Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
9:00 - 12:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Нижний Тэмен » Белая поляна


Белая поляна

Сообщений 61 страница 90 из 412

1

http://clickscreen.ru/screens/5/c80faa12.png
Огромный травяной луг, буквально врезающийся в Безвольный лес и стайную пещеру, богат различными травами, в том числе и лекарственными. Сюда часто спускаются пастись оленьи стада, а обилие полевых мышек привлекает хищных птиц.

Ближайшие локации:
- Левая Гряда (Нижний Тэмен)
- Безвольный лес (Нижний Тэмен)
- Сонная Колыбель (Нижний Тэмен)
- Стайная пещера (Нижний Тэмен)
- Безветренные холмы (Нижний Тэмен)
- Туманный берег (Нижний Тэмен)

0

61

Зарокс понимал, что жить ему уготовано совсем недолго. Пусть его считали безумцем, но хотя бы одно правило этой прогнившей стаи он практически выполнил - умирает в сражении, а не покорно прижавшись в земле. Он дернул Джейд в сторону, чтобы волчица завалилась вперед, споткнувшись об его лапы, но та - то ли услышала его мысли, то ли инстинкт подсказал - дернулась в противоположную сторону, приведя соперника в замешательство. Он едва не расцепил зубы и не выпустил ее из своего захвата, но вовремя сдавил челюсти. Высвободиться Джейд не удалось - минус одна пасть.
Но сконцентрировавшись на одной сопернице, Зарокс совершенно позабыл о двух других. Рейкстрир, оббежавшая завалившегося наземь соперника, дернулась было в его сторону, пытаясь ухватить за холку, но Хисант своим действием оставляет ту с носом, буквально нависнув над Заром, оказываясь как бы сверху него, и перерезав путь состайнице. Сама вонзается зубами в открытую боковую часть шеи.
Рокочущие звуки раздавались со всех сторон, будто стая подбадривала исполняющих казнь, или наоборот - будто чувствовала себя на их месте. Щелкали зубы, кто-то порывался помочь, но ретивых быстро одергивали назад.

w

0

62

Слепо. Слепо и без единой мысли все трое бросились на вывалившегося из пещеры Зарокса, стоило Дикому только дать сигнал. Ровный, бесчувственный, холодный сигнал. Мэтт искоса поглядывал на белополосого, выжидая заветное время: и когда братва отсюда скроется, и когда фюрер поймает нотку удовольствия от происходящего. Белый готовил речь, старался подбирать самое что ни на есть правдоподобное выражение морды, что ни на есть правдоподобные слова. Дикий - не дурак, соперник он опасный, уличить ложь может даже тогда, когда ты молчишь. И светлошкурый молчал, перебирая в голове нужные слова. На что бы мог клюнуть фюрер? И не будет ли для Квадры его поступок грязью, вылитой собственными лапами на собственную репутацию? Нельзя сказать, что Маттео было не страшно. Он боялся, но не давал страху побороть себя. Один уже смог, почему бы и ему не рискнуть? К тому же ничего особенного ни он, ни Квадра не потеряет - вариант отступления тоже продуман.
- Когда-нибудь здесь никого не останется, - без энтузиазма сказал себе Белый, беспечно глядя, как волчицы рвут одного-единственного соперника.
Как, интересно, отреагирует Дикий? Безусловно, есть только один способ проверить это, и Мэтт был готов. Но тактично выжидал свой момент. Пока Дикий стоит в паре метров от него, чуть впереди; нужно сделать лишь пару шагов, чтобы приблизиться к нему и шепнуть ему важные слова. Но Белый, проследив за ушедшим Косом и дернув бровью Пчеле, чтобы следовал за ним, ждал. Сидел ровно между остальными членами стаи и наблюдал. Должен ли кто-то слышать то, что он скажет? Безусловно, нет. Но стоит понадеяться на то, что Фил успел собрать своих ребят, а за Диким никто не пойдет. Но это лишь догадки и представления. Просто так он это собрание тоже не покинет - нужна будет недюжинная причина, чтобы оставить стаю и уйти вслед за парой волков.
Попытка - не пытка.
- Дикий, - светлошкурый волк в следующую секунду оказался совсем рядом со здоровым вожаком, почти поравнявшись с ним. - Не хочу отвлекать, но без тебя не обойтись - кое-кто хочет поговорить и именно с тобой, - пауза, уточнение. - Вожаком.
Голос волка был напряженным и возбужденным, несколько переживающим, волнительным - будто все, о чем он говорит, и в правду происходит. Но говорил Белый тихо, почти на самое ухо черношкурому, чтобы мог слышать только он. Тем более, за лязгом челюстей и рычащих состайников, которые рвались помочь рекрутам, его голоса остальным было и вовсе не разобрать.
- Тут внешние дела, - добавил Мэтт, с прищуром глядя вперед, на баталии в центре круга.

Внимание!
Среди травы и камешков тебе на глаза попадается оленья косточка, используй находку для изучения заклинаний.

+1

63

Пожалуй, если бы чёрно-бурая могла, она бы сейчас отошла в сторонку, села бы спокойно и закрыла глаза лапами, не желая видеть своих глупых оплошностей. Только возможности такой у Рейкстрир не было, поэтому она так и осталась стоять и снова наблюдала, отступив только пару шагов назад. «Нет, ну, вы и сами чудесно справитесь» - чуть не сорвалось с языка Рей. Создавалось ощущение, что она просто маячит здесь, как последняя дура, только мешая своими «указаниями» и действиями.  Забавно, однако, чёрна волчица последовала совету Стрир, из-за чего последняя попала впросак. Нда, глупо получилось.
Злясь уже не понятно на кого, то ли на саму себя за не предвидение такого поворота, то ли на чёрную волчицу за то, что преградила путь, новорождённая уже хотела было просто плюнуть на всё это дело, развернуться и уйти куда подальше отсюда, изначально же не хотела этого всего… Но, не всё так легко. Если Рейкстрир сейчас опустить лапы, то уважение в данном коллективе ей не сыскать. Мало того, чёрно-бурая ещё и испытание завалит, и тогда аривидерчи должность, жизнь спасёт только бегство. Чего-чего, а позорно бежать непонятно куда от преследователей, посланных Диким, волчице совершенно не хотелось. Приходилось находить в себе силы остаться.
Этот рокот вокруг был лекарством, бальзамом на душу. И если несколько мгновений назад чёрно-бурая считала, что собравшиеся здесь развлекаются, наблюдая за казнью, то теперь мнение изменилось в лучшую сторону. Они поддерживали, возможно, сочувствовали. И тут Рейкстрир словно очнулась.
Нет, это не азарт. Это злость и гнев, совокупность их за весь сегодняшний день. Стрир внезапно надоело скромно стоять «в уголке», добросовестно стараясь помочь. Захотелось выпендриться. Нахлынувшее чувство было чем-то похоже на то ощущение в пещере, когда чёрно-бурой, можно сказать, чуть не отгрызли нос. Отличались эти чувства, наверное, только своими побудителями. Там в пещере это было сочувствие, не желание видеть смерть, здесь же – ненависть, некое обозление на Дикого и то, что тут устроили.
Рейкстрир подняла голову выше и оголила клыки. Злобно рыкнув, новорождённая, почему-то снова чуть подрагивая, начала медленно вышагивать - мол, вот вам всем, на зло, ни за что теперь не оплошаю! – так и продолжая высоко держать голову и гневно смотреть куда-то поверх собравшихся, в лес. Что-то внутри подсказывало, что для актёрства сейчас не подходящее время. Но отступать уже поздно.
«Подойду и вцеплюсь в глотку» - думала Рей, теперь уже рассматривая презрительным взглядом эту «кучу». Что ж, если удастся убить Зарокса с одного броска это, как минимум, будет выглядеть эффектно. В противном случае её, скорее всего, обсмеют, да. Но сейчас это не особо заботило, точно также, как и несколькими часами ранее в пещере не заботило то, что могли порвать на куски. Теперь надо было чётко и правильно выбрать место, куда чёрно-бурая будет метить. Всё ещё медленным шагом, чуть крадучись, Рейкстрир огибала белую волчицу, желая подобраться как можно ближе. Волчица тянула время, дабы успеть разобрать, куда ей нужно ударить. Проблема только одна. Тут до глотки-то толком не доберёшься.
И вот теперь, когда Стрир находилась между лапами Зарокса и всё ещё не высвободившейся белой, можно было попробовать воплотить свою идею. Ещё раз с неким сочувствием взглянув в глаза белого крестоносца, новорождённая  делает резкий выпад вперёд, намереваясь тоже вцепиться в шею Зара.

офф

чуть подредактила действие, пока никто не видит ._.

Отредактировано Reykstreer (2014-03-21 11:37:03)

+3

64

Ситуация разъяснилась довольно-таки быстро. Услышанное повергло Истид в некий шок. «То есть, этот чудак решил, что справится с Диким совсем один?» Чёрно-серая чуть опустила голову, разглядывая истекающего кровью Зарокса с усмешкой, мол, ты серьёзно подумал, что сможешь? Смело, однако, но глупо. А за свои поступки надо отвечать, так что… Пожалуй, за это Иствинд и уважала Дикого. Кто-кто, а он умел показывать, кто здесь альфа. Так что публичное убийство белого крестоносца-предателя не стоит считать чем-то из ряда вон выходящим. Усаживаясь по удобнее, волчица принялась разглядывать рекрутов. Как-никак, им всем  идти под одним началом против неизвестного врага. Так что лучше сразу решить, на кого тут можно положиться, а на кого – нет.
При первой же атаке морда Джейд попадает в зубы Зару, а новенькая чёрно-бурая вообще оказывается в стоне. Удалось исполнить свою задумку только Хисант. Ист одобряюще улыбнулась. Вот он – настоящий боец.
Не поддаться нарастающему гвалту было практически не возможно. Универсалка вместе со всеми теперь клацает зубами и тихо рычит, порываясь выступить чуть вперёд. Для неё, кажется, не существует больше никого, только те четверо, что дерутся на поляне. Да и то из всех их Истид сейчас брала в счёт только Зарокса и Хисант. Чёрной новенькой в очередной раз удалась атака. А Джейд пока безуспешно старалась высвободиться.
И тут внимание чёрно-серой привлекла третья новорождённая, которая до сего момента не могла никак вклиниться в происходящее, постоянно оставаясь в стороне. Подумать только… она решила выделиться! От негодования Ист чуть приоткрыла пасть. Пользоваться, можно сказать, её же оружием? Волчица просто не могла такого простить.
Однако это, несомненно, хорошо разбавляло происходящее, превращая в некое шоу.

+2

65

Будь хорошим мальчиком и сдохни уже побыстрее.
Поскольку все внимание приговоренного обращено на белую самку, я не встречаю сопротивления и без труда впиваюсь  зубами в  его шею. Не знаю, сколько воды нужно потерять прежде, чем тело откажется слушаться, но для уже истекшего ею волк держится живчиком и подозрительно крепко держит морду моей товарки по арене. То ли она недостаточно вырывается, боясь попортить мордочку, хотя, ей богу, какая разница как выглядит твоя физиономия если это ни на чем не сказывается, то ли Зарокс искусно строил из себя немощную развалюху, усыпив нашу бдительность. А ведь, если подумать, на месте неудачливой самки могла оказаться и я сама, если бы кинулась в атаку напролом. Хорошо, что этого не случилось.
Вторая самка на мгновение исчезает из поля бокового зрения, чтобы в следующий момент возникнуть с другой стороны, однако совершить задуманное ей снова не удается. Просто паталогическое невезение. Мысленно хмыкаю. Сделать все самой - не самая плохая перспектива, что, вполне может быть, повысит мой авторитет в глазах будущих состайников. Лязганье челюстей и рыки доносятся до нас со всех сторон, подстегивая. Стоит только поднять глаза, и поверх распластанного по земле волчьего тела я увижу множество пар глаз, безумных, жаждущих расправы над слабейшим. Но нельзя, нельзя нарушать целостность арены и мешать испытанию рекрутов, и страх перед гневом вожака, наверное, единственное, что удерживает их на месте. Безмозглая свора. Последняя мысль, преисполненная отвращения, мгновенно отрезвляет меня подобно ушату ледяной воды. Стряхивая наваждение, я перевожу, вернее пытаюсь перевести взгляд в сторону, дабы узнать, как дела у других рекрутов. Как раз вовремя, чтобы заметить дальнейшие намерения Рейкстрир.
Что, освобождать товарища уже не будем?
Ухмыльнулась бы, если б могла, да пасть забита чужой шкурой. От размышлений о том, как лучше поступить, да и размышлений посреди драки вообще нет никакой практической пользы. От пущенных в дело клыков же она есть. В горле зарождается хриплый рык, приглушенный из-за шерсти, то ли недовольства, то ли одобрения - первый за все время.
- Ррфи его глотху, сестрррица.
Чуть отодвигаясь в сторону, дабы дать черно-бурой больше пространства, я ухватываюсь поудобнее и с силой сжимаю челюсти на шее будущего покойника, мысленно гадая, сколько усилий нужно приложить, чтобы услышать хруст костей. Так достаточно? А, может, вот так? Иначе Зарокс не скоро истечет водой и будет рыпаться еще долго. Нам это нужно? Или вообще стоит попытаться оттяпать от него кусок плоти? Нет, совсе-е-ем не нужно. Необходимо нанести как можно больше открытых ран, ведь, мы, мертвоземцы, намного живучее существ, в чьих жилах течет вода совсем другого цвета. Если для второго сломанная шея окажется весомым поводом для того, чтобы откинуться, то для первого это вряд ли будет являться проблемой. Живучи, сволочи. И если черно-бурой удастся удачно зафиксировать шею белого, я смогу добраться до других уязвимых мест. А уж если заложница, наплевав на боязнь поцарапать смазливую морду, сумеет освободиться и присоединится к нам, будет совсем круто.

Отредактировано Хисант (2014-03-21 18:05:09)

+4

66

Многие говорят, как ужасна смерть, как прекрасен и красив солнца свет, что нет ничего хуже, как для волка, так и прочих существ, живущих в стаях, чем изгнание. Нет ничего ниже, если на тебе клеймо изгнанника, предателя, когда скитаешься чуть ли не с табличкой на лбу с надписью: "Изгой!" Однако сейчас, именно в эти минуты казни, Лаосетт понимала, что куда хуже быть казнённым, но прежде всего униженным. Позорная смерть, когда промашка стоит жизни, ты платишь по счетам, без возможности оправдать себя.
Сетт понимала, что многие из тех, кто лишь зрителем был, ставил себя на место белого волка, которому судьба преподаёт суровый урок сейчас. Универсалу казалось, что самец предпочёл бы умереть от клыков матёрых волков, что уже проявили себя в качестве бойцов, а не от клыков самок, находящихся в стае без году неделю, которые толком сообща работать не могут. По глазам и поступкам вышедших на арену рекрутов, Безумная, как впрочем и другие, понимала, что каждая из них себя хотела показать, возвысить своё "я" в глазах Дикого. Либо не понимали, либо не знали они, что смысл стаи в том, чтобы сотрудничать, не только думать о себе, но и о тех, кто с тобой на одной стороне, с кем бок о бок ты борешься.
Одержимая приметила ту, самку белую, которая словно мысли универсала прочла, надеясь на помощь самки чёрной, что немного по-своему поступить решила. Хотя зная Дикого, мнения Безумной о стае, несколько расходились, фюрер единиц отбирал, считая, возможно, что на них положиться сможет когда-то. Довольно долго Сетт наблюдала за битвой, точнее за казнью, как три волчицы судьбу крестоносца бывшего вершили; крестоносца, который пусть и знал, что умрёт, но умрёт, хотя бы одну потрепав. Огнём Одержимая ни к одному из них особо тёплых чувств не питала, один подсудимым был, другие - судьбы вершителями.
"Плата за самонадеянность..." Казалось бы, два слова, но как громко прозвучали они в голове Безумной, далёким эхом отдаваясь. Пара очей горящих медленно сползли с дерущихся на Дикого, что воочию следил за расправой. Не думала Сетт, что из множества пар глаз фюрер заметит взгляд самки на себе. Все слишком заинтересованы были битвой, событием творившимся, так что на безумную волчицу, вроде Сетт, вряд ли кто-то внимание обратит. Немного напрягая мышцы в лапах передних, концом хвоста дёргая слабо, универсал на самца чёрного с белой полосой взгляд глаз своих устремила, с морды не сдирая присущей ей улыбки безумной.

Отредактировано Laosett (2014-03-25 12:31:18)

+3

67

Огненные глаза с теплящимся пламенем внутри смотрели вперед, пристально глядя на дерущихся; то чуть прищуривались, то вновь распахивались, как только кто-то делал движение не по нраву Дикого. Белополосый доволен дерущимися не был. Одна попала в тиски бунтовщика, проявляя довольно слабые попытки высвободиться. Глухое рычание сигнализировало о том, что самочка может пойти в расход, если не покажет себя. Вторая, которая вперед всех ринулась на Зарокса, оказалась то ли оттесненной более крупной состайницей черной шкуры, то ли просто промазала и теперь не знала, как решить этот "вопрос". А вот черная более менее радовала. Как говорится, есть над чем работать. Впрочем, каждой из них Дикий уже подобрал место в своей стае, и только после того, как Зарокс не сможет сопротивляться и издохнет, Первый огласит свой окончательный вердикт. А жизнь бунтаря истекает как песок сквозь пальцы, и времени у рекрутов все меньше и меньше.
- Дикий, - услышал полушепот у своего уха фюрер, и дернув в ту сторону ухом, покосился.
Стоит ли повториться, что у Дикого была то ли проблема с памятью, то ли он намеренно не запоминал имен?... Назвать по имени этого крестоносца альфа все равно бы не смог, но зато смог бы подобрать дюжину других имен нарицательных.
Новость заставила белополосого насторожиться. Сейчас? Именно сейчас с ним кто-то хочет поговорить? Ах, ну да... Македонского нет, решать подобный вопрос было некому. Он остался один, и справляться обо всем будут только у него. Эта мысль заставила Дикого отвернуть от говорившего морду и опустить задумчивый взгляд в землю. Среди присутствующих нет ни одного, кто бы смог оправдать его доверие... хотя бы его частичку. Судя по рыку и дерганью здоровенных кобелей, среди них и подавно не было ни одного разумного, по мнению лидера, создания. Цепные псы, не более.
Безусловно бросить сбор он просто так не мог. В конце концов, бунтарь еще не убит, и пока лидер здесь, его будут пытаться убить. Стоит ему только уйти отсюда... вероятность эта упадет до нуля. Но этот светлошкурый волк заикнулся о его должности, после - внешних делах. Кто-то вновь посягает на Мертвоземцев? Да так, что хочет разговоры разговаривать?
- Где? - сухо осведомился черношкурый, вернув взгляд на дерущихся.
Теперь он смотрел на них без особого энтузиазма, голова забилась новой порцией мыслей.
- И кто? - после паузы добавил вопрос Дикий.
Вновь отвел глаза от бойни и оглядел стаю, будто еще раз обдумывая что-то. Прощупывал взглядом каждого, словно выискивал какие-то проплешины в своей стае.

Внимание!
Среди травы и камешков тебе на глаза попадается павлинье перо, используй находку для изучения заклинаний.

+1

68

Джейд хмыкнула. У Зарокса оставались считанные минуты его жизни, а она так и не смогла себя показать перед Диким. Хотелось завыть и спрятаться куда-нибудь, пока забыт не будет этот позор. Но так сделать было нельзя, ни под предлогом быть убитой, нет, просто из личного самолюбия Ведьма не могла опозориться еще сильнее, чем сейчас. Перед глазами только маячили угасающие огоньки. Казалось, что они вот-вот потеряют свою жизненную силу, и очи самца закроются раз и навсегда. Но чуя хватку Зарокса, Джейд могла только мечтать о такой скорой кончине белого крестоносца. Самка дергалась назад, понимая, что ей уже не избежать шрамов и лишняя аккуратность уже не к чему. И когда у неё появился шанс освободиться, Ведьма упустила его. Чуть ослабив хватку и вовремя поняв это, Зарокс еще сильнее сдавил челюсти. Сглотнув, Джейд посмотрела по сторонам. У Рей все не получилось подобраться к белому, а вот у черной волчицы все проходило более чем гладко. Кхэс, неужели ты решил помочь только одной из нас? Рыки и клацанья зубов сзади чем-то подбадривали, но, увы, не Джейд. Ей казалось, что все смеются над ней. Но Ведьма находила себе оправдание в том,  лишь случай. Ей просто не повезло, просто именно она оказалось в его пасти, а не другие. С кем не бывает, верно? Ведьма не считала себя идеальным убийцей и понимала свои ошибки, поэтому надеялась, что Дикий не вынесет слишком резкий вердикт. Когда лапу Джейд что-то задело, она увидела крадущуюся Рей, которая взглядом пыталась донести до белой свой план. Частично Ведьма поняла суть. Поэтому она расставила шире лапы, дабы дать Стрир побольше места для атаки. Если им обеим удастся вцепиться в челюсти, то Джейд сможет вырваться. Скалясь и пытаясь раскрыть пасть, самка дергается назад. У Ведьмы была идея, что если она сможет вырваться, то ответно вцепиться в пасть Зароксу, чтобы у него не было возможности повторить то же самое и с другими волчицами. Обстановка накалялась с бешеной скоростью, Джейд чуяла, как становится жарко от происходящего. Грусть по поводу неудачи переходила в злобу, и теперь самка была уверена, что все получится, как она задумала. Все свои силы она отдает в последний рывок назад, пытаясь раскрыть пасть.

+1

69

В принципе, Зарокс понимал, что большего он ничего не сможет сделать. Силы и без того покидали его, слабость наступала стремительно и безжалостно, и волку ничего не оставалось, кроме как покорно сдаться. Но нет. За идею и за попытку он будет бороться до конца, даже несмотря на то, что хватка его слабеет, а на лапы он едва сможет подняться. Джейд наконец-таки удалось высвободиться, но не обошлось и без мелких увечий - зубы соперника оставили чуть заметные полосы, но вода не проступала. Теперь волчица может и сама нанести удар.
В то же время Зар пытался повернуть голову, чтобы ухватить хоть одну нападавшую за что-нибудь. Главное - не переворачиваться на спину, сопротивляться до последнего. Однако, все попытки волка были тщетными, обе вцепившихся ему в воротник с разных сторон были недосягаемы. Он пытается сделать рывок назад - уж так-то сможет дотянуться до кого-нибудь, но это действие оказывается настолько слабым, что для самого Зарокса сие стало неожиданностью. Толпа мурашек пробежала по его шкуре - вот он, этот момент. Осталось совсем немного, а ты ничего не может сделать.

w

+1

70

Наконец-то действие волчицы увенчалось успехом. Можно было бы сказать, что Рей обрадовалась. Но это не так. Получить полное удовольствие от происходящего ей не позволяли несколько мыслей. Во-первых, как не старалась хоть на время испытания забыть, что убивает волка, достаточно любезно встретившего её здесь, а потом ещё и сказавшего, что поможет первое время освоиться, эта мысль периодически вспыхивала, словно молния, в голове. А во-вторых, чёрно-бурую всё ещё не прекращал заботить вопрос о честности и справедливости происходящего.
Этот взрыв эмоций, что привёл чуть ранее к этому показушному проходу вокруг дерущихся, почти сразу же сошёл на нет, стоило Рейкстрир вцепиться в шкуру Зарокса. И теперь единственное, что хотелось новорождённой – поскорее закончить со всем этим и забыть навсегда.
А тем временем тучки, что под вечер скрывали красоту заката, быстро сползлись над головами собравшихся, почернели и разразились моросящим дождём. Стрир фыркнула. Приятного, честно говоря, мало. Шерсть намокала и Рейкстрир уже предвкушала, как она потяжелеет от воды. Хорошо хоть, что не ливень, землю не сразу размоет под лапами. В любом случае, теперь им нужно как можно скорее заканчивать, иначе погода может сыграть злую шутку. Интересно, как много нужно потерять этого интересного вещества, Кхесской воды, чтобы погибнуть? Всё полностью?
Но этот небольшой дождик потихоньку смывал текущую из оставленных ранее ран на теле белого чёрную воду. А значит, после окончания всего этого «представления» он ещё и подчистит «улики». Останется только пыльное тело Зарокса, наверное, первого бунтовщика, осмелившегося высказать в открытую своё мнение. Он войдёт в историю, несомненно.
Чёрно-бурая стреляла глазами в разные стороны. Белой волчице таки удалось выбраться, а значит, теперь дело явно пойдёт быстрее. Но Зар, по видимому, сдаваться не собирался, ничего не скажешь, бравый воин, даже ещё как-то пытался дёрнутся. Вот теперь нужно окончательно валить его, чтобы не сумел вырваться. В принципе, ему деваться уже некуда, так что можно обойтись и без этой процедуры, но бережёного, как говорится, Кхес бережёт. Скупо улыбнувшись непонятно кому или зачем, Рейкстрир крепче сжимает челюсти, заносит левую переднюю лапу на оставшееся место на шее Зарокса и наваливается на крестоносца, надеясь, что тот перевернётся, как минимум, на бок. Там уже можно будет попробовать и в глотку вцепиться.

Отредактировано Reykstreer (2014-03-24 21:06:10)

+2

71

Сильвио сидел рядом с Белым, ожидая его указаний, но, кажется, он не хотел, чтобы ему помогали его ребята, наверное он волновался, что если их план не получится, то все они погибнут, как Зарокс. Главное не поддаваться панике, тогда все получится так, как надо. А пока что Маттео отправил Костеса и Сильва в сторону туманного берега, к Фиделю. Светлый волк кивнул, но уходить не спешил, он хотел взглянуть, что же разъяренные новички станут делать с Зароксом. Все его надежды на счет одной из сомневающихся новеньких испарились, ведь она первее сделала свои действия атаки. Пчёла вдохнул и отвел взгляд. Он опять стал волноваться на счет их плана, а что если он провалится и у Маттео ничего не выйдет? Он тряхнул головой, отгоняя эти дурацкие мысли, все у них получится, они смогут убрать Дикого с его поста вожака, они станут вожаками и будут править не так, как правит нынешний Первый, они будут намного его лучше и не будут устраивать вот такие показухи, которые происходят сейчас с Зароксом. Бедный волк умрет. С довольной ухмылкой на морде, Сильв потрусил за Костесом, который уже ушел к Филу.

>>> Туманный берег.

0

72

Наконец-то. Совершив последний рывок, Джейд смогла вырваться. Легкая, почти незаметная улыбка озарила лицо Ведьмы, когда она взглянула в умирающий взгляд крестоносца. Она ликовала внутри себя, хотя понимала, что весь бой пробыла под клыками, просто была рада, что еще есть шанс сделать что-либо. Конечно, она вырвалась не без помощи своих состайниц, в особенности Ведьма выделила Рей, которая активно пыталась высвободить белую. А вот на счет темненькой Джейд усомнилась. Хисант выделяла этакий негатив, что уловить для Ведьмы не составляло труда, ведь она сама была не ангелом. Как относилась к ней черная волчица, белая лишь догадывалась. Из личного интереса, не более того. Джейд все равно было, что о ней думают окружающие, тем более такие волчицы, как Хисант. Лишь мнение Дикого она чтила, как свое собственное. Джейд видела в ней теперь только соперницу, которую в будущем, возможно, она сможет победить. В плане карьерного роста, конечно же. Ведьма была не так глупа, чтобы лезть на рожон. Посмотрев на секунду в сторону, белая уловила взгляд Дикого. Ожидать плохого вердикты по отношению меня? Ладно, переживем. Это конечно было плохо для Джейд, но она не унывала и знала, что еще сможет показать себя. Вожак был отвлечен кем-то, но времени, чтобы это выяснить у белой не было, поэтому она вновь устремила свой взгляд на Зарокса. Похолодевшие, будто стеклянные глаза вовсе переставали подавать признаки жизни. Джейд была даже удивлена его силе воли. Подняв голову вверх, Ведьма увидела темные тучи, которые нависали над землей, заполняя все пространство. Теперь вечер перешел в ночь. Темная пелена накрывала всех и теперь в центре лишь бликами отливались красные глаза. Джейд посмотрела по сторонам, сверкая своими алыми очами. Видимо, для большой остроты, небо решило пустить дождь. Черная вода медленно стекала с тела Зарокса, распластываясь по почве. Пушистая шерсть теряла свой объем. Джейд любила такую погоду и мечтала, чтобы морось переросла в сильнейший дождь, с раскатами грома и сверкающими молниями. Зарычав и оскалившись, Джейд сделала резкий рывок в сторону, обходя Рей, наклоняясь и пытаясь вцепиться в бок, ближе к животу. Ведьма надеялась, что атаки других волчиц уложат Зарокса на землю и тогда белая сможет перейти к самому слабому месту - к животу.

Внимание!
Среди травы и камешков тебе на глаза попадается орлиное перо, используй находку для изучения заклинаний.

Отредактировано Jade (2014-03-23 19:23:40)

0

73

офф. крик души ==

народ, ну вы хотя бы представьте себе эту ситуацию. такое ощущение, что зарокс - удав, и вы все хотите его укусить каждый за свой кусочек. ну вот куда там третьей морде впиться?
http://clickscreen.ru/screens/5/d73791f1.png
более того, те места, за которые каждый ухватился ничего конкретного жертве не приносят. вот вы вцепились в эти места - и все, ничо не происходит. ну укусили и укусили - для мертвого волка они не просто не фатальные, они бесполезные. вот вцепились вы в этот воротник, и жуете его, а зарокс лежит и просто ни до кого дотянуться не может. а над ним просто толпа сгрудилась над одним местом и держит его. даже не рвет - держит.
вы оставляете за собой еще целое тело соперника, чего вы про него забыли? там тоже есть места, атакуя в которые, можно принести гораздо больше увечий. "сдавить челюсти" - актуально тогда, когда вы атакуете живое существо, да причем ровно в глотку. попробуйте ухватить себя рукой за волосы? кроме боли ничего не происходит, верно? вот примерно то же самое сейчас и с зароксом, только боль уберите.
жду исправлений заявок и правлю пост

w

0

74

Порядок отписи в локации
Первая очередь: Хисант, [Game Master | W], Reykstreer, Jade
Вторая очередь: Ферзь [1], Иг, Bagheera, Маттео, Иствинд, Laosett, Дикий

Примечания
Лимит ожидания поста: 1 день.
Очереди друг с другом взаимосвязаны, все видят, что вокруг происходит. В центре собравшегося круга идет бой.
Лейтер присутствует в локации до востребования, т.е. когда на него обратят внимание или обратятся к нему.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно и нужно пропускать

w

0

75

Фюрер заметно напрягся, и Маттео неслышно сглотнул слюну. Заинтересован, значит, плюс тридцать к положительной реакции. Светлошкурый понимал, что балансирует на острие ножа, но то ли оно ему так очень нравилось, то ли что, но он лез на подобные риски даже тогда, когда ситуация не обязывает. Но раз сейчас, когда Дикий вот-вот решит пойти с ним, стоило продумать и будущее обвинение. Точнее, план этого разговора. Что сказать этому тирану? Что он тиран? Он и без Маттео об этом знает. У Белого будет еще немного времени, чтобы этот самый план хоть немного набросать...
- Волки, - подчеркнуто ответил Мэтт, выдержал паузу и продолжил. - Они прибыли со стороны Левой гряды, от реки - возможно нашли какие-то тайные ходы до нашей Земли... Мои напарники задержали их, а я прибыл, чтобы сообщить... о вторжении.
Косясь между делом на фюрера, лидер Квадры буквально потеплел внутри - подобные слова Дикий воспринимал как вызов, и уж они-то должны были докинуть оставшиеся процентики в плюс Маттео. Почему-то он уже был уверен, что Дикий прикажет ему вести его к этим самым волкам. Но в то же время его настигло и сомнение. Ведь столько времени никто из волчьего рода не посягал на территории Мертвой Земли, откуда сейчас они взялись? Здесь надо поосторожничать.
- Как оказалось, мы не одни на этой земельке, - хмыкнул Мэтт хмуро.
Бой в центре круга перестал интересовать светлошкурого. Он смотрел на эту грызню так, как будто это щенки дерутся, и особого неудобства кому-либо они не доставляют, дескать, в порядке вещей. Но переводя свой сосредоточенный, напряженный взгляд с одного волка на другого, Мэтт начал замечать, что некоторые и в их сторону посматривают. А это уже нехорошо.
- Медлить нельзя - их намерения известны одному Кхесу, - добавил Белый, чуть припустив морду и глядя на Дикого несколько снизу вверх.
Уши были прижаты - этакий жест подчинения, что, безусловно, Дикому всегда нравилось. Какие еще жесты нужны били тирану, чтобы он наконец-то сдвинулся с места и отправился на Туманный берег... Белый готов был исполнить их все и сразу.

+1

76

Занимая удачное положение для наблюдения за происходящим, Багира с прежней неустанностью не сводила глаз со схватки, хотя по началу чертовщину на своеобразной арене вообще проблематично было назвать схваткой. Особенно неудачным явился захват Зароксом морды одной из рекрутов, белой, на что крестоносец непроизвольно поморщилась, чуть вздрогнув. Наверняка неприятно. Самой норовистой показала себя чёрная, как смоль, самка, изначально  прыткая и уверенная более остальных. А вот Рейкстрир, к коей золотой взор Багиры преимущественно и был прикован, медлила, чего лучше было, несомненно, не допускать.
Но ситуация резко изменилась в тонах, как только Зарокс был придавлен к земле. Заранее предрешённая судьба волка теперь подошла к нему совсем вплотную. Мало на какое неожиданное решение с его стороны теперь можно рассчитывать, а наблюдать, как медленно дух покидает тело дезертира Багира не находила приятным. Вдох, и волчица отводит взгляд, просто проезжаясь им по толпе. Кажется, даже волков прибавилось. Впрочем, самка не вдавалась в подробности со скрупулёзностью.  Желание проследить реакцию вожака за боем кое-что перебило и волчица напустила на морду лёгкий прищур, будто бы желая вглядеться, что за волк оказался рядом с белополосым. Маттео. Ещё один из не многих, имевших на плечах голову и знавших, как обращаться с Диким, а следовательно избегавший шанса лишний раз отвлечь фюрера на пустяк. А уж когда у логова проходит показательная казнь... - подавно. Следовательно, дело срочное, раз не терпит окончания происходящей процессии.
«Ужели что-то серрьёзное?» - промелькнула в голове размытая мысль. Наблюдая всё ещё сравнительно спокойную реакцию Дикого, самка убеждала себя, что происходящее не требует вмешательства её чёрного носа, но в какой-то момент волнительное любопытство одолело её настолько, что та, не выдержав, поднялась, чуть двинувшись. Просачиваясь сквозь толпу медленными отступами назад и пропуская сидящих позади в "первые ряды", Багира аккуратно, бредя между состайниками и исчезая среди разноцветных и преимущественно чёрных шкур, кралась поближе к Дикому. Разумеется самке не хватило бы наглости впрянуть прямо в разговор и где бы она не села - всё равно не расслышит говорки серого крестоносца с вожаком. Но чуйка, которая Багиру часто обманывала, но прислушиваться к которой та перестать не могла, подсказывала - Маттео говорит о чём-то важном. Впрочем, то может и не интуиция, а предубеждение. Так или иначе, чёрная не смела вмешаться, но, оказавшись где-то во вторых рядах среди стайных и несколько ближе к вожаку, ощутила своеобразное облегчение. Теперь же, когда бойня в центре шла к задуманному изначально Диким концу, крестоносец могла себе позволить отвлечься и коситься исподлобья, опустив голову и оставаясь мало заметной, на вожака.

офф.

Если я что-то неправильно понял и по каким-то причинам поступок в посте не имеет места быть - исправлю)

0

77

Счёт времени потерялся ещё там, на поляне, когда Иствинд учуяла новенькую. Вот и сейчас чёрно-серая совершенно не заметила, что солнце окончательно скрылось за горизонтов. Посмотреть вверх её заставил только начавшийся мелкий дождик. Пара-тройка капель ударили Истид по носу, и волчица потрясла головой, словно отряхиваясь, хотя пока ещё даже не намокла.
Отлично. Засыпать под стук капель о крышу пещеры будет просто отлично. Дождь под сон в принципе создавал какое-то ощущение уютности у Ист. И вот теперь унивесалка, уже оторвавшись от происходящего боя (те более, что особо ничего нового там не произошло), уставилась в зияющий чёрный вход стайной пещеры. Чуть прищурившись, она смотрела, но словно не видела; представляла, как зайдёт внутри, окунётся в то тепло… уйдёт вглубь, подальше, свернётся клубком и навострит уши, вслушиваясь в ночные звуки… Ну или в шептание состайников.
Из призрачного видения Иствинд вывел какой-то неуклюжий сосед, чуть ли не завалившийся на неё. Отталкивая того плечом обратно, чёрно-серая поворачивается к нему и скалится. Переводя взгляд обратно на центр поляны, Ист случайно замечается «выползающую» из передних рядов чёрную волчицу, кажется, Багиру, но не особо предаёт этому значение и уже снова наблюдает за дерущимися.

0

78

Казалось, одновременно произошло сразу несколько событий. Во-первых, черно-бурая наконец смогла пристроиться и найти свое местечко, настойчиво потянув башку Зарокса на себя, словно мы тут только и собирались делать, что перетягивать ее между собой как игривая мелюзга палку. Хм, какая милая ассоциация. Наверняка, именно так наша возня выглядела в глазах фюрера: дорвавшиеся до возможности проявить себя безмозглые щенки увлеченно накинулись на брошенную им игрушку. Вот только игрушка еще пыталась рыпнуться, но безуспешно - то ли мы такие молодцы и держали ее крепко, то ли силенки покидали истощенное тело, то ли все сразу.
Во-вторых, никак что-то в голове белой перещелкнуло - она наконец освободилась от захвата самца и тут же деловито прицепилась к боку нашей общей "жертвы". Вот только чего хотела этим добиться? До незащищенного брюха с занятой позиции белой волчице было не добраться. Я могла бы сделать это за нее, вот только интуиция подсказывала "Не спеши, выжди еще немного". И я ждала, выгадывая удачный момент. Живот - напотом.
Жертва еще могла дернуться. Хотелось верить, что это было ненадолго. Нет, я по-прежнему не чувствовала в себе и намека на неприязнь или отвращенные к приговоренному не смотря на искусно нарисованный вожаком образ предателя, с которым возжелал бы разделаться любой волк Мертвой Земли. Пожалуй, мое отношение к нему было не лучше и не хуже, чем к любому мертвоземцу. Просто я очень хотела жить. Пусть - под гнетом тирана, пусть - на правах бесправного куска мяса, главное - жить. А что касалось условий... Что ж. Нет ничего, что было б невозможно изменить. Я обязательно пробьюсь на вершину. И если жизнь Зарокса - первая  в списке тех, кого придется принести в жертву ради восхождения - ничего не поделаешь. Каждый сам за себя.
Итак, теперь нас снова было трое. Казалось бы, все встало на свои места. Ууу, заживем теперь...
Не видя причин и дальше давиться чужой шерстью, я выпускаю из пасти пожеванный участок шкуры, и, надеясь на успешную попытку черно-бурой завалить переднюю часть туловища Зара на бок, пытаюсь ухватиться и сжать челюсти на новой цели - незащищенном горле. Сдавить и  рвануть на себя. Глядишь, повезет отцапать от него кусок.

Внимание!
Среди травы и камешков тебе на глаза попадается обломок оленьего рога, используй находку для изучения заклинаний.

Отредактировано Хисант (2014-03-25 06:14:41)

0

79

Слабость делала из Зарокса все менее и менее дееспособного воина. Он чувствовал, как приближался этот конец не только боя, но и жизни, однако, более поделать ничего не мог. Дернувшей его за шею Рейкстрир удается повернуть голову противника, так, что не медлящая Хисант вонзается в мягкое горло. Все остальное тело под действием рывков Рей и Джейд, которой тоже удалось вцепиться лежащему оппоненту в шкуру в районе последних ребер, повернулось на бок, спиной к Джейд.
Зарокс из последних сил попытался оттолкнуть передними лапами Хису, но действие было настолько слабым, что навряд ли оно может помешать каким-либо образом нападающей.

офф: фаталити .D
w

0

80

О чём думала Сетт сейчас? Какую реакцию она ожидала от того, на кого был устремлён её безумный взгляд? Сотни, если не тысячи, подобных вопросов возникало у любого, кто бы этот пытливый взгляд на своей шкуре заметить мог. Сама же Лаосетт ничего и не добивалась. Одержимая смотрела просто, про себя восхищаясь этому зверю, Дикому, не понимая, за что тираном многие считают его. Надо признать, что универсал почти и позабыла о казни, чуть ли не перед её носом творящейся. Да, политика его далеко не многим по нраву была, он жесток и требователен, но ведь не становятся тряпки половые вожаками, не за ветер в голове главными избирают. Именно умение командовать, ум изощрённый, возможно даже по иному на мир смотреть, глазами трезвыми, рассудком холодным, коему неподвластны многие краски и красоты земные.
Глаза универсала огнём необузданным пылали, в её глазах, как это бывает всегда, отражался фюрер, но он не горел, наоборот, словно сам творил огонь, а тот послушно ему подчинялся.
"Остановись, Лаосетт, образумься..." Призывал голос разума одуматься, ведь где-то, глубоко, в самых закромах безумия своего, рвалось и билось от бессилия разумное мнение о том, что чёрный волк лишь на две категории в стае своей внимание обращает: на тех, кто явно хочет показать силу свою и на предателей. Увы, Огнём Одержимая ни к одной из них отнести себя не могла, но ненадолго в мозгу задержав о категориях мысли, взгляд на битву метнулся, где итог уж очевиден был. То ли самки сообща биться начали, то ли действительно у предателя силы кончались, постепенно тело покидая. Много чёрной воды, тело, схваченное с обеих сторон зубами острыми, и шея, удачно прокушенная.
"Они молодцы." Кивнула легко Сетт в сторону дерущихся, быстро подняв и также незаметно опустив левую лапу переднюю; коснувшись лапой земли универсал выпустила на половину торчащие чёрные когти, немного ими по земле прошлась и след неглубокий оставила, после чего на это место самое лапу опустила. Знала, конечно, Безумная, что верх они одержат, но ей интересно было как и как скоро, но судя по, довольно местам уязвимым, недолго оставалось жить белошкурому дезертиру...
"А Лаосетт ведь даже имени твоего не знает, уголёк..." Лицемерие лёгкое на морде показалось, когда она на самца, что в центре поляны лежал, постепенно издыхая, взор приковала. Волчица старалась в битву погрузиться, пусть и скоро окончится она, но так хоть какой-то интерес будет, ведь просто так на Дикого глазеть, не вариант, учитывая то, что к нему уже кто-то осмелился подойти в столь момент щепетильный. Самка посчитала, что если продолжит, так скажем, следить или наблюдать за разговором их, пусть и слова не услышит, они за что-то подозрительное это могут посчитать.

0

81

Он сидел смирно, стараясь не издавать лишних и не нужных ему звуков. Он наблюдал. Смотрел на происходящее тяжелым кровавым взглядом, не отдавая ни капли сожаления волку, которого сейчас рвали три самки. Вроде бы и спокойствие в душе начало оседать, но капли нервов и тревоги все еще кружились в мозгу у Алого, словно вьюга, сметающая все на своем пути. Тяжелый и резкий выдох. Он не смог доказать Первому все свое стремление, а ведь он желал показать всю свою силу и желание, все тщетно. Кобель прикрыл глаза свои, не испытывая больше никакой страсти к происходящему. Сам виноват, Зарокс, что встал поперек слова, но быть может он искал смерти именно такой, которая сейчас вот-вот оборвется. Конечно, Алый и сам бы его с радостью задрал, но тут вожаку надо решать, куда распределить самок. Волк фыркнул.
Белый Ферзь поднялся на свои лапы и тихо, словно мышь какая нибудь, поспешил покинуть место сбора стаи, ведь уже ничего такого не будет. Скукота, да и только. Ферзь развернулся и, стараясь скрыться из под чужих взглядов, пошел в сторону стайной пещеры, вздремнуть.

>> Стайная пещера;

0

82

Зарокс был почти мертв, Дикий видел это по слабым попыткам противодействовать. Казалось бы, вот оно, решение альфы, совсем близко, но фюрер молчал, ожидая, когда предатель перестанет двигаться, а рекруты отпрянут от мертвого тела, дескать, рвать уже нечего. Впрочем, судя по совершенным ими действиям, Зарокс умирает из-за слабости, а не из-за разорванной шкуры. Вероятно, это очень противно - ощущать себя слабым и недееспособным... Что бы сделал Дикий, будь он в таком же положении?...
- Волки, - это слово буквально как острый кошачий коготь резануло по сердцу, заставив глаза фюрера расшириться в изумлении.
Он не думал о том, откуда они, эти самые волки, он первым делом подумал о предназначении Мертвой Земли. О тех самых южанах, которых им нужно истребить... Неужто они нашли лазейку и сами пришли в пасть своим врагам?
- Ты что несешь! - чуть не проревел Дикий, дернувшись в сторону крестоносца с обнаженными зубами, но вовремя себя остановил - все-таки почему это не может быть важной информацией?
Осекся и отвернул морду в сторону, прикидывая ситуацию в уме. А ведь не столь плох этот светлошкурый: и дружков своих подогнал, и на доклад явился. Странно, что фюрер не замечал его ранее... или не хотел замечать. Но вот так, за одну хорошую новость...
Подняв на воина пылающие глаза, Дикий на секунду застопорился, вглядываясь в того настолько пристально, будто хотел дорваться до самой души, вытряхнуть ее наружу и покопаться в ней. Но недавние убеждения, которые были получены еще в пещере, заставляли воспринимать все иначе - никому нельзя доверять. Доверие Дикого к стае уже умерло.
Все это продолжалось считанные секунды, после чего альфа взглянул на дерущихся, потом оглядел стаю. Нужной персоны почему-то не увидел и нахмурился, прощупывая каждого взглядом. Где-то же должна она была быть. Помотал головой, осматривая обе стороны скучковавшихся; даже со стороны было заметно, как он медленно начинает закипать. А ведь все дело в том, что только эта самая персона была единственной, кто еще как-то вызывал в Диком толику доверия. Наконец, приметив янтарные глаза, лидер бросил гневное "Отойди" рядом стоящему какому-то волку и вновь встретился взглядом с Багирой.
- Раскидай щенков, - сдержанно проговорил он, дернув головой в сторону дерущихся; пауза. - И хвост повыше подними - понадобится.
То ли насмешливая, то ли издевательская, то ли подбадривающая ухмылка образовалась на морде белополосого, после чего обернулся на Маттео, еще раз взвешивая свое решение. В деле, может быть, Дикий его не видел еще, но исполнительность Мэтта и топором не вырубишь - именно это и подслащивало его репутацию. В конце-концов, кто-то должен встать на те самые две ступеньки подле Первого, особенно те, кто умел решать проблемы самостоятельно, прибегая к мнению Дикого только при серьезной надобности.
- Мобилизуй состав.
Одарив того уничтожающим, суровым взглядом, фюрер двинулся рысцой в сторону берега, где его ждали новые серьезные проблемы. Хотелось увидеть этих самых волков воочию, вкусить их благоговейный страх перед его стаей... предателей и бунтарей. Эта мысль резала глубже, чем что-либо. Не станет ли для него проигрышем тот самый поступок, который он совершил сейчас? Время покажет.

----------------- Туманный берег

Внимание!
Среди травы и камешков тебе на глаза попадается орлиное перо, используй находку для изучения заклинаний.

+1

83

Когда они успели превратиться в слаженно работающую команду? Когда чёрная волчица последовала предложению Рейкстрир? Или чуть позже, когда все они втроём вдруг стали задействованы? В общем-то, чёрно-бурая упустила момент их «объединения». Но сейчас это было не важно, главное, что от этого выгоды куда больше, чем было до.
Стрир уже была будто не здесь, не слышала больше гомона собравшихся, «не видела» здесь Зарокса, только представляя себя, да и вообще их всех, в настоящей, реальной битве, ради которой их призвал сюда Кхес. Там уже не будут так «щадить». Втроем против одного не окажешься, а упадёшь – тебя моментально кинутся добивать. И никакие «лежачего не бьют!» тут уже не спасут. Что ж, если Рей, белой и чёрной хорошенько потренироваться, они могли бы стать отличной сплоченной командой, умеющей работать и понимать друг друга без слов.
Но для начала… Для начала чёрно-бурая твёрдо решила – она попросит у кого-нибудь, хоть опять-таки, у Багиры, урок сражения, иначе Рей убьют с первой же атаки. Нда, придётся многому научиться, прежде чем Рейкстрир сумеет полностью влиться в эту обстановку. Волчица уже мысленно составляла план, с чем надо будет, возможно на время, смириться, от чего отказаться, чему научится. Теперь он был пополнен ещё и пунктом "ведение боя". В принципе, можно просто в конце указать крупными буквами "НАУЧИСЬ НЕ ЖИТЬ, А ВЫЖИВАТЬ" и закончить на этом…
Чёрная волчица, которая изначально показала себя лучше, чем остальные, и на этот раз не прогадала, вовремя впилась Зару в глотку. Рейкстрир снова слегка улыбнулась, хоть немного, но радуясь такому успеху, однако бдительность старалась не терять. «Подержал бы кто-нибудь его лапы…» - мелькнуло в голове новорождённой, когда Зарокс уже лежал на боку, вытянув конечности. До этого он ими особо пользоваться не мог, так как находился в лежачем положении, только дёргался. Но это проблема была быстро и успешно решена. Как раз, когда Стрир успела подумать о свободных лапах, белый крестоносец постарался оттолкнуть передними чёрную волчицу. Но, раны уже давали у себе знать, воды этот волк потерял достаточно, чтобы обессилить, поэтому чёрно-бурая лишь слабо вздрогнула, когда приметила сопротивление Зарокса и более уже не волновалась.
Продолжая наблюдать за новенькой, вцепившейся в горло, Рейкстрир перехватывает шкуру волка, чтобы было удобнее, и снова наваливается и тянет на себя, надеясь теперь ещё повернуть Зарокса. Если удастся повернуть крестоносца на спину, вторая волчица, которая сейчас находилась где-то правее Стрир, могла бы атаковать незащищённый живот. «Ну а если не получится, ничего, в принципе, не потеряем» - завершила рассуждения новорождённая и тут заметила удаляющуюся чёрную шкуру. Дикий куда-то уходил. В один миг в Рейкстрир снова всё вскипело. «То есть, приказал нам здесь, на глазах у всех, порвать Зарокса, а сам благополучно ушастал, даже не досмотрев до конца? Наскучило, да?!»
Теперь это было отвращение. Они тут стараются, распинаются (по крайней мере пытаются), а Первый спокойно себе уходит, будто всё это нудно и скучно. Ему же самому надо было всё это! От всего этого проснулось дикое желание плюнуть на всё это дело. Но новорождённая не спешила. Ещё тогда, в пещере, она мысленно повесила на Дикого табличку "Не вылезай, убьёт!", а посему теперь возмущалась только молча, нарочно стараясь скрыть это всё в себе.
Что ж, вполне правильное решение, Рейкстрир ведь благополучно прослушала слова Дикого до этого, точной причины его ухода всё-таки не знала, поэтому исключать вариант важности такого ухода было нельзя.

Отредактировано Reykstreer (2014-03-25 22:09:38)

+2

84

Этот момент был настолько близок, что Мэтт ощутил в себе вполне такое детское нетерпение, словно был не статным, взрослым воином, а каким-то мальчуганом, решившим показать отцу свой новый трофей. Дикий отреагировал незамедлительно, и эта вспышка агрессии была для Маттео так предсказуема... Он лишь отдернул голову, покорно прижимая уши, но с места не сдвигался, понимая, что эта самая вспышка - на каких-то пару секунд. Удочку он уже закинул, осталось вытаскивать улов. Белый, пока Дикий что-то высматривал в собравшихся, вдруг вспомнил о ребятах: не перехватил ли их кто, все ли готово? Успевает ли он или нужно еще потянуть время? В какой-то момент ему даже показалось, что все не так уж и плохо, но стаю... было жалко стаю. Мэтт хотел привить ей умиротворение и благоразумие, а не вечную службу на каторге. Получится у него или нет - вопрос времени, но... что будет, если у него все получится, и Дикий подвинется? Как он заполучит доверие Мертвоземцев? И получит ли?
Взвесив сейчас в уме эти вопросы, Белый понял, что ответов у него пока нет. Когда на кону стоит довольно много всего, включая собственную жизнь, не задумываешься о последствиях - главное, добиться своего. А Белый отступать не привык, да и желание избавиться от Дикого было превыше всяких прочих.
Мэтт поднял осторожный взгляд на белополосого - о, как вовремя! - встречаясь с пылающими, пристально всматривающиеся в него глазами фюрера. Этот взгляд пронзал насквозь, обезоруживал, но Белый старательно воздерживался от заискивания. Он - не тот малец, что в центре круга терзают беднягу Зарокса.
А фюрер замотал головой по сторонам, явно кого-то выискивая. Неприятное ощущение будто схватило Маттео за глотку, он с непониманием и этаким подозрением чего-то опасного прослеживал движения Дикого взглядом, будто пытаясь предугадать, что тот собрался делать. А когда нашел...
Сначала Мэтт обомлел, пытаясь не уронить челюсть - чего-чего, а такого исхода он не ожидал вовсе. Ладно Багира - с той черношкурый вроде был даже в ладах, но он... Не этого он желал сейчас, совсем не этого.
- Мобилизовать? - неуверенно переспросил Белый у уже удаляющегося фюрера. - Эй, отец, да ты что! Там же делить-то нечего...
Будничный тон скрывал досаду и разочарование. Не вышло у него, да и ребят подставил... Да Багиру этот белополосый обормот тут приплел еще - совсем некстати. Ох, сколько дров, чуется, наломает главный бригадир, видел бы Кхес...
Взгляд бледных глаз-светлячков упал на Багиру. Интересно, каково ей сейчас? Быть огорошенной новостью о том, что рулить тебе половиной стаи? Впрочем, так, в поддержку добродушно хмыкнул:
- Ну что же... поздравляю. Как Ведомый Ведомого.
А мозг тем временем придумывал планы отступления. Нельзя ему сейчас здесь быть. Друзья не поймут, да еще кичиться не дай боги начнут... Вот же не свезло.
- Пойду провожу, а то еще кому шею свернет за просто так, - более банальной отмазки волк просто не нашел, но выпутываться из дерьма, в которое сам же наступил, надо было. - Вернемся скоро, ты там погляди, чтобы не расходился никто.
Кивнул на балаган в кругу, как-то нелепо улыбнулся во все зубы, и двинулся по следу правителя, время от времени усиленно прислушиваясь к звукам, в частности - за спиной.

--------------- Туманный берег

0

85

Интересно, тут есть те, кто готовы тебя спасти, Зарокс? Или все настолько горды и самовлюбчивы, что плевали на белошкурого диктатора, который увы, не достиг своих высот. Преграда в роли черного властелина опустила тебя на самое дно. А на дне обитают покорные твари, которые сделают все, что им прикажут. И увы, нам приказали убить тебя, милый. Джейд держала в голове свои мысли, да и ей от этого лучше. Вряд ли бы кому-то понравилось, что Ведьма называет всех, кроме Дикого тварями. Где-то прослеживался детский максимализм, Джейд очень ощущала его в своем поведении, но не могла с ним бороться. Истинным идолом для неё выступала Багира. Именно идолом самки. Ведьма видела в ней те качества, которые хотела бы им, но увы, статус уже не позволял это сделать. Джейд живет в шкуре эгоистки, и чтобы вот так резко поменяться. Хотя, может жизнь была дана ей для этого? Постоянная борьба: быть хорошей или плохой? Эти мысли очень утомляли. Вообще, Ведьма ожидала полного спокойствия от жизни. Она мечтала нечего не делать целый день. А тут пришлось еще доказывать, кто ты есть. Помимо этого, нужно завоевать уважение. Поэтому Джейд решила оградиться от всех. В общении. Проговорив вслух все мысли, её могут легко отправить на дно, в котором сейчас находиться Зарокс.
После всех атак он был повернут спиной к Ведьме. Это совсем не радовало. Хисант все по-прежнему везло и она поймала лакомый кусочек. Рей же немного запуталась, впрочем как и сама Джейд. Зарокс попытался оттолкнуть от себя черную, но его попытки были тщетны. Силы покидали его на глазах и через пару минут, может меньше крестоносец навсегда закроет свои глаза. Ведьма все хотела добраться до брюха, но понимала, что от этого уже не будет смысла. Пока она подберется к нему, сердце Зарокса уже остановится. Увидев, что Рей пытается его перевернуть, Джейд так же наваливается на Зарокса и тянет на себя. Под влиянием двух волчиц он точно перевернется. Получалось забавно, что Ведьма и Стрир повторяли одни и те же действия. Самка точно так же повернула голову, приметив уходящего Дикого. Это было странно. Бой еще не был закончен, Джейд казалось, вожак дождется окончания и вынесет какие-то свои вердикты. Но нет. Черная фигура поспешно удалялась. Сказав что-то Багире, он окинул её прощальным взглядом и удалился вместе с серым волком, чье имя самка не знала. Ну что же, если стараться больше не для кого, то я умываю лапы. Нет, Ведьма не отступила назад, оставив Зарокса на растерзания лишь двух самок. Просто теперь в её действиях можно увидеть потухший огонек. Кстати, говоря о тактике боя, Джейд теперь поняла, какой она ноль в этом. Интересно, кто займется обучением шести летней самки? Умение убивать среди Мертвоземцев было главной отличительной чертой и если ты не умеешь это делать, увы, это сделают с тобой. Хорошо, что у Зарокса не было сил, иначе Ведьма точно не отделались бы лишь легкими царапинами и небольшими ушибами. Да и не только она. Осталось выбрать, рвать живот или же вцепиться во что-то другое. Только перевернем его и все.

ни один мертвоземец не помнит, что с ним было в прошлой жизни

Отредактировано Jade (2014-03-27 19:40:13)

+1

86

Неподдельный интерес к ситуации около Дикого всё ещё одолевал её и, пусть сосредоточенный взгляд чаще был обращён на бой рекрутов, на самом деле происходящего там Багира практически не видела. Смотрела на это, чуть хмурясь, напустив на глаза лёгкого прищура, но не видя и не различая.  Только ожидая, когда же в очередной раз можно будет скосить взгляд в сторону Вожака и Маттео, оставшись при этом непримеченной. Коротко прогремевший возглас Дикого только подогрел интерес. Но основанный не на любопытстве интерес, а на тревоге, скорее.
«Дуррное-дуррное прредчувствие...».
Но Багира, разумеется, понимала, что глупее, чем идти на поводу у эмоций будет только следовать какому-то интуитивному наваждению. И только это осознание удерживает её здесь, во вторых рядах, промеж обступивших её со всех сторон волков, аккуратно зыркающую по сторонам и раздумывающую, что такого важного могло стрястись. Когда же волчица в следующий раз покосилась в сторону, наткнулась уже на пламенные глаза Дикого. Мысли, как муравьи, задребезжали, бросились в рассыпную. Такого поворота событий она не предусмотрела и несколько растерялась, морально готовя себя к тому, что сейчас уличат и в этом тихом, стороннем позыркивании. Выпрямившись, но отведя назад уши, волчица спокойно, с видной невооружённым глазом искрой удивления уставилась на Дикого.
Сработал какой-то выработанный за жизнь в Мёртвой земле инстинкт. Приказ услышан - приказ принят. Багира только кивнула, но подчёркнуто чётко кивнула, мол, всё непременно будет. На деле же, конечно, она едва ли полноценно прониклась смыслом сказанных слов. Когда же он развернулся и ринулся прочь, Багира привстала, ловя на себе мало сказать ошеломлённые взгляды тех, кто был сейчас вокруг неё, но причины их ошеломления, кажется, не осознавая.
«Ч-что мне надо сделать?» - судорожно аукнулось подсознание. Волчица повела золотым взглядом по стайным, затем сосредоточила его на центре круга, на рекрутах. но в следующее же мгновенье, как громом поражённая, судорожно развернулась, широко распахнув глаза, и резко двинула по направлению к Маттео, приближаясь.
- Что за весть ты прринёс? - фраза вылетела с хрипом, как оно обычно бывает в попытке после долгого молчания заговорить сразу громко. Интонация обеспокоенности не просто ощущалась - была очевидна.  Но Маттео отмахнулся совершенно спокойной и непринуждённой манерой. Будто и не услышал вопроса. Его слова каким-то эхом всё ещё звучали в голове после ухода. Багира застыла на месте, провожая его этим будто онемевшим взглядом и только затем, как бы издалека, к осознанию подступил холодящий кровь факт:
«Поздравляю как ведомый ведомого. Как. Ведомый. Ведомого. Ведомого?!»
Под неведомым давлением челюсть оттянуло вниз. Блеснув рядом белоснежно-белых нижних зубов, Багира повела взглядом по  толпе и немного неуверенно развернулась. Напряжение сковало лапы и оно же пустилось по жилам, отдавая в конечности дрожью. Но преодолеть это ей удалось. Расправив плечи и выпрямившись, Багира с характерным "клац" сжала зубы. Ведя по толпе взглядом который раз, она встречалась с недоумевающими глазами стайных, когда же один из них попытался уйти, Багира встрепенулась, разом вскакивая на все четыре. Без рыка, без гомона, привычным голосом, но находясь в полной боевой готовности и глядя исподлобья, опасно, она заговорила: - Дикий скорро веррнётся. Собррание не окончено. Оставайся на месте.
Хвост против воли устремился вверх и застыл чуть выше уровня спины. Она не ручалась делать выводы о том, что произойдёт через секунды или минуты, кто из них воспримет её, как помпезную нахалку и пошлёт к чёрту. Но пока было тихо. Показательный бой рекрутов практически окончен и подходил к задуманному финалу. Волчица шагнула вперёд, держа хвост в том же положении, но это скорее из желания сосредоточить на себе внимание, нежели чем высказать агрессию.
И стала дожидаться, когда всё действительно будет кончено.

+2

87

Челюсть смыкается на чужом горле на удивление легко. Белый больше не сопротивляется, лишь пытается оттолкнуть меня от себя передними лапами. Получается как-то... жалко. Он уже дошел до своего предела, за которым можно лишь слабо трепыхаться, и то скорее для галочки, чем действительно надеясь что-то изменить. Наверное, это печально, но меньше всего мне сейчас хочется разводить демагогию по поводу несправедливости устройства этой жизни да тщетности попыток пойти против системы и непризнанных благородных интеллигентов. Мир жесток. Либо ты, либо тебя - в конце концов, если быть предельно честными, все пути ведут именно к этому выбору. Все устроено до безобразия просто, не так ли? Хочется фыркнуть. Странно, что, вгрызаясь в горло поверженному противнику, я думаю о таких незамысловатых вещах. А где же жажда крови и чужих страданий? Где азарт и наслаждения последними мгновениями жизни жертвы? Где, Хисант?
Я все таки не удерживаюсь и фыркаю, но из-за того, что пасть-то занята, звук получается более похожим на глухой короткий рык.
Ладно, поиграли и хватит.
Упираясь одной лапой в шею лежащего самца, сильнее сжимаю зубы и с силой дергаю башкой из стороны в сторону, а затем еще пару раз, теперь уже не подумывая, а явно намереваясь вырвать из горла белого хотя мы маленький кусок плоти, в противном случае мы рискуем уморить его своей нудностью, так и не нанеся ни одной полноценной раны, а это уже более смахивало на грандиозный провал в глазах стайных. Подумать только, три рекрута не смогли загрызть одного ослабленного противника. Невольные напарницы же в это время оказываются заняты более прозаичными вещами, а именно попытками перевернуть тушу волка на спину, хотя одна из них могла бы уже обойти тушу и вцепиться в незащищенное брюхо с другой стороны. Догадываются ли они при этом, что мы держимся на волоске от неудачи?
Поморщившись, выпускаю из пасти многострадальное горло поверженного противника и медленно поднимаю голову, оглядывая круг из мертвоземцев. С подбородка капает что-то мокрое, и я машинально облизываю губы. Дикого нет ни в передних, ни в задних рядах, это одновременно и успокаивает, и тревожит. С одной стороны, никто не отчитает за неэффективность действий и не надерет уши с хвостами, с другой - что это могло бы означать?
И снова неопределенность. О, Кхес, как же я ненавижу это слово.

Внимание!
Среди травы и камешков тебе на глаза попадается воробьиные перышки, используй находку для изучения заклинаний.

0

88

Последний раз волк взглянул в чернеющее небо, шум и гам вокруг превратился в тишину. Мира для Зарокса больше не существовало - все стало одной массой. Взгляд потух, из горла раздался хрип и хруст - злополучная убийца с силой вырывает герою восстания глотку, траву орошила черная жидкость, оставаясь таким же чернеющим пятном на шкуре Зарокса; дождь уныло пытался разбавить событие свежими каплями. У Джейд и Рей перевернуть ослабленное, отяжелевшее тело не получилось.
Волки погиб. Погиб за веру и за попытку сделать то, чего не смог бы сделать никто из ныне присутствующих...


Порядок отписи в локации
Иг [1], Иствинд, Лейтер, Laosett, Reykstreer, Jade, Bagheera, Хисант

Примечания
Лимит ожидания поста: 1 день.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно и нужно пропускать

w

0

89

Дождик в одночасье смыл всё однообразие, резко поменяв ситуацию. И дело даже не в том, что троим рекрутам, наконец-таки, удалось хоть немного перехватить инициативу (если она вообще изначально не была на их стороне), а в этом оживлении на другом конце, где сейчас находились Дикий и Маттео, которого Иствинд изначально не заметила, будучи поглощенной сначала битвой, а потом раздумьем о хорошем сне. И только когда Первый куда-то быстро направился, волчица таки обратила своё внимание на ту часть поляны, где сидел доселе вожак.
Что-то нехорошее завязывалось внутри Истид, если быть точнее, предчувствие нехорошего. Если фюрер так озабоченно куда-то понёсся, то со спокойным сном можно распрощаться до лучших времён. Сразу же следом за вожаком пошёл и Маттео. И в сердце Ист снова закралось чувство, что она упускает что-то очень интересное и важное…
И тут Багира, чей уход в задние ряды несколько мгновений назад засекла чёрно-серая, выскочила на всё то же место, где недавно пребывали два волка и подняла хвост.
- О, прекрасно, у нас теперь новый Ведомой…, - как-то иронически буркнула себе под нос Истид. Чёрная волчица сообщила о том, что Дикий вернётся, а собрание не закончено. Итак, универсалке снова будут приказывать, да. И тут чёрно-серая, не желая ждать более конкретных разъяснений, запальчиво выкрикнула, наклоняя голову чуть на левый бок и «ядовито» улыбаясь: - А что случилось-то?!
Пожалуй, волчица бы вряд ли теперь вернулась к драке по среди поляны, если бы случайно не кинула мимолётный взгляд туда. Оу, да им удалось-таки домусолить Зарокса. Хотя, правильнее было бы сказать не им, а ей. Хисе, что так жестоко покончила с белым преступником, Иствинд быстро кивнула. Это должно было означать одобрение и уважение, да. А затем снова вернула свои алые очи к Багире, требовательно уставившись в глаза той.

Внимание!
Среди травы и камешков тебе на глаза попадается волчьи ягоды, используй находку для изучения заклинаний.

Отредактировано Иствинд (2014-03-27 22:21:10)

0

90

[Иг>>]
Иг был очень напряжен, уж больно хотелось поучаствовать, а не стоять в сторонке и смотреть, как эти слабые волчицы возятся с Зароксом. Да какие из них войны, так жалкое подобие, - думал Иг не спуская глаз с толпы, образовавшейся у провинившегося волка. Серый не терпеливо переступал с лапы на лапу, внутри бурлила энергия и надежда, Иг ожидал что у Зарокса остались силы и тот все-таки рванет куда-либо и вот тогда Иг покажет, как нужно убивать, а не баловаться с жертвой.
Серый стоял и наблюдал, больше ему ничего не оставалось, у волчиц вполне получалось покончить с предателем, все же их было трое.
Дикий был не возмутим, даже искорка некой радости, была в его глазах, никакого напряжения в нем, лишь холодное спокойствие.  Иг и не понимал для чего нужна эта показуха, для новичков? Да это же глупо, вряд ли они будут сильно бояться, хотя кто знает, с Диким не поспоришь, да и не знаешь что у него на уме. Но серый точно знал, что бело-полосый делает все ради стаи и не важно каким методом, поэтому Иг был уверен в своем предводителе.
Серый заметил как Дикий стал удаляться с поляны, а значит все, представление окончено и можно расходиться. Иг окинул поляну взором и направился в ту же сторону что и вожак.
===Персонаж выведен из игры.===

Р

0


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Нижний Тэмен » Белая поляна