступать было не в ее привычке, тем более, что туша олененка теперь почти беспрепятственно могла достаться ей, без трудного боя с отцом-оленем. Игра стоила свеч!
Замерев выжидая, рысь с легкостью парировала выпад волчицы, которая надумала с разгону завалить сильную и ловкую противницу, но кошка обладала скоростью не меньшей и отличной реакцией, а потому, чуть отскочив в сторону, так чтоб только пропустить мимо себя разгневанную белошкурую, не дожидаясь пока та закончит свои речи и вообще не делая промежуток во времени, Фарта постаралась, сделав небольшой, но выверенный прыжок, напасть на Кудуру сзади так, чтоб передними лапами обхватить бока противницы, всадив острые коготки в ее шкуру, таким образом зафиксировать относительно устойчивое положение.

Rp

0

46

=========>>> Предгорье
Сатера шла очень медленно, так как туша волка была тяжелой, волчица бы не отказалась от помощи, но увы по пути никто не встречался. Черт возьми, в этом месте есть кто живой, мне не дотащить его. Белая открыла пасть и тем самым отпустила загривок мертвого собрата. Было тошно, все таки от трупа несло гнилью, он уже начал разлагаться. В такую погоду мертвые быстро начинают дурно пахнуть, особенно если они на солнышке погрелись. Тера громко чихнула и качнулась в сторону, но успела переставить лапы и тем самым сохранила равновесие, уж больно много сил потратила пока тащила Доминика.
Белая рассчитывала дотащить волка до холмов, но уже не в силах это сделать остановилась у дерева и рухнула рядом с трупом. Радовало то что она пока что в безопасности, но тело начало ломить, от чего было больно. Тера пару раз фыркнула, голова начала кружиться, сознание начало покидать волчицу.
Тера давно не принимала эрис, сейчас она нуждается в этих цветках как никогда раньше. Симптомы были, но белая игнорировала их, мол просто усталость и прочая фигня. Появилась тошнота и Тера попыталась встать на лапы, ей нужно найти цветы и съесть немного, чтоб вновь придти в себя. Попытка оказалась неудачной, встать то она встала, но вновь упала возле тела волка. Открыв глаза после падения, Тера увидела перед собой морду Доминика. Какое-то странное чувство, они небыли друзьями, но эта потеря была для Теры тяжелой и не важно, что он просто состайник. Как-будто с этим волком, частичка Сатеры тоже испарилась, на душе стало совсем тоскливо.
Все что оставалось сейчас сделать Тер, так это взвыть и надеяться, что кто либо услышит её зов и поможет ей. Волчицу стремительно покидали силы, стал овладевать сон, но Тера боролась, она не могла здесь сдохнуть, да и тело белого волка она еще не дотащила куда следует.

Внимание!
Среди камней и взгорий тебе на глаза попадается древесный корешок, используй находку для изучения заклинаний.

Отредактировано Сатера (2014-04-04 07:05:44)

+1

47

Так как кошка находилась рядом с волчицей, Рыси не составила труда наброситься на белошкурую, но хорошенько уцепиться своими когтями практически не получилось, потому что у волчицы был шанс увернуться.

Р

0

48

[Kuduru >>]
- Ах ты пучеглазая проныра! - зло выкрикнула волчица, изворачиваясь из лап когтистой кошки, оставляя у той в когтях клочья своей светлой шерсти.
- Бестия проклятая! - отскочив в сторону, отделавшись лишь царапинами, скаля острые белые клыки негодовала Ку, являя сейчас собой образец юношеского запала и гнева.
Злобно и с нахрапом, однако не поворачиваясь более спиной к юной противнице, Кудуру совершала выпады вперед, норовя зубами ухватиться за любую часть тело Фарты, но рысь не уступала волчице и все время норовила дать той лапой по морде, встречая волчицу в свою очередь тоже "лоб в лоб"
Не известно чем бы закончилось дело, если бы со стороны не послышался сигнальный вой о помощи, по канонам волчьей стаи который, оставить без внимания и помощи было ну ни как не возможно. Со словами,
- Еще свидимся! - злобно метнув ненавистный взгляд в сторону Фарты, Кудуру стремительно скрылась в лесу, имея в своих намерениях тот час оказать помощь тому, кто нуждался и посылал зов.
- Увидимся, песья муха. - не менее "дружелюбно" произнесла кошка, осклабившись на прощанье.
В свою очередь молодая рысь, с чувством триумфа, с легкостью добралась до тельца несчастного умершего олененка и ухватив в пасть со спокойной совестью унесла в логово, норовя от пуза потрапезничать.

Выведен ----- >>

Rp

0

49

Наверное Сатера сейчас проклинала этот день, ведь все тело ныло, во рту все пересохло, немного подташнивало, но она старалась держаться. Наверное поблизости нет никого, но ничего, я подожду. Тера лежала и поскуливала, сама того не подозревая, волчице бы хотелось оказаться в логове, в этом уюте и тогда она бы не боялась ничего, но судьба распорядилась иначе и вот она здесь с Домиником, лежит и умирает. И стоило мне соваться в этот лес, что за глупость, ведь мой брат прав, я бездарное существо, таких не найдешь в наше время, но теперь это не так обидно, как было раньше, не уж-то я вот так просто сдамся? Хотя, мне тереть-то особо и нечего, к черту...
Белоснежная дышала все реже, глаза закрывались, то ли она сейчас уснет, обычный сон не более, то ли умрет, а все это потому что она давно не принимала эрис. Тера считала что цветки не обязательны и жизнь будет идти своим чередом, но увы, волчица ошиблась, именно поэтому она сейчас мучается.
Белоснежная охотница пыталась приподнять морду и вновь завыть, отдавая свои последние внутренние силы, если её никто не услышит, значит и лежать ей здесь, пока её тело и труп Доминика не найдут.
Тера резко опустила голову на землю, потому что сил бороться уже не было, да и она устала от такой веселой жизни. Глаза закрылись и она заснула. Дыхание волчицы было практически без шумным, а её грудная клетка почти не двигалась, заметить возможно и получится, если приглядеться и подождать, а так волчица тоже стала напоминать труп.

Внимание!
Среди камней и взгорий тебе на глаза попадается медвежий коготь, используй находку для изучения заклинаний.

Отредактировано Сатера (2014-04-21 19:50:56)

0

50

Предгорье ---------->

  Сил мне хватило не на долго. Уже бредя по Медвежьему Клыку, я почувствовал, как мне катастрофически не хватает воздуха. Перед глазами появилась тёмная дымка, мешающая видеть, куда я иду. Пару раз я даже врезался в дерево, было не очень больно, но не приятно. Если в самом начале пути я бежал резвой рысью, то теперь тащился шагом, словно обожравшийся медведь, пригнув голову низко-низко к земле. Слава Расуэлю, цветы из пасти высыпаться не могли - видимо, челюсть свело, и она сжалась ещё сильнее, а дыхание вырывалось резкими хрипами из носа.
  Наверное, я сейчас представлял собой жуткое зрелище. Вернее, не столь я, сколько моя морда. Почти вся залитая кровью, уже успевшей подсохнуть, и шерсть из-за этого слиплась и почернела ещё сильнее. Правый глаз закрыт, да и я не смогу его пока открыть - кровь залила и его, засушив таким образом рану, проходящую через него. Кхес подери, если я попытаюсь открыть глаз, наверное, будет жутко больно. Остаётся надеяться только на мастерство и знания наших травников, а то так я рискую и вовсе остаться без глаза...
  Пару раз у меня были галлюцинации. Но они казались мне такими реальными. Клянусь, я даже видел свою маленькую сестрёнку Клаудию, что оказалась слишком слаба, чтобы выжить! Но пришлось смириться, что это не более чем призраки прошлого. Недостаток крови сказывается, чтоб его...
  Вот, очередное видение. На этот раз мне кажется, что какое-то белое пятно лежит метрах в пятнадцати от меня. Сейчас моргну - и оно исчезнет. Хм. Странно. Не исчезает. Быть может, кроме меня здесь есть ещё кто живой, способный мне хоть как-то помочь? Просить о помощи никогда не было моим стилем, но сейчас я был слишком слаб и беспомощен, чтобы думать ещё и о собственной пресловутой гордости.
  Я медленно побрёл к светлому пятну, казавшемуся мне путеводным маяком. По мере моего приближения рядом с ним начало проявляться ещё одно, грязновато-белое, с чем-то блестящим. Чем ближе я подходил, тем сильнее билось моё сердце. Это волки... Они спят? Нет, не похоже. Неужели они... Нет, нет, нет! А что, если это сделал тот самый зверь, что сбежал от нас с чёрной состайницей? Что тогда? Тогда виноват я! В их смерти, возможно, виноват - я!
  Я тяжело выдохнул и сделал ещё один шаг. Кажется, у меня дрожали лапы... Вот позорище - волк с дрожащими лапами. Неуверенно я приближался всё ближе и ближе к трупам, и когда я смог разглядеть белое пятно, я удивлённо замер, широко раскрыв уцелевший глаз. Это была та самая волчица, которую я встретил вместе с чёрной! Неужели она...
  Я ускорил темп, подойдя к ней, и наклонился над её бездыханным телом. Таким уж бездыханным? Камень упал у меня с сердца, когда воспалённый мозг уловил от ушей слабое дыхание, и когда единственным глазом я увидел её слабо вздымающиеся бока. Но что же тогда с ней? Что?
  Я хотел было тихо позвать её, с усилием открывая парализованную пасть, и оттуда перед мордой волчицы выпала горстка эриса. Я удивлённо уставился на неё, словно что-то осознавая, а потом перевёл взгляд на волчицу и... догадался! Ну конечно же, эрис! Симптомы налицо - видимо, такая же упрямая, как и я, она отказывалась долгое время принимать цветы, из-за чего в самый неожиданный момент Чёрная Хворь дала о себе знать. Вот ведь зараза!
  Я, надеясь, что она всё же меня услышит, пододвинул прямо к её рту горсть цветков и носом несколько раз толкнул её в шею.
- Эй... - слова давались с трудом, я едва сдерживался, чтобы не начать нести всякий бред - мысли перемешались, а язык отказывался повиноваться, поэтому мне приходилось хрипло шептать. Надеюсь, она меня услышит, - Слышишь меня? Пожалуйста, услышь меня. Съешь цветы - они прямо перед твоей мордой. Не умирай только, иначе без твоей помощи я буду здесь третьим трупом. Пожалуйста, съешь цветы... - я устало переставил передние лапы друг к другу и упёрся лбом в её шею, закрывая глаза. Ещё чуть-чуть, и от недостатка крови я свалюсь в обморок. Продолжу ей истекать и - вуаля! - на запах лёгкой добычи сбегутся все хищники округи. И вот им тут будет поживиться - три волчьих трупа!
Давай же, ты нужна мне, без твоей помощи я пропаду...

+2

51

Юная волчица уставилась куда-то в даль, ей было грустно, но от чего такое чувство малышка не понимала. На вид этой красавице месяцев пять, может и меньше. Сатера сразу же узнала, что это она в детстве, такая маленькая и забавная, но как только глаза Теры и той малышки встретились, они сразу стали единым целым.
Тера сидела одна у огромного дерева, ветви которого напоминали защищенную крепость. Малышка подняла голову и своим тоненьким голоском стала петь. То ли писк, то ли вой, но звучало завораживающе, волчице не хотелось сидеть в одиночестве, ей было страшно и холодно. И вот в дали показался знакомый силуэт, такой же белый как и сама Сатера. Маленький волчий хвостик весело задвигался из стороны в сторону, теперь она выглядела гораздо счастливей, чем прежде, ведь к ней приближался Кален, этот грозный с виду волк, был маленькой любовью Теры, он был её отцом.
Маленькая Тера резво вскочила со своего места и помчалась к взрослому белому волку, по пути она спотыкалась о свои же лапы и иногда падала, уж больно сильно дитя хотела в родительские объятия, где тепло и не страшно. В воздухе было чувство напряженности, наверное из-за туч, которые заволокли небо и одаряли землю мелким дождем, а может потому что отец выглядел огорченным.
- Тера, что ты здесь делаешь? - голос волка звучал приглушённо, но чем ближе он подходил к Тере, тем громче становился тембр.
По морде волка было видно его недоумение, Тера испугалась, ведь она не делала ничего плохого, а Кален в не настроении, раньше так было, когда малышка начудит или ослушается родителя, но сейчас же было иначе?
- Я... я не знаю пап, вот сижу и жду тебя, а ты так долго не появлялся, я аж немного испугалась, - запинаясь стала тараторить Тера, не спуская глаз с отца.
Белая подошла к Калену и уткнулась в его теплую и пушистую шерсть, чтобы вновь вдохнуть до боли любимый запах. Тера терлась мордашкой о грудь большого волка, она чувствовала его заботу и тепло. Волк нежно прижал своего волчонка передней лапой, было понятно, что он не хотел бы расставаться с дочерью, но что-то говорило ему, мол у тебя мало времени и ты знаешь что делать. Посидев так немного, волк убрал лапу и отступил на пару шагов назад, дабы видеть мордочку своей дочери, ему предстоял тяжелый разговор, ведь он не видел её уже 2,5 года.
Вы посчитаете что это не возможно, мол каким образом этой малышке три года? А все это потому что она находится в не реальном мире, она на грани жизни и смерти, а отец пришел, чтобы поговорить и помочь своей малышке. Прошло какое-то мгновенье и Тера изменилась, она уже не тот маленький комок шерсти, она стала собой, той самой белой охотницей, которую знает Южная стая. Теперь и Сатера не понимала что происходит, но отец ласково лизнул белошерстую в ухо и та успокоилась. Волк немного приопустил уши и начал свой маленький рассказ:
- Милая Тера, ты уж прости старика, что я так внезапно исчез, на то были веские причины. Я не хотел покидать нашу дружную семью, но увы так получилось, жаль что не могу вернуться...Пойми меня правильно, если бы это было в моих силах, то я вернулся бы... Как же не хочу тебе делать больно, но мне придется сказать правду... Меня больше нет, я мертв, а вот что ты здесь делаешь, скажи а? Ты не должна быть здесь, еще слишком рано малышка. Тебе пора возвращаться...
Кален говорил все серьёзно, иногда протягивая слова, а порой и вовсе прерывал речь, наверно чтобы собрать мысли в едино. Тера сидела на против белого волка, разглядывая свои лапы, чтобы не показывать свои чувства, ведь то что говорил Кален, задевало её до глубины души, но она все равно любит своего отца и возвращаться обратно не хотелось. Теперь охотница понимала, что находится где-то между мирами, ну по крайне-мере ей так казалось.
Сатара вновь почувствовала холод и сковывающую боль, перед глазами начало все расплываться, а затем и вовсе потемнело. Тишина, полнейшая тишина и ничего кроме нее, волчице стало страшно. И это все? Конец? Я даже не успела поговорить с отцом... Но какое-то движение рядом, чей-то приятный голос и Тера начала приходить в сознание. Волчица почувствовала дыхание, было ощущение что кто-то уперся в её шею и дышит, но дыхание было тихим и протяжным, видимо давалось с трудом. Еще доносился приятный запах, каких-то цветов.
Сатера попыталась открыть глаза, на первый раз все было как в тумане, а вот с третьего раза, волчица уже могла разглядеть цветы эриса у своей морды, но сейчас она была заинтересованна тем, кто находился рядом с ней. Тера немного повернула голову влево и заметила Эцио, с которым они недавно вместе расследовали происшествие на предгорье, правда сейчас он выглядел ужасно, морда у него была в крови, а один глаз закрыт.
- Эй, ты чего такой потрепанный, - прошептала белая, пытаясь немного разрядить обстановку, своим звонким голосом.
Видимо это то странное существо в лесу, жаль что я ушла, нужно было остаться и помочь, дура. Охотница не хотела тогда бросать состайников, но и оставлять тело собрата там, тоже нельзя, поэтому Тера сделала такой выбор и оказалась здесь совершенно одна, да еще в такой глупой ситуации, а все потому что нужно есть эрис, а не полагаться на все хорошее, что могло бы быть, а не происходит.
Тера вновь повернула голову к горстке цветков и взяла в пасть пару штук, вкус ужасный, но пришлось терпеть, иначе не выкарабкаться, да и Эцио нуждался в большей помощи. Прожевав часть цветков, Тера скорчила морду, все же вкус отвратительный, как она их не выплюнула, загадка.
- Спасибо большое Эцио, если бы не ты, то наверно и меня бы не стало... Что с твоей мордой? Как там та черная волчица... Ты подожди немножко и я помогу тебе, знаю одно растение, которое останавливает кровотечение, но для этого мне нужно встать, но пока я не могу, прости... - протянула Тера, пытаясь подняться с земли, но у нее это не вышло, тело было слабым, да и нужно время что бы подействовал эрис.

пролог

Для тех кто не понял, вначале Тера видела себя со стороны, а потом стала той самой маленькой волчицей. А когда начался разговор с отцом она перевоплотилась в свою настоящую форму, все это было иллюзией или сном Сатеры.

Отредактировано Сатера (2014-04-22 15:19:31)

0

52

- Эй, ты чего такой потрепанный, - услышал я шёпот, и слабо дёрнул ухом. Честно - я не ожидал реакции от волчицы. Несколько раз мне приходилось видеть, как погибают без эриса волки. Это было жутким зрелищем, особенно когда знаешь, что ты можешь в любой момент оказаться на их месте. Я тогда близко к умирающим не подходил - какой-то страх сдерживал меня изнутри, словно предостерегая. И вот теперь я оказался рядом как раз с таким умирающим волком, но... она оказалась жива.
  Я повернул голову и открыл здоровый глаз, чтобы увидеть её морду. Да, в принципе, всё не так серьёзно, как казалось на первый взгляд. Проявились только начальные признаки Хвори, которые можно сбить эрисом... Слава Расуэлю! Волчица повернула голову к цветкам и съела горсть, кривясь. Странно, что такой ужасный вкус у жизненно необходимого лекарства. Впрочем, так всегда и бывает - что нам в тягость, иногда спасает жизнь.
- Спасибо большое Эцио, если бы не ты, то наверно и меня бы не стало... Что с твоей мордой? Как там та черная волчица... Ты подожди немножко и я помогу тебе, знаю одно растение, которое останавливает кровотечение, но для этого мне нужно встать, но пока я не могу, прости... - заговорила волчица. Я помню её... Сатера, кажется. Да, я часто видел её - молодая, подающая надежды охотница моих лет. Я прижал уши и внимательно вслушивался в её слова, так как их суть ускользала от меня. Я всё меньше контролировал ход своих мыслей, они всё чаще путались у меня в голове и кружились немыслимыми спиралями...
   Я упустил момент, когда волчица закончила говорить, поэтому с полминуты просто стоял и смотрел на неё затуманенным взглядом. Потом тряхнул головой и прохрипел:
- Что? С мордой? Это сделал враг, у него... весьма странные когти и клыки, и ещё эти палочки... мы... упустили его, - я закусил губу и отвёл взгляд. Сейчас, как никогда, было стыдно за свой промах. Добытчик, и не справился. Можно, конечно, говорить, что упустил его не только я, но и чёрная состайница, но легче всего - переложить вину на других, а себя признать пушистым кроликом. С шумом выдохнув, я снова повернулся к Сатере, - Состайница ранена, надо бы дойти до логова и позвать на помощь... боюсь, я далеко так не уйду. Голова почему-то кружится и перед глазами туман, - словно в подтверждение своих слов я слегка завалился на бок, и только резко отставленная вбок передняя лапа не дала мне упасть. Снова тряхнув головой, я продолжил, - Не мучай себя, лучше отлежись. Я слышал, волкам нужен минимум день, чтобы отойти после долгого отказа от эриса. А я... я подожду... - чтобы не свалиться, я аккуратно сел, подобрав хвост. Голову я слегка опустил - так она не сильно кружилась, давая хоть немного сосредоточиться, - а глаза прикрыл, медленно вдыхая и выдыхая. Лапы мои слегка дрожали - сказывался недостаток крови. Радует то, что кровь должна свернуться - потеря крови прекратится, и я смогу нормально идти. Наверное...

0

53

Белая лежала на земле судорожно вспоминая какие травы помогают в случае кровотечения. Нужно было остановить кровь, рану можно и так обработать, а вот от потери крови умереть он может быстрей.
- Ты не вздумай сдаваться, нам еще до лагеря переться, жаль что Доминика придется здесь оставить... Если бы не эта хворь... Как глупо вышло однако, - начала говорить белая, хоть как-то разрежая обстановку.
Тишина сейчас ни к чему, уж сильно она напрягает слух и не дает сосредоточиться, как следует. Да, и в тишине всякие глупые мысли в голову лезут, а чтоб их не было, нужен разговор. Тера краем глаза следила за Эцио, переживая за его самочувствие, ведь с ней все будет хорошо, благодаря этому волку. Единственное, что печалит Теру, так это её бесполезность. Если бы волчица принимала эрис когда следует, то она могла бы помочь своим товарищам, в том числе и Эцио, который с каждой минутой становился слабей.
Сатера повернула голову вправо, чтоб лучше видеть черного волка, тяжело вздохнув, белая направила взгляд прямо перед Эцио, рассматривая его получше. Какое-то странное чувство, тешилось в душе, какое-то доброе тепло, которое согревало волчицу. Черный предложил отлежаться и подождать, когда Тера поправиться, но это было невозможно, нужно двигаться в сторону логова, для полной безопасности.
- Эй, я кажется вспомнила растение одно, зверобой называется, оно должно здесь быть, по крайней мере по пути видела пару таких кустиков с цветами. Это растение похоже на малюсенький кустарник с мелкими листьями и множеством желтых цветков.- оживленным голосом произнесла волчица, нежно глядя на черного товарища.
Сатера не из тех, кто просто так сдастся, особенно когда она не одна, волчица будет бороться, таков уж её путь в этой не легкой жизни. Белая медленно приподнялась на передние лапы, шатаясь из стороны в сторону, как лодка при мощном шторме. Все же устояв на лапах, Тера поднялась полностью, единственное, что все мышцы чем-то забило, от чего движения давались с трудом. Медленно, но уверенно белая волчица направилась прямиком к Эцио и ей это удалось, правда она рухнула перед лапами черного, так как не смогла устоять от усталости.
Тера повернула голову вправо, разглядывая рану волка, которая все еще кровоточила, но не так сильно, как казалось изначально. Белая вновь поднялась на лапы и сделала пару шагов вперед, подняв морду верх, случайно уткнулась в шею Эцио, от чего немного смутилась. Никогда раньше, Тере не приходилось обрабатывать раны состайников, да и вообще она старалась избегать таких ситуаций, так как была стеснительной и робкой.
- Будет немножечко больно, но ты потерпи, хорошо... - прошептала Сатера, не ожидая никакого ответа.
Белая аккуратно подняла голову выше и начала вылизывать рану Эцио, надеясь приостановить кровь, возможно так удастся очистить рану от всякой дряни. Тера чувствовала взгляд черного волка, наверное он и сам не ожидал такого отношения со стороны волчицы.
Сатера раньше не пересекалась с Эцио, лишь однажды, когда братец решил познакомить со своими друзьями, посчитав что Тере одной скучно. Волчица считает всех самцов избалованными идиотами, которые только и могут красоваться своей силой и превосходством, поэтому старается не связываться с ними, да и о чем разговаривать, тоже не знала. Однако, Эцио выглядел милым и каким-то не таким, как остальные, вот и сейчас Тера находилась рядом с ним, и ей было весьма хорошо, и уютно.

0

54

- Ты не вздумай сдаваться, нам еще до лагеря переться, жаль что Доминика придется здесь оставить... Если бы не эта хворь... Как глупо вышло однако, - говорила Сатера, видимо, стараясь разрядить слишком уж напряжённую обстановку. Я чувствовал, как краем глаза она следит за мной - беспокоится? Да кому я сдался? Кто за меня может беспокоиться? Слишком противоречивый и переменчивый, как сам ветер, я старался не заводить долгих знакомств. Но не потому, что я боялся других волков или был необщительным - нет. Во мне с самого рождения таился страх, который есть у каждого, но не так ярко выражен, как у меня. Я боюсь потерять тех, кто мне дорог. Эта зависимость... уже не свобода, которой я так дорожу.
  Волчица повернула ко мне голову и тяжело вздохнула. Нет, право, неужто я вижу в её взгляде ту самую заботу, которой мне так никогда и не хватало? Которую никто и никогда не решался ко мне испытывать, боясь моей ветрености, что я унесусь прочь, забыв обо всём? Я посмотрел в глаза Сатеры страдальческим взглядом исподлобья.
- Эй, я кажется вспомнила растение одно, зверобой называется, оно должно здесь быть, по крайней мере по пути видела пару таких кустиков с цветами. Это растение похоже на малюсенький кустарник с мелкими листьями и множеством желтых цветков, - бодро произнесла она и медленно, мучительно поднялась таки на дрожащие лапы. Эх, как же мне хотелось ей сейчас помочь! Поддержать своим плечом, подтолкнуть носом под шеей, чтобы поднять обессиленно опущенную голову, внушить хоть кому-то лучик надежды... к сожалению, я не мог помочь сейчас даже себе - чего уж говорить о других?
- Было бы неплохо, - хрипло произнёс я, наблюдая за ней. Сатера всё же дошла до меня и упала прямо рядом с моими лапами. Я дёрнулся было в её сторону, чтобы поддержать, но в глазах тут же помутнело и я неловко пошатнулся, вставая на ноги с сидячего положения. Хорошо хоть устоял...
  Я почувствовал, как нос волчицы уткнулся мне в шею, и вздрогнул. Была ли это случайность или жест поддержки? Не знаю, но я так и стоял, опустив голову на уровень холки и расставив лапы, чтобы не упасть, пока волчица не обратилась ко мне нежным голосом:
- Будет немножечко больно, но ты потерпи, хорошо... - с этими словами она подняла голову и её теплый язык коснулся моей раны. Первоначально я чуть дёрнулся, так как порез тут же начал щипать, но когда слюна волчицы проникла глубже в рану, таким образом обезболивая, останавливая кровь и убирая всякую гадость из неё, моё тело расслабилось. Меня будто погрузили в горячий гейзер - всё тело наполнилось теплом, а рана на морду перестала слишком уж саднить и даже словно заволоклась тонкой плёночкой.
  Несомненно, я был очень благодарен Сатере за это. Сколько себя помню, никто и никогда так за мной не ухаживал. Даже мама, все силы которой были направлены на больную и слабую Клаудию... Неожиданно для себя я подметил, что получать подобное от волчицы было довольно приятно. Когда о тебе волнуются, стараются помочь, когда ты знаешь, что не просто так топчешь эту землю, а для кого-то... Это чувство было мне незнакомо, поэтому я стоял, не шевелясь, прижав уши, приоткрыв рот и прикрыв глаза, давая Сатере делать с моей мордой всё, что угодно. Я даже слегка наклонился вперёд, чтобы ей не приходилось так уж сильно тянуться - она ведь сама ещё слаба, а успевает и за мной углядеть.
- Спасибо тебе огромное... - прошептал я, преисполненный чувством благодарности и осознавая долг, который непременно надо вернуть доброй волчице, - Я бы и сам смог, но язык не дотягивается...
  Я открыл глаза и отвёл морду вбок, носом уперевшись в щёку Сатере и заставляя её также слегка отвести морду от моей.
- Надо идти домой. Там ты, да и я тоже, сможем отлежаться и восстановить силы. Да и чёрная состайница ранена, необходимо сказать нашим.
  Кстати, я тут только заметил, что белая волчица была довольно необычна по сравнению с остальными. Довольно крупная, с массивными лапами, она тем не менее не была лишена грациозности. Один глаз голубой, другой янтарный... вкупе с её ласковым голосом у меня создавались такие ощущения, будто волчица хранит в себе наполовину ясное лазурное небо - мечтательное и нежное - наполовину рьяный огонь, бьющийся у неё внутри и находящий отражение в сверкающем янтарном глазе.

+1

55

Тера аккуратно вылизывала рану, пытаясь не спровоцировать боль лишним движением. Волк немного пошатнулся, вставая на лапы и сказал:
- Я бы и сам смог, но язык не дотягивается...
В его голосе была доля иронии, но волчица не придала этому значение, лишь остановилась на долю секунды, чтоб воспринять сказанное. Эцио вновь напомнил о черной состайнеце, а значит пора выдвигаться в путь. Черный толкнул Теру мордой, отчего та отвернула голову и прижала уши, считая что она делает что-то не так. Сатера отошла немного назад, позволяя Эцио идти и если что, то волчица будет служить опорой, заодно, если она заметит зверобой, то сможет его нарвать по пути домой, в логово.
- Ну раз нужно, то пошли, - буркнула Тера, смотря на черного, непонимающим взглядом.
Тера взрывная особа, её настроение зависит от окружающей среды, сейчас она может быть доброй и ласковой, а через некоторое время, немного нервной и замкнутой. Это все из-за её братца - Сэма, который вечно достает Теру, а та не может найти укромное местечко, чтоб не встречаться с ним. Раньше семья значила многое для белоснежной волчицы, но со временем они и братья сильно изменились, от чего и стали отделяться друг от друга.
Сатера шла не спеша, даже медленно, все же тело до сих пор было не послушное и тяжелое. Волчица чем-то напоминала маленького медвежонка, шла так же как он, пошатываясь из стороны в сторону.
- Завтра я пойду и захороню Доминика, - под нос, прошептала Тера, не предавая этому не малейшего значения, так как это были всего лишь мысли.
Белая шла опустив голову, стараясь не заглядываться на Эцио, она до сих пор не понимала что с ней происходит. Вроде он как частичка её души, а вроде и нет, она пока не решила, да и что она может решить, если они практически не пересекались с черным волком. И все же он милый...
Тера остановилась на мгновение, чтоб отдышаться, заодно огляделась и заметила желтые цветочки, сильно похожие на зверобой. Белая неуклюже направилась к растению, в надежде что это именно то, что ей нужно. Не произнеся не единого слова, Тера отошла от Эцио влево. Наклонив морду над цветами, волчица вдохнула воздух, запах напоминал именно зверобой, значит белая не ошиблась и в логове сможет обработать рану Эцио как следует. Сатера аккуратно нарвала цветков вместе с листьями, ведь в них находился сок, который помогает остановить кровотечение и обеззараживает рану.
Немного помешкав, Тера вновь вернулась к Эцио, не решаясь больше смотреть в его глаза, ведь в них она видела тепло, которое ей в последнее время не хватает, да и теплиться надеждой ей не хотелось. Тера считала, что у такого волка как Эцио давно имеется пара, в подметки которой она не годиться.
- Нам осталось совсем немного, - сказала Тера, воодушевляясь, ведь в логове она сможет отдохнуть.
Белая с радостью вспомнила местный молодняк, что резво играется у логова днем, а ночью тихо и сладко посапывают возле своих родителей. Лишь вспоминая такие моменты, Тера задумывалась о своем будущем, ведь она мечтает обзавестись детишками, заботиться о них, обучать, как когда-то обучали её. Возможно так и будет когда-нибудь, уж очень Тера этого ждет и надеяться. Единственное, что боится белая, так это погибнуть, не познав радости воспитания волчат. Вот такая маленькая мечта живет в молодом сердце Сатеры.
===>>> Стайное логово.

Отредактировано Сатера (2014-04-28 00:40:35)

0

56

- Ну раз нужно, то пошли, - буркнула волчица - видимо, я всё же её чем-то умудрился обидеть. Толчком морды? Возможно. Ноя ведь не хотел, просто нам необходимо уже идти - я ведь и не знаю, как поделикатнее обращаться с состайниками... Сатера отошла в сторону, давая мне возможность пройти и одновременно находясь рядом, если моё тело умудрится завалиться на бок.
Спасибо тебе, заботливая волчица... - я первый раз видел подобное поведение и совершенно не знал, что должен делать. В и без того мутной голове мысли перепутались окончательно, и я просто напросто прекратил думать - иначе мозг взорвётся. Я послушно поплёлся вперёд, шагая почти в ногу с Терой.
  Пока она не остановилась - я даже сначала и не заметил, слишком погружённый в себя самого. Но звук её лап выдернул меня из небытия - я остановился на месте и повернул голову в её сторону. Аааа, она нашла свой... как же его... волкобой? Не, фу, зверобой. Да, мне точно надо срочно отлежаться в логове. Иначе я скоро забуду даже своё имя, и вместо охоты смогу лишь слюни пускать... Я вздрогнул. Это, пожалуй, также был один из моих самых жутких страхов - стать беспомощным. Даже смерть в этом ракурсе смотрится лучше, чем вываливающиеся зубы.
- Нам осталось совсем немного, - воодушевляюще произнесла Сатера и направилась к Логову. Я учтиво пропустил её вперёд, отойдя на полшага, а сам поплёлся следом. Как ни странно, но в компании этой волчицы мне как никогда хочется быть ведомым. Прилечь хоть на мгновение в жизни, полной борьбы, ощутить рядом тёплый бок и шершавый язык на своём ухе, уткнуться носом в мягкую шерсть и просто передохнуть....
Интересно, а у неё есть пара? - внезапно мелькнула шаловливая мыслишка, от которой я тут же отмахнулся. Нет, наверняка есть. Не может же быть такая заботливая, энергичная и жизнелюбивая волчица одинока? Или... может?
            ------->Стайное Логово

0

57

Конец сезона

Все неотыгранные события можно перенести в раздел флешбеков.

0

58

--->> Вне игры


28 день Пятой Луны. 31 год.
Медленно переставляя лапы, маленький Тэм шел вперед. У волчонка начали виднеться ребра, так как он давненько не ел свежего мяса, да и вообще, ничего не жевал, кроме травки и пары костей, что нашел у поваленного дерева.
- Вот зачем я ушел за границу знакомой мне территории? Ведь в стае и покормят, и поиграют, да спать уложат.- мысленно раздумывал Прометей.
И вправду, малыш давно блуждает по этим окрестностям, но не узнает их, а еще ни одного волка не встретил на пути. Самое хорошее, что и опасных хищников не наблюдалось на пути черного волчонка.
Подняв голову к небу, чувствуя, как его дело устало и что сил идти дальше просто нет, а есть-то хочется. Желудок стал издавать всевозможные звуки, на что волчонок отвечал легким поскуливанием, но все же шел. Как же тяжело крохотному существу бродить без поддержки взрослой особи.
Погода сегодня тоже была не на стороне черношкурого, солнце было довольно высоко и награждало шубку волка палящими лучами, от чего было душно и тошно. Найдя ближайшее укрытие, а им оказался небольшой куст ягод, Пром завалился на бок и растянулся во весь свой рост.
- Сейчас бы сочного зайчика или птичку... вот угораздило же меня заблудиться - думал малыш, рассматривая кончики лап.
Слева от Тэма раздался шорох, от чего черный лениво лег на живот и стал всматриваться в кусты, там кто-то был...

Отредактировано Прометей (2014-11-01 18:52:44)

0

59

Начало игры


28 день Пятой Луны. 31 год.
День с самого утра обещал быть ленивым и сытым. Однако витающие запахи по залитому солнцем холмистому пустырю не давали расслабиться ни на секунду. Совсем недавно было относительно тихо и спокойно, но стоило выйти сюда, как все изменилось. То там, то сям были следы оленей, зайцев, мелких грызунов и прочих. Хотя все же копытных было больше, а ей с ними ловить нечего было. Приятным бонусом было обилие кустов со съедобным ягодами и приятных травок.
Отдыхая на одном из плотных и мягких пяточков травы под утренними лучами солнца, кошка думала, куда идти дальше, ибо и тут безопасно не было, судя по отчетливому волчьему смраду. Шерсть на загривке встала дыбом при воспоминании о своих заклятых врагах. "Ну уж нет, я знаю, что вас тут сейчас нет, нечего мне сейчас бояться." Успокоившись своими логическими доводами-мантрами, Венке все же лениво встала. Желание задерживаться тут лишний раз отсутствовало напрочь, поэтому выбор между отдыхать и продолжить путь был очевиден. Задав себе темп в виде легкой рыси, рыжая потрусила в сторону некоего плато, что было почти на девяносто градусов левее ее начального курса. "Главное запоминать дорогу и не расслабляться. Все как всегда, верно, Вен? Ничего для тебя сложного." Хвост нервно подергивался.
Передвигаясь бесшумно и в почти мертвой тишине благодаря штилю, ягуарунди старалась закрыться от тяжелых размышлений и дум. Для успеха достаточно лишь сосредоточиться на окружающей картинке мира, а так же внимательно смотреть под лапы. С этим уж у нее-то проблем явно не было, поэтому неприятные мысли скоро покинули ее.
От своего монотонного и размеренного бега пришлось отвлечься, когда чуткие округлые ушки уловили недалекий, но тихий скулеж щенка. В следующее мгновение пришло осознание, к какому виду относится детеныш. Венке замерла на месте, короткая рыжая шерсть встала дыбом, а кончик распушившегося хвоста задергался из стороны в сторону. Следующим моментом она уже припала к земле восстановив дыхание и успокоив разошедшееся от сиюминутной паники сердце. "Где щенок, там и родители, не иначе как... Но если подумать, так скулят разве, когда все нормально? Допускают ли старшие такую ситуацию?" Прижав уши, Вен все же решила посмотреть. "Но не может же детеныш быть оставлен один на долго. Безрассудно идти к нему, рядом даже деревьев нет!" Но голосу разума приходилось спорить с остатками материнского инстинкта, которые оперировали не только аргументами, но и чувствами, более сильными, чем страх. "Он может умирать с голоду или от болезней, нельзя даже волчьих отродьев... щенков оставлять вот так вот. Можно хотя бы просто издали посмотреть."
Осторожно и совершенно бесшумно подползая к источнику шума, от которого время от времени доносились и звуки организма, требующего своего. Через некоторое время в отдалении кошка увидела черное меховое пятно, распластавшееся под кустом с какими-то, ибо листьев отсюда не разглядеть, ягодами. Оно лежало боком, даже больше филейной частью, по направлению к длиннохвостой. Отсюда ему не было ни видно ее, ни слышно запаха благодаря царящему безветрию, а уж о своей бесшумности можно и самой позаботиться. Впереди была небольшая ложбинка, которая не помогла бы даже этому детенышу укрыться, но была в самый раз для миниатюрных размеров невольной наблюдательницы.
Измеряя каждый свой шаг и напрягая все возможные чувства до предела, она прокралась к укрытию, сократив прилично расстояние между собой и целью. Ну вот. Отсюда было гораздо лучше видно. Совладав с нервным и длинным хвостом, кошка прижала уши и боязливо выглянула из своей низинки. "Он в два раза больше меня, блоха его куси. Почти кабан, а еще какие-то проблемы испытывает. Одно слово - детеныш."
Действовать, а уж тем более раскрывать себя, она не решалась, поэтому продолжала лежать, пытаясь слиться с окружающей ее флорой. На всякий случай, а он разным может быть, кошка вся обратилась в слух, ловя зрением лишь какие-либо движения черного тела или чего-либо рядом.

Отредактировано Венке (2014-11-01 22:36:31)

0

60

--->> Вне игры

28 день Пятой Луны. 31 год.

Жара. Жгучая, испепеляющая, жестокая и беспощадная, отбивающая любое желание двигаться, даже если от этого зависит твоя жизнь. И пусть жителям этих земель следовало бы уже привыкнуть к подобным температурам, для некоторых это по-прежнему был самый настоящий ад на земле обетованной. Баско, к счастью, уже выпал из числа тех, кому при такой погоде хотелось лишь помереть, или хотя бы не появляться на солнце, но, тем не менее, был где-то недалеко от вышеупомянутой группы. Чувствовал он себя более-менее нормально, но всё равно был бы только рад никуда не ходить и ничего не делать. Так что же привело его сюда, на такую коварную территорию, где в очень жаркие дни особо ярко чувствуется нехватка деревьев, способных укрыть от убийственной духоты? Ответ был до безобразия прост: по простоте душевной Баско пожелал сделать подарок Энке, тем самым показав ей свою симпатию к ней, а заодно и доказав, что охотиться он тоже умеет. Ибо, как говорится, за любимой и в снег, и в дождь, и в жару хоть на край света. Немного безрассудно, но… Что поделать? Эн – завидная самка, за ней уже выстроилась очередь, которую, к слову, она оставила в стае Южного Берега. Ну и Белояру надо было как-то выделиться на фоне остальных самцов, пусть и беспрекословно брошенных на растерзание тамошним волчицам.
Так что Бас, точно как ищейка, выслеживал добычу, идя по её следу, готовый вот-вот настигнуть её. На сей раз это был кролик, стремившийся, наверное, к своей норе на одном из склонов здешних холмов. Опустив голову, светлошкурый двигался широкой рысцой, стараясь не упустить ни единой нотки блаженного запаха своей жертвы. Ох, как он надеялся на крупный улов. Баско так и видел в своих зубах – а впоследствии и у ног Энки – большого и ушастого кроля, да потолще. От таких мыслей даже тихонько заурчало в животе, а потому жажда всё-таки поймать маленького – но лучше громадного! – пушистика только сильнее разгорелась. Сглатывая слюну, волк немного ускорился, превращая широкие размахи в более короткие, зато позволяющие быстрее двигаться.
И когда уже Белояр оказался в непосредственной близости к предмету собственных «воздыханий», след зайца внезапно перебился очень сильным запахом волка. Светлошкурый резко остановился, концентрируя внимание на новом аромате появившемся почти из ниоткуда. Он показался Баско уж чересчур знакомым, но он никак не мог понять почему. На последующих вдохах пришло осознание того, что самец этот отчетливо пах Южным Берегом, о котором, как некстати, вспоминал сегодня Бас. По правде говоря, еще секунда и волк бы двинулся дальше по следу ушастого подарка, но в направлении отпечатков, принадлежащих владельцу нового запаха, раздалось нечто, отдаленно напоминающее скулёж. И как-то сами собой ноги понесли в том же направлении. Может, всё потому, что шла Пятая Луна, и в это время, уже чисто на подсознательном уровне, Белояр присматривался к малышне. Рослые волки вообще крайне редко издавали подобные звуки, так что светлошкурый рушил, что неплохо было бы всё-таки проверить, что же там такого происходит. А вернуться к поискам подарка он всегда успеет.
Как оказалось, инстинкты не обманули, и волк всё же не зря решил проверить. К своему удивлению он обнаружил совсем еще молодого волчонка, бывшего ему разве что, пожалуй, по плечо. Баско моментально осмотрелся – никого. Да и в воздухе не витало никаких посторонних запахов. Как же так? Неужели его бросили тут одного? Или он сам сюда забрел? В любом случае, именно это самец и хотел узнать.
- Эй! – обратился он к черношкурому, находясь в паре метров от оного, делая несколько шагов в его сторону, - Что ты здесь делаешь? – поинтересовался Бас. Разумеется, и ежу было понятно, что волчонок лежит, но Белояра интересовало кое-что иное – почему он здесь один. Бросать детенышей, пусть и уже довольно взрослых, было непривычно для Южного Берега, так что, разумеется, Баско предположил, что голубоглазый либо пришел сюда сам – что было довольно сумасбродно с его стороны -, либо его привел сюда кто-то и оставил здесь. Но так как свежих волчьих запахов в округе не наблюдалось, то первый вариант был немного вероятнее.

Отредактировано Баско (2014-11-04 04:32:59)

+1


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Медвежий Клык