Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Нижний Тэмен » Туманный берег


Туманный берег

Сообщений 1 страница 30 из 57

1

http://fc07.deviantart.net/fs50/i/2009/306/6/c/Foggy_Morning_Reflection_by_Thundercatt99.jpg
Гиблая река постоянно покрыта непроглядным туманом, и именно из-за него невозможно рассмотреть, есть ли жизнь по ту ее сторону. В этом месте туман особенно густ и задевает своими полупрозрачными пальцами северный песчаный берег.

Ближайшие локации:
- Левая Гряда (Нижний Тэмен)
- Белая поляна (Нижний Тэмен)
- Безветренные холмы (Нижний Тэмен)
- Гиблая роща (Нижний Тэмен)
- Гиблая река

0

2

Четвертая Луна. 31 год.
---> Начало игры.
Ведьма медленно шагала, изредка оглядываясь. Она кого-то боялась? Причин для беспокойства не было, но все же холодное сердце самки что-то тревожило, и эта тревога отдавала болью в груди. Дорога впереди терялась из виду и тело белой постепенно окутывал туман. Полупрозрачный, не имеющий запаха и не осязаемый. Джейд хорошо запомнила Северный берег, ведь когда она переродилась заново, эта река стала для неё "матерью" и некоторое время именно тут она скиталась, изучая это место. Изредка ей попадались под лапы острые камни, от чего белая скалилась и сильно злилась. И это, наверное, единственное, что мешало ей полностью расслабиться, просто отдаться стечению времени и погрузиться в медленный астрал. Ведьма искала нужное дерево или скалу, чтобы прилечь туда и мирно отдыхать, позабыв о том - кто она. Холодная вода коснулась лап самки, словно ток пробежал по телу. Джейд опять обернулась. Теперь чувство, что тут кто-то есть, не покидало голову самки. Она хотело было громко спросить, есть ли тут кто-нибудь, но посчитала это глупым. Если тут и вправду кто-то есть, он обязательно покажется ей. Ну, а если нет - для него же лучше. Ведьма была не в самом лучшем расположении духа, немного устав от утренней неудачной охоты и хотела восстановить силы здесь и если что, тут же и поохотиться. Хотя, пораскинув мозгами, Джейд пришла к выводу, что компаньон ей не помешает и свое настроение ей лучше засунуть куда подальше. Мысли о том, что она все еще Рекрут разъедали мозг похуже самого страшного яда. Ей хотелось показать, на что она способна, но когда появлялся шанс продемонстрировать силы, Джейд сразу находила отговорки. Почему же я так неуверенная? Причем эта неуверенность проявляется при Верхах стаи, может, я чую их превосходство над собой, и у меня проскакивает комплекс ничтожества? Какие же глупые мысли. Когда я займу приличное звание, я буду смеяться, вспоминая их. Самка тяжело вздохнула и продолжила следовать вперед, помня, что где-то впереди был большой валун, а возле него прекрасное каменное ложе, где она могла бы отдохнуть. Тем более это место было на виду и оттуда Джейд сможет увидеть, навестит ли кто-нибудь Ведьму или нет.

Отредактировано Jade (2014-01-26 16:40:05)

0

3

-Начало игры-
Четвертая Луна. 31 год.
Витающие в облаках, живут в тумане…
Рядовой обход. Место, конечно, не из приятных, да и охота тут может выдастся больше, чем «никакая», но это была её обязанность. А любая работа должна быть выполнена. И, желательно, «на отлично». Тем более от волчицы требовалось не так уж и много, а для мёртвого подобное – раз плюнуть.
Густой туман. Такой же, какой сейчас бродит в её голове. Наверно поэтому за этой пеленой она не чувствовала дискомфорта. Если сюда часто приходить, то даже сможешь запомнить расположение некоторых фрагментов, даже не видя их. Там справа есть небольшой камень, но углы заострённые. В первый раз Си уколола себе лапу. Неприятно было. Знаете, и в тот раз в голове проскользнула одна мысль. Что весь этот туман – огромный спящий белый волк. Он здесь уже не один год, а сон его не покидает. И своим телом навис он над этой территорией, заставляя некоторых особей блужать, словно слепышей.
Вы когда-нибудь слышали шум здешней реки? Если да, то вы счастливчик. Ведь она кажется такой мёртвой. А это удивительно?
«Я здесь точно не одна…вот только…кому захочется сюда приходить без особой надобности? А особой я просто не могу представить. Есть много других территорий. Так зачем же проводить время здесь? Компания мне не нужна, это не лучшее места для бесед. Хотя, я никогда не пробовала. Может, ошибаюсь.»
Ускорив шаг, Сибил ступала по песку, стреляя глазами в разные стороны. Конечно, можно было сделать вид, что здесь никого нет и двинуться в совершенно противоположную сторону. Она не обязана следить за своими же. И не все любят, когда их отвлекают. Мёртвые довольно агрессивный народец. Достаточно изменить на секунду интонацию и можно открыть настоящий ящик Пандоры.
«Я поплачусь за своё любопытство…но не сегодня.»
Совсем близко.
«А вот и ты. Мне достаточно будет просто увидеть. Необязательно даже здороваться»
- Странное место для прогулки или только я так считаю?
Она пока не видела будущего собеседника. Но это дело пяти секунд.
«Видимо, у меня хорошее расположение духа, раз уж я вздумала начать первой разговор. Не факт, конечно, что мне захотят ответить, но попытка не пытка. К тому же, этот туман иногда вторит чудеса.»
Иногда Сиб ощущала себя, словно в болоте. Эта вязкая белая субстанция, сливающаяся с собственной шерстью, делая два разных существа единым. Волчица сделала вывод, что оппонент такого же цвета, что и она.
«Интересно он подойдёт ко мне или останется на месте? Долго идёшь, не люблю медлительных.»

Внимание, Sibyl!
Среди песка и гальки тебе на глаза попадается недавно выкинутая волной здоровенная рыбина, используй находку для изучения заклинаний.

Отредактировано Sibyl (2014-01-26 00:20:27)

+1

4

Существо было обездвижено, но оно не было мертво, оно лишь спало. Здесь очень спокойно, никакого шума, ничего, только плеск воды, да гул ветра. Это место очень нравилось крокодилу, по имени Даллас, он всегда тут отдыхал и еще ни разу его не отвлекал шум, а именно это любил зверь.
Где-то неподалеку кто-то заговорил. Глаза Далласа резко распахнулись и он громко задышал, прибавляя к своему нервному дыханию тихое рычание. Сам крокодил лежал на каком то камне, который выступал из воды, но теперь, уже переставший спать Даллас, слез вниз с резким шлепком о жидкость. Это должно было отвлечь нарушителей тишины.

Cs

+1

5

Добравшись до нужного места, Джейд легла. Открывалась прекрасная картина, и самка любопытно вглядывалась вдаль. Туман медленно двигался куда-то влево, густо заполняя все пространство. Как бы ни хотела Ведьма увидеть всю красоту этого место, туман не позволял этого, да и вряд ли позволит в ближайшее время. Никто не видел еще, чтобы это место озарялось солнцем или же было полностью открыто для волчьих глаз. Джейд вздохнула и опустила морду на передние лапы, растянувшись во всю длину, и медленно закрыла глаза. Если бы не шум воды, самка уснула бы мирным сном на пару часов. Но это были необычный звуки, кто-то шагал недалеко от неё. Красные глаза сверкнули, взор пал на берег и Джейд, хлопая глазами, дожидалась нарушителя. Она знала, что никого, кроме состайников здесь не встретит, поэтому под нарушителя она бы записала волка, который нарушил её покой и не более. - Странное место для прогулки или только я так считаю?
Голос прозвучал уверенно, громко, четко. Словно волчица говорила прямо возле ушей Ведьмы. Она даже дернула одним ухом. Привычка. Джейд было, уже хотела оскалиться, но сдержала свою агрессию. Пока что не было повода злиться. В голове Ведьма крутила имена и пыталась вспомнить, кто это. По голосу было сложно понять, и вначале самка подумала, что это была Рейган... но, нет. Это точно не она. Белая лениво поднялась и зевнула.
- Видимо, только ты. - небольшая пауза, - Я отдыхаю здесь. А ты?
Опять вздох. Ведьма хоть и была полной эгоисткой, но в глубине своей черной души понимала, что когда-нибудь это будет стоить ей жизни и нужно придерживать свой характер. И это было очередной попыткой не нагрубить или хотя бы нагрубить слабо. Джейд прошла чуть вперед, но до сих пор не видела состайницу. Ухо автоматически дернулось. Где-то позади них послышалось тихое рычание. Это не к добру. Джейд обернулась, чтобы хоть что-то рассмотреть, но лишь услышала громкий шлепок об воду. Самка резко поддалась вперед и врезалась прямо в... Сибил. Ведьма рявкнула, поднялась с земли и немного оскалилась.
- Черт возьми. Беги, что ты стоишь. Или хотя бы отойди подальше от воды.
Вообще, по этикету здесь следовала извиниться, но такие правила были точно не для Джейд. Самка уже примерно понимала, кто мог находиться в воде, и проверять у неё не было желания. Но если Сибил вдруг захочет это сделать, придется спасать её шкуру. Самка и раньше видела тут крокодилов, но никогда не подходила слишком близко, а если чуяла опасность, сразу убегала в лес, куда они не могли добраться или просто не хотели. Сейчас почему то Джейд подумала именно о них и из-за этого решила отойти подальше, ведь в битве с крокодилом волк проиграет.

+1

6

Тяжело поддерживать отношения, когда ты жив. Ещё тяжелее, когда мёртв. Рандеву со смертью меняет. Этот одиночный танец, где ты мечешься, словно отбитый от стада олень. Куда не кинешься – везде цепкие лапки и сладкий голос, говорящий, что всё в порядке. Но ведь мы знаем, что всё совсем не в порядке. Даже наоборот. Настолько плохо…можно даже взвыть.
Волчица предпочитала не общаться со «свежим мясом». Они были несформированными, упрямыми и угловатыми. Всё в них было не то.
«Была ли я такой же?»
Спросила у себя Си, наконец-то встретившись с туманной гостей. Джейд. Что она знала о ней? Практически ничего. И даже не пыталась узнать. Она не понимала её, а точнее, некоторые выходки.
«Да…мечется она похлеще рыбы на суше. Где же ещё я могла её заметить? Тс, так и не вспомнишь…но помнится мне, поведение  не впечатляет.»
Ещё раз оглядев собеседницу янтарными глазами, самка склонила голову.
- Я отдыхаю здесь. А ты?
- Работаю. Довольно интересное слово, правда? Хотела бы я иметь чуть больше свободного времени. А так… - взор упёрся туда, где должна была блестеть вода, - приходится прочёсывать территорию в поисках очередного «ничего».
«Судя по всему, она ещё не вспомнила меня. Ну…это не так важно. Самое главное, что я знаю кто передо мной. Для рекрута она, конечно, дерзкая и несгибаемая, как палка. Не очень люблю таких. Слишком много говорят, даже, когда не надо. А болтливым стоит отрезать язык за непослушание».
Волчица всегда ясно представляла себе, что может сделать с теми, кто однажды встанет у неё на пути. «Наказание» формировалось при первой встрече. И больше не менялось. Конечно, стоит отметить те редкие случаи, когда к объекту были совсем противоположные чувства. Некие проблески солнца в туманном разуме. Она уважала таких и вела себя, как будто внутри до сих пор теплится Жизнь.
Всплеск. Тело напряглось.
«Давненько я здесь не замечала ничего подобного. Неужели это оттого, что я так громко у неё спросила? Ну и слух у этих тварей.»
- Черт возьми. Беги, что ты стоишь. Или хотя бы отойди подальше от воды.
- Не надо так орать. Я прекрасно всё слышу и поверь, стать в конечном итоге переваренным обедом аллигатора я не хочу.
Сибил легко отошла, при этом не сводя глаз с Джейд. Какова была вероятность, что незваный гость захочет выползти из воды? Вообще, занимательных бесед с этим «чудом» не проведёшь; максимум можешь получить хвостом по рёбрам, в худшем – откусанную голову. И то, и то не вдохновляло.
«Странно всё это. Вроде, уже мертва, а всё равно не по себе рядом с теми, кто представляет опасность. Таки инстинкт самосохранения ещё работает».
- Знаешь, я тут подумала. А ведь этот гад может выползти. Не знаешь как быстро они развивают скорость на суше?
Не отрывая взора от места, где по мнению разведчика был слышен шум, белая ещё немного двинулась назад.

Отредактировано Sibyl (2014-01-26 21:54:48)

+2

7

Такая сладкая паника началась у незваных гостей, ух как это стало радовать Далласа. Он, как и любое живое существо, защищал свои границы, а на данный момент они были нарушены. Послышались голоса, поэтому крокодил моментально замер, слушая, как переговариваются две самочки, потголосам было понятно к какому полу они принадлежат, а также слушая тихий плеск воды от его брюха. Когда все утихло, Даллас пророкотал самым что ни на есть сладким и немного скрипучим голосом:
- Вы уже уходите? Так быстро? - эти особи определенно догадались, что перед ними крокодил, но и подтверждать это Далл не станет, он немного подождет.

cs

+1

8

Джейд рявкнула. Опять острый камень вонзился в лапу и на этот раз с последствиями. Неприятные ощущения при соприкосновении с поверхностью, что может быть еще лучше? Оскалившись, Ведьма посмотрела на лапу, потом на Сибил. Янтарный блеск глаз, уверенный вид. Белая внушала некое уважение. Но все-же Джейд была весьма упрямо и пока самка не достигнет высот, уважать её она не станет. Для Ведьмы существуют только высококласифицированные, опытные, статные аристократы данных мест. И желание стать именно такой никогда не покинет Белую. Пока конечно, она не станет одной из них.
- Работаю. Довольно интересное слово, правда? Конечно интересное. Как жаль, что ты рекрут и у тебя нету работы, может ты это хотела сказать? Язвительно подумала Джейд, хмыкнув и все рассматривая свою лапу. - А так… приходится прочёсывать территорию в поисках очередного «ничего».
- Ну почему же, ты нашла меня, это уже достижение.
Ведьме нравилось вставлять свои сарказмы туда, где они даже могут быть неуместны. Тем более, ситуация казалось не слишком благоприятной для будущих ссор. Но промолчать она тут никак не могла. Улыбнувшись своим словам, белая выпрямилась и вспомнив о крокодиле, еще дальше отошла от воды и стала пристально смотреть туда, сверкая своими красными глазами.
- Не надо так орать. Я прекрасно всё слышу и поверь, стать в конечном итоге переваренным обедом аллигатора я не хочу. Сибил тоже отошла и теперь волчицы стояли наравне. - Знаешь, я тут подумала. А ведь этот гад может выползти. Не знаешь как быстро они развивают скорость на суше?
Джейд посмотрела на неё, взгляд был пронзающим, недовольным. Ведьма опять уставилась на воду. Припоминая этих животных, она бы пришла к выводу, что как в воде, так и на суши - они проворны, хитры и умны. И единственное, что тогда спасало Джейд, это лес. Думаю, отсюда следует уходить. Гиблое место. Самка немного скривилась, почувствовав боль в лапе. Она сильно уперлась ею в землю и систематически от боли подняла её, отходя дальше и теперь уже прихрамывая.
Вспомнив про вопрос, - В общем, лучше нам отправиться в лес. Туда эти твари не ходят, предпочитая отпускать добычу. Почему-то в данный момент Джейд посчитала себя добычей. Крокодил не показывался, но его присутствие остро ощущалось. Будто, кто-то дышал в спину, дожидаясь нужного момента.
- Вы уже уходите? Так быстро? - прозвучал голос из ниоткуда. Он был сладок, но в тоже время скрипуч. Ведьма оскалилась, поглядывая в воду и пытаясь рассмотреть обладателя этого "cладкого" голоса. Отвечать не было желание, поэтому самка дожидалась действий от Сибил.

p.s - извиняюсь, пост вытянула из себя, чтобы не торчать в очереди( так-же простите за ошибки, пишу с телефона.

+1

9

- Ну почему же, ты нашла меня, это уже достижение.
Волчица изумлённо подняла глаза. Потом в них отразилась капля иронии, а после янтарные «огоньки» приобрели ту гамму безалаберного безразличия и юморка, что и были в начале встречи. Конечно, не каждый день тебе отвечает в подобном тоне. И дело не в том, что тебе отвечал рекрут. Ну…не только в этом. Ранее сказанное не несло в себе никакой смысловой нагрузки и, следовательно, должно было пройти мимо ушей Джейд. Это так, чтобы сокрушить воздух, мимолётная констатация факта плюс желание высказать своё «фи». А так как самка была разведчиком, на разговоры предоставлялось совсем мало времени. А тут тебе неожиданный бесплатный слушатель. И не имеет значения, отвечает он дерзко или заливает патоку в уши. Не сейчас. Потому что волноваться приходилось за то существо, что начинало разыгрывать партию на своей территории, которую беспрепятственно нарушили две «мертвечины».
«Вот это заявление. Хоть стой, хоть падай. Она всегда была о себе высокого мнения или это сейчас вырвалось?»
- Ты не настолько хороша, чтобы я прыгала в безудержном веселье вокруг тебя.
Говоря сарказм, мы не подразумеваем сарказм. Тонкая грань. У Си была интонация, будто её спросили о погоде на завтра.
Уходить она не собиралась. Отойти на определённую дистанцию, чтобы вода «не лизала» лапы – пожалуйста. Но слишком рано разворачиваться.
«Не думаю, что это было просто так, для показухи. Мол, посмотрите на меня, в этих туманных водах водится то, с чем вам не справится. Бойтесь и уходите, пока лапы держат тело…но в этом есть смысл. Как говорится, всегда стоит бояться живых, а не мёртвых. Здесь мы точно проигрываем».
Дальнейшие слова белоснежной спутницы та уже не расслышала. Может, потому что погрузилась в свои мысли, может, потому что все чувства слились в одну жирную точку и были устремлены в воду. Есть ли желание отпрыгнуть, как сайгак и бежать прочь? Нет. Но мысль о том, что сейчас её считают добычей, вызывало, отнюдь, не ряд положительных эмоций. Немного оскалившись, Сибил медленно расплывалась в своеобразной «улыбке», когда голос «из пустоты» дал понять в каком положении оказались незваные гостьи.
- Вы уже уходите? Так быстро?
«Это так замечательно, что даже не знаю как поступить. Интересно, почему она молчит? Неужели испугалась? Да ну, не верю. Это напрягает, но не заставляет в страхе пятиться назад и искать укрытие в дебрях леса. Но…неужели этот чешуйчатый кусок, набитый тухлым мясцом и вправду думает о своём превосходстве? Я уже бывала в гнилых пастях и вновь не хочу попасть…но это бесит».
- О, Господин Голос, - она говорила на удивление дружелюбно, несмотря на гневные, попахивающие быстрым психозом, мысли, - кто-то слишком затянул с приветствием, вот мы и подумали, что и нам пришло время уходить. Всё логично, правда? Вы молчите, мы не отвечаем. Нет диалога – не встречи. Нет встречи - нет и причины здесь оставаться. Я права, Джейд?
«Уронив» голову набок, самка сузила глаза и сверлила ими белую. Щекотливая ситуация с невидимым собеседником может обернуться либо скрипучей встречей двух хищников, либо резнёй. Во втором случае, кстати, больше вероятности потерять пару-тройку конечностей.
«Только не дерзи ему. Иначе, он точно вылетит из своего укрытия и сожрёт нас обеих. Ха, а будет забавно, если у него окажется чувство юмора. Может, устроим весёлые посиделки с хозяином туманного берега?»

+1

10

Снова волнение. Так предсказывал крокодил. Они и правда боятся Далласа, это смешит. Крокодил хорошо различал фигуры двух самок, по всей вероятности эти особи относились к волчьим. Видел таких, грыз таких. Даллас приблизился на шаг, сопровождая его брызгами волн. Когда одна из волчиц соизволила дать ответ, крокодил не удержался.
- АХАХАХ! - громко и звонко рассмеялся хищник вод,- Я, господин голос? Не смешите мои зубы. Я здесь хозяин, а вы - мои гости, неужели я не должен угостить вас чем нибудь? - зарычал крокодил и, как бы невзначай, тонким и теперь дружелюбным голоском добавил,- Рыбку?- а потом снова на шаг приблизился к самкам, при этом размахивая хвостом, путая волчиц. 

cs

+1

11

- Ты не настолько хороша, чтобы я прыгала в безудержном веселье вокруг тебя.
Ведьма остро бросила взгляд на Сибил, если ранее слова не дотрагивались самолюбия Джейд, то теперь они, словно горящая стрела, вонзились в самое сердце. Белая рявкнула, но решила промолчать. Еще будет время помериться силами. На этот раз Джейд ослабила свой характер, дав уму взять вверх над ней. Может это к лучшему? Иногда Джейд жалела о том, что ей всего лишь шесть лет, а не девять, десять. Это был для неё тот возраст, когда волк уже познал границы жизни, обучился всему наилучшим образом и умеет контролировать собственное “Я”, чей вектор направлен так, что решение проблемы происходит незамедлительно и без последствий. Вот Ведьма и стремилась к этому, только хотелось бы ей это познать пораньше, нежели в десять лет. Самка морально еще и готовилась к ближайшей смерти, так как понимала, что вскоре начнется борьба за Черную воду. Но она молчала, и не говорили о своих мыслях никому, осуждение и смех полились бы на Джейд. Белая лишь расширяла свой кругозор, узнавала и пыталась додумать все возможные истории её будущего существования и почему именно та мысль может быть не правдой? Поживем, увидим. Подняв свой взор в небо, самка закрыла на пару секунд глаза и подумала о Кхесе. Некий прилив энергии резко окутал тело и Джейд даже заулыбалась. Атеисты назвали бы это самовнушением, но Белая остро верила в существовании этого темного бога и знала, что в самые страшные времена он спасет Мертвые Волчий род. Самка опустила морду и устремила взгляд в воду. Она слишком сильно отдалась мыслям, забыв про Сибил, крокодила и вообще, что находиться здесь. Напарница уже вела диалог с ним, - О, Господин Голос, - она говорила на удивление дружелюбно, несмотря на гневные, попахивающие быстрым психозом, мысли, - кто-то слишком затянул с приветствием, вот мы и подумали, что и нам пришло время уходить. Всё логично, правда? Вы молчите, мы не отвечаем. Нет диалога – нет встречи. Нет встречи - нет, и причины здесь оставаться. Я права, Джейд?
Но хозяин земель не дал Ведьме начать говорить, громко рассмеявшись. Да так, что со спины было слышно, как птицы взволнованно разлетелись. Самка улыбнулась. Ей нравилась такая мощь и уверенность в голосе.
- Я, господин голос? Не смешите мои зубы. Я здесь хозяин, а вы - мои гости, неужели я не должен угостить вас чем-нибудь? - зарычал крокодил и, как бы невзначай, тонким и теперь дружелюбным голоском добавил,- Рыбку?
Ведьма немного раскрыла рот. Она раньше не встречала этого крокодила, имея дела с безмозглыми мясоедами, у которых была единственная задача – загнать и сожрать её. Этот же отличался неким черным юмором, и его игра с добычей немного умиляла. Сущность тирана, который сначала мучает, а потом быстро убивает. Интересно, когда ему надоест это делать? Джейд хмыкнула. Ощущалось, как земля чуть содрогается. Видимо, крокодил уже перебрался на берег. Стоп… это же все просто отвлечение внимания. Мы говорим – он движется. Когда он закончит говорить – мы будем у его пасти. Джейд оскалилась, позабыв про свои мысли и приняла стойку атакующей. Этим она хотела дать понять Сибил, что не простой это крокодил и вести с ним диалоги, это сущий бред. Она сверкнула красными глазами, мордой показывая в левую сторону. Если бы Джейд просто сказала об этом Сибил, крокодил бы последовал туда же. А Ведьме, ну очень хотелось запутать хищника.

0

12

Крокодил продолжал вслушиваться в тишину, он остановился и смотрел на реакцию очертаний, что видел сквозь туман. Даллас моргнул глазами и наклонил свою голову вбок, задумываясь над своими дальнейшими действиями. Все таки терпеть чужаков на своей территории он не очень любил, поэтому хотел проучить их.
- Да-амы,- протянул зеленый крокодил,- Неужели вы так скромны, что не хотите говорить со мной?- он обращался к как раз молчавшей волчице,- Не обижайте бродягу Далласа.
Крокодил снова продвинулся вперед на немного.

cs

+1

13

[Sibyl >>]
Сибил внимательно наблюдала за каждым изменением морды Джейд на протяжении нескольких секунд, пока Голос медленно не выплыл из своего укрытия и не обрёл физическую оболочку. Она резко повернула голову в сторону новоявленного собеседника, и дальнейшее её внимание было обращено только в эту сторону. Сфокусировав взгляд на тех частях тела, которые уже были видны, волчица констатировала: это был крокодил. И более того, он безостановочно двигался вперёд, говоря своим сладким голоском, словно убаюкивая детей.
- Рыбку? - пропел он и уже почти вылез на сушу. Между волчицей и крокодилом оставались считанные метры, но самка всё равно стояла неподвижно, словно мраморное изваяние.
- Негоже гостям у хозяев еду отнимать, - выслушав хитрого собеседника, сказала Сибил и наклонила голову чуть набок: так, чтобы Джейд попала в поле зрения. Даже в такой опасной ситуации Си не терялась, не упуская возможности посмотреть на третьего участника сей забавной ситуации. Оный уже старательно сверкал глазами, указывая налево. В этот раз мнения волчиц совпали: нужно было уносить лапы, потому что ехидный пресмыкающийся бесспорно что-то затевал. Что-то недоброе.
«Ну кто тебя просил скалиться? Сейчас он точно рванёт вперёд, ты ведь даже не скрываешь, что всё поняла. Как легкомысленно, как легкомысленно…»
- Бедняга Даллас, - наигранно-радушно отозвалась Сибил, переведя взгляд на крокодила, - ваше гостеприимство точно достойно особого подарка. Погодите, я быстро… С этими словами Белая кинула предупреждающий взгляд на Джейд, дескать, пора бежать, и резко рванула влево в желании убежать отсюда подальше.

----->> выведен

G

+1

14

Хозяин земель продолжал с нами вести милый диалог, приближаясь все ближе и ближе. Не то, чтобы Ведьму отхватила паника, но мурашки по спине точно пробежали. Джейд внимательно глядела на Сибил, которая все еще не двигалась с места и рассматривала хищника. Недовольно вздохнув, белая тоже перевела свои очи, фыркая, словно кошка. Напарница проехидничала на вопросы крокодила и это даже улыбнуло. Может она не так проста? Пролетело где-то в голове. Это отвлекло белую от главного. К ним все еще близился крокодил, возможно голодный и точно не с добрыми намерениями.
Бедняга Даллас... Джейд хмыкнула. Глаза сузились, клыки произвольно показались. Для Ведьмы он был противен, как никто другой. Она не могла объяснить своих чувств, но они полностью охватывали разум самки.
- Скромных, увы, не держим, - подхватила белая Сибил и продолжила ехидным голосом, - да и вести разговор с вами, извините, лучше сразу убейте.
Улыбнувшись кривой улыбкой после слов напарницы, Джейд подмигнула. Как только Сибил сорвалась с места, Джейд мигом ринулась за ней, не оглядываясь назад. Острые камни вновь попадались под лапы и изредка Джейд рычала, когда один из них вонзался в лапу. Хорошо, что особых повреждений белая не получала, продолжая бег. Лес был недалеко и через пару минут самки попадут в тихую и спокойную глушь. Вряд ли в ближайшее Джейд вновь окажется возле Туманного берега. Придется искать новую точку, куда можно было бы приходить и подумать, без "Далласов".

Внимание!
Среди песка и гальки тебе на глаза попадаются рыбьи косточки, используй находку для изучения заклинаний.

+3

15

Крокодил как до обидно посмотрел на волчицу, которая отказывалась от его предложения.
- Если хозяин дал разрешение, то еда ваша!- он стукнул лапой по воде и засмеялся. Далласу не понравилась эта волчица и он бы с радостью ее первой убил, но почему то разговор ему нравился больше. Он только раскрыл пасть, чтобы еще что сказать, как след волчицы, что одна говорила за двоих, исчез. "Э какая, плутовка!" Рыкнул про себя Даллас, но тут и вторая подоспела что-то добавить. Крокодил прищурил глаза и сказал, - Ну, бывайте, а вообще мои намерения были весьма в хорошем смысле,- Даллас понадеялся, что волчицы вернутся и он сможет поговорить с ними, а если разговор бы не завелся, то с легкостью дать им хвостом по спине.


cs

0

16

Джейд поспешно нагоняла самку, но как бы она не пыталась, идти наравне с ней не получалось. Дыхание Ведьмы обрывалось, и она судорожно вдыхала воздух, чтобы хоть как-то перестать запыхаться. Жуткая одышка подкатывалась к горлу и Джейд остановилась. Силы были на исходе, и самка даже в какой-то степени понимала, в чем дело. Завтра обязательно схожу к озеру, нужно напиться вдоволь. Силуэт Сибил мерцал в красных глазах, теряя свою четкость. У Ведьмы пропало желание продолжать путь с ней, и самка решила отправиться в другое, более спокойное место. В голове она прокручивала разные места, которые больше всех запомнились ей, но нечего подходящего не находила.
Когда самки бежали, уши услышали последние слова Далласа, - мои намерения были весьма в хорошем смысле. Джейд скривила морду. Ага, конечно, сначала бы мы мирно скушали рыбку, и попили водички, а потом медленно переваривались бы в желудке монстра. Надеюсь, Сибил забыла обо мне и не станет меня искать. Наконец, дыхание пришло в норму, и Ведьма вдохнула столько воздуха, сколько могла. Подняв глаза, Джейд увидела прекрасное синее полотно, на котором уже выстраивались желтые с золотым отливом звезды. Кое-где небо светло, а в самых дальних уголках было черным-черным, и эта тьма медленно охватывала весь холст, поэтому Ведьма пришла к выводу, что ночью, возможно, будет дождь. Немного потоптавшись на месте, самка огляделась и недолго думая, последовала совсем в другую сторону. Точно не назад к крокодилу, но и не к Сибил.

---> Куда-то.

Отредактировано Jade (2014-02-17 20:11:30)

0

17

начало.
4 луна. 31 год.

Дни бежали мимо него с огромной скоростью, закручиваясь в один общий мутный, но необычайно яркий событиями вихрь. Он потерял счет времени, но пережил за прошедшие недели больше, чем, наверное, за всю свою долгую жизнь и уж точно больше, чем когда был живым.
Фидель не чувствовал усталости физической, но тяжелое гранитное изваяние, которое кто-то взвалил на него, давило на душу. Многое изменилось в стае с той их встречи на безветренных холмах. Многих удалось переманить на свою сторону. Но единицы были тех, кто действительно готов был идти до конца. Дикий, известный своими манипуляциями с подавлением воли окружающих, мог скрывать козыри до последнего.
В какие-то моменты, когда Первый в который раз перегибал палку, когда руководствовался исключительно собственными мотивами, наплевав на логику и то, что он ставит под удар жизни тех, кто его окружает (это, впрочем, было не "каким-то моментом", а уже устоявшейся традицией), Филу в голову приходили мысли о том, что он, как и его друзья, не лишен физической силы, что стоит выбрать момент и завалить черного. Но этот ход был бы неправильным с самого своего начала.
Фидель отчетливо понимал, что завоевать доверие в стае подлым убийством нельзя. Обывателя могло удивить то, почему тогда Дикий сам держится на престоле так долго, но о доверии к нему речи уже идти не могло. Непонимающие, ослепшие от физической силы и уверенных тирад фюрера, крестоносцы, а именно они составляли добрую часть его свиты, верили каждому его слово. Тот, кто понимал суть ситуации, боялся быть непонятым, остаться в одиночестве. Что ж, пришло время избавиться от оплота прошлого.
Он шел не торопясь, тяжелые шаги оставляли за бурым вереницу четких следов. Но уже в следующее мгновение на них накладывались чужие следы. Следы тех, кто пошел за квадрой, кто не побоялся трудностей и кому все они были безмерно благодарны. Путь группы лежал к мрачной реке, где после они должны были устроить теплый визит фюреру.
С крутого песчаного холма открылась внизу пойма безымянной реки. За ней поднимались в небо сосновые боры, кремли дремучих лесов. Фидель остановился и посмотрел вниз на песчаный берег. Он слышал, как замедлились шаги тех, кто шел прямо за ним, и как подоспели отстающие. Но не за этим нужна была ему остановка.
Спокойный Фидель, которому чуждо чувство тревоги в самые критические ситуации, он сохранял сосредоточенное выражение на морде, не терял связи с внешним миром, но был погружен в собственные мысли, которые закутали его с ног до головы, словно в саван. О, он разрывался от переполнявших его нутро переживаний. Что происходило сейчас на Белой поляне, где должны были быть все волки стаи и куда не явился сам Фил? Заметит ли отсутствие крестоносца Дикий, охваченный собственными эмоциями, заподозрит ли неладное раньше времени? Целы ли будут ребята, оставшиеся в окружении тех, кто по-прежнему свято хранил верность фюреру? Фидель не сомневался, что они смогут постоять за себя, что они постоят за себя до последней капли воды, но их нахождение в террариуме заметно снижало шансы на благополучное спасение, если вдруг все пойдет не по плану. А он, оставшийся на другом конце огромной поляны, не успеет прийти на помощь.
Впрочем, медлили все, никто не хотел двигаться. В случае неудачи Фидель будет чувствовать свою ответственность за их разрушенные судьбы. Эти волки потеряют все, провались операция с треском. И хорошо, если они погибнут в бою, сражаясь с ненавистным тираном. Лучше так, чем остаться в живых ради того, чтобы быть публично изъеденным диковскими прихвостнями.
Выдержав небольшую паузу, Фидель расправил плечи и, идя немного в обход, начал спускаться к берегу реки. Знал, что за ним пойдут, ведь пути назад ни у кого из них уже практически не оставалось.  Туман лежал в пойме синеватой водой. Только вершины крупных валунов темнели над ним маленькими островами. Это было выгодно собравшимся: не так заметны будут силуэты всех присутствующих, когда сюда подойдут состайники.
Оказавшись у берега, Фидел развернулся и медленно прошелся взглядом по каждому, кто был с ним. Здесь не было тех, кто пришел сюда ради развлечения. Всеми ими двигали личные мотивы, желание получить лучшую жизнь в обмен на поддержку квадры и будущего режима. Фил верил им настолько, насколько был способен доверять волкам. Исключая троицу, конечно, там случай особенный. Но здесь были и совсем недавно обратившиеся, считай, не так давно родившиеся заново. Смогут ли они второй раз подвергнуть свою новую жизнь опасности ради размытой перспективы получить новую власть в лице малознакомых волков? Это был вопрос не доверия Фила к ним, а скорее рассмотрение всех возможных вариантов.
Из тягостных вязких мыслей бурого вывел голос одного из как раз таких молодых волков. Он спрашивал у Фиделя, какие теперь планы у них, как долго ждать и что здесь будет происходить.
- Подождем здесь, - негромко ответил он спрашивающему, а после, повысив немного голос, обратился ко всем: - Те, кто остался на виду, далеко не расходятся. Ждите сигнала.
Вопрос о том, что здесь будет, Фил проигнорировал. Просто потому, что и сам не знал на него ответа. Нападет ли Дикий или сложит свои полномочия добровольно под гнетом мнения большинства? Звучало даже в мыслях наивно. Но и устраивать резню было не выходом. Тогда погибнут многие, не только те, кого стремится уничтожить Первый, но и его верные. Все было так запутанно, что Фил предпочел оградить свое сознание от потока этих мыслей.
Его задачей было просто дождаться ребят, а дальше действовать по ситуации. И если так будет нужно, он выступит первым в боевой линии.
Взгляд желтых глаз еще раз прошелся по волкам. Все были на месте. Двое по просьбе Фила остались в тени, ближе к дремучему лесу. Но надо было признаться самому себе, что он действовал уже скорее на автомате, чем руководствуясь какими-то логичными доводами. Создавалась иллюзия, что так для них всех будет чуточку безопаснее.

+3

18

>>> Белая поляна.

Сильвио шел прямо за Костесом, пытаясь хоть как то развеселить его хмурую мину, выбегая вперед и глупо подпрыгивая или отрывая траву и подбрасывая корни наверх. На, кажется, братан уже смирился с неудачей, которая настигла квадру. Пчёла фыркнул и снова поравнялся с Космосом, больше не делая никаких попыток развеселить его. Вскоре в глаза попалась группа Фила, они возможно ожидали сигнала Белого, чтобы выступить. А быть может у Мэта получится привести сюда Дикого одного. Тогда уж! Сильвио почему рассмеялся. Он выступил в сторону Фила, в то время как Космос решил не показывать на себя лишнее внимание и, обойдя круг, как бы растворился в тумане, а потом показался рядом с Фиделем. Пчёла пошел напрямик и тоже как только подошел к самому сильному члену Квадры, дружески куснул того за ухо, будто бы не виделись они уже давно. Потом до тушей его донеслась фраза Коса и он прищурился.
- Не стоит терять надежд! Все еще может получится!- он повысил голос и уставился на названного брата,- Надеюсь,- он прикрыл глаза и уселся.

офф: прошу прощение за неточности.

+1

19

Чтобы как-то обрести власть над хаосом собственных мыслей, Фидель настроен был направить их в иное русло, нежели без конца думать о том, сколько из этих ребят может сложить свои головы. Он опустил взгляд, чтобы не натыкаться на их силуэты, глядел себе под лапы. Перемявшись на передних ногах так, что тупые темные когти чуть слышно застучали по утоптанной земле, Фил все-таки не удержался и глянул вбок.
Со стороны логова новостей не было. Ни одна фигура не маячила на горизонте, не неслась толпа разъяренных недавно обращенных, которые желали бы всем им смерти, а значит, пока все шло по плану. Во всяком случае, терпимо. Но чувство тревоги, зародившееся в глубине души, не покидало бурого. Он помотал головой и снова уставился невидящим взглядом остекленевших глаз на землю.
Только боковым зрением он смог заметить, как нервно, но так, словно это все вина вечернего ветра, подрагивает кончик его хвоста. Похоже, это было большее, чем простые переживания и волнение перед неизвестностью. Фидель негромко фыркнул и затряс головой так, словно в ушах его появились мелкие мерзкие клещи. Эмоции мешали думать, они только вредили сознанию, заставляя отвлекаться на несущественные мелочи. Пора было перестать размазывать слюни, надо собраться, а не сетовать.
Но хмурость недолго царила на его физиономии. Впрочем, недолгим был и успех в борьбе со страхом, который уже своими щупальцами обвил его хребет и сейчас монотонно сжимал его, причиняя тупую ноющую боль всему телу. Впереди, за несколько метров перед собой, он сумел разглядеть, по всей видимости, два силуэта. Узнав приятелей по походке, жестами, Фидель вытянулся, но не встал, стараясь хоть где-то проявить сдержанность и умение контролировать свои действия.
Непонятно почему, но темная фигура, мелькавшая впереди, вдруг исчезла из поля зрения. В этом был один из минусов места, которое они избрали для будущей операции. Потому что хрен ты что разглядишь.
Фидель прищурился, его желтые глаза сверкнули, что могло послужить друзьям сигналом, что бурый их все-таки заметил. Правда, увидят ли они эту мелочь издалека? Сосредоточив свое внимание на Сильвио, которого с такого расстояния Фидель не путал с Маттео только благодаря росту первого, Фидель не мог дождаться, когда он и Костес, который куда-то вдруг делся, окажутся перед ним.
И вот спустя несколько длинных и мучительных минут, показавшихся бурому вечностью, братья оказались рядом. Не отличаясь особой эмоциональность в плане проявления своих чувств, Фидель только лениво толкнул одного плечом, а второго задел головой. И только засветившиеся неподдельной радостью глаза могли рассказать о том, что чувствовал бурый. Они были живы, а это значит, что в эту минуту все хорошо.
Однако радость не могла быть продолжительной. Костес негромко что-то сказал Филу, хотя смысл его слов дошел до бурого далеко не сразу. Только когда Пчела подкрепил речь друга, внутри Фиделя как будто сжалась стальная пружина. Он замер в напряжении, переводя взволнованный взгляд с одного волка на другого, ожидая каких-то дополнительных комментариев. Пчела сохранял веселый настрой, но это мало что объясняло.
Фидель не вытерпел, из груди его послышалось утробное ворчание. Звук этот, напоминающий чем-то грохот щебенки, перемалываемой в шаровой мельнице, такой же нежный и приятный, был услышан сидящими рядом соратниками. Они переглянулись между собой, опасаясь, что это могло предназначаться им.
- Да в чем дело? - выпалил Фил, стараясь все-таки произнести это так, чтобы расслышали только Сильвио и Костес, отчего голос его к концу вопроса просто сорвался и утонул в обрывке рычания. Он хотел услышать только четкие и максимально краткие ответы, узнать о том, что произошло за это время на Белой поляне и чем конкретно так расстроены братья, без обиняков.
- Мэтт? - глухо добавил он. Естественно, волновал его только один вопрос, цел ли Маттео. Взгляд его стал неожиданно острым и жестким, вернулась ясность сознания. Фидель всегда отличался умением собираться в критической ситуации. Словно и не было секунды назад у берега реки здорового амбала, хвост которого от страха - не важно, что был он за ближних, страх все равно остается слабостью - сводила судорога.

Отредактировано Фидель (2014-03-26 17:51:05)

+3

20

----------------- Белая поляна

Каждый шаг давался фюреру как пудовый мешок - тяжело. Он то и дело пытался понять, все ли это настоящее, или что-то в этом заявлении Маттео было не так. Ему и в голову не могла прийти мысль, что этот волк мог бы его обмануть, ведь его речь была столь правдива, выражение морды и глаза выражали обеспокоенность. Не было, собственно, причины сомневаться в словах нынешнего Ведомого. Дикий пытался увидеть в его поступке нечто хорошее, хоть кто-то пытается служить ему и его делу, безо всяких попыток его сместить. К тому же... вовремя уведомляя о попытке вторжения на территорию Мертвой Земли. Кхес должен был предупредить фюрера, должен был как-то показать, что на его земле происходят какие-то изменения... Но бог молчал, будто его и не было. Хотя в своем боге Дикий просто не мог сомневаться.
Двигаясь умеренной рысью, лидер морально готовил себя к этой встрече. Он ни разу не видел на своей земле каких-то других волков. Ни разу не было уведомления о том, что кто-то пересек границу Мертвой Земли. Или... может быть, Македонский просто не говорил об этом? Черный ощерился. Морда бывшего Ведомого встала перед глазами и тут же пропала, утопая в кроваво-красном пламени - теперь этот волк навсегда забыт для Дикого, он навсегда останется в истории.
Белополосый принюхивался все больше по мере приближения к Берегу, но чужого запаха он так и не учуял. Уже сейчас в его мозг закралось подозрение, но... мало ли: может, эти черти успели скрыться и перебить крестоносцев Мертвой Земли? Дикий хотел верить в обратное.
Туман, из-за которого берег и прозвали Туманным, начал мешать различению окружающей среды. Дикий старался высмотреть в нем хоть что-то... и вновь его мертвое сердце как будто схватил в свою когтистую лапу могучий медведь, пытаясь вырвать его. Черный остановился на секунду, вслушиваясь в темноту неба и белесый туман, но ничего не расслышал. Но только стоило ему подойти ближе к кромке воды, зайти в нее по запястья и обернуться... он вдруг почувствовал себя не в своей тарелке. На него глазели волки. Свои волки. Их он знал, знал, что они принадлежат Мертвой Земле, но не помнил ни одного по имени, как это водится у фюрера. Почувствовав неладное, он осторожно вышел из воды и, медленно продвигаясь между восседающими по разные стороны волками, громко спросил:
- Где тот, кто хотел поговорить со мной?
Вопрос его, возможно, звучал нелепо, но, раз самого оппонента видно не было, то, возможно, кто-то из ныне присутствующих в курсе, куда он делся. Дикий чувствовал неладное, но не подавал виду - может, ему просто кажется... Может, поэтому Кхес молчал, видя, что ничего не происходит... Горящий взор был кинут на каждого рядом находящегося, каждого, кого мог увидеть в тумане Дикий. Он ждал ответа на свой вопрос. Обернулся на реку - Маттео же говорил, что неизвестные пришли со стороны реки, но только тихая гладь Гиблой была ему ответом на вопрос. Тишина сковала сознание. Хвост невольно дернулся, приподнимаясь на уровень спины, готовый в один миг взметнуться вверх. Вновь взглянул на видимых ему волков - молчание напрягало, и белополосый несдержанно оголил клыки, сим жестом предупреждая, что повторять дважды он не станет.

+1

21

--------------- Белая поляна

Никто. Никто не следовал за ним, не пытался остановить или возразить. Может быть, из-за его вновь обретенного места? Но Мэтт не думал о нем. Более того, он не хотел этого. Он не собирался служить подбочной шавкой тому, к кому испытывал чуть ли не ненависть, хоть и на глазах многих демонстрировал совсем другое. На глазах этих самых многих ты - всегда другой, и только со своими ты - такой, какой есть на самом деле.
Мэтт торопился. То и дело срывался на галоп, но вспоминая о том, что силы могут понадобиться, притормаживал и переходил на рысь, а то и вовсе на размеренный шаг. Он оборачивался каждый раз, чтобы убеждаться, что за ним никто не следует из присутствующих на поляне. Он очень надеялся на то, что Фил соберет своих ребят, которых, между прочим, тоже было немало, и при случае, отпор не составит особой проблемы. Белый собирался драться, если будет в том нужда, поэтому морально готовил себя к этому. Мимоходом и раздумывал речь, потому что по большей части весь вопрос хотел решить разговором. Но зная Дикого...
Начался туман, и Мэтт будто бы очнулся. Напрягся, перешел на совсем медленную рысь. Аккуратно обогнул край берега, идя по следу Дикого. Совсем скоро он узнал в туманной дымке шкуры своих братьев, прошел мимо них, оповещая о своем присутствии типичным для Квадры жестом - куснув за ухо. А спустя несколько секунд расслышал громкий рычащий бас того, по чью душу пришел сюда.
- Я здесь, - голос Мэтта вмиг стал стальным, не тем самым обеспокоенным, что был на поляне, а ровным и даже нагловатым.
Он вышел вперед, наконец, рассмотрев своего соперника среди молочного тумана. Его окружали свои, собратья, те, кто поддержит его в любую секунду, кто вступится за него и подставит свое плечо. Кто готов рвать любого за него и за его понятия. Смотрел он на фюрера чуть с прикрытыми веками, выпрямившись и чуть расставив лапы.
Ему было важно рассмотреть в глазах Дикого обреченность и страх. Пусть того белополосый никогда не ощущал, но очень уж хотелось это увидеть.
На морде Белого расползлась будничная улыбка, словно то была обычная стандартная ситуация. Еще некоторое время назад он сидел неподалеку от возвышающейся фигуры Дикого, внемля тому, что он говорит. Но сейчас пришел черед говорить Маттео. Более того, волки, что сидели и стояли рядом, ждали этих самых слов.
- Надеюсь, ты понимаешь, что наш разговор не будет длинным, да? - дернул бровями Мэтт; для последующей речи хватило паузы в пару секунд и небольшого шажка вперед. - Ты не думай, я не собираюсь на тебя нападать или что там... просто не все считают надобностью присутствовать там, где им быть неприятно, и лучше поприсутствуют в кругу своих, где никто никого не дергает, никто не орет и не унижает. Может быть, твоя политика и имеет свои плюсы, но ты пойми... сила решает все тогда, когда ничто другое не помогает. Ты же решаешь силой все и всегда. Каждый волк в стае обходит тебя стороной, хотя на деле должен на тебя ровняться и ставить тебя в пример. Знаешь, что о тебе говорят? Или тебе не важно? - светлошкурый с весьма огорченной мордой взглянул на Дикого, будто пытаясь передать ему ощущения этих самых бедняг. - Зарокс выказал свою позицию на глазах всей стаи, дав ей повод для размышлений. И мое мнение: он сделал верно, что погиб в сопротивлении, а не как те самые немногие, что смирились со своей участью и пустили все на самотек, подчиняясь твоей воле. Зар ответил за свои слова, и я уважаю таких личностей. Возможно, если брать тебя в пример, я сам не идеален в отношениях к своим состайникам - да и кто из нас абсолют на деле? - но я не способен возводить жизнь собрата в цену своего подчинения. Мои друзья, - особой интонацией выделил это слово. - ...которых ты здесь видишь - все они верны мне не потому что я силен или что... Они верны мне потому, что я не самодур и не диктатор, и жизнь каждого из них для меня - дороже собственной.
Понял ли Дикий смысл этих слов? Оценил ли тяжесть за свершенные дела? Мэтт бы не удивился, если бы тот никак не воспринял эту речь. Но ни радости, однако, и ни горечи Белый не чувствовал - он исполнял свой долг, о котором поведает своей будущей стае. Чтобы те услышали, что никакого гнета в Мертвой Земле больше нет.
- А теперь обернись, - кивнул в сторону реки. - Твой путь - там. У тебя есть шанс покинуть это место без драки.
Теперь морда Мэтта будто окаменела - ни один мускул не двигался на ней, несмотря на то, что волк был внутренне напряжен, хоть и выглядел относительно расслабленным. Но даже если Дикого речь Белого не впечатлит, тот готов отстоять ее и челюстями, и телом.

+3

22

—»» Белая поляна.

По мере бега, который, кстати, был стремительным и отчего-то немного суматошливым, Багира несколько раз останавливалась, стыдливо оглядываясь за спину - что-то её коробило. И она прекрасно знала что. Снегом на голову свалившаяся высокопоставленная должность обязала к ответственности. Багира ещё не ощутила на себе всей физической тяжести этой самой ответственности, но морально уже вполне была сдавлена в тиски. И осознание, что возможности исчезнуть с собрания она рада, в свою очередь дразнило совесть, заставляя временами останавливаться на перепутье: а не вернуться ли?
Но будь что будет, раз уже так прилично отошла. Кинув решительно последний взгляд на оставшиеся позади ландшафты, волчица   напрягла тело, опуская голову поближе к земле и отряхиваясь. Густой и длинный мех на холке взвился. Вдохнув весь букет запахов, что остался от ушедших состайников на травах и земле, волчица, приняв вид более сосредоточенный, бодрой, но уже менее дёрганной рысью двинула вперёд. Мысленно начертившая себе примерный маршрут, Багира ещё до окончания своего пути определила, что скопление запахов в стороне Туманного берега.
Опасное место. Во всех смыслах опасное. Даже зоркий волчий глаз иной раз едва различает силуэты в белёсой дымке, окутавшей весь брег. Сколько раз там пропадали и погибали - не счесть. Само по себе навевающее тревожное настроение место. Что у них там могло приключиться: в самой загадочной  и оттого опасной части берега? Самка нервно дёрнула чуть закруглённым ухом, прислушиваясь. Постепенно окружающий её пейзаж бледнел. Аромат влаги, повисшей густым облаком в воздухе, тронул нос волчицы, затем грудину, покуда вовсе не поглотил весь её силуэт. И уже через несколько шагов видимость ухудшилась заметно. Щуря глаза и смотря себе под лапы - дальше было практически бесполезно - она вслушивалась в тишину, пыталась учуять точную дорогу волков. Все запахи, так или иначе знакомые по принадлежности к стае, Багира скрупулёзно прошерстила, пытаясь мысленно ассоциировать их с какими-то образами. Их было несколько. Преимущественно кобели... Нет, только кобели. На секунду она замедлилась, но уже спустя секунды шаг её стал более уверенным, хотя двигалась чёрная в той же манере: хищно склонив голову, всё тело держа в напряжении.
Ей-Богу, билось бы её сердце - проломило бы сейчас рёбра. Сознание клокотало всё с той же настойчивостью о чём-то дурном, нехорошем, предупреждая свою хозяйку. Буйство тревожных мыслей Багира просто отрезала, стоило ей заметить окружающих. Выпрямилась, но несколько робко, подогнув одну из передних лап. Чуть опустив подбородок и в изумлении распахнув глаза она прошлась взглядом по окружающим, покуда не остановила его на тех двоих, что недавно ушли с поляны. В частности - больше на Маттео. Раскрыла пасть для вопроса, но издать вышло только сухой и сжатый хрип. Впрочем, озвучивать вопрос, отражающийся в горящих золотом глазах было не обязательно.

0

23

Порядок отписи в локации
Фидель [3], Костес, Дикий, Маттео, Bagheera

Примечания
Лимит ожидания поста: 2 дня.
К играющим может присоединиться Хисант вне очереди.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно и нужно пропускать

w

0

24

Услыхав имя состайника, Фидель попытался связать его с картинкой этого волка. Хотя похоже, что за эти недели бурый сам так замотался, что сейчас не в силах был этого сделать. Было ли жаль ему Зарокса, которого сейчас он не мог даже вспомнить? Да, в какой-то степени. Где-то в глубине души ему было жаль многих, кто погибал из-за лап Дикого или при его даже косвенном участии.
В ответ Фил промолчал, только слабо дернул ухом. Грань между своими и теми, кого на данном этапе бурый готов и будет защищать, отслеживалась им очень жестко. И сейчас известие о здравии Маттео было намного весомее проблем Зарокса. В тело попало порция спокойствия, стальные круги, сжимавшие грудь, чуть разошлись, стало свободнее.
А впереди тем временем замелькали силуэты. Пора. Он медленно поднялся с земли, перемялся на ногах и сделал шаг вперед. Волнение хоть и продолжало биться под кожей, однако морда и вся фигура его сохраняли невозмутимость. Несколько затекли лапы, застыла в одном положении спина. Движение было в радость.
Фигуры идущих навстречу не обрели четкости, хотя дошли уже до поля зрения. Расплывающийся, клубящийся у лап туман поднялся, кажется, еще выше. Но для того, кто был в курсе намеченных действий, различить их не составило труда. Крупный плечистый Дикий, немногим ниже его светлый Маттео, а за ними... За ними семенил еще кто-то, с кем, по всей видимости, у Фила никогда не было тесных взаимоотношений.
Фидель обвел строгим взглядом всех собравшихся. У тех, кто настроен решительно, пути назад уже не было. А если кто желает из них, как трусливая сука, зажать хвост меж лапами, то сейчас самое время. Как раз успеют устроить драму перед фюрером, дабы оправдать свое присутствие у берега. Испытующий, внимательный, острый взгляд его на несколько секунд останавливался на каждом. Доверяй, но проверяй.
И бурый был рад, когда никто из них не дрогнул под этим взглядом, не отступил. Их мертвые глаза были полные решительности, что не могло не вдохновить и самого Фила. Под скулами появились мелкие морщины сдержанной улыбки. Он повернул голову в ту сторону, откуда шли состайники, но не сдвинулся с места.
Даже когда Белый оказался поблизости, Фидель не сводил взгляда с Дикого. Черный, по-видимому, полагал, что, морально подавленные, уничтоженные его презрением, волки должны едва ли не на локтях излагать суть своего дела, встречаясь с ним взглядами. Однако ожиданиям его не суждено было сбыться. Фидель и все, кто собрались здесь, редко чурались зрительного контакта.
И вот Маттео взял слово. Фидель ощутил даже, как в этот момент с грохотом, рассыпаясь на мелкие осколки, с души его сваливается огромный валун. Бурый стал чуть поодаль, сбоку от Мэтта, а после перевел пристальный взгляд на волчицу, пришедшую с Диким. Нападать на самку даже в таких условиях - последнее дело. Но если уж оголит она клыки с твердым намерением навредить кому-либо из его товарищей, Фидель не погнушается и этим. Приспешники Дикого не позволят стае существовать нормально, и Фил абсолютно не был против того, чтобы искоренить их. Тех, кто оголит зубы, - в бою, остальных можно отпустить восвояси. Не приходилось им еще обсуждать это.
Смерив хищницу взглядом, он краем глаза заметил, что Костес тоже не слишком рад ее появлению. Что ж, он разберется и без него. Фидель перевел взгляд на Дикого, и желтые глаза его на короткое мгновение злобно вспыхнули.

+2

25

---> Белая поляна
Всю дорогу, которую я иду, а если точнее, практически крадусь памятуя о том, что сую нос не в свое дело, под лапами чавкает липкая жижа, а с неба накрапывает что-то мелкое и противное, даже дождиком назвать язык не поворачивается. Да еще и туман подступает со всех сторон, как подкрадывающийся к своей жертве хищник. Влага притупляет обоняние, сизая дымка значительно ограничивает обзор, а голоса сквозь тихий шелест ветра, разбивающейся о землю влаги и затихающий вдали вой угадываются скорее по какому-то наитию, нежели благодаря чуткому слуху. Поляна со сборищем новоявленных состайников со своими тараканами осталась позади, а вместе с ними - и мое желание наворотить дел... сгоряча что ли, махнув на многое хвостом. Ощущение, которое я могла бы назвать только "сегодня-можно-все", отпустило, отступив на второй план и уступив место собранности и сосредоточенности.
Привыкнуть к новому окружению и начать ориентироваться в нем оказалось непросто, но вполне возможно. Потихоньку, по-чуть-чуть каждый последующий шаг становился тверже, увереннее. Сквозь ведущий меня путеводный запах-нить, принадлежавший Багире, стали проступать и другие, переплетающиеся между собой в один тугой клубок под названием "мертвозецы", который я вряд ли могла расплести на составляющие - слишком мало прожила бок о бок с новой стаей.
Перебирая в уме возможные причины этой странности - вряд ли можно было обозвать раскол собрания по другому, я так и не смогла остановиться ни на чем конкретном, когда впереди среди молочного тумана замаячил чей-то черный зад. И не один. Может, он был и не черным, но явно ночь не делала различий, раскрашивая все и вся по своему подобию. Багира ли? Кто-то другой? Сколько их здесь было? Не нравилось, ох не нравилось мне сквозившее в воздухе напряжение, настороженно застывшие силуэты и эта кхесова сырость.
- Дикий, - произношу одними губами, наконец узнавая спину волка со вздыбленным хвостом. И тут же, чертыхнувшись про себя, медленно отхожу в бок, стараясь выйти из слепой зоны Первого. Приперся и встал бы кто за моей спиной вот так, придушила бы не глядя.
И... Наверное, я повторюсь, но все происходящее мне ох как не нравилось. Как ни крути, нутро не проедешь.

Внимание!
Среди песка и гальки тебе на глаза попадается крупная рыба, используй находку для изучения заклинаний.

+2

26

Что-то екнуло в груди Первого. То, что повествовало о том, что он допустил ошибку. То самое чувство, когда сердце, пусть оно трижды мертвое, облилось "кровью", прогоняя по коже толпу мурашек. Оно сохранило на морде выражение малейшего удивления, но добавило в него что-то новое... И это новое оказалось... разочарованием. В один миг морда Дикого обрела разочарованно-жалостливое выражение, будто этот волк потерял в своей жизни то, что ему было ближе всего. Самое главное, чувство, которое пришло вместе с этим всем осознанием - он дал место рядом с собой тому, кто сейчас стоял напротив него и просил - не требовал! - его уйти.
Он ошибся. В очередной раз он осознал, что никто - никто! - не достоин его доверия. Все хотят заполучить его место, все хотят власти и нет ни одного бескорыстного мертвоземца, который будет служить его делу безвозмездно.
Черный медленно опустил взгляд в землю. Перевел его на стоящих в стороне, совершенно без малейшего доверия взглянул на тех, кто подходил к нему. Чего они ждут? Когда он кинется на противника? Ждут доказательств своей власти?
Плечи правителя опустились, он словно выпустил из своей хватки быка.
Одно осознание того, что он промахнулся в своем выборе, что он поверил лжецу, делало его слабым. Слабым перед всеми. А слабый не мог вернуться.
Неужели из всей стаи нашелся тот, кто все-таки сделал то, что не мог совершить Зарокс?
- Это... - запнулся. - ...не делает тебя сильным.
Голос Дикого был спокоен, как будто ему было совершенно все равно, что происходит вокруг. Хотя наверняка каждый почувствовал, что фюрер готов не то, чтобы к битве, но к нападению. Он взглянул прямо в глаза сопернику - Маттео - щелкнул зубами на подошедших по его сторону волчиц (для него те сейчас не значили абсолютно ничего), выдержал долгую паузу. Он прекрасно понимал, что момент, который так тянул Зарокс, настал именно сейчас. Именно сейчас он превратился из вожака в повинующегося, и каждый из рядом стоящих это признает. Он оказался в ловушке, в которую, считай, добровольно попал.
- Тебя бы уважали тогда, когда бы ты вызвал меня на бой перед стаей, - с какой-то ехидной насмешкой буркнул белополосый, делая шаг назад и едва погружаясь задней лапой в воду. - Тогда, когда бы ты самолично перегрыз мне глотку. А так... - издевательская ухмылка расчертила морду. - ...твоя добродетель тебе чести не делает. Ни одна сучья морда, ни одна кобелиная задница не прогнется под тебя, пока ты лично не покажешь зубы. Стаю держат в узде клыки, а не твое... душещипательное отношение, - это выражение Дикий буквально выплюнул из себя.
Он знал, знал и понимал, что назад дороги не будет. Он мог бы кинуться в бой, но знал, что сразится не только с Маттео, но и с кучей его недоносков - таких же мягкотелых увальней, которые будут драть не за силу, а за друга. Друзей в стае Мертвой Земли нет и... не было бы, если бы Дикий оставался ее вожаком. Но эта безвыходная ситуация... где твою спину прикрывают две суки... для Дикого было как минимум признаком слабости и бездействия. Ни один кобель не встал на его сторону. Он попал в мышеловку, которую построил сам, не видя того.
Еще один шаг, и вода скрывает лапы Дикого по голень. Он, не моргая, смотрит в глаза Правому Ведомому, выжидая ответ и прекрасно понимая, что тот не сможет его дать.
- Я уйду, - пообещал белополосый, кивая, но не прекращая ухмыляться. - ...но обязательно вернусь по твою душу, Маттео. В какой бы шкуре я ни был. Ха!
Безумный оскал расчертил морду, резкий выпад вперед взбудоражил туманную дымку, но ничего более бывший предводитель Мертвой Земли не сделал. Гиблая река орошила лапы всплеском, и белополосый волк, не глядя, развернулся и широкой, размеренной рысью помчался вперед по самому берегу, вздымая за собой брызги, до тех самых пор, пока прибрежный песок не начал переходить в камни и валуны. Там правителю ничего не оставалось, кроме как рвануть вглубь реки и отдать свое тело под власть бушующего потока.

[другая очередь]

+4

27

Мэтт не отводил взгляда от Дикого, а даже наоборот, смотрел на него с удовольствием, наслаждался этими... последними мгновениями. Сейчас он выиграл, и только дурак не признает этого. И Дикий вроде бы даже не был дураком...
Мэтт смотрел на него очень внимательно, не выражая на морде особых эмоций - знал, что сейчас они не к месту. Не улыбался, не усмехался - смотрел строго и сдержанно, выжидая реакции фюрера.
Теперь этих слов в стае больше не будет. Теперь никто не запугает его Первым белополосым, который при желании мог превратить его в собственную подстилку в логово. Теперь все изменится... Так думал Маттео и радовался своей победе. Там, внутри. Братья знают об этом, но пока держат уши востро - порадоваться они успеют.
Присутствие новых членов разговора - Багиры, с которой он разошелся на Белой поляне, пообещав скоро вернуться, да новенькой, по всей видимости (ее Мэтт видел в драке... если это можно было так назвать) - заставило челюсти волка сжаться, но внешне он никак не выказал своего напряжения. Врать Багире, безусловно, он хотел меньше всего, но и давать ей повод думать, что он что-то замышляет, он тоже не желал. Зарокс, на деле, оказался весьма кстати - своим выпадом он помог Белому отвлечь стаю и вывести оттуда Дикого. И все же. Он делал это не только ради власти... но и ради свободы своей стаи, которая наверняка в тайне ото всех об этом мечтала.
- Ты просто не пробовал по-другому, - в ответ кольнул бывшего предводителя Мэтт, нисколько не обращая внимания на прибывших следом за белополосым волчиц.
Конечно же, они будут до конца их мертвой жизни считать его обманщиком и слабаком, раз собрал целую толпу против одного-единственного волка, но собрал ведь он ее не только для устрашения. Но и для того, чтобы показать Дикому, что есть в стае те, кто держится за дружбу, а не за свой статус. Оправдываться, тем не менее, Мэтт не собирался - сейчас он стоял перед Диким и был готов ответить за свои слова, как оно было всегда.
Но тот отступил. Мэтт чуть нахмурился - победа оказалась столь легкой... он даже не думал, что белополосый сдастся так... просто. Это было так на него не похоже, и Белый в какой-то момент учуял подвох... Или, может, черного просто что-то держало здесь, а на деле он давно хотел рвать отсюда когти? Эта тайна так и останется для Квадры нераскрытой.
- Я не желаю тебе зла, пойми ты, - повысил голос светлошкурый, не пытаясь сокращать дистанции между собой и отходящим к воде Диким, да и исключив колкости на последнюю напутствующую фразу. - Я даю тебе шанс начать все сначала. Да в своих ошибках покопаться...
Выжидающий взгляд перешел на Багиру. Он не знал, что ей сказать, так как чувствовал за собой вину. Глупо хмыкнув в сторону, Белый все-таки выдавил из себя не то усмешку, не то фырканье:
- Когда-нибудь это должно было произойти.
Следом за фразой, Маттео оглядел собравшихся братьев. Вот они - его преданные друзья, которые готовы подставить ему свое плечо. Верные помощники, готовые сделать ради его благого дела все, что будет в их силах. Его братья, которые никогда не отвернутся от него и которым он верит так же, как и себе.
Он смотрел им в глаза, но не искал в них поддержки - он видел в них огонь, который и был прекрасным доказательством того, чью сторону они выберут. Все они столь долго готовились к этому моменту - к получению возможности почувствовать себя свободными - что этот взгляд их лидера был самым ожидаемым и подбадривающим.
Поймав и взгляды остальных членов Квадры, Белый едва заметно кивнул:
- Пора.
Остались те самые двое по его правый бок. Светлошкурый взглянул на обоих волчиц по очереди, задавая им немой вопрос - на какой они стороне?
- Гнать не буду, - как бы в подтверждение этого самого вопроса подчеркнул Мэтт, приободрительно улыбнувшись. - Выбор за вами, - и вновь посмотрел на того, кто уже сделал свой выбор. Дикий входил в воду, за ним водную гладь взбаламутила и Багира. Маттео как-то машинально повернул в ту сторону - ближе к реке - и пошёл вперёд. Не следом, а просто вперёд, к воде, взглядом провожая фюрера и давая тем самым волчицам время на размышления. Передние лапы вошли в воду прежде, чем Мэтт это осознал. Он медленно зашёл в воду так, что вода робко касалась волос на его брюхе. Он не хотел ничьей смерти, и поэтому был обязан пожелать белополосому удачи хотя бы взглядом. Отныне всё будет иначе.

+1

28

Что к чему стало понятно без слов. Но принять происходящее и перейти к действию, хоть какому-нибудь действию мешало неверие. Она просто остолбенела,  немо следя за разворачивающейся ситуацией и не находя что сказать даже в мыслях. Но в какой-то момент  созание всё-таки подало какое-то шевеление. Словив короткий и скорее предупредительный, нежели воинственный оскал двоих, что были с Маттео, Багира ожила. Этот жест с их стороны чуть раздразнил какую-то струнку злости в душе. Чёрная не оскалилась в ответ, только воинственно склонила подбородок, хищно зирнув сперва на Фиделя, затем на Костеса. После, конечно, на Маттео и Дикого. В её понимании это было неправильным. Может, воспитанная на законах белополосого, она не признавала на первый взгляд логичной и лояльной политики серого, звучавшей в его словах. Куда ближе, как не иронично, ей был честный поединок один на один. За власть всегда нужно сражаться. И во главе армии Кхеса непременно должен быть сильнейший.
Она и сама не приметила, как машинально предвинулась поближе к Дикому. Была явно настороже: навострила уши, прищурила глаза. Наблюдала, как бы чего не вышло. Но кажется ничего опасного этот разговор за собой не предвещал. Подоспевшую Хисант Багира только смерила взглядом, затем золотые зеницы вернулись на волков впереди. Мысль вьюном зашевелилась в голове: что делать, как поступать? Багира, кажется, пыталась предусмотреть всякий возможный исход для данной ситуации. Но и гениальным быть не нужно, чтобы осознать, на чьей стороне преимущество более весомое.
К счастью, Дикий не собирался ввязываться в бой, видимо тоже понимая это. На последних его словах Багира перевела взгляд на чёрного, пытаясь во взгляде, в жестах и мельчайших движениях разыскать ответы на дальнейшие вопросы. Но фюрер даже не зирнул на волчиц. Закончив свой монолог, Дикий направился прочь.  И первым позывом Багиры стало короткое движение вперёд. Но что-то на секуну задержало её. Она взглянула вслед белополосому, затем перевела взгляд на Маттео.  Ей должно бы злиться, но чувства совершенно смешанные. Наверняка чёрная знала только то, что ожидаемой ненависти нет. Она колебалась в своём выборе. С одной стороны свергнутый волк. И только Кхес знает, к чему он сам придёт и приведёт её. С другой - волк, в речи которого не проскальзывает злобы, от которого веет желанием сплотить стаю. И выбор, кажется, очевиден.
  - Желаю тебе удачи, - она говорит это без эмоций на морде, ловя взгляд серого, но в тоне чувствуется определённая теплота. В примеси с горечью: - Как Ведомый Ведомому, - с беззлобной иронией, грустно усмехаясь, разворачиваясь и направляясь вслед за смольным. Какой бы благой целью не задавался Маттео,  на предательство ради самой себя и своей сохранности она не способна.
Следуя по берегу, она прибизилась к Дикому довольно скоро, оказываясь, может, в метре позади него. Затем, догадываясь, что тот задумал, она также двинула в реку. Да и будь что будет.

—»»Другая очередь?

+1

29

Не знаю чего я ожидала, чего ожидали все мы, напряженно застывшие на своих позициях и напоминающие взведенные пружины, готовые сорваться при любом неосмотрительном движении или фразе. Наверное, чего-то прямо противоположного тому, что в итоге получили. Кобели напротив выглядели довольно внушительно, не то что полузабитый и приговоренный мертвец, так просто позволивший выбить почву из-под своих лап. Эти мешкать не будут, и неопытный новорожденный им не соперник. И тем не менее, прекрасно видя это, я продолжала стоять широко расставив лапы в готовности рвануть вперед - дай лишь отмашку.
Было ли это ошибкой? Безусловно, ведь по хорошему стоило не лезть в самую гущу, а дождаться момента, когда первенство кого-то конкретного будет очевидно, а затем встать на сторону победителя. С одной стороны, ловко провернувшие свой план заговорщики, с другой - держащий в страхе стаю мертвецов авторитет. И наверное было бы плевать, кто в итоге одержит верх, если бы не одно "но". Невольно вслушиваясь в короткие хлесткие фразы и медленно переваривая их смысл, я не могла сдержать брезгливой гримасы.
Вопреки ожиданиям первый не поставил зарвавшегося бунтовщика на место, не разразился типичной тирадой и не вознамерился показать ему всю глубину его сентиментальных убеждений. Он просто сдался, сбежал. Это было как-то... дико. Впрочем, вся неправильность происходящего раскрылась и заиграла новыми гранями, стоило мне осознать возможность выбрать, чьей стороны придержаться. Сама возможность ВЫБРАТЬ самостоятельно и ... кажется, я растерялась.
С одной стороны, остаться в стае шакалов с практически насильно насаждаемыми принципами равенства, братства и всеобщей любви - буээ... С другой, сбежать вслед за свергнутым вожаком в неизвестность прочь от черноводного озера, а по совместительству единственного источника жизненных сил. Еще был третий вариант, импонировавший более первых двух.
И, следуя последнему из подкинутых разумом идей, я просто позорно сбежала.
-->выведен

0

30

[Фидель >>]
Напряжение изначально нарастало, но как говориться, хорошо то, что хорошо заканчивается. Вот и в случае Фила было так же, он  больше переживал за Мэта, ведь на его плечах была огромная ответственность и тяжелое решение, которое он все же принял. Бурый был уверен, что у его товарища все получится, как они и хотели и вот событие окончились победой. Дикий удалялся в месте с черной волчицей, куда-то в сторону реки, но это было не важно для Фила, он рад что все кончилось, осталось дело за малым, сообщить новость стае.
Бурый подошел к Костесу и Мэту, нужно было поддержать товарищей и немного приободрить их. На морде Фиделя читалась некая улыбка, знак что все прошло как нужно.
- Ты просто молодец, - сказал Фил, не спуская глаз с товарищей, затем продолжил - Я пойду на поляну, там и продолжим разговор.
Фидель оставил товарищей и быстро направился в сторону поляны, сейчас ему не хотелось ни о чем думать, поэтому он бежал, просто бежал вперед.
----->> выведен из игры

Р

0


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Нижний Тэмен » Туманный берег