Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
9:00 - 12:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Нижний Тэмен » Белая поляна


Белая поляна

Сообщений 301 страница 330 из 412

1

http://clickscreen.ru/screens/5/c80faa12.png
Огромный травяной луг, буквально врезающийся в Безвольный лес и стайную пещеру, богат различными травами, в том числе и лекарственными. Сюда часто спускаются пастись оленьи стада, а обилие полевых мышек привлекает хищных птиц.

Ближайшие локации:
- Левая Гряда (Нижний Тэмен)
- Безвольный лес (Нижний Тэмен)
- Сонная Колыбель (Нижний Тэмен)
- Стайная пещера (Нижний Тэмен)
- Безветренные холмы (Нижний Тэмен)
- Туманный берег (Нижний Тэмен)

0

301

Для Шады и Шинна
Шинну крайне не понравились слова Шады, и он ринулся на неё, чтобы вцепиться клыками в круп или бедро, и повалить на землю. Волк находился в удобном положении, поэтому его клыки с точностью настигли крупа. Правда, всё вышло не так, как, возможно, хотелось бы ему. Клыки Шинна совсем не смогли зафиксироваться и соскользнули, не нанеся повреждений, а вот тело самца начало валить тело самки. Шинн будто из-за этого потерял равновесие. У Шады появилась, в буквальном смысле, всего секунда, чтобы что-нибудь предпринять, иначе она окажется на земле.
Шада может попробовать сосредоточить всю свою силу в задней лапе и найти опору, чтобы не упасть.

Порядок отписи в локации
[ACTIVE | Rem], Сехмет, Шада, Shinn

Примечания
Лимит ожидания поста: 4 дня.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

~ Aatrox

0

302

Без пяти минут лидер. Кхесова воля, выраженная в виде осязаемой материи. Первая среди Мертвоземцев, наичистейшая, ответственная за миссию, за выполнение нашего предназначения. Не имеющая права на ошибку. Больше не имеющая.
  Готова ли я к этому? К тому, что на моих плечах теперь висит целая стая? Разбрёдшаяся по всей территории детей Кхеса, забывшая вкус кнута и привыкшая получать только пряники, совершенно отвыкшая от твёрдой лапы, что ими управляла, и возомнившие себя свободным народом. Теми, кто могут сами решать, что им делать и зачем. Готова ли я открыть им глаза, снова наставить на путь истинный, как когда-то сделали и со мной?
  Стоящая напротив волчица была свято уверена, что нет. Ой ли? Если не я, то кто? Сама Шада, которая только и может, что бесконечно сотрясать воздух словами, не несущими смысла? Иордан, что претендовала на трон только потому, что уверяла всех в своём знании истины и способности вести к ней других? Или эти крестоносцы, что стоят сейчас по разные стороны и ждут приказа? Моего приказа. Нет. В Мёртвой Земле нет больше никого, кто смог бы взвалить на себя это тяжкое бремя. Кто смог бы вновь собрать весь этот разрозненный сброд воедино и склеить из нелепых кусочков прекрасное, цельное оружие Мести.
  Шада отошла на шаг, продолжая нести ерунду; это напоминало бред тяжелобольного зверя, которому мозг затуманила сама мысль о том, что он сейчас вот-вот покинет бренный мир. Что-то в голове щёлкает, и он начинает болтать всё приходящее на ум. Не самое приятное зрелище. Но, тем не менее, я продолжала стоять на месте и неотрывно смотреть ей в глаза. Внутри металось дикое животное, готовое рвать и метать. Это животное ревело, царапаясь и воя, в неистовом безумии пожирало душу, но отражалось только лишь в одних глазах. И в тихом клокотании, что невольно вырывалось из напряжённой глотки. В остальном же... я стояла недвижно, как статуя, продолжая жечь волчицу взглядом, полным желания причинить боль. Жаль, мертвецы не способны её почувствовать...
  Совершенно внезапно откуда-то сбоку с рёвом выскочил Шинн. Его появление оказалось настолько неожиданным, что на секунду я опешила, приподняв голову и ошарашенно расширив глаза. Зрение тут же сфокусировалось на буром; мысли в голове словно столкнулись и взлетели беззвучным ядерным взрывом, по мышцам прошёлся электрический разряд, отчего они сократились волной от основания шеи до кончика хвостового обрубка.
  Впрочем, уже через мгновение зрачки сузились практически до предела. Огромного усилия стоило взять себя в лапы и не наброситься тут же на внезапно возникшее на сцене существо. Тело отчаянно желало этого, желало разрядки - одного выигранного боя с Иствинд для застоявшихся мышц было мало - но я не позволила гневу вновь прорваться наружу и заполучить контроль над разумом. Нет, не сейчас. Шинн свершил то, чего хотел убийца где-то глубоко в моей душе; благодаря ему я получила мимолётное облегчение от того, что за слова Шады ей теперь воздастся по заслугам. Конечно, стоило чуть опосля провести нравоучительную беседу с излишне рьяным и несдержанным крестоносцем...
  Я сощурила веки, оставляя открытыми лишь узкие щёлочки. Взгляд вновь сфокусировался на дипломатше, мышцы на морде дрогнули, шерсть гневно зашевелилась на загривке. Убивать волчицу пока нельзя. Если Шинн перейдёт границы дозволенного, я пресеку это. Она должна оставаться живой до тех пор, пока не начнёт умолять о скорой смерти. Пока не признает того, чего я от неё жду. День пройдёт, неделя, две... мертвецам не ведомы ни голод, ни усталость. Я могу вырывать из Шады слово за словом по крупице хоть целую вечность, если захочу.
  Сделав шаг по направлению к попранной волчице, я, держа совсем небольшую дистанцию, встала рядом с ней с противоположной от Шинна стороны. Всё так же не отводя взгляда от её глаз, выискивая в них сомнение, страх, трепет перед скорой гибелью.
- Признай моё превосходство. - Я заклокотала, слегка опуская голову, дабы быть готовой в случае чего отбить её возможную атаку. Чего только подобные ей не сделают, чтобы выжить... глупцы. Хотя бы в последние секунды "жизни" осознать собственную неправоту, но нет... гордые, обречённые глупцы. - Признай мою силу.

Отредактировано Сехмет (2015-06-02 23:34:16)

+3

303

Чего я ждала? Какую реакцию я ожидала? Мм, наверное, неистовый рык, прыжок и, в итоге, сражение. Как ни странно, но ничего не произошло, мир не рухнул и я ещё не умерла. На секунду я задумалась, может, стоит пересмотреть свои взгляды? Но, буравящий меня взгляд Сехмет опять вернул меня к «жизни». Я не рычала, я уже не скалилась, я просто ждала того, что, как считает Сехмет, должно прийти мне по заслугам, ведь такие, как она, не прощают. Моё самолюбие тоже не давало мне подползти на брюхе, я бы скорее умерла от этого унижения, чем сгинула бы в клыках этой чокнутой.
Внутри меня боролись два существа. Хотя как сказать, боролись? Так, один, который требовал отстоять в этом, пока что, не начавшемся сражении, гордый и самовлюблённый голос, кричал, буянил, бунтовал. А второй, маленький и сморщенный, как самый дряхлый старец, тихо-тихо пытался возражать первому. Ну, думаю, понятно, на чьей стороне сила!
Неожиданно на меня набросился Шинн.
Эй, эта игра не по правилам! – пронеслось вихрем у меня в голове, хотя, какие тут правила, когда решается дальнейшая моя судьба, а точнее, жить или не жить – вот уже в чём вопрос!
Такого удара я не ожидала. Нет, ну, стоял бы себе в сторонке, ну порыкивал бы себе под нос изредка, но это уже слишком!
А вот если бы я так сделала, то мне тут же бы достался щелчок по носу. – с обидой вспомнила я наше пререкание с Иствинд. - Да нет, не щелчок, а что-то похуже.
Клыки Шинна лишь скользнули по моей шерсти, а вот сам он начал на меня заваливаться. Я поставила лапы чуть пошире и, в свою очередь, стала слегка наваливаться на волка, дабы он не обрушился на меня со всего размаху и тем самым не повалил.
Нет, двое против одного – это же как-то нечестно! Да, и тем более, это мои с Сехмет разборки, и его они никаким боком не касаются!
Из горла вновь вырвался сдавленный, глухой, негромкий рык. Нет, это когда-нибудь закончится? Как хорошо жилось, когда был Ллойд! Никаких разборок, никаких оскорблений, и, уже тем более, не было вот такого беспредела.
Голос опять подала эта дрянь. Она когда-нибудь заткнётся или нет? Ну, отвечу я ей утвердительно. И что с того? Какая ей будет от этого польза? Свою жалкую душёнку потешить что ли? В живых ведь она меня не оставит, скажет, что это – слабость, не присущая Радикалам. Грёбаный Радикалы, всё уже на своём пути испоганили, считают себя самыми-самыми! Какое же совпадение, на престол взошла Сехмет, остались все Радикалы, сгноили же других!
– Какое тебе-то дело до моего ответа?
И тут я поймала себя на мысле, что могу сломаться, могу поверить, что Сехмет дарует жизнь. Не могу простить такого предательства от своего же разума. Я должна выстоять, чем ползти на брюхе и умалять о жизни, которая и так уже на тысячу раз изгажена самой Сехмет.

0

304

Как бы то ни было, Шада уже сделала свой выбор, пусть даже он - в корне неправильный. Обрекающий ее саму на смерть - уж Шинн приложит все усилия, чтобы лишить предательницу второй и последней жизни. Глупость этой волчицы просто поражала - укоренив в себе какие-то мнимые чужие принципы, она сейчас строила из себя невинную овечку и готовящуюся наброситься змею одновременно, каждую секунду примеряя то одну, то другую шкуру. Причем абсолютно не понимая, что ни то, ни другое плюсов ей не принесет - не покорившись новому правителю, у нее будет крайне мало шансов на то, чтобы остаться в живых. В любом случае, переживать за шкуру некогда бывшей состайницы Шинн точно не будет - тот, кто не подчиняется, должен подчиниться силой. Либо забыть о том, что его жизнь что-то значила.
Опешившая Сехмет явно не была готова к молниеносному выпаду своего подчиненного, и знала бы она, как Шинн желал сделать то, к чему приложил лапу... Долго ли Мертвая Земля будет страдать от отсутствия мозгов у якобы претендентов на власть? Радикалы были поистине верным решением, и их власть уж точно никому не оспорить - к этому сладостному моменту наверняка был готов каждый из них. И он настал сейчас.
Волк не собирал сдавать позиций и отступать - даже если Сехмет решит, что Шинн перебарщивает, тот закончит начатое в любом случае. Даже если его будут пытаться оттащить. Даже если его самого задушат на месте. Он просто выполняет свою роль - избавляет стаю от ненужных звеньев.
- Посмотри на нее, Сехмет, она не способна здраво мыслить, она не признает твою власть, она просто тянет время, чтобы напасть или сбежать! - кричало в голове крестоносца. - Отдай приказ! Отдай приказ и я покончу с этим!
Но безмолвно продолжал атаковать. Ему в принципе-то и не нужен был никакой приказ - очевидных вещей повторять не было необходимости. Была необходимость, наверное, сказать последнее слово.
Предвкушая сопротивление, Шинн взмыл вверх, поднимая переднюю часть корпуса над волчицей и пытаясь обрушить его на нее; параллельно дернул мордой из стороны в сторону, стараясь вырвать из предательницы хотя бы клочок.

0

305

Для Шады и Шинна
Шада смогла противостоять давлению Шинна, когда сделала упор на другую часть тела и сосредоточила силу в своих лапах. Видимо, она совершенно не желала драться, поэтому даже не попыталась атаковать волка в ответ, который всей своей сущностью зафиксировался в нескольких сантиметрах от её тела. Шинн не был так прост и решил довести дело до победного конца. Он, как огромная стена, в секунду навис над волчицей и попытался навредить ей. Ему это удалось - передней частью клыков Шинн зацепил некоторый участок шерсти на теле Шады и уже был готов вырвать её и при этом повалить волчицу.
Шада может попытаться выскользнуть из под волка, чтобы не упасть. У неё есть всего секунда. Стоит учесть, что на выскальзывание места не так много вокруг. Если Шада вовремя сообразит, то процент удачи будет неплохим. При этом Шинн оторвёт от её тела больше шерсти, но зато волчице удастся спастись от неминуемого падения.

~ Aatrox

0

306

Глупая сука.
  Она всё боролась, всё пыталась выстоять против превосходящего её количества волков. И всё никак не могла понять, что конец близок, что её судьба давно предрешена. Или понимала, но отказывалась принимать. Упорство сыграло с этой волчицей плохую шутку. Упорство и слабоумие. И отвратительное бессилие. Что она за всё это время сделала для Мёртвой Земли? Что она собиралась делать в будущем? Чего хотела, чего добилась, чего добивалась? Пока безвластие отравляло давно устоявшуюся систему, это... чучело отравляло саму суть любого мертвеца. Она и ей подобные оказались гнойным нарывом на лице Палачей, нарывом, что вдруг разросся с невероятной скоростью и вот-вот взорвался бы... Зараза с них даже самым ярым радикалам вошла уже слишком глубоко в души, чего уж говорить о них самих.
  Таких, как Шада, не переубедить.
  Таких, как Шада, необходимо уничтожить. Вырвать с корнем, подсечь под самое основание, выкосить, как сорняки на поле, что перетягивают пищу от настоящих растений к себе. Они - паразиты, болезнь, которую необходимо вылечить, иначе вся стая обречена на крах. Не для того нас всех создал Кхес, чтобы мы уподоблялись живым и желали свободной воли. У нас есть цель - очистить Офирит. Без неё наше существование бессмысленно. Шада, Иордан, Ллойд, Рейкстрир, философы, дипломаты эту цель не принимали, отклонялись от пути, следовали за обманчивыми иллюзиями и тащили за собой других. Значит, они были никчёмны. Значит, они должны были умереть во славу тем, кто ещё не забыл собственное предназначение. Кто понял его и разделил.
  Её не переубедить. Глупая сука.
  Обогнув дерущихся, я остановилась напротив чёрной волчицы и подняла морду к небесам. Светало. Ночь уступила свои права горькому утру, заволоченному кучерявыми седыми тучами. Где-то вдалеке каркали вороны, несильный ветер колыхал траву и виднеющиеся по бокам поляны деревья. Новая Луна обрела силу, а суд на лобном месте всё никак не двигался с места. И как бы не хотела я выбить из Шады признания своего лидерства, как бы не хотела услышать согласный хрип из её сдавленного горла...
- У нас нет времени на игры. - Наконец произнесла я, опустив морду и повернув её в сторону волчицы. Взгляд мягко прошёлся сперва по ней, затем - по стоящим с боков крестоносцам, и лишь через несколько секунд опустился на Шинна. Щенок времени даром не терял; всё наваливался на дипломатшу, пытаясь прижать её к земле и атаковать. Для полноценных ударов ему не хватало только одного: моего приказа.
- Стаю ждёт будущее. - Я перевела взгляд снова на волчицу, пронзая её глаза выжигающей ненавистью. - И каким бы оно ни было, Шада... Ты его не увидишь. Жаль. - Недолгая пауза, словно минута молчания на поминках у какого-нибудь зарвавшегося стервеца. Я медленно опустила голову ниже, неотрывно, исподлобья глядя на чёрную. Она хотела свободы - она её получила. Основное право дипломатов свершилось: я позволила Шаде сделать независимый выбор. Не моя проблема, что он оказался неправильным.
- Разорви её.
  Короткий, гулкий приказ. А дальше бурый справится сам... мне лишь остаётся молча наблюдать, как снова проливается чёрная кровь неверных.
- Во славу Кхеса.

Отредактировано Сехмет (2015-06-09 15:39:51)

+1

307

Знаете ли вы, что такое безысходность? А я знаю! Это - паника, это  - помутнение разума, это – отчаяние. Оно захлёстывает тебя огромным валом, и ты уже не можешь вырваться, как бы ни хотелось. Наступает чувство того, что ты почти у самого верха, но это – ложь, на самом деле ты уже давно в самом низу!
Я чувствовала, что конец уже близок, но стоит уточнить, что это чувство появилось с того момент, как дерзнула Сехмет. Пустые надежды не давали мне истинно увидеть конец, но теперь они пропали, пропало всё, а смерть стала ближе. Однако вся моя натура не желала просто так покорно уйти, всяческие попытки боя подразумевались для меня, как попытка прожить дольше. Почему же я сейчас не дралась? Хах, Шинн – это же Радикал, обученный и закалённый войной. Да, пускай он и слишком долго возился с котом, но он всё же убил его.
Волк продолжал наваливаться. Он взмыл вверх, как я понимаю, дабы обрушить всю свою нелёгкую тушу на меня.
Я рывком подалась назад, при этом опуская как можно ниже шею с головой и, слегка выгибаясь, переднюю часть тела, дабы попытаться выскользнуть без каких либо препятствий сверху, в  виде Шинна.
Сехмет подала голос. Чтож, «результат» не заставил себя ждать – приказ о смерти. Ну, зато теперь всё официально! Хотя это как раз и пугало, ведь теперь он может с удвоенной силой, с остервенением биться.
Время на игры? На игры? Для тебя это игра?! Чтож, я-то, может быть, и доигралась, а тебя всё впереди ещё ждёт! – метались мысли в голове. - » Ты его не увидишь. Жаль.» – передразнила я волчицу. - Ох, какая душевная! А кстати, чего это ты не стала драться? Сама ведь всё орала, что убъёшь! – любопытно, но тут у меня хватило ума, чтобы не сказать всё это вслух. Всё-таки, как ни как, легче попытаться противостоять одному, нежели сражаться с двоими сильными противниками.
На выигрыш я не надеюсь, но хотя бы успеть бы вырвать клок, измотать соперника. Однако, как говорят: «Перед смертью не надышишься.» Чтож, а я попытаюсь.

0

308

Наконец-то! Нет, безусловно, Шинн мог совершить задуманное безо всякого приказа - он как бы тоже прекрасно все видит и понимает, не обязательно нужно спрашивать разрешения лишить жизни существо, которое отказывается выполнять требования и принимать нового альфу. Тут просто самой природой... нет, самим Кхесом подписано, что неугодных надо уничтожать. Мертвой Земле не нужны слабаки, прячущиеся за чужими спинами. Именно такой была Шада. Так нужна ли Шада этой стае? Смилостивиться над ней и прогнать? Ни за что. Слабый должен упасть, сильный - подняться.
Отдавшая приказ Сехмет, наконец-то поняла, что из Шады никакого признания не выбить и что пора заканчивать выплясывать на поляне бессмысленные танцы. Пора действовать уже по-настоящему!
- Или разойдитесь к чертям, или делайте что-нибудь, гребаные идиоты! - стрельнуло в голове, стоило волку только покоситься на двух рядом стоящих состайников, наблюдающих за казнью.
Как-то так удачно один попался под задние лапы, что Шинн намеренно дернул одной из лап, "лягая" ближайшего сородича. Нечего прохлаждаться, когда отдан приказ!
Не думая ни секунды, Шинн, почувствовав, как волчица выскальзывает, дергаясь назад, расцепил челюсти. Пусть вылезет, пусть - только облегчит крестоносцу работу. В зубах остался клочок шерсти, от которого Шинн немедленно избавился, отплевавшись в сторону, но в следующую же секунду, все еще будучи на задних лапах, кинулся прямо на волчицу, пытаясь вцепиться ей своими зубами прямо в переносицу, чтобы прижать ее к земле и дать своим напарничкам сделать из нее винегрет. И не дай Кхес, они будут стоять и мычать, ничего не делая - Шинн их сам в капусту пошинкует, как только с Шадой расправится.

0

309

ДЛЯ ШАДЫ И ШИННАПриказ моментально дошёл до сознания обоих воинов. Волки молча переглянулись: их тактика была слаженной и проверенной в бою, потому нечего было в ней сомневаться. Шинн, как заметили оба воителя, атаковал Шаду, но нацелился только на её переносицу, по-видимому, решив, что остальное тело будут контролировать за него. Что ж, пускай. Воины принялись за своё дело быстро, незамедлительно. Волк №1 накинулся на шею Шады, желая прижать её к земле челюстью и лапами прижать ту к земле. Волк №2 оставался позади Шады, чтобы смотреть, как пойдёт дело, готовый поспешит на помощь. Впрочем, два волка были обязаны справится.


~ Эмир

0

310

Для Шады и Шинна
Дело не заставило себя ждать. Сехмет отдала чёткую и неоспоримую команду Шинну. Он выплюнул клочок шерсти и атаковал вновь. Приказ атаковать получили и два других волка. Шада оказалась совсем одна. Она решила биться с тремя волками. Безусловно, она должна понимать, что ей не выстоять против них в бою.
С каждой предыдущей атакой Шинну явно не везло. Шада была проворнее него, но теперь ему улыбнулась удача. Вот-вот Шада вынырнула из-под волка, но он всё равно смог извернуться и настигнуть цель. Его передние клыки сомкнулись на переносице волчицы, когда волк №1 оказал давление на её шею. Долго она под этим давлением, правда, всё равно не пробыла (волк №1 соскользнул), но атака Шинна удалась.
Шаде придётся пытаться извернуться, чтобы выбраться из кучи. Сейчас рефлекторно она оказалась прижатой пузом и мордой к земле.  Также не стоит забывать, что рядом находится волк №2. Если Шада соберётся с силами и попытается отскочить от Шинна, то может потерять небольшой кусок плоти с переносицы, но зато, возможно, спасётся.
Шаде бы удирать отсюда.

~ Aatrox

0

311

Ну, собственно, вот тут-то и началось месиво.
Шинн попытался ухватить меня за морду. Однако навезло нашему Радикалу! Хм, что-то это напоминает? Не раннюю ли историю с котом? Но, не будем провоцировать судьбу! Хвала Кхесу, что пока что всё идёт хорошо.
Но, оказалось, что не так-то всё и прилично. Из двух волков, рванувшихся ко мне, первый накинулся на шею. Конечно, Радикал соскользнул, но тех секунд, которые  я затратила на него, хватило Шинну. Этот подлец ухватился мне за переносицу. И вот, опять я прижата мордой и пузом к земле. История повторяется, но сейчас я не намерена вот так просто и бессмысленно пытаться делать обезумевшие вещи.
Ах ты мразь! – невольно пронеслось у меня не то в адрес Шинна, не то в адрес первого волка, из-за которого я опять прижата, не то к Сехмет, тут даже аннотаций не надо, а может, это обращение было и ко всем сразу.
Времени на размышления у меня не оставалось. Каждая секунда стоит жизни. Надо бы решать поскорее, но в тоже время не охота делать поспешных выводов. Но, увы, выбирать не из чего.
Я резко повернула голову в сторону, при этом сделав выпад назад. Мне бы избавиться от клыков, но при этом и не быть загнанной в угол.
В такие моменты невольно вспоминаешь всю свою жизнь. В памяти у меня пролетели все события: воскрешение, выбор должности, свержение Дикого, образование подгрупп, восхождение Сехмет... Всё это пронеслось буквально в одну секунду, но картинки были до такой степени яркие и чёткие, что складывалось такое ощущение, будто я заново прожила всю свою жизнь, сделала ошибки и пересмотрела «удачи» и поступки.  Ошибка! Всё было одной большой ошибкой! А может быть, Мёртвая Земля – большая оплошность? Возможно, но это – мой дом. И пусть даже я буду вдалеке от него, он всё равно останется моим домом. Таким поганым домом!

0

312

офф

убийство оговорено с владельцем персонажа

Нет, пускать из своих челюстей несчастную волчицу Шинн не желал. Хватит ему фейлов с котом - больше такого не повторится! Теперь он был настолько зол, настолько преисполнен ненавистью к этим предателям и языкастым выскочкам, что не было той казни, которую бы применил для них Шинн. Вся его ярость сейчас была вылита на Шаду, и он не собирался быть осторожным в укусах.
- Уйди! - рявкнул сквозь захват крестоносец, двинув передней лапой волку, что пытался прижать изменницу, прямо по морде.
Когти с треском прошлись по коже, но никаких особых ранений это движение наверняка не оставило, кроме неприятного ощущения. Да и Кхес с ним - все равно ничего не почует. Навалившись на волчицу вместо своего товарища, боком, едва успев переступить через ту лапой, чтобы она оказалась под ним, прижатая к брюху, Шинн резко перехватил волчицу за ухо, пытаясь захватить как можно больше шерсти, чтобы подобраться клыками к глотке. Даже пусть ты трижды мертв, твоя шея все еще остается слабым местом...
- Убью, - пророкотал меж зубов воин, и сделал еще один рывок, пытаясь добраться до шеи.
Кажется, что-то твердое почувствовалось под зубами. Волчица сопротивлялась и пыталась выбраться, дергаясь назад, но Шинн настолько сдавил попавшуюся под зубы шкуру, что дернись она еще сильнее, то позволит разодрать себе глотку добровольно. К тому же передняя часть тела крестоносца была неплохим препятствием для побега - тот навалился ей на плечи, помогая себе передними лапами, а задние лапы выставив опорой.
Сжимая челюсти насколько хватало сил, красноглазый смотрел прямо на морду Шады, которой она пыталась ухватить хоть что-нибудь. Интересно, какие мысли витают сейчас в ее голове? Насколько она глупа оказалась, что затеяла это? Или что сбежать уже не получится? В любом случае, каким бы не были ее думы, она уже ничего не сможет сделать - судьба ее в лапах темно-ржавого крестоносца, жадно рвущегося к заветной глотке своей соперницы. Жаль, мертвые не умеют дышать - Шада бы еще минуту назад отбросила лапы... Нужно было только перевернуть эту особу совсем на чуть-чуть...
Рядом стояла Сехмет, наверняка вожделенно наблюдающая за казнью, и Шинну просто жутко не хотелось облажаться. Нельзя прям так уж сказать, что он был мастером на бои, но учился, по крайней мере, очень охотно и прилежно. Не желая подводить свое командование.
Шада сопротивлялась, стараясь повернуть шею так, чтобы Шинн не достал до глотки, однако удача была не на ее стороне - убийца поворачивал голову вместе с ее шеей, зарываясь по самый нос в траву и землю. Собравшись в какой-то момент с силами, темно-рыжий резко дернул волчицу вверх, пытаясь клыками продрать шкуру или хоть что-то порвать под ней, хоть какую-то мышцу. И видимо, Шада была не очень готова к этому - ее голова последовала движениям крестоносца, в позвонках хрустнуло, а в следующее мгновение волк-таки запустил клыки в нужное место.
- Во имя... Кхеса, - выдохнул Шинн, не отпуская свою жертву, и на его губах зардела ухмылка.
Шада еще могла соображать, да, но вряд ли могла как-то сопротивляться. Крестоносец не стал добивать несчастную, отпустив ее передавленную глотку, отошел на шаг, глядя на оппонентку презренным и одновременно довольным донельзя взглядом. Куда она, со сломанной, грубо говоря шеей? Покосился на состайников, кивнул на Шаду, дескать, уберите этот труп, после повернулся корпусом к Сехмет, весь всклокоченный с чуть расставленными лапами, с наставленными вперед ушами на чуть опущенной голове, но опущенным хвостом - он был весь внимание к своей предводительнице.

+1

313

Недолго пришлось лицезреть кровавую расправу над бывшей состайницей.
Вдвое превосходящая её сила расправилась с волчицей без особого труда. Практически никакого эффектного зрелища, ни скрежета клыков об клыки, ни яростных звуков разрываемой плоти, ни возни, ни летящей в разные стороны грязи... Признаться, я ожидала от Шады большего. Отчаянного сопротивления, которое бы последовало за её громкими, занудными речами. Кто умеет много болтать, должен уметь и постоять за себя, защититься, по крайней мере, некоторое время. Дипломатша же сдулась слишком быстро. Ничего не стоило троим волкам по-быстрому и достаточно тихо удавить неугодную тушу, подмяв её под себя. Позорище. Больше слов, чем дела - вот все они, грязные предатели. И они ещё хотели поднять стаю из пепла, восстановить её былое величие? Какими, спрашивается, силами?
  Впрочем... Шады нет больше. Как нет и Иствинд, Ллойда, Иордан, Эрнотона, Рейкстрир. Те, кто ушли, не смогут выжить там, на чуждых землях, без источника, а если и смогут, то вскоре притащатся обратно в надежде на прощение. Но поздно. Оставшиеся в живых предатели будут преданы клыкам также, как и те, кому уже не повезло напороться на них. Всякая болезнь будет искоренена до основания во имя будущего всей Мёртвой Земли. Тела недостойных образуют лестницу в небо для истинных детей Кхеса, ибо такова воля его.
  Я не стала опускать взгляд на волчицу, не стала поминать её гибель победоносным воем, не стала выражать на морде ликование или радость от столь быстрой победы... Нет. Её нет больше, и на этом всё. Нечего одаривать презренную большим вниманием, чем она того заслуживает. Слишком много времени уже на неё потрачено, более его терять не имеет смысла.
  Я выпрямилась и медленно двинулась вперёд. Миновала крестоносцев, замерших чуть поодаль, прошла мимо Шинна, одарив его взглядом, поощряющим победу щенка над противницей. Переступила через ещё "живой" труп Шады, как через коровью лепёшку, сделала ещё несколько тяжёлых шагов вперёд, после чего остановилась. Все участвующие в битве волки теперь оказались за моей спиной, но я не даже не допускала мысли о том, что они могут резко наброситься сзади. Нет. Будь в них та же скверна, что обуревала Иствинд, я бы почуяла это заранее. Но те воины преданы мне, как своему вожаку. Моё лидерство для них неоспоримо, ибо я теперь несу предзнаменования от Кхеса и веду стаю по её истинному пути. И пока этот путь неукоснителен, крестоносцы будут следовать за мной до последней капли крови.
- Всё, что произошло сегодня на Белой поляне - лишь начало нового этапа нашей истории. - Басовито произнесла я, подняв морду к небесам. Они по-прежнему были заволочены тучами, посему солнце абсолютно не било в глаза и не мешало сосредотачиваться на главном. Горизонт казался пустым; лишь Гряда, тёмная и мрачная, виднелась за корявыми деревьями.
  Сегодня Кхес был с нами.
- Наш Бог, наш дух, наша вера и стойкость - это Кхес. - Я опустила голову, отводя взгляд от неба. Повела носом по направлению ветра и развернулась к волкам, встав к ним полубоком. Непокорные воздушные струи трепали шерсть и уши; глаза сверкали в рассветной полумгле, зрачки на них то расширялись, то сужались - я периодически уходила в себя, словно с каждым произнесённым в мыслях именем тут же забывала его обладателя, стирала его из памяти, предназначенной теперь только для состайников. - Мы же - его клыки и когти. Кхес говорит нашими устами, но слов никогда не было достаточно для выполнения собственного предназначения. Сила, мощь - вот, что есть наша суть. Мы давим врагов своими телами, мы рвём их клыками, следуя пути, во имя которого нас создал Волчий Бог. Без целей, что он подарил нам, мы - никто. Лишь напичканные чёрной водой трупы. - Короткий, свистящий выдох - взгляд на несколько секунд мутнеет, я ухожу в себя, чтобы через мгновение вернуться обратно; речь моя теперь звучит тише и спокойнее. - Философы и Дипломаты это забыли. Они пытались найти другую дорогу, по которой смогла бы пойти стая Мёртвой Земли. Нашли ли они её? Нет. Потому что другой дороги не существует. Предназначение, данное нам Кхесом, может быть только одно. И больше месяца стая силилась отыскать альтернативу, топчась на одном месте, пожирая саму себя от застоя и тоски. Но время безвластия ныне подошло к концу.
  Я развернулась теперь уже всем телом к своим воинам и сделала к ним несколько шагов, остановившись у трупа Шады.
- С сегодняшнего дня стая вновь обретает утраченное единство. Мы вновь станем карающей дланью Кхеса, вновь понесём в мир его волю, а когда наступит время, пойдём войной на живых, ибо именно для этого мы, мертвецы, были созданы! - Взгляд прошёлся по присутствующим, после чего остановился на Шинне. - Теперь вожаком стану я. Я поведу вас в бой против всей дышащей мрази, когда настанет наконец час нашего очистительного похода. А пока... Несите весть всей Мёртвой Земле о том, что ныне мы снова едины. Уничтожайте всех тех, кто выскажется против, ибо мы не можем вновь позволить разладу обуревать наш дом.
  Я слегка опустила голову, на несколько мгновений прикрывая глаза, после чего по привычке облизала оголённые клыки.
- Во имя Кхеса. - Завершающий аккорд, сказанный низким, тихим, клокочущим голосом. Я ещё раз окинула присутствующих взглядом, кивнула им и развернулась, тяжёлой рысцой направившись в сторону Стайной пещеры.

--->> Вне игры

Отредактировано Сехмет (2015-06-21 18:01:56)

+1

314

Как будто с этой смерти началось что-то новое, словно перевернулась страница древней книги, начиная повествование с новой главы. Эта покорная тишина, образовавшаяся на поляне, словно чего-то ждала... Нет, не чего-то. Она ждала Сехмет. И Шинн ждал ее вместе с этой тишиной. Он не улыбался, как напыщенный идиот, добравшийся до своей цели, он смотрел на волчицу внимательным взглядом, прекрасно понимая, что сейчас произойдет. Когда поляна очищена от недругов, и все готовы внимать, будет произнесена вступительная речь. Сехмет ведь должна ознаменовать свое лидерство, должна заложить в умы мертвоземцев новые цели. Радикалы всегда следовали заветам, которые построил для них Кхес, а потом и Дикий. Неужто мертвые волки воскресли только для того, чтобы искать дипломатические решения с теми, кого должны были уничтожить? Не глупым ли выглядит это предположение? Шинну было очень жаль, что некоторые в Мертвой Земле не понимают этого. Волки рождены для того, чтобы убивать, и смерть их еще не является поводом считать иначе.
Сехмет прошагала вперед, одарив темно-ржавого одобрительным взглядом, и Шинн гордо приподнял нос, смотря ей вслед. Он не рвался за высокими местами в стае и не собирался этого делать - он просто выполнял то, что просят, и выполнял это хорошо. По крайней мере, старался. Поэтому ему было все равно, кем он станет для новой правительницы. А Исак-то где-то затерялся...
Шинн уже не обращал внимания на то, что творили собратья с предательницей Шадой, он смотрел на Сехмет и внимал ее речам. Все, что она говорила, было верно, и... если здесь найдется хоть один волк, считающий эти слова сомнительными... Шинн знал, что делать. И не только Шинн. Все Радикалы знали, что делать. Да и сама Сехмет отдала такой приказ, понимая, что змею надо убивать, пока она еще не родилась.
- Во имя Кхеса! - повторил вслед за Первой Шинн, и тому вторили другие присутствующие.
Новая глава была начата, и теперь у Радикалов есть серьезная задача - не дать слабакам вырвать эту страницу. Все, кто считает иначе, кто не согласен нести волю бога в массы и не собирается развязывать войну на уничтожение, будут отправлены обратно к Кхесу, и уж он наверняка постарается, чтобы напомнить непокорным, кто правит бал.
Только когда Сехмет развернулась и отправилась прочь, Шинн дал волю чувствам и криво ухмыльнулся. Да, вновь настала долгожданная эра. Эра настоящих воителей.

--->> Вне игры

+1

315

Конец сезона

Все неотыгранные события можно перенести в раздел флешбеков.

0

316

--->> Вне игры

18 день Шестой Луны, 31 год.

Власть. Что дает власть тому, кто намерен уничтожить мир? Только решение. Решение, которому никто не в силах воспротивиться. Только тот, кто обладает властью, решает, чья душа отправится в чертоги Кхеса ублажать своего господина. Не обладая этим, нет смысла служить богу, нет смысла существовать, потому что некому доказывать, что решение - это необходимая вещь. И Дикий никогда бы не смирился с положением низшего звена. Либо он выполняет волю божью, либо он - ничто. Кхес дал ему еще один шанс привнести в этот мир то, чего он заслуживал, и неважно, чем были нелюбы богу живые "южане". Дикий никогда не станет перечить богу, если считает его идеи верными и правильными. Он будет нести их сквозь лета, выбивая из каждой суки, из каждого щенка дух во имя своего властителя. И сейчас, когда в Мертвой Земле вновь восстановилась справедливость в виде возвращения Белополосого, пора вновь озаботиться главной целью стаи - подготовкой к войне на уничтожение.
Янтарные глаза бегали по собравшимся, будто в неизвестно какой раз запоминали эти морды. Далеко не всех Дикий помнил по именам, поэтому обращался к каждому конкретно взглядом. Если кто не словил его вовремя, мог стать очевидным раздражителем, превращая Дикого в пачку острейших лезвий, поэтому он сразу приучал своих состайников к подобному стилю ведения разговоров.
Щелчком пасти Белополосый призвал толпу к молчанию. Смотрел на всех исподлобья, с чуть опущенной вниз головой, молча, типичным уничтожающим взглядом.
- Я надеюсь, на Кхесских землях не осталось ни одного предателя с момента моего сюда возвращения, - скептично начал он, буквально вгрызаясь в каждого волка взглядом. - Если здесь есть хоть один из них - бегите сейчас и как можно дальше. К Черному озеру не допущу ни одного.
Длинная пауза. Собственно, собранием это было трудно назвать, скорее, это - приветственное обращение и "пожелание всем доброго дня" от Дикого. Сам по себе черношкурый редко куда позволял себе уйти от "божественного места", предпочитая слоняться вокруг да около. Все могли считать, что он совершенно ничего не делает, а только думает да раздумывает, хотя на самом деле... кто еще будет охранять "штаб" от посягательств со стороны бунтовщиков? Таких ведь всегда находилось предостаточно. Дикий - это последняя линия обороны, готовая метать и рвать всех и каждого, покуда сама не упадет и не издохнет. Уж сомневаться в его способностях, а главное, решении ввязываться в драки и решать вопросы силой, не думая о последствиях, никто не мог. Уже как два года стая смотрит на своего предводителя и понимает, что этот волк в стороне точно никогда не останется, и если надо вступить в бой, он сделает это с пребольшим удовольствием.
Вообще, подобное снисхождение к предателям, о котором только что упомянул в своей речи Дикий, было странным. Он давал шанс этим чертям спастись, избежав быстрой смерти во имя своих интересов, но обрекая их на смерть куда более мучительную. За Мостом ведь нет источника? Хотя... если вспомнить про Залу...
Словно зажигалка вспыхнула эта мысль в голове фюрера. Было заметно, как он дернул ушами, наставив их вперед, как напряглась его морда и надвинулись на глаза белые брови.
- Где Исак? - приподнял губу Дикий, косясь куда-то в правую сторону, потом вычленил взглядом Сехмет. - Пусть собирает группу и идет за Мост, приведет этого... Залу, - эти слова были похожи на плевок в морду - столь бесцветно они были сказаны, как будто он обращался не к Доверенной, а к мелкому щенку, чтобы тот мамке своей сказал, что по ее душу скоро придут злые дяденьки; после Дикий вновь обратил взгляд на толпу впереди себи. - Инквизиция останется здесь и будет наблюдать за восточными границами на предмет любого вторжения и ждать новостей от Исака. Раз сюда притащился этот... Зала... - скривил губы. - ...нет оснований считать, что врагов у нас нет.
Да, глупо было так думать, когда случается такое. Мертвец, ушедший из своего гнезда несколько лет назад, вернулся как ни в чем не бывало. Мертвый, но с глазами, которые невозможно иметь мертвецу. Магия? Судя с его слов, нет, но... Если таких как Зала за границами Мертвоземья десятки и сотни... то и поход на юг придется отложить, пока существует внешняя угроза. Никто, кроме Дикого не может называть себя ею.
- Тэ...небра, - обратил свой косой взгляд на Дарк, такой, казалось бы, недовольный, будто бы готов был прямо сейчас вцепиться ей в глотку и помутузить перед всеми забавы ради. - Соберешь группу и возвратишься к Зубьям. Если туда ступит хоть одно лошадиное копыто... - договаривать не стал.
И так уже каждый наверняка успел уяснить, какой ненавистью проникся Дикий к лошадям, до сих пор считая их тупейшими существами во всем Офирите. Тупейшими и горделивейшими. Толку только от всего этого как от козла молока - будь бы воля Дикого, он бы тех двоих в кашу превратил, если бы не их такая же тупая подмога. В общем и целом, Белополосый только что приказал истреблять лошадей под угрозой выпотрошить ответственную за это мероприятие перед мордами всей стаи. В Мертвой Земле нет волков, которые не умеют выполнять приказы. Если они есть, то, видимо, Дикий еще не всех вырезал.
- Хиса, - взгляд почему-то взлетел куда-то в небо, придавая морде фюрера вид, словно бы он закатил глаза. - Возьмешь Ченоводное в кольцо - ни одна шваль не должна к нему притронуться... живой, - только сейчас кольнул Ведомую раздавливающим, колким взглядом; безусловно, имелись ввиду те самые отщепенцы, которые еще не покинули территорий Мертвоземья и снуют туда-сюда, пытаясь почерпнуть от живительной воды хотя бы глоточек. - Пока все занимаются делом... - повернул морду к Сехмет, но тоже не смотрел на нее - скорее, смотрел ей в лапы, будто о чем-то задумался. -  ...разведаешь берег вдоль и поперек - нам нужно найти этот переход. К полудню вернешься сюда с новостями.
Бросил быстрый косой взгляд на Скай. Нет, отправлять следом за Доверенной он ее не собирался. Клацнув челюстями в ее сторону черношкурый, оглядев еще раз стаю, закончил:
- Разошлись.

+6

317

--->> Вне игры

18 день Шестой Луны. 31 год.

Мороз и солнце, день чудесный? Забудьте, где бы вы это не слышали, взять на заметку можете лишь утро, довольно ранее. Этакая заря дня, и начиналась она многообещающе. Будучи живыми, вокруг наверняка было бы много сонных морд, подавляющих зевки. Но нам повезло, на пару раздражающих факторов для Дикого меньше. А тут ведь прямо собрание. На поляне собралась фактически вся стая, которая уцелела после чистки. Кстати, о ней.
"Еще остались те, кто не сбежал?" Я краем глаза обвела собравшихся. А что лучше, сдохнуть от клыков, но довольно быстро, или от иссушения? Едва ли придется долго довольствоваться заблудшими мертвыми и  их водой, это при условии, что ты сам не станешь чьим-то ужином. Но на предложение Командира, отчасти великодушного, отчасти садистского, как-то никто не отреагировал. Или предателей, хватала Кхессу, не осталось, или они решили помалкивать и не нарываться на неприятности в виде своей повторной смерти. На первое, хоть и соблазнительно было уповать, а всецело надеяться было глупо, так что алый взор довольно подозрительно изучил всех находящихся, пропуская Инквизиторов. Тут сомневаться не приходилось.
Повисла напряженная тишина, я всеми силами прятала ухмылку. Как много сейчас мертвоземцев опасается, что его сочтут предателем и пустят на подстилку и источник воды? В скольких из них поселился страх еще более явный, чем обычный?
Я чуть облизнула губы, стараясь погасить возникающее злорадство. Жалости я не испытывала, лишь интерес как наблюдатель. Страха нет, не умела, как обычно.
А собрание Командира продолжалось. Следующим оказался Исак, правый ведомый. Я не стала крутить головой, чтобы найти волка. Он был или тут, что для него же лучше, или нет. В целом, я сидела так, что видела большую часть стаи, некоторых Инквизиторов, Сехмет и Хисант, стоило лишь скосить глаза. И вот Исака в этом списке не было. Ну да ладно.
Не особо горела желанием то, мне хватало связей с теми, с кем бок о бок приходилось вырезать неповинующихся. Скай, Атрокс, Малкольм, Хисант... С кем лучше, с кем хуже отношения, но к этим волкам я испытывала некую симпатию и уважение. Не соперники Белополосому, но уже многое...
"Мы остаемся?" Я подавила вздох. Не то, чтобы мне не понравился такой вариант, тем более, что Дикий всерьез считал, что нам грозит вторжение, но я порою завидовала разведчикам, которые могли выбираться дальше границ Мертвых Земель. Однако переводиться в их ряды из-за этого - ну уж нет, увольте. Этим лучше заниматься на досуге, когда других дел не будет, а сейчас нам ясно дали команду.
"Зато голову не ломать над темой "а чем бы заняться", а то некоторые так и ходят, слоняясь без дела. Пф. Жаль по такому поводу уже нельзя чуток погрызть, чтобы скорости добавить и результативности. Хотя, Дикому точно можно. Везет же." В глазах загорелись искры, которые чем-то отдалённо намекали на улыбку, но улыбаться в такой компании - это надо быть истинным идиотом. Считать себя всех умнее тоже опасно, но уж на последнюю стадию собственного аутизма как-то не хотелось рассчитывать.
"Зала... Интересно было бы..."
- Тэ...небра...
Я поспешно сосредоточила свой взгляд на вожаке.
"Черт... Я что-то не так сделал?" Во всяком случае, взгляд Белополосого о том намекал, но... Только взгляд? Интонация как-то не сильно отличалась от распоряжений касательно Правого ведомого. Да и сдохнуть тут и сейчас приказ не последовал, он был совсем другим. Честно говоря, я была удивлена, но в ответ лишь уверено кивнула.
- Разберемся, - мрачно пообещала я, но не больно то громко, чтобы не нарываться на немилость Командира. Мало ли, как он сочтет подобное. А я лишь давала понять, что приказ понят и будет выполнен без всяких "не" и лишних вопросов. В конце концов, при возникновении оных лучше пойти к старшим, но не к Дикому, а к нему являться лишь при докладе новостей, и то хороших. Если не хочешь пару лишних царапин на своей шкуре.
"Не "ты", а по имени? Дикий меняется, или это так, случайность и не более?" Я предпочла списать это на последнее, не больно то ликуя или задумываясь. Важным был приказ и я уже стала перебирать волков, которых могла бы взять. Инквизиция, на моё разочарование, отметалась, я буду единственным представителем воли Белополосого.
Но кто сказал, что нельзя взять тех, кто когда-то состоял в ней? Игнациус, или Бакалавр, или Малкольм... Хотя, последний без одной из разведчиц не уйдет. Ну, тогда тут будет сразу двое, так ли плохо, иметь разведчика в команде?
"Кони, кони... Если выясним, где они живут, можно будет вырезать оп одному большую их часть. А вообще, сколько их там? Информации мало. С Хис поговорить что ли перед уходом, должна знать, главный разведчик как никак."
Волчице как раз давали распоряжение. Уходить далеко он не должна была, значит должна буду найти, даже если сию секунду не подойду.
Поднимался ветерок, и хотя мертвым не было дела до погоды, мне чем-то нравились набегающие тучки и облака, сводящие визит с солнцем к минимуму. Уж не знаю, привычка, пока живой была? Можно было бы сказать, если бы я помнила тот период, как и каждый из нас.
- Разошлись.
"Сначала Малкольм... А сперва..."
- Жаждущим переломать копытным ноги - ко мне. Не жаждущим, но названным - закрыть рот и следовать приказам, - рявкнула я стае тоном, не подразумевающим каких-либо возражений, поднимаясь и выискивая друга. Кого попало брать тоже не хотелось, на это дело нужны были свои, проверенные временем, так сказать. Но мало ли, может кому-то придет в голову проявить себя хотя бы перед еще не ушедшим Диким, хватит мозгов не ретироваться, пропустив всё мимо ушей. В противном случае, таких вот слинявших вполне можно будет сдать Инквизиторам, если им будет однажды скучно и было с кем "развлечься". Если кто в стае это еще не понял, то им же хуже, и это уже не мои проблемы.
- Малкольм, - на глаза таки попался черный волк и я кивнула ему, давая знак подойти, хотя и сама пошла навстречу, чуть усмехаясь, но без злорадства или чего подобного. Исключительно в плане хороших отношений. - Тебе ведь не придется элементарное на когтях расписывать? - в том же тоне спросила я, но глаза в следующий миг стали более серьезными, как и интонация. - Рассчитываю на твоё участие. Бесхребетных брать не горю желанием, мне взамен их трупов едва ли дадут пару толковых волков. Но один ведь ты не пойдешь... Не так ли?
Я мельком глянула на волков и волчиц, словно выискивая ту, о которой шла речь. Уж не больно то понимала мотивы этих двоих, но иметь в команде нервного и переживающего волка вместо надежного боевого товарища и мервтоземца с мозгами, а не пучком растрёпанных нервов - есть разница. Другое дело, что если Мэл согласиться, желания Реммао я спрашивать не собиралась, только что ради друга попридержу желание задать волчице трёпку, если та решит устроить сцену. Но, вообще за серой такое не замечалось, хотелось верить, что и этот раз не исключение.
"Семейных драм нам не хватало."
А еще стоило учесть, кого в группу будет набирать Исак. Опять же, проблемы тех, кому отдадут приказ следовать, от меня он будет или от Ведомого, но терять время на этом желание просто нулевое.

Отредактировано Tenebrae (2015-07-03 22:42:29)

+5

318

--->> Вне игры

18 день Шестой Луны, 31 год
Утро

  Порой судьба преподносит нам немало сюрпризов.
  Не то, чтобы я жаловалась, нет. Недели две тому назад стая вступила под мой неусыпный контроль. Эта уверенность, что вселилась тогда в душу, вонзилась в неё острым медвежьим когтем, не отступая даже под гнётом грядущих тяжёлых проблем... Я понимала, что поступаю правильно. Что беру полуразвалившуюся стаю в свои лапы не для того, чтобы упиваться безграничной властью. Не для того, чтобы иметь под боком грозную силу, в случае чего способную защитить мою собственную шкуру от внезапной атаки со стороны недоброжелателей. Не для того даже, чтобы уничтожать неугодных, отфильтровывая от них достойных носить гордое имя детища смерти. Я вступила на престол только ради выполнения уготованной мне миссии.
  В тот момент моя душа искренне считала себя правой. Так и было. Ничто не делается просто так, всему есть причина, знаки судьбы, посылаемые свыше. Я трактовала их правильно, сделала то, что велел мне наш Отец: собрала разрозненных убийц вновь в единое целое, не дала божественному замыслу провалиться в небытие. И какая разница, что правление моё продлилось недолго?
  Встретив Дикого, я готова была уничтожить его, если он успел за время пребывания вне Мёртвой Земли наглотаться лжи и воспринять её, как действительность. Я готова была уничтожить его за любое сказанное слово против нашего пути. И не ради того, чтобы остаться на нагретом месте вожака, а ради будущего стаи, которую очередной "исправившийся" и "прозревший" безумец мог разрушить окончательно. Столько сил ради объединения было потрачено не зря - я готова была биться с белополосым насмерть, если он сошёл с верной дороги.
  Но то не случилось. Дикий остался всё тем же: безгранично преданным Кхесу и его воле.
  И вот я здесь, не вожак уже, но Доверенный, что до сих пор помогает альфе скреплять Мёртвую Землю воедино. И следит за ним, за каждым его шагом, чтобы белополосый вдруг не совершил роковой ошибки. Предназначение дороже его жизни, дороже жизней всех, кто присутствует на этой поляне, и я просто обязана контролировать поступки "нового" проповедника Кхесовой воли.
  Краткое вступление обошлось без эксцессов: никто не посмел на этот раз выступить против Дикого. Даже если и остались предатели, они явят себя определённо не здесь, в месте, где ослушника тут же порвёт на части вся собравшаяся стая. Я стояла одной из первых, так же близко к белополосому, как и самые доверенные его слуги. Я хорошо слышала его, хорошо различала плохо скрываемое балансирование на грани: каждый давно усвоил, что Дикого очень легко вывести из себя - чихнул, шевельнулся не так, мотнул ухом - и всё, можешь получить нехилую трёпку. Любой волк обязан заранее предугадывать желания вожака, что делало "общение" с ним своеобразной игрой. Рулеткой на выживание, где для собственной сохранности нужно задействовать каждую клеточку мозга.
  Дикий резво раздавал всем указания, видимо, подготовившись к собранию уже заранее. Поручение выдал и мне - обследовать берег Гиблой вдоль и поперёк с целью отыскать-таки переправу на Юг. Хорошо, благая цель. Чем быстрее отыщем мост, тем скорее начнётся наш грандиозный поход, что сотрёт с лица Офирита всех живых существ, неугодных Кхесу. Я кивнула на слова белополосого, дав понять, что задачу осознала и выполню в кратчайший срок. Дальше последовали указания относительно Черноводного, после чего гулким эхом отдался приказ разойтись и выполнять.
  Я попятилась назад, слегка склоняя голову, выказывая тем самым уважение Дикому, после чего развернулась и отошла чуть поодаль от собравшихся. Оглянулась на них, окинула неспешным взглядом толпу, выискивая того, кто смог бы помочь мне и при этом ничем не мешаться. На секунду задержалась на Шинне: тот был неплохим солдатом, верным, преданным делу, но... не внушающим доверия из-за своей горячности и непослушания. Настоящий щенок, рвущийся погеройствовать, забывающий порой о командах начальства. Нет, здесь нужен кто-то достаточно тихий и аккуратный...
  Я мотнула ухом и прищурила глаза, замерев, словно статуя.
- Атрокс. - Голос прозвучал не так громко, как рявкала неподалёку Тенебра, но достаточно, чтобы чёрный его услышал. Он мог и возразить, и принуждать я Инквизитора бы не стала - на кой чёрт мне на столь важном задании нестабильный элемент? - но интонацией ясно дала понять, что лучше согласиться и принести Мёртвой Земле хоть какую-то пользу.

Отредактировано Сехмет (2015-07-03 20:08:57)

+5

319

--->> Вне игры

18 день Шестой Луны. 31 год.
Интересно, когда вот так Мёртвая Земля собиралась в последний раз? Можно сказать, никогда. Ну, нет, собиралась-таки, когда Дикий вернул стаю. Волков тут было, мягко говоря, очень много. Все ждали каких-то указаний. Атрокс не любил подобные собрания. Слишком много народу. Чем меньше, тем лучше. Да и какой толк от сборища тупых баранов, которых здесь было превосходящее множество? Нет, конечно, Атро не имеет ничего против некоторых личностей, но они ему неприятны. Останься он с ними наедине в тёмном лесу, можно было бы избавиться от них. А что? Ни толку, ни мозгов, а так хоть на воду сгодятся. Пусть вода уже не в таком дефиците, как была, но тела некоторых мёртвых отребьев только на это и годны. Да, волков, находящихся здесь, которых Атро хоть как-то уважал, можно по пальцам пересчитать.
Вот Дикий начал свою вступительную речь, косящую под приветствие. Да, местами в словах вожака слышалась неуверенность. Что ж, понятно.
Тенебре доверенно собрать кучку волков для путешествия в Асур? После ожидаемого "разошлись" Атрокс медленным шагом оттораканился в сторону, к маленькому камню, и присел там с целью понаблюдать за всем этим делом. Атро никто и никуда пока не гнал, поэтому он мог позволить себе такое удовольствие. Да-а, Тенебра меняется на глазах. Ну, Атрокс не помнил, чтобы она себя так вела, например, при первой их встречи. Так-то он понимал, что она делает всё это, чтобы угодить Дикому. Ей так нужно его доверие? Его сложно получить и ещё сложнее содержать, чтобы не треснуло.
Вступив в Инквизицию две недели назад Атрокс тоже рвался к доверию вожака. Он хотел быть тем, кто будет стоять рядом с ним и кто будет являться его истинно доверенным лицом. Собственно, мечта в прошлом. У Атро появились другие интересы. Получится - благо, не получится - тоже благо. Волк отдал всё в руки судьбы. Внезапно это вечное скопление народа вокруг немного изменило характер Атро. Ну, совсем немного. Он стал ещё более трезво смотреть на вещи, чем раньше. В нём, наконец, появились эдакие отголоски мудрости. Он стал чаще мысленно обсуждать окружающих за поступки. Так-то Атрокс как был Атроксом, так и остался. Привычку злиться и агрессировать у него никто не отнял. При Диком он старается не вести себя так и не находит цели подлизываться. Просто Дикий - вожак, и Атро сам выбрал его своим вожаком.
Что ж, Тенебра там неплохо справляется. Пусть идут к своим лошадям. Красноглазый же однозначно для себя решил, что не пойдёт в этот турпоход. Пусть сами разбираются, а здесь есть вещи и поважнее. Ну, слава богам, что Тенебра не считает Малкольма безмозглым. Её первые слова могли показаться грубыми. В любом случае, к Мэлу Атро пока испытывает более тёпленькие чувства, чем к Тенебре. Трудно понять, как и к кому Атрокс относится. По мнению со стороны, он вроде то нормальный, то плохой. Для себя же он всегда просто "обыденный".
Атрокс всё ещё наблюдал за этим сборищем, сидя в сторонке с немного поджатыми ушами. Атрокс поприсутствует в таком положении несколько минут и уйдёт на разведку.
Интересно, где же Скай? Тут было много волков, и рассасывались они не так уж и быстро. Атроксу хотелось раздать им поджопники, чтобы освободили это место от своего присутствия. Да, за эти две недели между Атро и Скай много чего произошло. У него теперь индивидуальное к ней отношение, которое он волей-неволей в таком большом кругу волков должен сохранить в маленькой тайне. Нет, Атрокс ничего не боялся, но так просто будет лучше.
Последние несколько дней Атро совсем ни с кем не разговаривает, вечно молчит. Собственно, говорить и не с кем. Иногда, конечно, ему грустно, но с виду фиг кому об этом скажет. Пусть кто-нибудь только попытается прилипнуть к нему со своими соплями, и Атрокс наденет его сопли ему же на башку. Роскошь в мягком и уважительном общении пока могла позволить себе только Сколь.
Вдруг Атрокса кто-то окликнул. Сначала он подумал, что ему показалось. Он неуверенно, но плавно повернул голову к источнику звука, в коем послышалось имя волка. В уже почти рассосавшейся толпе виднелась фигура Сехмет. Атро немного прищурился, когда заметил её взгляд на себе. Сехмет? Она персона строгая и преданная делу. Наверное, о чём-то важном хочет поговорить. Атрокс приподнял голову и инстинктивно всосал ноздрями немного воздуха. Это была маленькая и ничего не означающая эмоция, после исполнения которой волк встал и двинулся к волчице. Он молча сократил дистанцию до 1-2 метров.
- Да..? - спросил он, чтобы узнать зачем она его позвала. В его голосе звучала какая-то маленькая и непонятная старческая усталость, что ли, которую вполне можно перепутать с чем-то другим. Ну, по виду, Атрокс так-то и не противился тому, что, возможно, у него сейчас появится какое-то дело.

+5

320

--->> Вне игры

We are the dark of the night
We are the sermon of fight
We bring the nightside sacred and wild

18 день Шестой Луны. 31 год.
Каждый раз, когда когда вся стая собиралась на поляне, все как один внимая словам вожака, меня посещало ощущение дежа вю - перед глазами вставал тот самый первый вечер, оставшийся со мной воспоминанием об алчно горящих в темноте глазах,  вязком привкусе черной воды из разорванной глотки и тянущим, приятным ощущением в области солнечного сплетения. Тогда я была всего лишь очередным рекрутом, брошенным на арену доказывать свою лояльность руководству и не имеющим права на ошибку, ведь на кону стояло самое драгоценное, что может быть у мертворожденного волка - собственная жизнь. Стоит ли говорить, что тот факт, что она была при мне и поныне, красноречивее любых слов говорил о том, что дела мои процветали как приторно смердящие лютики на лугу.
В столь ранний утренний час на поляне собралась почти вся стая. Взгляды мертвоземцев были обращены к одной единственной персоне, способной заставить почувствовать себя кроликом перед удавом всю эту толпу здоровенных, но к сожалению, не слишком умных лбов. Догадаться к какой именно довольно просто, не так ли? Белополосый угрюм и мрачен, но пока не спешит раздавать люлей налево и направо, значит никто не испортил его настроение с утра пораньше. Добрая половина собравшихся здесь наверняка считала это добрым знаком, но из инстинкта самосохранения все равно предпочитала держаться в задних рядах, словно это могло уберечь их от вспышки гнева вожака. Вполне разумная стратегия, если ты - зашуганное мясо.
- Я надеюсь, на Кхесских землях не осталось ни одного предателя с момента моего сюда возвращения. Если здесь есть хоть один из них - бегите сейчас и как можно дальше. К Черному озеру не допущу ни одного.
Мрачно усмехаюсь. Вряд ли здесь и сейчас найдется самоубийца, рискнувший в открытую показать свою нелояльность к нынешнему режиму и повернуться к стае незащищенной спиной - клыки бывших соратников разорвут его в считанные секунды. Более умные уйдут втихую и потом, когда накал страстей спадет, а мертвоземцы разбредутся по своим делам. Стоило ли позволять им это вместо того, чтобы организовать, скажем... облаву и вырезать эту гниль подчистую? Хотя, казалось бы, вырезать уже должно быть нечего - сколько раз клыки Инквизиции уже перегрызали глотки предателей? Ха-ха, даже я сбилась со счета.
После стольких показательных казней проняло бы даже самых невозмутимых. Было довольно забавно наблюдать за тем, как они шарахались от мрачной мины вождя и всячески избегали встреч с ним, чтобы не дай Кхесс вызвать гнев предводителя. Смешные. Чем напряженней становилась атмосфера в Мертвой Земле, тем большее удовлетворение я чувствовала, особенно периодически ловя недоуменные взгляды на свою полную энтузиазма морду. Вопреки сложившейся репутации, веселил меня скорее не сам факт чужих неприятностей, а сама атмосфера, градус которой накалялся до предела довольно часто, и как повелось, неожиданно. Мне нравилась опасность, нравилось балансировать на тонкой грани, мобилизируя все доступные ресурсы и направляя их на то, чтобы оставаться "на плаву" - именно в такие моменты я чувствовала себя по-настоящему, до самого конца живой.
Речь Дикого продолжалась, лилась... нет, не хрустальным звонким ручьем. Более всего это было похоже на бурные воды Гиблой реки - снесут ко всем чертям и поминай как звали. Он переходил от одной морды к другой, раздавая указания в своей излюбленной манере, и чем дальше, тем большее меня охватывало возбуждение. Почти что нестерпимо хотелось вскочить на лапы и заходить туда-сюда, как любила делать это в задумчивости.
Я находилась в первых рядах, в непосредственной близости от места вожака, неподвижно восседая на своем месте с обвитым вокруг лап хвостом, и с ленивым прищуром рассматривала морды состайников. Необходимость, вызванная отсутствием под боком Черноводного и вынуждавшая какое-то время рассматривать своих товарищей с гастрономическим интересом, ныне отпала, но я все еще по привычке всматривалась в фигуры волков, выискивая тех, кому не суждено было прожить долго - в один прекрасный момент любое неосторожное действие или оброненное слово могли привести к смерти очередного недальновидного дуралея. Нет, таких было совсем не жалко.
- Хиса.
Дикий, этакое божество на пьедестале, требующее до черта и больше кровавых жертв в свою честь, дошел до меня в своей  раздаче указаний. Чувствуя, как  согревает нутро так любимое мною сочетание предвкушения, азарта и адреналина, я обратила на него свой взгляд, полный нескрываемого обожания и готовности внимать каждому слову. Плевать, как это выглядело со стороны, меня мало волновало мнение шестерок, особенно когда мой бог, мой "папочка" обращался ко мне. Многих пугал буйный нрав фюрера, но я находила в нем особое очарование, греясь в волнах его злости как греется змея на раскаленном камне в солнечных лучах.
Ни одна шваль не должна притронуться... живой, - Мысленно повторила про себя, словно пробуя на вкус смысл сказанного. Ни одна и не притронется. И не уйдет.
Я не стала отвечать - вожаку мои слова не требовались, а стае красноречивее слов обо всем говорила расползающаяся по моей морде зловещая улыбка, не оставляющая сомнений в том, какая судьба постигнет дерзнувших покуситься на озеро с черной водой. "Свои" и без того были полны ею, а с убегающими крысами делиться драгоценным ресурсом мы были не намерены.
- Разошлись.
Вот и поговорили. И разом вся толпа из волчьих тел, преимущественно все же черных, пришла в движение, расползаясь кто куда. Одной из первых оживилась инквизиторша, возглавляющая группу к Зубьям. Я мысленно осклабилась, наблюдая за тем, как она раздает указания. Вот кто точно наслаждался новым положением - эта точно мямлить не будет. С ней могли возникнуть сложности, но тем не менее приятно было знать, что кто-то среди всей той толпы был "в теме".
Какое-то время я, чуть склонив голову на бок, наблюдала за царящей вокруг суетой, пока не выцепила взглядом из толпы группу менее крупных, но поджарых зверей и уверенной походкой направилась к ним сквозь оживленную толпу.
- Делаем по-тихому, - Вкрадчиво промурлыкала я сгрудившимся в кучу волкам. Не все были здесь, но остальных я найду позже. Обвела взглядом каждого, высматривая в глазах моих разведчиков признаки понимания стратегии. - На виду не светиться, разговоров не завязывать. Беглецов убирать быстро и без особого шума, если кто-то прорвется сквозь кольцо - преследовать, но не всем скопом, оборона не должна накрыться. И...
...и каждая капля кхесской воды, выпитая удирающим сбродом, вернется в озеро из жил того, кто проворонил крысу.
- Если кому-то удастся удрать - папочка не будет доволен, не забываем об этом, милые мои, - Зловеще закончила я свою речь. Кивком головы отпустила отпустила разведчиков, наблюдая за тем, как их спины одна за другой растворяются в пестром море из волчьих тел. Можно было пораспаляться, обещая провинившимся невиданные кары, побрызгать слюной да бешено повращать глазами, но я не видела в этом особой необходимости. С момента внезапного "повышения" невольно пришлось пересмотреть стратегию поведения - предыдущая показала себя неэффективной в разы расширившемся коллективе. Но это совсем не значило, что я не позволяла себе развлечься и побесить пару-тройку особо вспыльчивых и впечатлительных соратников.

Отредактировано Хисант (2015-07-03 23:39:21)

+6

321

--->> Вне игры

18 день Шестой Луны. 31 год.

Вот оно, собрание.
Мёртвая Земля теперь наша.
Малкольм огляделся и прошёлся взглядом по головам собравшихся на Белой Поляне.
Он посмотрел на Дикого и оставил на нем взгляд, не пристальный, но выражающий посвященное его словам внимание.
Дикий хороший лидер. Да, уж он-то точно никому не позволит занять Мёртвую Землю.
Но в этот момент сам волк вспоминал всё то, что происходило в течение двух недель.
Например, захват Мёртвой Земли. Все было не так сложно, как самец сначала думал. Она была отдана почти без сражения. Дикий подошел к границам, желая вернуть себе эти великие владения. И Сехмет позволила их забрать. Но теперь она вместо Скай стала доверенной Дикого. Вообще довольно странно, что фюрер ее не изгнал. И вообще почему она заняла место Скай? Сколь ведь уже давно известна Дикому, он ей доверяет. Вроде бы. Так почему же он не оставил её на этой должности?
Но касается ли это Малкольма? Нет. Есть та работа, которую он обязан выполнять - на ней и нужно сфокусироваться, не распространяя излишнее внимание на то, что его не трогает.
А то, что Сехмет так просто отдала стаю... Это не могло не нервировать. Ведь кто отдаст свои владения без боя? Разве что только возможности защищаться нет.
Сбор рекрутов с Тенеброй.
Славно они тогда прошлись. Набрали волков, что очень помогло захвату стаи. Это действительно все было не зря.
На самом деле волчица оказалась крайне интересным собеседником и хорошим другом. Неожиданно для себя Малкольм открыл этот прекрасный вид взаимоотношений, как некая "дружба". Это не ненависть, это не приятельство, это, черт возьми, что-то странное и незнакомое. Когда ты хочешь помочь тому, с кем у тебя эти самые дружественные отношения. Помочь, поддержать, подсказать что-то.
- Малкольм.
Голос волчицы вывел самца из оцепенения, он слегка вздрогнул и посмотрел на самку.
- Тебе ведь не придется элементарное на когтях расписывать? - Мэл ухмыльнулся, понимая, что оскорбить его никто не хотел, это лишь издержки лидирующей позиции, как бы это не казалось на самом деле. Если бы Малкольм не знал самку так, как знает ее на самом деле, он бы огрызнулся в ответ.
Но Тенебра не такая.
Волчица вдруг стала серьезней.  
 - Рассчитываю на твоё участие. Бесхребетных брать не горю желанием, мне взамен их трупов едва ли дадут пару толковых волков. Но один ведь ты не пойдешь... Не так ли?
Самец понял, к чему клонит Тенебра ещё в самом начале предложения.
- Одну её не оставлю. - Голос был серьёзным и убедительным. 
Конечно, волчица знала, как волк нервничает, если его супруга остаётся одна.
Как раз недавно произошел случай, после которого самец чуть ли не дотошно наблюдает за своей суженной и тревожится о её моральном и физическом состоянии.
Реммао под вечер ушла к границам территории Мёртвой Земли. Когда Малкольм увидел, что родной рядом нет, он сразу бросился на её поиски. А что могло произойти, если бы он не пришёл? Да что угодно! Это и повлияло на появление большей заботы по отношению к Рем.
Тем временем Дикий дал указания и Хисант, и Сехмет.
К Хисе Малкольм относился хорошо. Она интересная, хорошо выполняет все порученные ей обязанности. Такая не подведет.
А вот Сехмет... Чёрный не знал, как к ней нужно относиться.  Как бы она - доверенная вожака и Малкольм обязан ей подчиняться, выслушивать её претензии, как-то затрагивающие вид его деятельности и прочее. Но самец абсолютно не знал эту волчицу. Может, стоит с ней хоть познакомиться? Как-никак придется же дальше жить бок-о-бок. Короче состайник же? Значит нужно хотя бы знать друг друга.
Но это подождет, сейчас есть дела намного важнее, чем знакомства и прочая ерунда.
А об отношениях с Дарк можно рассказывать очень много. И, как считал сам волк, особенностью этих взаимоотношений было то, что дружелюбно, с улыбочкой Малкольм мог разговаривать с самкой наедине, он ценил, что можно при ней не скрываться за маской высокомерного лицемера.
Сейчас же ему требовался этот облик. Как-никак он не шпана какая-нибудь и имеет свое определённое место и значение.
Он подошёл к Тенебре и сказал:
- Я позову её.- Заранее понадеившись на положительный ответ, Малкольм повернулся и пошёл к Рем, стоявшей где-то в центре всей этой толкучки.
Волк пробирался сквозь разношерстные тела состайников, внимательно всматриваясь и вслушиваясь в происходящее, стараясь уловить малейшее  напоминание о местонахождении Рем.
Вдруг он заметил знакомую серую шерсть, пушистые уши, родную мордаху.
Мэл приблизился поближе к самке и сказал:
- Пойдем. Нам нужно кое - что сделать.
Он ещё раз посмотрел на волчицу, затем повернулся по направлению к Тенебре и повернул голову в её сторону, давая понять самке, куда им нужно идти.

Отредактировано Малкольм (2015-07-04 16:49:55)

+1

322

офф

ориентировался на пост малкольма до исправления. в принципе, мало что меняет - факт упоминания о связи был

Шевележ на поляне начался мгновенно, стоило Командиру дать отмашку. Как оно всегда происходит, Дикий не собирался покидать своего места до той поры, пока волки не разойдутся по своим делам, но наблюдал за каждым, высматривая наиболее понравившиеся или не понравившиеся морды, вслушивался в каждый вздох, лязг зубов и сопение, лишь бы вычленить особо недовольных его приказами. Вылавливал взглядом каждого косо смотрящего, кривившего морду. Наблюдал словно коршун за толпой маленьких цыплят.
Оставившие свое места высокопоставленные углубились в стаю, выбирая каждый для своей миссии подходящие клыки и лапы. Ну очень бойко начала Тэнебра, внезапно ощутив кусок только что скинутой на нее власти. На это было... противно смотреть. Еще пару месяцев назад он готов был головы сворачивать сукам за одно их существование, сейчас же они показывают себя куда лучше любого кобеля. от этой мысли было противно. Единственный во всем этом плюс - только в том, что их легче задавить, если перестанут быть нужными. Кобели еще сопротивляться будут. В любом случае, Дикий бы хотел, чтобы рядом с ним стояли самцы, а не писклявые волчицы с чрезмерно высоким чувством собственного достоинства. Но реальность была другой, и Дикому приходилось просто кривить губы, смотря на это театральное представление. На последнюю фразу Дикий все же решил отреагировать.
- Если здесь есть хоть один бесхребетный, отправь его к Кхесу немедленно, - довольно громко пророкотал он, словно жуя кусок железа у себя в пасти - так презренно, неодобрительно это было произнесено.
Дикий не держит в своей стае калек - это давно уяснить пора. Если они есть, они уничтожаются. Если Дикий о них не знает, то помимо калек уничтожается тот, кто знает. Все просто как дважды два.
Сехмет послушно приняла приказ, без единого слова, выбрав себе в помощники Атро. Одного из Инквизиторов, так и быть, пусть забирает - все остальные должны оставаться на своих местах и выполнять то, что предписано их должностью. Судя по всему, Инквизитор не совсем понял, что от него сейчас хотят, получив негласный приказ сидеть "дома" и никуда не выходить без разрешения. Эта сценка быстро потеряла интерес вожака.
Хиса не сразу нырнула в многошерстную толпу, подождала, пока все рассосутся. Выбор пал на кучку подтянутых жилистых зверей, которых та немедленно проинструктировала. Все это тоже быстро потеряло интерес фюрера - там было как-то все правильно.
Единственное, что зацепилось за слух Белополосого...
Уши в миг наставились вперед, губа вздернулась, демонстрируя клыки, глаза будто бы вспыхнули. Нет, в стае Дикого нет никакой дружбы, только общее дело. Ни чувств, ни эмоций - ничего. И лишь единственная фраза, которую столь показательно произнес Малкольм, которого избрала для своей миссии Тэнебра, заставила фюрера подняться и подойти к группе. Он буравил виновника взглядом, словно собирался сожрать его прямо сейчас, на месте; вздернутый хвост и взъерошенный загривок добра тоже не сулили в данный момент. Он следовал прямо навстречу черношкурому, который только что успел "прихватить" в дело свою подружку - поймал с поличным, грубо говоря.
Преградил обоим путь, низко опустив голову и глядя исподлобья прямо в глаза Малкольма.
- Услышу что подобное еще раз, выпущу кишки обоим. Понял меня? - дернулся было в сторону оппонента, ощерив пасть, потом перевел взгляд, полный даже не презрения - ненависти - на подружку. - Остаешься здесь.
Медленно обернулся на Тэнебру, заодно словно бы проткнув ее взглядом, ожидая услышать какое-либо "но", чтобы немедленно выбить из ее глотки это слово раз и навсегда.

+2

323

--->> Вне игры

18 день Шестой Луны. 31 год.

В какой то степени – устраивать подобные собрания было весьма полезно. Дикий отдавал распоряжения подчинённым, ещё раз невольно, а может быть и намеренно показывал свою власть перед ними, нагонял на них некую долю страха и повиновения, что являлось важным. Самым важным.
Сейчас, после возвращения Дикого, я чувствовала себя в безопасности. Я могла за себя постоять, но зная, что мой вожак находится рядом, вожак, единственный в своём роде, становилась уверенней. Я никогда не относилась к состайникам слишком плохо или слишком хорошо. На одних мне было плевать, других я просто уважала за их преданность и бесприкословное подчинение Дикому.
По своей сути, всем присутствующим здесь думать было совсем не обязательно. Всё решал Дикий, а точнее воля Кхеса, к которому первый так старался прислушиваться, как обычно прислушиваются к единственному богу.
Все присутствующие здесь, в своём большинстве внимали словам Дикого и не особо красноречиво отвечали ему, прекрасно понимая, что манерничать здесь ни к чему. Или ты понял или ты можешь бежать не оглядываясь и не особо разбирая дороги. Наказания были суровыми, но всегда приходится чем – то жертвовать. Я старалась склонить непонятные головы к этой мысли, которая до конца заставит их принимать воли Кхеса без особых вопросов, даже внутренних. Размышления так мешают направлять на нужную дорогу.
Я сидела чуть в стороне, но не особо отделялась от массы. Нет, меня не было в первых рядах, я была где – то в середине, чуть с краю, но так, что Дикий легко мог найти меня. Я ровно сидела на своей мохнатой заднице, смотря на состайников, которые буквально смотрели Дикому в рот, когда он к ним обращался. Я чуть ухмыльнулась и опустила глаза, посмотрев на свои передние лапы. Хоть я и не рвалась в данном случае в бой, но мне так же как и всем здесь присутствующим не хотелось раздражать повелителя.
Я тихо слушала его громкие, рычащие речи и мысленно уже видела перед собой картинку, как туда и сюда разбредаются волки по своим делам, которые им назначил вожак. Никто не смеет ослушаться. Страх. Я уже говорила о нём. Это связующая стезя между властью и тем, кто хочет её получить. У Дикого она будет, я это обещаю.
И вот, будто предвиденное заранее стало воплощаться в реальность. Дикий закончил и все тут же разделились на несколько групп. Я обвела взглядом всех яро вырывающихся вперёд бойцов, которые прямо сейчас были готовы раздобыть для своего главаря «светлое будущее». Такая реакция вызывала во мне как минимум удовольствие. Впрочем, я не должна просидеть здесь весь день.
Я поднялась со своего места и почти тут же поймала взгляд Дикого. Я была инквизитором, могла пойти вместе со всеми выполнять приказ, если это будет ему угодно. Если Кхес видит глазами Дикого, что так будет лучше – я пойду вместе с остальными, но я могла и остаться.
Замерев на пару секунд и не сводя с вожака глаз, я поняла, что это слишком подозрительно и может вызвать его недопонимание, а после и раздражение. Именно поэтому я постаралась найти глазами прочих инквизиторов и встать рядом с ними. Но будет ли от меня польза? Такой ли я, сейчас, угодна Кхесу? Просто пойти вместе со всеми – охранять, стеречь, убивать. Я повторюсь, я это могу, все это прекрасно знают, но стоит ли мне это делать.
Секундная пауза не затянулась. Я нашла глазами Тенэбру и направилась на её громкий голос. Я знала её, относилась к ней с уважением, как к волчице с которой мы, почти в одном котле варимся. Мы выполняем с ней одну работу, делаем обычно всё слажено, а это большой плюс. Через несколько мгновений я уже стояла в числе тех, кто собирается пойти вместе с ней и дослушивала её слова. Потом она обратилась к Малкольму, говоря с ним, что сразу понятно, о Рэм. Она предложила ему взять её с собой.
- Это же не поход, - быстро пронеслось в моей голове, воможно не до конца осознанно, и я проводила чуть удивлённо - предостерегающими опасность глазами Малкольма, который отправился за волчицей. Предчувствие моё «раскрылось», когда я увидела что к нам приближается Дикий. В такие моменты его боялись все. Именно в такие моменты не важно было кто ты и какое место занимаешь. Ты попадал под одну гребёнку и не было тебе исключения, будь ты даже первым его приближённым, когда делаешь что – то не по правилам. Он был зол, раздражён, взбешен. Называйте, как хотите. Получилось так, что я оказалась чуть позади от Тенэбры, когда к Малкольму и Рэм подошёл вожак. Всё было как – то рядом. Я посмотрела на волчицу, а потом на волка. Сейчас им лучше промолчать и сделать так как он велит. Он направляемый Кхесом, во всех своих действиях, а значит все должны подчиняться. Все.

+3

324

Порядок отписи в локации
Tenebrae, Сехмет, Aatrox, Хисант, Малкольм, Дикий, Раска

Примечания
Лимит ожидания поста: 1 день.
В очередь могут влиться Remmao, Бакалавр, Скай.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать. Покидать локацию можно в любом порядке.

~ Дикий

0

325

Дождавшись, пока волк услышит мой призыв и подойдёт на достаточную дистанцию, я впилась в его глаза пронзительным, изучающим взглядом. В нём не было злобы, как у того же Дикого, не было того же безумия и балансирования на остроконечной грани: гнев выбирался наружу только в соответствии с раздражающими внешними событиями. Он был моей силой, моей властью, моим призванием, ярость давала мне мощь и стимул идти дальше, поэтому её я старательно берегла и старалась не тратить попусту. Во взгляде разных глаз с сильно суженными зрачками сейчас виднелась лишь холодность. Я выбирала не обузу, но помощника - нужны было оценить пригодность Атрокса хотя бы внешне.
  Судя по всему, волк куда лучше большинства собравшихся подходил для важной роли в предстоящем задании. Как-никак, а перед Диким отвечать потом мне, и от качества предоставленной чёрношкурым Инквизитором информации зависело дальнейшее продвижение наше по начертанному белополосым плану. А в том, что у вожака точно зрел какой-то план, я не сомневалась. Не вечно же, право, сидеть на опостылевшем клочке земли? Теперь, когда Мёртвая Земля едина, самое время явить себя не ожидающему подвоха миру. И нанести такой сокрушительный удар, от которого содрогнётся весь Офирит.
- Пойдёшь со мной, - наконец проговорила я, не сводя взгляда с Атрокса, - мы досконально исследуем берег Гиблой реки на предмет переправы, после чего вернёмся к полудню с докладом к Дикому. В наших интересах, чтобы доклад этот вышел как можно более информативным.
  Услышав гневное ворчание вожака где-то неподалёку, я мотнула ухом и медленно повернула туда голову. Белополосый рычал на Малкольма, одного из солдат. Видимо, причина была: крупный волк стоял рядом с волчицей, Реммао, с которой у него, судя по невольному стайному слушку, закрутились отношения понятного рода. Для меня это было неправильно, неестественно; мёртвых волков должна объединять только верность делу, и больше ничего. Но по-большему счёту на лобзания двух заигравшихся волчков мне было плевать - главное, чтобы их сопли не мешали выполнению предназначения. А вот Дикому, судя по всему, нет.
  Впрочем, происходящее здесь меня уже не касается, разве что если бы на вожака вдруг совершили покушение. Да и тогда вряд ли ему понадобится помощь: сам разберётся, если Кхес действительно избрал его для направления стаи по верному пути. У меня же есть задание, которое не может больше ждать.
  Я вновь повернула морду к Атроксу и кивнула в сторону, где ближе всего от нас располагался берег Гиблой. После чего развернулась, не глядя более на Инквизитора, - если достаточно умён, то и в особом контроле не нуждается, - и резвой рысцой направилась на юго-запад.

Отредактировано Сехмет (2015-07-05 01:03:52)

+3

326

--->> Вне игры

Как всё просто было, однако ж: захватить эту безумную стаю, превратив по новой в этот механизм, перевернув там всё с ног на голову. В чём-то здесь был смысл для меня: например, в дисциплине, закрытии некоторых ртов и беспрекословному исполнению приказов вышестоящих. Интересно, что будет, если спустить с поводков бешеных псов? Они всех порвут и навлекут на себя неприятности. А если их держать на поводке? Хоть какой-то толк, не так ли?
Я сощурился, всё постепенно возвращалось на былые места, которые так по душе были мне, к которым я так привык, что, наверное, и не отвыкну уж: те же морды, в которых читается щепотка напряжения вперемешку со страхом, в некоторых уверенность и гордость за своего вожака и за переворот, наставший в этой стае, в других же скрытое презрение, что значит явное несогласие с политикой. Вам всё равно придётся молчать, чтобы сохранить свои жалкие шкуры до возможной кончины.
Если честно, то тех, кто остался в этой своре, я уже за своих и не принимал. После вступления в ряды Инквизиторов я прижился в их сплочённой компашке, а как прибыл в этот свинарник, где после Дикого все готовы были друг другу рвать глотки за какое-то жалкое место, мне стало противно. Сейчас я своё противное настроение постараюсь спрятать в себя же, иначе меня могут не так понять. Хотя, кому какое дело до меня, до захватчика? Нас бояться должны, а не скалить зубы.
Прежняя мелодия, ласкающая мне уши. Речи о предателях. Когда подобная тема разговора всплывает в таком обоюдном кругу, я таки готов разрыдаться от счастья, представляя, как рву тушку какого-то беспечного и жалкого выродка, как кровь, его кровь плещется во все стороны, но для меня самое важное насытиться ею и процессом, который я проделывал бы. Говори больше.
Вступительная песня прошла. "Ну-ну, я думал, что сейчас последует то, что меня может обрадовать или впечатлить", иронично думаю я, стараясь не улыбаться во все зубы. Подавив навязчивое желание в себе, я стал слушать приказы, что раздавал теперь фюрер. "Надо и себе работёнку присмотреть", хмыкнул я, навострив всё также уши. Каждое задание, данное Диким, было для меня важно. И тут уж не просто из предпочтения угодить или подлизаться своим старанием, а просто чтоб утолить в себе безумие и ненависть. Переизбыток спокойствия может дурно на меня влиять. И когда он сказал про то, что надо уничтожать лошадей, я просиял. "Туда-то мне и дорога", отметил моментально я, стараясь усидеть на своей неусидчивой чёрной заднице.
- Жаждущим переломать копытным ноги - ко мне. Не жаждущим, но названным - закрыть рот и следовать приказам.
Я не спешил особо, наблюдал пока что. Волчица, что была нашим провожатым на побоище, подошла к Малькольму и попросила его так.... я бы сказал, вежливо, присоединиться к её группировке. Я оскалился, но в полу улыбке. Мой выход.
Убрав свою уродливую гримасу с рожи, я встал и неспешно так пошёл к ним. Как это мило: трое головорезов против возможного табуна коняшек.
- Я тоже иду, Тэнебра, - кратко говорю я. Жду либо одобрения, либо словесного письма куда подальше.

+3

327

--->> Вне игры

18 день Шестой Луны. 31 год.
Скай оставалась с краю, особенно не смешиваясь с толпой, занимая позицию где-то с боку. С тех пор, как они возвратились домой, в Мертвую Землю, волчица утратила пост доверенной и... Вздохнула спокойнее. Больше не нужно было насиловать себя, не нужно было изображать что-то и притворяться. Она все так же оставалась серьезной и не позволяла себе улыбок рядом с фюрером, но чувствовала себя уже куда гармоничнее.
Гармония для волчицы - быть механизмом, четким, как часики, исполнителем чужой воли. Скай слушала Дикого, слушала указания, которые он раздавал.
Взгляд невольно метнулся в сторону Сехмет. Бывшая альфа, которую фюрер поставил подле себя, вызывала у него подозрения. Сколь приглядывала за ней, по наставлению Дикого.
Какая ирония... Пост Доверенной занимает та, кто доверия у Белополосого не вызывает, уголки губ чуть дрогнули - это не была улыбка, лишь легкая тень её. Скай была удивлена тому, что Сехмет довольно радушно приняла Дикого. Нет, черношкурая не сомневалась в словах Тэнебры, которая говорила, что Белополосый может спокойно идти домой, но ей казалось, что нынешняя Доверенная обладает... Более взрывным нравом.
Что же. Похоже, она ошибалась. Сехмет была преданна Дикому точно так же, как были преданны все остальные. Стая потихоньку "очищалась" от предателей - как огромная змея, збрасывающая собственную шкуру, устарелую и полную паразитов.
Сколь имела довольно большое влияние на Дикого, но сама того не осознавала. Она бы могла подстроить все так, чтобы убедить фюрера в неверности Сехмет, но... Сколь была совершенно не такая. Она не собиралась врать кому бы то ни было, да и соврать о том, чего не существует - это уже не правильное, не корректное выполнение задания.
Скай было абсолютно все равно, какой пост она занимает, какие волки рядом с ней - она просто исправно делала то, что должна.
Разве что... Кое-то поменялось, и кое-чем был Атрокс. Сколь пока не отдавала себе отчета в том, что происходило между ними, и какие чувства она испытывала рядом с ним.
Она только понимала, что с ним рядом ей хорошо, а еще лучше - когда Атрокс счастлив. Когда Скай оставалась рядом с ним, она превращалась в один орган чувств и эмоций, улавливая малейшее колебание в состоянии Атро, отзываясь на него нежностью, пониманием, молчанием - тем, что ему в этот момент было нужно.
С какой-то стороны хищница понимала, что не должна относится к нему так. Порой в её душе возникали сомнения, и хотелось прекратить все это - Сколь не была мастаком загадывать наперед, но особого ума не надо, чтобы понять, в каком затруднении она окажется, если Атрокс попадет в немилость Дикого.
Но с собой волчица ничего поделать не могла. Она чувствовала то, что чувствовала, и Атроксу это так же было нужно - она видела и понимала это.
Разыскав взглядом самца меж остальных мертвоземцев, Сколь чуть наклонила голову, присматриваясь к происходящему. Его позвала Сехмет, видимо, он пойдет с ней на поиски Залы. Что же, когда он вернется - Сколь будет его ждать, чтобы выслушать, поддержать, если надо - утешить. Или просто не мешаться под лапами, что будет лучше.
Дикий подошел к Малкольму. Его отношение с Реммао были особыми, иногда Сколь казалось, что он испытывает к этой волчице то, что она сама испытывает к Атроксу. Но не была уверена, чужая душа потемки... Но Скай прекрасно понимала - такие вещи афишировать не стоит. И дело даже не в отношении Дикого к такому проявлению чувств - подобные переживания были чем-то личным, очень глубинным, что хотелось спрятать и беречь, как зеницу ока.
Сама черношкурая задания не получила. Дикий приказал Инквизиции оставаться рядом - это были те волки, которым он доверял больше всего. Дикий боялся предательства, боялся заговоров. Страх - то, что свойственно любой душе. Даже у беспощадного фюрера она есть.

+2

328

Видимо, назревало что-то интересное. Не успели волки разойтись, как сагрили Дикого. Ох, Малкольм, что же ты делаешь? Вожак не любит этих соплей. Убей в себе привычку тоскаться везде со своей любовью. Атрокс хмуро посмотрел на волка, как бы давая понять, что он поступает неправильно. Вряд ли, конечно, Малкольм заметит в толпе этот взгляд, но Атрокс не мог не выразить своих эмоций на этот счёт. Благо, если всё обойдётся. Малкольму стоит молча согласится и ни в коем случае не нарываться на клыки вожака. То же самое Атрокс мысленно советовал сделать и Реммао. Так или иначе, Дикий может просто приказать разорвать эту парочку. Он и не посмотрит, что они бывшие инквизиторы. Теперь у Дикого много волков, и он не будет дрожать над каждым воином и давать маленькие поблажки, как делал это недели две назад.
Хмуро поглазев на разборки, Атрокс вернул свои взгляд и внимание Сехмет. Больше всего интересовало то, что она - доверенная. Если она идёт на задание, значит, оно серьёзное. Да, информация, которую придётся добывать у берега, должна быть точной, а рассказ для Дикого - полным и понятным, но не тошным. Что ж, в любом случае путешествие по Гиблой реке интереснее, чем однообразные охранялки границ.
Судя по действиям, Дикий не был против того, что Сехмет забирает с собой Атрокса. Вот и хорошо. Тогда, собственно, не стоит терять время. Если Сехмет специально выбрала себе в напарники Атро, значит, стоит не ударить в гряз мордой и быть начеку.
- Ладно, - согласился волк и заметно кивнул, глядя, как фигура Сехмет начинает двигаться в сторону ближайшего берега. В голосе красноглазого слышались спокойствие и адекватность, но готовность беспощадно убивать и уничтожать. Атро ещё раз напоследок взглянул на тёрки Малкольма, Реммао и Дикого и отправился вслед за Сехмет.
Хм, кажется, что-то подобное уже было. Правда, не так сильно похожее. Недавно Сехмет и Атрокс выискали дезертира. Их совместный суд над ним был достаточно интересным. Никогда не поздно совершать совместные убийства. Это только сближает волков стаи.

0

329

Довольно забавно, когда тебя понимают не верно.
Пытаться объяснять Белополосому, что под словом "бесхребетные" имелось ввиду несколько иное и что (Кхесс упаси такое ляпнуть вслух) Дикий не верно понял игру слов и некоторую дружескую потасовку бес-по-лез-но. Так что пришлось молчать, зная нрав вожака. Всё бы ничего в Диком, но вот подобные моменты... Так сказать, недоразумения, довольно сильно всё усложняют.
Малкольм ясно дал понять, что всё обстоит именно так, как я и предположила. Я пожала плечами, дескать: "Иди, говори". Как раз подошёл Бакалавр и изъявил желание принять участие. Что ж, куда лучше, чем Реммао. Эта волчица порою казалось мне... капризной, что ли. Хотя, от волков тоже такое можно ждать, тьфу-тьфу-тьфу. Практически незаметно приблизилась Раска, но уголок сознания выискал и её в этой толпе морд с глазами янтарных оттенков.
- Отлично, - я едва заметно улыбнулась им, словно давая знать, чтобы сильно близко к сердцу сказанное ранее не принимали, а в голове отметив, что они доброволец, а это кое-что да стоит. Хотя бы то, что шансы конфликта внутри патрульчика сходят на нет. Это против Дикого никто бы и слова не сказал, а другим в стае "послушание" от сородичей нужно было сначала добиться. Впрочем, я намеревалась вести "дела" чуть иначе, чем вожак, но о том явно стоило задуматься позже.
"Тогда нас пятеро? Ну, замечател..."
Дикий.
"...но."
Малкольму пришлось не сладко. Волк таки нашёл волчицу, за ними я наблюдала буквально краем глаза, сосредоточившись в большей части на Командире, но, черт, Белополосый в толпе умудрился услышать всё от и до. Ладно моя общая первая фраза (Желания уговаривать тех, кто бы состоял в сим походе, у меня ну просто не было, а потому пришлось говорить подобным тоном и планом, но кому это втолкуешь то? Всем подряд, опять же, нет желания, а вожаку - ну да, "смешно"), её я действительно сказала весьма громко, но последующие.
"Кхесс, я всё понимаю, но этого не понимаю определенно. Оно тебе надо было, чтобы он всё услышал?"
Я подавила тяжелый вздох, не изменившись в морде ни на йоту. Веселуха, ничего не скажешь. Самое забавное, что сказать действительно было нечего и это просто того ради, чтобы было лучше.
"Держите себя в лапах. Держите себя в..." Я мысленно обращалась к этим двоим. Еще не хватало тут нового пиршества. По правде, на серую мне было как-то пофигу, так что некоторое беспокойство за неё было из-за черного и не более. Стань Реммао ненужной ему, и всё это волнение пройдет, словно и не было.
Дикий обернулся в мою сторону.
- Хорошо, - бесцветно ответила я, не выражая недовольства или чего подобного. Дескать "приказ есть приказ", как всегда. Более было нечего делать, при всём желании. Я глянула на Малкольма и Бакалавра, на Раску. волчица состояла в инквизиторах и... и ведь им было сказано оставаться. Я не была уверена, что она пойдет с нами. Пойдет - тогда пойдет, своими лапами, это будет видно...
Ясно дело, что планы имеют свойство изменяться. Но сейчас... Не будь я мертвой, довольно сильно бы расстроилась, что неверно поняли раз, что патруль стал более мелким да и прочее. А так произошла некоторая отключка эмоций и без того притупленных, но что-то да осталось, иначе размышления по поводу случившегося не стали бы забивать голову. Например: "Какого черта, что это сейчас было?"
"Хисант тут еще?" Было дело и им стоило заняться. А еще, возможно, поговорить с Мэлом, позже. Или присмотреть, не встревая в беседы и прочее. В сути, говорить было на самом деле нечего, ни сейчас, пока вожак всё еще бдил (хотя я и не совсем до сих пор понимала его острую реакцию), ни потом. Сказать, просто чтобы сказать - это глупо.
Левый Ведомый был еще тут.
- Хисант, - спокойно, словно ничегошеньки чуть ранее не было, позвала я волчицу. Некоторое уважение я к ней испытывала, как и ко всем Инквизиторам, что были ранее (ну, или почти ко всем), но и за личные качества тоже испытывала некоторую симпатию. - Можно совета от главного разведчика по поводу Армады? Под советом подразумевалась информация, которой владела Хис и которая могла бы пригодиться. Не улыбается быть затоптанными в первый же день. Ладно я, уже столкнувшаяся с представителями этого племени и благополучно спокойно ушедшая без царапин, но рисковать и без того поредевшим рядом... На самом деле, численность меня действительно обеспокоила. Но искать четвертого - из кого? Так что, во всяком случае пока что, я решила воспользоваться тем, что Ведомая еще не ушла во исполнении приказа.

Отредактировано Tenebrae (2015-07-07 17:49:52)

+1

330

--->> Вне игры

18 день Шестой Луны. 31 год
Дом. Казалось бы всё, конец всему, всем происшествиям и глупой беготне. Но, живя на Севере, даже будучи мертвым, об этом явно не стоит думать. Непокорные то тут, то там, мельтешение перед глазами... Меня раздражало буквально всё, что попадалось под взгляд желтых очей. привычное равнодушие каплей за каплей покидало тело, как то покидает вода из порванных ран. Единственное спасение - закрыться, не слушать, не смотреть, уйти в свой уголок и тихо ждать. Странно. Я и ранее не больно то любила компании, шумные, веселые, крикливые, гневливые - не важно. но сейчас буквально любой шорох - и внутри волной поднимается ярость, которую приходится быстро гасить до того, как на морде отобразится хоть что-то, кроме привычной мины безразличия и бездушия.
Быть может, дело в той разведчице... Тогда я действительно вышла из себя и была готова разорвать её. Но тут вмешались... Известно, кто.
Я сдержала гримасу и мельком осмотрелась. Все внимали словам вожака. Правильно, всё верно и как надо. Сама я слушала и запоминала, но будто отдельно от себя. Вот поручение Исаку. Хорошо, отлично. Кажется, сыпется всё на Сехмет. Ну, бывает, нрав у Дикого под стать имени и попробуй зубками щелкнуть - найдешь свою челюсть в ближайшем овражке и плакать по тебе никто не будет.
Инквизиция. Я не стала задерживаться в этих рядах и не больно то стремилась. Хватало того, что меня знали там и не прикапывались почем зря. Но многих стайных гоняли, следили за ними, да и понятно. А мне прошлое в Инквизиции давало некоторый бонус и меня не рассматривали. Хорошо же, к тому же что и не за что.
Сознание фактически дремало, оставляя видимость полнейшей сосредоточенности и в самом деле не пропуская ничего, просто задумываясь о словах Белополосого спустя время. Так дошла очередь и до Тенебры.
Шерсть на загривке словно ти-и-ихо затрещала, а глаза из безмятежно-безразличного оттенка словно накалились. И ведь что? Зависть?
Я перевела взгляд на волчицу, чуть сузив очи. Нет, нет, не зависть. К чему завидовать тому, что ей спихнули ответственность за то, что какой-нибудь жеребенок сунется на границы, пройдет их и попадется на глаза Дикому? Ха, а так кстати было бы наблюдать потом за попытками всё исправить. Нет, не зависть. Неприязнь, совсем личная и неразумная...
Хиса, задание, прекрасно, да-да... Я не сводила взгляда с черной, подавляя клокотание в глотке и призывая все силы чтобы не выделяться из толпы, пока та не поднялась и не подала голос. Вздрогнула, мотнула головой, силясь сменить объект наблюдения. Черный, черный... Малкольм. Теперь в голове еще и пустеть стало. Какая разница до Дракона? И почему я вообще сидела тут, а не рядом с этим волком? И хотела я было исправить эту собственную оплошность, как снова, снова она. Я лишь успела встать и замереть, наблюдая за тем, как они ухмыляются собственным словам, а янтароглазый и не пытается послать волчицу куда...
Я выпрямилась, поймав её взгляд на себе и высокомерно задрала голову, отвернувшись. Ну и плевать. Займусь другим делом.
Кто бы мог подумать, что некоторые чувства так... отупляют.
Я напустила на себя показное равнодушие и стала осматриваться на предмет заданий. Вот Хисант пошла в сторону группы разведчиков. Мне стоило пойти туда же, эта волчица получила должность Левого Ведомого не просто так. Особого тепла и приязни я не испытывала к ней, но и той поднимающейся змеюки, как с Драконом, явно не было. Но стоило ступить в сторону собрания, как путь загородили волчьи лапы. Я медленно подняла глаза.
"Ну здравствуй..."
А в ответ "пойдем", и куда! Глаза вспыхнули негодованием, но ничего сказать я не успела. Дикий. Он вдруг вмешался, спустившись к стае вниз, к нам. Я "благополучно" прослушала его рык по отношению ко Мраку (может, хоть это бы меня порадовало) и его появление стало полнейшей неожиданностью, тем более его слова. Ровно в точно такой же позе, какой я была до этого, тело застыло, словно не понимая, что, о чем говорил вожак? Одурманенное сознание прояснилось лишь после его слов о том, что я. оставалась. тут.
Опасайтесь делаемого. Не желая находиться рядом с черной выскочкой Кхесс истолковал это на свой лад и вот результат. Я было потерянно глянула на Малкольма, по Белополосый смотрел на Тенебру. Она лидер отряда. И она дала добро.
Вжх... Эдакий поток ледяной воды.
- Слушаюсь, - холодно ответила я, смотря на черную.
"Сучка... Ну конечно же." Перевела взгляд на Мэла, столь же пронизывающий, словно желая пригвоздить его на месте.
"Доволен? Умница. Конечно, в её компании тебе будет веселее."
- "Удачи", - произнесла я тоном, подразумевающим "чтоб вы там все лапы переломали" и не взглянув более на их реакцию, на реакцию Малкольма, отошла прочь, исполняя приказ вожака оставаться на месте. Буквально, прямо на поляне, спиной к собиравшемуся отряду. Впрочем, стоит Белополосому дать понять, что глазам его отрадно лицезреть мою серую морду, как я направилась бы к главной разведчицей за заданием, даже не пытаясь вернуться в состав "команды" стражей.

Отредактировано Remmao (2015-07-07 18:08:16)

+3


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Нижний Тэмен » Белая поляна