Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Верхний Тэмен » Туманная изгородь


Туманная изгородь

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://clickscreen.ru/screens/3/c7bbe740.png
Огромные холмы, больше походящие на горы, плотным полукольцом прикрывают лагерное место Инноваторов. По вечерам в низовьях Изгороди всегда туманно, а тишина стоит такая, что можно расслышать дыхание мыши в сотне метров от себя.

Ближайшие локации:
- Тэменские джунгли (Верхний Тэмен)
- Лагерь Инноваторов (Верхний Тэмен)
- Чистый пруд (Верхний Тэмен)
- Алые поля (Верхний Тэмен)
- Пустая пропасть (Верхний Тэмен)
- Медовые холмы (Верхний Тэмен)

0

2

Для Флей
Сай (ведущий персонаж), Толле

Хоть наступление и было отложено, и пока можно было немного перевести дух, готовиться с орлами всё равно необходимо. Шли волки к месту базирования пернатых друзей через Туманную изгородь. Толле и Сай перекидывалась обыденными фразочками, попутно обсуждая ещё и тренировку орлов. У следующей за друзьями Флей, к слову, спутника не было, они отчего-то… пугались её, что ли? В общем, на контакт идти не особо хотели. И Сай хотел бы помочь своей подруге в этом деле, да только как? Из-за чего так происходит, светло-бурый понимал смутно: Лаки говорила о том, что душа должна быть чиста и открыта, так что же не так со Флей? Или, вдруг это из-за такой жуткой неприязни к мертвецам?
- Ну чего ты так её невзлюбила? – поравнявшись с Флей, наклоняя голову на бок, спрашивает Сай. Он хотел бы как-то объяснить подруге, что не в чем их укорять, хотел бы положить конец этим постоянным распрям и конфликтам, ведь в Офирите должен царить мир… но как уговорить упрямицу? Сай мирился с точкой зрения волчицы, не сильно укорял её, но и не поддерживал.
Где-то на холме послышался чей-то неразборчивый стон, и убежавший чуть вперёд Толле, бывший уже на полпути к вершине холма, ускорился. А когда в пределах его видимости оказался источник звука, волк резко затормозил, пока не решаясь подобраться ближе, и позвал Сая и Флей:
- Ребята, идите сюда скорее!
Встревоженный и заинтересованный – что могло произвести подобное впечатление на Толле? – Сай, ткнулся о лбом о шею подруги:
- Идём, Флей, посмотрим, кто там, - и сам как можно скорее начал взбираться наверх

Rks

+1

3

Я шла позади своих проводников, таращась то себе в лапы, то смотря по сторонам, то изредка поглядывая на двух волков, идущих передо мной. Меня уже не так заботила мысль о Лилит, пошла она ко всем чертям. Всё оказалось намного скучнее, чем я могла предположить. Но зато мне было спокойнее на душе, что никто не пялится в шкуру отвратительным и неживым взглядом, скрывая за этой пеленой желание убить предполагаемую жертву. Меня.
Я не заметила, как напугала саму себя. Зато хоть чуть-чуть развеялась серая атмосфера в нашей маленькой компании. Я порядком уставала уже идти позади всех, это меня угнетало, давило, поэтому я стала идти чуть побыстрее, пока не поравнялось с Сайем. Чуть глянув на него и загадочно ухмыльнувшись, я снова стала смотреть вперёд.
Сколько бы ни возвращалась к заезжанной теме о мертвых и соответствующем отношении к ним, я всегда ставила одну единственную и конечную точку - презрение, осторожность, ненависть. Меня никогда не посещали мысли о том, что я могу и передумать. Да ни за что. Интересно, а Сай вообще предполагал хоть когда-нибудь такой вариант событий: что я резко могу измениться? Думаю, что нет, потому что я всем своим видом мёртвым показываю негатив и открытое хамство. И я уверенна, что ничто не сможет сломить во мне это. Ничто и никогда.
- Ну чего ты так её невзлюбила?
Я снова гляжу на Сайя. Всё-таки спросил, но почему он не обобщил? Я же не только Лилит удостаиваю своим презрением, но и других мёртвых. Почему она? Сговорились, поди. Или она ему понравилась? "Ох, нет, хватит", самой себе говорю, чтобы не закипеть в сей же миг. "Из какой-то фигни всё превращаю в огромнейшую проблему"
- Она это заслужила, - отрезаю я, не вдаваясь в подробности.
Вдруг моё внимание привлекает поведение Толле, друга Сайя. Я не сразу услышала причину его странного поведения: стон, неразборчивый и мучительный, будто предсмертный. Меня что-то кольнуло внутри, призывая к действиям. Немедленно. Это было волнение.
- Ребята, идите сюда скорее!
"Что-то серьёзное стряслось", голова мгновенно заболела от нахлынувших мыслей, предположений. Что же всё таки было там, по ту сторону холма? Что же так... встревожило меня и Толле? Единственный способ - проверить.
- Идём, Флей, посмотрим, кто там, - чувствую прикосновение морды Сайя к своему лбу, немного успокаиваюсь. В этом я не могла упрекнуть его. Не сейчас. Не та ситуация. Сейчас надо посмотреть кто или что издаёт мучительные и страшные стоны, почти завывания. Я беспокойно и стремительно бегу за волком.

+2

4

Для Флей
Сай (ведущий персонаж), Толле, мертвоземец

Чем же Лилит, да и все остальные мертвоземцы, заслужили подобное отношение? Сай не знал, но в данный момент было не до разборок: на холмах кто-то явно страдал, и нужно было оказаться ему посильную помощь как можно скорее.
Уже вскоре светло-бурый оказался рядом со своим другом, который, пребывая в замешательстве и не зная, как поступать с тем, кого нашёл здесь, вертелся возле источника стонов. Увиденное и Сая заставило удивится, он также отпрянул назад, оглянулся на догоняющую Флей, а после уставился хмуро на того, кого они так рвались спасать.
- Мертвец, - тихо констатировал факт Толле, тоже мельком глядя в ту сторону, откуда вот-вот должна была появится Флей. Друзья взволнованно переглянулись: каждый понимал, что сейчас может устроить волчица.
Это действительно был мертвоземец в очень и очень дурном состоянии. Он неподвижно лежал на боку, даже глаза были закрыты, сил оставалось только на предсмертные хрипы, стоны и мольбы. Иссох, бедняга. Сай, приоткрыв пасть, изучал мёртвое тело. Что искал тут этот последователь Кхеса, как осмелился так далеко уйти от источника? Неясно, и не вытянуть из находящегося на грани второй смерти.
Он не дошёл совсем чуть-чуть. И Сай посчитал, что мертвецу нужно помочь. Пусть даже Минерва сотрёт этот момент жизни из его памяти и отправит обратно в Мёртвую землю, они всё равно спасут его.
Вот уже и Флей могла видеть того, кто взволновал её. Интересно, осознав, что за существо перед нею, волчица также будет стремиться оказаться помощь? Сай в этом сомневался.

~ Reykstreer

+1

5

Сай вырывается вперёд, но мои лапы не в состоянии вторить другу, они заплетались, внимая моему волнению. Ведь то, что я могла сейчас увидеть, может быть чем угодно: истерзанным телом живого волка, раненным тяжёло животным. Мысль мыслям рознь, однако ж... Понимаете, смотреть на чужую смерть - побуждать в себе те чувства, которых раньше никогда не было. Менятьcя совершенно в другую сторону. Смотреть на мир по-другому. И ощущать на себе странную тяжесть, будто бы ты виновен в смерти. Это невыносимо, это сковывает дальнейшую жизнь.
Наконец, поравнявшись с волками, я услышал то, чего совершенно не ожидала услышать:
- Мертвец, - сказал тихо Толле.
Такое впечатление, будто он не вполголоса это сказал, а заорал мне в ухо, это слово.... эхом отдаётся в моей голове. Вот, кого я жалела, когда взбиралась на этот чёртов холм?! Чувствую, как медленно накаляется во мне негодование, смешанное с разочарованием, но стоило мне взглянуть на бедолагу, который умирал, издавая мучительные стоны, я.... провалилась на месте. Почему-то этот дохляк на миг-другой показался мне живым волком? Почему, вместо мертвяка, который, как я думала, подавился собственной властью, собственным самомнением и... искупавшийся в крови, совершивший убийства ради своей выгоды, я... видела вместо него.... живого, такого же как и я, волка? И от этого не избавиться.
Что это? Собственная иллюзия, построенная мною на моих же переживаниях? Это не иллюзия, я не могу ничего сделать. Я не могу плюнуть на этого беднягу, но и не предпринимаю ничего, чтобы помочь ему. Я сжимаю зубы, а глаза мои... становятся медленно тёплыми. Нет, что Вы, они и раньше были тёплыми, я это говорю в другом смысле. Я не отрывала взгляда, но чувствовала, как что-то мокрое, как капли дождя, ложится на мои зрачки. Мне было жаль его? Я не знаю, я не понимала, что со мной творится. Почему я не могу развернуться и уйти, забыв просто так обо всём, что видела?
Возможно, это тот случай, который случился как назло. Дабы изменить отношение к мертвым. Но... "Не забывай, они, даже когда умирают, остаются по-прежнему теми властолюбивыми тварями, им нельзя верить!", вторило мне одно, но другое... "Он никого тебе не напоминает? Представь, что ты будешь также мучиться, а другие будут стоять и смотреть чисто из принципа, что ты МЁРТВАЯ, они - живые. Помоги ему - он тебе поможет. У нас всех есть душа" Всё это рвало меня на части. Обе стороны во мне были правы, но эти дебаты меня сейчас забьют.
Я кое-как перевела взгляд на Толле и Сайя, а те недоумённо и взволнованно смотрели на меня. Я не могла сейчас им ничего сказать. В горле встрял неприятный комок, в груди же что-то накрепко связало меня железными цепями. Я опускаю медленно взгляд вниз, скрывая слезу, что предательски покатилась с моего правого глаза. Я пока не могу сделать никаких выводов, я ничего не могу решить, не могу сказать.
Отдалённо, где-то внутри, я понимала, что имела ввиду Минерва под: "Мы все едины". Я это узрела. И это не иллюзия. Это... чёртова... ЯВЬ!

Отредактировано Флей (2015-06-11 17:34:11)

+1

6

Для Флей
Сай (ведущий персонаж), Толле, мертвоземец

Странно, она не кричит, не плюётся ядом, не осыпает этого мертвеца проклятьями. Сай, признаться, слегка удивлён. Он смотрит внимательно на свою подругу, ища в её серых глазах причину такого нетипичного поведения. Конечно, возможно, Флей уже тысячу раз обругала засыхающего, но вслух ни слова ещё не вымолвила. Может потому, что пока ещё не знает, что хочет сделать с этим мертвецов светло-бурый? Не знает, что тот хочет ему помочь.
Флей не отрываясь смотрит на страдальца, и он вдруг, видимо, почувствовав на себе изучающие взгляды, приоткрывает чуть свой алый глаз и, завидев столпившихся незнакомцев, стонет пуще прежнего. Толле оседает на землю и отводит уши назад, явно ошарашенный происходящим. Сай же продолжает упорно глядеть на подругу. И мгновения спустя он вдруг замечает, как на глаза ей наворачиваются слёзы. Отчего, почему? Неужто волчица жалеет мертвеца? Но не задавая этих вопросов, не желая провоцировать вновь Флей, светло-бурый кладёт ей морду на шею и прижимается, в надежде успокоить.
- Что делать-то будем? – возвращает Сая к проблеме его друг, спрашивая таким тоном, будто сам виновен в случившемся. Лизнув Флей в щёку, светло-бурый обходит иссыхающего мертвеца, останавливаясь у него за спиной возле шеи. Решение уже давненько принято, медлить больше нельзя, а то так и скончается бедолага на этом холме. Да только как отреагируют на такое заявление?
- Поможем ему, - пожимая плечами отвечает Сай. Голос его твёрд, а взгляд вновь устремлён на Флей, мысленно же уже готовится позвать на помощь верного спутника: так будет продуктивнее, орёл перенесёт по воздуху перенесёт быстрее, нежели по холму будут тащить три волка.

~ Reykstreer

0

7

Всё стало таким.... серым. Прозрачным. Не реальным. Мне не хотелось ничего видеть, слышать, чувствовать. Как назло меня осыпали эти удары, которые я чувствовала от собственных дебатов внутри. Они не успокоятся, будут тормошить и рвать всё внутри до тех пор, пока я не выберу одного из них. Они не могут существовать в покое, пока живы оба. Эти две противоположности во мне.
Прикосновение к шее отдалённо напоминает мне о том, что я всё еще стою на том же месте, но взгляд отведён в сторону. С моих глаз не катятся больше слёзы, взгляд, наверняка, потерянный. И я по-прежнему молчу. Я не могу ничего сказать. Будто этот случай высосал из меня все эмоции, всю дрянь, всю ненависть, всё-всё-всё! И я сейчас чувствовала даже некое... опустошение, смешанное с потерянностью.
- Что делать-то будем? - слышу отдалённый голос Толле.
"А ему вообще возможно помочь?", молча спрашиваю я, закрывая медленно глаза. Они сухие. Неживые, будто. "Но и столбом стоять не вариант", договариваю, снова открывая их. Я не посмею вновь посмотреть в сторону мученика. Нет, это меня еще больше введёт в... реальность. Жестокую.
Я не выхожу из этого транса, из неподвижности, не меняю ни позиции, ни эмоций. Чувствую, как Сай пытается меня успокоить, снова, но я не могу сказать ему, что это бесполезно, трата времени. Я просто должна в себе разобраться. Но этот случай.... мне не забыть...увы...никогда.
- Поможем ему, - доносится до ушей ответ Сайя.
"Как?", шепотом спрашиваю себя я. "Как мы ему....поможем?"
- Может, нам его понести? - предположительно говорю я, наконец, поворачивая голову и устремляя погасший взгляд на Толле, затем на Сайя, но не на... мертвеца. Нет. Я жмурюсь. Что-то внутри говорит мне: "Смотри на его страдания и пойми... что не каждый заслуживает от тебя ненависти, чёрт подери!" и тут же встревает иное. "Все мы способны на страдания. Кто сказал, что он потом скажет тебе сопливое и элементарное спасибо? Вдруг, он даже не вспомнит о том, что ТЫ для него сделала? У них одно на уме: никто и никому ни чем не обязан"

0

8

Для Флей
Сай (ведущий персонаж), Толле, мертвоземец

Кто бы мог подумать, а? Флей не сопротивляется, не желает скорейшей смерти этому мертвоземцу, как желала её Лилит некоторое время назад. Над беспомощностью иссыхающего можно было бы глумится, издеваться, злорадствовать, довольствуясь тем, что это прогнившее создание наконец поучает по заслугам. Но рыжая этого не делает. Сай… нет, не поражается этому; не встречая сопротивлений, возражений на свою предложение он только радуется за подругу: она смогла переступить через себя, смогла проявить жалость к мертвецу, которому требуется помощь. Ну, по крайней мере, именно так думал светло-бурый на данный момент о Флей. Что же в действительности заставляло так поступать волчицу – затуманенная загадка.
- А на что нам орлы? – вопросом на вопрос отвечает волк: уже выяснили, что тащить «на себе» - не самый лучший вариант, медленно, муторно… А тянуть сейчас уже нельзя, у мертвоземца явно последние капли Кхесской остались: он уж и не стонет практически.
Сай вскидывает голову вверх, будто так лучше «передастся» сообщение, и мысленно зовёт своего пернатого спутника. В принципе, одного орла им вполне будет достаточно, а потому и решили, что нет надобности вызывать ещё и спутника Толле.
Волки отходят чуть в сторону, чтобы освободить пространство для огромного Тэменского орла, что даже особо не останавливаясь, подхватывает мертвеца. Последний явно не готов к такому повороту событий и что-то неразборчиво бормочет.
- Всё будет хорошо, - успевает напоследок успокоить его Толле, хотя, конечно, вряд ли сейчас он способен убедить мертвоземца в безопасности перелёта. Как бы он там не иссох до конца со страху…
- Идём к Минерве, должен же ей кто-то рассказать, что произошло, - зазывает Сай, пускаясь вслед за орлом.

--->выведены

~ Reykstreer

0

9

Я более менее пришла в себя. Ему помогут. Это как-то успокоило меня. Но лучше бы он не знал о ней, пусть лучше узнает о его спасителях: Толле и Сайе, чем обо мне. Я заметно прижимаю уши, поднимая голову. Мой взгляд снова был прежним: холодным и серьёзным. Снаружи одно - внутри другое. Внутри всё еще что-то беспокоилось за жизнь мертвого волка.
- А на что нам орлы? - спрашивает меня Сай.
"Не забывай, что у некоторых орла нет", огрызнулась я. Похоже, возвращаюсь в былое состояние? Возможно. От этого на душе полегчало, но не настолько, чтобы бодрствовать в своём истинном состоянии: раздавать направо и налево оплеухи и словесные замашки мертвякам в стае. Может, появился еще кто-то, на кого я стану смотреть иначе? Вряд ли. Чёрт, почему я себе сама противоречу?! Почему я не могу найти покоя? И не могу до сих пор выбрать одно из двух.
Я снова посмотрела на мертвеца. Когда он корчился в боли и агонии, наверное, наистрашнейших мук для него, я действительно питала к нему жалость? Питала жалость к убийце? Но убийца выглядел, как обычный живой волк. Интересно, вернувшись в жизнь, он вообще вспомнит, кто его спас? Если вообще выживет. "Должен", говорит мне что-то внутри, на что я молча скалюсь.
Чья же сторона всё-таки одержит победу?
Я отхожу чуть назад, как и мои сопровождающие, наблюдая, как орёл уносит тело мёртвого волка. "Надеюсь, это не было ошибкой", думаю я, провожая взглядом птицу. "Но почему-то... когда он умирал... он был... не похожим на других? Изменится ли он или же не вспомнит?"
- Идём к Минерве, должен же ей кто-то рассказать, что произошло, - говорит Сай и бежит вслед за орлом.
Я вздыхаю и бросаюсь следом за ним. Что же этот случай во мне изменил? Пока что ничего. Просто, когда мы видим смерть, мы меняемся, но не сильно. Что-то встаёт на второе место, что-то исчезает, что-то становится более значимым. Моя недоверчивость и злоба не ушла, я не знаю, почему... или что заставило меня так... проникнуться к этому существу. Оно вроде бы внешне такое же, как и я, но внутри.... убийца. И что бы ни делай для него - оно своей природе не изменит.

--->> Вне игры

0

10

Конец сезона

Все неотыгранные события можно перенести в раздел флешбеков.

0

11

--->> Вне игры


17 день Седьмой Луны. 31 год.
Самый высокий холм, слева от меня уже игриво поднимается солнце, периодически прячась за тучки. Справа Херудим, мой верный друг и напарник. Он чувствует, я чувствую - Лайл уже где-то рядом. И я каждой клеточкой тела молился, лишь бы он не был в лапах Азазеля. Парадокс? Ведь я лично просил Князя приютить и попридержать братца, если вольные его отыщут. Но давайте взглянем в глаза правде. Вы бы хотели чтобы ваш брат оказался в хитрых цепких лапах врага? "Холодная" война с Вольным Кланом и, так называемые, дипломатические отношения - лишь фарс. Это понимал и я и Азазель. Так что хорошего в том, что Лайл может стать игрушкой в нашей партии и спектаклях? Я даже стал сожалеть обо всём, что рассказал бурому князю о брате. Лучше бы он не знал. Лучше бы Лайл и дальше оставался потерянным для меня, но определённо живым. Хотя вот тут-то и заключалась загвоздка. Вспоминая недоброе приветствие гиены, легко предположить, что следующий заход братца к Вольному Клану оказался бы совсем не мирным, если бы я не растрещал там о ценности и важности его задницы. Может я наоборот спас ему жизнь?
Но пока вестей от Азазеля не было, но и у меня для него тоже информации нет. Мертвоземцы собирались со скоростью улитки, тухнувшей под солнцем. Может, для мёртвых и нет уже понятия времени, но для меня каждая минута вот такой жизни на изжоге была равносильна вечным мукам и терзаниям. Я всё ждал и ждал, а что ещё мог поделать? К счастью, приход Минервы знаменовал собой скорое начало похода.
"Совсем скоро..."
Не знай я о Вольном клане, я бы радовался всей душой. Мертвые убийцы наконец уходят с Севера! Но... Как оказалось, на замену им останутся вот такие вот беглецы вроде Азазеля. И уж не такой я и дурак, понимал, что одним озером его жажда не ограничится. Ты - практически вечен. У тебя есть секрет... эээ... бессмертия в каком-то роде. И вот станешь ты восседать и чахнуть у одной лужи? Да конечно нет! Ты захочешь большего! Но Вольный Клан был более сговорчив, по сравнению с Мёртвой землёй, да и у озера следить за ними станет проще для меня и других Инноваторов.
Всё это лишь вопрос времени, а пока, ждём. И жду, вглядываясь пристальным взглядом в сторону далёких отсюда земель Вольных, словно бы вот-вот из-за горизонта выбежит мне навстречу брат.

Отредактировано Нейл (2016-02-16 17:33:10)

0

12

--->> Вне игры

17 день Седьмой Луны. 31 год

Утро. Солнечные лучи только начинают выглядывать из-за стоящих кольцом холмов. Иногда было такое ощущение, что они тянут ко мне свои золотые лапы, будто пытаясь пригладить мою шерсть. Птицы, всё ещё сонные, только начинали распеваться. Всё тихо просыпалось, и только я был уже часа два на лапах.
Как-то не спалось. Шарясь по окрестностям, нечаянно набрёл на неожиданный источник информации. Порой мне кажется, что сам Расуэль ведёт меня в места, полные разных новостей, способных помочь Ордену или его члену. Информация касалась как раз про одного волка, входящего в его состав. И, вроде бы, надо было бы поскорее поделиться с ним этой информацией, но я отдался воле судьбы. Мои лапы передвигались автоматически, неся меня куда-то вперёд.
Мне сказали, что в Вольном появился живой волк, достаточно похожий на приходящего в клан Динамеса. Сказали даже, что думалич, чего это живчик метку убрал, но, нет, по характеру сразу различили две личности.
Удивительно, но я нашёл того, кто мне был сейчас нужен. На зелёной траве, обдуваемый тёплым ветром стоял Нейл. Выражение моей морды стало ещё более каменным. С такой миной я и подошёл к нему.
Интересно, как он воспримет эту информацию? Что будет делать? Да и будет ли вообще что-либо делать? Эти вопросы появлялись в моей голове как-то не вовремя.  Получалось, что я тупо стою рядом с состайником и молчу. Пора было бы уже начать разговор.
- Нейл, копия твоя нашлась. – сказал я без лишних прелюдий. Зачем растягивать информацию, делать из чёткого образа бесформенные сопли? И, может быть, Дуо бы сказал это слишком эмоционально, Кватро бы начал давать информацию дозированно, с печальной мордой, а я сказал прямо. - Увы, он в лапах нашего знакомого – Азазеля.
Я посмотрел на него пристально. Вдруг Нейл ринется туда, разметает там всех, чтобы  хотя бы просто спасти бедолагу из цепких лап Князя, но в итоге окажутся у нас под боком крайне недружелюбные соседи... В прочем, если не о ком заботиться, то какой тогда смысл вообще тут существовать? Мертвоземцы заботятся о своей шкуре, а мы – о шкуре Офирита, включая каждую живущую  персону.

+1

13

Херудим заметил приближающегося Трову раньше меня, о чём и оповестил. Я же до последнего момента, пока слова Инноватора не долетели до  моих ушей вглядывался вдаль. Внутри шла борьба, борьба разума, требующего хладнокровия и чувства беспокойства, которому не имелось. Все мы бесславные, бравые воины в страшных битвах, пока у противника не появляется весомый аргумент в виде дорогой тебе жизни в их цепких когтистых лапах. На вскидку, понять это мог первым делом лучше всех Кира, после не то замечательной, не то печальной новости о грядущем пополнении. Возможно, понял бы и Асуран, неоднократно пытавшийся вытащить из Мёртвой Земли своих друзей. Но те делали свой выбор добровольно, а здесь... ни Лайла, ни Лаки спрашивать не будут.
"Расуэль, не дай Кире пережить подобное... ещё раз?"
Слова Тровы ударили словно молнией, но моя реакция оказалась заторможенной. Ещё секунд десять после услышанного я продолжал сидеть, всматриваясь вдаль. Всё потому что внутри меня что-то упало и звонко разбилось, вероятно надежда. Да, именно она. Левый уголок рта по привычке скользнул вверх, пытаясь ухмыльнуться, но вышло совсем не то: обреченное нервное искажение морды, словно бы на грани срыва.
- Вот как... - Тихо выдавил я осипшим голосом, силясь придать интонации ну хоть небольшой оттенок радости.
"Значит, в твоих лапах козырь, Азазель? А у меня ещё ничего. Только щепотка разочарования и кучка несбывшихся надежд."
Я понятия не имел как быть. Идти к Азазелю сейчас, когда озеро всё ещё кишмя кишит Мертвоземьем? Просто явиться, пожать плечами и сказать "Извини, дружок, что-то как-то не срослось, ты подожди ещё немножко"? Я понимал, Князь понимал, что для каждой партии даётся время. Не успел? Проиграл. И в отличие от меня, бурый мертвец выполнил половину своей части договора, а я же не приблизился ни на шаг.
Страдать и прибедняться на этом холме я мог практически вечно, но что толку? Да и неловко как-то расплываться бесхребетной мазнёй перед Тровой. Выпятив грудь вперед, намотав мужицкую соплю на лапу, привёл себя в чувство, особенно достоинства, как это обычно и бывает в случаях всеобщего напряжения. Кто должен быть инициатором для разряжения обстановки? Нейл!
- Чтож, значит, пора выдвигаться к нашим общим "друзьям"! - окончательно взяв себя в лапы выкрикнул я радостным тоном и подмигнул Трове, улыбаясь. Главное в самообладании что? Правильно, успокоить себя и других, глядя на светлую сторону ситуации, ну, а если её нет, то выдумать и заставить себя и других поверить в существование оной.
- Хей, кто последний, тот цыплёнок! - Толкнул я по-дружески шутливо Херудима в бок, сорвавшись с места в сторону земель Вольных.
Пригласить с собой Трову, который после побега от Вольных стал у тех вне милости, язык как-то не повернулся. Очень кстати была бы его помощь и поддержка, но озвучить это вслух не хватило духу. Пусть бурый сам решает вмешиваться ему в опасную затею или нет. Я лишь через плечо крикнул напоследок:
- Спасибо за информацию, Трова! С меня причитается!

0

14

Мои глаза спокойным, но проницательным взглядом впились в морду Нейла.  Его реакция заставила меня ждать. Не сразу он отреагировал на это. Было такое ощущение, что я сказал ему, что Дикий убил Минерву (не надо на нашу голову такого, да и не случится такого обсурда!), что считается невероятным, а главное – сильным ударом. Голос его был тихий и позитивом явно от него не несло, как бы ни старался состайник. Это означало, что дело куда серьёзнее, по крайней мере, для самого Динамеса.
- Талгис, лети к Туманной изгороди. Тут намечается что-то и, походу, нужна будет твоя помощь.
- Хорошо, но хотел бы я надеяться, что всё не так важно, хватит для Инноваторов и текущих событий, без каких-либо примесей!
Нейл за время моих коротких переговоров с Талгисом успел взять себя в лапы и снова предстать передо мной жизнерадостным волком, тем самым, которым его все привыкли видеть. Но, этого можно было уже не делать. Его тихое «вот как» сказало уже тогда всё само за себя. Я лишь перевёл взгляд с состайника куда-то вниз, на траву, думая, как бы поступить.
Нейл, сорвавшись с места, подскочил к Херудиму, а за тем они оба пулей рванули в сторону земель Вольного клана. Я смотрел им в след. Отпускать его одного было как-то бессмысленно.
Приземлился краснопёрый. Я вкратце пересказал ему всё случившееся.
«Глупо было бы отпускать его одного, да и пора бы наведаться уже нормально к нашим «друзьям», а не топтаться около их границ.»
Совет орла был самым точным и нужным. Собственно, я и без него знал, что не надо Нейла оставлять, но его слова, точнее мысли поддержали, уверили меня в своей правоте. Да и пора бы встретится уже мне с Азазелем, познакомить его с Тровой и заставить позабыть о Коваре. Он его больше никогда не увидит... Даже жалко как-то.
Талгис подхватил меня, и мы ринулись в погоне за этими сорвиголовами. Мы летели быстро и должны были, если и не одновременно, то хотя бы не сильно поздно прилететь к границам клана относительно Нейла.
«Вот и отдашь мне долг, позволив прогуляться по «родным» землям.»
Проносились верхушки деревьев, и я невольно вспомнил, как в первый раз летел туда, на встречу неизвестности. В то время эта затея была абсурдом. Встретиться с мёртвыми, да тем более затесаться туда живом волку!.. Бред, да и только! А сейчас... Сейчас я лечу туда, как на задание или обычную работу, будто бы после долгого отгула. И не охота как-то, но и интересно, что случилось за всё прошедшее время.

0

15

Бодрой походкой Лост уводил свою подругу от посторонних глаз. Но чем дальше волки уходили, тем сильнее Белый чувствовал волнение в груди.
- Не знаю, - между делом ответил он Луне, - будет открывать ему законы вселенной, наверно.
С одной стороны самец хотел бы остаться и задать еще несколько вопросов, ведь Трова был одним из инноваторов, одним из тех, кому было известно о внутренней стороне мира, где Лосту посчастливилось родиться. С другой стороны была Луна, которая заметно скучала и сонно озиралась по сторонам. А еще было множество самцов вокруг нее.
«Что это? Ревность?» - Скептически подумалось Лосту, но волк просто не хотел в это верить, а потому предпочел эти мысли отогнать в сторону.
Пожар в его груди настолько вспыхнул при слове «ревность», что Белый даже не заметил, как один пейзаж сменился другим, весьма причудливым. Джунгли уступили место плавному скату, который был покрыт сначала кустами, а потом зеленой свежей травой, а за ней переходил в равнинную поверхность. Конечно, самец туда спускаться не собирался, а вот устроиться где-нибудь под кустом, который открывал бы прекрасный вид на ту самую равнинную поверхность, было бы очень даже неплохо. Волк на пару минут, однако, остановился, прислушался и потянул ноздрями воздух – посторонних запахов не оказалось. Везде пахло хозяевами здешних территорий.
Лост обернулся, взглянув на Луну. Рыжая шла за ним, похоже, в настроении – она бодро шагала, а глаза ее весело блестели. Странно, что он начал замечать мелочи в поведении его подруги. Такое уже однажды было, но проявлялось несколько иначе. Волка все никак не покидало чувство, которого он боялся больше всего.
Однако, самец улыбнулся ей, приветливо вильнув хвостом, но другие тревожные мысли не хотели покидать его не на секунду. Он был под впечатлением после рассказанного и хотел этими впечатлениями поделиться с волчицей.
- Тебе нравится тут? – Внезапно спросил волк, остановившись подле высокого дерева, задрав голову вверх. Он искренне надеялся, что за ними не послали нянек.
- Я вот скучаю по дому, - признался белый, шумно вздохнув, - теперь уже не будет все, как раньше.
Волк нахмурился еще сильнее, задумчиво повернув морду в ту сторону, где, по его мнению, должны были быть их земли.
- Мне жаль всех, кто остался по ту сторону реки. Я, хоть в тумане, но помню, что это были за волки, - Лост вдруг потянулся к морде волчицы, видимо, для того, чтобы обнять, но потом резко отстранился, будто бы его что-то напугало. Он, не мигая, посмотрел на Луну, а потом, лизнув пересохшие губы, продолжил:
- я бы все равно пошел туда, зная даже, что меня ждет смерть…
Белый замолчал, очевидно, не договорив какую-то мысль. И чего он желал услышать от своей подруги? Волк даже не хотел рассказывать ей того, что видел тогда, когда был в плену, что теперь часто снится в его снах. Все было ужасно, запутанно, страшно, но почему ему вдруг так хочется ее обнять, когда она смотрит на него?

+4

16

- Будет открывать ему законы вселенной, наверно,- Луна бы посмеялась, да только поняла немного раньше, что в данной ситуации это может быть вовсе и не шутка.
- Кто знает, что Инноваторы могут скрывать от нас. Может они знают гораздо больше, чем рассказывают. Вообще, кто до конца уверен, что этим волкам можно доверять?.. Все думают, что раз они перетащили некоторых на свою территорию, то тип спасли? Ха! Их планы могут оказаться гораздо масштабней. Мы лишь попались под лапу. Я, честно говоря, им ещё доверяю не до конца. Все слишком гладко… Они всё это время существовали, но не вмешивались в нашу жизнь. А вот появился Доминион, и конечно же, тут же прилетели! Меня все это настораживает. Но почему-то думаю обо всем, об этом, только я одна. Конечно, все может оказаться и правдой. Я не говорю, что полностью им не верю и точка. Нет. Просто немного сомневаюсь. Ведь нужно проверить все версии и в случае чего быть готовой. Так ведь? Или это уже паранойя?..
Луна следовала за Лостом, обдумывая все то, что Лаки им успела поведать за сегодня. А за одно старалась точь-в-точь попадать в следы белого. Чем не развлечение пока они куда-то идут?- А, кстати, куда? У Лоста есть какое-то определённое место, куда мы должны прийти или идем так, наобум?- По идее Лу должна была бы это спросить вслух у самого волка, но что-то её остановило. Он шел так… отстранённо, что она подумала: «Может он тоже пока раскладывает в своей голове все по полочкам? В конце-то концов, Лаки очень много информации выдала за раз. Нужно все как-то переварить, осмыслить».
И вот два волка покинули джунгли, став спускаться куда-то ниже. Было по-прежнему пасмурно, что, собственно, настроение никак не поднимала. Но Рыжая до сих пор не закинула свою забаву, пытаясь идти след в след за своим другом. Это хоть как-то развлекало её, пока Лост о чем-то размышлял. Лу даже показалось, что он очень не хотел уходить от Тровы и Птахи. Но видимо что-то заставило его это сделать. Вернее кто-то.
- Я?! Да я бы никогда! Тем более я даже слова не сказала. Ни одного намёка на это не было. С чего он взял, что мне хотелось уйти оттуда? Ну… может Лост и оказался прав, но это скорее всего просто носом в небо. Или действительно было заметно?.. То есть, это он из-за меня ушёл? Но…
И тут повернулся сам белошкурый, он посмотрел на Лису, а та взглянула на него с чем-то поистине добрым во взгляде. То ли это была благодарность, то ли просто счастье, но определённо что-то хорошее, по-настоящему искреннее. Ликвидатор улыбнулся, легонько вильнув хвостом и остановился.
- Тебе нравится тут?- задал он вопрос, после чего посмотрел вверх в надежде или же наоборот опасении кого-то там обнаружить,- Я вот скучаю по дому,- самка немного потупила взгляд. Это был неожиданный вопрос. Ведь она никогда не думала об этом, просто принимала всё как должное, не иначе.
- Эм… я тоже скучаю по дому. Но настали такие времена, что теперь там небезопасно. Рано или поздно это должно было произойти. Мы ещё многого не знаем об Инноваторах, но если они и правда прибыли, чтобы спасти нас, то мы вынуждены делать так, как они просят. И если было разрешено оставить часть нас здесь, значит дома не все так плохо, и мы можем пережевать сейчас только за тех, кто там, кто нам поистине дорог. Но оказаться там вместе с ними, видеть, как все родные мне места рушатся на моих же глазах и я почти ничего не могу с этим поделать… мне нравится и тут. По крайней мере, так надо.
- Теперь уже не будет все, как раньше.
- Согласна. Но стоит ли разочаровываться из-за этого? Не будет так, будет иначе. Вдруг из этого союза выйдет что-то хорошее, что в дальнейшем сможет сплотить всех нас воедино навсегда?
- Мне жаль всех, кто остался по ту сторону реки. Я, хоть в тумане, но помню, что это были за волки.
- Да, они там действительно в опасности. И на меня очень часто давит совесть за то, что  они там борются за нас, за наше будущее, а я ничем не могу им помочь. Но, как я уже говорила, быть с ними тоже бы не смогла.
Лост приблизился к Луне, но тут же отдёрнулся. Его переполняли противоречия. Он хотел бороться вместе со всеми, но по какой-то причине был здесь. И если Лу и не знала по какой именно, то где-то в глубине души точно догадывалась из-за чего он не отправился обратно на Юг.
- Я бы все равно пошел туда, зная даже, что меня ждет смерть…
- Совсем сдурел?! В одиночку? Да никогда!- Рыжая подбежала к волку, уткнувшись носом в его густой мех на шее. И потом уже намного тише, буквально шепотом, смотря на него снизу вверх, сказала:
- Не без меня уж точно,- она прикрыла глаза от удовольствия, оказавшись так близко рядом с ним. Лисица вдыхала запах его шерсти, сейчас он казался даже важнее кислорода. Словами просто не передать, что чувствовала волчица. Всё это было так ярко, но не сказать что ново для неё. Эту трепетную заботу, это желание находиться постоянно рядом она уже испытывала. Но было это так давно, что и самой уж не упомнить. В мыслях промелькнул образ брата и легкая, но какая-то добрая грусть нашла на самку.

+2

17

Честно говоря, волк совершенно не знал, зачем ляпнул последнею фразу. Точнее, подсознание его прекрасно знало зачем, а он – нет. И надо сказать, волк как-то даже смутился от только что сказанного, посчитав это чрезмерной глупостью. Ему казалось теперь, что он вызывал у Луны лишнее желание проявить к нему жалость, а с другой стороны – вовсе будто бы хотел покрасоваться перед ней. На деле же подсознание выдало такую фразу только лишь для того, чтобы посмотреть на реакцию волчицы. Надо сказать, что оно оказалось очень довольным результатом.
- Совсем сдурел?! В одиночку? Да никогда! – Луна буквально сорвалась со своего места, «врезаясь» в волка. Лост почувствовал приятное прикосновение влажного носа на своей шерсти и, несколько ошалело, опустил глаза вниз. Его подруга смотрела на него снизу вверх, видимо, испугавшись даже одной этой мысли, отчего сам волк вдруг испытал чувства вины перед ней. О, ему бы хотелось видеть, как она улыбается, но совершенно не хотелось видеть волнение или грусть на ее губах.
- Не без меня уж точно, - заключила самка, прикрывая глаза. Лост на какой-то миг задумался, почему она это сделала – то ли спать хочет, то ли ей с ним хорошо? Он замер настолько, насколько мог вообще стоять не двигаясь, стараясь не потревожить рыжую и стараясь продлить это мгновение хотя бы еще на полминуты.
Он не ответил ей, но призадумался. О нем никогда никто так не заботился; родные, разве что, сестры без конца и без края старались во всем угодить своему старшему брату. Одна из них, та, которую у Лоста отобрали, была похожа на Луну. Она была такой же бойкой, такой же веселой и задорной, с такими же лучистыми глазами. Вспоминая о ней, недоуменный взгляд волка плавно перешел в теплый и по-отечески заботливый, а следом почему-то вспомнилась и вторая сестра.
«Вот бы ее найти», - мимолетно подумал волк, вздыхая. Она наверняка осталась там, откуда они с Луной сюда прилетели. Волк не видел ее с тех пор, как ушел с Каинитами, о чем теперь очень сильно жалел: последнюю кровь потерял. Теперь какое-то желание требовало найти ее и убедиться, что она в безопасности, но было уже слишком поздно. Последний шанс с Минервой Лост упустил, поэтому ему оставалось надеется, что с волчицей все в порядке. Она была, в отличии от погибшей, сильной и независимой. Порою, даже сильнее, чем ее брат.
Лапы, тем временем, начали затекать. Белый покачнулся, неожиданно чувствуя, как заваливается набок, а потому, вдруг забавы ради, ухватил Луну лапами за шею и увлек за собой. Он плюхнулся в траву, укладывая ее сверху, а потом вскинул голову, рассматривая ее яркую шерсть на фоне серого пасмурного неба. Погода не предрасполагала для таких прогулок, но волку это совершенно не мешало, потому что, сам того не осознавая, он плотнее прижимался к самке, так близко ощущая ее горячее дыхание.
Так тесно он еще никогда не был к ней.
Трудно говорить, дышать, думать о чем-то другом, когда понимаешь, что влюблен. Лост, конечно, все еще помнил Комильфо, но она была так далека от него, что их роман казался ему только сном. А Луна, хоть она и была почти полной противоположностью волка, так была близка к нему и так старалась понять его, что, казалось, лучшей и не сыскать. Белый уже хотел было открыть пасть, чтобы сказать ей что-то похожее на признание, но где-то скрипнуло дерево, а вдалеке цыкнула какая-то птица, отчего Лост вздрогнул и расслабил объятия.
Надо было что-то делать. «Разбавь обстановку, дурень», - долбило в голову подсознание, поэтому, впопыхах, Лост ничего не смог придумать умнее, как поиграть. Да, вы не ошиблись, это не опечатка - именно поиграть. Игриво шлепнув хвостом по земле, белый потянулся к уху волчицы, зубами аккуратно ухватив его и слюнявя, потянул на себя. Он тихо заворчал, словно маленький щенок, ожидая от нее ответного действия, а когда получил, ухватил ее снова и перевернувшись, аккуратно уложил на обе лопатки, не забывая при этом тут же отпрыгнуть. Дразнясь и задорно прыгая вокруг волчицы, он помчался снова вглубь леса, стараясь запутать самку, пробегая мимо деревьев и прячась в кустах. И только в этот момент, впервые за многие годы он по-настоящему расслабился и вернулся в то беззаботное время, которое так, казалось бы, безоговорочно ушло от него. Даже молча, но ему было интересно и весело, и хорошо с нею, как ни с кем ему так хорошо не было.
Возле одного пышного дерева, куда ветер почти не попадал из-за обилия толстых и густо озелененных веток, Лост остановился и кивнул на землю. Ему хотелось прилечь и отдохнуть после такой разминки, он наделся, что и его подруга не будет прочь "разделить с ним ложе". Волк «нырнул» под самое растение, потоптался на траве под ним, а потом лег, довольно вытянув лапы. О такой легкой и непринужденной прогулке он мог только мечтать раньше, а теперь эта мечта стала явью.
- Я еще ни с кем не чувствовал себя таким счастливым, - признался Лост ей, когда рыжая легла рядом, - даже когда у меня была самка, мне будто бы чего-то не хватало.
Волк многозначительно посмотрел на Луну. Нет, признаться в том, что она ему нравится, он не мог. Не мог. Они же просто друзья и всегда ими будут?

+2

18

Пока Луна, уткнувшись носом в грудь своего друга, сидела не шелохнувшись, собственная рыжая шерсть игриво развивалась на ветру. Это было чем-то схоже с языками пламени, которые хаотично бросаются в разные стороны.
Лост тоже пытался не шевелиться. И безмолвная тишина повисла над двумя волками. Лу открыла глаза, чтобы взглянуть на друга. Быть может что-то хотела сказать, дабы чувство неловкости не посетило её. Но белошкурый явно избрал другую тактику.
Он тот час ухватился лапами за шею Рыжей и повалил её на себя. Они вместе упали в траву. Лисица была крайне обескуражена. Она, честно говоря, не ожидала, что вроде бы столь серьёзный разговор мог закончиться таким по-детски игривым жестом. Но это было наоборот замечательно. Так как, скорее всего, Лост всего лишь пошутил.
Но вряд ли это «скорее всего» было действительно сказано в шутку. Даже если и так, то все прекрасно знают, что за каждой такой шутливой фразой скрывается доля правды. Зная характер белого, можно действительно сказать, что тот на самом бы деле ушел. Но почему этого не случилось? Наверное, это Луна стала тому причиной. Пока рано говорить о чём-либо, но вроде они питают друг к другу что-то большее, нежели дружеские чувства.
Самка не стала брыкаться в попытках встать. Ей определённо понравилось. Она лишь звонко хохотнула. Ликвидатор же в упор глядел на неё,- Интересно, о чём он сейчас думает?- И правда, что творится в его голове, когда он смотрит на эту рыжую особу? Задумывался ли он когда-нибудь о том, что из них может выйти неплохая пара. Нет, не так, что напарники, друзья или просто соклановцы. А по-настоящему. Как любящие друг друга волки, как пара, как единое целое. Хотя, что говорить, если и сама волчица пока не заходила так далеко? Она почему-то до последнего пыталась унять свою фантазию, чтобы не дай бог не надумать себе чего-нибудь лишнего.
Вдруг сзади что-то отчетливо стукнуло о землю. Лу мгновенно обернулась, но увидела лишь белый хвост Лоста. Не успела она повернуть голову обратно, как тот схватил её за ухо, потянув на себя. Та замотала головой, чтобы самец отпустил несчастное рыжее ушко. Он издал звук, который вроде и походил на рычание, но в него было вложено много добра, веселья.
Рыжая умилялась, каким мог быть этот волк. Она давно не видела, чтобы он веселился, вытворял что-то этакое. Скорее всего, это всё из-за Доминиона. Они оставили слишком большой след в его жизни. Если бы не Миневра, то вряд ли бы Лост смог полноценно жить. Но, к счастью, все обошлось. Теперь он мало что помнил о всём том. И это очень радовало Луну. Теперь она могла не переживать за то, что от одного лишь её вида самец мог впасть в панику.
Лу захотела перевернуться. Не всё же ей на нём лежать. Но Лост опередил волчицу. Он сам положил её на спину, а сам быстро встал, побежав куда-то в лес.
- Хеей, куда?- задорно воскликнула Рыжая. Она быстро поднялась, отряхнувшись от земли и травы на шерсти. А затем рванула следом за белым. Его маневры были хорошо видны. Белая шкура выдавала его средь зелени. Он стал заворачивать, а Луна хотела подловить его на этом. Но в результате белый остановился и самка чуть ли не влетела в него на довольно большой скорости. Хорошо, что вовремя успела затормозить.
- Благодари судьбу за то, что ты остался жив, путник,- в шутку сказала Луна, легонько пихнув лапой своего друга. Волчица осмотрелась. Они стояли подле какого-то дерева, здесь было не ветрено и вкусно пахло разными растениями.
Лост решил, что после пробежки неплохо было бы и отдохнуть. Он устроился в шелковистой траве, довольно вытянув лапы. Лу тоже была не прочь поваляться. Она легла рядом, перевернувшись на спину, и прижала передние лапы к себе. Рыжая устремила взгляд вверх. Она рассматривала листья, как вдруг на нос упала капля воды. Уши немного наклонились, а глаза ошеломлённо смотрели на объект.
- Дождь. Вымокнем все с лап до головы,- Лисица повернула голову, посмотрев на белошкурого. А тот сказал, что ещё ни с кем не чувствовал себя так, как с ней. Глаза блеснули огоньком. Она тоже ещё никогда не испытывала подобных чувств по отношению к какому-нибудь волку. К брату – да. Но это было другое. Именно из-за этого Луна точно не могла сказать, любила ли она Лоста или нет. Она толком не знала что такое любовь, а поспешных выводов делать не собиралась.
- А ты когда-нибудь…- она хотела спросить, любил ли он когда-нибудь, знает ли, что это такое. Но ответ последовал даже раньше вопроса,- Даже когда у меня была самка, мне будто бы чего-то не хватало.- Если была самка, значит, было и то самое чувство,- Все-таки любил…
В этот момент в области груди что-то кольнуло. Она может и знала, что у Лоста кто-то был, но это было давно и из головы совершенно вылетело. А тут, прямо глаза в глаза он ей признался. И даже, если вдруг у них что-то получится, то Лу показалось это несколько неправильным. Она постоянно будет в сравнении с ней, с той, что была прежде. А вот самой волчице сравнивать его было не с кем. Да, она заметно расстроилась, но не показала это на столько, насколько было на самом деле.
- Мне с тобой заметно проще, чем с другими. Я не знаю, может это из-за того, что знаем мы друг друга значительное время и я к тебе привыкла. Но это не отменяет того факта, что даже при общении наедине мне легче,- Луна улыбнулась. Он не сказал конкретно, что чувствует к ней и поэтому она снова не стала спешить, опережая события.
Лу поднялась, немного выглянув из-за кроны дерева. Моросил дождик и за эти несколько секунд морда успела намокнуть. Тут, под деревом, мало какие капли попадали на волков. Лисица развернулась к Лосту, она стояла довольно близко,  и тут ей захотелось стряхнуть все те капли, что маленькими ручейками тихонько стекали с шерсти на рыжей мордахе. Она помотала головой и практически всё, что покинуло её голову, оказалось на Лосте.
- Ахахах, ну и мрачный у тебя вид,- шутя посмеялась волчица. Это должно было хоть как-то разрядить обстановку. Хотя… может, настало время поговорить о чем-то действительно важном. И уход от темы сейчас ни капли не помог?..

+2

19

Вместе с мозгами, Лосту вернулась та прежняя проницательность, которая так часто выручала его в некоторых сложных ситуациях. Он смотрел на Луну очень внимательно, когда случайно на его языке зависло имя той, которую он однажды потерял и, как показала жизнь, навсегда.
Тень какого-то разочарования мимолетно скользнула на морде самки. Волк поднял уши, заинтересованно взглянув на волчицу: кажется, он сказал что-то лишнее? Лост не имел слишком большого опыта в общении с противоположным полом, и хотя его можно было считать «симпатичным» с волчьей точки зрения, его всю жизнь интересовали другие вещи: хворь, Каиниты, борьба за благое дело, а потом Доминион, потом желание выкарабкаться живым и следом - полнейший крах. И когда ему думать о хорошеньких самках?
Волк тихо вздохнул, хотел спросить, что случилось, но подруга не дала сказать. Она призналась, что и ей, Луне, очень хорошо и замечательно с ним вместе, причем именно тогда, когда они вдвоем и им никто не мешает наслаждаться друг другом, а это как нельзя сильно обрадовало Лоста.
Прогулка набирала новые обороты и проходила хорошо, если бы ее не нарушало одно неприятное обстоятельство. Погода все хмурилась, облака медленно застелили небо над головами волков, а ветер тихо задувал в уши: намечался дождь. Волк занервничал, поскольку дождь не особо-то и любил, к тому же он порою сильно мерз, когда холодный ветер попадал на и без того влажно-холодную кожу. Да, его даже не спасала хорошая шерсть. У каждого бывают свои странности, увы.
Луна к тому времени уже хорошо намокла. Волк уже подумывал над тем, чтобы предложить волчице вернуться в лагерь и устроиться в уютной теплой норе, но ему не хотелось этого делать, потому что там обитало множество любопытных глаз, носов и ушей. Здесь же они были только одни, и казалось, что отделены на многие тысячи километров от других глаз. К счастью, под выбранной им кроной дерева было довольно сухо, а потому, Лост решил, что пробудет здесь еще какое-то время, пока волчица сама не изъявит желание покинуть эти места и вернуться в их новый дом.
Только удобно устроившись на земле, самец неожиданно получил «освежающий» душ, которым его не потрудилась обрызгать Луна. Видимо, выражение морды Лоста было само за себя говорящим, раз рыжая засмеялась и заметила то, что вид у самца оставлял желать лучшего. Белый, между прочим, хотел прикинуться обиженным, но вместо этого внезапно поднялся с земли, наклонившись к Луне, ухватывая ее двумя лапами и опрокидывая в траву рядом с собою.
- Провинилась – будешь теперь искупать свою вину, - лукаво шепнул Лост рыжей на ухо, плотно-плотно прижимаясь к ней боком, - я мерзну, - заявил он деловито, но взгляд его был каким-то томным, какой бывает только у влюбленных существ.
Он молчал некоторое время, не подавая виду снаружи, но внутри трепетно слушая биение сердца волчицы. Он впервые не хотел кого-то так сильно отпускать, как сейчас. И, будучи прекрасно понимая, что самка ему попалась милая и веселая, совсем еще молоденькая, нужно было ни в коем случае не упускать ее. А чтобы ее не упускать, необходимо было признаться ей в том, чего Лост так старательно избегал и чего боялся.
- Что будешь делать ты, когда застучит в твоей груди сердце быстрее обычного? – Зашел он с такого далека, что можно было даже не правильно понять смысл его вопроса. Однако, представительницы прекрасного пола имели всегда обширную фантазию на этот счет, склад ума у них всегда отличался от мужского, а потому Лост был почему-то уверен, что Луна поймет, что он имел ввиду под своим предложением. Поймет и непременно ответит то, что он так от нее ждет, не в силах набраться смелости и сказать эти несчастные три заветных слова самостоятельно.

+1

20

Кто-нибудь думал о том, что за свои поступки нужно отвечать? Луна – точно нет. Но Лост решил не оставлять всё это так. Он резко поднялся с земли и снова ухватился за Рыжую. Она лишь зажмурила глаза, а как открыла, то уже была на земле. Та, кстати, была уже сырая, а значит, на рыженькой шерсти останется много грязи. Но ничего уже не поделать. Лу посмотрела на Лоста.- Довольный такой, блин!
- Провинилась – будешь теперь искупать свою вину, я мерзну,- подвинувшись ближе к Лисе, волк тихо прошептал ей на ухо.
- В чем это я интересно провинилась? Разве я сделала что-то не так?- самка пару раз «похлопала глазками». Она смотрела прямо глаза в глаза Лосту. Её голубые смотрели в его голубые. И толи их можно было сравнить с небом, толи с океаном, а может и с тем, и с тем, но уйти с головой можно было легко, по самые уши,- Его глаза такие светлые. Этот цвет так ему идет. И даже не знаю, дополняют ли голубые глаза его белую шерсть или наоборот. Но смотрится превосходно. Эм, о чём это я?..
- Что будешь делать ты, когда застучит в твоей груди сердце быстрее обычного?- вытащил из размышлений голос реальности. Лосту вдруг стало интересно, что будет делать Луна, когда влюбится в кого-то.- В смысле, покажу ли я то, что чувствую? Эээ…
- Ну, знаешь, обычно я отдыхаю после того, как пробегусь,- Луна звонко хохотнула,- а, в обще, если серьезно, то не особо задумывалась об этом. Просто, наверное, это должно произойти спонтанно. И как я отреагирую – загадка даже для меня. Вопрос остаётся лишь в том, пойму ли я, когда это случится на самом деле,- Лу улыбнулась, после чего уперлась головой в плечо Лоста. Не то что бы она не хотела говорить об этом, просто подобные темы её ещё больше запутывали в себе. И в нём. В чувствах к нему. Да и во многом сазу.
- А ты? Как повел себя ты? – Рыжая снова поднялась. Сегодня ей что-то не лежалось, лапы сами просили вставать. Она вышла из более-менее сухого места прямо под моросящий дождь, вскинула голову вверх, к небу, задавая немой вопрос, понятный лишь ей. Конечно, Луна думала, что Лост последует за ней. Но, возможно, он не испытывал удовольствия от того, что с каждой каплей намокает всё больше. И Лиса не винила бы его, если белошкурый предпочёл бы остаться под деревом.
- Как ты понял, что полюбил? Что стало сигналом?- неожиданно, после минутного молчания раздался голос волчицы. Она опустила голову вниз и стала раскапывать небольшую ямку. Капли дождя стали стекать вниз. По загривку, голове, после чего падали с кончиков рыжих ушей на сырую землю.

Отредактировано Луна (2016-04-21 22:50:23)

+1

21

Офф: желательно прочитать перед постом

возможно, пост выглядит со стороны несколько бредовым и я это понимаю, однако, я не мог не использовать эту песню прямо тут и сейчас. В который раз я прокручиваю ее и в который раз я осознаю, что она как нельзя лучше подходит под душевное состояние, под жизнь самого Лоста и что он именно в этой форме должен открыться Луне, поскольку в любой другой самостоятельно это сделать он не сможет в силу своего характера.
P.S. в тексте использована песня группы "Сплин" - "что ты будешь делать?". Некоторые строчки отредактированы личною мною во избежании не состыковки с ситуацией.

- То есть ты никогда никого не любила? – С каким-то изумлением спросил Лост, приподнимаясь на передние лапы. Безусловно, Луна была моложе его, причем не на несколько месяцев, а на целый год (надо же!), но неужели за все свое прожитое время она никогда не испытывала никакого чувства к противоположному полу? Лост всегда думал, что самки довольно ветреные особы, особенно в юном возрасте, а здесь просто невинный ангел во плоти пред ним. Самец сидел с открытой пастью, даже не предполагая, что может быть, со стороны это выглядит немного некорректно, но удивления своего он скрыть не мог. С другой стороны душа его ликовала: если у волчицы никогда не было отношений с противоположным полом, а сердце ее не занято, то он, Лост, может этим прекрасно воспользоваться. Воспользоваться, конечно, в хорошем смысле.
Она замолчала, уткнувшись носом в его плечо. Волк опустил голову, тихонько водя носом по ее макушке и вдыхая запах: приятно-сладкий на вкус. Однако, уже спустя какое-то время Луна снова поднялся голову, отчего Лост заворчал, не желая прерывать столь близкие объятия. Но он упустил своего, поскольку рыжая не просто встала, а именно поднялась на лапы и отошла в сторону, зачем-то выходя из-под их зеленого укрытия.
- А ты? Как повел себя ты?
Лост не сразу ответил. Он даже выходить наружу пока не стал, а потому ползком отправился вслед за Луной, но лишь до такой степени, чтобы капли дождя попадали только на его морду и не более. Когда он достиг подруги, то положил голову на лапы, снизу вверх посматривая на нее и думая о чем-то. Наконец, какая-то мысль созрела в его голове.
- Я бы никуда ее не отпустил, - тихо сказал волк, - я бы ничего ей не сказал, но всегда был бы рядом. Я не бросил бы ее в беде, какой бы он не была. Я не смог бы покинуть ее, в каком бы состоянии я сам не был, как бы сильно я не болел. Я отправился бы с ней на чужие земли, где идет война или где нас могли бы ждать опасности. Я не вернулся бы домой только ради того, чтобы она была в безопасности, чтобы быть с ней и видеть ее улыбку и счастливые глаза.
Лост вдруг хитро улыбнулся, наклонив голову набок. Но, кажется, волчица еще не закончила. Пожалуй, для нее самой что-то сейчас в новинку и ей хотелось понять то чувство, о котором она рискнула заговорить с лучшим другом.
- Как ты понял, что полюбил? Что стало сигналом? – Рыжая вдруг начала копать яму, скорее всего, ради забавы или от нечего делать. Самец молча наблюдал за действиями Луны, а потом вдруг поднялся на лапы и подошел к ней почти вплотную.
- Я был один в эти дни, я мерил их на годы, - вдруг напевом проговорил Белый, на морде которого внезапно появилась какая-то серьезность. Он вспомнил те минуты своей несчастливой юности, где он лишился своей сестры, где не смог найти хоть капли сочувствия или понимания, коего ему так не хватало. Всю свою энергию он тратил туда, куда не следовало бы тратить...
- И в одночасье сгорел любимый мною город, - и здесь он вспомнил – на какой-то миг! – он вспомнил Доминион. Он знал, что душа его и мысли его «сгорели» бы, он знал, что если бы не она, то он бы окончательно сошел с ума и не смог дойти до победного конца, когда Минерва исцелила его…
- Но тут пришла она, я спутал имена,
И стал белее мела, - собственно, окончательно запел он, как бы отвечая на поставленный Луной вопрос. Да, именно на вопрос - он понял, что влюблен, когда встретил именно ее. И он вовсе сейчас не подразумевал под своими словами Комильфо, хотя и к ней испытывал что-то. Но это "что-то" нельзя было сравнить с тем, что происходит сейчас.
Волк заглянул в глаза рыжей, будто бы сливаясь с ней в одно целое, будто бы глядел сейчас на себя ее голубыми глазами.
- Она, как солнца свет, и это все не бред:
кругом глухие стены...

Лост прикрыл веки, выдохнув последнюю фразу, которая все никак не могла вырваться из него, хоть и крутилась уже долгое время на его языке.
"Сейчас или никогда", - подсказывал ему внутренний голос.
- Война со всех сторон, а я опять влюблен,
Что ты будешь делать?

О, это был риторический вопрос! Но Лост еще не закончил. Он отпрянул от самки, которая к тому времени, наверное, была уже мягко говоря, удивлена происходящим. Белый в свою очередь немного помолчал, чтобы вновь затянуть свою песнь.
- Перепиши свою жизнь на чистые страницы,
И ты увидишь, что любовь не ведает границ…
- Ну, чем он собственно и занимается в последнее время – живет заново, забывая о том, как больно было, и как много он потерял. Он всей душой желал раздобыть лекарство от черной хвори, а теперь всей душой желает изгнать огненных кошмар из сердец пострадавших волков. И не смотря на все, что творилось сейчас в мире – он не переставал любить.
- Последняя звезда упала в провода,
И снег белее мела…
Война со всех сторон, а я опять влюблен,
Что ты будешь делать?

- Лост замолчал, тяжело и судорожно выдохнул и вдруг отвернулся от нее. С морды его, с тела скатывались большие тяжелые капли дождя, да и сам он вдруг показался нездоровым. Похоже ли это было на признание, поймет ли это Луна, а быть может сочтет эту песнь внезапным криком души? Белый не знал этого, но он и сам чувствовал, как его лапы почему-то трясутся, как ему сейчас хочется завыть и броситься вниз со скалы – не то от страха, не то от радости…

Отредактировано Lost (2016-04-23 11:14:50)

+1

22

- То есть ты никогда никого не любила?- похоже, Лост удивился. Но ведь три года это ещё не конец, всё впереди, куда торопиться?
- Нет. Влюблялась – да. Но обычно всё это быстро проходило то из-за недостатка общения, то из-за осознания, что это вовсе не моё. А вот так, чтоб сильно-сильно кого-то бояться потерять, полюбить по-настоящему и надолго, а главное взаимно… Так нет, не было. Ну, естественно, если не учитывать родственные связи или дружбу,- и почему-то Луне вспомнился Даниэль. Этот белый волк, который сейчас возглавляет их клан. Волчица испытывала к нему симпатию, но они бы не сошлись. Возможно, из-за того, что Лу никогда бы не подошла и не призналась, а может просто из-за того, что симпатизировать можно многим, а любовь – это нечто иное. Да и она совсем его не знала, они никогда не общались очень уж близко. А переходить грань «знакомых» не очень-то и хотелось.
Луна продолжала раскапывать ямку. Это немного успокаивало её и помогало сосредоточиться на своих мыслях. Ведь такие темы для разговоров не самые легкие. Лост не сразу, но последовал за Рыжей. Только почему-то ползком.  Луна увидела это боковым зрением, а в сторону белого она повернула лишь ухо. Смотреть на него сейчас не хотелось. Было как-то не по себе от того, что она смотрелась жалко в глазах самца. По крайней мере, как сама посчитала.
Знаете, иногда, когда твой собеседник о ком-то тебе рассказывает, но ты пока не знаешь, кого он имеет в виду, бывает, что ненароком подставляешь себя на место того о ком ведётся то повествование. Может не все, но некоторые так точно делают. И Лиса не исключение. Пока Лост рассказывал ей, как он поведет себя, когда полюбит, самка пыталась сопоставить некоторые ситуации с собой,- Дурочка, вы просто друзья, о чём это ты тут размечталась? Он слишком хорош для тебя. Когда-нибудь этот волк встретит ту единственную, с которой останется на всю жизнь, а ты лишь изредка будешь подсказывать ему, как поступить в случае семейных ссор.
- Я бы никуда ее не отпустил,- тихо проговорил Лост,- Вот, видишь? Как это к тебе относится, а?- сама себя убеждала Луна,- Хотя он правда всегда был рядом. Ну, последнее время. Он ушёл тогда из Южного берега, а почему я до сих пор не узнала. Не уверенна, что стоит возвращаться к этому. Но значит ли, что он меня бросил тогда?..
- Я не смог бы покинуть ее, в каком бы состоянии я сам не был, как бы сильно я не болел,- Лост продолжил. А Лу вдруг показалось, что в этом что-то есть. Что-то, что действительно могло бы намекать на неё,- Когда мы впервые попали в передрягу с орлами. Он же тогда был очень напуганным, аж до истерики. Всё из-за Доминиона. Меня-то побаивался сначала из-за окраса, но все равно со мной пошел. А мог бы отказаться, наверное, Даниэль дал бы ему какое-нибудь другое поручение.
- Я отправился бы с ней на чужие земли, где идет война или где нас могли бы ждать опасности,- дальше волк говорил уже практически на прямую, не понять о ком идет речь, было просто невозможно,- Это он про то, как нас орлы на другой берег перетащили? Серьёзно?!
- Я не вернулся бы домой только ради того, чтобы она была в безопасности, чтобы быть с ней и видеть ее улыбку и счастливые глаза,- закончил своё повествование Лост. Он и правда говорил о Луне. Ведь он остался на этих землях, хотя можно было вернуться и сражаться за свой дом. Но Рыжая осталась тут и он тоже. Ради неё.
Волчица впала в некоторый шок. Она вроде подозревала, что он к ней что-то испытывает, интуицию не проведёшь, но все равно как-то неожиданно. Лиса даже перестала рыть свою ямку. Просто оцепенела, но еле заметно улыбнулась. Теперь она могла выдохнуть спокойно. Он любит её и она тоже к нему что-то чувствует. А раз это «что-то» не перегорает, то судя по всему это не что иное, как любовь. Ведь всё им перечисленное она была готова сделать для него. А если любовь взаимна, то и бояться больше нечего. Луна ещё пару раз еле слышно хохотнула. Теперь было легко, теперь все остальное было не важно. Кажется, она разобралась в себе, своих чувствах и ни что не преграждает больше путь между ней и её белым, как снег, волком.
В этот момент самец встал, он подошёл к Рыжей близко-близко, от чего та затаила дыхание. Он рядом, большего не нужно. Всё встало на круги своя. И даже моросящий дождь, который не собирался кончаться, не мешал.
И вдруг, на неизвестный Лу мотив, Лост стал напевать какую-то песню. В целом, песня повествовала о любви, его любви к ней. Сначала Лисица была немного поражена. Никто ещё никогда не говорил с ней таким способом, не признавался в любви так (да, вообще никак, по идеи, но не важно). И это не могло не ошарашить, но строчек после двух волчице начало нравиться и она заулыбалась. Метод был нестандартный, но очень романтичный, что покорило сердце рыжешкурой волчицы.
Лост закончил петь, но как только Луна открыла рот, дабы выразить своё восхищение, тот отвернулся. Он не мог смотреть ей в глаза? Ему стало за себя стыдно или что? Как ещё объяснить это? Неуверенно, но Лу начала разговор.
- До сих пор я и правда не знала что такое любовь. Но сейчас вдруг поняла. Разобралась с тем, что я к тебе чувствовала всё это время. Для меня это было в новинку и описать это было очень сложно, но ты разъяснил и за это я благодарна тебе. Твои чувства ко мне,- Рыжая немного наклонила голову и подставила её под его морду так, чтобы её уши соприкасались с шеей самца,- они не безответны. И я очень рада, что мы всё прояснили для себя, ну я так точно,- Волчица снова улыбнулась, прикрыв глаза. Рядом с ним она была в безопасности, она знала это всегда.
Ну, вот и была перейдена та грань между дружбой и любовью.  Получится ли у них что-нибудь, покажет только время.

+1

23

Лост остро ощущал ее взгляд на себе. Прошло пару секунд после того, как с его пасти оборвалось последнее слово, а он уже успел обо всем подумать. А если он ошибся? А если его чувства не взаимны? А если она будет бояться или избегать его после признания? Белый знал, как это бывает и он не желал терять ее, потому что она была ему дорога не только, как потенциальная возлюбленная, но и как верный и надежный друг.
Наконец-то волчица заговорила. Лост не поворачивал головы, но каждое ее слово он трепетно ловил и как будто бы помещал в самую глубину своего сознания, потому что всеми фибрами души хотел убедиться, что все, что она говорит – не сон, а правда. В какой-то момент он почувствовал, как самка наклонилась к нему, а голос ее зазвучал куда теплее и вот – совсем рядом. И хотя она не сказала того, что Белый почему-то готов был услышать именно сейчас, тех слов ее все же было достаточно для того, чтобы сделать волка по истине счастливым.
Он слабо помнил, как начались его отношения с Комильфо. Он только знал, что самка первой сделала шаг навстречу, но она была характером совсем другая. Она казалась опытнее, что ли. И Лост прекрасно понимал, что если бы он не открылся Луне, то она бы, возможно, даже не поняла бы всех чувств, которые тихо спали в ней. И, конечно, это определенно была не любовь – волк в силу своего полученного опыта все-таки понимал это. Но то, что он испытывал к Луне отличалось в корне от того, какими чувствами он заручался при общении с Комильфо. Лидер Каинитов была для него в первую очередь вожаком, а потом уже подружкой. К сожалению, Белый так и не смог найти в ней чего-то иного: волки были разными, а потому можно даже сейчас засомневаться – было бы у них совместное будущие, если бы она не пропала? С Луной обстояло дело иначе. Для Лоста она была, в первую очередь, другом или родственной душой, называйте уж, как хотите. Они были равны друг перед другом. А как мы знаем, из таких взаимоотношений как раз получаются превосходные пары, поскольку основы любви у них уже заложены: доверие и уважение.
Лост был уверен, что рано или поздно они с Луной придут к этому чувству – высшей точке отношений – к любви. Пока же он испытывал влюбленность, от которой нельзя было никуда деться, и которую нельзя было никуда скрыть. Он прижался к волчице всем телом, положив голову ей на плечо и прижимаясь к шее щекой, таким образом, создавая нечто подобное объятиям. А потом внезапно поднял голову, уткнувшись носом ей в щеку и проведя по ней языком. Легкий поцелуй.
- Я так счастлив, - робкое дыхание коснулось шерстинок на морде Луны, а затем снова и снова она могла чувствовать, как Лост тыкается в нее носом, неловко касается лапой или боком ее тела, наслаждаясь возможностью в полной мере ощущать теплоту дорого существа. Раньше он не мог себе позволить такой тесной физической близости с волчицей, но теперь почему бы нет? Впрочем, такое его поведение не затянулось надолго, ибо все-таки Белый взял себя в лапы: вдруг Луне это надоест? Он посмотрел в ее глаза и снова заговорил, очень тихо и мелодично, надо сказать. Еще бы – голос-то распел.
- Спасибо тебе за все, - от души поблагодарил он самку: за помощь, за доверие, за ответные чувства.

Отредактировано Lost (2016-04-27 11:31:08)

+1

24

- Я так счастлив,- произнёс Лост, поцеловав Луну. Она немного засмущалась, отвела уши назад и снова ненадолго прикрыла глаза, легонько улыбнувшись. Рыжая могла бы лизнуть щёку волка в ответ, но сама лишь больше прижалась к партнёру, да и только.
- Спасибо тебе за все,- Лост поблагодарил самку от чистого сердца.
- Но ведь вовсе не за что. Знаешь что?..- задумчиво спросила Лисица, остановив свою речь. На морду медленно начала натягиваться улыбка, переходящая в звонкий хохот, вовремя чего Луна крикнула,- Ты салка, ты водишь!- и, задев лапой белошкурого, ринулась как можно быстрее убегать.
Что это на неё нашло? Разговор вроде был серьезный, а ей ни с того ни с чего захотелось развлечься детской игрой, забавы только ради. Вопрос сейчас был в том, поддержит ли Лост это дурачество? Как, в обще, отреагирует?  Но почему-то волчица даже не оглянулась, чтобы убедиться, что волк станет догонять её. Она была уверенна, что он станет,- Ну, а почему нет? Мы уже слишком «взрослые» для этого? Хах, детство никогда не выйдет у нас из пятой точки!
- Хей, капуша!- крикнула Луна соклановцу, огибая деревья. Все бы ничего, но Лост стал догонять волчицу, а та постаралась прибавить скорость. В глазах мелькали стволы, кусты, казалось бы, каждый раз оставалось совсем немного и кто-нибудь из этих двоих точно врежется в очередное дерево, но нет. Каждое препятствие было пройдено великолепно.
Лу и Лост не так далеко ушли от джунглей, как им, скорее всего, казалось. А с такой скоростью они пробежали все то, что прошли тогда, в два раза быстрее и вернулись обратно, на земли, где Лаки проводила им «экскурсию».
Рыжая неожиданно сбавила бег и перешла на рысцу, осматриваясь, как вдруг самец, что недавно наступал ей на пятки, видимо, не успел остановиться и буквально снёс своим туловищем волчицу. Они оба покатились кубарем с небольшого пригорка.
Хотели развлечений? Получите. До сих пор моросящий дождь уже довольно сильно намочил землю. Из-за чего и без того не очень чистая парочка вывозились в грязи ещё больше.

+1

25

Конец сезона

Все неотыгранные события можно перенести в раздел флешбеков.

0


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Верхний Тэмен » Туманная изгородь