Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Верхний Тэмен » Чистый пруд


Чистый пруд

Сообщений 1 страница 30 из 94

1

http://clickscreen.ru/screens/5/1502fbb9.png
Небольшой пруд с почти кристальной водой расположен совсем близко с холмами, где скрывается логово Инноваторов.

Ближайшие локации:
- Лагерь Инноваторов (Верхний Тэмен)
- Восточный берег (Верхний Тэмен)
- Алые поля (Верхний Тэмен)
- Туманная изгородь (Верхний Тэмен)

0

2

Косой взгляд на Нео - чего он там улыбается сидит? Заражается оптимизмом Кировской подружки... В очередной раз Минерва поймала себя на том, что ее уколола легкая волна ревности. Любит же этот белошкурый прохвост за дамами таскаться, и не важна, что дамы - тоже занятые. И все же, надо было помнить о важной и неизбежной миссии, которая предстоит Инноваторам, а это значит, что впереди очень трудный бой, который может оказаться полным потерь, слез и скорби. Она не сможет оживлять своих любимых и близких вечно - рано или поздно и ее силы кончатся.
Прочистив горло, волчица постаралась отогнать от себя неприятные мысли и вернуться к Лилит. Она не торопилась, позволяя рыжей поспевать за собой, и внутренне даже не обиделась на то, что ее вопросы были проигнорированы. Все, кроме одного. Что же, не хочет отвечать - ее дело, меньше плюсов в свою копилку поймает, но вот командирское эго заставило ее с легкой надменностью покоситься на волчицу. Дескать, неверно себя ведешь, нетактично.
- Потому что его нет, Лилит, - отрезала Минерва, повернув морду в сторону озера и глядя куда-то вдаль каким-то прискорбно-хмурым взглядом.
Она прекрасно знала, каково слышать о том, что все твои старания и поиски тщетны, что в них нет смысла, и тебе ничего не остается, кроме как смириться со своим ничтожным положением и выживать. Пожалуй, это и было больным местом Мертвоземцев - они были крайне зависимы от своей черной воды.
Выдержав паузу, чтобы Лилит пропустила эту фразу через себя, Минерва, чуть прижав уши, перевела взгляд на волчицу.
- Я расскажу тебе одну историю, - голос ее несколько помягчел, а морда приобрела сочувствующее выражение; волчица медленно шагала вдоль берега, ведя за собой и Лилит. - Когда-то давно на свете жили удивительные существа с безграничными возможностями, которых все называли Судьями. Они следили за миром и его обитателями, поддерживая в нем гармонию и создавая уют. И были у Судей помощники - Обвинители, с которыми они делились своей силой и знаниями, и которым могли передать право управлять чужими судьбами. Тот, кто нарушал баланс, шел на суд к Обвинителям, а если на мир спускалась более весомая опасность, то приходили Судьи и избавляли свою обитель от всяческих угроз, - вздох. - Но однажды в мир пришли неизвестные существа и начали охоту на Обвинителей. Они были настолько могущественны, что им не могли противостоять даже Судьи, и вскоре случилось страшное событие. Судьи и чужаки изничтожили друг друга, оставив после себя выжженое поле на сотни километров. Ни одной живой души, - голос волчицы даже стал несколько тихим. - Многие животные были обречены на выживание, ведь без поддержки Судей и Обвинителей мир засасывал их в пучину хаоса и несчастий. Бессмертная жизнь кончилась, уступив место болезням и старости, и звери спасался от страданий, кто как мог. Так выглядел этот мир до того, как появилась Мертвая Земля, - Минерва взглянула на Лилит, но лишь на мгновение, потом вновь продолжила. - Однажды старая львица нашла двух маленьких голодающих волчат и решила их выходить. Малыши росли, учились, и в определенный момент были вынуждены остаться одни - их мачеха померла. С этих двух волчат началась история стаи Южного Берега - той, что живет за рекой. Со временем она становилась больше, но яд пережитой войны высасывал их молодость и здоровье, делая их жизнь короче и короче. И в определенный момент здесь, на севере, начинают появляться мертвые волки, словно бы кто-то заранее это придумал. И чем больше их появлялось, тем больше становилась опасность для тех, кто еще остался жив - у мертвых нет разума, они следуют только тем законам и правилам, которые внимают в момент своего "рождения". И именно поэтому мы здесь, - волчица остановилась на самом краешке и заглянула в воду, глядя на отражение. - Чтобы спасти живое от мертвого, - выдержала недолгую паузу и повернулась к Лилит. - Нас осталось совсем немного... тех, что еще способны искоренить чернь с лица этой страдальческой земли, но мы верим в наши силы и собираем вокруг себя тех, кто готов нам в этом помочь, - села. - Мне пришлось впустить в свой дом даже мертвых, тех, кто однажды смог пересилить свой страх и покинуть Мертвую Землю. И если ты решишь остаться с нами, я смогу рассказать тебе чуть больше и лишить этой убивающей тебя жажды, но и взамен потребую искренности и следования нашей общей цели. А если ты решишь уйти, - Минерва сделала еще одну театральную паузу, будто показывая этим, сколь неправильным будет сей поступок. - ...ты никогда больше не вспомнишь о нас и окажешься там, где тебя встретил Кира.

Отредактировано Minerva (2015-02-03 19:33:48)

+4

3

Фраза Минервы ядом врезалась в сознание Лилит. Источника нет. Нет. Разве это возможно?
Правду принимать не хотелось. Она была ужасной, уничтожающей. Правдой, которую лучше бы никогда не узнать. Почти сразу Лилит подумала о Вольных - все, кто пошел следом за Азазелем обречены. Они иссохнут, и завершат свою вторую жизнь, бесславно, и вдали от того места, которое привыкли считать домом.
Первая мысль, которая, впрочем, не задержалась в голове волчицы - Вольных надо предупредить. Но стоит ли есть? Есть ли разница - все они уже когда-то умирали. Захотят ли вернутся обратно, когда узнают, что надежды на жизнь вдали от Мертвой Земли невозможна?
Лилит всегда было плевать на окружающих. Её забота о близких заканчивалась там, где заканчивалась и её выгода. Сейчас заботиться о Вольных не имело никакого смысла, и потому рыжая слушала Минерву.
Идти следом за координатором было тяжело, но травница изо всех сил крепилась, стараясь еще оставаться в сознании и при этом воспринимать то, что говорила Минерва.
Это было тяжело. То время, о котором она рассказывала, было так далеко и так нереально, что Лилит даже трудно было представить, что эти события действительно имели место быть. Мысль рыжей не уходили дальше собственного мертвого рождения - она никогда не задумывалась, что было раньше. Никогда не искала хоть какие-то намеки на прошлое. Ей хватало реальности, и её узколобость на этом заканчивалась.
Минерва подтвердила слова Лилит. Слова ранили, в очередной раз рыжая подумала, что живые волки просто насмехаются над ней и над всеми другими. У мертвых нет разума... Так ли это? Ведь травница действительно никогда не задумывлась ни о чем таком, о чем сейчас говорила с ней альфа.
- Я не просила, чтобы меня оживляли и никто из нас не просил, - наконец произнесла Лилит горько. - А теперь ты винишь нас в том, что мы не хотим умирать.
Минерва села, и Лилит с удовольствием последовала её примеру, закрыв глаза. Она так устала... Так устала от всех этих событий, происшествий, постоянного выбора. Устала чувствовать себя... Не такой.
Последняя фраза Минервы прозвучала требовательно, жестко, каким было все в этой волчице.
Так значит... Она, Лилит, может вернутся? Может вновь оказаться среди Вольных?
Рыжая задумалась. Привычная жизнь была такой заманчивой... Она знала, как выживать. Она знала, как цепляться за предоставленный шанс, знала как крутиться в предложенных обстоятельствах, знала, как выкрутиться из знакомой ситуации.
То, что предлагали ей сейчас было абсолютно новым и не привычным, и Лилит было страшно. Она знала, что это "новое" будет требовать от неё чего-то большего, чем обычная страсть к жизнь, чем привычка выживать в любых условиях. Будет требовать от неё действительных усилий, усилий моральных, силы духа и главное - честности. Правда ранит.
И самое ужасное - Лилит придется быть честной с собой. Волчица чувствовала, что стоит на краю пропасти, и заглядываю в бездну - бездну собственной души. И она твердо знала: там, в потемках, все давно уже прогнило, как и её оболочка.
Но было одно но.
Память. Слишком остро Лилит ощущала, что ей не хватает памяти о собственной жизни. Слишком остро осознавала, что чего-то лишена. И теперь она снова может потерять её.
Но есть ли разница, если Лилит даже не вспомнит о том, что помнила? Какой каламбур.
Так просто... Забыть все. Не переживать. Не сомневаться всю оставшуюся жизнь. Просто забыть. И подохнуть вместе с остальными Вольными от иссушения, в неведении и относительном счастье.
Забыть полет, забыть доброго Киру, его неуемную заботу, наивное желание все исправить. Забыть, как бьется живое сердце.
И вот это последнее, пожалуй, сыграло свою ключевую роль.
- Я останусь.

+3

4

Безусловно, Минерва понимала, какие чувства сейчас посещают голову Лилит, хотя почему-то ей казалось, что вся эта история была благополучно прослушана. Интересна ли мертвой волчице история о том, как жил Офирит раньше? Может, ей и вовсе противно все это выслушивать. Но Минерва, глядя на свою собеседницу, чувствовала, что мысли давят той на голову. Скует ли ее желание познать все от и до, отказаться от прошлой жизни, чтобы вступить в новую?
- Верно, - кивнула Обвинительница на слова Лилит и даже легонько улыбнулась. - Ни один мертвоземец не повинен в том, что он вновь родился.
Минерва знала, что за тайной жизни мертвых волков скрывается нечто или некто. Не может просто так возникнуть озеро крови, а что самое интересное, живительной крови. Другой вопрос: как у этого озера крови появляются трупы некогда живых волков. Минерва, хоть и могла смотреть в прошлое и считывать мир, но все же и ее возможности были крайне ограниченны.
- Но есть тот, кто виновен в этом, - голос волчицы стал несколько напряженным, словно это знание ее чем-то пугало. - Тот, чье существование обрекает всех нас на новое противостояние. Каждый из нас должен выбрать правильную сторону: либо жить настоящей жизнью, либо коротать вечность в мертвом теле, повергая мир в хаос, - Минерва чуть пригнула голову к Лилит (уж ее большой рост по сравнению с последней принуждал ее наклоняться, чтобы не смотреть на Лилит как на щенка). - Я уже сделала свой выбор, и не просто потому, что мне дана власть распоряжаться судьбами. Я просто хочу, чтобы мир был правильным.
Она смотрела на рыжую пристально, будто бы изо всех сил пытаясь поставить чужеземку на путь истинный. Ее голос уже не был таким холодным, как несколько минут назад, она говорила куда мягче и даже с небольшой тенью волнения. Она ведь тоже не выбирала себе судьбу, родители сделали это за нее, но она рада, что ей достался такой путь. Ей нравилось вести за собой и направлять волков по верному пути. По пути, предписанному предками.
- Осмотрись вокруг хорошенько, Лилит. Подумай о себе, о том, что бы было, если бы тебе посчастливилось узнать то, чего неведомо другим. Осознать правду, увидеть себя с другой стороны, ощутить стук сердца и посмотреть на мир живыми глазами, - Минерва добро улыбнулась, нутром ощущая, как тело Лилит сдается под натиском слабости и жажды. - Подумай о Кире, который так волновался за твою жизнь. Смогла бы ты так же волноваться за чью-то другую? Так, как это делаем мы. Подумай и скажи мне ответ, а пока...
Белая медленно зашла в воду по самое брюхо, несколько мгновений стояла недвижимо, лишь высматривая в озере что-то, а потом резко окунула морду в воду. Рыба. В ее пасти была обычная рыба, дергающаяся и пытающаяся спастись из пасти хищницы. Минерва положила рядом с Лилит пищу.
- ...поешь и наберись сил.
Это не был источник, но из лап Обвинителя любая еда могла вернуть силы. Хотя... мертвоземцы, наверное, именно это и ищут.
- Твое сердце не забьется, но ты почувствуешь себя лучше, - уверила она рыжую и уселась неподалеку, устремив взор куда-то вдаль.

+2

5

Что было правильным? Лилит никогда и ни с кем не вела подобные разговоры. Для мертвых правильным было лишь то, что делали правильным они, и что они наделяли силу. Правильным для них было добиваться власти силой, идти по головам, следовать своим целям. Каждый из них был себе на уме, вместе с другими - но сам по себе, и сам в себе, выстроив вокруг себя огромную, непроницаемую стену.
Теперь Минерва говорила с Лилит о том, что должно быть правильно в целом, правильно для всех. Это казалось волчице диким и не понятным, это пугало её, это заставляло искать что-то в себе  и пугаться, натыкаясь на глухую пустоту.
Все в её мире кардинальным образом менялось, исчезало. Лилит заставляла себя смотреть шире и наталкивалась на незримые рамки, которые удерживали её со всех сторон. Рамки привычной мысли, привычного мировоззрения.
Все что надо - сделать шаг вперед, пробиться границы, которые так сильно удерживают её мысли.
Куда уж мне разбираться с тем, у кого есть столько сил для того, чтобы таскать трупы, создавать Черную воду и воскрешать тех, кого быть не должно, когда я со своими мыслями разобраться не могу?! Хотя кто его знает, что на самом деле проще.
Минерва вновь заговорила, а затем вошла в воду, оставив после себя звенящую паузу.
Перед Лилит упала рыба, и волчица неуверенно понюхала её. Она никогда не ела настоящую пищу, никогда не чувствовала вкуса да и не хотела его чувствовать - это было бесполезно.
Но сейчас травница будто бы инстинктивно ощутила, что это поможет ей и неуверенно откусила кусочек. А потом еще, и еще. Ощущение еды словно бы напоминала ей о чем-то, но о чем - Лилит никак не могла уловить, мысль ускользала от неё, куда-то исчезала. Эмоциональная память - она куда сильнее памяти обычной, но волчица просто наслаждалась едой, и тем самым новым ощущением, которое было смутно знакомым.
Силы действительно возвращались к ней, наполняли каждую клеточку её тела, проясняли разум. Лилит становилась легче и она радовалась вновь обретенной силе, пускай вряд ли она полностью заменит ей черную воду.
Покончив с трапезой, рыжая подняла голову на Минерву. Ей нужно дать ответ.
Она представила себе Киру, представила себя на его месте. Бросилась бы она на помощь незнакомцу, если бы он в ней нуждался, пожертвовала ли собственной шкурой?
Определенно, нет.
А если бы это был кто-то вроде Киры или Нео?
Да, возможно бы, и пожертвовала...
А в чем разница? В том, что она по умолчанию воспринимает всех такими же, как и она сама?
- Я не знаю, - Минерва просила честности. - Я никогда так раньше не делала.
Почувствовав силу, Лилит ощутила себя не такой обреченной. Влияние Минервы, близость озера и странных волков действовали на травницу до странности благожелательно, давая ей повод задуматься.
- Я... Я не знала, что хоть кто-то так может. Хоть одна живая душа.

+2

6

Краем глаза Минерва наблюдала за трапезой чужеземки. Вновь ее сковало какое-то сомнение: правильно ли сейчас она поступает? Того ли хотел Кира, когда просил о помощи? Все же эта волчица - мертвоземка, ей предписано погибнуть... если только Судья или, на крайний случай, Обвинитель не скажет иначе. Но нельзя всех мертвых волков вернуть к жизни, их существование в корне неверно. Даже существование Киры было неверным, но его желание привести мир к гармонии... Вот что играло роль.
- Обвинитель забирает смерть и меняет ее на жизнь, - прокомментировала произошедшее Минерва. - Рыба, которую ты ешь, отдала свою жизнь тебе, а в себя впитала хворь, что мучает тебя. Обвинитель должен следить за этим, чтобы одно уравнивалось другим. Все взаимосвязано.
Подняв на Лилит голову, легко улыбнулась. Ей приятно было видеть, как разум этой, ведомой проклятьем Мертвой Земли, потихоньку проясняется, как она начинает задаваться вопросами, вкушая что-то новое в своей мертвецкой жизни. Так она однажды смотрела на Киру... на Асурана, которого наставить на эти размышления было еще проще - белошкурый преемник сыграл в этом не первую роль.
Предвидев вопросы о том, как можно приводить мир к гармонии, не имея за собой сил, сравнимых с силами Обвинителей, Минерва как-то уже более буднично вздернула брови, возведя глаза к чернеющему от туч горизонту:
- У каждого из нас есть друзья и близкие, которых мы ценим и любим. Именно это дает нам сил и уверенности в нашем деле. Кира сказал бы тебе, что ему просто есть кого защищать, и что по этой причине он готов ввязаться в этот неравный бой. Мое видение же много дальше - я защищаю то, что должна защищать. Тебе же надо просто найти то, чего бы тебе не хотелось потерять больше всего. Ощущения, воспоминания или тех, кто стоит с тобой плечом к плечу. Взгляни на них, - волчица кивнула на состайников, что стояли по ту сторону озера и о чем-то переговаривались. - Они все разные, у каждого из них своя история, но всех их объединяет одно - страх потерять друг друга.
Даже несмотря на то, что к некоторым из этих волков Минерва испытывала несколько двоякие чувства, так или иначе, она приняла их и считает своим долгом вести их за собой.
- Я не тороплю тебя с выводами, но выбрать свою сторону тебе тоже необходимо. Если ты, конечно, хочешь стать тем, кто готов бороться за правильный мир, - вильнув ухом, волчица подняла морду кверху - где-то там клекотнул орел, и ее сознание вновь омрачилось.
Кира. Асуран... Они ушли в логово к врагу. Но раз Обвинитель просил подождать его до утра, она подождет. Но если он не вернется... ей придется выступить.

+1

7

То, что должно было подбадривать - угнетало еще больше. Лилит тоскливо перевела взгляд на волков. Да, они выглядели куда более счастливыми, чем все мертвые волки вместе взятые. Счастливым не обязательно показывать клыки, чтобы что-то доказать. Не обязательно показывать свою силу. Счастливым достаточно просто быть.
Да, все эти волки боялись кого-то потерять, у них у всех был кто-то близкий и родной, с кем не страшно было одиночество, кому доверяешь.
А у Лилит не было никого. Она не знала, кого боится потерять. Волчица отчаянно пыталась вспомнить, кого-нибудь, хоть кого-нибудь, судьба кого была для неё не безразлична.
Она пыталась понять, ощутить на себе.
Был Азазель, за которым она пошла из стаи, но действительно ли Лилит была привязана к нему? Рыжая попыталась представить, что бы было, если бы он вдруг исчез. Стала бы она горевать? Азазель поддерживал её, он являлся вожаком их маленькой стаи, а она была как бы "при нем" - неплохое место, теплое. Но если отбросить все неудобства, которые травница испытала бы с его исчезновением - она бы почувствовала хоть что-то?
Нет, вряд ли.
Кто был еще... Амон? Да, в какой-то момент Лилит показалось, что она испытывает к нему нечто вроде привязанности. Он пропал, и что было тогда? Лилит чувствовала какую-то рассеянность, потерянность, некое разочарования. Но была ли для неё хоть какая-то выгода, если бы он остался?
Нет, абсолютно. Но, тем не менее, она испытала огорчение, когда он пропал. Мимолетное, едва ощутимое, потому что больше не позволяла. И отчаянно рыжая уцепилась всеми силами за это чувство, пытаясь возродить в себе то самое, странное, сокровенное. Волновалась ли она, боялась ли, погиб Амон, или нет?
Сразу так и не скажешь. Первый ответ, который приходит на ум - нет. Но если поразмыслить... Как же она разозлилась, когда Амон появился вновь, как же взбесило её его безразличие, то, что он не слова не сказал ей, Лилит!
Нет, это не было приятным чувством, совершенно. Это было ужасно и невыносимо, это заставило травницу бросить все и сбежать на неведомые ей территории, подчинившись импульсу. И ни к чему хорошему это не привело...
Но это придавала хоть какой-то смысл, хоть что-то. Какой-то привкус чего-то настоящего.
И разве не произошло ли хорошее здесь и сейчас?
Лилит снова посмотрела на другой берег, отчетливо услышав мерный стук живого сердца, воспоминание, прикосновение к теплому боку.
Это все давало... Надежду?
Горло рыжей сдавил горький комок.
- Наверное, мне пока некого беречь. Это куда труднее, чем жить так, как я жила.
Где гарантии, что она приживется тут? Где гарантии, что Лилит не будет теперь насмешки и унижение? Нет гарантии.
- Я хочу попробовать.
Мир начинался с неё. Следовало попробовало бороться за себя. Не так, как она делала до этого - не считаясь с остальными. Бороться за себя, за свою честность, за то, что знать - все это не зря. Заботиться об этом мире, чтобы спасти свою душу.
Стук сердца в белой груди.
Жизнь стоит того, чтобы за неё бороться.

Отредактировано Лилит (2015-02-08 02:01:45)

+2

8

Судьба всякого мертвоземца - это череда горечи и разочарований. Навряд ли бы нашелся хоть один мертвый волк, который бы не стал жаловаться на свою жизнь. Он, так или иначе, всегда оставался непонятым, недовольным, ненужным... Вот и у Лилит наверняка были те же ощущения. Начинает ли она понимать, сколь печально все это? И почему живые так цепляются за свою жизнь и за жизнь своих близких? Научится ли она ценить все это, когда осознает, что Мертвая Земля - это всего лишь кем-то навязанный тяжкий груз на плечах Офирита, от которого его нужно избавить?
Минерва посмотрела в глаза рыжей с надеждой, что все это вскоре придет ей в голову, и ее восприятие начнет постепенно меняться.
- Понимаю, - кивнула белая волчица. - Все появится постепенно, не сразу. Но не заглядывай в ту жизнь, которая у тебя была в Мертвой Земле - она теряет смысл на фоне воспоминаний из настоящей жизни. Со временем ты все увидишь своими глазами и сама ощутишь эту огромную разницу.
Взглянув на серые облака, Обвинительница выдохнула. Несмотря на то, что она говорила об одних вещах, в голове же роем вились думы о других. Завтра. Этот день настанет завтра. Волчица прикрыла глаза, совладев с волнением. Если Кире понадобится подмога, то Архангел сообщит об этом, но голос орла по-прежнему молчал. Это ожидание пугало.
- Что же, пока пойдем познакомимся с остальными Инноваторами, - Обвинительница склонила на бок голову, приглашая Лилит следовать за собой к Лагерю. - Они - хорошие ребята, но им нужно привыкнуть к тебе так же, как и тебе к ним. Идем.
Белошкурая неторопливо двинулась вдоль берега, волоча свой длинный хвост за собой.

0

9

Настоящая жизнь? Неужели Минерва говорит о...
Нет, не может быть. Если бы Лилит могла вспомнить, кем она была - разве не существовал бы иной способ это сделать, разве нужно было бы идти в такую даль к Инноваторам. Судьба иногда даже пугает своей иронией.
Быть может, координатор говорит о жизни с Инноваторами, как о настоящей жизни, потому что, если повезет, она, Лилит, сможет научиться тем вещам, о которых даже никогда не слышала, не знала, что они могут быть возможны.
Волчица поднялась, испустив легкий вздох. Все таки, то что происходило было довольно трудным. Мысли о будущем не давали покоя. Что будет дальше? Ведь снова, поддавшись эмоциям, Лилит позабыла о своем главном правиле. Она променяла привычку и комфорт на что-то совершенно глупое, возможно даже - пустое. Когда говорила Минерва все эти ценности, казалось, имеют смысл. По её словам, они наполняли жизнь и делали её не бессмысленной.
Теперь же, когда белая волчица замолчала и пошла вперед, вдоль озера, возвращаясь к стае, сила её слов будто бы ослабела, заставляя бывшую травницу вновь сомневаться.
Хорошо Кире, Нео и остальным. В них нет сомнения, они не поддают каждое сказанное другим слово тщательному анализу, не пытаются найти глубинный смысл, даже если его нет, пытаться уловить, где тебя обманывают.
Что же. Рыжая сделала свой выбор, она сказала окончательный ответ - что теперь жаловаться?
Ощутить, что силы вновь вернулись - было прекрасно. Лилит шла, понимая, что больше не шатается, как осиновый лист на ветру, что вновь может соображать, и ей не обязательно по долгу думать, чтобы сосредоточиться на определенной мысли. Даже удивительно, что такой эффект дала обычная еда, а не привычная черная вода, которую Лилит привыкла использовать в случаях недомогания.
Пожалуй, эти Обвинители действительно наделены невиданной силой, если даже обычная еда стала целебной. Хорошими же они целителями были бы! Наверняка - ни одного смертельного случая.
Лилит улыбнулась, чуть опустив голову. Самые глупые размышления, которые она только могла себе позволить.

Отредактировано Лилит (2015-02-10 00:14:38)

+1

10

--->> Вне игры

Дурной мир разыгрался, наутро оставив тепло. Шестой месяц н-ного года в Офирите, по праву несущий с собой дожди, как заправский слуга некого вулкана, не прочь пригревать бока подопечных. В душе с энурийской погодой, Кагари не получала ровно никакого удовольствия от того, что белый мех гладили отражавшиеся от поверхности пруда лучи солнца, не проникавшего напрямую из-за соседних деревьев. Эти искры неприятно резали глаза, раздражая, как раздражало редкое птичье пение. Тишина, тишина, а потом раз! И такое свистящее фьють-фьють-фьюа из разных уголков. Расуэль, они перебудят весь лагерь раньше времени! От работы самка отлынивать не собиралась, она помогла бы забыться, наоборот, но любое общение сегодня вряд ли могло быть светлым и добрым.
Асур-ран...
И Кира. Нет, она готова была стерпеть это ожидание, переболеть тревогой и проклясть весь лес за такую долгую ночь, за такой воздух, который отдельным щенкам что-то выдувает из головы, конечно, готова, но...Хвост нервно резко дернулся влево, затем вправо. Солнечные зайчики видели, как пробежали желваки по лежавшей на лапах морде. Глаза смотрели на противоположный берег, но не видели его, наблюдали за чем-то внутри сознания. В позе растекшегося сфинкса она провела ночное время, но даже если и хотела превратиться в статую - периодические приступы гнева вперемешку с тревогой волнами бегали по телу, заставляя то и дело вздрагивать. Перемолчит сегодня. Конечно, у них была сотня причин оказаться правыми! Покинуть лагерь и шастать, оставив командование в неведении. Ведь одними благими намерениями дышал уход черношкурого, ведь одно лишь желание ни за что не расставаться с другом и быть с ним до конца мешало вернуться кому-то одному из этого дуэта.
Конечно правы!
По лапам пробежала судорога - Кагари вскочила резко, выгнув спину и распушив мех. Лапы напряглись, желая оттолкнуть от себя влажную землю. На них и не найдут управы, сойдет с ушей что угодно, если Минерва будет уверена в чистоте их идей и поступков. Мертвая земля...как ходить на болото, теоретически в котором есть клад, но на практике - одни комары и поганки. К бывшей стае волчица не чувствовала ничего теплого, не помнила почти ни одной морды, с которой бы вновь хотела увидеться. Инноваторы защищают мир, готовясь к войне, но почему только так рождается спокойствие и равенство - силой?! Руж выдохнула, опускаясь обратно на траву - у нее у самой в данный момент не было запасных сил. Это и остужало ее пыл.
И так - почти всю ночь. Дурной мир играл, меняя время суток, а у янтароокой на душе заглохли туманы с грохотом в отдалении. В дешевой прозе это именуют прекрасными муками...но только сейчас уже не до шуток.

+2

11

--->> Вне игры

Утренний луч проник сквозь вход пещеры, упав прямо на морду Лаки. Волчица чуть сморщилась, отгоняя сон. Рядом лежала Лилит. Неподвижная и холодная мертвоземка не подавала никаких признаков жизни, и по телу Лакс пробежал легкий холодок - несколько жутко было осознавать, сколь мало волки Севера отличаются от давно ушедших, погребенных под землей.
Но отличались же - осознавали себя, мыслили, чего-то желали. А иногда, если Минерва того хотела - обретали память.
Каждый раз, глядя на то, как мертвоземцы вспоминают о своем прошлом, Лаки задумывалась: что делает нас нами? После смерти волки становились совершенно другими. Но стоило только позволить им вспомнить, стоило только дать им надежду - и все преображалось прямо на глазах.
Каждый раз Лаки думала о том, что в каждом мертвоземце, где-то в глубине - есть частичка прошлого, есть воспоминания о жизни. И именно она откликается, когда Лаки заговаривает с ними, старается помочь выбрать правильный путь.
Лилит чуть шевельнула ухом - конечно, она не спала. Палевая волчица чуть наклонила голову, разглядывая рыжий мех на затылке новой состайницы.
О чем она думает, что происходит в её голове?
Затем взгляд Лаки скользнул по пещере, по спящим телам товарищей. Легко было понять, кого не хватает - знакомого белого меха подруги не было среди лежащих вокруг волков.
Лаки тихо поднялась на лапы и легко выскользнула из пещеры. Солнце почти сразу согрело мех волчицы, и она довольно, по кошачьи, потянулась и зевнула, легкой трусцой направившись в сторону пруда.
Кагари была там, и одного взгляда на волчицу хватило, чтобы Лаки поняла, в каком она состоянии. Не удивительно - после ухода Асура все были на иголках.
Лаки же не сомневалась в нем, и в чистоте его поступков. Не сомневалась она и в Кире - Обвинитель сделает все возможное, чтобы вернуть друга, какие бы цели не преследовал Асуран, отправляясь в Мертвую Землю.
Палевая волчица приблизилась к Кагари, села рядом, некоторое время изучая чистую воду пруда, чуть жмурясь от солнечных бликов, которые отскакивали от поверхности.
- Ты тут всю ночь провела? - спросила Лакс мягко, с какой-то долей сочувствия. Она чуть повернула голову к Кагари, но пока не смотрела в упор на неё, давая возможность белошкурой самой начать этот зрительный контакт. Лаки хорошо понимала, что есть в этом мире чувства, которые хочется скрыть ото всех - и она давала возможность Кагари сделать это.

+2

12

Колючие ветки ласково оплетали тело как некое красивое украшение, стоившее всех пролитых слез. Сиди и не рыпайся, ведь (!) робкая мечта всегда оставляет одни шипы от роз. Из лепестков давно сделали варенье. Сладкое, хотелось бы его испробовать, да только сейчас все перебивал гнев, душил, такой, который вперемешку с обидой давал гремучую смесь. Если выражаться просто и кратко - держите Асурана подальше от этой дамочки и никто не пострадает.
Сгоряча она натворит бед.
Сгоряча она накричит на подругу, ничуть не желая ведь на нее кричать. Полуночные застывшие слезы не могли раздражать навечно янтарных глаз, мертвые не выдавали внешним видом своих недугов. Кровь давно вода, черная вода. Кагари невзначай усмехнулась своим мыслям - пусть только кто-то еще попробует сказать, что отсутствие бьющегося сердца мешает чувствам. Она заставит языкастого это проверить на себе.
- Они ведь должны были уже вернуться, - как в тумане, буравила невидящим взглядом гладь, перенеся вес на переднюю часть корпуса. Именно сейчас...когда все больше разговоров о соседней стае...и еще эта новенькая. Координаторы, ушедшие мертвоземцы, Асуран, настроение Минервы, всего лагеря, миссия Киры, мир и гармония...зрачок машинально перебегал с искры на искру.
- Почему он ушел сейчас?! Почему мы не получали никаких вестей всю ночь?! - на выдохе выкрикнула разведчица, не стесняясь перебудить население. Она резко развернула морду к Лаки и выжидающе глазами впилась в нее. Упрека там не было, но было какое-то ожидание ответа и скрытой надежды среди нервных ноток и злого взгляда. По мышцам пробежала волна, вместе с криком сломалась долгая выжидающая оболочка. Лаки...такая светлая, легкая, небесная. Она не заслуживает выслушивать чужие психозы...тем более что потом за них не последует извинение, но...вина все равно найдет обидчика. Слова только этой волчицы были для Кагари сейчас не пустым звуком. Минерва не в счет.
?!
Морда вытянулась, за ним и тело приняло стойку гончей. Уши прижались к голове и встали торчком одновременно, натягивая кожу. Дыхание пропало ненадолго. В голове приятный сумбур из орлиного клекота заставил сердце биться о ребра раньше, чем до головы дошло услышанное. Кагари сорвалась с места как ужаленная, стрелой преодолев расстояние до края колыбели Инноваторов. Фридом! Руж засекла Фридома.
Кира. Самка крутила головой, ничуть не сомневаясь, что ей не мерещится происходящее. Надеясь, что не подчинилась отложенному сну. Рывками беря воздух и с большой амплитудой размахивая хвостом, Кагари едва удерживала себя на месте, чуя прилив сил для многодневного марафона.

+4

13

Все что оставалось Лаки - это чувство бессилия. Она понимала, что не может изменить чувства Кагари. А иногда так хотелось просто заставить кого-то быть счастливым, забрать чужую боль себе.
Лакс понимала, что чувствует Кагари. Эти две волчицы были ужасно разными, почти противоположными, но именно сейчас Лаки понимала, что ощущает белошкурая. Не смотря на то, что прошло много так много времени, Лаки помнила... все равно помнила, как потеряла все.
И эти воспоминания делали её сильнее.
Выдержав внезапную вспышку гнева подруги, Лаки вскинула морду к утреннему небу.
- Лэдженд... - прошептала палевая небесам, зная, что орел не услышит её, но почувствует мысленный сигнал, и поймет, что хочет от него Лаки. Полететь навстречу, выяснить, хоть как-то прояснить ситуацию - информация, хоть какая-то весточка. Незнание угнетало.
А после - вновь посмотрела на Кагари, на этот раз откровенно, встретившись с ней взглядом и несколько секунд просто изучая янтарный взор волчицы. После подалась вперед, будто бы Кагари падала, а Лаки хотела её подхватить, и легко коснулась мордой шеи белошкурой.
- Кагари, послушай, - произнесла Лаки наконец. - Ты должна доверять ему. Ты ведь знаешь Асурана, знаешь лучше, чем все мы, и знаешь, какой он. Чтобы он не сделал, куда бы не шел и чем все это не закончилось - верь ему. Мы не знаем, что происходит в чужой голове, мы не можем управлять мыслями и чувствами других, как бы нам того не хотелось. Лучшее, что мы можем сделать - это позволить им быть собой рядом с нами. Асуран делает то, что считает нужным. Позволь ему, ведь в этом его суть. Он справиться, чтобы там ни было, в чем бы не была причина - он справиться со всем.
Небольшая пауза, Лаки смотрела на белошкурую почти в упор, глаза её излучали спокойствие и уверенность, палевая позволила себе подбадривающее улыбнуться.
- И ты тоже справишься. Он не бросит тебя, Кагари.
Янтароокая первая сорвалась с места, волнение волнами исходило от неё, она была напряженна и возбуждена. Сердце Лаки забилось сильнее - она всегда ждала возвращения Киры, но в этот раз не знала, что принесет его приход: радость ли, горе.
Несколько движений - и Лаки оказалась рядом с Кагари, встала близко, чтобы чувствовать боком её бок, стараясь прикосновением чуть успокоить белошкурую. Неизвестно, какие новости принес Обвинитель. Лучше быть рядом с Кагари, когда все проясниться.
Мысленно Лакс обратилась к Лэдженду: видит ли Джастиса?
Холодок пробежал по палевой шкуре волчицы, а подушечки лап от волнения начали несколько покалывать.

+4

14

С каждый приближением к границам Инноваторов движения Киры стали более торопливыми, сильными, быстрыми, словно он боялся, что не успеет. Как тогда, с Лилит. Несмотря на то, что Рейкстрир себя прекрасно чувствовала, наполненная Кхесской водой под завязку, Кира действительно торопился доставить ее в лагерь. Хотя и не только это было причиной его спешки. Минерва могла выйти в наступление, и это надо пресечь. До той самой поры, пока Фридом не принесет вестей от Джастиса, Кира просто обязан сдерживать Обвинительскую волю Минервы. Нет, он не собирался вступать в конфронтации, но намеревался дать всем понять, что его товарищу нужно дать еще немного времени, и он сделает все, чтобы Асуран получил его. Только после того, когда черный осознанно попытается подорвать Инноваторское доверие... только тогда Кира будет готов к решительным действиям. Он очень этого не хотел и не знал, как к этому отнесется Кагари, но добра от сестрицы явно ждать не придется. Этого нужно было избежать любой ценой, но если больше не будет выбора...
- Все так... запутано... сложно, - сцепив челюсти раздумывал Кира по мере своих огромных прыжков по ровной травяной местности. - Зачем, Асуран?
Всегда возникал этот вопрос. Черный как-то сторонился всегда общих сборищ, стоял в тени и не подавал голоса, только если очень хотел что-то сказать. Поэтому по большей части действовал по собственной инициативе, чем и провоцировал у прочих стайных этот самый вопрос. Самое забавное, что Асуран наверняка сам не знал на него ответа... но да ладно. Его правда. И Кира надеялся, что она не беспочвенна.
Вверху раздался клекот орлов, Фридом очень громко ответил на призыв своей соратницы Руж, чем и привлек внимание своего спутника. Кира поднял вверх голову, видя, как красноперая орлица устремилась навстречу Фридому, и приказал последнему снижаться, опустить "груз" на землю.
И после того, как Рейкстрир была благополучно опущена на четыре лапы, молодой Обвинитель позволил себе отдать орлам приказ. Да, выглядело это как приказ.
- Отправляйтесь на границы Мертвоземья, дождитесь сигнала от Джастиса.
Послушает ли его Руж, столь же вспыльчивая дама, как и ее спутница, Кира не знал, но очень надеялся на влияние Фридома. Все-таки тот - боевой парень, усмирить, если что, сумеет. О приближении Лэдженда Фридом сказать не успел - уже мелькал своими синими перьями высоко в небе. Не обращая более на орлов никакого внимания, белошкурый уставился на Стрир и легонько улыбнулся. Улыбка была натянутой, было заметно, что волка что-то очень сильно волновало, но он не собирался передавать свое печальное настроение другим.
- Пожалуйста, не влезай в разговор, пока Минерва не обратится к тебе. Я вернулся без Асурана - у командования будут лишние вопросы.
Это было очевидно, наверное. Инноваторы очень ревностно относятся к своим состайникам и не терпят их сомнительности. Поэтому... Рейкстрир, на самом деле, была сейчас очень некстати. Может, стоит ее пока оставить где-нибудь в Алых полях и привести, когда буйства улягутся? Было бы неплохо... по крайней мере, у мертвоземки не осталось бы плохих впечатлений, но... Нет времени. Он слишком торопился.
Чистый пруд показался перед глазами совсем скоро; Кира успел заметить впереди две знакомые фигуры, на мгновение остановился, замешкавшись, но тут же продолжил идти вперед. Он шел медленно, тем самым и обезопасив Рейкстрир от чрезмерного количества движений, что может плохо сказаться на ее состоянии.
Да, Кагари была сама не своя. Она явно ждала не какую-то мертвоземскую волчицу, а... Асурана. Кира остановился буквально в пяти метрах от волчиц, очень понимающе и сочувственно глядя обоим в глаза. Ему и самому было грустно, это легко читалось на его морде.
- Привет, - тихо кивнул Обвинитель и обнадеживающе улыбнулся, больше глядя скорее на Кагари, чем на Лаки - все-таки это для нее новость. - Асуран попросил дать ему еще сутки. Там остался его брат, которого он все никак не может вразумить... - само это оправдание очень горчило - неужто он, Обвинитель, не мог промыть мозги собственному другу?
Белошкурый хмуро покосился куда-то в сторону - его тоже не устраивало это положение вещей.
- Я не знаю, почему он это делает... Исак ведь... - взглянул на сестру - она должна же помнить этого белошкурого безумца? - Трудно ему будет с ним. Но он попросил дать ему еще один шанс.
О том, что он приказал Фридому напасть на Джастиса, Кира умолчал. О Стрир пока тоже не говорил - ей нужно сейчас спрятаться за его фигурой и не высовываться, пока тот не усмирит вполне вероятную эмоциональную бурю.
Теплый, несколько виноватый взгляд на Лаки. Пожалуй, чтобы как-то сломить Исака потребуется только могущество именно этой рыжей волчицы - к ее словам прислушивались абсолютно все независимо от размеров и нравов.

+3

15

Впереди виднелись холмы, красочно освещённый восходящим солнцем, что-то, наверное, водное, чуть поблёскивало… Это теперь будем новым домом волчицы, получается? Да только не ощущается это, не осознаётся, что в нескольких метрах лежат земли, на которых чёрно-бурая будет жить, возможно, всё оставшееся ей время. В голове пока не укладывается, что Инноваторы – навсегда, всё думается, что лишь на пару деньков прибываешь, а после вернёшься на свою хоть и родную, но осточертевшую землю, и от этого чудится, будто во сне всё происходит.
Да только реальность это, всё серьёзно. «Ты ведь осознаёшь, Стрир, на что согласилась?»
Когда Фридом внезапно подаёт голос, мертвоземка невольно содрогается. В небе начинается небольшая суматоха: один орёл встречает другого, они переговариваются на своём орлином, и вот теперь Рейкстрир начинает чувствовать себя немного неуютно среди подобной компании. Но вот синепёрый поставил, теперь уже на совсем, свою ношу на землю и, получив задание от товарища-Киры, удалился в том направлении, откуда прибыл. Будет наблюдать за Асураном? Ведь вроде как в интересах Инноваторов – вернуть его сюда в целости и сохранности. Хороший же способ придумали для слежки эти волки. А что если… вдруг мертвоземцы всегда были под надзором огромных орлов, парящих высоко в небе? Рей ещё долго провожает взглядом Фридома, отвлекается и оборачивается же только тогда, когда белошкурый просит не вступать в разговор с Минервой, пока они не решат другие вопросы. Кивает головою в знак того, что поняла. Что ж, ладно, не влезать, так не влезать. Значит, просто будет внимательно слушать, стоя в уголке. О, это-то Стрир умеет лучше всего, не правда ли?
Медленно ступает за Обвинителем, потихоньку оглядываясь по сторонам, прислушиваясь, втягивая воздух, изучая. Сильных различий с местностью Мёртвой земли не находится, что создаёт ещё большее впечатление того, что находится чёрно-бурая где-то совсем недалеко от прежнего дома. Даже в воздухе, пусть и намного, намного реже, но улавливается запах мертвецов. «Не первая?» Интересно из тех, кто уходил с земель мертвоземья, сколько попали сюда? Скольким позволили сюда попасть?
Чуть было не столкнулась с остановившемся Кирой, засмотревшись, задумавшись о своём. Белый кого-то приветствует, и Рейкстрир отклоняется в сторону, глядя через плечо на тех, с кем поздоровались. Две по виду вроде как обычные волчицы, примечательные разве что уже не раз виденным перекрестием на своём лбу. Наверное, всё-таки, это знак отличия Инноваторов.
Кира сразу заговаривает об Асуране, которого, видимо, здесь даже слишком сильно ждут, волнуются о нём. А волчицу новую даже не представил… Что ж, чёрно-бурая понимала: для них куда больше важен состайник, друг, который сейчас оказался буквально на грани предательства. И естественно волкам не до какой-то там новой мертвоземки, которую они впервые видят. Рей переводит взгляд с незнакомых волчиц в землю. Правильно, всё правильно, пусть решат сначала проблемы тех, кто многим ближе. И ничего страшного, она подождёт, сколько потребуется. Воды для этого вполне достаточно.

+4

16

Лишь глупый наблюдатель мог разглядеть в смерти особый шарм. Поддавшись на собственную разгулявшуюся фантазия и полет диких мыслей, он уж точно не применял к себе понятие «живой мертвец» и стремился видеть одни плюсы. Якобы если сердце не бьется, то и чувства не тревожат. Якобы если долгий сон и трапеза не нужны, то тело не способно уставать. Якобы если за жизнь сражаться не нужно, то незачем умирать.
Наивно.
Судьбой предопределено, что все, что мыслит, обречено на бесконечный, отчаянный бой, и чем сложнее положение — тем ожесточеннее он становится. Это...стекло в когда-то влажных глазах, этот кальциевый песок вместо ломких костей — Лаки смотрела на подругу и видела за пустой оболочкой настоящую, живую волчицу! Которая выпады в свою сторону привыкла принимать за нападение, потому белая на миг насторожилась, стоило светло-рыжей коснуться ее шеи, но быстро взяла себя в лапы. Слова заставили разбушевавшуюся разведчицу притихнуть, и послушать. На огонь накинули шелковое покрывало. Он больше не жег траву, не жалил все вокруг, покорно подчиняясь чему-то более сильному. Да у Лакс...талант. Кагари закрыла глаза, опустив голову и расслабив уши. Солнце освещало белоснежную шкуру с красной меткой, не грея, ветер трепал еще не уложившийся мех, не охлаждая.
Он справится...в этом его суть. Весь правильный из себя и красивый, он явится домой неожиданно, каким бы ни был его путь противоречивым.
Она хотела бы верить, что тоже справится. Никому, конечно, не позволит в этом усомниться, но себе в этом признаться можно.
- Д...да, - рванно кивнула волчица, чему-то смутившись.
Клекот красноперой орлицы занял мысли, чужое бьющееся сердце и шум крыльев заставил вздрогнуть. Руж была чему-то не очень рада, явно желала в тот миг кого-то клюнуть, но не могла по ряду причин. Птичье недовольство отразилось на складке меж бровей разведчицы, разглядывавшей в  тот момент небо.
Хм.
Кира!
Кира...вот и он, это действительно он. Кагари бросилась ему навстречу, пройдя таким образом несколько шагов и вновь замерла, разглядывая брата как в первый раз. Он...он один...точнее...Асурана с ним нет, его нет!
Крхкх. Стиснула зубы, буравя белоснежную фигуру выжидающим взглядом, изучая каждый сантиметр его тела. На приветствие она не отвечала, словно они и не прощались, лишним оно было сейчас. Но признаться, бывшая мертвоземка ждала услышать другое — мол черношкурый решил сражаться за справедливость на стороне их бывшей стаи или...по тайному приказу Минервы стал диверсантом, что конечно шло в разрыв с его образом, но...
- Брат? - риторически переспросила Кагари, искренне удивившись услышанному, что отразилось в широко раскрывшихся янтарных глазах. Даже отступила на полшага назад, присмирев. Брат...вот значит как. Для нее самой важность родственных связей не была пустым звуком. Исака она помнила, хоть не очень хорошо и не с хорошей стороны. Тонкая грусть от навеянных мыслей поспешила коснуться ее мордочки, быстро сменившись будто подростковым недовольством. Это не отменяло их дрянного положения.
- То же мне, шпион кхесов. Не мог заранее объяснить?! - довольно ясно пробубнила самка, обращаясь ни к кому конкретно и ко всем сразу, колко глянув на информатора. Янтарные глаза выцепили еще одну фигуру, имевшую сходное с Кагари телосложение и буро-черный со светлым окрас.
- А это еще кто? - требовательно воскликнула сестрица Киры, некоторое время оценивающе, нисколько не стесняясь, разглядывая незнакомку, а после приблизившись к ней с подняты хвостом и головой. Не смог утаиться мертвый дух. Нет, против этой волчицы Караги ничего не имела да еще и не могла иметь, но по ее настроению было видно, что она готова цепляться к любым мелочам, и свое недовольство даже не старалась скрывать. Вот и как им теперь удержать Минерву, если она решит выступать?

Отредактировано Кагари (2015-05-19 13:01:14)

+2

17

Кира был без Асурана. Лаки втянула в себя воздух, пытаясь ощутить присутствие волка, быть может, он задерживался, или же по какой-то причине не показывался. Единственное, что смогла ощутить волчица - это едва ощутимый запах, доносившийся от Киры и свидетельствующий только о том, что два волка встречались.
И еще один, чужой. Незнакомку Лаки заприметила сразу, и бросила на неё легкий любопытный, но доброжелательный взгляд, вновь переведя взгляд на друга.
Новости, который он принес заставили Лаки насторожиться. Она старалась оставаться спокойной в любой ситуации, но иногда это было трудно. Асуран не был чужим для неё, и мысли о том, что ему пришлось остаться в Мертвой Земле, и к каким последствиям это может привести, заставляли шкуру Лаки подниматься от волнения.
Она относилась к этому со смешанными чувствами. Конечно, всем бы было намного спокойнее, если бы черношкурый искатель приключений остался бы в стае. Его поступок мог стать для Минервы провокацией, она могла, словно бык, броситься на эту красную тряпку, которую Асуран крутил прямо перед носом у предводительницы. Мерва была, безусловно, разумна и рассудительна, она бы не бросила все силы стаи на войну, если бы достаточно все не просчитала, но альфа была... Слишком радикальна, по мнению Лаки. Она была справедлива до безумства, в то время как палевая волчица считала, что справедливость не всегда должна руководить чужими поступками. Иногда нужно уметь прощать.
С другой стороны, быть может, если Асурану удастся убедить Исака присоединиться к ним... А тут еще и Лилит, и новая волчица, которую привел вместо черношкурого Кира, Минерва увидит, сколь многие из Мертвой Земли еще имеют сердце (как бы парадоксально это не звучало), и быть может, несколько изменит свою политику.
Кагари новость явно шокировала, она даже несколько отстранилась, с удивлением разглядывая Киру, будто бы видела в первый раз.
Словив взгляд белошкурого, Лаки нежно чуть улыбнулась в ответ, показывая, что поддерживает Обвинителя в любом случае и готова оказать любую помощь, которая понадобиться.
Кагари устремилась к новенькой, и Лакс забеспокоилась, что расстроенная волчица захочет выместить свою злобу на той, кто совершенно ни в чем не виноват.
Палевая волчица поспешила за белой, оказываясь чуть впереди от Кагари, как бы несколько закрывая собой бурую.
- Пригладь холку, подруга, я думаю, это наша новая состайница, - Лаки легко боднула Руж мордой в плечо, стараясь развеять вражескую атмосферу.
На самом деле Лакс не была так уж уверенна. А конкретно её настораживала реакция Минервы. Так ли она обрадуется, узнав, что Кира вновь притащил волка, у которого черная вода в жилах вместо крови?
В любом случае Лаки постарается сделать так, чтобы новенькая не пострадала.

+2

18

Эти несколько секунд, наверное, была самыми долгими за последние несколько дней для Киры. Все дело было в Кагари, в ее импульсивном нраве и привычке высказывать все в глаза, ничего не утаивая. Если та взъерепенилась, готовь щиты - заколет такими мечами и копьями, что не найдешь места, куда сбежать.
Новость об Исаке была для Кагари шокирующей. Да, такое трудно принять сразу, не переварив, что, собственно, и было продемонстрировано волчицей, отступившей на полшага назад. Как ни странно, Кира смотрел на нее со своим неизменным беспечным выражением, правда, улыбка куда-то спряталась и взгляд был наполнен тяжелой грустью. Важно ведь не только то, что белошкурый принес эту новость сюда, но и... то, что оставил в логове врага своего лучшего друга. Ему тоже было нелегко.
Взгляд Лакс оказался как нельзя кстати - он разбавлял эту непонятную подавленную атмосферу своей лучезарностью, и Кира невольно приподнял уголки губ... но ненадолго. Он ступил на шаг вперед, тихо поинтересовавшись, глядя куда-то в сторону вниз, словно обдумывая свой дальнейший план действий:
- Что госпожа Минерва говорит на этот счет?
Ухо едва дернулось в сторону Кагари, которая заметила слишком очевидное присутствие гостьи и, нисколько не смущаясь, решила первой проявить свое внимание к бурой волчице.
- Ее зовут Рейкстрир, - пояснил Обвинитель, развернувшись и приблизившись к сестре, только встав как бы напротив нее, ближе к мертвоземке. - Асуран попросил забрать ее.
Да, может быть, для Минервы это не будет аргументом пускать в стаю очередной кусок грязи, против которого она собирается пойти войной, но все же мнение друга для Киры тоже было очень веским, и поступить иначе Кира, наверное, не смог бы. Вдруг в какой-нибудь счастливый момент Коорднатор поймет, что в мертвых действительно еще остался кусочек добра, и они способны на взаимопонимание... Правда, он - тоже все еще воин, и приказов вышестоящих ослушаться не может. Если только не докажет собственными силами, что надежда есть.
- Не бойся, будь смелей, - мягко взглянул на Рейкстрир Обвинитель, пытаясь подбодрить наверняка и без того замкнувшуюся в себе волчицу. - Это - моя младшая сестра Кагари, - представил он Руж, перевеля на ту свой поистине нежный и довольный взгляд, словно в этом волке одновременно зажглась неисчислимая куча солнц, не давая тени подобраться и близко. - А это - Лаки, моя подруга.
Указал взглядом и на рыженькую, одаривая и ее очередной порцией своей теплоты и любви.
Конечно, фразу о просьбе Асурана привести сюда Рейкстрир, например, Кагари могла сейчас воспринять в штыки. Вдруг решит немедленно приревновать несчастную мертвоземку к плоду своих переживаний... хотя сестрица была выше этого; скорее, она будет метать молнии только потому, что он сбежал и никого не предупредил, а теперь черт знает, что с ним происходит... Хотя, куда опаснее сейчас были молнии не сестры, а госпожи Минервы, которой необходимо доложить о результатах своей вылазки. И о Рейкстрир.
- Как Лилит? - совершенно спонтанно задал вопрос Кира, адресуя его своей возлюбленной. - Она в порядке?

+2

19

--->> Вне игры

Как правило, утро всегда приносит новых сил, бодрит тело и выветривает из головы все ненужное. Нынешнее же утро отличалось тем, что оно было решающим, и Фрага, перед тем как заснуть, много думал и размышлял о том, каким же оно будет и что принесет. Сорок процентов мыслей лидера боевой группы занимал Кира, потому как только практически от его новостей сейчас зависело решение Минервы выступить на Мертвую Землю. А зная отношения двоих друзей, которые стали настолько неразлучными, что составляли поистине боеспособный дуэт, Нео понимал, что кое-что может пойти не так. Например, то, что если Асуран решит переметнуться на сторону врага, то Кира приложит все усилия, чтобы остановить Инноваторов от нападения. По крайней мере своего черношкурого друга он в обиду дать был не готов, об этом даже и гадать не стоило.
Многим в эту ночь не спалось, Минерва тоже была сама не своя. Чувствовала предстоящую тяжесть принимаемых ею решений и волновалась, боясь поступить неправильно. Даже чувствуя под своим боком теплое и сильное плечо своего фаворита, Обвинительница, пусть и старалась улыбаться, но глаза ее были полны печали и сомнения.
- Никто не оспорит твоего решения, - тихо сказал ей Нео, перед тем как наконец заставить себя уснуть. - Стая готова единогласно поддержать своего лидера.
Нет, ну может быть, не совсем единогласно, но учитывается мнение большинства, меньшинство смиренно жует свою оппозиционную жвачку. Тем не менее, то была правда: Инноваторы восхищались своей предводительницей и доверяли ее выбору. Не зря же столько волков присоединилось к ним, в конце концов!
Итак. Утро.
Отряхнувшись от песка, белый волк оглядел логово. Кое-кого здесь не хватало, видимо, девочки снова обсуждают свои переживания насчет своих мальчиков, уединившись где-нибудь у пруда. Оно так и оказалось. Уже из входа в пещеру Нео приметил две фигуры у пруда, но составлять компанию побоялся - мало ли, секретничают. Хмыкнув, боевой лидер рысцой обследовал ближайшие кусты, и не забыл сказать "привет" Скайграсперу, который уже торопился к лагерю со своих скалистых гор. Да, живут орлы там, остаются в Лагере только по экстренной необходимости.
Пробежка с орлом была недолго - ветра принесли знакомый запах. Орла пришлось отправить развлекаться и будить своих боевых товарищей, а сам Фрага неторопливо направился к пруду, решив заглянуть и в логово. Да, все верно - это был Кира.
- Милая, наш паренек вернулся, - бодро пропел белошкурый над ухом Минервы.
На самом деле, несмотря на довольно позитивное настроение, Нео понимал, что градус предстоящего разговора может очень быстро повыситься, и амортизирующее "средство" может статься необходимым. Поэтому волк просто старался хоть как-то повлиять на свою возлюбленную, чтобы в ней не проснулся неведомый Кхес и не совершил чего ужасного.
Дождавшись волчицу у выхода, Ла Фрага неторопливо двинулся к процессии, успев приметь какое-то буроватое пятно рядом с крупным Кирой.
- Неужто еще кого-то притащил! - чуть не выпалил белошкурый, но вовремя прикусил язык, лишь расплывшись в ухмылке. - Лакс мне проспорила, - однако ощущая, как быстро может вспыхнуть сейчас рядом шедшая волчица, предупредительно обратился к ней. - Кажется, у нас очередное пополнение. Наш миротворец вполне активно действует, смотри-ка.

офф

Нео и Минерва пока еще не подошли к остальным.

Отредактировано Neo (2015-05-20 23:38:53)

+3

20

--->> Вне игры

Вздохнула. Сон ни в какую не шел, с каждой секундой мыслей в голове только прибавлялось. Тяжело быть представителем Судебной системы, последним наивысшим звеном, от чьего решения зависит судьба всего мира, и Минерве эти решения давались не так уж и легко. Может быть, она и казалась чрезмерно строгой, холодной и жесткой, но на деле была очень теплой и сентиментальной. Присущая ей наивность часто мешала в размышлениях, давая повод сомневаться в себе, но волчица держалась бойко, не позволяя своим грустным мыслям взять над собой верх.
На самом деле, причина отсутствия сна была единственной - предстоящее утро. Казалось, оно для всех будет судьбоносным, решающим, заставит ступить на тропу войны... А правильно ли она, Минерва, поступала? Правильно ли, что она ведет стремящуюся к миру и сосуществованию волчью стаю в, может быть даже, неравный последний бой? Что если бы Расуэль вовсе не хотел бы этого, но, увы, не имеет возможности сказать о своем мнении? Все зависело только от нее. Мир ждал именно ее решения.
К утру еще обещался вернуться Кира. Вернуться вместе с Асураном и составить ядро боевой группы при атаке. В авангарде, предполагала Обвинительница, могли бы пойти резвые и ловкие волки вроде Тровы или Дуо... ах, Дуо... Несмотря на то, что в его (или все-таки Кватро?) идее отправиться на юг в поисках других Обвинителей не было ничего плохого, а даже наоборот, Минерва уже заранее задумалась над тем, сколько шкурок спустит с этих двоих энтузиастов. Смотрят все на Киру, повторяют за ним - забывают предупреждать о том, чем собираются заняться... Дисциплина не должна иметь брешей. Даже если ее устанавливает лидер с добрым и мягким сердцем.
Каких новостей ждать, Минерва не знала, предугадать тоже не могла. Еще раз вздохнула, надеясь, что хотя бы какое-то количество мыслей покинет ее голову вместе с выдохом, но нет. Голова по-прежнему была тяжела. Нужно было настроиться на предстоящее сражение, а не гадать, каким будет утро...
Однако, да, утро было действительно решающим.
Минерва очнулась от ощущения прохлады на своем боку - Нео уже не было. Если при всех Обвинительница не позволяла своему возлюбленному растрачиваться на знаки внимания к ее персоне, то будучи в темном логове сама жалась к его боку, ища тепла и поддержки. Она была очень привязана к Фраге, и лишь положение ее обязывало пренебрегать подобными вольностями.
Совсем, вроде бы, на минутку закрыла глаза, как над ухом раздался бодрый голос лидера боевой группы.
- Кира! - словно стукнуло в голове, и волчица, едва открыв глаза, вскочила на лапы.
По коже от волнения пробежали мурашки, приподнимая шерсть - пора принимать решения, Минерва, мир ждет. Сердце Обвинительницы бешено заколотилось, но волчица заставила себя успокоиться, приняв типичный командирский вид, который оказался весьма кстати - у пруда виднелось четыре фигуры, одна из которых мало напоминала Асурана, если не напоминала вовсе.
Белошкурая совсем на мгновение растерялась. Снова очередной мертвоземец? Прискорбно прижав уши и состроив недовольную гримасу, волчица отвернула морду от идущего рядом Нео.
Асурана не было. Неужто он дезертировал?... Эта мысль не давала покоя хотя бы по одной причине - какую позицию займет Кира, учитывая решение своего друга присоединиться к врагу? Стоит ли Минерве изменить свое мнение насчет войны только потому, что ее лучший войн не хочет убивать своего лучшего друга? Друга...
Сжались челюсти до боли в деснах. Нет, она должна придерживаться намеченного плана, иначе... Иначе Мертвая Земля разрастется еще сильнее, и уничтожить ее полностью будет куда проблематичнее.
Очередной выдох. Минерва подняла взгляд вперед, фокусируя его на четверых волках впереди.
- Да, посмотрим, кто на этот раз, - устало пробормотала она на фразу Нео и постаралась улыбнуться.
Только вот в ее голосе радости не было, нет - лишь обреченность, слегка приправленная отчаянием.

+3

21

Порядок отписи в локации
Reykstreer, Кагари, Лаки, Kira, Neo, Minerva

Примечания
Лимит ожидания поста: 2 дня.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

~ Дикий

Отредактировано Game Master (2015-05-21 21:50:55)

0

22

Вполне готовая ждать, чёрно-бурая думала, что две волчицы и Кира поговорят ещё некоторое время о своём друге, обсудят сложившуюся ситуацию. Даже не так, она надеялась на это, планируя отсидеться в сторонке, хоть косвенно ознакомившись, привыкнув чуть к новым мордам.
Н-но нет, как-то шибко быстро разговор перетекает в другое русло. Почему? Неужели подобное происшествие – привычное дело? Но тогда Кира бы так не волновался, и не было бы той лёгкой перепалки на Черноводном озере между двумя волками. Возможно, им просто не хотелось баламутить это дело – не накручивать себя, не волноваться за Асурана ещё больше, а просто относительно спокойно ждать, твёрдо веря, что чёрный вернётся, и не давать поводов этой вере пошатнуться.
По крайней мере, то было пока единственное объяснение, которое смогла придумать Рейкстрир. А теперь же все присутствующие переключились на неё. Повышенно внимание, да ещё и от едва знакомых морд… Мертвоземке нелегко быстро осваиваться в новой компании. Она не знает, как на что реагируют новые знакомые, а потому и не знает, что лучше сказать, а о чём лучше умолчать. Почему бы просто не говорить то, что в голову приходит? Привычка. Выработанная необходимая привычка, чтобы ненароком не вызвать такой ненавидимый гнев собеседника. В общем, обычно чёрно-бурая первое время отмалчивалась, пытаясь хоть примерно «прощупать» нового собеседника, хоть немного понять его. И, думалось, что такая возможность как раз-таки предоставится. Однако, увы, нет.
Первой обратила внимание на новенькую белая волчица, и сразу с вызовом поинтересовалась, кого Кира привёл. Стрир отвела уши назад. Глупо наверное было предполагать, что встретят её здесь с распростёртыми объятиями, спокойно, с сочувствием, но подсознательно мертвоземка на это и рассчитывала. А Кагари же… то ли всегда в её поведении преобладало подобное, то ли она переволновалась за Асурана. Но на «защиту» встали вторая волчица и сам Кира, и это избавило от нужды представляться и объяснять что-то. Лаки так прямо сразу приняла новенькую… Они уже считают Рейкстрир своим состайником, и это не может не радовать. «Ты отсюда уже никуда не денешься». Чёрно-бурая твердила себе, что теперь всё будет по-новому, более спокойно, и ничего более не грозит. Но, оставалось на душе ещё что-то такое, что отягощало и не давало до сих пор расслабиться. Повторюсь, признание вызывалось радость, толику доверия. Но, увы, не смелость. Не у Стрир, что пропиталась уже этим напряжением и страхом в любой ситуации совершить ошибку.
«Смелее…» Ей бы хотелось, всё время хочется этого. Быть смелее, свободно, не страшась последствий, говорить о чём вздумается, не задумываясь особо, делать то, что волчица считает правильным, но опасным. Возможно тогда бы Ио… Но куда там, Рей робеет даже во время нового знакомства.
Чёрно-бурая лишь кивает головою в знак приветствия после того, как Обвинитель представляет двух волчиц. Неловкая тишина повисает в воздухе, и, кажется, надо бы что-то ещё сказать, добавить, а не только жестом приветствовать…  Да только что говорить-то? Что ждут они от Рейкстрир?

+3

23

Неконтролируемый поток дикой и колючей энергии, направленный на невинную незнакомку, вовремя оказался присечен участием Лаки. Светлый луч ворвался в темноту, распугивая и прогоняя демонов прочь. Кагари обратила внимание на слова подруги, выделяя это вздохом и развернувшейся к ней мордой - новенькая?
Еще...одна? Что же...там такое в Мертвой Земле, что все повадились оттуда драпать?
Разведчица закрыла пасть, теряя боевой настрой и еще некоторое время разглядывая палевую шкуру собеседницы. Никакой новый член стаи не сможет обойтись без внимания всего лагеря и допроса с пристрастием некотрых его участников, и нет, клацанье челюстей вспыльчивой самки было наименьшим барьером на пути к вступлению. Инноваторов объединяла не кровь, не жажда пищи или укромного существования - идея, более высокая, чем планирование совместной охоты. Кагари нахмурилась, потупив взгляд к земле и задумавшись на секунду. Дважды Кире встретились "белые вороны"? Или добродушие братца подкреплено даром мм убеждения? "Ты киваешь головой и выступаешь за мир, взамен остаешься в живых". Пф, Минерву обдурить так не выйдет.
Янтароокая резко отреагировала на имя Асурана, сначала подняв голову на Обвинителя, затем и полностью распрямив корпус.
Тцц.
Воздух со звуком вырвался из пасти. Если в этот момент попытаться было разглядеть выражение морды волчицы, то помимо встревоженности там читался оттенок боли. Затаившейся, запрятанной, но не ослабевшей. Им, собравшимся здесь, более менее легко - ее же черная частичка души сейчас где-то у врагов, где-то борется сама с собой, где-то, где Кагари не видит! Она не может контролировать этого борца за справедливость, это злит!
Но вместе с этой болью от воспоминаний нечто еще зажглось в полой груди мертвой белоснежки. Теперь на эту гостью, Рейкстрир, она смотрела иначе. Как на какую-то драгоценность. Это сложно объяснить, но словно через эту самку Асуран передал частичку чего-то важного, и ее они обязаны сберечь. Еще не зная ни нрава, ни истории новенькой, разведчица испытывала зачатки покровительства по отношению к ней. Зеленоглазый увидел в ней особенность, его мнению бывшая мертвоземка доверяет сполна. Ревности здесь не могло быть - слишком...чистые чувства были меж волками, и Кагари даже не думалось косо глядеть на всех самок лагеря. Не ее поля эмоция.
Продолжала изучать пришедшую, но уже без резкости осматривая ее телосложение, отмечая возможные навыки. Значит, бегут мертвоземцы из дома. Последняя ли из них Рейкстрир? Сможет ли...Асуран спасти их всех? Холодное сердце образно сжалось. Ни он, ни Кира не перенесут гибели вот таких, как Лилит и Рейкстрир. Да и вообще, сама Кагари не хотела ничьей гибели. Войны приносят жертвы, чтобы их остановить, нужные еще, больше жертв? Где подсказка, как разорвать замкнутый круг?!
Она перехватила взгляд брата, поддаваясь его мягкости и свету, окончательно приглаживая шерсть. Кира...спасибо Расуэлю, что он вернулся домой.
- Минерва...она еще не говорила о своем решении, - немного смутилась белая, явно перебарывая хотевший задрожать голос, но справляясь. Они все находились в ожидании, и каждую минуту ждали судьбоносного решения.
В прямом смысле, судьбоносного.

+3

24

Кагари, кажется, чуть расслабилась. Теперь во всех движениях, в поведении подруги прослеживалась какая-то смирительная обреченность, и Лаки искренне сочувствовала ей, но, кажется, взрыва больше можно не опасаться. Руж отпустила свой электрический разряд, и теперь поглядывала Рейкстрир с нескрываемым любопытством... И чем-то еще, что Лакс пока не могла оценить. С какой-то жаждой, голодом, который, казалось, могла удовлетворить только новенькая волчица.
Несколько отстранившись от Кагари, наконец расслабившись, Лаки перевела взгляд на Киру, одарив его нежной улыбкой.
- Лилит ничего, кажется, приживается. Тигр научит её всему, что потребуется - уж он-то постарается, - улыбка стала чуть шире.
Лаки села на землю, ей захотелось прижаться к белому Обвинителю, успокоить. Кира стремился спасти весь мир, Лаки же стремилась спасти Киру. Она понимала, что кто угодно потеряется во всем этом разнообразии желаний, стремлений, она представляла, сколько усилий требуется для того, чтобы быть ответственным за весь мир, сколько нужно терпения и желания. И Лаки когда-то спасла Киру, умирающего от иссушения, и ей казалось, что она продолжает его спасать и дальше.
Чуть повернувшись к Стрир, Лаки произнесла:
- Недавно к нам пожаловала еще одна мертвоземка, не знаю, были ли вы знакомы, но думаю, вам будет проще освоиться вместе, - произнесла она добродушно.
То, что Минерва может сказать свое бескомпромисное последнее слово, и Рейкстрир отправиться обратно (в лучшем случае), Лаки старалась просто не допускать.
Завидев издалека Координатора и Лидера боевой группы, Лаки поднялась на лапы, выпрямилась, хвост волчицы закрутился серпом над спиной, а на морде продолжала играть мягкая улыбка. Всем своим видом она демонстрировала, что собирается принимать участие в беседе.
Лакс надеялась на лучшее, но понимала, что лучшее-то может и не произойти. Минерва выглядела уставшей и озабоченной, оно и не удивительно. Нео бодрился, на его морде играло озорное выражение, как в общем-то, всегда. Но от Лакс не смогла укрыться и тень беспокойства, которую волк так тщательно пытался скрыть.
Кому сейчас легко.

+2

25

Почему-то Кира не сомневался в том, что у Лилит все пойдет хорошо в Инноваторах. Она была странной волчицей, ей трудно было принять новые правила и новые стремления, которые она должна была продемонстрировать, чтобы к ней прониклись доверием, и все это было заметно. Может быть, только ему и Минерве, как Обвинителям... Если с ней будут больше общаться другие члены стаи, в том числе и Лаки, то вполне вероятно, что очень скоро Лилит можно будет считать полноценным членом Инноваторов. Кира очень бы хотел, чтобы так вышло. Хотя бы потому, что были в ней и хорошие качества, которые просто пока было трудно разбудить.
Ткнувшись носом в щеку подруги, белошкурый мягко улыбнулся. Когда Лаки была рядом, он чувствовал себя счастливее всех на свете. Только ради нее одной он готов был перевернуть весь мир, только чтобы она жила и была счастлива. Он был поистине рад, что однажды она привела его, изможденного и почти досыхающего, сюда, в Инноваторы, что не оставила его умирать под палящими лучами солнца в Тэменской глуши... Он был благодарен ей, и, казалось, выказывал это каждый раз, как только прикасался к ней. Что уж говорить об отчаянном стремлении защитить ее от любой опасности...
- Все будет хорошо, - бодро отозвался он, лизнув Лаки в щеку.
Кагари же выглядела какой-то озадаченной, она явно чего-то недопонимала или как обычно боролась с роем мыслей в своей голове, пытаясь найти верную. Тем не менее, от этого она не выглядела менее забавно. Кира улыбался, глядя на нее, цеплял своим взглядом и Рейкстрир - та была еще более сконфуженной, чем до того, как Обвинитель представил ее своим состайницам. Улыбка на мгновение спала с морды Кира - волчице было неловко, и она была совсем растерянна, не понимая, что делать и как себя вести. Едва только он сделал шаг по направлению к ней, как на его глаза попались две приближающиеся белошкурые фигуры. Отвел уши назад.
Минуты ожидания налились свинцом, но Кира не боялся. Он готов был отстаивать честь своего друга, так как доверял ему как себе. И неважно, что решит Минерва - он сделает все возможное, чтобы остановить ее. Покосившись на Лаки, которая наоборот выражала свое типичное спокойствие и умиротворение, Кира тоже чуть расслабился. Правда, от этого всего в воздухе повисло какое-то неловкое молчание, что-то непонятное, запутанное... Да, наверное все потому, что шагающая к компании предводительница была сама не своя. Она пыталась улыбаться, но за улыбкой было сомнение. Кире хотелось ее поддержать, хотя в то же время он понимал, что сообщит ей сейчас еще более отягощающую новость.
Сжал челюсти. Сделал пару шагов вперед, встречая Обвинительницу.
- Доброго утра, госпожа Минерва, - поздоровался он, чуть улыбнувшись; взгляд его был по-прежнему добродушным и ничем не обремененным. - Здравствуй, Нео, - кивнул и голубоглазому, но после сразу же воззрился на Минерву, вероятно, ожидая от нее чего-то...
Только чего можно ожидать от волчицы, которая ждала, что ты вернешь в стаю своего друга, но видит, что ты привел совершенно другого? Кира не знал, с чего начать, поэтому не торопился высказываться - подбирал слова. На всякий случай, он встал так, чтобы чуть загородить собой Стрир и стоящую рядом с ней Кагари. Вздохнул. Будь что будет.
- Асуран попросил отсрочки - у него важное дело, касающееся его семьи, - наконец, произнес Кира; голос его был твердым и решительным - он всегда так говорил с Минервой. - Я не стал уводить его насильно. Пожалуйста, дайте ему возможность решить свою проблему.

+3

26

Зная Минерву, Фрага не ожидал от нее поистине зашкаливающего гнева. Она даже голос никогда не повышала без надобности, стараясь даже самые суровые фразы говорить в привычном тоне. Но сейчас, когда в ее голове полно неразборчивых мыслей, Нео считал себя амортизатором в предстоящем разговоре. Ему хотелось ей помочь и показать верное направление. Конечно, только самой Минерве решать, каким путем пойдут Инноваторы, но вот лично боевой лидер бессмысленной резни тоже не желал, поэтому верил, что его возлюбленная сможет решить вопрос благоразумно.
На мордах впереди читалось не то волнение, не то растерянность, и это было заметно даже за привычными добродушными улыбками.
- Мде, - скривился в мыслях Нео, хотя снаружи выдерживал лучезарное выражение морды.
Готовая к разговору Лаки повернулась к подходящим к компании первая, следом за ней чуть вышел вперед и Кира. Последний был чуть-чуть сконфужен, но то было понятно - позади него стоял вовсе не зеленоглазый дружок, а бурая волчица, скованная страхом от обилия незнакомых морд. Будь бы человеком, Нео сейчас бы задумчиво почесал макушку, не зная, как поступить, да так, чтобы не выглядеть идиотом и усугубить ситуацию еще больше. В целом, со стороны Ла Фрага выглядел миролюбиво, прекрасно понимая, что сейчас здесь может кое-что сильно жахнуть.
- Привет, лягушка-путешественница, - беззлобно усмехнулся Нео Кире, когда он и его возлюбленная подошли достаточно близко к процессии. - А дождь, я смотрю, тебя не нагнал - шкура-то сухая, - и тут же обратился к волчицам, ловя взгляд каждой, в том числе и новоприбывшей мертвоземки. - Доброе утро, девочки.
Очень, конечно, хотелось, чтобы оно было добрым...
- Воу-воу, а это кто у нас? - с откровенным любопытством добавил Нео, вытягивая шею, пытаясь высмотреть за статной фигурой Киры новенькую. - Очередное творение некоего Кхеса?
Нет, это была не насмешка - факт что ли... Как еще можно было назвать существо, восставшее из мертвых? Нео позволил себе обойти собравшихся и подойти к незнакомке чуть ближе. Может быть, он сейчас это не вовремя сделал, ведь главная тема предстоящего разговора была совсем другой... И кстати, Кира вовремя ее озвучил, привлекая к себе внимание Минервы. Фраге пришлось развернуть корпус так, чтобы иметь в поле зрения и бурую новоприбывшую, и основных членов серьезного разговора. Взглянул на Минерву, напряженно ожидая ее реакции и ответа.

+2

27

Волнение сковывало лапы. Белошкурая понимала, что от нее сейчас потребуется, но ее мысли были настолько запутаны и разрознены, что ей хотя бы на миг хотелось почувствовать себя не Обвинителем, изменяющим мир, а простой безродной волчицей, чтобы избежать предстоящих судьбоносных решений. Тяжелая же эта ноша, быть Обвинителем...
Минерва шла неторопливо, обдумывая и взвешивая слова, которые она хотела бы сейчас произнести. Ее уши были отведены назад, хвост типично волочился по траве, на морде ясно просматривалось легкое смущение и озадаченность. Ей было тяжело, это было видно невооруженным глазом.
Подойдя поближе, предводительница постаралась улыбнуться, но эта улыбка вышла такой натянутой и ненастоящей, что волчица поспешила опустить морду в смущении. Сейчас она не выглядела как предводительница. Совсем.
- Возьми себя в лапы, Минерва, - приговаривала она себе, прикусив губу.
Клеймо заставляло быть сильной и хладнокровной. Как ни крути, нужно было соответствовать своему статусу. Вот эта самая борьба между Минервой-Обвинительницей и Минервой-просто-волчицей сейчас развернулась в голове Координатора куда более обширно.
Трупный запах, шедший от новобранницы, заставил Минерву задержать дыхание и громко выдохнуть, пытаясь тем самым сбросить напряжение. По крайней мере, мысли этой волчицы были более чисты, чем у Лилит, и это давало очередную надежду. В ее сознание нетрудно было попасть, нетрудно было разглядеть боязнь за привычкой беспрекословно повиноваться... и Минерве даже на какое-то мгновение стало жаль эту мертвоземку.
- Они все бегут оттуда, потому что там становится невозможно жить... - подвела скромный итог предводительница, и наконец, вскинула морду.
Улыбка приобрела более живые черты, а глаза налились грустью. Она взглянула в глаза Киры, понимая, что и он несколько замешкался - нелегко говорить о горьких новостях. Но Минерва старалась выглядеть доброй, незлобной, она вообще никогда не повышала голоса на своего последователя. Очень любила его и проявляла эту любовь своим волнением и обеспокоенностью за его шкуру. Казалось бы, многие могли сказать, что она готова была простить ему что угодно. Он - Обвинитель, и у него есть право не слушать ее. Но только лишь как Обвинитель, но не как подчиненный.
В лиловых глазах волка отражалось свойственное ему радушие и теплота, и Минерва улыбалась ему в ответ, даже ощущая тяжесть сказанных им слов. Медленно опустив взгляд куда-то на грудь белошкурому, владычица раздосадованно выдохнула.
- Семьи? - риторически вопросила она, чуть нахмурившись.
Что же. Если Асуран не сможет решить свою проблему, то будет вынужден остаться в Мертвой Земле навсегда? Навсегда - слишком долго, Минерва не станет ждать столько времени. Раз уж показали себя миру, нельзя затягивать с открытым наступлением. Чем раньше все это произойдет, тем легче станет Офириту.
- У нас не так много времени, Кира, ты же понимаешь это? - тихо проговорила волчица, поднимая взгляд на состайника; улыбка на ее морде, однако, не могла спрятать горечи. - Если мы останемся здесь на еще какое-то время, враг сам придет к нам домой. Тем более, имея под своим боком целый склад секретных знаний, - безусловно, имелся ввиду Асуран.
Возможно, Кира боялся, что Минерва начнет считать его друга дезертиром, и такие мысли действительно были. Но зная Киру... Ему делать больно Обвинительница хотела меньше всего.
- Если у тебя есть возможность, помоги ему разобраться с этим быстрее, - вот ее решение.
Она подождет, но совсем немного и только если к этому приложит лапу сам Кира. Асурану Минерва еще не столь хорошо доверяла, чтобы смело говорить "да" на просьбу повременить с атакой, поэтому будет лучше, если Кира поможет своему другу. И проблема решится быстрее, и ей будет спокойнее...
- Она хорошая, - уже более мягче и чуть тише произнесла Минерва, едва заметно кивнув на новоприбывшую. - Светлее, чем Лилит.
Добрый взгляд карих глаз устремился на новобранницу, потом на Лаки - у той очень хорошо получалось ладить с новенькими, вводя их в курс дела. Кажется, волчица звала ее с собой на это "задание". Следом за этим последовала громкая, твердая, но теплая фраза, адресованная Нео:
- Фрага, передайте пожалуйста Эндрю и остальным, что сегодня у нас день подготовки. О выступлении я сообщу заранее, - добрая улыбка вслед.

+2

28

Стоит только Кире сказать, что чёрно-бурая здесь именно по просьбе Асурана, как резкость Кагари улетучивается, и она смотрит на пришедшую уже иначе: теплее, уже без вызова, словно что-то замысловатое только что узнала о Рейкстрир. Видимо, оставшийся сейчас в Мёртвой земле чёрный был им даже очень близок и дорог, и мнение его здесь ценилось. Заработать себе повышенное доверие посредством кого-то (в данном случае - Залы) - не совсем то, к чему стремилась волчица, но для начала тоже неплохо. Главное в будущем оправдать его.
Разговор же плавно перетекал в другое русло. Обвинитель интересовался некой Лилит. Ответ на немой вопрос Стрир «кто это?» дала Лаки: Лилит – ещё одна мертвоземка, спасённая совсем недавно. Чёрно-бурая быстро мысленно пробежалась по волкам Мёртвой земли, которых знала, но никакой Лилит там не было. Видимо, давненько она ушла, скорее всего даже до появления самой Рей. А это получается… эта волчица продержалась без источника около месяца? Неплохо. Палевая высказала своё предположение по поводу того, что освоится в компании с Лилит будет проще. Да только вот… Рейкстрир ещё не было просто с мертвоземцами. Ни с кем из них. Но может, раз Лилит оказалась здесь, убеждения её схожи с убеждениями чёрно-бурой? Хотелось бы на это надеется. Но даже если это не так, компания живых также приятна. К новым состайникам нужно будет привыкнуть, а дальше всё будет просто. Ну, должно быть.
Скромную компанию ждало пополнение. Стрир оглянулась, устремив свой взор туда же, куда и все: от пещеры шли двое белоснежных волков, и, судя по настороженности и повисшему в воздухе напряжённому молчанию, они не просто рядовые. Когда же Кира здоровается с ними, догадки чёрно-бурой практически окончательно подтверждаются. Итак, перед нею -  та самая Минерва. Она похожа на белого Обвинителя... Такая же крупная для волчицы, с такими же пышными хвостом и «гривой». Рей отступает назад, за спину Киры, что и сам специально пытался её отгородить: волк просил не встревать пока в разговор, и чёрно-бурая не собирается перечить. За внимательным изучением Обвинительницы, мертвоземка и не замечает, как ближе к ним подступается ещё один волк. На приветствие машинально отвечает кивком, а основательно реагирует на Нео только тогда, когда он напрямую интересуется её персоной.
- Рейкстрир, - быстро представляется чёрно-бурая, не желая на этот раз ждать, пока кто-то это сделает за неё, - прибыла только что.
Когда Нео произносит последнюю фразу, несколько секунд после на морде Рей можно заметить хмурое, недовольное выражение. Но она спешит согнать эти эмоции. Почитай своего Бога молча. Хотя, не сказать, конечно, что слова белого прямо так обидели чёрно-бурую, нет, но было неприятно. Да, да Инноваторов Кхес – ничто, если вообще не зло. Но в укор этим волкам стоит отметить, что они ничего об этом Боге не знают. Так вот пусть пока хотя бы перестанут Его ни во что не ставить.
Заговорила Минерва, и теперь Стрир уж точно не до ответов и разъяснений. Её просили не влезать, но про слушать никто ничего не говорил, а потому чёрно-бурая, усевшись на землю за спиной своего проводника, искоса поглядывала на Координатора и внимала её словам.
Когда Кира сообщает об Асуране, Обвинительница говорит о враге и выступлении… и Рей спорить готова, что это – насчёт Мёртвой земли. Возможно, они собирались идти с войной уже сегодня, да только, видимо, чёрный волк, внезапно спохватившийся и вернувшийся в мертвоземье за Исаком, резко перечеркнул все планы. Чёрно-бурая невольно резко выдыхает. Она хотела обжиться здесь, а после уже попробовать обсудить со здешними Мёртвую землю, высказать свою точку зрения по поводу того, что для начала следует разобраться как они появились, зачем и по чьей воле. Но Инноваторы не станут ждать. И снова перед Стрир встаёт острый вопрос: просто отмолчаться и мирно существовать в новой стае или же попробовать высказаться, рискнув своим будущим и мирной жизнью? Волчица закрывает глаза. Один раз она уже вылезла, и тогда могла лишиться своей второй жизни. Такие уроки помнятся долго. И когда вполне счастливое существование так близко – лапу протяни – не хочется совершенно вновь отдалять его. «Может, оно и к лучшему, что Мёртвую землю сотрут с лица Офирита?» - податливая мысль проскальзывает в голове, самое простое и незамысловатое решение проблемы – отказ от борьбы, признание своего мнения несущественным. Рейкстрир сжимает зубы. Нет. Так не пойдёт. Так просто опускать лапы нельзя. Должен быть ещё какой-то выход.
Минерва объявляет сегодняшний день – днём подготовки. Что ж, время ещё есть. По крайней мере, один денёк точно. Один день для того, чтобы придумать, как убедить Минерву в том, что стоит повременить ещё с нападением на Мёртвую землю, а после не вылететь из обители Инноваторов. Целый день на то, чтобы попытаться уговорить Обвинительницу разузнать о мертвецах больше, или убивать хотя бы не всех. Рейкстрир не хочет, чтобы история её стаи прервалась сейчас. Решение этой проблемы где-то рядом, витает в воздухе, нужно лишь выхватить его.
Когда Координатор обращает внимание на чёрно-бурую, она позволяет себе отвлечься ненадолго от гнетущих мыслей. Сначала нужно хоть как-то контакт установить с этой волчицей, а потом уже всё остальное решать. И заняться этим желательно прямо сейчас.
- Светлее? – тихонько переспрашивает Рей, выглядывая из-за спины Киры и склоняя голову на бок. Её просили не влезать, пока не позовут; мимолётное упоминание новенькой – считается, верно?

+2

29

Лаки добродушно кивнула подошедшим, и заняла место рядом с Кирой, будто бы собиралась перетянуть на себя часть гнева Координатора, если она все-таки отреагирует слишком бурно.
Нео крепился. Лаки была рада, что он все-таки находится рядом с Минервой: чувство поддержки никому еще не помешало. А Нео в последнее время старался не покидать Обвинительницу, что было, по мнению Лакс, совершенно необходимо. От осознания того, какой груз ложится на плечи Минервы, у палевой волчицы голова шла кругом. Ей необходимо принимать решения за всех, и не только за Инноваторов, но и практически за весь мир.
Лаки чуть нахмурилась, услышав фразу Координатор, но совсем немного. Неужели она думает, что Асуран станет выдавать знания об Инноваторов кому-то из Мертвой Земли прежде, чем не убедится, что это необходимо и безопасно? Даже под пытками он не прогнется.
Чего стоит только то, что он оставил тут Кагари. Если бы Асуран задумывал предательство - он бы забрал подругу с собой, не таким он был, чтобы подставлять её под удар. Асуран дорожил их связью с Кагари, это было даже ежу понятно, не то, что взрослому, умному волку.
Минерва говорила устало, но довольно твердо, и Лаки пока не собиралась с ней спорить, и пререкаться.
Она только прижалась к Кире, поддерживая волка. Лакс не верилось до конца, что Минерва выступит до того, как вернется Асуран. Он не был для неё родственником или еще кем-то, но Минерва умела ценить чужую жизнь, пусть даже мертвую жизнь, и даже жизнь Асурана которому, волчица, похоже не совсем доверяла.
Хорошо хоть, к Рейстрир Минерва отнеслась позитивно. А по поводу Лилит... Что же. Лаки верила, что и эта волчица поменяется. В ней уже были видны перемены, уже были видны сомнения, которые поселила в ней беседа с Лаки и другими членами стаи.
Уловив взгляд Минервы, Лаки вздохнув, отошла от Киры и приблизилась к Координатору, уважительно склонив голову.
- Асуран знает, что делает, госпожа Минерва. Может, к тому времени, как он вернется, нам уже не нужно будет никуда выступать, - тихо и мягко произнесла палевая. Иногда даже одна капля в море способна вызвать цунами.
После хищница отошла в сторону Стрир, и села перед ней.
- Наша Минерва может смотреть в самую суть волчьей души, - пояснила она довольно коротко, оставляя основные объяснения Координатору. Все же, она, как главная, должна решать, во что можно посвящать новенькую, а о чем лучше промолчать. В любом случае, Лаки, как всегда, была готова выступить в качестве гида. И Лилит, и Рейкстрир, и Кира, были живым подтверждением её слов о том, что любую душу можно очистить.

+3

30

Лилит? В голове проскочило имя и огненная искорка, напоминая об окрасе новенькой. Такой ли сжигающей все болезни в пепел была она — один Кхес ведал, со вчерашнего для у Кагари не успело сложиться четкого представления о самке, кроме того, что в неком списке теперь значилась дополнительная галочка в графе «свои». Да, именно мимолетной искрой пронесся образ, не удалось на нем сосредоточиться. Вообще не удалась соображать. В такие моменты разведчица становится слегка рассеянной, собственная неорганизованность злит, заставляя вскипать и выливать кипяток на окружающих, и это выглядит забавно и....гм, для некоторых больно.
Рейкстрир, Рейкстрир...Сочетание звуков знакомо, но в этот раз и искры не проносилось. Но явно...знакомо.
До невозможности вовремя лидер Инноватаров приблизилась к группе, мигом отрезвляя белоснежную. Было бы сердце — вылетело прямо из горла. Можно сказать спасибо хвори за неумение теперь чувствовать жар от волнения, слабость от отлившей крови и дрожь от странного страха. Янтарные глаза вцепились в Координатора, следя за ее приближением. Там был Нео, но этот парень наверняка не обидится, если миледи сегодня с задержкой уделит ему внимание, да?
Минерва была им и матерью, и ведущим волком, и болезненным кнутом. Кагари не смела думать о ней как об угрозе, стоящей между ней и Асураном, но нечто похожее проплывало в эмоциях. От слова одной персоны зависит их ближайший день и последующее будущее, о небо, как кто-то один может решать столько судеб?! Прекрасная Обвинительница была понимающей и ласковой ровно до тех пор, пока могла себе это позволить. Янтарные глаза не отцеплялись от нее, с надеждой и тревогой, скрытыми где-то глубоко, наблюдавшими за приближением. Даже не стала возражать, когда Кира вышел вперед, лишь по его примеру собой слегка прикрыла новенькую.
Не так много времени...немного! Да! Еттить-к черту ваших...ррр! Да его всегда немного! Сказанная Минервой фраза могла быть мягким намеком на скорое выступление стаи. Нет, нет, нет...не нужно, не должно, не бывать! Руж стояла и слушала речи, а тут еще и тренировка...Волнение достигло точки кипения, и его обладательница, не выдержав, вырвалась вперед, из-за спины брата, оставляя Рейкстрир на попечении Лаки. На нее старшие даже не смотрели, ее чувства, ее переживания ни во что сейчас не ставили!
- Госпожа Минерва! - уверенно и громко обратилась она к лидеру, глядя той в глаза, не стесняясь чистоты своих эмоций. Через секунду здравый смысл отдернул резвую с вопросом и ужасом «ты что творишь, что ты скажешь?» - и это сказалась в небольшой паузе.
- П...позвольте мне отправиться на границу Мертвой Земли! - выпалила она просьбу, разум бессилен перед криком сердца. Взгляд коснулся Нео — «здрасте, кстати».
- Если там еще есть такие как Лилит, Рейкстрир...Асурану может понадобиться помощь! Вдруг что случится..., - я себе этого не прощу. Поздно засмущавшись и немного коряво подбирая аргументы, Кагари стояла перед командующими, уверенная лишь в одном — своих слов обратно не возьмет. Может и глупое предложение, еще один странный волк с меткой на лбу...но поджимать хвост она не собиралась.

+2


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Верхний Тэмен » Чистый пруд