Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Кривогорье


Кривогорье

Сообщений 1 страница 30 из 59

1

http://clickscreen.ru/screens/1/a1e27e66.png
Западная сторона Обрыва, резко переходящая в Высокогорные кряжи, более или менее проходима, однако подножие гор очень покатое, поэтому кроме как кувырком отсюда не спустишься. Местами горы припорошены талым из-за высоких температур снегом, что порой может сыграть на лапу желающим спуститься вниз. У самого подножья раскинулся большой холмистый луг с множеством разнообразных растений и кустарников - настоящее раздолье для травоядных животных, а главное, это - одно из самых богатых хранилищ эриса.

Ближайшие локации:
- Высокогорная гряда (Даэрис)
- Обрыв (Даэрис)
- Васильковое поле (Даэрис)
- Заводь (Энурия)

0

2

Спуск кубарем был завершен, завершен успешно, без травм. Ты шел как пьяный, шел даже позабыв о том, что позади тащиться Доминга. Ночь из тихой и спокойной плавно превращалась в предвещение чего-то опасного, небо потихоньку заволакивала облаками. Лапы путались между собой, ты то и дело спотыкался, и позабыв о мельтешащих перед глазами цифрах, брел к единственно обозначенной сейчас цели, Эрис. Однако, твой путь преградил странный белый предмет, кой на ощупь оказался холодным и мокрым. Отскочив назад, ты изумленно уставился под свои лапы. В этот момент ты вспомнил о брате, и судорожно замотав головой прохрипел.
- Доминга стоять!!!! - Ошарашенный, взъерошенный, ты вытянул шею вперед и попытался тронуть непонятный белый холмик носом, однако тот, кольнув холодом, предпочел превратиться от твоего дыхания в воду. - Что это..?
Прошептав последнюю реплику, ты начал потихоньку приходит в себя, ибо отступившая от удивления боль всего тела на задний план стремительно возвращалась и отрезвляла. Да и вообще, не место и не время для паники. Ты один, вернее вы одни, и нет ни белого ни двух черных забияк, что защищали да помогали во всем, а следовательно, сейчас залог вашей жизни и здоровья твое умение высчитывать точность событий, да возможность видеть будущие Доминги.
- Оно холодное и тает от тепла... - Ты задумчиво пожевал воздух и осторожно обошел холмик по кругу. - Вероятность того, что эта вещь опасна менее пяти процентов.
Ну вот, ты взял себя в лапы Тамир, значит вновь способен думать рационально и вести за собой черного брата, на поиски остальных кусков вашей небольшой семьи. А раз ты снова разумен, то перво наперво должен найти способ вернуть сил Доминги.
- Эрис. - Ты окинул взглядом белые цветы, что можно обнаружить только ночью. - Нужно съесть Эрис, а потом посмотрим, что это за белая вещь и продолжим путь, да, видящий?
Ты кивнул сам себе и сделав пару шагов в сторону от белой кучи и принюхавшись, отправился выуживать цветки Эриса из прочих растений. А пока ты искал источник жизненных сил, ты размышлял в слух.
- Сейчас мы поправим здоровье, пополним запасы от гребанной заразы. - Ты повел носом в сторону и фыркнув от какой-то пыльцы продолжил говорить. - Затем разберемся с белой штукой, вдруг она сгодиться в еду.. Потом.. - Ты на секунду завис и продолжил двигаться. - Потом мы поспим, отыщим еду и пойдем..пойдем.
Отвлекшись от поисков на мгновение, ты посмотрел по сторонам и усмехнулся привычным цифрам в своей голове.
- Пойдем на юго-восток, там процент выше...

+1

3

  Места и вправду казались незнакомыми, доселе никому не ведомыми. Бьюсь об заклад - мы с Тамиром первые из волков Южного Берега, кто ступил на эти земли, иначе давно бы уже по стае ходили дамские слушки о красоте и необычности здешних пейзажей. Огромный луг простирался от юга к северу и наоборот, а с дальней стороны отчётливо виднелся крутой земляной обрыв, в ночной темноте слегка отсвечивающий серым. Деревья здесь если и росли, то лишь поодиночке, по краям всей этой цветочной белиберды, в основном же поле было покрыто высокими пахучими травами, будто бы припорошенными... чем-то.
  Я фыркнул и тряхнул головой. Вот, значит, воображение на больной мозг разыгралось не на шутку, или же просто из-за бессонницы глаза воспринимают отражённый от земли лунный свет как-то по-своему. Мне казалось, что меж травами лежит что-то белое, вполне себе материальное. Тьфу, дрянь такая! Материальное белое нечто, свет, кажущийся словно пористой текстуры! Что за ерунда порой может привидеться при долгом отсутствии здорового сна! И еды, кстати. Эх... Эрис! Подумать только, мы таскаемся по незнакомому месту под луной в поисках... эриса! Неужели пучок горькой, гадкой, противной травы способен помочь мне лучше, нежели кусок свежего мяса? Я помираю с голоду, но вместо возможной охоты мы рыщем носом в земле, вынюхивая эрис!
  Внезапный окрик Тамира выдернул меня из плена раздумий и вернул в реальность. Усталый мозг воспринял резкий вопль как сигнал угрозы, отчего лапы тут же подогнулись, шерсть на загривке встала дыбом, зрачки расширились, а взгляд быстро пробежался по окрестностям в поисках опасности. Которой, как таковой, не оказалось - брат тощей тенью возвышался рядом с какой-то белой кучей.
  "Так это не только у меня воображение играет, - фоном подумалось мне, - психоз, однако, бывает и коллективным." Но Кумар, судя по всему, действительно видел то же, что и я. Большую кучку чего-то непонятного и белёсого, такого, какими бывают обычно только самые недосягаемые вершины гор.
  Я с трудом отлип от земли и, покачиваясь, подошёл к неизвестному предмету.
- Но пять процентов опасности всё же остаётся. - Пессимистично добавил последнему высказыванию брата. Сузив глаза, я медленно обошёл белую хреновину, разглядывая каждую её частичку. Ну... у меня не было аналогов, дабы сравнить это с чем-то ранее виденным. Более всего оно походило на волчье молоко? Вот только в меру твёрдое. Я мельком взглянул на Тамира, отошедшего поискать эрис и поспешившего об этом уведомить вслух.
- Давааай, иди жуй свою траву. - Тихо проворчал я, после чего снова перевёл задумчивый взгляд на белую фигню. Быть может, это вообще живое существо? Кажется, я слышал, как оно шипело, стоило Кумару только коснуться его своим тёплым носом. Но чтобы зверь, да такой бесформенный, как червяк? Большой червяк? Может, агрессивный, только и ждёт, чтобы мы от него отвернулись, а после нанесёт удар?
  Я криво ухмыльнулся в такт мыслям, после чего, немного подумав, всё же решил проверить. Не помешает иногда перестраховаться от возможной опасности... Из горла вырвался гортанный рык, губа слегка приподнялась, демонстрируя острые клыки. Хвост выпрямился, став своеобразным продолжением спины, уши словно бы заострились, встав торчком, а шерсть на лопатках, холке и крестце встала дыбом. Я грозно навис над белой кучей.
- Хэй! - Вроде бы никто не поспешил отвечать на мой призыв. Да и вообще я не хотел этого - так, показать, что если чего я вполне смогу за себя постоять. И за своего тощего братца... Вконец осмелев, я резко приподнялся на задние лапы, после чего опустил передние, становясь прямо посередине белой кучки. Лапы противно хлюпнули, погрузившись в желеобразное "тело врага", после чего я смог почувствовать, как шерсть на них постепенно намокла. Морда скривилась в досадливом выражении отвращения, после чего я нагнул её и, глухо рыча, поспешил укусить белую фигню.
  Стальными тисками пасть захлопнулась буквально на пустоте. Удар зубов об зубы оказался настолько сильным, что я зажмурился и прижал уши, тихо ойкнув. М-да... Поборолся с неведомым "зверем". Кажется, всё-таки это нечто не живое, мало того - ещё и мягкое, податливое, не похожее на еду или траву. Я поднял голову и, по прежнему морщась, задумчиво пожевал неведомую хрень.
- Оу... - В конце-концов протянул, после чего оглянулся в поисках Тамира. - Кумар! Эй, Кумар! Эта штука похожа на воду, только довольно-таки холодную... и грязную. - Я с омерзением сплюнул наполненную землёй жижу, которая, к ещё большему моему удивлению, смешалась со слюной и растворилась. - Это определённо не еда. Безвкусная, бе.

+1

4

пост не учтен системой

Для Тамира
До Тамира донёсся нежных запах цветка, не такой, какой порой можно приметить где-нибудь на территориях Южного берега, а чуть более сильный. В принципе, тут и вынюхивать не особо требовалось. Перед глазами волка открывался луг, на котором то тут, то там можно было заметить распустившийся с наступлением ночи белый бутон искомого растения.

Rks

0

5

пост не учтен системой

Тамир (ведущий), Доминга
  Долго искать не пришлось - запах эриса, что был довольно слабоват на территориях Южного Берега, здесь просто бил в нос своей насыщенностью. В траве под ночным небом распускались маленькие бутоны, ярко выделяющиеся меж зарослей других цветов и травянистых растений, хотя бы тем, что под луной они раскрывались, а не засыпали подобно всему живому.
  Тамир мельком улыбнулся, мысленно ставя себе галочку напротив очередной успешно поставленной вероятности, после чего бегло сорвал с десяток чуть светящихся в темноте бутонов. Развернувшись, волк лёгкой рысцой подбежал к жующему снег Доминге, нахмурился, скосив на него глаза, и щедро вывалил всю цветочную "добычу" прямо под лапы предсказателю.
- Совсем, что ли, умом тронулся? - Недовольно прошипел, сверкая в темноте стальными глазами. - Если эта хрень ядовита, откачивать себя будешь сам.
- Да ладно тебе. - Доминга с презрением опустил взгляд на эрис, будто перед его лапами не цветы лежали, а бычий навоз. Скривился. - Говорю же, просто вода... По крайней мере, она мне поперёк горла не встанет, как этот твой... эрис долбанный.
- Ешь и пойдём. - Тамир поёжился, оглядевшись вокруг. Ночная мгла настораживала - нельзя было долго оставаться на одном месте, чтобы не дай Духи не нарваться на какие-нибудь неприятности. - С... большой вероятностью при промедлении нас может подстерегать нешуточная опасность. Отдохнём, когда отыщем Сантьягу. Думаю, он близко уже.
  Спорить с братом в очередной раз не слишком хотелось. Потому, тяжело вздохнув, Доминга всё-таки пересилил себя и с перекошенной мордой съел все цветки до единого, морщась, отфыркиваясь и периодически чихая и покашливая от горького привкуса. Дождавшись, пока брат закончит отвратительную процедуру, Тамир мельком кивнул в сторону юго-востока, после чего волки неторопливо побрели туда, изредка прислушиваясь к звукам в траве и поднимая взгляд на бескрайнее чёрное небо...

>> персонажи выведены

О

0

6

Для Седека
орел Дуо - Дэтсайт

Поначалу орел растерялся. Во-первых, он не понял требования, во-вторых, не познакомился с будущими партнерами поближе. Отступив на шажок назад от подошедшего Седека, белоперый взглянул туда, куда указал волк. Там виднелся дым, и это настораживало. Будь бы рядом Дуо, он бы, наверное, первым ринулся смотреть что там происходит, а учитывая их общую любознательность, орел прямо жаждал немедленно узнать, в чем было дело. Собственно, поняв, кто будет пассажиром, белоперый взмахнул своими огромными крыльями, поднялся в воздух, и аккуратно, на сколько позволяли его когти, ухватил Седека за загривок. Держал волка он крепко, возможно тому с непривычки могло стать не комфортно или даже немного больно, но терпимо. Плюс ко всему, Седек был относительно легче Дуо, а следовательно, его удастся пронести над землей чуть подольше и подальше. Дэтсайт набирал высоту не очень быстро, да и впрочем, старался держаться от земли на небольшом расстоянии, это только себе он позволял добираться до самых облаков и скрываться за ними. С "пассажирами на борту" орел не позволял себе таких вольностей, даже если это были чужие пассажиры, поэтому от земли его отделяло буквально метров сто максимум.
Под лапами волка пронеслись песчаные бугры, которые он прошел совсем недавно, а вот и Высокогорная гряда, после пересечения которой Дэтсайт начал постепенно снижаться. Его глаза видели огромный столб дыма еще дальше, чуть ли не за горизонтом, и жаждали разузнать, подобраться поближе, но не приспособленный таскать тяжести, орел был вынужден сделать передышку. Опустив Седека на более или менее устойчивый выступ посреди гряды, белоперый опустился поблизости, сложив крылья и топчась на столь родных для лап камнях. Он ведь сам родом из жутких высокогорным мест, где нормальному животному даже ступить нельзя на камни.
Тихонечко клекотнув что-то на своем орлином, уставился на Седека вопросительным взглядом. То ли хотел спросить, как ему в полете, а то ли - куда лететь дальше после отдыха.

~ Дикий

Отредактировано Game Master (2015-05-02 07:58:21)

+1

7

Все надуманное и возвышенное стерлось, а время из секунд превратилось в минуты, и те шли очень неторопливо с первых же моментов полета. Седек представлял себе перелеты на орлах перелетами именно "на" орлах, а не в их когтях, но жестокая реальность, существовавшая в сознании только в виде кошмарной догадки, оказалась в своем репертуаре.
Так что все телодвижения пернатого, предшествовавшие началу перелета, волк воспринимал с подозрительностью, а в те секунды, когда понял, что лететь предстоит в стиле словленного тушканчика, захотел рвануть с места и скрыться в неизвестном направлении. Однако прошла пара мгновений, и шансы удрать свелись к нулю, впрочем, зверь и сам был преисполнен необыкновенной решимости: раз уж реальность свои коррективы внесла, брыкаться и возмущаться поздно и бесполезно.
Чувствуя, как под собственной тяжестью тело проседает и шкура на загривке натягивается, волк стал подвывать. Он не гонялся за новыми ощущениями и довольствовался тем что есть, поэтому сейчас отчаянно пытался отвлечься от мыслей, что собственная шкура это единственное, что спасает от ныряния в землю с высоты. В уши набивался, надо же, воздух! и раскатывался в голове свинцовыми шарами, cтуча о стенки черепа с металлическим звоном. Волк прижал уши к голове, но это не помогало, и так даже лучше чувствовалось мерное раскачивание в полете.
Летели они достаточно высоко - вот пусть кто хочет, тот и говорит "невысоко", а Дек сравнивал панораму с той, которая открывается с вершины горной гряды. Немного свыкшись с ощущением... с отсутствием ощущения почвы под лапами, стало как-то легче все переносить. Даже удалось поднять голову, запечатлеть в памяти силуэт орла, вытянувшегося в очередном рывке, и с распростертыми крыльями, с перьями, напоминающими лезвья. Поток воздуха обрушился на волчью морду, забиваясь даже в пасть и трепая по щекам. Волк злобно щелкнул челюстью и сьежился, опустив взгляд на землю.
Пески, барханы мелькали мимо, рябили в глазах, аж пока перед глазами не выросли резко такие крутые уступы и вообще горы, что волк чуть было не завопил, как пассажир падающего самолета. Но приземление заняло буквально пару секунд, и - под лапами холодный, цельный булыжник.
Волк стоял, покачиваясь. В ушах шум, в мозгах сквозняк, лапы ватные, сердце колотится, и тут вдруг хищный орлиный крик...
Припав к камню, Седек оглянулся, по привычке всматриваясь в небо. Потом, как будто что-то вспомнил, уставился на здоровенную птицу, усевшуюся рядом.
- А.. а, ну да. И тебе привет, - промямлил волк, рассматривая птицу мутными глазами. Примерно за минуту зверь пришел в себя так, что даже смог связно говорить. 
- Вон, к дыму, давай к дыму.
Встряхнувшись, зверь уставился на пернатого, взглядом, полным неподдельного недоумения
- И как так жить, в небе...

+2

8

Для Седека
Дэтсайт - орел Дуо

По всей видимости, волк чувствовал себя неопределенно после полета. Хех, это птицам привычно каждый раз подниматься в воздух, ловить воздушные потоки и, вдоволь налетавшись, спускаться обратно. Волкам это было не то чтобы чуждо, но их реакция после первого полета - всегда довольно забавная. Орел склонил набок голову, наблюдая за приходящим в себя Седеком, и криво усмехался, не забывая мысленно себя похвалить - он ведь должен был показать класс этому серому и он сделал это. Да так, что волк едва мог сфокусировать взгляд и устоять на лапах.
К дыму так к дыму! Да оно, собственно и без того понятно. Нет, безусловно, Дуо бы поддержал идею своего пернатого друга немедля разузнать, что там происходит: вдруг кого надо спасти или... что-то действительно важное и серьезное тянулось с восточной стороны... В общем, два героя, наполненных безграничным энтузиазмом, отправились бы навстречу опасности не задумываясь, но вот в отношении Седека Дэтсайту было сказано воздерживаться от своих любознательных вылазок. И сколько ему удастся продержаться...
Орел обернулся, ища глазами спутника Седека. Конечно же, того еще и в помине не было видно - за птицей он явно не мог вообще как-либо поспевать. Потоптавшись на месте и убедившись в том, что лапы еще способны немного пронести едва знакомого волка куда он просит, белоперый вскинул крылья, демонстрируя свою громадность, взмахнул ими пару раз, поднялся вверх и уставился на Седека, дескать, готовь шкуру, летим дальше. Но в какое-то мгновение что-то увидел внизу, под взгорьем и пулей метнулся вниз, клекоча на ходу что-то свое. Вернулся, буквально через несколько минут, пытаясь указать головой волку на что-то внизу, под самым взгорьем.

~ Дикий

Отредактировано Game Master (2015-05-08 00:34:25)

0

9

Лес кончился быстро, уступая путь большой зеленой поляне. По левую сторону разросся большой кряж, припорошенный талым снегом... Стоило только видеть, какого размера были глаза Максвелла, когда он увидел снег. О нем рассказывали в стае, но сам он его никогда не видел, да и условия проживания просто не позволяли найти где-либо снег. Завороженно глядя на гряду, Дуо едва слышно прошептал:
- Ты видишь это, Кватро? Это же самый настоящий снег! Мать моя волчица...
Подбежав к кряжу поближе, волк с восхищением рассматривал местный пейзаж, медленно прижав пятую точку к земле. Даже на какое-то время есть расхотелось, а запах добычи бесследно пропал. Возможно, Дуо намеренно его не замечал, будучи завлеченным здешними красотами.
- Обязательно покажу Минерве эти места, - воодушевленно проговорил бурый, ощупывая взглядом каждый кусочек этой огромной гряды.
Стоило только вспомнить какую картину у себя в голове, и Обвинительница могла увидеть ее. Интересно, она сама когда-нибудь видела снег?... Вдруг это ей тоже будет сюрпризом. Дуо старался запоминать абсолютно все, чтобы в памяти отпечатались самые мельчайшие подробности.
Отвлек от любования неизвестными местами очень знакомый клекот.
- Дэтсайт?! - выпалил Максвелл, резко разворачиваясь назад и задрав кверху голову.
Ну надо же! И правда он! Значит, недалеко они с Седеком улетели. Орел звал куда-то ближе к другой стене гряды, что-то бормоча про то, что кого-то спас.
- Спас? - вздернул бровью волк, опустив морду и пытаясь выглядеть впереди этого кого-то. - Кватро, Дэтсайт сказал, чтобы мы шли туда - он кого-то спас, - повернул недоумевающую и ничего не понимающую морду к своему напарнику Дуо. - Говорит, кого-то странного. Идем, потом перекусим!
Ни секунды не ожидая, волк с клеймом на лбу бросился вперед, сорвавшись сразу на галоп. Неожиданная новость вовлекла воина в водоворот приключений - навряд ли сейчас что-то остановит его... Если только не какое-нибудь другое приключение. Запахи были знакомы - пахло кровью. Видимо, этот спасенный кто-то ранен и ему нужна помощь. Отлично! Вот и Кватро пригодится, он наверняка знает толк в этом деле. Хотя кто его знает - он всего лишь разведчик.
Помимо крови пахло волком и чем-то действительно необычным. Раздался женский приятный голос, и Дуо на мгновение показалось, что он слышит Релину, но нет... это была другая волчица. Буквально выпорхнув из кустов, волк резко затормозил в метрах трех от волчицы и рядом сидящего с ней странного  существа. Оно действительно было странным... От него пахло кровью и незнакомым, непонятным запахом. Синие глаза изучали его снизу вверх; лапы существа были куда более длинными и мощными, на волка он не походил ни капли, да и на медведя тоже... на нем висели какие-то странные шкуры, на промокнутые кровью плечи спускались засаленные белые волосы, а на лбу...
Дуо чуть не обмяк. Такого изумления у него еще не было.
- Обв... Орден... - прошептал он, широко распахнутыми глазами пялясь прямо на метку существа.
Сказать что-то еще язык не поворачивался. Что это... Кто это? Почему он носит метку на лбу? Что это... за Орден???
- Кв... Кват... тро, - заикаясь шепнул он напарнику. - Я же... не сплю, правда? Ты тоже... видишь это?

+2

10

Для Лиры, Кватро и Максвелла
Вульф

Боль в плечах потихоньку унималась, но кровь все еще текла, правда, уже куда медленнее. Еще чуть-чуть посидеть, и Вульф снова будет готов к своей работе. Угораздило же так попасться! Зачем только он залез на этот выступ, бежал бы дальше! И волчица. Теперь она знает его, он знает ее, и его появление на землях южной стаи теперь уже не будет каким-то тайным проникновением. Оно превратится в охоту. Навряд ли волки отпустят из мыслей идею о том, что Вульф - враг. Неизвестно, как сейчас к нему относится Риро, что она скажет своим состайникам, что вообще будет происходить... Но Вульфу нужны были тела. Он не знал, как договориться с волками - для каждого живого существе погибший родственник - память. Даже сгнившее тело дороже любых предложений, да и, собственно, что мог им предложить Вульф? Да ничего. Кроме как сидеть в своем маленьком царстве и не высовывать нос наружу, ничего.
Разглядывая улетающего орла, человек щурился от солнца и улыбался. Чудесная и удивительная птица очень впечатлила его, и он бы сейчас с удовольствием за ней погнался, лишь бы узнать, откуда она прилетела. Вдруг их много? Вдруг это - лучше чем волки?
- Ну что же, - вздохнул тяжело, пытаясь подняться, но боль в плечах все еще заставляла сидеть на земле. - Иди, Риро, - по крайней мере, он мог кивнуть волчице, чтобы она возвращалась к своим. - Дай Кхес, еще встретимся.
Махнув рукой в сторону, будто желая подтолкнуть хищницу в сторону и заставить отойти, Вульф ощерился - пульсирующая боль снова дала о себе знать.
- Аррргх! - злобно пророкотал человек, чуть не свалившись опять на спину.
Падение остановил другой внезапно появившийся из кустов волк. Два волка... с метками на лбу. Вульф вытаращился на обоих, словно бы увидел что-то страшное, на его морде показалось недоумение и паника.
- Мать честная, - прошептал едва слышно беловолосый, и попятился назад.
Было больно, но Вульф терпел, пытался заодно подняться на ноги. Он не верил в то, что видел перед собой. Волки с меткой. Меткой Ордена. Это не просто "наскальная живопись", это Орденская метка, в этом не было сомнений.
Спотыкаясь и кряхтя, Вульф-таки смог выпрямиться. Да только вот задерживаться не собирался. Он уходил, все еще глядя неверующим взглядом на двух незнакомцев, торопливо переставляя ноги и увеличивая скорость.
- Прощай, Риро, - одними губами проговорил Вульф.
Больше он не оборачивался. Он вновь бежал, и путь его теперь будет куда сложнее. Удивительным было то, как быстро он приходил в себя, как быстро оправлялся после травм. Но нет, руки все еще болели, и Вульфу придется где-то задержаться, чтобы передохнуть и дождаться заживления. По крайней мере, его ноги были целы и здоровы, поэтому он Вульф разогнался до своего привычного бегового темпа, не позволяя волкам нагнать себя. Сейчас он вкладывал в этот бег все силы - более свидетелей ему было не нужно. За сегодняшний день он получил достаточно информации для раздумий.

Персонаж скрылся в подлеске Кривогорья.

~ Дикий

+1

11

Снег! И вправду самый настоящий снег! Кватро не был малым дитём, но никогда не видел снега, настоящего белого снега. Конечно же, он слышал о нём от родителей и от других старших. Но никогда не видел его с такого расстояния. Волк изумлённо положил на его поверхность лапу, затем - поднял, и - ух ты! След! На морде белошкурого расплылась широкая улыбка. Зеленоглазый хаотично поставил ещё несколько отпечатков своих лап на снегу, а затем ковырнул снег носом так, что белые его хлопья разлетелись немного по сторонам и слегка задели Максвелла.
«Вот это да!» - подумал было волк и словил своими глазами Сандрока у самых-самых небес. Орёл-то наверняка видел что-то и более впечатляющее, но Кватро не нужно был много, чтобы удивиться.
Внезапно товарищ зеленоглазого выпалил имя своего орла, и Виннер, повинуясь своей первой реакции, поднял морду кверху: начал искать второе большое орлиное тело в воздухе. Не сразу, но, конечно же, он его нашёл: гордо махающего крыльями и огромного.
- Ух ты, и правда он!
Что? Кого-то спас? Эх, Дэтсайтушка, эх, молодец! Нечто похожее мелькало на данный момент в мыслях у Виннера, когда он разглядывал Дэтсайта.
- Спас? С Седеком, надеюсь, всё в порядке.., - первым делом Виннер подумал, что это Седек попал в какую-то беду, а не некто ещё, потому что именно этот волк удалился в рассвет с орлом, - Бежим скорее! - бросил он Максвеллу, когда уже делал первый широкий шаг в ту сторону, в которой висел в небе орёл.
Что-то под ним находилось, что-то, что волки жаждали выяснить. Да, Седек с первого раза не очень понравился Кватро, но всё же белый волк надеялся на то, что с этим хвостатым всё было в порядке. Не тот Кватро волк, чтобы желать кому-то зла, тем более - тому, кто ему ничегошеньки не сделал дурного.
Очень скоро они добрались до места, поверх которого витал Дэтсайт. Сандрок от ребят не отставал, но по-прежнему молчал, по-видимому, также волнуясь о своём собрате и о том, что  ему довелось повидать за это время, что он шёл с Седеком.
Однако, как только волки подоспели к месту развития событий, челюсть зеленоглазового зверя отвисла в прямом смысле этого слова. Виннер замял в изумлении, думая о том, как бы не рухнуть на месть без сознания от одного вида этого запиханного в какие-то лохмотья монстра. С символом на лбу...
Сказать, что его глаза выкатились на лоб - это не сказать совершенно ничего. Они как бы припухли и стали в несколько раз больше, не просто припухли даже, а опухли до непонятных, совершенно неподвластных описанию размеров. Они стали как две огромные орбиты, но которых ворочались свои собственные планеты, и волк с трудом мог удерживать это всё добро в своих глазницах. Усилие, с которыми он держал их там, отражались на его физиономии, которая стоила многого.
«Вот это штуко-овина! Большая и обвешанная чем-то странным... Хм. Что это вообще такое?»
Перед ним возвышалась действительно исполинская фигура существа, которое не было похоже ни на одно вроде тех, что Виннер встречал доселе.
- Т... т-тише, Дуо, с-сейчас мы всё ула-адим... «Наверное...»
Он попытался успокоить товарища, но успокоение необходимо было ему самому тоже. Не знамо, как слова Квтаро подействовали на Максвелла, но самого зеленоглазого они ни капли не успокоили. Даже, наоборот, ещё больше заставляли нервничать.
Кватро, по-прежнему в оцепенении, сумел заставить сделать себя шаг вперёд.
- Доброе утро, товарищ! Вы... Вы простите меня за такой вопрос, может, он вам покажется грубым... Но вы кто такой? Мы с товарищем никогда не видели никого вроде вас! И... Этот символ у вас на лбу... - он хотел было закончить, но просто не смог. Шумно сглотнул.
Голос его был испуганным и шокированным, однако по-прежнему очень добрым и вежливым. Кватро не выдержал и сделал шаг назад, взглядом ища Сандрока над собой. Сандрок на месте. Значит, всё не так плохо, как могло бы только быть.
Ко всей внезапности, двуногое существо активно зашевелилось и поспешно удалилось, оставив волков с кучей вопросов.
- Что это было?

Отредактировано Quatre (2015-06-08 18:30:58)

+2

12

--->> Обрыв

Вульф продолжал сидеть и улыбаться. Странный - чуть не погиб, да еще и орел за загривок потаскал, а он ничего. Знай только, зубы показывает.
Двуногий заговорил, попытался встать, но, подкошенный болью, вновь опустился на пятую точку. Четвертая словила себя на мысли, что начинает волноваться. Прошлая рана, от клыков Тараса, затянулась прямо на глазах. А что будет теперь? Сколько времени потребуется Вульфу, чтобы прийти себя?
По крайней мере сейчас Лира не собиралась оставлять его одного. Как ни крути, а она в долгу у этого двуногого, а значит должна отплатить хоть чем-то.
Впрочем, что она может сделать для него? Судя по происходящему, ему не нужна была никакая помощь, и все что он делал последние несколько часов - так только спасал Лиру от всяких неприятностей.
Но, кажется, теперь Вульф был настроен решительно. Лира не понимала его речи, но вот взмах рукой она понять могла, и в ответ клацнула зубами в воздухе, будто бы собиралась укусить руку двуногого, на самом же деле выражая протест. Нет, она никуда не сдвинется, пока не убедиться, что с Вульфом все в порядке.
Даже странно, как быстро это произошло: то она хотела убить его, то относилась с подозрением, а теперь переживала, что с ним что-то произойдет.
Послышались шаги, и Лира только успела повернуть голову, чтобы встретиться взглядом с выскочившим из-за кустов бурым волком, который в недоумении замер, уставившись на Вульфа. На переносице у него была зеленая метка, такая же, как у Вульфа. Секундой спустя появился еще один волк, на этот раз белый, все с такой же меткой.
Непонятно, что больше удивило Лиру: то, что этих двоих она не знала, хотя раскол стаи состоялся относительно недавно, и не так уж долго Четвертой не было, чтобы новорожденные волчата успели настолько подрасти, или то, что у двуногого и этих двоих был практически одинаковый символ на переносице, правда у волков в виде креста, а у Вульфа в виде галочки.
Четвертая вскочила, поморщившись от боли: лапы со сточенными и кровоточащими когтями болели, но, тем не менее, она взъерошила загривок и оскалилась, загораживая собой Вульфа.
Самцам не было до неё никакого дела. Они с удивлением смотрели на Вульфа, в то время как чужеземец с таким же удивлением смотрел на них. По его ошарашенным глазам можно было понять, что и к этим чужакам он не имел абсолютно никакого отношения.
Но, похоже, для нового знакомого Лиры такого количества волков было более чем достаточно. Он что-то прошептал, и бросился наутек.
- Вульф, стой! - волчица поначалу бросилась следом, но от нахлынувшей боли охнула  и осела на землю, провожая глазами нового знакомого.
Лира ощущала разочарование: на свои вопросы ответов она так и не получила, а теперь Вульф просто сбежал, даже не дав намека на то, где его можно найти.
На Памятных холмах, когда в очередной раз придет трупы воровать, шепнул язвительный голосок внутри.
- Мне хоть кто-нибудь вообще объяснит, что тут происходит? - Лира снова обернулась к новоприбывшим, принимая довольную агрессивную позу для диалога.
Ну, а что? Сначала Вульф, потом дым, потом орел, потом двое незнакомцев со странными знаками на мордах. Какой-то совершенный бред, который не вязался в рамки логики.

Отредактировано Лира (2015-06-08 18:47:13)

+3

13

Максвелл не сводил ошарашенного взгляда с существа, разглядывая его метку, морду, шкуру - да все, чтобы хоть как-то идентифицировать. Но на ум ничего подобного не приходило, и что за чудо сидит в паре метров от него, Дуо не знал и не догадывался. Что самое забавное, незнакомец таким же испуганно-недоумевающим взглядом смотрел на Инноваторов, что-то бормоча. То ли Дуо не расслышал, что тот проговорил, то ли слова были сказаны каким-то другим языком - он не понял. Но факт оставался фактом - существо явно не просто так здесь, да и вообще выглядит очень... очень подозрительно!
Только Максвелл ступил на шаг вперед, только Кватро заговорил, решив на этот раз взять инициативу на себя, как чужак просто попятился, а потом и вовсе вскочил и помчался невесть куда. Нет, не невесть куда - он убегал. То ли от Инноваторов, боясь быть загрызанным, то ли... Может, он тоже увидел метку у этих двоих и тоже о чем-то подумал? Как же все это запутано! И любопытство прямо разгрызает.
- Дэтсайт! - выпалил Дуо, припав на лапы, словно собирался кинуться следом, но нет - судя по скорости существа, догнать его будет проблематично, даже несмотря на то, что тот ранен. - Не выпускай его из виду!
В голове разговор с орлом почему-то никогда не держался - Максвелл разговаривал с белоперым всегда и везде прямым и открытым текстом. Можно подумать, что он - псих, но к этому быстро привыкаешь.
Волчица, стоявшая рядом с незнакомцем, бросилась за ним, но, видимо, ей было больно, и она бессильно осела наземь.
Кто герой? Дуо - герой! Что нужно сделать? Помочь даме! Бурый немедленно ринулся было к волчице, но настроение той крайне быстро переменилось, и вот она уже взъерошенная и недовольная вопрошает, в чем дело. Безусловно, Дуо затормозил сразу же, дабы не попасться на клыки агрессивной даме, прямо в десяти-двадцати сантиметрах от ее носа.
- Он тебя не обидел? Тебе точно не больно? - затараторил Дуо, состроив озабоченную мордашку и глядя волчице в глаза. - Я думал, тебе наоборот помощь нужна... Если хочешь, мы проводим тебя куда-нибудь в безопасное место, где можно отдохнуть и отлежаться... - мысля-молния. - Что ты городишь, Дуо?! - тряхнул мордой, делая вид, что отряхиваясь. - Если что, меня Дуо зовут, а это - мой друг Кватро, - улыбнулся, кивая на своего напарника. - Мы - с севера. А ты, случаем, не из тех волков, которые прогнали Древо? - на морде показалась настороженность.
Вот если бы оно оказалось сейчас именно так, то Максвелл просто бы попал в яблочко и завел бы свою шарманку про мертвецов заново. Если уж Седеку вдруг не удастся уболтать своих оппонентов и договориться о взаимопомощи и мире, то это будет грустно, наверно. Интересно, как бы поступила Минерва? Ай, да и фиг с ним. Дуо скажет только раз, а дальше пусть сами разбираются.
- Как тебя зовут, можно узнать? - дружелюбно вильнул хвостом и разулыбался во все свои клыки, после чего обернулся и крикнул. - Виннер, мне нужна твоя профессиональная помощь. Иди сюда!

Отредактировано Maxwell (2015-06-09 20:50:19)

+1

14

Он сумасшедший, что ли?! недоуменно подумала Лира, наблюдая, как один из волков закричал куда-то в небо, непонятно каком Дэтсайту. Волчица даже посмотрела на небо, но там, естественно никого не было.
Потом самец так резко сорвался с места по направлению к волчице, что Четвертая невольно попятилась и от испуга взъерошилась еще сильнее, так что почти стала похоже на меховой шар, и оскалилась сильнее, но темношкурый остановился в нескольких сантиметрах от Лиры, и затараторил.
До Четвертой не сразу дошла суть вопросов, но она поняла одно: эти волки зла ей не хотят, от чего несколько расслабилась. Дуо, как представился незнакомец, был на столько настойчив, что Лиру это сбивало с толку. Она даже присела, недоуменно рассматривая волка глазами, которые от удивления и недоумения значительно расширились.
- Эй, нет, стоп! Мне не нужна ничья помощь! - Лира успела отреагировать только на последнюю фразу. Пусть Дуо и Кватро не вели себя агрессивно, но пока подпускать их слишком близко Четвертая все равно не торопилась.
С шумом вдохнув воздух, Лира постаралась прийти в себя и собраться с мыслями. Перед ней два незнакомца, которых зовут Дуо и Кватро. Они с Севера. Это в смысле откуда?..  Еще они знают про Древо. И Дуо разговаривает с каким-то Дэтсайтом.
Ч-что?!
- Кхес вас побери... - простонала Лира, опускаясь на живот и накрывая лапами морду. - Я сдаюсь! Что за козлиный помет со мной с вечера происходит?
Лира, успокойся. В конце концов, по крайней мере сейчас твоей жизни ничего не угрожает, в отличии от последних... Суток?!
Волчица снова выпрямилась, но агрессивной больше не выглядела - она просто хотела, чтобы эти двое держали дистанцию и близко к ней не подходили.
- Меня зовут Лира. Меня никто не обижал, наоборот - Вульф спас меня, при чем несколько раз. Темное Древо я не прогоняла, а те же волки, которые прогнали их, обвинили меня в убийстве, которого я не совершала, и... - Лира запнулась. Зачем я им вообще об этом говорю! Запудрили мне мозги окончательно.
- А вы что вообще тут делаете? Какой вообще Север? И откуда знаете про Древо? И почему у вас, и у Вульфа на морде нарисовано непонятно что? Вы что-то знаете о нем?
Происходящее походило на какой-то странный сон. Вроде бы и понимаешь, что законы логики тут не работают, что это все не по настоящему, но продолжаешь играть по правилам, которые непонятно откуда взялись в твоем совершенно не логичном сне.

Отредактировано Лира (2015-06-09 21:38:07)

+3

15

Знаете, как в анимационных мультфильмах комически отвисает челюсть до самого пола? Если бы мы были в мультфильме, челюсть Кватро бы отвисла до таких же пределов, как и там, в рисованном мире. Всё потому, что не было ни единой причины этого не делать. Удивление белошкурого волка было настолько сильным, что держать себя в лапах он никак не мог. Да и не держал.
- Дуо, нам никто не поверит! - ледяным от увиденного голосом выдал Кватро.
Однако Дуо и не думал отвечать, поскольку решил бурый волк, что этому миру нужен герой в его морде. До реакции бурого товарища зеленоглазый не обратил внимания на волчицу, которая тоже находилась неподалёку, потому что был слишком занят тем шоком, которое на него произвело то самое двухлапое существо. Однако она и в самом деле находилась невдалеке, и, что более странно - ринулась за тем чубриком вдогонку, однако так его и не настигла, присев на заднюю точку. Выглядела она не очень бодро и здорово, на самом деле, но Кватро побоялся это озвучивать - плохой всё же комплимент.
Да и озвучивать было уже некому. Не прошло и секунды, как показалось зеленоглазому волку, как Дуо оказался подле неё. Кватро не сильно поторопился вслед за ним, потому что по-прежнему был, если говорить мягко, в шоке от произошедшего. Но совсем скоро Дуо сам подозвал своего товарища, и белый волк поспешил на выручку.
Зеленоглазый очень скоро оказался около Дуо и незнакомки и внимательно её выслушал, пусть и не всё принял на веру. Как такой чудик мог ей помочь?! И чем?
- Так, ладно, хорошо.., - согласился с волчицей Кватро, после чего продолжил, - Предположим, эта штука тебе не навредила. Но кто он такой и откуда?
Волку хотелось задать ни капли не меньше вопросов, особенно о том, что Лира знает о волках, которые изгнали Древо. Ему было это невероятно интересно, к тому же, Лира, кажется, знала о них кое-что. Но волк заметил уже заранее, что Лира находится не в лучшем состоянии, несмотря на то, что так живо вела беседу, и нужно было как-то сперва разобраться с этим, а потом уже расспрашивать даму о том и о сём.
- Знаешь тут место по спокойней, где никто не ходить на двух лапах? Мы с Максвеллом отвели бы тебя туда, если хочешь, конечно, и там бы спокойно поговорили.
Волк оторвался взглядом от тёмной волчицы и начал оглядываться по сторонам: пока ничего более-менее подходящего не приметил. Всё в округе казалось до печали одинаковым и не спокойным. Наверное, не спокойным казалось только из-за двухлапого, потому что природа здесь прибывала в полной гармонии со всем вокруг.

Отредактировано Quatre (2015-06-10 20:54:55)

+3

16

Судя по всему, Дуо и Кватро застали даму конкретно врасплох. Мало того, что рядом с ней сновало какое-то непонятное, странное существо, которое, со слов волчицы, помогло ей несколько раз, так еще и эти двое. Нет, Дуо вполне понимал, что сейчас из-за них еще больше вопросов возникает, и... Кажется, они здесь вообще не вовремя появились, уж лучше бы прошли мимо в поисках своих Обвинителей.
Но от помощи волчица отказывалась. Да на ней же морды нету, и лапы болят! Она действительно думает, что Максвелл такой глупый и ничего не замечает? Расстроенно причмокнув, Дуо сел, распластав уши по бокам - добра сделать не получилось.
- Да чего ты сразу ругаешься, - скривил морду волк, отведя ее в сторону, дабы скрыть свое недовольство. - Мы же как лучше хотели...
Вот и Кватро подошел, отрешенно бросив фразу, на которую тут же отреагировал Дуо, взорвавшись кучей эмоций. Вытаращив глаза и улыбаясь во все зубы, он воодушевленно отозвался:
- Ты видел, как он на нас таращился! Лапу на отсечение даю - Обвинитель это! Видел же - у него шерсть белая! И здоровенный какой!
Хотя тут еще как посмотреть. У Кватро тоже была белая шерсть, но Обвинителем он не был. Поэтому утверждать об этом вот так просто не стоит. Лира, новознакомая волчица, говорила, что его зовут Вульф.
- Ты что, знаешь его? - недоуменная морда воззрилась на черношкурую. - Кто он такой?
Даже не заметил, как повторил слова своего напарника буквально точь-в-точь. Вот, две пары удивленных и ищущих ответов глаз смотрят на новую знакомую волчицу. Она отвечала как-то несуразно, словно хотела вылить все наболевшее, но Максвелл как всегда ловил только самое важное из потока этой речи.
- Так-так, еще раз. Это двуногое чудище с меткой - Вульф. Видимо, они познакомились где-то раньше, и... он очень быстро бегает, даже будучи раненным. Не это ли признак Обвинительского могущества? Ставлю на то, что это - он и есть!
Как только Кватро предложил куда-то уйти с открытого и очень заметного для местных хищников места, Дуо тут же поднялся на лапы и виляя хвостом поддержал напарника:
- Да я сразу это предложил! Лира, - обратился к черношкурой. - Идем с нами, нечего тут торчать и приманивать орлов.
Пф, да Максвелл был не против даже для наглядности Дэтсайта попросить сыграть роль плохого мальчика, но, кажется, волчица и без того должна понимать, что тут опасно. Но если что...
- Не волнуйся ты так, - хмыкнул синеглазый, глядя куда-то в небо. - Мы тебя не есть прибежали, в конце концов. А север - это далеко отсюда, да. Туда дальше за большой рекой, - услышав про метки и Вульфа, Дуо как-то растерянно глянул на Виннера - рассказывать или нет? - Эээ, - волк таки двинулся вперед, призывая всех своих собеседников наконец-то уйти отсюда. - Как бы тебе сказать... Мы встречались недавно с одним из ваших сородичей, его зовут Седек. Знаешь его? - обернулся на волчицу. - Он нам немного поведал о вашей истории, и я тебе скажу, что кое-кто из вас глуп - вам надо бы подумать о том, что в мире есть те, кому будет все равно на ваши проблемы и кто просто придет и передушит вас, пока вы вот так вот бегаете по разным углам.
Да, вот так просто. А чего приукрашивать-то? А если не понравится, то невелика беда - Дуо нисколько не лукавил и желал только добра. Подступив к лесу, Максвелл взглянул вверх.
- Я все еще здесь, Дэтсайт, - шепнул своему орлу он и ухмыльнулся.

+2

17

Дуо поморщился и отвернулся - он явно был огорчен такой резкой реакцией от Лиры, и она невольно потопила взгляд, несколько смутившись. Ни он, ни Кватро не выглядели отпетыми негодяями, казались довольно участливыми и явно не были заинтересованы в уничтожении Лиры или её близких. В последнее время такое было редкостью. Услышав про какого-то Обвинителя, Четвертая насторожилась, но пока решила оставить свои вопросы при себе.
Когда Дуо вновь обратился к Лире, она насторожила уши, и, помедлив кивнула, вставая и направляясь следом за новым знакомым. Лапы еще побаливали, но Темная старалась сделать вид, что её это не волнует - привлекать лишнее внимание своей слабости она не хотела.
- Давайте договоримся: я рассказываю вам все, что знаю сама, а вы отвечаете на мои вопросы, идет? - предложила волчица. Она пока видела мало смысла в тех словах, о которых говорили Дуо и Кватро, но чувствовала, что может получить от них ответы, которые не могла получить от Вульфа в силу непонимания. К примеру, темношкурый самец обмолвился о какой-то опасности и глупости Южан - не та ли это опасность, о которой предостерегал Вульф?
Дальше Дуо заговорил о Седеке и Лира несколько расслабилась.
- Конечно, я знаю его. Мы ведь в одной стае, - если Седек решил доверится этим двум, то ей, пожалуй тоже стоит это сделать. Хотя бы частично.
Пока они шли, Лира раздумывала о том, что она думает об этих двоих. Они выглядели настоящей командой. Более того - в обоих чувствовалось нечто такое, что... Вызывало в Лире зависть. Настоящая дружба, почти родственные узы. То, что никогда не доводилось испытывать ей. Правда, раньше похожая привязанность была у Четвертой к Фараону, но это было как-то по другому. В их двойке явно руководил Фараон, а Лира просто терпела его выходки, потому что была практически единственной, кто терпел его выходки. Спокойная, тихая и сдержанная волчица - такой была она раньше. Возможно ли, что предательство Фараона так повлияло на её характер?
Похожие на дружбу чувства возникали у неё к Шанне, но тигрицу Лир воспринимала как ту, кого надо опекать и оберегать. Это были покровительские чувства. У вот Дуо и Кватро... Они были как будто бы на равных, и дополняли друг друга.
А еще у Дуо были чертовски притягательные голубые глаза. Лире снова невольно вспомнился Фараон, хотя он совершенно не был похож на её нового знакомого,  и почему-то её это разозлило.
Почти демонстративно Лира отвернулась к Кватро и начала говорить.
- Все началось с того, что я обнаружила тело волчонка. У него было перерезано горло. Это не было похоже на волчьих клыки или кошачьи когти, рана была ровная. Почти одновременно с этим другие волки принесли весть о том, что они обнаружили тело моего брата. Он был убит длинной остроконечной палкой, - Черная на секунду замолкла, сглотнула комок и продолжила. - После до меня дошла весть о том, что моя уже бывшая стая - Южный Берег, нашла того, кто пускает эти остроконечные палки. Я и еще несколько волков загнали его в тупик... В общем, все закончилась тем, что из-за дыма почти всем пришлось разбежаться, а я осталась с Вульфом наедине, - Лира снова замолчала, понимая, что её рассказал довольно путанный. Она пыталась собрать мысли в кучу. - Тогда он и спас меня в первый раз. Из-за дыма я потеряла сознание, а он вытащил меня. Вульф ничего не понимает по нашему, и я не понимала, что он говорит, но кое-как с помощью рисунков нам удалось общаться. Он сказал, что убил моего брата потому, что тот что-то видел... Что ему нельзя было видеть. И еще предупреждал, что волкам нельзя выходить за пределы обжитых территорий.
Четвертая перевела дух и продолжила.
- Пока мы говорили, кусок скалы откололся. Я не знаю, о чем думал Вульф, но когда мы падали, он пытался спасти меня... Он схватил меня, и старался развернутся так, чтобы я упала на него. Не знаю, чтобы случилось с ним в таком случаи, но на нем все раны заживают почти мгновенно. Может, он бы и выжил. Нам не пришлось гадать - огромный орел схватил Вульфа за плечи и опустил нас на землю. Не знаю, откуда он взялся. А потом мы встретили вас.
Лира понимала, что её слова звучат, как бред, а потому быстро добавила:
- Звучит не очень убедительно, но это все правда.

+1

18

Кватро внимательно слушал Лиру, не отрываясь от её речи мысленно ни на секунду. Судя по её словам, это двухлапое существо было и бесом и спасителем под одной непонятной лысой шкурой. Он, как говорила Лира, убил двух её сородичей, убил даже её родного брата! Но в то же время спас её саму. Что его мотивировало в тот момент, когда он убивал волков? А что мотивировало тогда, когда он спас Лиру?
- Охх, мне очень жаль, Лира... Так как же это произошло? Это двулапое существо их обоих убило? Я понимаю, что он тебя спас, и, возможно, тебе не до конца приятно слышать такое... Но он же убил волчонка и твоего брата! Он убивает наших сородичей? Как вообще можно доверять ему?! Ему нельзя верить, если он убийца.
В дальнейшей речи волку стало понятно, почему, как сказал двуногий, он убил тех двух волков. Ну, как понятно... Он всё равно этого крайне не понимал. Как можно взять и забрать жизнь за то, что кто-то видел что-то лишнее?! Нельзя было просто попросить молчать, нет? Это было неоправданно жестоко, и Кватро, стоит признать, это очень печалило. И ещё его печалило, что Лира немного, но выгораживала своего спасителя, который по факту являлся убийцей.
- Нам нельзя, а ему можно? Он какой-то особенный что ли, что ему не опасно то, что опасно нам? Хотя, понятное дело... Он выглядит достаточно грозным. Ты уверена, что точно верно истолковала все его «рисунки»?
Белый волк не хотел сомневаться в Лире, но, понимаете ли... Когда перед тобой сперва ходят на двух лапах, а потом тебе рассказывают такие жизнепереворачивающие факты, то волей-неволей начинаешь во всём сомневаться. Тем более, в том, что очень трудно принять на веру. А это было трудно принять на веру, если кто-то этого ещё не понял.
- Дэтсайт! - восторженно заявил Кватро, оборачиваясь в этот момент на Дуо. «Я знал, что он не может оплошать! Эко какой герой!»
Зеленоглазый волк набрал полные лёгкие и ненадолго задержал дыхание, после чего шумно выдохнул. Слишком уж много информации за один день... Но, раз уж они с Максвеллом оказались по уши в этой каше, то придётся её как-то расхлёбывать, несмотря на то, что может быть, и не сильно хотелось. Виннер впервые за последнее время отвлёкся и перевёл взгляд на Дуо, пускай и вещь, которую он сейчас сказал, волновала его далеко не в первую очередь.
- Хэй, Дуо, как думаешь... Что там на неизведанных землях?
Кватро не знал точного ответа и понимал, что и Дуо не знает наверняка. Какая речь может идти о том, что происходит на неизведанных землях? Они же неизведанные! Правда, есть один способ это выяснить...

+1

19

Хотя, навряд ли чужое мнение может сильно влиять на происходящее в мире, иначе не было бы дождей тогда, когда они создают излишних проблем, и не было бы болезней, заставляющих существ покидать Офирит. Стелла дернула нервно ухом, сосредоточившись на лежавшей впереди дороге, то и дело перепроверяя, здесь ли ее спутник. Ну, нос мог чуять что угодно, вон, тетушку он никогда не чуял, потому ей всегда удавалось подкрадываться сзади, подобно смерти. Без ласки, без сострадания, лишь с надменной улыбкой и избирательным покровительством. Ей нравилась игра в страх — кто проиграет, тому в иной ипостаси и водить.
Если в прошлый раз ведунья предпочла бы путешествовать одной, то сейчас, учитывая происходящее и сумятицу в голове, она была воистину напугана. Бежевошкурая, подбираясь к холмистому лугу, сбавила темп и приблизилась к Люсьену. Бирюзовые глаза бегло но цепко пробежались по чужому телу.
- Ты впорядке? - по взгляду, по голосу видно, что вопрос не формальность. Чувствовала ли вину за свою поспешную раздражительность, или волновалась, что «правило последователей» сбудется, неважно. Правило заключалось в неизбежной гибели тех, кто слишком часто ходил за ней и предлагал помощь, тех, кто вцепился в память и вспоминается не без деталей. Хотелось добавить еще чего-то, и Стелмария даже открыла пасть, но рассеяно ее закрыла, вильнув хвостом. Уши прижались к голове. Все глупо говорить. Вместо этого самка позволила себе идти рядом с состайником так близко, чтобы изредка, на неровных местах, касаться его плеча. Впрочем, если самому Люсьену это неприятно, ему достаточно чуть отстраниться.
Здесь явно кто-то был. Причем недавно! Но....местность большая. Ведунья замедлила темп, поднимая нос по ветру и делая глубокий вдох, прислушиваясь, намереваясь что-то различить.
В такой тиши не бывает спокойно.
Прелюдия.

Отредактировано Stelmaria (2015-06-15 18:25:32)

0

20

Клубы дыма как будто питали собою небо, и небо становилось зловещим. Небо мрачнело, небо превращалось в закопченный потолок, впрочем, Седек не мог сказать, как давно оно стало таким. Волк вообще потерял из виду ориентир, основу, оплот, на который можно опираться, от которого можно оттолкнуться. Мутные глаза туповато рассматривали дымку.
Перегородка, отделявшая опасные мысли от головы, сломалась, и с мягким журчанием мысли заполнили голову. Хотя в журчании, если разобраться, было больше хищного рыка, чем в самом хищном рыке самых хищных зверей. Почему мы такие, почему ничего не знали, зачем нам рассказали, чего еще мы не знаем, сколько еще ошибок допустим?
Мысли кусались, способность мыслить иссякала, они теперь сами по себе, эти хищные мысли. Бродили по разуму, вытряхивали из своих ячеек, затхлых нор, знания, потрошили их в мелкие клочья, и продолжали рыскать в голове.
Из дымки над Деком расправила крылья гигантская летучая мышь. Были хорошо видны плотные кожаные фрагментых ужасных крыльев, которые клубились грозовыми тучами. Седек продолжал смотреть на дым, следя за тем, как очертания крыльев становятся все более реалистичными. 
Это был не страх. Это было обреченное ожидание. Олени убегают от волков, потому что убегать - их удел. Когда олени чувствуют себя сильнее, они разворачиваются и принимают бой. Настал черед волков.
Если нам бросают вызов, мы будем сражаться. Шансы выжить не должны играть какую-то роль; тот кто ищет больших шансов выжить, тот убегает, потому что сильные ищут шансов победить, а не выжить, оттого и рвутся в бой.
Не Седеку нужно предупреждать стаю, а стае - Седека. Не Седек должен вправлять мозги стае, а стая - Седеку. Если стая не смогла этого сделать, если она стала сбродом, клубком абмиций, то слова ничего не решат. Зачем выживать стае, которая погибла в своем собственном законе?
Поэтому выживать должен сильнейший. Скорее всего, эта недобрая весть про существ, что на порядок сильнее волков, есть наша проверка на прочность. А что такое прочность? Это когда каждый фрагмент стаи держится за тех кто рядом. Когда все слились в одном механизме, работающем на общее благо. Тогда как темнодеревцы, возмущенные переворотом, преткнулись и сказали "мы так не можем", их выгнали в шею. К чертям. Пусть Южный Берег сам заботится о себе.
Седек пошатнулся. В голове стоял гул. "Выживает сильнейший", кричали ему мысли. Остальные дохнут. Мы же не интересуемся у оленей их внутренним миром больше чем внутренностями их тел? Почему тогда на волках закон должен работать каким-то особым образом. Каждый понесет на себе свою вину.

Почти обезумевший взгляд метнулся от густого дыма к тому, кто находился вокруг. Ничего не разобрал. Еще одна попытка. Никаких ощущений. Глаза сузились. Волк пытался сориентироваться на местности. Ничего не получалось. Он совершенно перестал разбирать, какие события происходят, что где кто говорит, кто как выглядит.
Вереница гор. Волк стал сползать с камня, на котором примостился. Еще ниже и...

--->> Вне игры

+3

21

Скорее, стремился не нарушить ее личного пространства, и потому держался в стороне. Время от времени, семеня следом, отвлекался на вещи вокруг, думал свои мысли и забывал о том, что надо искать след Лиры. Можно сказать, найти дорогу Люсьен доверил Стелмарии, а сам лишь поспевал в нескольких лисьих хвостах позади и встречался через какие-то промежутки времени с ее взглядом, направленным убедиться, следует ли витязь вообще за волчицей.
Мысли были разные, но все крутились вокруг соплеменников и нового сообщества, созданного павшим принцем. В голове раздавались фразы из диалога на поляне, тогда, когда Люсьен последовал за Лирой, скрывшейся с места гибели волчонка. Бурошкурый дал понять старшей волчице, что собирается следовать за ними, но..
если он и готов был оставить особенно полюбившиеся морды ради Меровея, то кого и чего ради он откажется от уверенности в завтрашнем дне под покровительством Тараса, от Ареса, неожиданно появившейся по левое плечо светлошкурой теперь?
Чуть не отскочив, выведенный из хрупкого духовного равновесия наедине со своими мыслями, Люсьен непонимающим взглядом вперился в Стелмарию, так, будто на его глазах она только что сделала что-то невообразимое.
- Совершенно.
Зверь бросил это довольно грубым и равнодушным голосом, тут же хмуро отведя взгляд в сторону. Видимо, посчитал, что этот вопрос "для галочки". Спустя секунду пришло чувство, схожее с раскаянием (если быть уверенным, что Лулу на такое способен), когда бурошкурый почувствовал, как слегка коснулось плечо волчицы его плеча. Промолчал заместо извинений за грубость, и лишний раз сделал шаг чуть в сторону, подтолкнув самку в плечо. Ну, каждый извиняется, как может.
Плохое самочувствие исчезло, и если самец не был в этом уверен еще минут десять назад, то теперь о том, что дымка застилала глаза, а в горле что-то клокотало, он и не вспомнит. Сосредоточиться надо на ином: зверь на шагу приоткрывает пасть, пробуя воздух на язык в попытке отличить в нем нужный запах. То же делает спутница.

+1

22

Для Люсьена и Стелмарии

Персонажи находятся на гребне Кривогорья, которое плавно переходит в Высокогорье.

Запах действительно был знаком двум волкам, и он определенно принадлежал тому, кого они ищут. Местами он мешался с каким-то иным, тоже довольно знакомым. Внезапно раздался орлиный клекот не так уж и далеко от тех мест, где сейчас проходили Стелла и Люсьен, и если повернуть голову, то можно заметить, как огромная птица, взмыла вверх, неся что-то крупное в своих лапах. Она аккуратно положила свою ношу на ровную поверхность, чтобы она никуда не свалилась, и издав что-то призывное, скрылась в небесах.
Оба волка могут добежать до места происшествия, если их это заинтересует, либо же продолжить выискивать следы Лиры.

~ Дикий

0

23

Похоже, ее вопрос не был вовремя.
Волчица виновато-испуганно прижала уши, принимая взгляд спутника, тихо кивая. Уж извините, не хотели мешать мыслям.
Стелмария знала, что не сможет выступить против Лиры. Стелмария знала, что не сможет выступить против Ареса и Тараса, даже против первого волка в большей степени. В нем было что-то...отеческое, и хоть от атамана всегда была слышна его забота о семье, но костяк самоотречения и верного лужения воинскому делу до мозга костей (как казалось ведунье) делал из него неприступного и холодного лидера, к которому нельзя идти за состраданием, лишь за получением приказа. Не сказать, что голубоглазый гетман был слишком любезен, но, по крайней мере, мягок и...взгляд у него другой. Не оценивающий и требующий. Все в меру.
Что же, Люсьен действительно выглядел здоровым. И все вернувшиеся с погони — тоже (она успела заметить нового вожака). Лиру же среди убегавших нет было — юная не сунется в бывший лагерь, но и не сможет обыграть дым в борьбе за кислород. И потому когда внимание привлекла крупная птица, по телу светлошкурой пробежала холодная волна,  глаза расширились от схватившего страха. Только бы не она! Нет, не должно быть сегодня больше жертв и закусок для орлов. Выждав секунду, в безмолвии застыв и наблюдая за летящим хищником, самка встревоженно посмотрела на Люсьена и направилась в ту сторону.
Но здесь водятся такие птицы?
Мех более не лежал приглаженным на месте, а движения стали рваными, нервными.

0

24

Ясным казался след Лиры, ее запах присутствовал в воздухе, и Люсьен вдыхал его с каждой новой порцией кислорода. Клекот хищной птицы не сразу заставил витязя обернуться, но повернуться пришлось - бурошкурый увидел, с каким вниманием спутница проследила за пернатым. Ладно, да, в цепких когтях болталось что-то определенно крупное, да, птица положила это неподалеку, но почему они должны идти сейчас туда, а не продолжать поиски Лиры - Люсьен не понял, поймав встревоженный взгляд травницы. Нетерпеливо вздохнув, витязь таки отправился следом за Стелмарией, туда, где хищная птица оставила свою ношу. При этом он продолжал исследовать местность, не теряя запаха Лиры. Для соплеменницы, скорее, выполнял роль сопроводителя, чем со-исследователя.
Если шерсть на загривке Стелмарии поднялась, движения стали нервными, то по Люсьену никак нельзя было сказать, что его вообще что-то взволновало. Ничего светлошкурой не сказал, доверился - скорее всего, если ей показалось, что отыскать то, что оставила птица, важно, то это, должно быть, действительно так. Он, по крайней мере, надеялся, что они не просто теряют время.

0

25

Для Люсьена и Стелмарии
Чем ближе подходили волки к возложенной на землю орлом туше, тем яснее становилось происходящее. Это был волк, и, судя по запахам, один из некогда бывших южнобережцев. Седек лежал без сознания, и вроде бы ничего не предвещало беды. Его шкура была немного потрепала орлиными когтями, но в целом, он был абсолютно цел и даже почти здоров.
Запах Лиры пропал - он уводил куда-то вниз, петлял и грозился завести в тупик. По крайней мере, у волков был выбор: спасти бывшего состайника и продолжить поиски Лиры позже, когда Седек придет в чувство, либо бросить его здесь, под наседающим с востока дымом, и выполнять просьбу Ареса.

~ Дикий

0

26

Глаза лихорадочно и рассеяно бродили изучали местность, перескакивая с объекта на объект и не задерживаясь ни на одном. Также и с запахами — волчица чувствовала все знакомое сразу, но ничего не могла с этим поделать. Становилось душно, тяжело, как перед грозой. И страшно. Жуткое предчувствие потерянности и как-то ошибки силком тянуло вперед и вызывало в голове хоровод панических атак, поющих апассионату этому запоздалому утру.
Люсьен же был холодной водой, прыснутой в лицо. Единственным ветерком, не дававшим с криком броситься обратно в сторону лагеря. И представлял из себя надежный стержень вообще — внешнее травница продолжала сохранять рабочее настроение, но внутри самоуверенность и раздражение давно улетучились, на прощание оставив...иное. Хизер заразила своим настроением. Хотелось защитить ее, всех волков лагеря, и смело принять взгляд тетушки, что с такой сладкой улыбкой смотрела ей клюквенным взглядом свет.
Так уж повелось, что цвет киновари обычно приводит эту особу к каким-то тайнам.
Взгляд замер на выделяющемся на зеленом фоне объекте. Юная подвисла на пару секунд, система выдала ошибку, чтобы в следующий миг запустить по всем каналам тревогу, сирену и прочее нарушение покоя.
Ты!
Выдохнув остатки кислорода и проглотив неподдельное удивление, Стелмария стремительно сократила расстояние до объекта, неуклюже затормозив. Корпус поддался вперед, едва не выбив равновесие. Люсьену пора выдавать грамоту за мужество, если он все еще не сбежал или не готов лично сбросить попутчицу с высоты. Бросилась за предательницей, ушла в рассветный туман героиней....
С немного приоткрытой пастью Стелла стояла рядом с телом знакомого волка, криво-косо пытаясь выбрать в голове что-то между «давай, осмотри его!» и «ничто не происходит случайно», не получалось, злость и паника нарастали сильнее. Кислород со злорадством превращался в азот. Легкие — в вакуум. Сердце — в пробитый мотор. А кончики лап и ушей — в вулканический камень.
У этого вестника законов не было крыльев, но их сияние мешало ведунье приблизиться к спящему ангелу. Не обязательно пламени быть видимым, как у двулапого на палке, чтобы отгонять всякую ересь. Бежевошкурая подняла голову к небу, проглатывая комок в горле и делая, наконец, глубокий вдох.
И выдыхая.
И позволяя беспокойным мыслям вылететь в атмосферу.
- Лучше разделиться. Я не могу больше бежать. Со мной ты упустишь Лиру, - мягкий голос обращался к витязу с извинением и твердостью. Ее лапы предательски жгло, едва ли не хотелось выплюнуть легкие после охоты на зайца.
- Я не уйду отсюда.
Я еще могу что-то сделать.

Отредактировано Stelmaria (2015-06-22 21:47:46)

0

27

Спутница правда выглядела взволнованной, но даже это не убедило Люсьена перенять ее волнение. Он шел рядом, бросая косые взгляды и их пряча от нее; а иногда, казалось, вперится в точку впереди, в то, что оставила птица, и бредет, дороги не разбирая, ориентируясь только на светлошкурую боковым зрением.
Все прояснилось гораздо быстрее, чем хищники подошли, и о том, что на земле распростерлось тело волка - живого, несомненно, - говорили и нюх, и зрение. В нос ударил неясный запах, и, приоткрыв пасть, Люсьен тщательнее опробовал его на вкус, с сомнением нахмурившись на какие-то пару секунд. О. Мелхиседек.
Травница бросается вперед, нелепо тормозит у самого зверя. Бурошкурый же остался на том же месте, где Стелмария его внезапно оставила, со всех лап кинувшись к бывшему соплеменнику. С пять длительных секунд в молчании Люсьен тупо смотрел на Седека и Стелмарию, пытаясь что-то прочесть в выражении на ее морде.
Ее слов он ждал, как подразумевающуюся часть сцены. Люсьену бы было неловко чувствовать обиду, все же, врачевание - призвание его светлошкурой соплеменницы, и, верно, она не в малой степени нуждается в том, чтобы принести пользу, помогая старому знакомому.

Он бы ее не оставил, не лежи подле ее лап кто-то чужой, не Седек.
- Если что с тобой случится, Стелмария, это будет моя вина.
Люсьен чуть опускает голову, прижав к затылку уши. Быстрый жест, которым бурошкурый показывал, что не станет перечить воле травницы. Фраза же - призыв к крайней осторожности. Вроде как, "я за тебя в ответе". Да и что ж он за защитник такой, что оставляет ее?
Возможно, доверие. Все же, это - Стелмария. Пусть же она, в конце концов, будет разумна и осторожна. Люсьен лишь напомнил о необходимости не терять голову в его отсутствие.
Вслед за коротким поклоном, на что ушло лишь от силы три секунды, бурошкурый пятится назад, отступая, готовый броситься по следу Лиры, чей запах еще мог уловить.
- Давай договоримся, что я тебя встречу или идущей по моему следу, или здесь, или среди наших соплеменников. Не уходи никуда, хорошо? Здорово.
Могло показаться, что говорить такие слова Люсьену было трудно - сейчас не то задохнется, не то так хмуро сдвинет брови, что аж дрожь проберет. Слова были до того наполнены чувством переживания за юную соплеменницу, что бурошкурый едва ли не ругнулся, поморщившись, оттого, что это было "слишком", круто развернувшись на месте и посеменив по тропинке, которой следовала Лира.
Выполнить поручение без Стелмарии может быть труднее, но разве мы имеем выбор?

0

28

Для Стелмарии
Нэна Тринити

Облизнулась. Вот они, значит, какие... настоящие волки. Нет, конечно, Нэна тоже была настоящей, живой... просто она ни разу не видела тех самых волков, о которых обмолвился сбрендивший Михаэль. Любопытство просто распирало юную душонку, хотелось попробовать их на вкус. Так же горяча их кровь, как кровь волков Доминиона?
Большая птица улетела - таких Нэна здесь ни разу не видела. Но ладно, не в ней сейчас вопрос - охота началась! Огнешкурая подобралась поближе, глядя с каменной насыпи вниз, на склонившуюся над своим сородичем волчицу. Ее сопровождающий поспешил уйти - уж не важно, почему он решил оставить бедняжку тут, но это играло на лапу Нэне - она уже была готова рвануть вниз.
- Смотрите-ка, - едко пропела багровая, вальяжно проскальзывая по камушкам к белошкурой жертве. - Самочку бросил кавалер, как неприлично с его стороны. Да еще и... с раненым, - без интереса кинув взгляд на серошкурого волка, Нэна постаралась состроить на мордашке скорбящее выражение.
Волчица подошла к южанам слишком близко, стояла чуть сбоку от Стеллы, на расстоянии мощного броска. От нее веяло опасностью больше, чем сочувствием. Переведя взгляд на белошкурую багровая непринужденно заулыбалась, будто познакомиться хотела.
- И что ты будешь с ним делать? Одна...
Слишком близко для броска. И ведь ростом-то жертва была сантиметров на 15-20 ниже Нэны - с ней можно расправиться без особого труда, даже не прибегая к своему козырю. Как заманчиво и интересно.


В отыгрыш не влезать!

~ Дикий

0

29

Волчица зажмурилась, удержав себя на месте. Ее внезапная перемена настроения вряд ли понятна спутнику, и наверное хорошо, что обладатели шкуры не умеют краснеть. Когда она откроет глаза, в них будет плескаться испуганная решимость. Ее словно куда-то приглашают, на нее смотрят, а она все робеет.
- Никто ни в чем не виноват, - не оборачиваясь, тихо произнесла волчица. Одного звания бывшего состайника недостаточно, чтобы от существа ждать подвоха. А Лира...просто потому, что она уходила за Комильфо, не является показателем ее агрессии к Южному Берегу. Травница нервно дергает хвостом, спиной все еще чувствуя присутствие Люсьена. Он должен понимать, что не каждый выбор дается легко и прсото, но...есть такие дела, в которые не ведется речь «можешь», «не можешь» - просто должен их сделать. И исправления ошибок, как явление бессрочное, попадает под это правило.
Ушел. С запозданием повернула голову, некоторое время глядя вслед убегающему.
Хорошо. Кольнуло — хотела сказать спасибо, ибо отпустил, а не успела. Ничего не успевает. Даже говорить сестре насколько та ей дорога.
Стелмария наклонилась к Седеку, проводя носом по его шкуре и вдыхая горьковатый и сухой запах шкуры. Веяло хищной птицей, но непохоже, что она жаждала подкрепиться заблудившимся гостем холмистой местности. Внешне никаких ран не было заметно, и потому оставалось опасение за внутренние органы, за возможные переломы. Ровное тихое дыхание немного успокаивало, но Стелла чувствовала бы себя в стократ лучше, если бы знакомый сейчас пришел в себя и сам поведал о состоянии.
Когда ты пришел в прошлый раз по моим кровавым следам, ты говорил о хороших и плохих поступках.  Об ограничениях и ошибках. Я нарушала все возможные правила, но мир позволил мне все исправить.
Прислонилась ухом к чужой грудной клетке, вместе с этим ощущая приятное тепло.
Но теперь ты пришел вновь. Неожиданно. И вновь по следам невинной добычи, что сейчас служит завтраком моей хилой Хизер. Сколько же еще крови прольет целитель, искупляя свою душу?!
Под ребрами с дикой силой стучало сердце. Стелла могла бы сейчас закричать, но кричала душа — голоса здесь слышать некому.
Каждый раз, при охоте, бежевая шкура окрашивалась в насыщенный-багровый. Этот цвет смывается очень долго, до сил пор нижняя часть морды сохраняла иной оттенок. Да кого обманывать. Он никогда не смывается. Никогда не позволяет убежать, да и некуда. Она больше не хранитель жизни.
Сквозь туман и помехи самка расслышала речь незнакомой ей гостьи. Ничему не удивилась — ни внезапному появлению, ни необычному внешнему виду, ни явно недружелюбному настрою. Пропустила мимо ушей явную издевку, тупо смотря на незнакомку, а затем взаимно приблизилась к ней, сокращая опасное расстояние совсем до минимального. Обошла при этом Мелхиседека, закрывая его собой. Подняла голову, глядя в причудливые глаза Нэны, и довольно улыбаясь. Со змеиной хитрецой. Несильная улыбка, но блеск во взгляде есть.
- Я могу подарить утешение.
Шерсть приглажена, уши и тело расслаблено — поза покорная, но с некой дерзостью, пока признающего слабость, но робеющего перед своими поступками. Лекари всегда умели предлагать те травы, что избавят сердце от страданий.
«Но тот же Закон нам повелел убивать, чтобы жить. В том особенность: умирает то, что должно умереть»

0

30

Для Стелмарии
Нэна Тринити

О, она сама подошла поближе, чтобы Нэне было намного легче и быстрее испробовать вкус ее крови на своем языке. Улыбается, будто бы готова отстаивать эту полумертвую тушку позади себя. Она? Она не такая как Нэна, по ней видно, что ни к каким боям ее никто не приучал - едва ли с охотой справится.
Вновь ядовитая ухмылка на морде; Нэна смеривает волчицу взглядом сверху вниз, оценивая процент предстоящего сопротивления - какое дело ей есть до волка, который находится без сознания и не сопротивляется? Вот когда жертва трепещет и пытается укусить в ответ - это же божественно... и так приятно!
- Утешение? - сухо проговорила Нэна, выражая в своих огненных, почти пылающих глазах изумление. - Да кому нужно твое утешение, когда мир захлебывается в собственной крови?
Противно захихикала, но в следующую же секунду изменилась в морде: нездоровое веселье в виде наглой ухмылки, острый, прожигающий насквозь взгляд, наставленные уши... и клыки, выглядывающие из-под губы. Предчувствие скорой борьбы... Интересно, на что способны эти живые волки? Такие же ли они волки, как волки Доминиона, те слабаки с разноцветной шкурой?
- Миру нужен Судья, - фраза прозвучала словно холодной сталью прошлись по камню - безапелляционно, с вызовом, не терпящим возражений.
Метка на лбу в виде перекрестия с длинной ножкой как-то по особенному то ли заблестела, то ли... Волчица приоткрыла пасть, щеря губы, и из ее глотки показалось огненное зарево, словно все ее внутренности разогрелись добела. Еще секунда, и Нэна медленно наседает на противницу; мгновение - и резкий хват челюстями за морду южанки, так, чтобы нос ее был направлен ровно в огненную пасть соперницы. У нее наверняка уже появилось ощущение, как зубы, вцепившиеся в переносицу и в мягкое место под нижней челюстью, словно бы плавят ее кожу - становилось невыносимо больно. Да еще и Огнешкурая дергает ее на себя, пытаясь свалить.

Все действия оговорены.

~ Дикий

0


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Даэрис » Кривогорье