Очередь

Наследие | Волчья Песнь

Объявление

Новости форума




2 декабря 2017 г.
Уважаемые гости и игроки!

Форум снова готов продолжать игру! Можете смело регистрироваться и писать анкеты.
Внимание! На форуме нет и не будет рекламы!
Просьба также ознакомиться с новыми сроками на отпись игровых постов в правилах форума. Уведомляем, что профили с форума, которыми вы играли до момента заморозки, удаляться не будут, даже если вы не планируете вводить их в игру. Даже если вы не хотите ими играть. Даже если они мертвы. Те, кто не отметился в перекличках, перенесены в неактивных пользователей.
Исключениями остаются профили, не подавшие в срок анкеты и отсутствующие на проекте более трех месяцев. Мы постарались сделать для вас наиболее гибкие условия для нахождения на ролевой ^_^
Желающим присоединиться к нашему коллективу просьба ознакомиться с акциями на нужных в игру персонажей С:


В игре


Дата и время
---------------
17 день, 9 луна (месяц Первого Лика) 31 года
15:00 - 18:00

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Нижний Тэмен » Логово Мертвоземцев


Логово Мертвоземцев

Сообщений 1 страница 30 из 87

1

http://fc03.deviantart.net/fs70/i/2012/279/8/d/cave_by_joelht74-d5gyp81.jpg
Мертвых волков не очень-то и многое отличает от живых. Как и своих, еще живущих собратьев, Мертвоземцам так же требуется отдых и сон. Обычным местом для это является большая и уютная стайная пещера, расположившаяся прямо у Левой Гряды. На полу пещеры - мягкий песок, под потолком можно встретить летучих мышей.

Ближайшие локации:
- Безвольный лес (Нижний Тэмен)
- Сонная Колыбель (Нижний Тэмен)
- Белая поляна (Нижний Тэмен)

0

2

---------- Сонная Колыбель

Нет, проблем не было, но было напряжение. Оно всегда давало о себе знать. Как будто ты идешь не по земле, щедро изобилующей зеленой травой, а по тоненькому бесконечному прутику, называемому эмоциями. Дикий, кажется, только этим и отличался - не умеет держать себя в узде, срывается на всем, что попадется под лапу, и позволяет себе слишком многое. Между тем, он понимает, что его за это скорее ненавидят, чем уважают, но... если бы не это, была бы стая такой... послушной? В Мертвой Земле прав тот, кто старше и сильнее. Дикому в этом соперничать не с кем - на его место никто не покушался. Да и он думал об этом только тогда, когда был повод. Сейчас же мыслями стал Македонский, расправу над которым фюрер уже продумывает. Взвешивает пока, что странно, но не торопится. Хотя бы потому, что несмотря на сугубую неисполнительность, которая раскрылась поутру, Ведомый был под стать стае - управлял как надо, строил как надо... Но то ли себе во благо, то ли во благо лидеру, который буквально требовал идеальности во всем. Стоит ли лишаться бравого воина из-за прокола - вот вопрос на данный момент. Эмоции кричали, что да: зачем такой недальновидный состайник, но разум говорил обратное.
- Ладно, оставлю в крестоносцах, - подумал про себя белополосый, глядя на траву перед носом. - А если визжать начнет, тогда уж точно головы не сносит.
Дикий лежал прямо у входа в логово, положив голову на лапы; уши распались по сторонам, морда фюрера была более чем безразличной. Парочка волков сновали невдалеке, но на них фюрер не обращал никакого внимания. Казалось бы, нужно было бы разузнать, что там все-таки с кошаком понарешали, да оставил Дикий этот вопрос тому самому Ведомому, который бегал за Диким, как за мамкой. Что ни случись - зовет Дикого. Неужто в стае не могут найтись те самые ответственные и исполнительные кобели, которые будут чувствовать свою ответственность перед стаей? Те, которые сами будут знать, что делать в критический момент. А ведь то ли не было, то ли Дикий таких еще не видел.
А ведь интересно, что же там, за Правой Грядой... За этим поганым Мостом, который забрал уже кучу мертвецов в свои объятия... Пора бы снаряжать исследователей, стоять на одной земле - слишком бездейственно, нужно захватывать другие территории.

Отредактировано Дикий (2014-01-20 23:28:20)

+1

3

------>Черноводное озеро

Глубоко вздохнув, Зарокс остановился у входа в логово, быстро просматривая варианты возможного отступления. Волчица уже вылетела у него из головы и теперь его совсем не волновало ее будущее. Приосанившись, волк ступил в логово и остановился в пару шагах от вожака. "Ну что ж...он выглядит вполне спокойным. С чего бы это?" Призрак не собирался говорить о Рейкстрир, она сейчас сама все расскажет о себе. Его задача была в другом. Пещера была почти пуста и парочка волков не волновала Зара. Он заметно похолодел и на его морде появилось ледяное спокойствие. Но внутри крестоносец кривился от боли в задней лапе, которая когтями невидимыми когтями раздирала конечность. Но он не мог позволить себе сесть или покачнуться,Ю слишком долго Зарокс ожидал этой минуты.
-Македонский мертв. - отчетливо произнес Призрак и умолк.
Тишина давила на него, но он подбирал слова. У фюрера не должны быть подозрения. Говорить слишком много тоже не хотелось: Дикий был умен и сразу догадался бы, что ему просто-напросто заговаривают зубы. Надо было быть четким и кратким.
-Я был в лесу и нашел его тело. Македонского убила пума и я прогнал ее с нашей территории.
"Достаточно." Крестоносец замолчал и напряженно вглядываясь в морду Дикого, пытался понять, какова же будет его реакция. Укрепив свои моральные силы, Зарокс сжал зубы. Боль стала невыносимой. "Ну почему? Почему сегодня?" Проклиная про себя всевозможные силы природы, волк все же позволил себе немного расслабиться и теперь его стойка была какой-то небрежной и даже вызывающей. В планах подлеца такого конечно не было, но терпеть такую муку он был уже не в силах. Больше всего Призрак опасался, что возможно его хромата сведет его замыслы на нет. В душе у волка трепетала тонкая струна беспокойства и каждая секунда растягивала ее все сильнее и если тишина растянется на несколько минут, она просто лопнет. Очистив свой разум от ненужной информации, Зару показалось, что он превратился в безразличную каменную глыбу.
"Холод и уверенность", напомнил сам себе волк и все мысли разом померкли.

0

4

--->Черноводное озеро

Волчица успела немного отстать от Зарокса, посему, когда она только подошла к пещере, крестоносец был уже внутри. Рейкстрир помедлила возле входа, ещё раз прокручивая в голове наставления белого волка. Не перечить и не отводить взгляд. Чёрно-бурая зажмурилась на секунду и помотала головой, будто стараясь вытрясти все нехорошие мысли и страх, который они за собою влекли. Рей зачем-то обернулась, а потом шагнула вперёд.
Под ногами немного неприятно провалился песок. Стрир поморщилась, представляя, как после сна в этом месте песок забивается в шерсть и глаза. Но, если не учитывать это, то логово стаи было выбрано прекрасно.  Сводчатый каменный потолок защитит, кажется, совершенно от любой непогоды, стены не позволят холодным ветрам пробиться сюда. Наверное, Рейкстрир так бы и продолжала осматривать пещеру, если бы не наткнулась на стоящего впереди Зарокса. Волчица опомнилась и уставилась перед собой.
Пока крестоносец что-то докладывал (чтó, Стрир благополучно пропустила мимо ушей) чёрно-бурая разглядывала чёрного волка, лежавшего прямо перед Заром. По-видимому, это и был Дикий. Крупный отдыхающий кобель, он сейчас не казался Рей таким уж устрашающим. Однако из головы упорно не вылезало, что, возможно, через несколько часов именно Дикий подпишет смертный приговор волчицы.
- Здравствуйте, - ни к селу, ни к городу чуть хриплым голосом вставила Рейкстрир после того, как Зарокс закончил говорить. Она не знала, чем ещё можно привлечь к себе внимание, не знала также, как стоило бы на самом деле приветствовать Первого. Крестоносец этого не уточнял. Рей выступила из-за спины своего проводника и чуть склонила голову и поджала хвост, заблаговременно демонстрируя полную подчинённость Дикому. Уши отведены назад, взгляд, хоть и исподлобья, но простой и даже немного печальный и точно в медовые глаза вожака. Волчица застыла на месте, словно статуя, будто боясь, что хоть одно лишнее, неправильное движение может изменить её судьбу.
Где-то внутри заклокотало самолюбие и гордость. Зачем же здесь кланяться какому-то неизвестному волку? Зачем это делать, когда преданность доказывается вовсе не жестами? Но Рейкстрир не могла себе позволить так безрассудно поступить. Тем более не зная реакции Дикого на какие-либо ситуации, тем более, когда жизнь, вероятно, зависит от этой самой реакции.

+1

5

Размышления прервал звук приближающихся шагов, но Дикий, будь оно не ладно, даже ухом не повел - только глаза обратил на подходящих к пещере фигуры и тут же вернул обратно на лапы. С Черноводного идут, явно еще кого-то ведут. Было время, Мертвоземцы пополнялись новыми рекрутами медленно, неохотно... как будто не было подходящих. А сейчас - еще полдень, а в полку Мертвой Земли уже прибыло.
Крестоносец, подошедший к спокойно лежащему черношкурому волку, начал свое повествование с новости... которая заставила Дикого навострить уши и нахмуриться. Надо же, проблема решилась сама собой. Все же не смог Македонский с кошкой совладать, выходит. Македонский не смог, а этот смог.
- Здравствуйте, - нелепое приветствие волчицы рядом лишь на мгновение привлекло внимание фюрера; он окинул ту беглым взглядом, приметил подчинительные жесты, и вроде бы ничего не должно разгневать правителя.
Белополосый поднялся, легонько встряхнулся, и повернул голову к Зароксу; на морде тут же показался предостерегающий оскал, хмурые брови едва скрывали горящие пламенем глаза, читалось в них определенно что-то недоброе:
- Македонского она убила, а тебя не тронула? - спокойный и равномерный голос сменил нарастающий рев, меж зубами скользнул язык, тело вожака напряглось, будто еще секунда, и он разнесет тут все к чертям.
Он сделал шаг в сторону крестоносца, надвигаясь на него. Волчишка явно сглупил, ляпнув перед Диким подобное - есть повод Дикому задуматься о том, что кто-то в стае жаждет его свержения. Дескать, смотри: убит Македонский, скоро и за тобой придут. И если вспомнить о паранойе, которая ходит за Диким если не хвостом, то следами, заставляя совершать кровавые расправы ради того, чтобы доказать, что нет достойней альфы, чем он... То этот сетлошкурый подписывает себе приговор своей же лапой.
Одно движение, и тело Дикого устремляется на крестоносца, свалив того с лап. Нависнув над ним и вздыбив хвост, белополосый как-то нехорошо заулыбался, хотя с виду можно посудить, что оскалился, и громко прорявкал:
- К вечеру притащишь мне свою пуму, и посмотрим, как ты ее прогонишь, падали кусок, - щелкнув челюстями перед носом состайника, Дикий отступил на шаг и мотнул головой в сторону. - Вон отсюда.
Все еще щерясь, альфа следил за каждым движением подчиненного , как будто в нем подозревая что-то подлое. Пусть и был плюс от новости - одной проблемой стало меньше, но сам факт того, что... В общем, не договаривал чего-то этот белый. Вечерний сбор покажет, кому на этой стороне материка еще останется пожить.
- Имя? - в привычной манере обратился к новорожденной Дикий, все еще глядя на Зарокса.
Сразу ли сообразит или нет?

+2

6

Крестоносец слишком поздно понял свою ошибку. Давно стоило привыкнуть, что Дикий редко бывает спокойным. Все это время, волк пытался стоять ровно, не шатаясь и наконец, боль в лапе отпустила его. Зар ожидал подобной реакции на известие, но такого он не смог предугадать. Ярость обрушившаяся на него подобно холодному водопаду, едва не сбила его с ног и волк едва успел приглушить в себе желание отступить, поджав хвост. Вопрос вожака сначала был непонятен для Призрака и тот мысленно выругал себя, за такую неправдоподобную ложь. Светлый даже тявкнуть не успел что-то в с свое оправдание, как уже ощутил себя прижатым к холодной земле.
Зарокс прижал уши к голове и гневно сверкнул глазами. Вечный страх перед фюрером сводит многих в могилу, но пора была уйти из рядов трусов. Как же белому хотелось вернуться на пару минут назад, в прошлое и оповестить Дикого иначе. Тонике нити его плана медленно ускользали из его лап, но пара из них все еще были тугими и неизменными. Дождавшись, пока Первый отойдет, крестоносец медленно поднялся. Его бледные глаза загорелись лютой ненавистью.Его прогоняли. Выгоняли из логова, как маленького щенка. Призрак не сдвинулся с места. Ядовитая злость приколотила его к земле и теперь, как показалось черные тучи  собрались у него над головой. Дикий ясно дал знать, что разговор с ним окончен.
Белый не мог уйти. Да, он колебался. Слишком долго он исполнял первую часть своего плана и теперь если он уйдет, все пойдет насмарку. Стоило ему сейчас уйти, как все его черные замыслы обрушатся. Наверное, это было одно из самых тяжелых решений в жизни крестоносца. Сузив глаза, он наблюдал за волчицей, но большая часть его внимания, досталось именно вожаку.
Зар отсчитал 15 ударов сердца и решился. Крестоносец приподнял хвост и шерсть на загривке ощетинилась. Волчья губа поползла в верх, обнажая белые клыки. Призрак оскалился и напрягся. Теперь трепки не миновать. "Пусть и так. Не уйду." Его стремление к первенству заполонило все сознание Зарокса, перемешиваясь с яростью и гневом. Что-то кричало в нем, прося уйти, убежать, но разве стал бы он слышать какой-то отголосок разума? Все зашло слишком далеко и теперь пути назад нет. Всегда есть только дорога вперед, ведущая к свету или обрыву. Куда сейчас вела тропа волка, он не знал и не хотел знать. На мгновенье, самец скосил глаза на Рекстрир, стоящую неподалеку. Ему совсем не хотелось показаться слабым трусом, да и выбора теперь особо не было.

Отредактировано Зарокс (2014-01-22 22:27:58)

+5

7

«Дикий он и есть дикий». Сомнения, а вместе с ними и надежды, моментально развеялись, как только Первый накинулся на Зарокса. Здорово же белый поплатился за свою… ложь? Рейкстрир не могла точно сказать, она и не слушала-то вовсе, что крестоносец тут плёл. Однако раз вожак так реагирует, вероятно, на то есть веские причины. Волчица резко отскочила в сторонку, не желая быть задетой. Дикий отослал подчинённого и осведомился об имени чёрно-бурой.
- Рейкстрир, - чётко и без колебаний сказала Рей, стараясь смотреть только в глаза вожаку и не отвлекаться на крестоносца. Но сегодня, видимо, был не её день. После ответа Стрир началось что-то невообразимое и, по идее, противоречащее законом стаи.
Зарокс поднялся на лапы, но уходить совершенно не собирался. Хищница было подумала, что белый просто приходит в себя после взбучки. Однако Зар, вместо того, чтобы уйти, поднял хвост и оскалился. Подумать только… Он напрямую бросал вызов своему вожаку! Стрир аж пасть приоткрыла от удивления. Волчицу захлёстывали противоречивые чувства: страх, восхищение смелостью и стойкостью Зарокса, любопытство насчёт реакции Дикого и… желание разрешить возникший конфликт. Да-да. Рей отошла ближе к каменной стене, всё также с прижатыми ушами и приоткрытым ртом. Она переводила взгляд то на одного, то на другого волка. Пожалуй, Рейкстрир вполне бы заняла сторону одного из противников. Если бы могла определиться. На чью сторону вступать? На сторону Дикого, который со слов Зарокса представился волчице тираном? Или же на сторону Зарокса, который только что солгал и открыто выступил против вожака? Если уж сравнивать по этим данным, то стоит, наверное, вовсе убежать отсюда.
Теперь Стрир уже вжалась в стенку, словно это её сейчас будут рвать на кусочки. В голове чёрно-бурой ежесекундно проносилось множество мыслей. Встать между двумя волками? Глупо и не разумно, Зарокс и Дикий даже не посмотрят на новенькую и в лучшем случае обойдут стороной, в худшем она пострадает. Убежать? И что она скажет, когда встретит любого другого члена стаи? Да и потом. Удивление и страх просто сковали Рей, она уже не могла двинуться с места, а тело пробрала дрожь. Так может просто завыть, позвав на помощь? Только вот, услышит ли кто-нибудь? И если услышат, то придут ли сюда?
Рейкстрир всё ещё терялась в сей обстановке, не зная, куда себя деть. Ну не могла она смотреть на это всё, ровно как и не могла понять, сообразить, что же делать. В любом случае,  чёрно-бурой совершенно не хотелось становиться свидетелем убийства. А убийство здесь было почти что неизбежно.

0

8

Первые секунды Дикий глядел на крестоносца очень даже снисходительно. Якобы, есть у тебя время, малец, беги пока не поздно. В пещере раздалось новое имя, которое фюрер конечно же немедленно забудет и вспомнит только в случае, если новорожденная проявит себя во всей своей красе и переплюнет какого-нибудь Македонского... Но это лишь к слову. Те двое, что шатались неподалеку, казалось бы, даже не обратили внимания на раздавшийся рев - это уже стало традицией в стае, без этого тут никуда, а если еще кто-нибудь помрет при этом - так вообще вся программа выполнена. Но нет, навострили уши, пока тихонечко перешептываясь.
Морда Дикого изменилась как раз в тот самый злосчастный момент, когда Зарокс поднялся. Волк не собирался уходить, скорее... наоборот. Как думаете, какие чувства сейчас играют в вожаке?
Дикий в издевке мотнул головой, морду расчертила безумная улыбка, как в те самые моменты, когда фюрер теряет всякий контроль и сеет хаос, не задумываясь о последствиях. Впрочем, последствия в стае Мертвой Земли давно перестали замечаться: если вожак орет, значит, так надо, если убил кого, значит, такова воля Кхеса.
- Ты что, паскуда, страх потерял совсем? - взревел фюрер, делая шаг в сторону бросающего вызов.
И ведь да, это был вызов в прямо смысле слова. Стоило ли думать о том, что новость о смерти Македонского - всего лишь слова на ветер, для отвода глаз? Может, он на самом деле жив и здоров, а ему просто всяхую чепуху заливают... Стало быть, зря Дикий оставил на втором плане мысль о предательстве. Во всяком случае, этот волк свой смертный приговор уже подписал. Тот, кто хоть раз удостоил Дикого удовольствия почувствовать себя преданным, больше никогда не заслужат доверия фюрера. Ни в жизни, ни в смерти, ни после смерти.
Так или иначе, в ситуации Дикий чувствовал себя в своей тарелке, всякие лобзания ему чужды... как и то, с какой быстротой новоприбывшая скользнула вдоль стены, пытаясь спрятаться. Ну что за черт...
- Куда?! - пророкотал белополосый, щелкнув челюстями в сторону волчицы; в лучах солнца, попадающих в пещеру, можно было отчетливо рассмотреть, как неуклюже слетела с оголенных крепких зубов слюна и упала в песок. - Будешь прятаться - схороню заживо следом за ним, поняла?
Но огненные глаза смотрели вовсе не Рей, а на источник наиболее весомой угрозы. Между ним и оппонентом было совсем немного пространства - на резкий выпад. Но Дикий не был бы самим собой, если бы сохранил сейчас эту дистанцию. Подчиненному важно показать, что ситуацией рулит вожак, а не он, что слушать надо вожака, а если прохлопаешь ушами, век не расплатишься. Это называется доминирование.
- Смотри и внимай, дура, - прорычал бы волчице фюрер, подойдя к сопернику настолько близко, что между их носами оставалось всего-то десяток сантиметров, но оставил это в своей голове.
Пасть раскрылась, демонстрируя сильные челюсти, и в следующую же секунду черношкурый совершает резкий рывок чуть в сторону в попытке хорошенько приложить оппонента плечом.
Те двое, что так или иначе подглядывали за событиями, все же рискнули подойти поближе, тем самым перегородив на всякий пожарный выход из логова. Морды были направлены вниз на случай, если придется атаковать.

+2

9

Волк ощутил прилив внутренних сил. Его сердце наполнилось гордостью за самого себе, за свой поступок. С чье бы помощью не был проделан этот путь, он сам все продумал, сам все устроил. Какой бы трепет не вызывала искаженная морда Дикого, стоило попытаться. Призрак мотнул головой и оскалился еще пуще прежнего. В горле заклокотало злобное рычание. Каким бы крутым не был вожак, Зарокс был весьма заносчивым и высокомерным малым. 
Шаг в свою сторону он принял за принятие вызова и Зар потешился, что фюрер воспринял его всерьез. Но молчать он не хотел. Теперь уж можно было сказать все, что накопилось в нем за долгое время.
-Зарокс! Мое имя Зарокс! - прорычал волк и его призрачные глаза сверкнули.
Крестоносец тоже сделал шаг вперед, показывая Дикому, что и сейчас он отступать не намерен.
-Великий вождь! Самый ужасный из волков! - насмешливо воскликнул крестоносец, ощущая, что его вот-вот понесет на речи, - Страх окружает тебя, а ужас давно стал твоим другом. Я ведь прав, да, прав!
Волк хрипло рассмеялся, не отводя взгляда от вожака и ухмыльнулся. Ему нравилось говорить то, что он думает. Это был бальзам на душу, и он так приятно залечивал раны. Это было настоящим безумством: глумиться над Диким, а если точнее, злым, очень злым Диким. Но сколько же удовольствия это приносило!
Призрак бросил взгляд на Рейкстрир. Наверное, он на ее месте тоже попытался бы уйти. Раньше бы он и не посмел сотворить такую дерзость, но прошлое далеко позади, а впереди настоящее. Но сейчас была проблема посерьезнее темного прошлого и эта проблема разъяренный фюрер. Парочка волков бродившая рядом отвлекала Зарокса и он уже подумывал, не завел ли Первый себе сообщников и не убьют ли они его, если что-то пойдет не так. Эта версия была маловероятна и Призрак бросил ее, устремив все свое внимание в сторону вожака.
Увидев маневр Дикого, крестоносец прыгает вправо, стремясь избежать удар, а потом пытается протаранить соперника головой в бок. Мельком заметив, как волки закрыли единственный выход, Зар обеспокоился, но сейчас ему  уже не до этого.

Отредактировано Зарокс (2014-01-23 22:01:08)

+2

10

Начало. Четвертая Луна. 31 год.

Являясь одной из немногих, имевших смелость остаться поутру без дела в логове, Багира лежала в самом дальнем углу. Её присутствие во мраке пещеры выдавал только блеск золотых глаз. И всякий раз закрывая их, волчица со шкурой цвета воронова крыла словно бы растворялась в темноте дальних стен. В логове было тихо. Большая часть стаи ещё ранним утром разбрелась по делам-обязанностям, Багира же, глядя на источающий дневной свет вход логова, затруднилась бы сказать наверняка, какое сейчас время суток. Зевнула, клацнув зубами. Склонила голову, несколько раз проведя языком по лапам.  И хотелось бы считать, что она на особом положении в стае, да нет, далеко нет. Едва ли тут вообще имеют место быть ленивые волки. Каждый стирает лапы в кровь и на следующий день всё равно ползёт выполнять обязанности. Тяжелее всего разведчикам. Семеня безмерное множество километров за день, принужден ещё и востро за границей следить. И не дай Кхес пройдёт в твою смену незамеченной  какая несчастная рысь, и не дай Кхес, дойдёт это до фюрера… Вчера она сама, Багира, имела возможность убедится в этом, добровольно подменив одного беднягу, повредившего лапу, а потому и вернувшись затемно. Только так в этой стае и проживёшь. Нужно  и на свои силы рассчитывать, и на коллективные. Своей не будет – фюрер задерёт. Поддержкой товарищей не заручишься – так задерут они.
Мерно покачивая кончиком хвоста, – слишком сильно породнилась со своими кошачьими повадками! – Багира насторожилась только тогда, когда в Логово ввалился фюрер. По счастию, он лёг ближе к входу, оставив крестоносца далеко за своей спиной. И всё же такое соседство настораживало: ему, дабы приметить её, достаточно было обернуть голову. Мягко и бесшумно поднявшись на лапы, Волчица сдвинулась вбок и отвернулась – теперь лучше. Теперь заслонял выступ в стене. Но прежний покой всё равно не вернулся. Фюрер был такой кобель… Носил на плечах и рассевал вокруг себя тревогу. При нём и ночью-то поди ещё усни, а утром, когда самое место любого стайного за работой, которою предполагают его обязанности… Она раскрыла глаза и, блестя ими во мраке, глянула в сторону, на силуэт спящего неподалёку, того самого волка с вывихнутой лапой. Зарылся в угол, что не видно его вовсе. Оно и правильно, с травмами лучше не маячить перед иерархами лишний раз.
Внимание Багиры от каких-то флегматичных, ленивых и, в большей степени, глупых в своей односторонности мыслей было отвлечено пришедшими волками. Заинтересованная, она повела немного округлым ухом в сторону источников звуков. Отличив в одном из новых запахов Зарокса и не приметив в памяти обладателя второго, Багира повела и мордой в сторону, даже больше того – показалась, а потом и вовсе решила бесшумно вернуться на прежнее место, в районе центра дальней стены. Устроившись как и прежде, она приняла позу сфинкса, разве что лапы передние сложив одна на одну, и уставилась на пришедших сквозь полуприкрытые веки.
Фатально расшевелило её известие о смерти Македонского. Волчица широко раскрыла глаза и встрепенулась. В сущности, Ведомый был куда более снисходительнее Дикого, с ним можно было поболтать на сторонние темы, к тому же, он был крепко слажён. То, что такого кобеля не стало из-за какой-то там пумы, право, слышалось Багире бредом. Впрочем, она не могла сказать, что Зарокс недоговаривает или хуже того – лжёт. Вполне возможно, старичок-Македош хорошенько наподдал наглой кошке и она, измотанная боем с ним, сражаться боле не могла и дала дёру. Багира, предвидя неладное, поднялась и вдоль стены пошла ближе по направлению к образовавшейся группке волков. По мере её хода представилась новенькая. Она, конечно, выглядела сконфуженной, как выглядит каждый новый член стаи, но держалась достойно. Потому за неё у Багиры сердце пока не болело – справляется девочка, выдержит. Всего-то и надо, что парой слов переметнуться с Вожаком. А вот дальнейшая реакция фюрера заставила смольную пока притихнуть.
«Ох, Зар-рокс, таки не угодил…» - волчица наблюдала за разворачивающейся картиной, понимая, что хочет, хочет как-то выгородить коллегу, скажем так, по службе. Не сказать, чтобы они с кобелём, стоящим сейчас как на расстреле, по-особенному были близки. Но он крестоносец, а с сослуживцем всегда немного больше тем для разговора, чем с другим стайным. И стремительно разворачивающаяся перед глазами картина всё сильней и сильней тревожила Багиру: «Др-рянь дело». Однако по-настоящему дрянью дело стало после, когда Зарокс стал в позу, позволить себе которую не мог (и не хотел) ни один стайный. Такой поворот событий, оказавшийся необычным даже для повседневной жизни Мертвоземцев, ор и рык, всё же напугали новенькую, что стремительно поползла в сторону стены, за что и окликнул её фюрер. Багира понимала, бросаться спасать Зарокса равносильно тому, что разом с ним пихать голову в гильотину – если она, самка, полезет в дело Вожака, первее сожрут именно её, до белого дело дойдёт только после. Потому всё, что позволила себе на данный момент чёрная, это аккуратно приблизиться к Рейкстрир, мягко тронув ту плечом. Золотой взгляд, направленный на рекрута, был холоден и бесстрастен, тем не менее в действиях Багиры не было ничего враждебного, даже наоборот: - Возьми себя в лапы и послушай меня. Если всё сложится в пользу Дикого, он вер-роятно подойдёт к тебе и скажет слово по поводу твоего поведения, - крестоносец говорила уверенно и спокойно, слегка растягивая каждую 'р', картавя, но тихо, чтобы слышать её могла только адресат. – Ты хор-рошо представилась. Дер-ржись на том же ладу и не др-рейфь. Лучше он пихнёт тебя в плечо за самоувер-ренность, нежели сожр-рёт за слабость.
Покончив со своими словами, Багира посмотрела в глаза чёрно-бурой, стремясь разглядеть в них понимание поставленной задачи. Осознавая, какого ей, ничего не знающей, сейчас тяжело по собственному опыту, чёрная самка улыбнулась на кроткий миг уголками смольных губ, желая этим показать, что страшный Вожак – это ещё не вся стая и, может, придать рекруту уверенности.

+3

11

Зароксу удалось уклониться от крепкого плеча предводителя, но следующий его манёвр был менее удачным: белошкурый, засмотревшись на перекрытый выход, столкнулся лбом с одной из стен пещеры. Никаких ранений, но голова немного погудит. Лучше бы крестоносцу подсуетиться, пока более крупный Дикий не нанесёт ответный удар.

Rf

0

12

Порядок отписи в локации
Reykstreer, Дикий, Зарок, Bagheera

Примечания
Лимит ожидания поста: 4 дня.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

0

13

Воздух вокруг давно уже пропитался гневом и злостью. Напряжение росло с каждой секундой, Рейкстрир чувствовала это шкурой. Казалось, ещё пару секунд и чёрно-бурую задушит… страх? О нет, не страх. Это, доселе неизвестное ощущение, именовалось, как желание разнять двух волков, помочь. Как бы ни глупа была эта мысль, она хорошенько въелась в голову волчицы, не желая покидать. Да, Стрир всё ещё пыталась сообразить, что может сделать в данной ситуации. А так как ничего хорошо в голову не лезло, вскоре в сердце Рей закралось чувство вины, словно это она в чём-то облажалась, сказала, сделала что-то не так и теперь именно из-за этого происходит данная грызня. Не успела чёрно-бурая подумать об этом, как услышала в свой адрес угрозу Дикого. Это ещё больше усилило чувство вины.
«А что мне, чёрт возьми, между вами лезть, на смерть верную?!» - мысленно огрызнулась Рейкстрир, на деле же лишь нахмурившись немного. Крик не редко пробуждал тихий гнев в волчице. Только вот вслух она почти не позволяла себе огрызаться. Возможно, другие считали эту трусостью, Рей, наоборот, называла точным расчётом.
Тем временем Зарокс толкал речи. Видимо, очень горд был собой. Только вот чёрно-бурая слабо понимала, чему тут можно гордиться и радоваться. Тому, что, возможно, в скором времени ты будешь лежать тут, бездыханный? Рейкстрир, то ли с осуждением, то ли с сожалением глянула на крестоносца. На его месте она бы попридержала язык, да чего уж там! Она бы вообще не выступала бы здесь против вожака.  Но Рей – это Рей, предпочитающая жить спокойно и тихо, а Зарокс – это Зарокс, волк сильный духом, позволивший себе такую вольность.
Чего уж таить, волчицу тянуло, словно магнитом к таким существам, способным выступить против чего-то устоявшегося, наверное, именно поэтому несколько секунд назад (да и сейчас тоже) Стрир колебалась, выбирая, за кого бы вступиться.
Размышления и наблюдение за происходящим прервала чёрная волчица. Появилась она откуда-то из глубины пещеры, видимо, именно поэтому Рейкстрир и не заметила её. Чёрная говорила, что надо взять себя в лапы. Почему-то именно в этот момент в голове чёрно-бурой всплыли слова Зарокса. «Никому, слышишь, никому не доверяй! Здесь нет такого понятия, как верность, честность и благородство.»
«Пфф, глупости», - мелькнуло в голове Стрир. Ну, не видно в этих янтарных глазах, не слышно в этих словах, от которых уверенность, будто тёплая вода, разливается по телу, какой-то подлости. Волчица наклонила голову, а затем, кивнув, поднялась на лапы и выпрямилась.
Теперь выход был перегорожен двумя волками, и ещё два волка (сама Рейкстрир и её новая чёрная знакомая) сзади, образовалась эдакая арена, отступать некуда. Рейкстрир сделала шаг назад, вглубь пещеры, освобождая больше пространства для схватки, а затем обводя это самое свободное место глазами.
«Прямо-таки показательный бой, со зрителями и прочим».

+2

14

Ярость не просто кипела внутри фюрера - бурлила, шипела и искрилась, не давая тому даже на миг взять себя в лапы. Скорее всего, через пару мгновений он вообще потеряет себя от этого захлестывающего разум чувства, превратившись в совершенно неуправляемое существо. То самое, по причине которого его и прозвали Диким.
- Мразь! - от рева наверняка содрогнулись бы стены пещеры - настолько оглушающим он оказался.
Следом щелкнули челюсти, но ни за что не уцепились; противник успел отскочить в сторону, оставив волка ни с чем. Но видно, тот замешкался, увидев двоих напряженных событием состайников, и у Дикого появился просто уникальный шанс закончить начатое.
С перекошенной от безумия мордой, белополосый развернулся и, оттолкнувшись от песчаного пола пещеры, совершил рывок вперед, пытаясь ухватить белошкурого за загривок или боковую часть шеи, чтобы повалить того наземь.
Он даже не заметил, что за его спиной тоже что-то зашевелилось, зашепталось, что там вообще есть какая-то живая субстанция - он даже про новорожденную успел позабыть напрочь в пылу схватки. Да и разве могло еще что-то интересовать волка, который не знает ничего, кроме сражений, ничего, кроме как рвать и кусать плоть чужака или ослушавшегося - да кого угодно, лишь бы драть в клочья, показывать свою силу... доказывать свое превосходство. На глазах у всех, чтобы знали, кто же такой Дикий, и почему его так боится стая. Казалось бы, да убить его и все - стая мирно заживет, но кто как не этот белополосый ненормальный мог еще держать стаю в стальных тисках? Он сам считал, что в стае просто не существует никого, кто мог бы продемонстрировать подобное. Здесь решает сила: кто сильней и старше - тот и прав. А чтобы доказывать свою правоту, надо показывать силу.

офф: как я понел, зарокс стоит к дикому как минимум в пол оборота и как максимум задом, потому что отскочил в сторону, поэтому я посчитал, что дикий может атаковать именно со стороны Х_Х

+2

15

У Зарокса есть возможность уклониться или совершить контратаку.

Rf

0

16

Начало. Четвертая Луна. 31 год.

Белый Ферзь отдыхал в глубине стайной пещеры. Его глаза были закрыты, он лежал на спине и спал. Ферзю ничего не снилось, он лишь изредка подергивал лапами. Со стороны это наверняка выглядело довольно-таки смешно, но так как зрителей сейчас не было, то и смеяться нет над чем. Вот грудная клетка поднялась и опустилась. Это рефлекс или инстинкт, как это называть. Привычка, которая досталась Ферзю из жизни прошлой, когда грудь поднялась, там должен был быть вдох, когда опустилась - выдох. Белый волк заскрипел своим голосом, видимо, просыпаясь, но так и не открывая глаза. Резко вытянув передние лапы, а потом перевернувшись на живот и собрав лапы под себя, Алый наконец раскрыл свои глаза. Ему бы сейчас не помешало испить Кхесской воды, чтобы восстановить силы точно на сто процентов, но до Белого Ферзя донесся странный звук, достаточно громкий и очень яростный. В этом голосе Ферзь узнал крик Дикого, который на данный момент являлся Первым в стае. Кажется, он снова на кого то орет, ведь это его любимое занятие.
"Пожалуй, я пережду..." Обратно перевернулся на спину Ферзь, поднимая передние лапы вверх и рассматривая их. Над ухом зажужжала какая то мушка, которая начала надоедать Ферзю и он, показав ряд своих клыков, клацнул зубами, в надежде зацепить это проклятое насекомое и проглотить, пускай он и не нуждается в еде. Но мушка спаслась и продолжила летать над головой и надоедать. Алый отмахнулся от непоседки и перевернулся на бок, поднимая уши и вслушиваясь в крики, доносящиеся снаружи. 
- Мразь!- донеслось до Ферзя и он ухмыльнулся, добавляя к своей довольной морде, равнодушие. Шерсть свалялась, надо было привести себя в порядок, но интерес все таки давал о себе знать. Лениво поднявшись, Ферзь неторопливо "выполз" к входу в пещеру, вытягиваясь и хрустя своими костями. На морде появилось изумление, которое тут же сменилось слепой яростью. Он видел потенциальную угрозу, коей являлся Зарокс.
"Опасную ты игру затеял. Неужели ты думаешь, что сможешь противостоять Первому, даже тогда, когда его сторона сильнее, хе-хе" Белый Ферзь глазом заметил Багиру, сидящую с какой то неизвестной ему волчицей. Он хмыкнул, но тут же вернулся к Зароксу и Дикому. Он обошел вокруг дерущихся.
- Давай, только посмей ха-ха, тебя живо на место поставят, если не Первый, то я точно, хе-хе,- он говорил не так тихо, но и не громко. Волку было все равно, услышат ли его слова двое сцепившихся, но Ферзь знал определенно точно то, что в случае чего, Зарокс станет драться с ним. Он скалился, следил глазами за происходящим. Было немного смешно, как из ленивого увальня Алый превратился в агрессивного хищника. Но еще интересней было то, что волк не спешил нападать на Зарокса, думая, что Дикий самостоятельно тоже неплохо справляется, в случае какой нибудь неудачи, он сто процентов накинется на белого волка, защищая своего вожака. Конечно, у Ферзя был еще выход - напасть на Первого, но для него это было непринципиально. Лучше заслужить доверие честным путем, чем ложью.

0

17

Порядок отписи в локации
Зарокс, Bagheera, Reykstreer, Дикий, Ферзь

Примечания
Лимит ожидания поста: 2 дня.
Если какой-либо игрок превышает норму ожидания, его очередь можно пропускать.

0

18

Удар головой обескуражил Зарокса и тот едва ли не шипел от досады. Сейчас гораздо важнее хромая лапа, которая может подвести в самый напряженный момент. Но все было спокойно, и старая травма не проявлялась. А зрители все собирались возле поля боя, и это сильно беспокоило белого. Рев Дикого привел крестоносца в чувство, и он вскинул голову, пытаясь с гордостью встретить пылающий взгляд вожака. Увидев горевшую там злобу, Зар внезапно усомнился в своих действиях. Отважиться на такой дерзкий поступок это одно,  а вот выполнить свой план - совершенно другое. Кончено он не трус, вовсе нет, но шкуру-то сохранить хотелось. Едва ли Призрак сможет уйти отсюда целым. Уже и так понятно, что выживет сильнейший. Первый был более габаритным, да и вон, злой какой. Но, тем не менее, отступать уже некуда.
Зарокс зарычал и прижался к земле, в надежде поднырнуть под Первого и нанести удар головой в незащищенный живот.
Краем глаза волк уловил рядом новое, светлое пятно. Ферзь. Еще один зритель, а может даже и участник. Внезапно Зара осенила глупая мысль, о том каким безрассудным идиотом он выглядел перед сородичами. Мало того, что он бросил вызов вожаку, так теперь и бросает беглые взгляды в сторону. "Никак уже надумали, что я собираюсь бежать" . Крестоносцу хотелось, чтобы все волки вокруг исчезли, вместе со своими любопытными взглядами, которые сводили с ума белого и не давали сосредоточиться. А теперь еще и белый универсал, который нагло скалился, глядя на происходящее. Ненависть к окружающим возросла, и Призрак теперь отсчитывал время ударами сердца. Один, два, три...Минуты вокруг замерли и время просто перестало существовать. Кому нужно время, когда ты уже мертв? Песочные часы перевернуть еще раз нельзя, дан всего один поворот и то, Мертвоземцы уже нарушили данное правило. Волку хотелось, чтобы это все поскорее кончилось. Хищник плотно прижал уши к голове и из горла снова вырвался хриплый рык. А потом снова пошло занудное один, два, три. Любой путь имеет свой конец и рано или поздно, будет конец и здесь.

Отредактировано Зарокс (2014-02-01 18:34:33)

+3

19

Зароксу не удалось миновать атаку вожака. Белошкурый не такой уж и маленький, чтобы поднырнуть под брюхом у не намного более крупного зверя, поэтому он оказался сшибленным на землю. Зубы Дикого держали его за область чуть правее пасти. Захват вышел совсем не сильным, но вырваться безболезненно будет трудно.

Rf

0

20

Утвердительно кивнув, мол молодец, на то, что Рейкстрир выпрямилась и немного отшагнула назад, Багира перевела взгляд на действо. Позабыв на время о новенькой, беспросветно чёрная самка  приковала золотые зеницы к Зароксу. Точнее к его мелькающему, дёргающемуся словно в судороге силуэту. Взгляд её преисполнен был сочувствием, разбавленным в равной доле желанием помочь. Багира тут, верно, была той самой единственной после рекрута у себя за спиной, имевшей в данный момент такой печальный, но вместе с тем размыто мягкий взгляд. С неясной для самой себя горечью она наблюдала, как своими же лапами Зарокс, с дикой, но неверной уверенностью, зарывает все ходы к отступлению.
А новых морд всё прибавлялось. Из тьмы пещеры выдвинулось нечто тяжёлое, мрачное – Белый Ферзь. Со стороны входа, шипя завсегда-то от злобы – Костес.  И их, двух совершенно разных, с какой стороны не глянь, в данный момент что-то объединяло – желание размозжить голову повстанца о холодную стену логова в зенках.
«Как всё плохо, - она угрюмо покачала головой, не закрывая глаз, - ох, чер-рти, как же плохо…»
Багира была права: и моральный, и физический перевес встали на сторону Дикого. Даже заслонившие вход зеваки со злостью глядели на разворачивающуюся схватку. Со злостью, адресованной всецело Зароксу.
Её сознание от томного наблюдения отвлёк, как не иронично, Костес, даже не к ней обращавшийся. Но встряхнувший волчицу, его рык  заставил её вспомнить, что она вызвалась прикрыть собою рекрута. Моментально крестоносец сделал тяжёлый шаг вперёд, отгораживая Рейкстрир и заслоняя своим угольно-чёрным силуэтом, с большего, почти всю её. Склонив голову к лапам, она встретила разгорячённый  оскал Костеса практически колоссальным, грубым равнодушием собственных глаз, направленных на кобеля исподлобья. И словно говорила: чтоб рекрута зашибить, таки придётся ещё как-то расправиться со мной, рыбой по-крупнее. Её политика относительно защиты новеньких, как всегда, не давала сбоев. На эту тему с Багирой исключительно бесполезно было даже дискуссировать. Кхес возродил, значит нужна. И кто сказал, что доросли у вас носы покушаться на жизнь, данную Божеством?
Тем не менее, когда разведчик наконец сбавил натиск и отвлёкся, готовый в любую минуту кинуться и добить  Зарокса, златоглазая осознала, что доля правды, которую можно было подать если не мягче, то снисходительнее, в его словах была. Чуть двинув мордой в сторону, но с Рейкстрир взглядом не встречаясь, она заговорила: - Но он, вообще-то, пр-рав. Лучше сделай хотя бы вид, что пр-ринимаешь активное участие в пр-роисходящем. Легче влиться будет, - Багира слегка подняла голову, расслабляя плечи. Морду она обернула несколько сильнее, теперь уже глядя на буро-серую. – Это он встр-ретил тебя у озера? – очевидно было по взгляду и какому-то общему грустному тону на морде крестоносца – речь о Зароксе, но смольная всё равно пояснила, назвав следом его имя.
Она не знала, что успело произойти между Рейкстрир и повстанцем, однако понимала наверняка: какая-то связь в дальнейшем останется между тобой и тем, кто первее остальных ввёл в курс дела. Не хотелось бы, по крайней мере, ей самой, Багире, чтобы в такую безвыходную ситуацию, окружённым враждебно клацающими челюстями, угодил какой-нибудь Энтони.

+1

21

Рёв Дикого словно служил каким-то сигналом. Сразу после этого волки, образно выражаясь, полезли из всех щелей. Сначала из глубин пещеры вышел ещё один белый волк. Сделав круг, он как-то нехорошо ухмыльнулся. Рейкстрир инстинктивно оглянулась назад, выискивая других волков, которых она так опрометчиво упустила, когда осматривала пещеру, но больше шевеления не приметила. После появился чёрно-коричневый волк, только он уже прибыл откуда-то с улицы.
Оба были настроены агрессивно по отношению к Зароксу, это было отчётливо различимо, как минимум, по словам, не говоря уже о поведении. Рей понимала, кто-то из них станет спусковым крючком. Один бросится, остальные подхватят, и от Зарокса только косточки останутся. А может и их не будет. Ну нет, чёрно-бурая не окажется в числе убивающих белого крестоносца, да и доводить до такого она не собиралась. Однако как исправить образовавшуюся ситуацию, Рейкстрир пока ещё не знала.
Несмотря на то, что новопоявившиеся никак не задевали Стрир и не давили физически, чёрно-бурой было тесновато. Здесь было уже семь волков, не считая самой Рейкстрир, и это… нет, не пугало, скорее делало дискомфортным пребывание здесь.   
- Ты еще кто? А ну марш отсюда пока не зашибли, либо оскаль клыки и покажи на что способна.
Стрир тихо рыкнула и дёрнула губами. «Один заставляет остаться, другой гонит. Может, господа, определитесь уже?!» Сие слова словно раздули огонь в душе волчицы. Резкая вспышка ярости к чёрно-коричневому, и вот уже новорождённая чисто из принципа не может бездействовать. Возможная провокация, да, Рейкстрир это понимала, как понимала и то, что только что была высказана полная правда. Нерешительная трусишка, хищница почему-то никак не могла что-либо сделать, хоть и так хотела.
Только что теорию Рей о правде подтвердила чёрная волчица. «Сделать вид, что принимаешь участие? Но… как?» Кроме как бредовых идей на подобии завыть и позвать на помощь, вступить на защиту кого-либо или вовсе встать между, в голову ничего лезть не хотело.
Рейкстрир перекинула взгляд на Зарокса. Тот уже оказался прижатым Диким. Вот, кажется, сейчас всё и решиться, независимо от того, вступят ли в бой чёрно-коричневый или белый.
– Это он встр-ретил тебя у озера?
Чёрно-бурая молча кивнула, продолжая смотреть на крестоносца, первого, кого она увидела в этом загадочном и страшном месте, первого, ответившего, хоть и не на все, вопросы Рей. Сердце отчего-то начало бешено биться. Рейкстрир вдруг поняла, что если сейчас не сделает хоть что-то, то позже будет уже поздно.
В любом из случаев сейчашние действия позже как-либо аукнуться Стрир. Осталось только выбрать такое действия, от которого в последующем будет наименьшее количество плохих последствий. «Если брошусь защищать Зарокса, мена порвут в клочья не только Дикий, но и двое других… Лезть помогать Дикому бессмысленно, он и так справляется. Остаётся действовать словами…»
- Хей! От убийства Зарокса ничего не измениться! – сердце готово было выпрыгнуть от волнения. Рейкстрир умудрялась же смотреть прямо на Дикого и старалась не показывать волнения, - Как ни крути в стае останутся недовольные опрометчивые смельчаки, которые в будущем могут и не такое устроить!
«Прощай, Рейкстрир, твоя жизнь была не долгой. Тебя запомнят, как самую глупую волчицу здесь и похоронят с… нет, похоронят как самую последнюю падаль, да».
Откуда брался весь этот «умный и вроде логичный» бред, Стрир сказать не могла. Наверное, всё-таки стоило молчать. Оратор из неё однозначно никудышный. Чего не умеем, того не умеем.
«Надо было сразу пойти и утопиться в этом дурацком озере». Чёрно-бурая не отводила взгляда от Первого, изо всех сил стараясь не поджать хвост и не дать дёру. «О, если вы так всё время живёте, то я не имею никакого желания вливаться…» Наверняка на неё сейчас же бросятся если не все, то большая половина присутствующих точно. Волчица расставила лапы пошире, готовясь принимать физические и моральные удары.

+2

22

Еще никогда за весь период его правления никто не посягал на его место и не противился ему. Видимо, время Дикого уже прошло, раз простые стайные решаются на такие дерзкие поступки. Бросить вызов... кому? Самому Дикому! Волку, который готов проливать и кровь, и воду за дисциплину. Он всегда боялся этого момента, но боялся не страхом смерти, а жаждой доказать обратное. Он готов был погибнуть ради того, чтобы доказать это, доказать, что не зря занимал этот высокий пост. Даже если на него обрушится вся стая и порвет его на клочки, он будет знать, что она это сделала из немощи.
Ухватив волка за воротник, Дикий вознамерился было уже сшибить того с лап и закопать собственными, как возглас со стороны отвлек его. Новорожденная подала свой чертовски ничего не значащий голос, в защиту бунтовщика!
С силой отшвырнув белого в сторону гиенами выхаживающих подле недавней схватки новых участников действия (как вовремя подошли и дали знать о себе), вожак коротко рявкнул им свое фирменное "Задрать насмерть!", и рванул в сторону волчицы, которая, наверняка, вполне осознавая, что сболтнула лишнего, приготовилась к последствиям.
- В этой стае! Таких смельчаков! Вырезают! Заживо! - громогласное рявканье альфы могло оглушить кого угодно, особенно в пещере, в которой относительно неплохая эхолокация.
Дикий подошел к волчице настолько вплотную, что его холодный и влажный нос почти касался носа новорожденной. Важно взглянуть тому в глаза, чтобы понять, насколько лишней сейчас была ее бессмысленная фраза, попытка остановить начавшееся безумие... Насколько лишним было желание заявить о себе именно сейчас. Огненные глаза Первого пылали в бешенстве, его нескрываемый ничем оскал с осевшей на губах пеной мелькал прямо перед глазами волчицы, которую, на самом деле, Дикий бы уже давно загрыз... Если бы не Зарокс, который сотворил проблему более масштабного характера.
- Еще одна такая выходка, и я отправлю тебя обратно к Кхесу, - очень серьезно пророкотал белополосый, но было просто очевидно, каких трудов ему стоит это воздержание от броска вперед. - Знай свое место, падаль, и молчи, когда говорить не просят.
Показательно щелкнув челюстями прямо перед носом черно-бурой, Дикий перевел взгляд на рядом стоящую Багиру. Отношения с ней пусть и были куда более божескими, чем с остальными, молчания ее в отношении новорожденной Дикий не понял - почему не заткнула вовремя? Знает же, с какого плеча рубит альфа в таких ситуациях. Но белополосый молча смотрел на нее, в глазах его застыл вопрос, на который он ждал, собственно, ответ. С мокрого подбородка слетела очередная капля вспененной слюны, и судя по всему, в ближайшее время она будет не единственной.

Отредактировано Дикий (2014-02-05 00:31:14)

+3

23

Ферзь ходил кругами и был готов накинуться на Зарокса в любое время, но пока что удача состояла на стороне Дикого, поэтому такого уж великого повода для помощи нет, тем более это будет не совсем по честному, да и Первый может сорваться на Белом Ферзе, а кому это надо? Поэтому оставалось ходить туда сюда и ждать этого сладкого "убить". Слюнки уже начинали заполнять пасть Алого, он с нетерпением их глотал и смотрел за движениями Зарокса.
"Зря, очень зря..." Белый волк проигрывал определенно, не миновать ему погибели, если, конечно, Дикий не сжалится над этим Зароксом и не дарует ему свободу, но в таком случае он его погонит из стаи, как перепуганную кобылу. Это было бы опасным, белый волк мог сделать тогда восстание, поэтому...летальный исход.
Вот Дикий откинул что есть мочи белого в сторону, как раз туда, где находился Алый и отдал приказ, которому хочешь не хочешь - придется повиноваться. Белый Ферзь зарычал и, долго не обдумывая, напрыгнул на бедного Зарокса сверху, цепляясь тому зубами за холку. Он попытался потрепать того, но он оказался тяжеловат, поэтому Ферзь держал что есть мощи пасть, стараясь не отпустить и ожидая Костеса, который, к слову, пришел немного позднее самого Алого.
Ферзь не слышал и не слушал, что сейчас говорят за его спиной, он выполнял приказ и его теперь мало кто остановит.

+1

24

Ожидаются действия Зарокса.

0

25

Зарокс проклял свою глупость и осознав, что фактично он уже побежден и является падалью в глазах Дикого. Что же это? Бежать некуда, а умирать не хочется. Волк ненадолго задержал взгляд на Рейкстрир и даже на мгновенье убрал с морды оскал. "Что же она делает? Меня-то не жалко, все равно сдох бы через пару дней...Зачем же она себе сама могилу роет?" Никто и никогда не делал попытки заступиться за него, да и еще в такое беспокойное время. Краем глаза, крестоносец уловил появление Костеса и сжал зубы покрепче. Вот и конец.
Больно ударившись о землю, белый на секунду прикрыл глаза. Приказ Дикого, рычание состайников, которые уже горели исполнить данное задание. Зарокс подумал, а стоит ли сейчас вообще что-то делать? Можно просто обмякнуть и ждать, пока твою жизнь не оборвут. Зачем уже рыпаться, если конец неизбежен? "Ааа нет, помирать не хочу. Потом как нибудь" . Светлый вскинул глаза вверх и заметив мелькнувшее белое пятно, оскалился и попытался перекатиться в сторону и избежать встречи с зубами универсала.
-Ублюдок!- зарычал крестоносец, злобно сверкая глазами.
Если и помирать, так с песней и заодно врагов побольше на тот свет забрать. Дикий уже не представлял большой опасности, теперь против него два противника и надо следить в оба. Ферзь здесь, а значит Костес подойдет предположительно со спины... Как бы там не было, валяться на земле нельзя и необходимо подняться поскорее.
Противнее всего было думать, что многие просто так выполняли приказы ненавистного вожака, в то время как Зар всячески пытался проявить свою непокорность. Вроде все они волки, да вот "собраны" по-разному.

+1

26

Ферзь наткнулся на пустую землю - Зарокс успешно откатился и может подскочить на лапы.

0

27

Сперва с волнением, затем с сопереживанием, ныне с угрюмым смирением Багира созерцала действо, которое, если ещё не стало таковым, то непременно обещало быть кровавым. Каждый в стае знал о резком нраве вожака. Даже совсем  юному рекруту, Рейкстрир, и то уже  представилась возможность понять, что к чему. Так какой бес завёлся в голове Зарокса? Что толкнуло его столь отчаянно и опрометчиво в одиночку бросить вызов Первому? Да и точку такую оживлённую для этого выбрать  – логово.  Место, где всегда найдётся пара-тройка несчастных на услужение фюреру. Чем же думал Зарокс…  Неосознанно хмуря брови, самка смотрела вперёд, но как бы сквозь силуэты самцов; как сосредоточенно она не рассуждала, понять белого дезертира так и не смогла.
Они с Рейкстрир стояли немного поодаль. Глубь пещеры, окутанная мраком днями, с наступлением вечера и вовсе становится беспросветно черна. Если Багира сделает пару шагов назад, её смольный силуэт совсем растворится в темноте этих стен. Только глаза золотые  продолжат с удрученностью разглядывать кобелей, поблёскивая во мраке. Не предчувствуя угрозы, крестоносец  наблюдала за разворачивающимися событиями. Схваченный Диким за загривок, Зарокс был скоро прижат к земле. Странное ощущение застыло в жилах самки в этот момент. Казалось бы: вот он, Призрак, был перед ней все эти дни. Бродил, здоровый и крепкий, чем-то, наверное, увлекался, что-то, возможно, замышлял. А теперь… Считай, больше его и нет. Багира не просто не верила, она и не думала даже, что из такой ситуации Зароксу удастся спастись. Картина смерти его, по мнению смольной, была неизбежна в окружении стольки-то морд, и уже стояла у самки перед глазами.
Рык схватки, царивший у входа, смешиваясь с шептаниями и какой-то едва различимой короткой говоркой, ясно разносился по всему логову. Заглушить его мало что смогло бы, но Рейкстрир удалось! Услышавшая первый громкий возглас в защиту Зарокса, Багира  опешила, глянув на рекрута. Гримаса чистого удивления исказила её морду.  Весь её вид,  изумлённый, но уже твёрдо-принципиальный вопил  - молчи, глупая, пока не поздно стихни! Но рекрут и не заметила, раззявив пасть уж и для следующих своих слов. Отвесив челюсть, Багира судорожно дёрнулась в сторону буро-серой волчицы – ну неужели та не понимает? – но только и успела, что подтолкнуть ту плечом, смазав тем самым лишь последние из её слов.
- Тебя какой леший укусил, дур-рная? – сгоряча, хотя скорее ошеломлённо, чем злостно воскликнула  самка, но замолчала тот час, как приметила фюрера, стремительно направлявшегося в их сторону. – Уши да хвост пр-рижми!
«Вот же беду накликала! Ну кто за язык потянул?».
Стоило самке цвета воронова крыла принять прежнее положение… Разъярённый, встрёпанный огромный самец уже стоял прямо перед ней и буро-серой, готовый в любую секунду, что удивительно ясно заметно было по его взгляду, разорвать молодую. Однако не сделал, только предостерёг Рейкстрир, клацая зубами в опасной близости от её морды. Затаив дыхание, Багира следила за вожаком. Под воздействием неких высших сил, златоглазой удавалось реже остальных попадаться под горячую лапу фюрера. Да вот… удастся ли теперь? То, что Дикий знал её имя и саму её в  лицо, конечно, скрашивало положение самки в стае, но меняло не слишком многое. Всё, в сущности, оставалось как прежде: малейший проступок, неверный шаг или неловко сказанное слово – билет на вылет. От сердца Багиры отлечь не успело – медовый взгляд  Дикого, с застывшим в нём вопросом,  устремился на неё. Но что же она может ответить? Ведь разве предвиделся от самки, забившейся сперва к стене, подобный скачок храбрости? Прижав уши, Багира  аккуратно взглянула на чёрного. И, понимая, что молчать нельзя, заговорила: - Пер-рвый день в стае, пор-рядков не знает, вот и ляпает, что на ум пр-ридёт, не р-раздумывая, - слова, выдаваемые довольно мягким от природы голосом хищницы, внятности своей не утратили. - Не повтор-рится больше.
Замерев, Багира так и стояла, осматривая морду вожака. Такова жизнь в Мёртвой Земле. Здесь, будь ты даже праведный умница, гнев высших с лихвой может перекинуться на тебя. Тогда и сам жизни, как ушей, не увидишь. Потому всё, на что могла сейчас рассчитывать самка – она сама, ведь то, что обещалась выполнить, выполняла всегда.

+1

28

Опять же, у Зарокса есть пара секунд чтобы вскочить на лапы.

0

29

Осечка. Страшная, непоправимая ошибка. Рейкстрир пропустила предостереженье Багиры. Чёрно-бурой казалось, что она спасает Зарокса, посему оторвать её от этого занятия мог, пожалуй только… Дикий направлялся в сторону новорождённой, предварительно пред этим откинув крестоносца и отдав приказ об умерщвлении.
Всё это время Стрир именно казалось, что она принесла своими словами пользу. Нет, наоборот. Ситуация лишь ухудшилась. Потому что теперь достанется не только белому проводнику, но ещё и новой знакомой чёрной волчице – хотя она здесь вовсе не виновата!  - и в заключении – самой Рейкстрир. Волчица периодически перекидывала взгляд на белого крестоносца, который сейчас был в лапах двух волков, подоспевших последними. «Прости, Зарокс…». Как забавно получилось… Рей думалось, что кто-то из этих двоих сделает первый бросок, а получилось так, что чёрно-бурая сама стала спусковым крючком. Хотя, наверное, Стрир всё-таки спасла Зарокса от одной вещи. Долгая мучительная смерть. Теперь, скорее всего, если белый проводник проиграет-таки, то его убьют быстро.
Рейкстрир снова перевела взгляд на Дикого. В голове что-то так и кричало, будто поддразнивая волчицу: «Ошиблась! Глупо ошиблась! Просчитала-а-ась!». И чёрно-бурая тщетно мотала головой, стараясь выкинуть из головы этот пронизывающий голос, мешали картины боя Заркоса и двух волков, которые Стрир видела краем глаза.
В чувство чёрно-бурую привёл крик Дикого. Хищница уставилась на вожака янтарными глазами, стараясь больше не отвлекаться на происходящее вокруг. Каждая реплика вызывала бурю гнева, желание буркнуть что-то в ответ, в свою защиту просто зашкаливало. Но Рейкстрир упорно одёргивала себя, заставляла молчать. Договорилась уже. Первый всё наступал и, будто медведь, громко ревел. Новорождённая же не сдвинулась с места, лишь приподняла немного правую лапу и отклонила шею, отводя уши назад и продолжая пронзительно смотреть в бешеные глаза вожаку. Это как игра в гляделки, только немного с другими правилами. Кто первый отведёт взгляд, тот проиграл, тот ниже. Наверное, именно так и стоило поступить Рей, но она отчего-то не желала этого делать.
Дикий вынес предупреждение, если это можно так назвать и вдогонку клацнул зубами прямо возле самого носа Рейкстрир. Волчица в этот момент дёрнулась, прикрыв на секунду глаза. «Знай своё место, падаль…» - эхом отдалось в голове. Как бы не хотелось крикнуть чего-нибудь в свою защиту, Рей молчала. Разве Дикий сейчас не прав? Смотришь на ситуацию немного с другой стороны и оказывается, что прав. Ведь, кто сейчас такая Рейкстрир? Новенькая, день не прожившая здесь, не знающая устоев, морали этих мест, и вот зачем-то лезет туда, куда не просят!
Чёрно-бурая молча смотрела в песочный пол под лапами, вслушиваясь в каждое слово чёрной волчицы. Она оправдывала Рейкстрир, стараясь выйти из этой ситуации с минимальным проигрышем, как и несколько минут назад попыталась это сделать сама Рей. Теперь Стрир обязана, кажется, своей жизнью этой чёрной особе, имя которой до сих пор ещё не знала.

+4

30

Напряжение, заставшее в глазах предводителя, должно было быть известно каждому стайному, важно, чтобы новичок сразу усвоил свой первый урок - попытка воспротивиться воле Бога и его гласа, который представляет собой вожака Мертвой Земли, смертельно наказуема. Особенно тогда, когда новичок впервые видит место, где ей придется жить. Дикому было плевать, как она будет заслуживать свое место в иерархии (имеется ввиду психологическую позицию среди остальных, попытка утвердить свой авторитет), он знает одно: с этих пор она будет помнить это главное и очень простое правило. И если найдется дурень, который попытается выбить это понимание из ее головы... ее волчице не сносить. А Дикий в вопросах умерщвления был первым из числа - палец в пасть не клади, дай убить кого-нибудь.
Просверливая Багиру взглядом, волк едва воздерживался от оскала - губа то и дело дергалась, обнажая лишь самые кончики клыков, да нос ходил вверх-вниз. Нашла способ выкрутиться и спасти непутевую новорожденную, но надолго ли? Дикий по природе своей женский пол плохо переносил на дух, считая их слабыми и для боя не приспособленными, да и впрочем, редко когда ошибался - сколько волчиц полегло только по одной простой воле тирана. Багиру белополосый выделял за особое умение говорить то, что требуется, что даже у кобелей встретишь редко. И наверняка именно поэтому за ее покладистость и умение вести с Диким диалог, он и уважал ее. Да, уважал. Хотя это не значило, что альфа готов был простить ей какую-либо оплошность.
- Так займись ей, - прорычал в ответ волчице Первый, причем так грубо и сурово, как будто в его пасти застряли деревяшки, и он пытался их перемолоть одним языком.
Переведя глаза на Рейкстрир, белополосый гневно фыркнул в ее сторону, дернув мордой и показательно раскрыл пасть, будто приготовившись к боевым действиям. Но нет, то была только демонстративная поза, повествующая о том, что глаза альфы следят за новорожденной, и любая ошибка может стоить ей жизни.
В Мертвой Земле жить трудно, с такими тираническими законами, но Дикий при любой попытке смягчить его делался еще хуже. Терпеть не мог слабости, милостей, красивостей - его тошнило от этого. А ведь некоторые так и вели себя - добротно, расслабленно, без особого напряжения... И только представ перед Диким начинаешь чувствовать, как непроизвольно сжимаются челюсти, как рефлекторно поджимается хвост и уши, ибо не то, чтобы любое слово, любой жест, выказанный неподобающим образом может спровоцировать правителя на гнев.
Развернувшись и потеряв всякий интерес к волчицам (раздал задания, чего уж там), альфа встретил другую, более увлекательную картину: глазам белополосого предстала кутерьма из трех тел и хвостов.
- Кончай с ним уже! - бесстрастно пророкотал на всю пещеру Дикий, дернув вперед мордой и обходя волков по окружности, готовый в нужный момент перехватить бунтовщика и выполнить свой же приказ самостоятельно.

+1


Вы здесь » Наследие | Волчья Песнь » Нижний Тэмен » Логово Мертвоземцев