Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Логово Темного Древа


Логово Темного Древа

Сообщений 1 страница 30 из 102

1

http://fc01.deviantart.net/fs10/i/2006/090/4/4/the_cave_by_applefight.jpg
Большая и уютная пещера-землянка является основным местом отдыха и сна для волков Южного Берега. В пещере всегда прохладнее, чем снаружи, пол ее гол, однако, волки любят таскать вовнутрь мягкую листву и траву, на которой удобно спать.

Ближайшие локации:
- Воронья роща (Даэрис)
- Заячьи поляны (Даэрис)
- Оленьи пастбища (Даэрис)

0

2

---------> Заячьи поляны.
Я шла не торопясь, хотя всё внутри меня говорило о том, что нужно идти по быстрее, дабы после полудня сумерки, а потом и не далеко до вечера и ночи.
Я чуть повернула голову и посмотрела вверх в небо. Много движений мне делать не хотелось. Скидывать спящую Рапсодию со спины не в моей компетенции. Мне сейчас главное её передать кому - нибудь, да побыстрее.
Идти до логова я не устала, я можно сказать даже особо не заметила дорогу и её протяжённость, дабы полностью скрылась в своих мыслях о предстоящем "взрыве". Это действительно будет катастрофа для Вальда, Эриды как для стаи и для моих родителей и братьев, как для семьи. Я ведь ухожу от них, покидаю... Вальд будет разумен, он не станет их после моего ухода принижать и презирать, как создателей предателя, они здесь не при чём. Он не прогонит их... Эрида не позволит совершить ему такую глупость. Мои родители играют не последнюю роль в стайной жизни и ничего плохого никогда ей не желал и желать не будут. Ну а в том, что их самый младший ребёнок такой строптивый сумашедший. Пошёл против устоев стаи, против её жизни.
Дойдя до логова я как можно более осторожнее легла на живот и тихонько стряхнула со спины Рапсодию.
Я не знаю, проснулась малышка или нет, но моей задачей было найти кого - нибудь, кто мог бы о неё позаботиться. Я стала глазами выискивать хоть кого - нибудь.

+1

3

Заячьи поляны ------->>
Чудеса, как просто устроен детский мир! Хочешь спать - спишь, хочешь есть - пискнул и мамка дала титьку с молоком, хочешь поиграть - да пожалуйста, вот тебе дружков приятелей в лице морд сородичей полный мешок. Ну по крайней мере так было в моей прошлой жизни. Теперь я просто спокойно покоилась на широкой спине моей временной опекунши и спасительницы, ни мало не ратуя о том, куда и зачем меня везут, поскольку грезы и магия сна были всемогущи. Мерно покачиваясь, я лениво пару раз делала попытки приоткрыть свои слипающиеся разноцветные глазенки, но тщетно - лень меня одолевала каждый раз. Смирившись с таким положением дел, я лишь принюхивалась время от времени к необычным новым запахам, однако сортировать по полочкам сознания не спешила. Вот в таком телесном расслаблении я "доехала" до места назначения. "Лошадка" поло мной слегка "встрепенулась" и я почувствовала как мое тело соскальзывает на что-то прохладное. Раззявив веки, пару раз сморгнув в недоумении сонную дрему, яко бы "Так скоро приехали?", я уставилась на новое место с интересом, который начал просыпаться, озираясь кругом. Нагромождение камней и легкий полумрак внутри, большого восторга не вызвал, однако обилие чужих запахов совершенно сбивало с толку.
- А где еда? - первым делом поинтересовалась я, а точнее мой желудок, руководящий языком. Встав на все четыре лапки, я почувствовала что немного "подзарядилась" и теперь впору сытно набить брюшко и отправиться на поиски приключений и неведомых открытий.

Отредактировано Рапсодия (2014-01-18 01:30:09)

+2

4

Две сестры, Амата и Ярена лежали недалеко от входа и о чем-то мирно шептались. Обе были уже в возрасте, любили сплетничать, да и что остается делать старикам? Ни о ком плохо не отзывались, но все же, поговорить любили. Черная Амата подняла голову и сузив глаза, присмотрелась к вошедшим.
-Ах, это ты, Комильфо?-произнесла она и толкнула сестру плечом в бок, дабы обратить ее внимание, - А кто это с тобой? Подойди ближе, мои глаза уже не видят так хорошо как раньше.
А вот Ярена поднялась и пристально посмотрела на щенка подле лап Коми. Втянув в себя воздух, серая волчица покачала головой и внимательно посмотрела на соплеменницу и ее подопечную. В стае не было маленьких волчат и на этот раз, память не отказывала старухе. Что-что, а всех волков в стае она знала наизусть и ее сложно было обмануть. В отличии от своей сестры, она была более подозрительной и осторожной, в то время как Амата добродушно разговаривала со всем и вся.
-Где же ты отыскала эту малышку? Не стащила ли откуда, а?-ворчливо спросила она и вот, Ярена уже собралась сказать что-то еще, как вдруг передумала.
-А где еда?
Вся подозрительность серой растаяла и она слабо улыбнулась. Покосившись на Комильфо, волчица качнула пару раз головой и повернулась к Амате.
-Где такое слыхано? Голодное дитя!-воскликнула она и затихла.
Самостоятельно принимать решения волчицы не любили и теперь обе глазели на охотницу и малышку, ожидая любого поворота событий. Не стоит скрывать, что сестрам хотелось взять волчонка в свои заботливые лапы, так как уже для себя решили, что из Комильфо выйдет непутевая мать. Упрекать старух не стоит: делать им нечего и ищут себе занятия по интересней. На сплетнях и слухах не проживешь и время от времени они находят себе странные занятия. Могут и в лес уйти и пропасть там надолго, а потом вернутся с охапкой пестрых цветов или даже рога оленьи в логово притащить. Причем последнее лежали в углу пещеры, утаенные за большим камнем. Но все это было пустяком, сейчас дельце было лучше, и как они считали, полезнее.
D

+3

5

Начало. Четвертая луна. 31 год

С обоих сторон мелькает  лес. Она почти настигла её! Лапы опускаются на слегка мокрую землю. В воздухе витает запах трав после дождя. Почти настигла... Осталось всего пару прыжков, и она сможет утолить голод настигнутой оленихой...

  Что-то село Алу прямо на нос. Ей пришлось оторваться от созерцания сна и вернуться к реальности, в которой надоедливая муха как будто специально прилетевшая разбудить мелкую, уже расправила крылья для того чтобы быстренько смотаться. Смахнув надоедливую лапой и пару раз моргнув отгоняя остатки сна, волчонок осмотрелась. Здесь было много волчиц со своими детьми. С некоторыми, например, вон с той, чёрной как ночь  малышкой она даже не была ещё знакома...
Неподалеку спал младший брат Алу, Шеллар. Дергая во сне лапой, он всегда умилял старшую сестру, вызывая чувство заботы  и любви. Да, Лу любила своего брата... Как и всю семью.
Не увидев родителей, волчонок дотронулась лапой до живота. В желудке загудело - это значило что давно пора перекусить. Оставалось ждать, когда кто-нибудь принесёт лося... Или, что ещё вкусней - оленя.

"Вот бы как во сне, выйти и пойти охотится!"

  Но этого сделать она не могла - всего три луны прошло с тех пор, как  её представили отцу и стае. Лёгкий ветер, на миг "заглянувший" в пещеру, принёс запах трав и кажется, мяса.

Отредактировано Алу (2014-01-20 11:33:36)

+1

6

Вот что - то, а услышать до боли знакомые голоса в такой не простой период времени я не ожидала. Этих особ знала вся стая, ровно так же как и они всех. Старые волчицы Амата и Ярена лежали в логове и видимо разговаривали о чём - то, а может и спали, я не знала. Я лишь увидела их тогда, когда зашла в логово.
У меня были к ним самые тёплые отношения, в прочем как и ко всем пожилым, если так можно сказать, волкам в стае.
Я понимала их взгляды с укором в мою сторону и лишь миловидно и немного виновато улыбалась. Что мне теперь, отчёт писать? Я знала, что они правы, но мне не когда было больше возиться с Рапсодией.
- А где еда? - послышался немного жалобный, а вместе с тем и требовательный голосок чёрного комка, который, как я уже для себя решила- далёко пойдёт, раз не забывает напоминать о себе.
С этой фразой я ещё больше опустилась в их глазах, но я знала,  ненадолго. Они вполне хорошо знали о том, какая я охотница, ну то есть вполне хорошая, а то что я не совсем ещё мудрая мать  знала, так что не обижалась на волчиц, которые просверлили меня глазами.
- Детка, - обратилась я к маленькой чёрной юной волчице. - Погоди минутку
Я подняла взгляд на старых волчиц.
- Придумайте что - нибудь, пожалуйста.
А что придумаешь?
Маленькая волчица, которая ещё не питается мясом. Так бы я ей принесла давно кролика, чтобы она поела, но она питается молоком, а этого у меня, увы нет.
- Она маленькая и срочно нужна волчица, у которой есть молоко. Я доверяю её вам, Ярена, Амата. Я знаю, что вы опытные, не дайте ей умереть. Это моя последняя просьба, молю, выполните её и я буду вам благодарна до конца жизни.
Не хотела я говорить им всего смысла, всё равно они скоро узнают о моём уходе, изгнании, смерти, я не знаю что будет сегодня вечером, они будут знать это лучше меня.
Я вернула взгляд на Рапсодию
- Моя хорошая, слушай меня внимательно. - я чуть наклонилась к чёрному комку. - Ты станешь прекрасной волчицей, самой сильной, быстрой и ловкой. Стая приняла тебя, ей осталось только полюбить тебя, а это обязательно будет, вот увидишь.  Да хранит тебя Расуэль
Я притронулась мокрым носом ко лбу маленькой волчицы и не проронив больше ни слова вышла из пещеры, после чего перешла на галоп. Не было времени даже попрощаться с логовом, навсегда.
---------Обрыв.

Отредактировано Комильфо (2014-01-21 19:14:00)

+1

7

Движение и чужие незнакомые голоса заставили мое внутреннее сознание вмиг проснуться, словно ушат холодной воды вылился мне на голову, так подействовало присутствие двух пожилых волчиц на мое восприятие, хотя о том что эти две незнакомки старушки - я не знала, по мне так вполне молодые красивые бабушки, даже молодухи. Молниеносно сфокусировав разномастные свои глаза я с любопытством, присущим всем детям, откровенно уставилась на Амату и Ярену, ничуть не смущаясь разглядывать этих почетных "гусынь" без зазрения совести во всех приличествующих и не приличествующих подробностях, откуда мне знать что нужно скромничать в таких делах, разве тому меня учили? Манеры - да перестаньте, на ком их было оттачивать, на брате ровеснике? Да, вот и я о том, что два месяца от роду и заботы то иные, более приземленные, скажем так, а потому, я чуть раззявив пасть ненадолго умолкла, внимая речам этих обаятельных пожилых дам. Речь велась обо мне, несомненно, это не могло не обрадовать мое эгоистичное тщеславие, от чего я прям просияла, даже позабыв, что голодна как никогда. Мордаха моя излучала довольство, любопытство, радость и жажду открытий, что обозначилось в настороженных на макушке ушах. Я, словно неугомонный шмель, вертела головой по сторонам, бросая изучающие внимательные косые скользящие взгляды поочередно на всех собеседников, пока моя опекунша, Комильфо, не попросила меня подождать. Остановившись на миг, перестав ерзать и заискивающе стрелять жалобными глазенками, уставившись сосредоточенно себе под лапы, я тут же рассудила, что и так достаточно долго ждала, а если быть точной, то уже более суток в рот мне не попадало ничего съестного. Словно в подтверждение моих печальных дум, послышался голос Ярены, так же возмутившейся по поводу голодающих малышей, ну естественно меня имея в виду. Отчаянно завиляв хвостов, а затем задрав мордашку в верх, я коротко горестно взвыла, и для пущей убедительности пару раз тяфкнула, всем своим видом показывая, что дескать "Да, какая несправедливость жизни, когда такие малые дети как я голодают!  Накормите меня уже наконец". Чудо-горестную постановку прервала Комильфо, наговорив на прощанье мне много поучительного и доброго, я конечно не все поняла, что она там мне наказывала, но одно уразумела точно - меня хвалили. Лизнув белошкурую спасительницу в нос, я не успела придумать достойный ответ, а когда более мене подходящая реплика созрела в голове, ее уже и след простыл. Досадливо вздохнув, я повернулась к новым незнакомым волчицам, однако интуитивно отгадывая в них тепло и заботу, робко сделала пару шагов в их направлении, замера, повиляла хвостом, подкрепляя сим жестом свои благие намерения, потом более решительно приблизилась к очаровательным старушкам и замерла. В желудке бушевали голодные вьюги. Поглядев еще немножко на Ярену, одним глазиком, я решила , что хватит уже мне ждать неизвестности и нужно срочно действовать самой, пока голод не сжевал мои внутренности. Где находятся молочные железы у волчиц - я знала, для этого я уже была достаточно осведомленной, а вот что не у всех и не всегда есть молоко - увы и ах, опыта такого не имела, но жизнь это опыт, нужно же всему учиться. И так, изобразив из себя лапушку, милого щеночка, я легла покорно на живот и оставшееся расстояние в пол шага проползла на животе, показывая чудо смирения, послушания и как мне казалось исключительных манер. Добравшись до передних лап ближайшей ко мне волчицы, а ей оказалась Ярена, я потерлась носом о ее лапу, потом придвинулась ближе, по ходу меняя робость на большую решительность. Тихонько тоненько поскуливая, чуть канюча, я добралась до густой шерсти на животе и почувствовав тепло принялась юлозить носом в подшерстке отчаянно выискивая соски. Совершенно позабыв о том, что передо мной чужая волчица, я закрыв глаза, чуть ли не с трепетным урчанием, позабыв о том, что нужно скромничать, по свойски муслякала жесткую шерсть в своей пасти, дрожа мелко всем телом от нетерпеливого предвкушения еды, пока наконец в рот ко мне не попала старческая "грудь". Я с жадностью обхватила сосок зубами, наверняка причинив легкую боль пожилой старушке, и принялась сосать, совершенно не замечая что там пусто.

+2

8

Волчицы обменялись многозначительными взглядами и пристально посмотрели на Комильфо. Они не знали, почему это "последняя просьба", но тут уж не до "просьб". Обоих больше волновало голодное дитя. Ярена, проводив взглядом соплеменницу,  покачала головой.
-Молодежь...-протянула она.
Щенок не заставил себя ждать и теперь серая Ярена с недоумением разглядывала темный комок шерсти рядом с тобой. Укус Рапсодии причинил ей немного боли, но она была хорошо знакома с подобными делами. Осторожно поднявшись, волчица бросил взгляд на Амату и получив утверждающий кивок, слабо улыбнулась.
-Нет, не здесь. - ласково сказала старуха и подняв волчонка за загривок понесла в дальний угол пещеры, где обычно и отдыхали сестры.
Черношкурая Амата была моложе Ярены и у нее было молоко. Ее щенки родились три недели назад, но все четверо комочков умерло на следующий день. Детей теперь не было, а молоко осталось. Волчицы устроились в своем уютном уголке и опустив Рапсодию на землю, страху носом подтолкнула Рапсодию к Амате.
-Иди малышка, Амата покормит тебя.
Как же сестрам нравилось ухаживать за кем-то. Щенков нынче было мало, многие рождались мертвыми. Сейчас только Алу была в логове, но она уже была достаточно взрослой и такой назидательной заботы к себе не требовала, а вот с этой малышкой нужно было повозиться. Амата с трудом пережила смерть своих щенков и теперь это новое и непонятно откуда взявшиеся существо занимало все ее внимание. Она бережно подвинула Рапсодию к своему животу и с плещущейся лаской в голубых глазах, посмотрела на сестру. Ярена улыбнулась и положив голову на лапы, стала внимательно наблюдать за логовом, потому что у нее в голове крутилась надежда, что Комильфо вернется.
D

+2

9

Проследив взглядом за уходящей волчицей, Алу недоумённо повела ушами. Почему она назвала свои слова "последней просьбой" ? Ведь все всегда возвращаются в логово. Ночью или днём, через день или неделю, но возвращаются. Ведь именно здесь находится логово стаи, здесь взрослели предыдущие поколения волков. Здесь наш дом.
  Переведя взгляд на черный комочек, который Ярена перенесла к Амате, Лу решила подойти поближе. Не так часто в  логово приводили новых, не знакомых волчат - а этого она точно не видела раньше. У дальнего угла пещеры волчицы окружили заботой маленькую... На вид всего двухмесячную особу так настырно сосущую молоко.

-А как её зовут?
 
  Алу спросила это у Ярены, надеясь на то что ей это известно. В конце концов можно было спросить это у самой "новенькой", но та была полностью поглощена молоком.

Наверняка сильно голодна... Как и я.

  Организм напоминал ей о своих потребностях, и Лу снизу вверх подняла свои ангельские глазки на Амату, но через несколько секунд опустила их. Молоком она не питалась уже пол-луны, и сейчас очень сильно хотелось мяса, чего  в пещере не наблюдалось..а просить этого у старушек казалось неправильным. Поэтому Алурис решила смыться из логова, дабы хоть что-нибудь поймать себе самой. Мышку например. Как-то ей удалось проделать такое и она очень гордилась результатом своей "охоты". Кстати...

Нужно найти кого-то, кто сможет меня научить охоте...
 
   Пусть обучение должно было начаться с года, но кому в таком возрасте не хотелось всего и сразу?

0

10

Голод, это такое страшное сильное чувство, движущая сила, сила толкающая на отчаянные поступки, одним словом, впервые в своей короткой жизни я по настоящему столкнулась с этим монстром, который ревел внутри меня вязкими стонами урчащего желудка, мне казалось, что я могу выпить неизмеримое количество молока, дай только волю! Однако, все мои попытки, пока что, не увенчались успехом. Чмокая собственные слюни на замусоленном соске, я еще не насытилась ни на каплю, потому как волчица оказалась "не плодной", вообщем, есть в ее теле было совершенно нечего. Иголка разочарования кольнула меня, но я упрямо не хотела смириться и продолжала начатое дело, доколе Ярена тихонько, но твердо не отстранила меня от себя. Я грустно фыркнула, вскинув разноцветные, исполненные небывалой тоски глаза на старушку, полные укоризны и детского расстройства, однако, мягкий голос пожилой леди тут же воодушевил меня, поскольку был наполнен надеждой на обед! Едва я уразумела, что вторая волчица может утолить мой голод молоком, как без повторного приглашения, подскочила к серошкурой Амате и жадно начала сосать ее "титьку". Поначалу, молоко было ужасно горьким, я морщилась, фырчала, отплевывалась, но сил своих не жалела и вскоре, перегоревшее молозиво превратилось в сладковатую белого цвета, полупрозрачную жидкость. От одного привкуса в пасти, шерсть у меня вздыбилась вдоль хребта, я задрожала всем телом, даже зарычала, зыркнув по сторонам, не покушается ли кто на мою еду, жадно осклабясь! Для пущей убедительности, я обхватила титьку кормилицы лапами и чуть уняв ревность о выстраданной кормежке, принялась блаженно дудонить "напиток жизни". Когда пузо мое было болезненно переполнено съеденным, я наконец то нашла в себе силы оторваться от соска с молоком и принялась внимательно изучать теплый живот Аматы. Сытость сковывала мои движения легкой ленцой, я тыкалась дурашливо носом в тело старушки, звонко урчала, а потом и вовсе принялась тяфкать, окрепшим голоском наполняя своды логова радостными воплями. Прилив сил сподвиг меня на откровенные шалости. Я немного неуклюже копошилась в углу возле моих попечительниц, затем, махая хвостом, принялась ласково тереться о морду Аматы, пытаясь облизать ее своим розовым маленьким язычком, воспринимая чуть ли не как мать родную. В разгар таких нежностей, я услышала неподалеку от себя еще один голос, который заставил меня обернуться и унять свой любвиобильный запал. Незнакомка, чуть старше чем я, с интересом наблюдала за моими занятиями. Поднявшись на все четыре лапы, я "подкатилась" к неизвестной, сердобольно принюхиваясь и пытливо изучая ее своими ясными глазищами.
- А ты кто? - проговорила я, забыв представиться, впрочем сразу сообразив, что с ней наверняка можно устроить дружескую потасовку. Не долго думая, я с деланным рычанием умудрилась схватить незнакомку за кончик хвоста, при этом мой собственный так и мелькал из стороны в сторону, выражая интерес и радушие.

+1

11

Начало. Четвертая Луна. 31 год.
Жаркий день, жаркое солнце, тёплая земля, тёплые скалы и холодная стая, которой нет доверия, будь с какой стороны, и на какой высоте. Солнце над головами хищников прогревает их мысли, для воссоздания подобных и более разумных, в этот день можно о много подумать, многое вспомнить и ничто тебе не помешает, кроме солнца и маленьких тучек.
Почему-то волков меньше, чем обычно, все где-то разгуливают. Последнюю часть времени Ферлюци находился в логове и не решался выпустить лапы из тёпленькой скалы, всё иногда надоедает и Фер понял это. Массивный хищник медленно и спокойно выглянул из тёмной пещеры, затянув свежий воздух, гуляющий по тёплой атмосфере. Постепенно и лениво, волк вышел из логова, направляясь в сторону дерева, которое было слишком прохладное и красивое, что бы пропустить его. Немного вытянув спину, пытаясь размять её, волк  получил лёгкое удовлетворение, которое так и пробежало по его хребту. Покрутившись несколько раз вокруг своей оси, Фер нашел подходящее место и улёгся на землю, держа шею в напряжении и осматривая территорию.
«Давно я вожака не видел, будет отлично, если чаще он сможет находиться вне территории логова, у меня больше времени для вербовки отступников. Сейчас мне нужна сестрёнка, я уверен, что она успела набраться друзей, которые помогут нам, но стоит ли им доверять? Всё решим всё узнаем»
Ферлюци желал добиться нужного ему чина и тогда он станет влиятелен в стае, при этом увеличатся его шансы для вербования новых «ронинов». Что нужно, что бы получить уважение альфы? Нужно охотиться, приносить ему добычу, приносить вести о делах стаи, помогать ему и защищать, чего и хотел сделать хищник.
«Немного отдохну и найду вожака», подумал Ферлюци, устроившись под тенью дерева.

Отредактировано Ферлюци (2014-01-28 21:02:21)

+1

12

››› Лосиный лес
Закатим пиршество здесь, альф вперед пропустим, а потом мы - приспешники, слуги съедим останки жалкой трапезы величественных судей. И нет желания быть на их месте, просто, все дело в том, что в последние годы жизни сей, она не желает быть той, кем была столько лет. В этом нуждается Крытый. И не позволят горькие утраты так забавно тосковать, рыдать, да справлять панихиду по усопшим. Они рядом. За морем, за океаном тем, но чует сердце, совершенно неподалеку. Дух пожара великого пышет страданием воли, свободы и всевластия. Как хотелось бы, все же, чтобы этот остров сокровенный скрыли волны тех темных вод, что окружают. А прежде, знаете, прежде пусть  испепелит все огонь, ветер раздет обиды в прощальном тумане унылого пепла. Евр разошлет всем весть о крахе, о желанном горе, что настигло все живое здесь. Без остатка.
«Так может и правда расписаться на шкурах огнем, разукрасить страданьем их лица. Видеть самую блестящую участь, наконец-таки, выполнить жалкое обещание, отданное брату вдогонку, ведь он все воспринял, как шутку, мой глупый. Маленький уродец Вин. Прожженный удалью умелого лжеца и излюбленного труса он был князем здесь, хоть того никто не видел. Вы крупны, Да сильны, а он оказался глупее вас, в сто крат по-хлеще разрывая плоть. Ничтожные, жалкие, сочные шкурки, да что мне говорить, вы аппетитны, как всегда, и знал бы хоть кто-то, да пусть даже ты, Шах. Ты же знаешь насколько дурманит Наш нюх аромат вспоротых тел. А чего стоят язвы, укусы, порезы, хотя - мизер, чего греха таить. Вот бы настроить его на свой лад. Тогда бы сплясали и с Вином бы свиделись, как, если бы это была награда за содеянный грех Расуэля. В его имя, как знать. Хэмфратх ассхар наарс».
- Маат кетцатльхасс. Ждет вас двоих. Одобрено, чувствуй свободно себя. Уже скоро судьба сомкнет клыки на ваших глотках. Ждите, гниленькие, сладенькие. Можно, вам двоим все можно. Вербуй.

Было довольно легко преодолевать расстояния и мелкие препятствия втроем. Куда хуже было бы белой, если бы на охоту каким-то образом вышла бы в гордом одиночестве, что мало вероятно. Нужна публика. Всегда и везде, ведь даже сама Саммерсбай искала в том лесу кого? Да, именно, как раз ту самую публику, которой хотелось слегка протереть мозг. До мозоли и крови. Забавно. Не вышло. А все потому, что внезапно вокруг погода стала иной, ветра переменили направления и больше не нужно было заниматься "словоблудством". Нужно было действовать в конкретной области стаи, где обязательно повезет именно в эту пору встретить кое-кого.
Выбрали ровный путь. Не стали идти по лесам. Слегка прогнулись перед преградами. Да плевать. Уже близко, а погода не веяла удалью, лишь мерно вздыхала шорохом недалеких верхушек древ.
В молчании каждого волка из этой доблестной троицы таилось что-то особенное, наверное, даже личное, каждый успешно отдыхал от своей роли то и дело пыхтя да посапывая над сочной тушей.
Пологие слегка лысоватые холмы расступались перед путниками истоптанными волчьими тропами. В глаза бросился окровавленный пучок вороньих перьев. Может и крыла... Кто-то решил расправится с вороном.
«Я да сожрет тебя воронья туча, дрянной мальчишка». В нос ворвалась струйка аромата соплеменника. Он был порядком мельче, да. наверное, и младше Саммерсбай. Злорадство. Они явились в округу скромного жилища вполне ожидаемо. Пара взглядов пыталась сковать свое внимание на движениях сытости их в обличье волочащегося оленя. Спутники замедляли шаг.
Упершись передней левой конечностью, Саммерсбай ослабила хватку зубов своих. Отпустила бедро своей ноши с видом "ну а вы, голубчики, расправляйтесь с этим делом сами как хотите, но без меня". Не плохо было бы так сказать соплеменникам двум, да нет, грубый глас известил о другом:
- Славная охота, друзья. - взгляд сквозь двух спутников. Какие-то мысли сковали слова, сотворив глубокое молчание.
- Сейчас, пожалуй, за сим и растворюсь. - никаких лишних движений, никаких лишний слов. Скупые слова и предопределенные действия. Резкий разворот, крен вправо. Соблюдая стабильно умеренную скорость бега, Саммерсбай явилась к древу, под котором был тот, чье обличье было до остервенения знакомым. Не было смысла показывать удаль, да трюки. Большинство их он знал, как свои мотивы. Но главного так и не познал, к счастью.
По-царски лежал. Мощный и властный самец. Никто не смеет высказать упрека. Массивный холм, да что там, скала. Не смешно даже. Было бы гораздо оригинальнее, если  бы будущий властитель был тощим и жалким, низким и трусливым, как, например... нет, не Вин. Как, например, во-он тот шакал. (Имелся ввиду тот самый самец, который разделал ворона тогда - незадолго до прихода троих путников).
Крайне близкое расстояние друг от друга. Как обычно - соблюдение дистанции ни к чему. Она так и не научилась быть хоть немного вежливой. Увы и ах. Какая жалость, о, где же манеры, милочка!?
- Как... Как оно теперь, а, Фер? Амонре-ей. Он всегда готов сгноить для тебя пару-тройку аппетитных сов, не хочешь? Или. знаешь, если ты голоден и ленив сегодня, он достанет тебе какую-нибудь жирную рыбину. - насмехалась. Начало разговора - как всегда. Ни к чему не обязывает, даже слушать не обязательно.
А теперь приблизилась крайне близко. Глас въелся ершистыми мотивами в уши братца. - Я буду желанной гостьей и спутником тебе, да-а, поверь. И даже не говори мне о то, что хочешь взять с кое-кого пример и отправится ан поиски. Мы же оба знаем, что нам нужно и где находится это "нужно", м? Он знает. Он проведет. Он завербует аппетитную тушу.

Отредактировано Summersby (2014-01-29 01:45:03)

+1

13

[>>Янычар ]

Берег Гиблой реки---->>

Дорога до логова показалась мне на удивление короткой и скорее всего, все это благодаря моему юному собеседнику, который совершенно не давал мне скучать, постольку-поскольку, я с интересом наблюдал за ним все это время и слушал то, что он в своем немногословии, рассказывал мне дорогой. Дети, они все такие - любопытство и любознательность присущи этому возрасту, а потому, я охотно отвечал на вопросы моего нового когтистого знакомца, стараясь однако и на него произвести не самое последнее впечатление.
- Вот мы и пришли. - произнес я, приближаясь к логову.
- Тут живет вся моя многочисленная семья, проходи не стесняйся. - с этими словами я пропустил маленького гостя впереди себя, при этом, успев мимоходом покивать состайникам, в знак приветствия, тем, что грели свои кости на солнышке неподалеку от логова и прошел во внутрь, в прохладу и полумрак полупещеры.
Бурная возня и щенячий гомон, вызвали улыбку на моей морде.
- Амата, - громко произнес я, - ты успела обзавестись новым потомством? - лукаво, без иронии, однако с радушием пошутил над старушкой я, заметя, как та возится с какой-то незнакомой малышкой.
- Добрый день. - добавил уже почтительно, отбросив смех в сторону. -  Ярена, мое почтение. - выказал я знаки уважения этим почтенным особам. Затем, глаза мои и нюх, быстро обратились на поиски обещанной Роксу еды, но к разочарованию, охотники еще не принесли обед в логово.
- Ярена и Амата, не будите ли вы так добры, чтоб присмотреть некоторое время за нашим юным гостем? - при этом я указал на котенка выразительным взглядом, - Его зовут Рокс, он потерялся и получил небольшую рану, которая была обработана мной. - не без гордости упомянул я свою заслугу. - Так что, прошу любить и жаловать. - улыбаясь проговорил, делая все возможное, чтоб почтенные леди получили от знакомства с новоприбывшим только исключительно положительные эмоции.
- Думаю этот малый, станет не плохим прибавлением к твоему семейству, не так ли Амата? - пошутил и добавил уже более серьезно, - Пойду поохочусь, поскольку Рокс голоден, а не гоже такого хищника держать без обеда, съест еще кого. - все же не смог сдержаться без юморной искорки и уже развернувшись чтоб уйти, добавил, - Рокс, эти почтенные дамы - Амата и Ярена, тебе должны несомненно понравится, оставляю тебя охранять их спокойствие, знакомиться с моей стаей и ждать обеда. Видишь как много задачь на твоих сильных плечах? Одним словом, не скучай, я пошел за обещанным угощением. - весело подмигнув котейке, я вышел, оставив того на попечение старушек, не капли не сомневаясь, что они не дадут гостю заскучать или почувствовать себя не комфортно.

----->> выведен из игры

Rp

0

14

Всё тот же воздух, то тепло и холодная стая, которая не вызывала уважения от массивной горы мышц. Где-то бесились малые щенки, не осознающие, что их ждёт во взрослой жизни, их охраняли матери, которые не сводили взгляду с их игр. Некоторые моменты вызывали улыбку у столь грозного хищника, все игры напоминали ему детские, былые годы.
«Литл, я помню, как я мучал тебя в детском возрасте, хотя ты вырос, я не останавливался и всё больше переходил границы твоих мучений. Сестрёнка, она вс…», оборвались мысли матёрого, из-за знакомого шепота, пронзающий его уши и мысли.
- Как... Как оно теперь, а, Фер? Амонре-ей. Он всегда готов сгноить для тебя пару-тройку аппетитных сов, не хочешь? Или. знаешь, если ты голоден и ленив сегодня, он достанет тебе какую-нибудь жирную рыбину.
Ферлюци не слушал слов сестры, он вернулся к своим раздумьям, ему неинтересно было слушать насмешки родной волчицы, которая так любила их. Пропускав всё больше информации, важной и не важной, Фер летал в своём мире, его зрачки не шевелились, уши закаменели, и дыхание остановилось. Именно таким представляет себя волк в мыслях.
- Я на охоту, - так кратко, спонтанно и понятно высказал волк, поднимая своё тяжелое тело.
Переставив лапы одна за другую, Фер осмелился подняться и немного размять свои кости. Фрелюци немного выгнул спину, протянув своё тело по горизонтали. Не дожидаясь ответа сестры, хищник потихоньку скрывался в зарослях.
- Ты со мной или как? – спросил волк, мотнув головой в сторону сестры.

=====> Заячьи поляны

0

15

Одним сплошным потоком на волчиц обрушивались события сегодняшнего дня. Сначала странное поведение Комильфо, потом маленький волчонок, а теперь еще и львенок. Старшая Ярена внимательно посмотрела на Рапсодию и решила для себя, что теперь та вполне может поиграть с молоденькой Алу. У обеих сестер запело сердце, когда под сводами пещеры вновь появился щенячий визг. Амата растерянно посмотрела на Янычара и на его маленького "друга" и уже было открыла пасть, чтобы что-то сказать, но серая Ярена опередила сестрицу и не довольно покосилась на самца.
-Вы уже ни с чем самостоятельно справиться не можете. Распустились, - ворчливо буркнула она и с любопытством вгляделась в котенка.
В пещере никогда не появлялись львы, а тем более маленькие и беззащитные. Наверняка у Янычара есть весомые причины для того, чтобы притащить этого мальца сюда". Но мягкосердечная Амата уже оправилась от потрясения и живо закивала. Львенок это или волчонок, ее не интересовало. Это маленькое существо было ребенком, который требовал любви и заботы.
-Я с радостью возьмусь за него. У меня-то щенков нет... - вздохнула волчица, но в ее глазах мгновенно запрыгали радостные искры,- Ты не поверишь, но совсем не давно, наша Комильфо привела сюда эту малышку и убежала!-Амата кивнула на Рапсодию и ласково улыбнулась котенку.
Самка поднялась и села, изредка косясь на свою вечно ворчавшую сестру. Ярена уже вроде не возмущалась и лишь изредка, что-то недовольно шептала себе под нос.
-Ты беги по своим делам, я уж тут за ним посмотрю, не беспокойся.
Проводив Янычара взглядом, черная Амата оглядела пещеру и снова перевала взгляд своих ласковых глаз на львенка.
-Ты, наверное, великий воин, Рокс, раз Янычар привел тебя сюда.-она улыбнулась котенку и кивнула в сторону резвящихся волчат. -Можешь поиграть с ним, если хочешь конечно. А если устанешь, приходи к нам.

.
D

+1

16

>>> Лосиный лес.

В основном, когда трое волков несли в стаю свою добычу, голова Кармелиты была очищена от всего на свете, потому что она получила некий заряд бодрости от поимки оленихи, что было немного странно. Обычно охотники устают, но Актриса была навеселе, но свою улыбку она старалась не показывать, лишь изредка скаля морду, притворяясь, что хочет покашлять или чихнуть. Впрочем, волчице доставила большое удовольствие тащить тушу в стайное логово. Когда наконец с переносом дичи было окончено, белая волчица кивнула в сторону Саммерсбай, принимая ее поздравления на счет удачной охоты, а также сама не забыла добродушно отозваться.
- Да-а, охота вышла на славу. Извини за мою грубость, я просто стукнулась головой, и что-то у меня переключилось. Сейчас вроде все в порядке, но я бы была не против, если ты глянешь... - Кармелита отвернулась и, кивнув Меровею, который ей бесспорно помог в ловле добычи, ранив олениху на покатой горке.
Кармелита отошла от оставленной оленихи, а заметив Рапсодию, крикнула ей:
- Ты голодна? - надеясь, что олениха не будет лежать тут до утра,- если хочешь, то можешь поесть вот эту олениху..- потом волчица заметила Алурис и, бодро ее подозвав к себе, предложила ей отведать мяса. Не пропадать же добру. А потом, медленным шагом, удалилась от логова в сторону обрыва.

>>> Обрыв.

офф

Львенка зовут Рекс  http://s3.uploads.ru/PAhyu.png

0

17

--------- Берег Гиблой реки

Львенок выражал очевидную заинтересованность в приключении и жажду познакомиться с другими зверями. Как ни странно, его страх почему-то быстро испарился, и он чувствовал себя рядом с Янычаром так, словно знаком с ним всю свою недолгую жизнь. Малыш игриво скакал рядом со своим новым другом, и даже думать забыл про свою рану - как-то она перестала болеть и доставлять неудобства.
Когда волк и львенок подошли к пещере, последний заметно присмирел, оглядывая красоты невиданного никогда ранее волчьего логова. Общирная и глубокая пещера, прохладная и мягкая из-за травяных настилов, была отличным местом для отдыха и спасением от жары.
Внезапно малышу вспомнилась мама, и он, невольно поджав уши и глядя на взрослых, точнее, уже стареньких волчиц, задал себе риторический вопрос:
- Как там мама, интересно?
Рядом с волчицами львенок заметил двух копошащихся волчат, один был совсем маленький, другой - покрупнее, может быть, даже одного возраста с самим львенком. Робко сделав шаг вперед, выслушав указания Янычара и речи волчиц, львенок неуверенно отозвался насчет "великого воина":
- Наверно, - он даже улыбнулся, но чувствовал себя очень неловко. - Только меня Рекс зовут. А еще я... немного проголодался.
Последнее было сказано само по себе, про такое говорят "вырвалось", и львенок смущенно отвел взгляд в сторону, прижав уши и поджав хвост у лап.
Как-то вот так вовремя у логова послышалось движение, и котенок моментально обернулся - вдруг опасность и придется бежать. Он и так слишком далеко зашел...
А это кто-то из волков притащил крупную оленью тушу, и львенок почувствовал, как слюна заполонила его пасть. Мама часто кормила его мясом, постепенно отучая от молока, ибо зубки у сына выросли уже большими, что очень сильно мешает кормлению.
Львенок оглядел волчиц, ища в их глазах помощь в наболевшем вдруг вопросе.

w

0

18

Порядок отписи в локации
Первая очередь: Алу, Рапсодия, [Game Master | D], Zeus
Вторая очередь: Summersby

Примечания
Лимит ожидания поста: 4 дня.
Очереди друг с другом не взаимосвязаны.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

0

19

-А ты кто? - совершенно неожиданно для Алурис мелкий, чёрный и как успела заметить -  с разным цветом глаз волчонок вцепился в её хвост. Лу было не превыкать - её младшие брат и сестра ещё и не такое вытворяли, однако же от неожиданности она немного подпрыгнула и издала странный (то ли рычание, то ли писк?) звук. Хвост её новой знакомой так и ходил из стороны в сторону, выражая дружелюбие и радушие. Ну чтож, игра так игра!
Алу освободила хвост из  "вражеской" пасти и уже хотела было продолжить бороться, как вдруг почувствовала это... Запах еды. Проглотив слюну, волчонок направилась к охотница, принёсшей лося, но не пройдя и пары шагов оглянулась:

-Я сейчас вернусь, вот только поем, хорошо? Меня зовут Алу.

Подбежав к мясу, волчонок с благодарностью посмотрела на волчицу-охотницу. Улыбнувшись, она принялась за самый лакомый, на её взгляд, кусок - бедро. Содрав шкуру (помучалась немного - всё таки зубы ещё мелковаты), Алурис вгрызлась в ещё тёплое мясо с огромным удовольствием. Мммм... Для голодного желудка такое - самая большая радость.
Наевшись до отвала, Лу не приминула сказать:
-Спасибо большое!
Сытая и довольная, волчонок вернулась в тот угол, где осталась Рапсодия. Полный желудок не очень располагал к активным играм, поэтому Алу решила получше расспросить свою новую знакомую:
-Откуда тебя принесли? Я раньше не видела тебя здесь.

0

20

Довольно рыча, я все безбоязненнее и наглее тормошила хвост моей новой знакомой, изредка сжимая челюсти сильнее, поскольку в это самое время у меня как раз чесались зубки, маленькие и остренькие, которые вызывали зуд и не давали покоя ни днем ни ночью, вынуждая грызть все подряд. К моему великому огорчению, моя новоиспеченная компаньонка, решившая было принять участие в моей неумелой возне, отвлеклась на что-то, по всей вероятности для нее более значительное чем я. Сам этот факт мне определенно не делал чести, как бойцу. Громко чихнув, от набившейся в нос пыли, я все же отступилась от своей мнимой "жертвы" и озадаченно поглядела по сторонам. В пещере количество живых душ изменилось, в таких случаях наверняка говорят "В нашем полку прибыло" и так, прибыло еще двое незнакомцев, один - серый волк, а другой - незнакомое мне существо, с когтями и длинным хвостом венчающимся кисточкой на самом кончике, правду молвить, эта самая кисточка вмиг меня заинтриговала, причем куда больше чем сам неизвестный. Лукаво зыркнув на котенка, я все же, пока еще, робко переминалась с лапы на лапу, глядя на мир в разноцветной гамме своих вопросительных глаз, явно вопрошающих взрослых на безмолвном языке кто этот чужак. По поведению Аматы и Ярены, я сразу уразумела, что гости - свои и опасности не представляют, да и как теперь меня вообще можно было дать в обиду? Я чувствовала себя прекрасно, ощущая явную заботу и опеку исходящую от двух почтенных старушек и это, правду сказать, придавало мне некий привкус бесстрашия. Едва я вознамерилась устроить заварушку, а может попросту продолжить начатое, как появилась в проеме входа еще одна новая для меня морда - белоснежная волчица, которая несла обед для старших. Звонко тяфкнув, я радостно приветствовала и ее, ощущая себя частью чего-то общего, целого и большого! Никогда бы не подумала, что стая - это настолько большая семья и что прикосновение к этой частице волчьей жизни, подарит мне столько потрясающих, новых, бередящих мою маленькую, но открытую всем ветрам и веяниям душу ощущений.
Как у каждого мелкого крохопузика, мое внимание с незнакомки вмиг переключилась на тушу убитой оленихи. Опасливо подойдя к трупу убитой жертвы я перво-наперво принюхалась и запах свежей крови показался мне манящим и привлекательным, однако для пущей перестраховки, я обернулась на Амату, молчаливо спрашивая "Что это?" и получив поддержку, если конечно ее улыбка адресовалась мне, попробовала лизнуть красную жидкость. Вкус крови, словно огненная вода, наркотик, что-то бесконечно раздражающее все вкусовые рецепторы, наполнило пасть и от такой непередаваемой сладости, я жадно задрожала. Сине-зеленые глаза мои вмиг потемнели, зрачки расширились, уже сизмальства выдавая хищную природу дикого существа. Жадность, боязнь что теплой крови мне будет мало и еще кто-то прикоснется к моей, отчего-то ставшей вмиг моей, добыче вызвала в горле моем сдавленное рычание. Прижав уши к затылку и вцепившись зубами в твердую для моих клыков шкуру оленихи, зыркая гневно по сторонам глазищами, я зарычала на Алу и Рокса, взгромоздив обе передние лапы на бок туши.
- Это мое! - просипела я на редкость низко для своего тембра, не размыкая челюстей, сквозь зубы, отчего в скулах пошло онемение. Однако, особого внимания на мои угрозы ни кто не обратил и еще немного порычав, давясь слюной, я вынужденна была бросить это гиблое занятие и приступить к трапезе. Неумело раздирая шкуру, больше давясь шерстью, я слизывала кровь, пока не почувствовала насыщения, тем более что голодна не была. Сытно "откатившись" от оленихи, я миролюбиво уселась на свою пушистую попку, поодаль, выжидательно созерцая со стороны за происходящим. Вскоре, ко мне подошла Алу и поскольку многословна я не была, то она сама затеяла разговор, на который я откликнулась тот час же,
- Имя мне дала моя покойная мама, - решила невзначай представиться моя персона.
- Рапсодией меня зовут, а пренесли меня из логова, что находится в лесу, вот только в землях здесь я не понимаю ни капельки, потому не могу сказать откуда меня достали. - откровенно призналась я.
- Ну а ты, - в свою очередь заинтересованно осведомилась, - Кем будешь? и уже в долю секунды отвлекшись, принялась коситься на кончик хвоста котенка, что прошел неподалеку, испытывая явное желание кинуться в погоню за новой "игрушкой".

0

21

Все было попусту невинно проклято в нем. Он не смотрел на Арсбей, он не внимал ее речей, брат не видел нужды отфильтровывать "пустышки" ее слов от "золотой середины". Все впустую он был явно не тем, кто был бы годен на должность некоторого... но. Но. Замысел на то и замысел, чтобы его воплощать в жизнь, как ни крути. Пусть не сейчас он внемлет, зато потом сполна напьется всех самых необходимых ядов. Не глядя на окружающий мир, Саммерсбай в упор смотрела на Ферлюци, будто бы желая взглядом передать нечто важное. Так бессовестно делала вид "нормальной сестры".
Ей не составило труда выдержать монотонность тиши его гласа, зато потом, уж под конец, брат начал подавать признаки жизни. Нервно встрепенувшись, он поднялся на лапы. Взгляд его был скользок и прозрачен. Весь вид его излучал безразличие, казалось, будто его безучастность пропитана теми самыми мыслями, что так греют сердце странствующего воина. Он хотел найти новое пристанище, где мог бы возложить свою душу на алтарь собственных земель, а телом отдаться защите новой священной собственности. По-истине романтично, казалось бы, идеально, если бы некоторые "злые силы", как обычно не становились поперек горла добрых умыслов и спокойной умиротворенной жизни.
Порождение хаоса всегда следует по пятам, держа под руку Смерть. И тут уж никогда не угадаешь, когда одному из них взбредет посеять зерна разрушения.
В этот момент, казалось бы, исключительно мирный, где-то происходил раскол. Разбивалась новая часть души, которая успела регенерировать.
Тупая боль перерастала в острую. Острая перекатывалась в пульсирующую. Ноющая перекликалась с глухой агонией.
Глаза из вне потемнели. Саммерсбай, казалось, перевоплотилась груду камней, что так тихо и мирно лежат себе на уступе. Недвижима и мрачна.
Триста первая волна ощущений умерщвления рассудка и остатков былого. Он забрал свою долю в самый, что ни есть подходящий момент тишины, когда брат еще не имел намерений уйти на охоту.
Послышался грубый глас его.
Сощурив глаза слегка, Саммерсбай остановила взор на затылке Ферлюци: - Я еще вернусь за тобой, ах, прости, к тебе приду. - несколько мгновений таинственной неопределенности, самка осела на месте, где до этого располагался ее брат.
Необходимо было сделать вид "отдыхающей бравой охотницы".

0

22

Амата лукаво скосила глаза на Рекса и покачала головой. Видимо слух подвел ее и она ошиблась.
-Ох, прости, мой маленький друг. Иди к волчатам, смотри, они уже едят.
Все это время молчавшая Ярена, неуверенно кивнула, сомневаясь в правильности решения, оставить львенка в логове.
-А если его родители начнут искать его? Львы не бросают своих детей просто так.-пробормотала серая старушка и сузила глаза, - навлечет он на нас бед, помяни мое слово.
Последние слова Ярена шепнула прямо в ухо своей сестре, чтобы котенок не услышал их. Да, он тоже ребенок, но чей? Дитя больших и свирепых хищников в логово волков, где полно маленьких беззащитных щенков. В случае нападения, никто даже не сможет заступиться за них. Что там какие-то старушки против гривастых кошек?
Черная Амата бросила на сестру многозначительный взгляд и тихо фыркнула. "Она слишком беспокоится. Сама накручивает себя, сама и боится. Что может сделать этот котенок? Если и придут его родители, то наверняка, они будут только благодарны нам, что мы его приютили." Но в слух она сказала, лишь часть своих мыслей:
-Сомневаюсь, Ярена, сомневаюсь.
Обе волчицы покосились туда, где копошились волчата. Малышка принесенная Комильфо наверняка вырастет ловкой и сильной. Ах...Комильфо. Оставила волчонка старухам, а сама убежала невесть куда. Не к добру это, не к добру. Ярена не могла понять, что же послужило причиной таких странных слов состайницы и снова сказала себе: "Молодежь" У нового поколения свои переживания и планы и не стоит старикам вмешиваться. Их час уже прошел, время уступить дорогу молодым и сильным.
D

0

23

Начало игры. 4 луна. 31 год.
Вечер. В тишине пещеры было слышно стрекотание кузнечика. Он заглушал все остальные звуки, исходящие снаружи. Белый волчонок нервно дергал во сне своими лапами, будто бежал. Уже который день ему снится один и тот же сон. Во сне все покрыто пеленой тумана, но сквозь тишину можно было услышать нежный голос матери. Слова, ею произносимые, было сложно разобрать, но с каждым разом голос становился все тише и тише. В свою очередь волчонок бежал вперед без оглядки. Он падал и снова вставал, полный решимости найти мать среди этих облаков.
Мать Гелиоса умерла примерно семь месяцев назад от Черной Хвори, когда щенку было около месяца. Белый уже давно свыкся с мыслью, что у него остались только брат и сестра, но во сне он снова возвращался в те далекие времена, когда был беспомощным и крохотным волчонком, который был привязан к матери. Порою, тихими безоблачными ночами, мать выводила сына на свежий воздух, а потом, поднимая взор к небу, рассказывала сказки. были разные. Какие-то из общей истории, какие-то сказочные и просто фантастические. Больше всего волчонку запомнилась их последняя сказка... О Небесных волках, что живут средь звезд и каждую ночь опускают солнце, поднимая луну на небосклон. Правда это или нет, но с тех пор Гелиос стал внимательнее вглядываться в ночное небо. Вероятно всего белый волк пытался найти своих родителей, которые беззаботно скакали по Млечному пути, охраняя сны смертных.

Гелиос раздраженно чихнул. Проклятый кузнечик прыгнул ему прямо на нос. Мгновенье спустя белый протяжно зевнул и, сладко потянувшись, вышел из пещеры. В Логове как обычно кипела жизнь. Среди прочих знакомых лиц хищник заметил большого котенка, черного волчонка с разными глазами и еще одного волчонка, кажется ее звали Алу.
Гелиос прилег на клочок земли, на котором густо росла трава и было рассыпано немного листвы. Трава была примята, что свидетельствовало о том, что волчонок не один считал это место превосходным для отдыха.
Как ни странно, но большая кошка волчонка мало впечатлила. Мать при жизни много рассказывала ему о львах, чья сила очень велика. Но обычно они с волками живут порознь и стараются не пересекаться.
-По всей видимости это детеныш льва.- тонко заметил белый. А вот черный волчонок, который неумело раздирал кусочек оленины, показался Гелиосу смешным.
-Забавный комочек меха.- тихо хмыкнул волчонок. На вид волчонку не было и трех месяцев. Видимо ей в новинку питаться свежатиной, ибо ей с трудом удавалось содрать с оленя шкуру, да и с тушки она в основном слизывала кровь, ибо вероятно не была голодна. Сам белый же уже успел насладиться свой трапезой перед сном и есть ему хотелось лишь немного.
- Сегодня как-то скучно.- заметил волк и положив голову на лапы, стал наблюдать за всеми неподалеку. В животе слегка заурчало, но подойти  к остальным Гелиос не решился.
пы.сы: сначала написал большой пост,но он удалился к сожалению.

Отредактировано Гелиос (2014-02-09 18:08:59)

+1

24

=> Медвежий клык
Благо, Константин не стал спорить. Что касалось взаимодействия с другими, особенно здоровыми волками - тут у Лиры были трудности всегда. Убедить, уговорить, попросить - почему-то это всегда давалось с огромным трудом и оставалось неприятным осадком воспоминаний, даже если собеседник соглашался помочь.
Когда они оказались возле логова, Лира приступила к делу.
Для начала разыскала терпко пахнущий пустырник. Отвратительная трава, как по мне. Добавила немного мяты и мелиссы - для усиления запахов, и подсунула волчице под самый нос.
Несколько секунд прошли в немом ожидании, а потом волчица пришла в себя. Шедоу резко дернулась, мучительно потянулась, открыла глаза.
Лира тут же подскочила к ней.
- Лежи! Не вставай! Что болит, что чувствуешь?
Испуганная Шедоу замерла, ошарашено уставившись на Лиру.
- Просто медленно пошевели всеми лапами и хвостом, потом шеей и напряги мышцы живота и груди, - пояснила Лира терпеливее.
Волчица явно напряглась, а после произнесла:
- Немного побаливает голова и шея, а так все в порядке.
Лира облегченно выдохнула и села на землю.
- Везучая, - ведунья явно повеселела. - Все в порядке, попробуй поспать. Некоторое время проведешь в покое, я предупрежу Вальда. Хорошо?
Шедоу неопределенно кивнула и отвернулась, уткнувшись в самый темный угол пещеры.
Иногда бывают моменты, когда тебе кажется, что тебе нужно куда-то идти. Так было с Лирой и сейчас. Посмотрев в последний раз на больную, Темная встала и вышла из логова.
=> Обрыв

0

25

Четвертая луна. 31 год

Получив, наконец разрешение отведать здоровенной туши какого-то съестного животного (мама всегда называла добычу антилопами, но тут какая-то... другая антилопа была... Впрочем, какая разница - главное, что оно съедобно!), львенок робко двинулся к ней, несколько боязливо оглядываясь по сторонам. Уже наступал вечер, снаружи темнело, и Зевс снова задумался: как там мама? Вдруг с ней что-то стало, а он здесь... с волками... почивает... От этой мысли львенку стало совсем тоскливо, и он, усевшись около мертвого животного, окинул его грустным взглядом. Ушки были прижаты, голова чуть опущена - котенку явно было не по себе. Аппетит мгновенно пропал, но заурчавший желудок настойчиво попросил не забивать сейчас голову ненужными домыслами, а сначала заморить червячка.
"Клюнув носом", Зевс понюхал добычу, и неохотно вонзился мелкими зубками в шкуру животного. К нему в тот же миг присоединилась еще один волчонок, за ним - еще один, тот самый маленький, и Зевс, которого уже более или менее растрясло, инстинктивно рыкнул на подошедших.
- Моя добыча! - дерзко мякнул он и оголил едва окровавленные клыки.
Так всегда папа говорил, когда какая-нибудь гиена или шакал пытались оттяпать и себе кусочек. И львенок, нисколько не стесняясь, начал недовольно подталкивать крупом собравшихся рядом, тем самым заставляя их двигаться дальше. В итоге так, чтобы львиная доля туши досталась ему. В конце концов, он же лев, его должны слушаться - так тоже папа говорил. И невдомек было львенку, что та, самая маленькая в их небольшой компании, подозрительно косится на его еще не очень хорошо сформированную кисточку хвоста - Зевс был увлечен едой, и у него даже немножко получалось... Правда, если бы здесь была мама, она бы в два счета разодрала добычу, и сынишка сразу бы набил себе брюхо. Волки, однако, не соизволили помочь, поэтому львенок действовал своими силами.
- Я - леф, - услышал он обращение в свою сторону, жуя шматок сухожилия, который все никак не мог оторваться от туши, и косясь на говорившую. - Вефс, - имя слышалось как Рекс, но он сам-то понял, что ляпнул страшное, и повторил более отчетливо. - Рекф. Фарь жверей я.
И деловито прикрыв глаза, отвернулся, продолжив теребить тушу когтями и клыками.

0

26

Порядок отписи в локации
Первая очередь: Summersby
Вторая очередь: Алу, Рапсодия, Гелиос, Zeus

Примечания
Лимит ожидания поста: 4 дня.
Очереди друг с другом не взаимосвязаны. Саммерсбай находится в отдалении, туша лежит около самого входа, две волчицы, отыгрываемые Мастером, лежать внутри пещеры и могут в любой момент вклиниться в очередь (D)
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

0

27

офф: будем считать, что Саммерсбай продолжала все это время почивать под деревом.
Надеюсь никто не будет против, если данный факт будет перечеркивать пост ГМ о выведении сего персонажа из игры.

Грядущий шторм пахнет зловещей угрозой. Не важно откуда грядет буря. Важно то, какую сущность покажет нутро мрачных небес.
И град сотрясся в конвульсиях разрушения. Все гранитные постройки крошились, как древесный уголь, превращаясь в память. Гравий вокруг рухнувшего поселения лукаво и многозначительно перешептывался с песком, который грозился поглотить обглоданные неведомым останки.
Кто жил в городе этом?
В этом городе жили сны. Лица их пустыми были, страдающими, равнодушными, отчаянными, порой даже радостными, но никогда не счастливыми. Ни-ко-гда. Город мрака, город снов. Их белесые полупрозрачные тела метались из постройки в постройку, черпая все новые и новые причины покинуть былые места, держа в зубах цели. Ими руководил некто так искусно, так проворно и четко, что в систему, казалось, ничего внедриться постороннего не могло. Так и есть. Никто не смог порушить систему жителей города, кроме него самого. Кроме Некто, что прячется в ветре, тумане... во всем. Он везде.
Теперь, когда города снов больше нет, что же делать ей ночью? Куда податься на досуге, когда притуплены чувства и замкнуты веки. Некуда больше идти? Как же, не то что бы... Некто распорядился иначе. Она не сможет больше сыскать смысла в снах, утонуть, а ведь все-таки так любила тонуть в сновидениях мрака того. Что сказать, Он отрезал все пути назад, он указывает своей пешке на то, что пора покидать насиженное место и пуститься в бегство. Погоня за снами. Пока только так и выходит. Пока что никто кроме снов не держали в узде непредсказуемость нрава, весь пыл хаоса, который до ныне был приглушен и задавлен. Не-ет. Пуще прежнего разойдется. Покажет себя во всей красе, чтобы похитить, чтобы похитить носителей снов и увлечь за собой строить дорогу к... А-а-а, интересно? Тропа к... густо приправлена костьми полегших, кровью отважных и страждущих. На том пути все были заражены чем-то, всем кроме той самой главной цели. Ошибка очевидна. Другие распылялись на все приманки, да что поделать. Ей тоже суждено попробовать прорваться к вратам. Ну а что? Попробовать стоит. На действие всегда найдется анти действие. Заведомо зараженный до мозга и костей фанатичный приспешник на пути к желанному чудным образом может перевоплотиться в совершенно другую сущность. Порой даже противоположную.
Как мило. Столько пла-анов, столько жела-аний. И самое страшное - мечта, хоть и так страстно скрываемая Императором. Трепетно заботиться о ней, знает, что цель сразу же теряет смысл и былое значение при достижении. Значит Он уверен, что Саммерсбай вырвет свою жалкую мечту из клыков судьбы и времени? Хотя скорее всего здесь имеется совершенно иной замысел, который как всегда пропитан той непревзойденной долей коварства. Ну что, пускай. Будем тихо-мирно ждать. А ведь не факт.

Не было снов. Не-ебыло. Это только лишь мирское название. Обман и самообман. Виденья. Вот чем это было во время того, когда тело отдыхало ее томно. Он не показывал себя, не пел песнь пустоты. За-ачем? Ведь это было ни к чему теперь. Лишил себя опять. Тот самый период когда Разномастная трудом переживала тишину. О да, с ней трудно. Пустоты нет, а тишина есть. Что может быть еще хуже? Всегда был слышен шепот, были слышны звуки, которых нет на самом деле. А Те звуки, которые звучали из вне - тишина, причем очень гнетущее. Сознание порой рождает целые речи тишины. Тишь говорит устами зверя, ветра, чего угодно, только не...
Похоже на кошмар и сумасбродную шизофрению? Конечно же, а как иначе, куда же без этого-то?
Ей оставалось только встать и расстаться с былым миром, который покинет ее вместе с хладом тепла тела Его на неопределенный срок.
Широко раскрытые глаза катастрофически долго не сдвигались с места. Веки то ли занемели, то ли их прикнопили в черепу, ведь и они не производили должно роботы. Она не моргая застыла. Тело истосковалось по движеньям, но невдомек. Продолжала лежа подпирать взором западный склон. Внезапная перемена на лице в доли секунды сделала его каменным. Морда будто одета была в смертельную маску, когда глаза угасают и дарят искру небесам... Здесь было иначе. Тело жило, но голова была отдельно, как и сознание.
Хлопнули ставни. Смеркается мирной дугой золота запад. Глаза вновь открыты. Мгновенно тело перешло в фазу активности. Без труда чуть пошатываясь на первых шагах, Арсбей твердо шагала на встречу логову, где толпились особы.
Взгляд все так же неизменно дырявил запад.
Внезапная перемена и Саммерсбай явилась пред той массой, в чьих жилах так умиротворенно шуршала жизнь. Здесь были разные обличья, но та молодость и рассудительная последовательность взгляда, что так приятно магнитом манила к себе стойко завораживала.
Белый, естественно волчонок, кто другой? Чистота снаружи и чистота внутри. Айя-яй. Стоит попробовать. Уголок губы дернулся, когда взгляды их пересеклись.
Саммерсбай невинно отвела взгляд. Будто бы. Будто бы... Ну а теперь классика, вроде "здравствуй, добрый молодец, хочешь знать с чем пожаловала я...".
Никакой приветливой улыбки. Скупой монолит бездействия и бесчувственности, казалось. Но как, другим так могло показаться, неопытным. На самом деле, если привыкнуть к недвижимому взгляду, упертому тебе в правую половину груди или в самые очи, то можно вполне правильны сделать вывод о том, что это обличье далеко не бесчувственно и непроницаемо, как кажется сначала. На то и расчет. Разгадай, а потом сожри наживку.
- Если кто-то изнывает от скуки, то кто-то следом пойдет по пятам и впитает сазанье про неведанное счастье. - многозначительная ложь. Однозначная правда. Купишься - узнаешь все, сойдешь с дороги "праведной" - настигнет насилие.
«Белый... Гелио-о-о-ос, идем, ты очень о-очень будешь рад моим сказкам... ну же, нечего бояться ведуна-а-а-а...».
[Персонаж не дождавшись собеседника ушел в неведомом направлении]
Персонаж выведен

Отредактировано Summersby (2014-03-24 19:08:01)

+2

28

Пост за Алу
Удивительно, но ответа ждать долго не пришлось. Алу склонила голову, встав чуть ближе к Рапсодии, внимательно слушая ее ответ. Могло показаться, что ей открывают какой-то большой секрет. Когда собеседница вопросила о том, кто она такая, Алу резко выпрямилась, завиляв хвостом. - Меня зовут Алу. Можешь звать меня просто Лу. Я смылась из пещеры, чтобы поохотиться. Очень сильно захотелось мяса. Надеюсь мне влетит не сильно. Хихикнув, она осмотрела свою собеседницу. - А сейчас, прости, но мне нужно вернуться назад, чтобы никто не беспокоился о моей пропаже. Взрослые они такие паникеры, чуть что сразу начинают истерику. Кивала Алу в доказательство своих слов. - Надеюсь еще увидимся, было приятно познакомиться. Покааа. Она резко развернулась и направилась в сторону пещеры, постепенно теряя из виду все эти фигуры, которых тут было не мало. Странная кошка, была большая, Рапсодия как-то странно поглядывала на нее. Быть они затеяли игру? А Алу приходится возвращаться в  пещеру, обидно, очень обидно. Лу незаметно прошмыгнула в пещеру, запряталась в самый дальний уголок, свернулась клубком и закрыв глаза, сладко уснула. Набегалась бедняжка.

[Персонаж выведен]
Рейган

0

29

Как я уже говорила, внимание мое было совершенно никудышним, оно фокусировалось одновременно на множестве самых разных вещей, разбегаясь в разные стороны отражениями в разноцветных любопытных глазищах моих. Кивая и слегка поддакивая для приличия Алу, я, словно истинная охотница, уже целенаправленно готовилась к атаке мельтешащей неподалеку кисточке львиного хвоста. Увлеченная своим приготовлением к шумной возне, я даже не заметила, как скоро моя приятельница попрощалась и ушла по делам, видимо обидевшись на мою беспечность, которая кстати была оправданна: новое место, новая жизнь, новые "лица", это вам не шубу в трусы заправлять! Понимать надобно! Тихонько грозно порычав себе под нос что-то из разряда "Щас непревзойденная Ра, покажет где раки зимуют", понятия не имея кто это такие и с чем их едят, вздыбив смешно шерсть на загривке я с опаской тихонько подошла сзади к Зевсу, который в это время жевал что-то и одновременно с гордостью разговаривал, отчего имени его я не разобрала. Прижав уши и чуть насторожив хвост, я цапнула львенка за кисточку, тут же подскочила на месте и оглашая просторы пещеры с визгом метнулась прочь (тут возможен вариант затрещины лапой от могучего львенка), пробуксовав на месте пару шагов, а затем напоминая пущенное пушечное ядро "заскользила" аккурат в убежище - поближе к опеке Аматы и Ярены. Не успев затормозить, я влетела между передних лап одной из почтенных дам прямо в мягкий живот, чуть не свернув при этом своей головы. С визгом, думая что меня жутко преследуют и хотят покалечить, я еще какое-то время отчаянно трепыхалась, барахтала лапами и рычала, не сильно, покусывая при этом подвернувшуюся в поле зрения лапу Аматы. (Получив нагоняй от почтенных?) Я чуть притихла, затаилась изображая сдавшегося и как говориться "Лежачего", которого как помнится не бьют, затем медленно повертела головой, с любопытством зыркнула по сторонам и ползком схоронилась за небольшим камнем, что оказался неподалеку. Сидеть совершенно не было желания, а потому, я решила провести атаку еще разок, но в этот раз выбрала жертву куда как менее внушительную. Боком -боком я подковыляла к Гелиосу, потаращилась в нерешительности на него, отошла. Хотела было погрустнеть, но увидев тушу оленя, гордо подбежала к ней, понюхала и навернула вокруг пару триумфальных кругов, обходя Зевса по большей дуге, однако желание так и подмывало еще раз цапнуть за хвост. Остановившись в очередной раз неподалеку, я произнесла достаточно гордо, норовисто глядя на царя зверей, - Между прочим, это все наше Февс. - совершенно не гостеприиимно начала моя морда разговор, указывая на мясо, который был вызван любопытством и не умением вообще общаться. Чуть осмелев от собственного заявления я подкатилась поближе. - Может поиграем? - предложила, заглядывая в глаза коту, - В охотников. - призадумалась, но увидев лежащего неподалеку незнакомца тут же сообразила, - А жертвой будет этот. - кивнула на Гелиоса, ни капельки не церемонясь. А что? До сегодняшнего дня все было просто в моей короткой жизни, потасовки с сестрами и братом устраивались запросто, а потому я не видела чего-то предосудительного в своем поведении. Тем более, опека со стороны старых волчиц давало чувство защищенности.

+2

30

Когда Зевс почувствовал, как хвост кто-то больнюче тяпнул, львенок зарычал своим еще несформированным рыком (который больше походил на мяуканье), подскочил неосознанно на месте, шкурка встала дыбом, недожеванное сухожилие выпало из пасти... и львенок развернулся, выпустив на передних лапах когти, чтобы садануть обидчику по морде. Но обидчик - та самая маленькая волчонка - резво ускакал прочь, пропав из поля зрения в темноте пещеры. Зевс хотел крикнуть ей вслед что-то обидное, но мимо прошествовала куда более крупная волчица, взрослая, и львенок невольно припал к земле, прижимая к голове уши. Он ведь еще чужак здесь, да и ест чужую добычу... Но ведь с разрешения же! Хотя и это не успокоило котенка.
Убедившись, что волчица прошла мимо и не обратила на него никакого внимания, львенок даже успел забыть про ту, что больно тяпнула его за хвост, и, осторожно придвинувшись к добыче, продолжил дожевывать свой кусок. Глазки бегали по сторонам - вдруг еще кто-то заметит его и решит, что он посягает на чужую добычу. И когда неподалеку остановилась та самая волчонка, Зевс замер. Теперь-то он был готов, в случае нападения, отвесить этой даме по голове. Уж он-то посильнее ее будет.
- А мне разрешили! - не сдавался львенок, гордо задрав нос.
Просто так он бы не подошел к чужой добыче. Только мама или папа могли так делать, когда с охотой становилось туго, они сильные и могли отпугнуть хозяев убитой туши. Зевс же был еще слишком мал, чтобы делать то же самое, да и... он же был в гостях. Поэтому, так или иначе, Зевсу пришлось бросить ужин (или обед?) и обратить все свое внимание к маленькой волчонке.
- Прицепилась, - огорченно-недовольно подумал львенок, который все еще был голоден.
Волчонка, меж тем, предлагала еще более кощунственные вещи - поохотиться на другого волчонка, который был чуть побольше. Да его, чужака, за такие деяния по голове никто не погладит, а еще того хуже, выгонят вон, покусают и, дай боги, в живых оставят. Он с сомнение посмотрел на вопрошавшую и отрицательно покачал головой:
- Не... Давай лучше во что-нибудь другое поиграем. В салочки, например...
С сестрами в салочки играть было скучно - всегда находились какие-то недовольные, которые быстро заканчивали игру. То поскользнутся где, то не захотят быть "водой".
Львенок отстранился от добычи и бодренько двинулся в сторону более просторной полянки недалеко от логова.

------------- Заячьи поляны

0


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Логово Темного Древа